Blaine Lee Pardoe "Measure of a Hero"
     ©2003 Перевод Недосекина Дмитрия aka Mike_XIMIK (tanarek@mail.ru)


     Неожиданное скрежетание пронзило нейрошлем.
     Кузнечный Молот Один Призраку Один, у меня тут многочисленные вражеские
"тележки"  у задней двери. Повторяю,  они обходят  нас, чтобы зайти в тыл  и
будут здесь через пять минут.
     Черт, возьми! Арчер наполовину подозревал, что Полковник Блюхер сделает
что-то подобное. Время захлопнуть его ловушку все еще оставалось, просто его
стало совсем мало. - Понял. Призрак Один всем Молотам, откатывайтесь к югу и
вступайте в бой. Призраки,  ждать до тех пор, пока наши Молоты не соединятся
с нами, а потом вниз по холму.
     Справа  и  слева от  него земля  содрогнулась,  когда  бронетехника  на
воздушных  подушках  и  колесах пророкотала мимо  его  Penetrator`a и других
Роботов  Команды  Призрака,  направляясь  прямо  на  приближающуюся  Гвардию
Арктурана. Роботы Лиранского Альянса приостановили  движение вверх  по холму
и, казалось, застыли на мгновение,  боясь,  что их  неожиданно  превзошли по
числу и  огневой мощи,  они были  почти  сметены приливной  волной Роботов и
бронетехники.
     На открытой командной частоте Арчер выкрикнул  команду ясную каждому из
его людей. - Сближайтесь!








     Арчер Кристифори чувствовал неудобство, но движение только ухудшало его
положение.  Три сломанных  ребра  и  многочисленные порезы  приносили боль в
любой позе. Ему дали болеутоляющее, но медикаменты всего лишь оставили его в
ловушке где-то между агонией и беспамятством.
     Он уставился на вентилятор, вращавшийся под потолком, размышляя  о том,
как  долго он должен  будет  провести в этом полевом госпитале. Он надеялся,
что  это   не  продлиться  больше   двух-трех  дней.  Он   подергал  правой,
неповрежденной  рукой  по  простыне  в сотый,  проклятый раз, пытаясь  найти
сносное положение.
     Этот   ад  длился  уже  неделю.  Месяцы  грандиозного  путешествия   из
Внутренней  Сферы в Пространство Кланов,  смешались в  неожиданно пришедшем,
быстром ужасе.  Экспедиционное  Войско  Бульдог  прибыло в  систему Хантресс
несколькими   днями   раньше,  и   ни   моментом   позже   необходимого.  От
Экспедиционного Войска Змей, другой половины кампании по остановке вторжения
Кланов,  осталось лишь  горстка боеспособных подразделений.  Так  далеко  от
дома,  Змеи нуждались в  людях  и  материалах,  чтобы  завершить уничтожение
Дымчатых Ягуаров.
     Подразделение  Арчера, Десятая Лиранская  Гвардия,  было частью  Войска
Бульдог, когда они пришли на Хантресс.  Он помнил  вхождение  его Шаттлов  в
штормливое небо планеты.  Он и остаток  его  подразделения  были  заперты  в
кокпитах  своих  Роботов,  ожидая  сигнала  открытия  дверей.  Им  приказали
прикрывать  отступление Нортвиндских  Горцев, которые  бились  с Ягуарами  в
густой, вяжущей грязи Болот Дхуан.
     По мере того, как он то  терял сознание, то  приходил в себя, он слышал
шаги в зале.  Это  был  не  звук мягких тапочек нянек, а знакомый звон шпор,
безошибочная метка офицеров  Вооруженных  Сил  Федеративного Содружества. Он
приподнял  голову,  чтобы  разглядеть  тех,  кто  приближался,  и  несколько
размытых фигур появились в поле его зрения.
     Майор  Кристифори, -  услышал он, как сказал один из них. Арчер мигнул,
чтобы сфокусировать глаза.
     Сэр, - смог  ответить  он, поднимая  свою здоровую  руку, чтобы  отдать
честь, хотя и  лежал  на спине. Он моментально узнал Принца Виктора Дэвиона,
его командира и  главнокомандующего всего Экспедиционного Войска Змей, но не
распознал других офицеров, пришедших вместе с ним.
     Я  читал рапорты о  бое, составленные  Полковником  МакЛеодом  о  вашем
появлении и спасательной миссии, Майор. - Произнес Принц с легкой улыбкой. -
Вы прошли через ад.
     Арчер слегка тряхнул головой. - Не  совсем  так, сэр. Я просто следовал
приказам.
     Принц  тоже кивнул. - Я не требовал высадки прямо в гущу продвигающихся
Дымчатых Ягуаров, Майор.
     Арчер   слегка   прикрыл  глаза.  Память  пробилась  сквозь  его  мозг,
затуманенный медикаментами.

     Шаттл  затрясся. - Капитан Стронг,  посадите  нас  прямо между  Горцами
Нортвинда и Ягуарами, - приказал Арчер.
     Принято, Майор, - послышался ответ в наушниках Арчера. - Одна минута до
посадки, отсчет начат. В зоне высадки горячо.
     Он переключился на частоту  Командной  Роты. - У  нас не много времени,
так что слушайте. Наша миссия заключается в том,  чтобы выручить Горцев. Эти
люди  заплатили кровью за  успех этой операции,  и мы здесь для того,  чтобы
удостовериться в том, что они доживут до того момента, когда смогут отметить
победу.  Мне нужен широкий  фронт между  Ягуарами и Горцами. Образуем боевую
линию  с Командным  Звеном  на  левом фланге,  Ударник в центре, а Ходок  на
правом.
     Ваши приказы просты. Ни один Ягуар не должен пройти до Горцев.
     Сэр, - произнес Лейтенант  Мосс, - они превосходят нас числом и огневой
мощью.  Вторая  рота  будет  здесь  через  двадцать минут. Не  должны ли  мы
подождать?
     Эти парни уже прошли через преисподнюю. Мы собираемся закончить то, что
они начали. Помните, ни один Ягуар не должен пройти сквозь наши ряды.

     Глаза Арчера медленно открылись. - Вами было приказано выручить Горцев,
сэр. Если бы я ждал, то хорошие воины погибли бы. Уже слишком многие умерли.
     Принц кивнул. -  Я не критикую  то, что вы  сделали, Майор. Я восхваляю
это. Вы не только заняли неплохую  позицию, вы  взяли инициативу в свои руки
без   промедления.   В   соответствии   с  рапортами,   заполненными  вашими
командирами,  вы  лично вступили  в бой с  шестью  Роботами Дымчатых Ягуаров
одновременно.
     Арчер   глубоко   вздохнул,  часть  его   все   еще  была   потеряна  в
воспоминаниях.

     Множественные  вражеские "тележки"  быстро  приближаются,  все являются
тяжелыми моделями, - произнес Лейтенант Фриско по линии связи. Его голос был
наполнен страхом.
     Сенсоры малого радиуса действия Penetrator`a  Арчера также не  выдавали
приятной картины. Было слишком много Ягуаров, они  загоняли Горцев, как стая
гончих псов.
     Хорошо, ребята, в этот  момент мы  возвращаем  наш долг Змеям. Кланнеры
отбросили  свои собственные правила поединка,  так что держите головы прямо.
Вступайте  в  бой  сразу  с  несколькими врагами -  сразу со всеми. Бейте по
всему, что пытается прорвать нашу линию.
     Первым   приближающимся   Роботом   оказался   Vulture   Ягуаров,   его
зелено-серый камуфляж  уже был обожжен  и  пробит в  нескольких  местах.  Он
пересекал горный хребет справа от  него,  двигаясь вдоль его  линии. Vulture
даже не пытался вызвать его на бой. Он преследовал отступающих Горцев, а его
птичья походка, сужала поле зрения.
     Арчер повернул торс Penetrator`a и наклонил  джойстик вперед так, чтобы
прицельный  круг  лег  на  бегущего  Робота.  Он  зафиксировал  три  средних
пульсирующих лазера на внутренней части  прицела и продолжил движение своего
Робота, чтобы  сохранить дистанцию. Он тронул  лазеры,  и  воздух наполнился
яркой молнией, когда струи огня впились  в  бок и спину ОмниРобота  Ягуаров.
Пульсы  нашли свою цель, сотрясая Робота и разбрасывая броню. Бег ОмниРобота
быстро замедлился и сошел на нет, когда Клановец повернулся, чтобы встретить
атаку. Арчер двинулся дальше вверх по  холму, в то время  как  Dasher  также
попытался прорваться.  Игнорируя  Vulture, сближающегося с ним, он нацелился
на светло-коричневого Dasher`a и продолжил  огонь лазерами дальнего  радиуса
действия. Температура в кокпите скакнула вверх, и не на секунду.
     Шаттл Хилл, это Айронклад. Каково ваше РВП?  -  произнес он, пот стекал
по его глазам внутри нейрошлема.
     Айронклад, это Хилл. Мы будем здесь через двенадцать минут.
     Сделайте это за пять...

     Сообщения изменяли ситуацию, сэр, - произнес Арчер. - Шаттл Второй Роты
был только в  нескольких  минутах от места боя. Мой правый фланг поддавался,
но центр и  левый  держались.  Я просто  хотел подстрелить столько  Ягуаров,
сколько только  возможно, чтобы  связать их своими силами, и не позволить им
дорваться до Горцев.
     На  самом деле  остальная  часть  роты  была  вынуждена  отойти, но  вы
"держались за землю зубами".
     Арчер  покраснел  из-за нотки уважения, появившейся в  голосе Принца. -
Сэр,  вы были командиром  Десятой Гвардии  в  течение  долгого  времени.  Вы
знаете, что боевая ситуация изменчива.
     Но не  так, как  в  этом  случае,  Майор.  Когда вас подобрали,  вы уже
катапультировались.  Ваш  Робот  потерял  почти  восемьдесят пять  процентов
брони. Вокруг вас было шесть ОмниРоботов и  три Элементала, а в соответствии
с черным ящиком  вашего Penetrator`a, оказывается,  что именно вы уничтожили
их всех.

