-----------------------------------------------------------------------
   Пер. с яп. - Н.Фельдман.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 1 October 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   1

   Была осенняя полночь. В Нанкине в доме на улице Циванцзе сидела бледная
девушка-китаянка и, облокотившись на старенький стол, со  скучающим  видом
грызла арбузные семечки, которые брала с лакированного подносика.
   Лампа на столе светила слабо. Ее свет  не  столько  рассеивал  темноту,
сколько усугублял унылый вид комнаты. В углу у стены с ободранными  обоями
свешивался пыльный полог  над  тростниковой  кроватью,  небрежно  накрытой
шерстяным одеялом. По другую сторону стола  стоял,  как  будто  позабытый,
старенький стул. Кроме этих вещей, самый внимательный взгляд не  обнаружил
бы ничего, что могло бы служить украшением комнаты.
   Но время от времени девушка переставала грызть семечки и, подняв  ясные
глаза, пристально смотрела на противоположную стену:  в  самом  деле,  там
прямо перед ней на крючке скромно висело маленькое бронзовое  распятие.  А
на нем смутной  тенью  вырисовывался  полустертый  незатейливый  барельеф,
изображавший распятого Христа с высоко  раскинутыми  руками.  Каждый  раз,
когда девушка смотрела на  этого  Иисуса,  выражение  грусти  за  длинными
ресницами на мгновенье исчезало, и вместо него в ее глазах  загорался  луч
наивной  надежды.  Но  девушка  сейчас  же  отводила  взгляд,  каждый  раз
вздыхала, устало поводила плечами, покрытыми кофтой из  черного  шелка,  и
снова принималась грызть арбузные семечки.
   Девушку звали Сун Цзинь-хуа,  это  была  пятнадцатилетняя  проститутка,
которая, чтобы свести концы с концами, по ночам принимала в  этой  комнате
гостей.  Среди  многочисленных  проституток  Циньвая   девушек   с   такой
наружностью, как у нее, безусловно, было много. Но чтобы нашлась другая  с
нравом столь же нежным, как у Цзинь-хуа, во  всяком  случае,  сомнительно.
Она, - в отличие от своих товарок, других продажных женщин, -  не  лживая,
не  взбалмошная,  с  веселой  улыбкой  развлекала  гостей,   каждую   ночь
посещавших ее угрюмую комнату. И если их плата изредка оказывалась  больше
условленной, она радовалась,  что  может  угостить  отца  -  единственного
близкого ей человека - лишней чашечкой его любимого сакэ.
   Такое поведение  Цзинь-хуа,  конечно,  объяснялось  ее  характером.  Но
имелась еще и другая причина,  а  именно:  она  с  детства  придерживалась
католической  веры,  в  которой  ее  воспитала  покойная   мать,   о   чем
свидетельствовало висевшее на стене распятие.
   Кстати сказать, как-то раз  у  Цзинь-хуа  из  любопытства  провел  ночь
молодой  японский  турист,  приехавший  весной   этого   года   посмотреть
шанхайские скачки и заодно полюбоваться видами Южного Китая. С  сигарой  в
зубах, в  европейском  костюме,  он  беспечно  обнимал  маленькую  фигурку
Цзинь-хуа, сидевшую у него на коленях, и, случайно заметив крест на стене,
недоверчиво спросил на ломаном китайском языке:
   - Ты что, христианка?
   - Да, меня крестили пяти лет.
   - А занимаешься таким ремеслом?
   В его голосе слышалась насмешка. Но Цзинь-хуа, положив к нему  на  руку
головку  с  иссиня-черными  волосами,  улыбнулась,  как  всегда,   светлой
улыбкой, обнажавшей ее мелкие, ровные зубки.
   - Ведь если б я не занималась этим ремеслом, и отец и я, мы оба  умерли
бы с голоду.
   - А твой отец - старик?
   - Да... он уже с трудом держится на ногах.
   - Однако... Разве ты не думаешь о том, что если будешь заниматься таким
ремеслом, то не попадешь на небо?