     Warhawk зашатался, когда единственный оставшийся у Арчера большой лазер
проник в  его  колено,  испаряя  активатор в  оглушительном взрыве  белого и
серого дыма. Он упал в грязь склона холма с такой силой, что его собственный
Робот  затрясся под ударом. Арчер прошел мимо упавшего Dasher`a, которого он
завалил несколько минут назад и осмотрел поле визуально  и с помощью сенсора
малого радиуса действия.
     Серо-черный Galahad карабкался по гребню справа от его позиции. Он  был
поврежден задолго до прибытия подразделения Арчера. Он выжил в долгом бое за
Хантресс и  бился  за выживание  Клана - его путь жизни. Galahad поднял свою
Пушку Гаусса вдоль длинного склона почти устало. Арчер понимал его  чувства.
Последние десять минут боя заставили отступить его отряд,  а его Робот почти
стал грудой  металла. Он нацелил свои собственные  четыре оставшиеся средние
пульсирующие лазеры и один  функционирующий РД  лазер  на  Galahad. Каким-то
образом он сумел выстрелить  первым, выпуская на свободу волну огня и  ярких
вспышек по врагу. Два  пульсирующих лазера промахнулись, угасая в  грязи под
ногами Робота. Большой лазер попал в голову Galahad`a, прямо в кокпит.
     Тот  ответил  парой снарядов  Пушки Гаусса, серебристыми металлическими
шарами,   разогнанными   до   сверхзвуковой  скорости  с  помощью  магнитных
импульсов. Один полностью  промазал,  но  другой впился  в  тонкую  броню на
правом торсе Penetrator`a. Робот отступил на  шаг  назад,  когда  загорелись
тревожные красные  огни, и волна  жара  окутала  Арчера, как горячее, мокрое
одеяло. Предупреждающие огни  мигнули  на  дисплее  повреждений.  Его  Робот
умирал под ним.
     С трудом он сохранял своего Робота в вертикальном положении и удерживая
прицел на цели. Он навел  свои средние  лазеры  на  Galahad, как  раз в  тот
момент,  как Робот  наступил на  одного  из  Элементалов, которого  он  убил
несколькими  минутами раньше во время боя. Арчер выстрелил в  тот же момент,
что  и  Воин  Ягуар.  Арчер  не  ждал  взрыва.  Он протянул  руку  к  рычагу
катапультирования и  потянул за него  со  всей своей силой.  Поток холодного
воздуха,  скрежет  металла и вспышка света, вот  и все, что он помнил о  том
моменте.

     Да, сэр, - просто ответил Арчер. - Я знаю, что это я убил их всех.
     Принц аккуратно потрепал  его по  плечу и  улыбнулся.  -  Мы  закончили
зачистку здесь,  Майор.  Завтра  мы  направляемся на  Страну  Мечты,  где  я
собираюсь  закончить  это  вторжение  раз  и  навсегда.   Но  сейчас,  Майор
Кристифори,  я  имею  огромное  удовольствие  наградить  вас  Орденом  Чести
Звездной  Лиги за приверженность традициям  первого  Оборонительного  Войска
Звездной Лиги. - Он протянул медаль, которая засияла в свете ламп.
     Арчер с трудом  отдал честь слабой рукой. - Сэр, со всем моим уважением
я... это скорее принадлежит членам Экспедиционного Войска Змей. Они бились с
Ягуарами в  течение  месяцев. Я  же  только  несколько  минут.  Один из  них
однозначно заслуживает медаль больше, чем я.
     Не  беспокойтесь,  Майор.  Я  вручил столь  много  наград  членам  Змей
сегодня, что  я  почти устал  от этой обязанности.  Только два члена  Войска
Бульдог были удостоены этой чести, и рекомендации пришли прямо от командиров
Войска  Змей.  В вашем случае,  Полковник МакЛеод  Горцев Нортвинда выдвинул
ваше имя. Он наблюдал за вашими действиями с позиции в глубине болот.
     Арчер  был шокирован.  Он поглядел на медаль, лежавшую на его  открытой
ладони.
     Она была  изготовлена  из  брони, испарившейся  с  Роботов  Ягуаров,  -
произнес Принц Виктор, сжимая пальцами Арчера орден.
     Моя сестра, - Арчер  запнулся. - Я  собираюсь отдать это ей.  -  Медаль
холодила его кожу, и, казалось, она была частью его ладони.
     Она занималась  семейным бизнесом на Торине  все время, когда я  был  в
отлучке. Ей  пришлось нести все одной. Я даже не был там, когда  умерли наши
родители. Она одна у меня, я обещал, что это будет моя последняя кампания.
     Принц Виктор кивнул. - Семья важна. ВСФС не хотят  терять тебя, но есть
больше  одного обязательства  в этой жизни.  Я,  тоже,  имею сестру, которая
значит очень многое для меня, -  произнес он, конечно, имея  в  виду Ивонну,
самую молодую в  линии Дэвиона. Его сестра Катерина,  казалось, больше  была
заинтересована в узурпировании власти брата, чем в кровной связи между ними.
- Твоя  сестра  будет  очень  гордиться  тобой. Ты герой.  Медаль  Чести  не
выдавалась в  течение  трех столетий. Это  великое свершение, и  еще большую
гордость  заставляет  меня  чувствовать то,  что  ты  член моей персональной
команды - Десятого Полка Лиранской Гвардии.
     Она заслуживает это больше меня, - пробормотал  Арчер, все еще думая об
Андрее.
     Принц кивнул. - Однажды мой отец сказал мне, что медали и декорации  не
столько  для тех,  кто  носит их,  а для общества. Они дают обществу что-то,
чему можно  поклоняться, чью славу можно признавать своей  и гордиться ею. -
Арчеру показалось, что  он увидел в глазах  Принца затаенное желание,  чтобы
его отец вновь был с ним, чтобы увидеть все то, что сделал сын.
     Хенс Дэвион  был великим человеком, -  произнес  Арчер. -  Если  он это
сказал, то  так  оно и  есть. -  Его голос был тихим, он боролся с действием
медикаментов. - Сэр, - смог сказать он, наконец. - Спасибо, сэр.
     Нет, Майор, -  произнес Виктор Дэвион,  пожимая здоровую руку,  которая
все еще держала медаль, - Спасибо ТЕБЕ, Арчер.






     ... Доктор Талман, вы долгое время наблюдаете за политической ситуацией
во Внутренней Сфере, и я бы хотел услышать ваши  мысли о недавних  проблемах
Федеративного Содружества. Рассмотрим, например, проблемы на Солярисе VII.
     Ну что  ж, по моему мнению, информация об  инцидентах на Солярисе  была
представлена полностью неверно средствами массовой информации.
     Доктор, но разве это объясняет  проблему? Я прошу  вашего комментария о
приказах Архонта по подавлению сторонников Дэвиона, которые, кажется, начали
новую волну протестов по  всему старому  Федеративному Содружеству,  которые
были подавлены стальной пятой.
     Вам   и  вашим  обозревателям  придется  переправить  ваши  собственные
заключения,  Мр.  Форрестер.  История наполнена примерами, когда способные и
любимые  народом  вожди  были  вынуждены  выходить  за  рамки  правил, чтобы
сохранить мир. Ситуация на  Солярисе была единичным инцидентом, который  был
раздут средствами массовой информации.

     -  Голоклип из  передачи  Лицом к  Планете  интервью со Стефан Талманом
Доктором  Университета Торин, Донегальская  Вещательная Компания,  Лиранский
Альянс 30 августа 3062




     Наша  главная новость  на сегодня заключается в том, что Правящий Совет
Торина провозгласил сегодня, что Архонт Катрина Штайнер послала  Пятнадцатую
Гвардию Арктурана на  Торин.  Это объявление,  поддержанное многими лидерами
общественности,   вызвало   бурные  протесты  со   стороны  так   называемых
сторонников Дэвиона. Пронося  плакаты  с  надписью "Вспомните Солярис",  они
пикетировали Здание Мэрии и были разогнаны полицией.

     - Голоклип из Ночные Новости Торина, Донегальская Вещательная Компания,
Лиранский Альянс, 30 сентября 3062






     Арчер Кристифори стоял и наблюдал,  как один  из его транспортов, Шаттл
класса Юнион Ангельский  Огонь,  приподнялся с  площадки космопорта. Логотип
компании Кристифори  Экспресс  - планета  с  кольцами и  инициалами  К.Э. на
желтом фоне  -  мерцала в тусклом солнце Торина. Он всегда спускался,  чтобы
понаблюдать  за тем, как один  из  его  транспортов уходил  в рейс. Его отец
делал это до него, и это оказалось хорошей традицией.
     Его коммуникатор дважды подал сигнал, и он нажал кнопку, чтобы получить
сообщение. - Это Ангельский Огонь -  услышал он  голос  капитана  Шаттла.  -
Полетный контроль дал нам зеленый свет, Мистер Кристифори.
     Арчер поднял коммуникатор к  своим губам. -  Удачи, Капитан  Фуллертон.
Посмотрим, сможете ли вы дотянуться до Гленгарского эля во время полета.
     Он  оборвал  вязь  и  стал  наблюдать,   как  зажглись  огни  массивных
плазменных двигателей под  сферическим кораблем.  Ангельский  Огонь медленно
поднимался   в   утреннее  небо,  двигаясь  на  белом   пламени  двигателей.
Несколькими  секундами  позже  он  услышал  грохочущий,  громоподобный  шум,
который завибрировал в его груди. Звук заставил испытать гордость за то, что
его  корабль уверенно поднимался  в  небо. Рука на его плече нарушила  магию
момента; повернувшись, он  увидел свою сестру, Андрею. Она была ниже его, по
крайней мере, на голову, но ее тело было сильным и мускулистым.
     Итак, Ли Фуллертон уже в  пути, - произнесла она, задирая голову, чтобы
рассмотреть корабль, который стал маленькой точкой в ярко-голубом небе.
     Этот  полет  принесет  большую  выгоду.  Перевозка  запасных  частей  и
амуниции для военных сил Лирана оказалась неожиданно успешным предприятием.
     Андрея  слегка нахмурилась. - Если  бы наша  Архонт  не была так занята
подавлением  Дэвионцев,  ей  бы не  пришлось  посылать оборудование  для  ее
полков.
     Арчер нежно улыбнулся; он уже  слышал это от  Андреи. Она противостояла
тому порядку вещей,  который происходил в  Лиранской  половине Федеративного
Содружества и  обвиняла  Архонта. Все  прошедшие  годы  Катрина Штайнер была
занята собственно консолидацией  власти,  а  Андрея считала, что,  занимаясь
этим, Катрина ставила свои амбиции над благополучием Лиранского народа.
     Хотя Катрина все еще была весьма популярна, она не держала всю ситуацию
под контролем. Ей  удалось отнять трон Федеративного Содружества у ее брата,
в  то время, как он бился с Кланами, но теперь он вернулся. Виктор тоже имел
преданных сторонников.  Он не  просто  был первенцем Хенса Дэвиона и Мелиссы
Штайнер, он был знаменитым героем войны с Кланами. Он не  сделал ни  единого
шага  для  того, чтобы  вернуть трон,  но  ему не придется  далеко ходить за
помощью, если  он  вознамерится  сделать  это.  Катрина  всегда предпочитала
Штайнеровскую  половину  владений,  особенно  в эти дни.  Когда  приходилось
решать  проблемы,  она,  казалось,  всегда была против  Дэвионцев.  Протесты
становились все более и более частыми на давних твердынях Дэвиона, и Катрина
позволила  своим  группам  кроваво  подавить   националистов  Дэвиона.  Даже
формально тихие и удовлетворенные Лиранцы, такие как Андрея Кристифори, были
шокированы.  Это  был  не  тот  случай,  когда солдаты воевали  с солдатами,
солдаты убивали гражданских людей прямо на улицах.
     Я думаю, ты уже сделала свои мысли достаточно широко известными, - тихо
сказал Арчер.  Его сестра  составила уже  не  одну  передовицу  в  столичной
городской газете.  Самая  поздняя появилась  две недели  назад, и  люди  уже
начали собираться и обсуждать ее критику действий Архонта.
     Я бы хотела,  чтобы ты сделал  то  же, Арчер.  - сказала  Андрея.  - Ты
единственный  столь популярный  и  известный  человек  на  Торине.  Если  ты
выскажешься против Архонта,  больше людей прислушается к  нашим словам. - Он
увидел, что она все еще  носила Орден Чести на цепочке. Он был  краеугольным
камнем в их отношениях, опорой.
     Арчера приветствовали как героя, когда он прибыл на Торин. Орден Чести,
которого  никто не получал добрые  три сотни  лет, сделал его  непоколебимой
знаменитостью. Организовывались парады и даже  балы в его  честь, которые он
посещал с Андреей. Различные корпорации предлагали ему выгодные контракты по
рекламе  своей  продукции,  но  Арчер  отказал  им всем. Его  лицо и имя  не
продавались.  Мужчины и  женщины  погибали,  а  он  оставался в живых  и  не
собирался теперь делать выгоду из их жертвы. Единственная почесть которую он
принял заключалась в командовании планетарной милицией.
     Я  был Воином, Андрея, не политиком. Я  не оправдываю  то,  что  Архонт
послала войска подавить высказывания людей, которые  имеют  право говорить о
том, что  они думают, но  это не  значит, что я хочу раздувать огонь.  Кроме
того, пока нет причины мне вмешиваться в это.
     Экол  Сити не был единственным местом, где появлялись анти-Катриновские
настроения. Протесты и недовольства прорывались  на двух континентах Торина,
особенно начиная с того момента, когда Штайнер-Дэвионская война вырвалась на
улицы Соляриса  VII.  Все это  столь  сильно напоминало Внутреннюю  Сферу  в
миниатюре, что воспалило  сильные чувства  в обоих лагерях. Арчер почти  мог
чувствовать  приближающийся  шторм.  Как  скоро он разразится,  затопляя все
вокруг?
     Он взглянул на часы и тряхнул головой, - Мне надо идти.
     Да, наши новые хранители уже прибыли, - произнесла она горько.
     Присутствие Пятнадцатой  Гвардии  Арктурана на  Торине не делает из них
наших хранителей. Их размещение является простой ротацией на военном театре.
Верь мне, военные все время переводят подразделения туда сюда.
     А теперь  тебе придется пойти и кланяться их командиру, - упрекнула она
его.
     Арчер  слегка нахмурился. - Не совсем  так, Андрея. Я командую Милицией
Торина. Полковник Блюхер служит в регулярной армии  -  да, это ставит его во
главе  обороны всей  планеты.  На  бумаге,  я  должен  подчиняться ему. А  в
соответствии  с  его  досье,  он уважаемый человек, что значит, что  он  и я
поладим.
     Тогда ответь мне  на вот на что,  Арчер. Мы далеко от фронта с Кланами,
далеко  от других правительств, которые могли бы пожелать захватить наш мир.
На самом деле,  Торин  не был атакован ни  разу  со времен  Второй  Войны за
Наследие, и ты знаешь это.
     Что ты имеешь в виду?
     От кого они хотят нас защищать?
     Арчер  слегка задумался и  пошел прочь не отвечая. У  него  было  дело,
которое необходимо было выполнить.