   - Нет. - Мельком взглянув на распятие, Цзиньхуа задумчиво произнесла: -
Я думаю, что господин Христос на небе сам, наверное, понимает, что у  меня
на сердце. Иначе господин Христос был бы  все  равно  что  полицейский  из
участка в Яоцзякао.
   Молодой японский турист  улыбнулся.  Он  пошарил  в  карманах  пиджака,
вытащил пару нефритовых сережек и сам вдел их ей в уши.
   - Эти сережки я купил, чтобы отвезти их в подарок в Японию, но дарю  их
тебе на память об этой ночи.
   И действительно, с той ночи, как она впервые приняла  гостя,  Цзинь-хуа
была спокойна в этой своей уверенности.
   Однако месяц спустя эта набожная проститутка, к несчастью, заболела:  у
ней появились злокачественные сифилитические язвы.  Услышав  об  этом,  ее
товарка Чэн Шань-ча посоветовала ей пить опийную водку,  уверяя,  что  это
унимает боль. Потом другая ее  товарка  -  Мао  Ин-чунь  -  с  готовностью
принесла ей остатки пилюль "гунланьвань" [пилюли с ртутью против сифилиса]
и  "цзялуми"  [мазь  с  каломелью  против  сифилиса],  которые  она   сама
употребляла. Но,  несмотря  на  то,  что  Цзинь-хуа  сидела  взаперти,  не
принимала гостей, здоровье ее почему-то нисколько не улучшалось.
   И  вот  однажды  Чэн  Шань-ча,  зайдя  навестить  Цзинь-хуа,  с  полной
убежденностью сообщила ей  такой  (явно  основанный  на  суеверии)  способ
лечения:
   - Раз твоя болезнь перешла на тебя  от  гостя,  то  поскорей  отдай  ее
кому-нибудь обратно. И тогда ты через два-три дня будешь здорова.
   Цзинь-хуа сидела, подперев щеку рукой, и подавленное выражение ее  лица
не изменилось. Но, по-видимому, слова Шань-ча пробудили  в  ней  некоторое
любопытство, и она коротко переспросила:
   - Правда?
   - Ну да, правда! Моя сестра тоже никак не могла поправиться, вот как ты
сейчас. А как передала болезнь гостю, сразу же выздоровела.
   - А гость?
   - Гостя-то жаль! Говорят, он от этого даже ослеп.
   Когда Шань-ча ушла, Цзинь-хуа, оставшись  одна,  опустилась  на  колени
перед  распятием  и,  подняв  глаза  на  распятого  Христа,  стала  горячо
молиться:
   - Господин Христос на небесах! Для того  чтоб  кормить  моего  отца,  я
занимаюсь презренным ремеслом. Но  мое  ремесло  позорит  только  меня,  а
больше я никому не причиняю зла. Поэтому я думаю, что, даже  если  я  умру
такой как есть, все равно я непременно попаду на небо. Но  теперь  я  могу
продолжать заниматься своим ремеслом, только если передам  болезнь  гостю.
Значит, пусть даже мне придется умереть с голода, - а тогда  болезнь  тоже
пройдет, - я должна решить не спать больше ни с кем в одной постели.  Ведь
иначе я ради своего  счастья  погублю  человека,  который  не  сделал  мне
никакого зла! Но я все-таки женщина. Я могу в  какую-то  минуту  поддаться
соблазну. Господин Христос на небесах! Пожалуйста, оберегайте меня!  Кроме
вас, мне не от кого ждать помощи.
   Приняв такое решение,  Цзинь-хуа,  как  ни  уговаривали  ее  Шань-ча  и
Ин-чунь, больше не пускала к себе гостей. А если иногда к ней заходили  ее
постоянные гости, она позволяла себе только посидеть, покурить  с  ними  и
больше не исполняла никаких их желаний.
   - У меня страшная болезнь. Если вы ляжете со мной, она пристанет к вам,
- говорила Цзинь-хуа всегда, когда пьяный гость все же пытался насильно ею
овладеть, и даже не стыдилась  показывать  доказательства  своей  болезни.