     Пятнадцатая  Гвардия  Арктурана  была  расположена в  маленьком  форте,
впервые появившемся триста лет назад в местности, которая теперь стала южной
окраиной Экол  Сити.  Первоначальный  город  был  уничтожен  при орбитальной
бомбардировке, когда  Лиранское  Содружество вторглось  на  Торин  во  время
Первой Войны за Наследие, но форт был  восстановлен. Даже сейчас, монолитные
гранитные внешние стены все еще несли на себе отметины от огня и в некоторых
местах были срезаны вплоть до  земли. За десятилетия город вокруг форта тоже
был восстановлен, хотя и местность  оказалась запущенной,  ей было далеко до
более приятных северных предместий. Арчер знал, что форт мог вместить полный
батальон. Его собственная база  находилась на западной окраине города, ближе
к пригороду. Для Арчера форт имел особое значение. Он был основан во времена
первой звездной Лиги, а он был одним  из  горстки выходцев с Торина, которые
стали членами восстановленного Оборонительного Войска Звездной Лиги.
     Он показал  свои  документы  страже,  которая быстро просмотрела  их, и
пропустила   его   через   ворота.  Арчер   пересек  феррокретовую  площадку
внутреннего  двора быстрым  военным  шагом,  каблуки его  ботинок  отчетливо
простучали   по  земле.  На   входе   в  огромный  ангар  для  Роботов,   он
приостановился,  чтобы  осмотреть  кипящую  активность. Внутри,  построенный
рядами стоял полный батальон  Роботов.  Техники ползали по ним, как  занятые
пауки, выполняя свою работу.
     Прошло шесть месяцев с тех пор, как Боевые Роботы были впервые созданы,
навсегда меняя лицо боевых  действий. Имея  грубые  человеческие  очертания,
высотой в  три  этажа, Роботы  двигались со  скоростью достигающей девяноста
километров в час, и обладали достаточной огневой мощью, сравнимой со взводом
бронетехники двадцатого  века. Робот мог сравнять городской квартал с землей
с помощью ракет, лазеров,  автоматического  оружия  за мгновение. Даже через
годы пилотирования их  в бою,  Арчер все еще ощущал чувство  ужаса от грубой
мощи,  которую  они  представляли. Пока  он стоял там,  довольно низкорослый
человек  подошел  из  глубины громадного  ангара. В то  время  как  униформа
милиции Арчера была светло-зеленой, этот человек был  одет  в  темно-зеленый
костюм Вооруженных Сил Лиранского Альянса, а вдобавок к  нему высокие черные
ботинки.  Его черные волосы были коротко  острижены,  а пара мест  на голове
была полностью лишена их для лучшего контакта  с нейрошлемом. Погоны  на его
плечах определяли, что этот человек и был причиной, почему Арчер пришел сюда
- Полковник Феликс Блюхер.
     Арчер отдал честь, увидев приближение полковника.
     Лейтенант  Полковник Кристифори, я так  полагаю, - сказал Блюхер, в его
голосе чувствовался легкий Германский акцент.
     Сэр.
     Полковник  изучал  его  лицо.  -  Я  многое  слышал  о  вас,  Лейтенант
Полковник.  Записи  о   вашей   службе  во   время   вторжения  Кланов  и  в
Экспедиционном Войске Бульдог хорошо известны.
     Арчер   только   слегка   кивнул.   -   Вы   поймали   меня   на   моей
неосведомленности,  Полковник  Блюхер.  Я  знаю  о  вас  только по короткому
предоставленному досье, а оно не было богато на детали.
     Блюхер  легко  улыбнулся.  -  Я  только  недавно   принял  командование
Пятнадцатой  Арктуранской.  После несчастного  случая с Полковником Врайтом,
они перевели меня сюда с Островов Скай.
     Арчер  поглядел  мимо  него  внутрь  ангара.  -  А   вот  и   некоторое
впечатляющее оборудование, что вы захватили с собой, сэр.
     Блюхер кивнул.  -  Да,  Первый  Батальон имеет  склонность  к  тяжелому
вооружению. Даже  для таких старых солдат, как мы с вами, эти машины все еще
таят в себе прикосновение магии, не так ли?
     Да,  сэр. - На  секунду Арчер возжелал  оказаться  где-нибудь в  другом
месте.  -  Я  принес  вам TO&E для  моей команды.  -  Он  протянул  файл
Полковнику.
     Вы  имеете в виду,  для  моей  команды, не так  ли?  - холодно  спросил
Блюхер.
     Вопрос  немного  застал  Арчера  врасплох.  -  Конечно,  Полковник.  Мы
подчиняемся вам, как офицеру действующей регулярной армии на планете Торин.
     Никаких  обид. Однако, я предпочитаю  следовать формальностям. Какой-то
изъян характера, я  боюсь. - Блюхер проглядел файл, закрыл его и засунул его
подмышку. - Похоже, в вашем распоряжении находится примерно батальон.
     У нас  рота наземной бронетехники  и аэрокосмических элементов, а также
полная рота Боевых Роботов, не считая пехоты, - произнес Арчер.
     Блюхер  зафиксировал  на  нем  взгляд  своих  голубых  глаз.  - А  кому
принадлежит их лояльность, Лейтенант Полковник?
     Этот вопрос оказался еще более  неожиданным.  -  Они  лояльны,  сэр,  -
наконец произнес он.
     Блюхер улыбнулся и похлопал Арчера по  плечу. - Я извиняюсь за  то, что
был  столь прям, но  вы должны понять, что я нахожусь здесь  для того, чтобы
удостовериться в том,  что Торин останется мирной частью Лиранского Альянса.
Конечно, вы слышали сообщения о  беспорядках на большом числе миров, которые
были организованы оппозицией.
     Мои люди лояльны правительству, сэр, - сказал он четко.
     Тогда нет никаких проблем, - ответил Блюхер. - То, о чем  я  спрошу вас
сейчас немного более  персонально. Я не хочу обидеть вас, вы понимаете, но у
меня  имеется  некоторые доклады разведки об этом  мире,  которые заставляют
меня сделать это.
     Продолжайте, сэр.
     А какова ваша собственная лояльность, Кристифори?
     Арчер  даже  не  вздрогнул. -  Я  лояльный житель  Торина.  Политика не
интересует меня,  сэр. А что касаемо этих повстанческих действий, то следует
сказать, что я не уважаю тех, кто рискует жизнями невинных.
     Если  вы  спрашиваете  о  том,  поддерживаю  ли  я  Архонта,  я  должен
признаться, что  некоторые ее действия  я бы поставил под вопрос,  но только
потому, что  я не  признаю угроз  нашим  правам  свободных  граждан.  Но моя
лояльность  никогда  не  ставилась  под  вопрос  ни сейчас, ни  когда-либо в
прошлом. - Чтобы усилить свое последнее утверждение, он взглянул вниз на три
ряда наград, включавший его Орден Чести.
     Я все понял, Лейтенант Полковник  Кристифори. Однако, я знаю,  что ваша
сестра  написала  подстрекательские  статьи,  недавно опубликованные, против
Архонта.  Это заставляет высшее командование  беспокоиться  о  том,  что  вы
можете  быть  связаны  с  некоторыми  повстанческими  группами  Торина.  Они
затребовали полное расследование по этому поводу, но я сказал им,  что будет
лучше, если вы и я побеседуем сперва, не переходя прямо к выводам.
     Вы  получили  то, что  хотели? - Арчер не  мог  сдержать  след  гнева в
голосе.
     Да, я получил. Хотя, я надеюсь, что  вы позволите мне, как командующему
офицеру,  дать  вам  совет предостеречь  вашу  сестру  от написания подобных
вещей. Сейчас не тот политический климат для появления диссидентов.
     Только  моя  сестра и я  остались  от нашей семьи, сэр.  Наши  родители
умерли, в то время  когда я был вдали  от дома, защищая  Внутреннюю Сферу от
Кланов.  У меня никогда  не было времени на жену или даже собственную  жизнь
вне военного лагеря.  Она это все, что у  меня осталось. Я хочу защитить ее,
но не  пытаясь запретить ее выражать свое мнение. Вы говорите, что сейчас не
время для появления диссидентов, а она бы  сказала, что как раз самое время.
Если  у вас появятся с ней  проблемы, я полагаю,  что вы поговорите прямо  с
ней.
     Это не является необходимым. Я просто хотел  расставить все по местам и
быть прямым и честным в наших отношениях.
     Довольно честно. Теперь, если вы позволите, сэр, я бы задал вам вопрос,
- вмешался Арчер. - А что вы думаете, о творящемся на наших мирах?
     Блюхер приподнял черные брови, впечатленный легкостью, с которой  Арчер
перешел  от обороны к нападению.  Он даже  несколько запнулся перед тем, как
начать  говорить.  - Лейтенант  Полковник  Кристифори,  я военный человек из
древнего рода военных офицеров. Блюхеры служили в  вооруженных  силах Лирана
со  времен  первоначальной Звездной  Лиги. Я  предпочитаю  сражаться  против
солдат. Я  привел  с собой батальон на Торин не  для того, чтобы  притеснять
честных граждан.
     Не поймите меня  неправильно, - жестко  добавил Блюхер. -  Я больше чем
желаю защитить Лиранский Альянс от любого противника, даже от внутреннего. Я
не буду искать врага, я не буду склоняться к  ним. Но я  дал клятву Архонту.
Она  законный  правитель  этой  земли  и наш  полноправный лидер  и мой долг
заключается в том, чтобы служить ей.
     Теперь, вы знаете мое мнение. Вы этого ожидали?
     Некоторое время Арчер молчал. - Я не имею предубеждений, Полковник.
     Блюхер вытянул  руку, чтобы  пожать ладонь Арчера.  -  Вы и я  не столь
различны. Мы оба  солдаты в сердце. Вы сейчас в  милиции. Но вы провели годы
на линиях фронта в  самых  кровавых  боях последнего столетия. Мы оба видели
врага из кокпитов Роботов. Мы оба встречали смерть и выигрывали.
     Со  временем, Арчер, я верю,  что  мы  узнаем друг друга лучше  и  даже
станем друзьями. Это мое затаенное желание.
     Арчер сжал ладонь своего нового командира. - У нас много общего, сэр, -
сказал  он  со  всей  доброжелательностью,  которую  чувствовал.  Его  глаза
скользили  по  форту,  а  в  этот  момент  утренний караул  начал  поднимать
Лиранский Флаг. Ветра не было, и флаг безвольно обвис вокруг флагштока.
     Картина  показалась  Арчеру зловещей. Не было  ли это, подумал он в тот
момент, признаком наступающих времен?

     Тремя часами позже он был в  своем офисе,  расположившись  в кресле  за
столом,  его поза  была  далека  от  военно-строгой.  Он  ослабил  галстук и
расстегнул две верхние пуговицы рубашки, рассматривая поле боя своего стола,
территория которого состояла из гор бумаги, телеграмм, приказов на покупку и
требований, все это, казалось, полностью занимало его внимание.
     Было  время,  когда его  жизнь казалась проще, но  теперь настали новые
дни. Он все еще был офицером, хотя и только по выходным. С того момента, как
он  вернулся домой, он  наслаждался ответственностью  ведения  семейных  дел
вместе с Андреей, но делам недоставало возбуждения и риска начала его ранней
карьеры. Как только он начал работу  над  разбросанными  бумагами,  мысленно
решая, с какой части начать,  легкий скрип послышался со стороны  двери. Она
открылась до того, как он сумел ответить, и его сестра вошла в комнату.
     Ты  выглядишь  разбитым,  -  произнесла  она.  -  Бумажная работа  тебя
достала?
     Арчер  нахмурился. - Мой бывший командующий  офицер  как-то сказал мне,
что  день, когда  у  нас  появятся безбумажные  офисы,  станет  днем,  когда
кто-нибудь изобретет безбумажный туалет. Однако, дело не в этом. - Отодвинул
некоторые бумаги в сторону.
     Новый Лиранский офицер и я поговорили немного,  вот и все, - сказал он.
Этот  долгий  день  прошел  в   занятиях   по  перегруппировке  отрядов,  их
расположению  и  тому  подобному  для  его   подразделения  и  новоприбывших
Гвардейцев  Арктурана.  Потом  он  провел   последние  часы,  размышляя  над
разговором  с  Полковником  Блюхером.  Он  держался  спокойно в  присутствии
Полковника, но сомнение в его лояльности сильно его разозлило.
     Проблемы?
     Он тряхнул головой.  - Нет, он просто  хотел удостовериться, что мы  на
одной и той же стороне.
     И какая это сторона?
     Арчер пожал плечами и  положил  руки  на пространство,  расчищенное  на
столе перед ним. - Я думаю, что это часть проблемы,  Андрея.  Сейчас границы
несколько смазаны.
     Она села на стул, расположенный напротив его стола темного дерева.
     Я надеюсь, что мое мнение не навлечет на тебя проблемы.
     Арчер  легко  пожал плечами.  -  Да,  это  на самом  деле  упоминалось.
Кажется,  что  твои  слова  немного  потрясли  Полковника.  Представь,  себя
революционером. - Он захихикал.
     Он сказал это?
     Нет, не столь многословно, но, кажется, что он считает, что ты заходишь
слишком далеко.
     Она потянулась, чтобы взять одну из его рук. - Я столь сожалею,  Арчер.
Я никогда  не  хотела  вмешивать тебя в мою деятельность или навязывать тебе
свои мнения.
     Он  улыбнулся, чтобы  успокоить ее. - Не беспокойся  об этом больше.  Я
выучил за свою жизнь, что  полезно оставлять немного темноты вокруг аспектов
своей  жизни  для  командующего офицера.  Кроме того, я  задолжал  тебе куда
больше пяти минут разговора.




     В Федеративном Содружестве гражданские беспорядки и протесты  учащаются
и  усиливаются,  некоторые  даже требуют от  Архонта Катрины Штайнер  уйти с
трона. Также сообщается о случаях анти-Викторовских выступлений, хотя они  и
проходят  только  в Лиранском пространстве. Знать  процветает под правлением
Катрины, в то время как простой народ, кажется,  чувствует, что получает все
меньшую и меньшую часть пирога.

     Дана Поуэлл, Новостное Обозрение "Атреус: Здесь и Вокруг Него", Станция
ВЛСМ, Лига Свободных Миров, 30 октября 3062






     Каркас  здания,  которое  однажды было  рестораном  и  баром,  все  еще
источали  легкий запах  дыма, который  почувствовал  Феликс Блюхер,  проходя
через кордон безопасности вокруг развалин. Он  уловил  нотку пыли и озона  в
воздухе, вонь чего-то гниющего в развалинах.  Это было похоже на запах давно
протухшей пищи, хотя с момента взрыва прошло только два дня.
     Заведение  располагалось  в одном квартале от  форта, что  сделало  его
постоянным фаворитом у  Гвардейцев Арктурана.  Все,  что осталось здесь, это
была задняя  и  общая с  бизнес центром,  чьи выбитые стекла  покрывали  всю
улицу,  стены. Остальное было в виде  разбитой груды кирпичей, бетона, труб,
проводов, метала и странных персональных вещей, потерянных во время взрыва.
     Блюхер  ужинал  здесь  всего  несколькими днями  раньше и  запросто мог
придти сюда вновь в ночь, когда взрыв убил всех в здании. Включая нескольких
его людей. Хуже того,  выглядело так, как будто это не было случайностью. Из
некоторых  предварительных  рапортов  он  узнал,  что  существуют  некоторые
доказательства саботажа.
     Его  адъютант, Лейтенант Лютер Фиск, подошел к  нему, когда  он  изучал
повреждения, поместив  одну ногу, обутую в военный ботинок на угловой камень
разрушенного здания.  Блюхер уловил  дуновение его одеколона.  Это был очень
дорогой одеколон, и по мнению Полковника, не предназначался для офицеров.
     Каковы сообщения о наших людях? - спросил он без преамбул.
     Один мертв, трое в критическом состоянии, - ответил Фиск.
     А гражданские?
     Восемь  убитых,  двое  раненых.  -  Произнес Фиск, как  будто говоря  о
домашнем скоте, а не о людях.
     Какие потери... - прошептал Блюхер больше  для себя, чем длю помощника.
- Какие-нибудь следы того, кто это сделал и почему?
     Фиск слегка качнул головой. - Я не обладаю специфическими особенностями
по раскрытию преступлений, Полковник, а  все местные  заявляют, что не могут
понять, кто может быть ответственным за это. Но вы и я знаем.
     Мы знаем? - произнес Блюхер, притворяясь не понявшим.
     Кто еще кроме  сторонников Дэвиона? Это однозначный акт терроризма. Они
протестуют на Торине, а теперь убили нескольких наших людей.
     Блюхер  повернулся, чтобы посмотреть на своего помощника. - Сотня людей
с плакатами, призывающая к справедливости  с трудом  состыкуется с жестокими
действиями террористов. Вы говорите теориями, Лейтенант. Мне нужны факты,  а
не спекуляции.
     Я просто следую логике, - ответил Фиск. -  Уже несколько десятилетий на
Торине  не   происходило   террористических  актов.  А   сейчас  перед  нами
демонстранты,  взывающие к смещению Архонта, и кровавое  покушение  на наших
людей.
     Что-нибудь от специалистов?
     Они считают, что бомба разрушила газовую трубу в подвале дома.
     Они считают? Разве они не уверены?
     Фиск помедлил. -  Да, они обнаружили присутствие взрывчатки - порох. Но
нет фрагментов типичных для бомбы, расследование продолжается.
     Блюхер встряхнул головой. - Это не доказательство. Это может быть ничто
иное, как  некоторое количество  амуниции,  которая хранилась  в  подвале  и
вызвала взрыв.
     Хорошо, Полковник, наша  разведка  подчеркивает,  что  это  точно  было
террористическим актом - работой одной или нескольких  ячеек организованного
сопротивления здесь, на Торине.
     Какие-нибудь твердые, материальные подтверждения?
     Никаких пока, сэр, но это просто вопрос времени.
     Блюхер помассировал виски, как будто это могло успокоить  его мозг. Эму
это  не нравилось, не  нравилось полностью.  Политический назначенец,  Лютер
Фиск был  амбициозен,  нетерпеливо давил его на территорию,  куда он  был не
готов  вступить. Фиск  был  молодым  человеком  с влиятельным  отцом,  а  не
реальный военный,  основной  заботой  которого  становится благополучие  его
отряда, его команды. Он больше думал о политике и том, как он сможет или нет
заработать  на  данной  ситуации  или действии.  Блюхеру,  который всю  свою
карьеру следовал правилам чести, эти мысли напоминали туманы темных  аллей и
наполненные дымом комнаты.
     Однако,  на  этот  раз,   молодой  офицер,  возможно,  был  прав.   Это
происшествие  обладало всеми  признаками террористической атаки. Похоже  это
было и на те акты саботажа,  которые проходили  против подразделений Лирана,
расположенных на  других  мирах.  Но  у него не было ничего  твердого, с чем
продолжить.  Шепот в темноте, слухи,  темная ложь, безумные  догадки - этого
недостаточно.  Феликс  Блюхер  был  прагматиком,  которому  было  необходимо
твердое доказательство перед тем, как принять решение.
     Вот, что мы сделаем,  Лейтенант. Мы  выпустим обращение, говорящее, что
мы   подозреваем   террористическую   атаку,  но   расследование   все   еще
продолжается. Мы подчеркнем, что пришли сюда для поддержания мира на Торине,
мире, который Архонт ценит как истинную жемчужину Звездной Лиги. Вы напишите
это и принесете мне на стол к завтрашнему утру.
     Фиск нервно облизал губы. - Сэр, можно мне говорить свободно?
     Блюхер показал жестом, чтобы тот продолжал.
     Полковник, у нас на Торине полный батальон. Пятнадцатые - первоклассная
команда.  Почему  бы ни применить  их  в  роли  полицейского  войска?  Можно
сказать, что это сделано для защиты  интересов и  жизней торинцев, в случае,
если это  действительно  был  теракт. Присутствие тяжелой техники на  улицах
подкрепило бы истинных горожан и дало бы четкое сообщение тем, кто виноват.
     Лейтенант,  я  был  хорошим  учеником  по  истории.  Я понимаю,  что вы
предлагаете, но, возможно, вы не рассмотрели все последствия.
     Выводя  наши отряды на улицы,  мы не выявим запаниковавших террористов,
если это они. Все, чего мы  добьемся этим, так  это то, что наши люди станут
легкими  целями для  дальнейших  атак. Кроме  того, БоевыеРоботы  -  могучее
орудие войны, но плохое  средство контроля повстанцев. Если мы применим их в
такой роли,  это, конечно, вызовет  несколько инцидентов,  один  из  которых
заставит нас долгое время расплачиваться за свершенное.
     Но лояльные Лиранцы на этом мире -
     Увидят то,  что есть на  самом  деле, трагический  взрыв,  который унес
жизни и гражданских людей, и  солдат. Верно, они не увидят  БоевыхРоботов на
каждом углу, но компромисс в  том, что они, проснувшись утром,  увидят Торин
таким, каков он был вчера.
     Полковник, вы читали рапорты разведки. Они определили нескольких людей,
которые  появляются в  среде  гражданских  людей  и  призывают  к  свержению
Архонта. Вы собираетесь игнорировать и это?
     Вы  правы,  Фиск.  У  нас  есть  некоторое  количество  людей,  которые
потенциально могут  стать  повстанцами. И это  причина, почему мы не  станем
давать им причину поднять бунт. Сегодня я  подпишу приказ, чтобы  этих людей
доставили сюда, чтобы мы могли поговорить с  ними. Это не будет допрос,  они
не  будут задержаны. Я  просто хочу  встретиться с  ними,  сказать  им,  что
происходит, выявить общие желания, если возможно.
     Фиск был шокирован. - Сэр, можно будет легко их арестовать. Объявив это
происшествие  террористическим  актом,  вы получите повод задержать  их. Как
говорили  древние?  "Убей голову, а  тело  умрет само". Арестуйте их  сейчас
перед тем,  как  они разожгут ситуацию, и  мы сможем  сокрушить восстание до
того,  как  оно   начнется.  Другие   командиры  делают  так,  и  Архонт  не
опротестовывает их действий.
     Аргументы  Фиска были привлекательными, даже  соблазнительными,  но  не
достаточно для того, чтобы затянуть Блюхера в эту ловушку. - Как я и сказал,
я хорошо изучал  историю.  Если вы  хотите разжечь восстание, то попытайтесь
задуть  его.  Как  и   пламя,  чем   больше   ты  дуешь,   тем  сильнее  оно
распространяется.  Если  мы  арестуем  этих  людей без  причины, они  станут
мучениками в глазах людей с улицы. Мы дадим тем, кто еще не решил, на  какой
стороне встать, мощный повод  противостоять нам. Нет, мои  приказы  остаются
прежними. Это должно быть выполнено в точности.  Никакого  давления, никаких
солдат, выбивающих двери.  Это  просто  дружеское приглашение на  разговор с
командующим  планетарного  гарнизона. Мы не  сделаем  ничего,  что  могло бы
разжечь восстание. Понятно?
     Фиск выглядел смущенным. -  Да,  сэр, - произнес он. - Но  вы  на самом
деле читали список имен, не так ли, Полковник?
     Полковник кивнул. - Да.
     Вам  известно, что сестра маленького героя Торина, Лейтенант Полковника
Кристифори, - в списке подозреваемых.
     Блюхеру не понравился тон Фиска, который почти дошел до насмешки, но не
показал этого. - Я знаю,  Лейтенант. Вы поместите ее пониже на вашем  листе.
Лейтенант  Кристифори - хорошо известная  фигура на этом мире.  Я  бы сперва
хотел предупредить его  о  своем плане так, чтобы он не думал, что мы делаем
что-то за его спиной.
     С учетом того, что  его сестра публично порицает Архонта,  возможно, он
должен уйти с должности командира милиции.
     Думайте  головой, Фиск. Арчер Кристифори  - человек,  которого я бы  не
хотел видеть  среди  своих врагов. Его здесь любят, он уважаемый  бизнесмен,
герой войны. Торин  как маленький  город,  а Кристифори большая  рыба в этом
маленьком пруду. Напади на  этот  образ и  будешь идти  против  всякого, кто
уважает его.
     Простите, сэр. - Сказал Фиск, наконец понимая, что  вышел за границы. -
Как  ваш помощник, я  обязан указать  возможности, вот и  все.  Я  не  хотел
обидеть ни вас, ни командира милиции.
     Блюхер рефлекторно потер виски, обдумывая,  как это понять. - Я уверен,
что вы руководствовались только высшими мотивами, Лейтенант, я благодарю вас
за ваше рвение в решении этой сложной проблемы.  Но командир здесь я, и  для
этого  есть  причина.  Мы  будем  проводить  операции  на Торине  и  Морфиде
по-моему.  -  Полковник не очень-то нуждался в Фиске,  но  был рад,  что тот
отступил. Если бы он продолжил затрагивать проблемы, кто  знает к  чему  это
могло бы привести?
     Итак,  Фиск, я надеюсь, что мы поняли друг друга.  Следует организовать
процедуру  прощания  с  солдатами,  погибшими  здесь, с  присутствием  всего
батальона,  чтобы  отдать  им  последнюю   честь.  А  потом  вы  пойдете   к
родственникам  погибших  здесь   гражданских.  Пошлите   им   цветы   и  мои
соболезнования. -  Блюхер  отвернулся от сцены столь громадного разрушения и
начал  уходить  прочь, его ботинки  щелкнули,  когда он раздавил  мусор  под
ногами.
     Я позабочусь об этом, Полковник. Где вы будете, сэр?
     На  моей  квартире,  -  сказал Блюхер, не  оглядываясь.  - У  меня есть
задача,  от  которой я устал  за свою карьеру. Я  должен написать  семьям  и
сказать, что их сыновья и дочери не придут домой.
     Он продолжил  движение, оставляя Лютера Фиска  стоять одного среди  гор
мусора.