Поэтому гости постепенно перестали к ней ходить.  И  жить  ей  становилось
день ото дня труднее.
   В этот вечер она долго сидела, облокотившись на стол, ничего не делая и
задумчиво глядя перед собой. Гости по-прежнему не заходили к  ней.  А  тем
временем надвигалась ночь, все  затихло,  и  до  ушей  Цзиньхуя  откуда-то
доносилось только стрекотанье сверчка. К тому же в нетопленой  комнате  от
каменного пола поднимался холод, который, как вода,  пропитал  сначала  ее
серые шелковые туфельки, а потом и изящные ножки в этих туфельках.
   Цзинь-хуа некоторое время задумчиво смотрела  на  тусклый  свет  лампы,
потом вздрогнула и подавила легкую зевоту. Почти в ту же  минуту  крашеная
дверь  вдруг  открылась  от  толчка,  и  в  комнату  ввалился   незнакомый
иностранец. Вероятно, оттого, что дверь  распахнулась  настежь,  лампа  на
столе вспыхнула, и темная  комната  озарилась  странным  красным  коптящим
светом. Гость, с ног до головы озаренный этим  светом,  отступил  назад  и
тяжело прислонился к крашеной двери, которая тут же захлопнулась.
   Цзинь-хуа  невольно  поднялась  и   изумленно   уставилась   на   этого
незнакомого иностранца. Гостю было лет тридцать пять,  это  был  загорелый
бородатый мужчина с большими глазами, в коричневом полосатом пиджаке  и  в
такой же кепке. Одно только  было  непонятно:  хотя  он,  несомненно,  был
иностранцем, но, как ни странно, по его виду нельзя было определить, азиат
он или европеец. Когда он, с выбившимися из-под кепки черными волосами,  с
потухшей трубкой в зубах, встал у входа, заслоняя собой дверь,  его  можно
было принять за  мертвецки  пьяного  прохожего,  который  забрел  сюда  по
ошибке.
   - Что вам  угодно?  -  почти  с  укором  в  голосе  спросила  несколько
испуганная Цзинь-хуа,  не  выходя  из-за  стола.  Гость  покачал  головой,
показывая, что не понимает по-китайски.  Потом  вынул  изо  рта  трубку  и
произнес какое-то непонятное иностранное  слово.  На  этот  раз  Цзинь-хуа
пришлось покачать головой, от чего нефритовые  серьги  сверкнули  в  свете
лампы.
   Увидев, как она в замешательстве нахмурила свои красивые  брови,  гость
вдруг  громко  захохотал,  непринужденно  сбросил  кепку  и,  пошатываясь,
направился к ней.  Обессиленно  опустился  на  стул,  стоявший  по  другую
сторону стола. В эту минуту он показался Цзинь-хуа каким-то  близким,  как
будто она раньше его уже видела, хотя и не могла вспомнить, где  и  когда.
Гость бесцеремонно сгреб с подносика горсть арбузных семечек, но грызть их
не стал, а только пристально  посмотрел  на  Цзинь-хуа  и  опять,  странно
жестикулируя, заговорил на иностранном языке. Цзиньхуа  не  поняла  смысла
его  речи,  но,  хоть  и  смутно,  все  же  догадалась,  что  гость  имеет
представление о том, чем она занимается.
   Проводить долгие ночи с иностранцами, не  понимающими  по-китайски,  не
представляло для Цзиньхуа ничего необычного. Поэтому  она  опять  села  и,
улыбаясь приветливой улыбкой, что почти вошло у нее в привычку,  принялась
болтать, усыпая свою речь совершенно  непонятными  гостю  шутками.  Однако
гость через два слова в третье так весело хохотал, словно  понимал  ее,  и
при этом жестикулировал еще быстрей, чем раньше.