     Регент  Виктор Штайнер-Дэвион сегодня опубликовал обращение, в  котором
осуждал  недавние   шаги   Архонта,  направленные   на   сохранение  мира  в
Федеративном Содружестве.  Правительство,  однако,  стремится  уверить  всех
граждан,  что  интересы граждан  и  их благосостояние  были  в  значительной
степени   защищены  с  помощью  этих  мер.  Сохранение  улиц  безопасными  и
обеспечение  правильного  развития  жизни  общества  находится  среди  самых
высоких приоритетов Архонта по отношению к ее народу.

     Официальное  заявление  Дворца,  Новостная  лента  Вещательной компании
Донегала, 5 ноября 3062






     Арчер направил свой Penetrator вдоль склона холма, медленно преодолевая
свой  путь  по направлению к  вершине. Склон был  крутым  и во многих местах
поднимался  под углом в  пятьдесят-пять  градусов.  По  мере  движения  свет
проникал  сквозь деревья,  когда он  переходил  из  тени  на  свет.  Деревья
достаточно плотно покрывали его путь, чтобы обеспечить прикрытие  с воздуха,
хотя последние  два дня  проблема была не в этом. Проблемой была Пятнадцатая
Гвардия Арктурана и их бесконечное преследование.
     Военные учения были организованы для интеграции и координации  действий
двух подразделений. Арчер  командовал  Милицией  Торина в  действиях  против
Полковника  Блюхера,  командовавшего  Гвардией.  Они  выбрали местом встречи
Предгорья  Фаукьер  из-за того,  что  они были изолированы  от обжитых мест,
изобиловали различными видами территорий и  из-за того, что  ни одна сторона
не имела  преимущества  хорошего знания этой земли.  Эти холмы были  покрыты
серыми скалами, часто выступающими из земли. Деревья были рассыпаны по холму
над ними, но, с другой стороны, типичного леса не было.
     Упражнения  начались  хорошо.  В  районе низких  южных  холмов,  Арчеру
удалось напасть на поезд с комплектующими частями. Боевые компьютеры Роботов
были  настроены  для симуляции боевых  повреждений, которые были  в  хорошей
степени  розданы Гвардейцам.  Будь орудия  полностью  заряжены и  загружены,
взрыв поезда со снаряжением был бы виден с орбиты Торина.
     Потом все начало ухудшаться. Пехотные роты Арчера завязли  в  ближайшем
болоте  и были  отрезаны от основных сил.  Арчер пытался  прорваться,  чтобы
выручить их, но безуспешно. Пехота держалась против  Блюхера часами, покупая
время Арчеру,  чтобы тот собрал свои войска  в  этой  точке. Это  была самая
высокая  точка  на  данной  местности.  К востоку  и  западу  холмы и  скалы
затрудняли  окружение  с флангов. Если  бы ему захотелось отступать дальше в
горы,  то к северу находилась теснина  и узкая дорога. К югу долгий, покатый
склон холма  тянулся почти на пять  километров.  Это  был единственный  путь
сближения, единственное логичное место атаки.
     А Арчер был готов.
     Призрак один  Призраку  Четыре, - медленно  произнес  он,  останавливая
Penetrator`a и поворачиваясь к южной стороне холма. - Сообщайте.
     Голос  Лейтенанта Вал Кемпа, находившегося справа  от него, раздался  в
его нейрошлеме. - Призрак Один, все тихо. - Кемп был  с  Милицией восемь лет
после службы в ВСЛА, но каким-то образом избежал  настоящих боевых действий.
Он  был неплох, но ему не  хватало опыта реальной  жизни.  До этого момента,
этих тренировок должно было хватить.
     Призрак Один  Кузнечному Молоту  Один, все молоты готовы? - На этот раз
он обращался ко второй  роте. До  сих пор на  этих учениях  они не пробовали
Гвардию  на вкус. Почти  полностью состоящие  из наземной  бронетехники, они
были ранее высланы вперед  на эту  позицию. Это заняло время, но  Арчеру они
понадобятся, когда  придет время битвы.  Под  командованием Гауптмана  Алисы
Гетт, они были усталыми, но готовыми к бою.
     Мы  на позиции и готовы.  Молоты Пять, Шесть  и Восемь  прикроют заднюю
дверь, если будет необходимость, - четко ответила Гетт.
     Контакты,  многочисленные, быстро  двигаются, - раздался голос, который
Арчер распознал, как Призрака Девять, Главного Исполнительного Офицера Кейна
Ливерноса. - Повторяю. Вражеские роботы приближаются с юга в большом числе.
     Арчер  почувствовал, как его сердце  начало биться, и  он почувствовал,
что начал  потеть  в  своем  охлаждающем  жилете,  который  стал  неожиданно
сдавливать  его грудь.  Он уже был  здесь, здесь,  на  многочисленных боевых
полях.
     Призраку  Один  требуется  число,  Девятый,  - произнес  он.  Оставайся
спокойным,  сказал он  себе. Некоторые его  воины были  истинно  "воинами на
выходные" и не имели того количества времени, которое бы он хотел, чтобы они
провели в кокпите. Меньше всего он желал, чтобы они запаниковали и отступили
слишком быстро.
     Я вижу  две полных роты, если не  больше,  -  послышался  нервный голос
Ливерноса.  -  Они  приближаются  прямо...  от  дерьмо!  -  Рев  раздался  в
наушниках, когда Робот попал под огонь. Ливернос был атакован.
     Отступай, Девятый. Все остальные, стреляйте и отходите вверх по  холму.
В  точности так, как  мы планировали. Двигайтесь и стреляйте. Смотрите, куда
наступаете и следите  за скоростью. - Он  вгляделся  вниз по холму и  увидел
далекие  очертания  неожиданно  зажегшиеся  на вторичном  дисплее,  где были
расположены сенсоры дальнего радиуса. А вот и они...
     Массивные очертания Atlas`a  отвлекли его, когда боевой компьютер начал
выдавать технические данные. Арчер игнорировал данные. Он знал Робота класса
Atlas  и  то,  что  тот  мог сделать. Другие  появлялись в поле  его зрения,
темно-серый  Champion  и  Cicada  двигались  вверх  по  холму.  Его  сенсоры
показали, что  меньший  Stealth  Призрака  Девять использовал свои прыжковые
двигатели,   пытаясь   скрыться   от   продвигающейся   линии  Гвардии.   Их
симулированный огонь настиг Робота, когда тот приземлился  на дальнем правом
фланге.  Wyvern Гвардии  двигалась вдоль  холма и открыла огонь  лазерами  и
ракетами  малого  радиуса  действия.  В  то  время,  как  пустые  боеголовки
разорвались облаком  белого дыма, указывающего  попадания,  лазеры сниженной
мощности также попали в уже поврежденный Stealth.
     Арчер  не  стал  ждать,  чтобы  увидеть  результаты.  Он  нацелил  свои
собственные лазеры  расширенного  радиуса действия на  Atlas`a  и как только
прицельный  кружок  стал  зеленым,  он  открыл  огонь.  Оказалось,  что  его
выстрелы,  специально пониженной  мощности,  попали  в  правую  руку и  торс
стотонного робота,  не причиняя  иного вреда,  кроме повреждения виртуальной
брони. Казалось, Atlas приостановился, как будто удивленный нападением.
     Арчер ухмыльнулся в своем нейрошлеме. - не ожидал,  что я поражу тебя с
семисот пятидесяти метров,  не  так ли? - громко произнес  он, ухмыляясь  от
удовольствия. Лазеры Внутренней Сферы имели максимальный радиус действия 570
метров, но Penetrator Арчера  был переоснащен орудиями Клановской технологии
перед  тем, как он покинул Хантресс. Старушка все еще имела несколько трюков
в рукаве.
     Призрак Один, говорит Брейн.  - Это  была  Гауптман Катя  Чаффи. Бывший
водитель Робота, которая  была тяжело ранена во  время вторжения Кланов, она
теперь была во главе отряда разведки Милиции и играла активную роль в битве,
которая  сейчас  разгоралась.  -  Я не  могу  сосчитать  всех  Гвардейцев. В
пределах действия наших сенсоров я не вижу еще двух звеньев.
     Принято,  Брейн,  -  ответил  Арчер. Если  они не  были  здесь,  то они
приближаются откуда-то еще. - Ты думаешь, что они подойдут сзади?
     Если бы я была Лиранцем, то сделала бы именно так, - сказала она, голос
ее звучал так, как будто она читала, думала и говорила одновременно.
     Спасибо,   Брейн.   Время   нам   думать   самим.   -   Он   переключил
коммуникационную панель  на  широкий диапазон, чтобы  вся  его команда могла
слышать  его  распоряжения.  -  Призрак  Один, всем  Призракам.  Продолжайте
отходить. Молот Один,  вам  лучше  послать  помощь к задней  двери, столько,
чтобы задержать их. Брейн говорит, что не все плохие парни здесь. - Потом он
сделал шаг в сторону, как раз в тот момент,  когда виртуальный снаряд Гаусса
от  Hollander`a Гвардейцев  прошел  мимо цели, поднимая  белый дым  слева от
него.
     Crab Лейтенанта Вал Кемпа слишком долго убирался с пути волны атакующих
Роботов.  Арчер  не  мог видеть  своими  глазами, того, что  мог  сказать по
тактическому  дисплею.   Его   большие   лазеры  попали   в   верхнюю  часть
возвышающегося  Atlas`a, но  повреждения  все еще затрагивали  только броню.
Арчер добавил своими орудиями дальнего радиуса действия, вновь  поражая руку
и  центр торса,  но  недостаточно, чтобы  помочь Кемпу. Вместо  того,  чтобы
просто  упасть его серьезно  поврежденный  Crab покатился  по  склону холма,
врезаясь в  Cicada. Оба Робота покатились вниз по пологому склону, сшибая по
пути несколько деревьев.
     Лазерный удар  попал  в  правую ногу  Penetrator`a Арчера, и его боевой
компьютер прогудел, когда  просчитал мнимые  повреждения и  отобразил их  на
тактическом дисплее, в виде желтых и красных огней.
     Арчер не отвлекался. Он знал своего Робота; броня выдержала.  Он достиг
последнего участка подъема холма и  вновь повернулся к черепу,  ухмыляющейся
головы  Atlas`a,  который  медленно шел  за ним  и  его "разбитой" Милицией.
Казалось,  что   БоевыеРоботы  Гвардейцев  шли  прямо  на  него.  Наваждение
рассеялось  с ударом снаряда Гаусса в правый торс Арчера, слегка тряхнувшего
Робота и пославшего  облако белого дыма в воздух. Вновь дисплей  повреждений
показал ему  красные  огни предупреждений на дисплее повреждений. Капли пота
появились  на  его лбу, и когда он облизал свои сухие губы, то  почувствовал
вкус соленого пота. Удерживая  прицел на  Atlas`е он открыл огонь по верхней
части Робота, вновь срезая броневые плиты.
     Неожиданное скрежетание пронзило его нейрошлем.
     Кузнечный  Молот  Один  Первому  Призраку, у  меня  тут  многочисленные
вражеские "тележки" у задней двери. Повторяю, они обходят нас, чтобы зайти в
тыл и будут здесь через пять минут.
     Черт, возьми! Арчер наполовину подозревал, что Полковник Блюхер сделает
что-то подобное. Время захлопнуть его ловушку все еще оставалось, просто его
стало совсем мало. - Понял. Призрак Один всем Молотам, откатывайтесь к югу и
вступайте в бой. Призраки, ждать до тех пор, пока наши Молоты не  соединятся
с нами, а потом вниз по холму.
     Справа  и  слева  от  него земля  содрогнулась, когда  бронетехника  на
воздушных подушках  и колесах пророкотала  мимо его  Penetrator`a  и  других
Роботов  Команды  Призрака,  направляясь  прямо  на  приближающуюся  Гвардию
Арктурана.  Роботы  Лиранского Альянса приостановили движение вверх по холму
и, казалось, застыли  на мгновение,  боясь,  что  их неожиданно превзошли по
числу  и  огневой  мощи, и были  почти сметены  приливной  волной Роботов  и
бронетехники.
     На  открытой командной частоте Арчер выкрикнул команду ясную каждому из
его людей. - Сближайтесь!