   От гостя пахло водкой, но на его пьяном красном лице была разлита такая
мужественная жизненная сила, что казалось, в  этой  унылой  комнате  стало
светлей. Во всяком случае, в  глазах  Цзинь-хуа  он  был  прекраснее  всех
иностранцев,  которых  она  до  сих  пор  видела,  не  говоря  уже  о   ее
соотечественниках из Нанкина. Тем не менее она никак не  могла  отделаться
от  ощущения,  что  где-то  раньше  встречалась  с  ним.  Глядя   на   его
свешивающиеся на лоб черные кудрявые волосы и все время  весело  улыбаясь,
она изо всех сил старалась вспомнить, где же она видела это лицо раньше.
   "Не тот ли это, который ехал с толстой женой на шаланде? Нет, нет,  тот
гораздо рыжее. А может быть,  это  тот,  который  фотографировал  мавзолей
Кун-цзы [великий китайский мыслитель Конфуций (551-497  гг.  до  н.э.)]  в
Циньвае? Но тот был как будто  старше  этого  гостя.  Да,  да,  однажды  я
видела, как перед рестораном у моста в Лидацяо толпился народ  и  какой-то
человек, точь-в-точь похожий на этого гостя, толстой палкой бил  по  спине
рикшу. Пожалуй... однако у того глаза как будто были синее".
   Пока Цзинь-хуа раздумывала об этом, иностранец все  с  тем  же  веселым
видом набил трубку и, закурив, выпустил приятно  пахнущий  дым.  Потом  он
вдруг опять что-то сказал, засмеялся, на этот раз тихонько, и, подняв  два
пальца, поднес их к глазам Цзиньхуа,  показывая  жестом:  "два".  Что  два
пальца обозначают два доллара, это, разумеется, было известно всем. Однако
Цзинь-хуа, больше не принимавшая гостей, по-прежнему ловко щелкала семечки
и, тоже улыбаясь, в знак отказа два раза  отрицательно  покачала  головой.
Тогда гость, нахально  облокотившись  на  стол,  при  слабом  свете  лампы
придвинул свое осоловелое лицо к самому лицу Цзинь-хуа и пристально на нее
уставился, а потом с выжидательным видом поднял три пальца.
   Цзинь-хуа, все еще с семечками в зубах, немного отодвинулась, и лицо ее
выразило смущение. Гость, по-видимому, подумал, что она не отдается за два
доллара. А между тем было совершенно невозможно объяснить ему, в чем дело,
раз он не понимает по-китайски. Горько раскаиваясь  в  своем  легкомыслии,
Цзинь-хуа  холодно  отвела  глаза  в  сторону  и  волей-неволей  еще   раз
решительно покачала головой.
   Однако   иностранец,   слегка   улыбнувшись   и   как   будто   немного
поколебавшись, поднял четыре пальца и снова сказал что-то  на  иностранном
языке. Вконец растерявшись, Цзинь-хуа подперла щеку рукой и не в состоянии
была даже улыбнуться, но в эту минуту она решила, что,  раз  уж  дело  так
обернулось, ей остается только качать головой до тех пор,  пока  гостю  не
надоест. Но тем временем на руке гостя, как будто хватая что-то невидимое,
раскрылись все пять пальцев.
   Потом в течение долгого времени они вели разговор с  помощью  мимики  и
жестов. Настойчиво прибавляя  по  одному  пальцу,  гость  в  конце  концов
показал, что ему не жалко даже десяти долларов. Но даже  десять  долларов,
большая сумма для проститутки, не поколебали решения Цзинь-хуа. Еще раньше
встав со стула, она стояла боком к столу, и когда гость показал ей  пальцы
обеих рук, она сердито топнула  ногой  и  несколько  раз  подряд  покачала
головой. В тот же миг распятие, висевшее на стене, почему-то  сорвалось  с
крючка и с легким звоном упало на каменный пол к ее ногам.
   Цзинь-хуа поспешно протянула руку и бережно  подняла  распятие.  В  эту
минуту она случайно взглянула на лицо распятого Христа, и, странная  вещь,
это лицо  оказалось  живым  отображением  лица  иностранца,  сидевшего  за
столом.