     Поединки тренировочного  боя закончились почти часом  позже. Результаты
были близки, и когда очки, розданные судьями, были посчитаны, была объявлена
ничья. Сумасшедшая атака  сломала  ряды Гвардейцев Арктурана,  но  только на
несколько  минут.  Их  атака  на тылы  наземной  бронетехники нанесла больше
повреждений, чем хотелось бы Арчеру, но такой ценой было куплено необходимое
ему время.
     Для  Арчера  это была реальная  победа. То, что  планетарная милиция  -
группа  слабых  воинов  -  сражалась  с подразделением  регулярной  армии  и
завоевала  ничью, было несомненным достижением. Он стоял со  своим командным
составом  на  грязной ступне его Penetrator`a, смеясь и  болтая о  прошедшем
бое. Катя Чаффи сидела на ноге Робота, споласкивая свое лицо водой из фляги.
Командир  Второй роты гауптман Гетт смотрел  на  свой переносной  компьютер,
изучая тактический рисунок битвы, пытаясь объяснить Арчеру, как они могли бы
продолжать  бой  и дальше.  Его группы,  на самом деле,  не  признавали  это
победой из-за того, что надеялись совсем не на это.
     На несколько минут Арчер позволил  себе смеяться и быть вновь солдатом.
После многих лет,  проведенных в полях, когда он зачастую мечтал снова стать
гражданским, он обнаружил, что расслабляется от того, что снова стал воином.
Существовала   магия    товарищества,   невидимая    связь   между   членами
подразделения,  которые  понимали  друг  друга,  работали  вместе, как  одна
команда.  Он  почти  не замечал  двух офицеров, которые  направлялись в  его
сторону. Как  и он, они носили охлаждающие  жилеты и шорты,  оба  несли свои
нейрошлемы. Полковника Блюхера он узнал сразу  же, но другого человека он не
знал.
     Арчер  отдал честь, когда Блюхер  подошел ближе.  - Полковник, это были
хорошие учения. Сэр, - сказал он.
     Блюхер ответил на приветствие. - Да, Лейтенант Полковник. Вы нам задали
так же хорошо, как и сами получили от нас. Мои люди были поражены качествами
ваших отрядов милиции.
     Для   подчиненного  это  говорило   многое,  и  требовало  многого   от
вышестоящего офицера,  чтобы поздравить с победой с таким изяществом.  Арчер
улыбнулся и кивнул своему вышестоящему офицеру. Он посмотрел на незнакомца и
протянул руку. - Мне кажется, я не имею чести быть знакомым с вами.
     Полковник  Блюхер как-то  загадочно улыбнулся. - Могу ли я  представить
моего  адъютанта, Лейтенанта  Лютера Фиска.  - Фиск не  пожал протянутую ему
руку,  а вместо  этого  отдал  Арчеру формальный военный поклон,  жест,  как
подумал Арчер, более подходящий для королевского двора, а не для поле боя.
     Рад познакомиться, - ответил Арчер, убирая руку.
     На  самом  деле, это удовольствие  для меня,  сэр. Вы  хорошо известный
герой.  -  Было  что-то   враждебное   в   его  манерах.   Арчер  немедленно
почувствовал, что не нравился молодому  офицеру. Это виднелось в его глазах,
его жестах, манере себя держать.
     Слухи о моем героизме были очень сильно преувеличены, - ответил Арчер.
     Вы  хорошо  себя  показали сегодня,  сэр. Полковник и  я пересматривали
битву  и отметили,  что вы попадали  с  таких  расстояний,  которые никто не
ожидал увидеть.
     Арчер улыбнулся  и показал  большим пальцем  на Penetrator,  стоящий за
ним. - Эта  старушка, все еще имеет несколько сюрпризов, Лейтенант Фиск. Она
снабжена  несколькими  большими  лазерами   расширенного  радиуса   действия
сделанными по Клановским технологиям. Меньший вес, больший радиус действия.
     Точно,  - холодно сказал тот. - Эта информация не была  представлена на
брифинге  перед  учениями.  Кажется,  что  ваш  сюрприз  дал  вашей  милиции
некоторое незадокументированное преимущество.
     Арчер почувствовал, как растет его гнев. Младший  офицер  сейчас сказал
ему, что он играл нечестно. - Я прошу прощения,  но этого следовало ожидать,
Лейтенант,  - сказал он, делая  ударение  на ранге подчиненного. - Некоторые
файлы должны были  бы быть просмотрены  вами.  Видите  ли, мой Робот был  со
мной,  когда  мы  бились на Хантрессе.  Старушка  билась  на  дюжине  планет
Внутренней Сферы и на родных мирах Кланов. Мало что осталось от нее, так что
Принц приказал воссоздать ее, используя  некоторые технологии, захваченные у
Кланов.
     Принц Виктор? - удивился Фиск.
     Да,  Лейтенант. - Арчер позволил себе налет негодования. - С  этим есть
проблемы?
     Я был далек от того,  чтобы  подразуметь, что вы вели себя неправильно,
сэр.  - Подстраховался Фиск. -  Я просто не был в  курсе этого. - Его тон не
оставлял сомнений в том, что он не был поклонником Виктора Штайнер-Дэвиона.
     Конечно,  -  медленно  произнес Арчер. -  Я не  мог  и подумать, что вы
можете  подразумевать, что  кто-то моего ранга и  известности будет нарушать
правила сражения.  - Он понизил  свой  голос, не оставляя Фиску пространства
для того, чтобы извернуться.
     Полковник  Блюхер встал между ними. - Лейтенант, это не важно. Это было
превосходное  учение и  мы  увидели,  что у нас  есть  многое, чему мы можем
научиться  друг у друга. В этом и была  цель всего мероприятия, в  конце  то
концов. Кроме того, если заносить каждого Робота с каждой стороны в каталог,
включающий   машины  с  уникальными  модификациями,  это  займет   терабайты
информации. -  Он слегка  сжал  локоть Арчера.  -  Арчер,  почему  бы вам не
позволить  моему помощнику узнать  ваш  командный состав поближе. А мне надо
кое-что обсудить с вами - наедине.
     Арчер слегка приподнял бровь и  кивнул. - Гауптман Чаффи, - произнес он
своему  офицеру  по разведке, - пожалуйста  познакомьте  Лейтенанта  Фиска с
нашим подразделением. - Когда Катя начала рассказ, он последовал за Блюхером
немного в сторону в тень массивного дуба. - Какие-то проблемы, сэр?
     Нет, Лейтенант Полковник, не  настоящая проблема, нет.  Я просто хотел,
чтобы  вы  услышали это  сперва  от меня.  Вы знаете о  взрыве  в  ресторане
несколько дней назад, я прав?
     Да, сложно было пропустить это в новостях.
     Мы до сих  пор  не  знаем достоверно, был  ли это  саботаж  или обычное
трагическое происшествие. На самом деле истину мы никогда не узнаем. Я начал
составлять лист граждан,  которые публично выражали свое мнение  об Архонте.
Они  не подозреваемые, но я  хочу начать встречи с ними  один на один, чтобы
обсудить настоящее и предпринять попытку убедить их, что в интересах каждого
сохранить наши отношения доброжелательными.
     Арчер знал, что было кое-что еще. - Я слышал, что на некоторых планетах
командиры местных гарнизонов взяли подобных "подозреваемых" под стражу.
     Блюхер кивнул головой. - Я сомневаюсь, что это будет необходимо в нашем
случае. Я не хочу доказывать это, но и не  намереваюсь  обеспечивать причины
тем, кто не любит правительство, причины создавать проблемы.
     Так почему вы говорите мне это, сэр?
     Блюхер  бросил  короткий  взгляд,  но тот  ясно  выразил его  настоящее
недовольство.  -  Арчер,  ваша сестра на  прошлой неделе написала  еще  одну
статью, призывающую Архонта отдать власть ее брату.
     Она имеет законные права говорить об этом, - медленно произнес Арчер.
     Да,  это  так. Но в то  же время, ее имя  появилось в  моем  списке.  Я
собираюсь встретиться  с  ней, также  как  и с  некоторыми  гражданами,  чьи
политические позиции идут теми же путями.
     Но почему вы говорите мне это, сэр? - Вновь спросил Арчер.
     Блючер посмотрел  прямо  в  его глаза. -  Вы хорошо известная фигура на
Торине, Арчер. И вы служите под моим началом. Я бы хотел,  чтобы вы знали об
этом, перед тем,  как услышите об  этом от кого-нибудь еще.  Я бы предпочел,
чтобы вы понимали мои мотивы, а не слепо реагировали на мои действия.
     Арчер  задумчиво  кивнул. - Я принимаю  вашу честность, сэр. Однако, вы
понимаете, что я чувствую себя обязанным обсудить это с моей сестрой.
     Блюхер кивнул. - Да, я думаю, что вы можете. Как я и сказал перед этим,
это будет простой разговор, ни больше - ни меньше.