   "То-то мне показалось, что я где-то раньше его видела, - ведь это  лицо
господина Христа!"
   Прижимая бронзовое распятие к груди, покрытой черной  шелковой  кофтой,
Цзинь-хуа ошеломленно уставилась на сидевшего против нее гостя.  Гость,  у
которого красное от вина лицо по-прежнему было освещено лампой,  время  от
времени попыхивал трубкой и многозначительно  улыбался.  И  его  глаза  не
отрываясь скользили по  ее  фигурке,  по  белой  шее  и  ушам,  с  которых
свешивались нефритовые серьги. Но Цзиньхуа казалось, что даже в таком виде
он полон какого-то мягкого величия.
   Немного погодя гость вынул трубку изо рта и, многозначительно  наклонив
голову, смеющимся  голосом  что-то  сказал.  Эти  слова  подействовали  на
Цзиньхуа, как шепот искусного  гипнотизера.  Не  забыла  ли  она  о  своем
великодушном  решении?  Опустив  улыбающиеся  глаза  и  перебирая   руками
бронзовое распятие, она стыдливо подошла к таинственному иностранцу.
   Гость пошарил в кармане брюк и,  побрякав  серебром,  некоторое  время,
любуясь, смотрел на Цзиньхуа смеющимися, как и прежде, глазами.  Но  вдруг
улыбка в его глазах сменилась горячим блеском, гость вскочил со  стула  и,
крепко обняв Цзинь-хуа, прижал  ее  к  своему  пахнущему  водкой  пиджаку.
Цзинь-хуа,   словно   теряя   сознание,   с   запрокинутой   головой,   со
свешивающимися нефритовыми сережками, но  с  румянцем  на  бледных  щеках,
зачарованно смотрела  в  его  лицо,  придвинувшееся  прямо  к  ее  глазам.
Разумеется, ей уже было не до того, чтобы раздумывать, отдаться  ли  этому
странному иностранцу или уклониться от его поцелуя  из  опасения  заразить
гостя. Подставляя губы его бородатому рту, Цзинь-хуа знала только  одно  -
что ее грудь заливает радость жгучей, радость впервые познанной любви.



   2

   Через несколько часов в комнате  с  уже  потухшей  лампой  еле  слышное
стрекотанье кузнечиков  придавало  осеннюю  грусть  сонному  дыханию  двух
людей, доносящемуся  с  постели.  Но  сон,  который  в  это  время  снился
Цзинь-хуа, вознесся  из-под  пыльного  полога  кровати  высоко-высоко  над
крышей в лунную звездную ночь.


   ...Цзинь-хуа сидела на стуле из красного сандалового  дерева  и  кушала
палочками разные блюда, расставленные  на  столике.  Тут  были  ласточкины
гнезда, акульи плавники, тушеные яйца, копченый карп, жареная свинина, уха
из трепангов - всего не перечесть. А посуда вся состояла из красивых  блюд
и мисок, сплошь расписанных голубыми лотосами и золотыми фениксами.
   За ее спиной было окно, завешенное кисейной занавеской, и оттуда - там,
должно быть, протекала река  -  слышалось  непрестанное  журчанье  воды  и
всплеск весел. Цзинь-хуа казалось, будто она  в  своем  родном  с  детства
Циньвае, Но она, несомненно, находилась сейчас в небесном граде, в доме  у
Христа.
   Время от времени Цзинь-хуа опускала палочки и осматривалась кругом.  Но
в просторной комнате видны были только столбы с резными фигурами  драконов
и горшки с большими хризантемами, окутанные паром от кушаний;  кроме  нее,
больше не было ни души.
   И  все  же,  как  только  блюдо  пустело,  перед   глазами   Цзинь-хуа,
распространяя теплый аромат, откуда-то появлялось другое. И вдруг  жареный
фазан, к которому она еще не успела  прикоснуться,  захлопал  крыльями  и,
опрокинув сосуд с вином, взвился к потолку.
   В это время Цзинь-хуа заметила, что кто-то неслышно подошел сзади к  ее
стулу. Поэтому, не кладя палочек, она быстро оглянулась. Там, где, как она
почему-то думала, должно было находиться окно, вместо  окна  на  стуле  из
сандалового дерева, застланном атласным покрывалом,  с  длинной  бронзовой
трубкой для кальяна в зубах величественно сидел незнакомый иностранец.
   Цзинь-хуа с первого же взгляда увидела,  что  это  тот  самый  мужчина,
который пришел к ней сегодня ночью. Только над головой  этого  иностранца,
на расстоянии одного сяку,  висел  в  воздухе  тонкий  светящийся  ободок,
похожий на трехдневный месяц.
   Тут вдруг перед Цзинь-хуа, как будто выскочив прямо из стола, появилось
на большом блюде  вкусное  ароматное  кушанье.  Она  сейчас  же  протянула
палочки и хотела было взять лакомый кусочек, но вдруг вспомнила о  сидящем
сзади иностранце, оглянулась через плечо и застенчиво сказала:
   - Не сядете ли и вы сюда?
   - Нет, ешь одна. Если ты съешь это, то твоя болезнь за ночь пройдет.
   Иностранец с нимбом, не вынимая изо рта  длинной  трубки  для  кальяна,
улыбнулся улыбкой, исполненной беспредельной любви.
   - Значит, вы не хотите покушать?
   - Я? Я не люблю китайской кухни. Ты меня еще не узнала?  Иисус  Христос
никогда не ел китайских блюд.
   Сказав это, нанкинский Христос медленно поднялся с сандалового стула и,
подойдя сзади, нежно поцеловал в щеку ошеломленную Цзинь-хуа.


   Цзинь-хуа очнулась  от  райского  сна,  когда  по  тесной  комнате  уже
разливался холодный осенний рассвет. Но под  пыльным  пологом  в  постели,
похожей на лодочку, еще царил теплый  полумрак.  В  этой  полутьме  смутно
вырисовывалось запрокинутое, с  еще  закрытыми  глазами,  лицо  Цзинь-хуа,
закутанной по самый подбородок в выцветшее  старое  шерстяное  одеяло.  На
бледных щеках, вероятно от ночного пота, слиплись  спутанные  напомаженные
волосы, а между полураскрытыми губами,  как  крупинки  риса,  чуть  белели
мелкие зубки.
   Хотя Цзинь-хуа проснулась, душа ее еще бродила среди видений ее  сна  -
пышные хризантемы, плеск воды, жареные фазаны,  Иисус  Христос...  Но  под
пологом становилось все светлей, и в ее блаженные грезы  стало  вторгаться
отчетливое сознание грубой действительности, сознание того, что вчера  она
легла на эту тростниковую постель вместе с таинственным иностранцем.
   "А вдруг болезнь пристанет к нему..."
   От этой мысли Цзинь-хуа сразу стало тяжело, и ей показалось, что она не
в силах будет сегодня  утром  еще  раз  взглянуть  ему  в  лицо.  Но,  уже
проснувшись, все еще не видеть его милого загорелого лица было для нее еще
тяжелей. Поэтому, немного поколебавшись, она робко открыла глаза и окинула
взглядом постель под пологом, где уже стало совсем светло.  Однако,  к  ее
удивлению, в комнате, кроме нее самой, закутанной в  одеяло,  не  было  не
только иностранца с лицом,  похожим  на  распятого  Христа,  но  и  вообще
никого.
   "Выходит, и это мне приснилось"...
   Цзинь-хуа сбросила грязное одеяло и привстала. Затем,  протерев  обеими
руками глаза, она приподняла тяжело свисавший полог и все  еще  заспанными
глазами оглядела комнату.
   В комнате в холодном утреннем воздухе  все  предметы  вырисовывались  с
беспощадной отчетливостью. Старенький стол, потухшая лампа, стулья -  один
валялся на полу, другой был повернут к стене,  -  все  было  так  же,  как
накануне вечером. Мало того, в самом деле, на  столе,  среди  разбросанных
арбузных семечек, тускло  блестело  маленькое  бронзовое  распятие.  Мигая
ослепленными глазами и оглядывая комнату, Цзинь-хуа некоторое время сидела
на смятой постели и, зябко поеживаясь, не двигалась с места.
   - Нет, это был не сон... - прошептала  Цзинь-хуа,  думая  о  непонятном
исчезновении иностранца. Конечно, можно было подумать, что  он  потихоньку
ушел из комнаты, пока она спала. Но ей не верилось, что он, так горячо  ее
ласкавший, ушел, не сказав ни слова на прощанье, - вернее, ей было слишком
тяжело этому поверить. К тому  же  она  забыла  получить  у  таинственного
иностранца обещанные десять долларов.
   "Неужели он и вправду ушел?"
   С тяжелым сердцем она хотела было надеть сброшенную  на  одеяло  черную
шелковую кофту. Но вдруг ее протянутая рука остановилась,  и  лицо  залила
живая краска. Услышала ли она за крашеной дверью звук шагов  таинственного
иностранца  или  запах  водки,  пропитавший  подушки  и  одеяла,  пробудил
смутившие ее воспоминания ночи? Нет, в этот  миг  Цзиньхуа  почувствовала,
что   благодаря   чуду,   свершившемуся   в   ее   теле,   злокачественные
сифилитические язвы за одну ночь бесследно исчезли.
   "Значит, это был Христос!"
   Не помня себя, она в одной рубашке  чуть  не  скатилась  с  постели  и,
преклонив колена на  холодном  каменном  полу,  как  прекрасная  Мария  из
Магдалы, беседовавшая с воскресшим господом, вознесла горячую молитву.



   3

   Однажды вечером весной следующего года молодой японский турист, который
когда-то уже посещал Цзинь-хуа, опять  сидел  против  нее  за  столом  при
тусклом свете лампы.
   - А распятие-то  все  еще  висит?  -  заметил  он  в  разговоре  слегка
насмешливым тоном,  и  тогда  Цзиньхуа,  сразу  же  сделавшись  серьезной,
рассказала ему удивительную историю о  том,  как  Христос,  сойдя  однажды
ночью в Нанкин, исцелил ее от болезни.
   Слушая этот рассказ, молодой японский турист думал про себя вот что:
   "Я знаю этого иностранца.  Это  японо-американский  метис.  Зовут  его,
кажется, Джордж Мерри. Он  хвастался  моему  знакомому  корреспонденту  из
агентства Рейтер, что однажды в Нанкине  провел  ночь  с  проституткой,  с
христианкой, а когда  она  сладко  заснула,  потихоньку  сбежал.  Когда  я
прошлый раз был в Нанкине, он как раз остановился в том же отеле, что и я,
так что в лицо я его до сих пор помню. Он выдавал себя  за  корреспондента
английской газеты, но был совершенно недостойный, дурной человек. Потом он
на почве сифилиса сошел с ума... Выходит, что он,  пожалуй,  заразился  от
этой женщины. А она до  сих  пор  принимает  этого  беспутного  метиса  за
Христа! Открыть ли ей глаза? Или промолчать и оставить ее  навеки  в  этом
сне, похожем на старинные западные легенды?.."
   Когда Цзинь-хуа кончила, он, как  будто  опомнившись,  зажег  спичку  и
закурил душистую сигару. И, нарочно приняв заинтересованный вид, выжал  из
себя вопрос:
   - Вот как... Странно. И ты ни разу с тех пор не болела?
   - Нет, ни разу,  -  не  колеблясь  ответила  Цзиньхуа  с  ясным  лицом,
продолжая грызть арбузные семечки.

   22 июня 1920 г.

Популярность: 65, Last-modified: Wed, 04 Oct 2000 06:40:43 GMT