     На планете  Клинтон, противо-Штайнеровские выступления быстро переросли
в небольшое восстание, гарнизонные  войска Лиранского Альянса  были призваны
подавить  беспорядки.  Ведомые про-Дэвионовким сепаратистом, известным,  как
Дранси МакЛау, повстанцы  не подчинились приказам  разойтись, что вылилось в
восемьдесят пять арестов и двадцать три смерти.

     Сообщено по пиратскому вещательному каналу  Слово из подземелий, Торин,
5 октября 3062






     Лейтенант Фиск приказал  своему водителю остановить машину за несколько
домов от дома Кристифори. Смотря через  окно, он удивлялся,  поскольку видел
совсем  не то окружение и  соседей, среди которых  мог бы жить  национальный
герой.  Дома  выглядели непретензионными сооружениями  с  обрезанными живыми
изгородями вдоль тротуара, узкими, наклонными дворами, окруженными тенистыми
деревьями. Они нисколько не  походили на те королевские постройки, в которых
он  вырос.  Он  поправил  кобуру  своего   пистолета,  как  и  два  солдата,
сопровождавшие его. Облаченная  для боя  в условиях города, троица выглядела
определенно не на своем месте в черной, блестящей машине. С тяжелой броней и
наколенниками, шлемами, снабженными  визорами, наплечниками  и налокотниками
они  были снаряжены больше для боя,  чем для рутинного задержания.  Еще одна
машина   с  двумя   солдатами   находилась   на   следующей   улице,   чтобы
удостовериться, что  Андрея Кристифори не  попытается  скрыться через заднюю
дверь.
     В этот  момент Фиск не мог не  думать о  своем отце,  Франциске  Фиске,
Графе  Одессы,  и о  том, как  сильно  он отличался  от  Полковника Блюхера.
Полковник  был  слишком  мягок,  в  то время как его отец всегда считал, что
лидер  никогда  не должен бояться  использовать силу для сохранения порядка.
Фиску  Полковник  не  нравился.  Казалось,  что тот колеблется, применять ли
власть, которой он обладает. Лютер Фиск не колебался.
     Он знал, что Блюхер предупредил Кристифори о том, что его сестра была в
списке  подозреваемых. Фиск считал,  что  это была ошибка  и  что  Полковник
переиграл, потеряв преимущество неожиданности. Правда, девчонка не скрылась,
но это не доказывает ее невиновности. Любому, кто смеет высказываться против
правительства,  против  Архонта,  нельзя  верить.  Может быть  она  пытается
подобраться  поближе  к Полковнику, чтобы убить его, может  быть она готовит
какую-нибудь провокацию. Он  не желал позволить  ей захватить  контроль  над
ситуацией.  Ему  было известно,  что в таком типе  операций  самое важное  -
всегда все держать под контролем.
     В точности  так же,  как мы  сделали с Ньюбергом сегодня, - повторил он
своим  солдатам.  -  Наша миссия заключается в том, чтобы  проводить  Андрею
Кристифори в форт для разговора. Она подозревается в подрывной деятельности,
но нам приказано просто доставить ее Полковнику для разговора. Понятно?
     Оба  пехотинца кивнули.  Фиск  открыл  дверь и  выкарабкался из машины,
почти мгновенно оба  солдата заняли позиции по бокам от него. Он поднял свой
наручный коммуникатор и произнес. - Второй, ты на позиции?
     Да, сэр, - через секунду пришел ответ.
     Фиск кивнул своим людям. Бок о бок  они следовали за  Фиском по длинной
дорожке к парадной двери  дома, где все трое расстегнули  ремни кобуры. Фиск
нажал на дверной звонок и услышал тихие звуки на другой стороне, за которыми
последовали   шаги,   становившиеся  громче,  по  мере  приближения.   Дверь
наполовину открылась и женская фигура  появилась  перед  ними. Она выглядела
более молодой, уменьшенной версией своего брата и была в отличном физическом
состоянии.  При виде  солдат ее лицо  скривилось. Фиску  показалось, что это
произошло скорее от гнева, чем от неожиданности.
     Доброе  утро,  -  начал  он. - Я Лейтенант  Фиск из Пятнадцатой Гвардии
Арктурана Лиранского Альянса. Я так понимаю, вы Андрея Кристифори?
     Она кивнула и приоткрыла дверь еще немного. Ее темно-коричневая рубашка
заколыхалась  на  легком утреннем ветерке. - Мне сообщили о вашем приходе, -
произнесла она.
     Полковник Блюхер просил нас проводить вас в форт. Он бы  хотел обсудить
с вами антиправительственные статьи, которые вы написали.
     Вы настолько боитесь моих слов, что привели сюда вооруженных солдат?
     Фиск ответил более жестко. - Вы должны понять, мисс. Некоторые люди, за
которыми нас послали, вероятно, будут не столь готовы к  сотрудничеству, как
вы. Кроме того, эти солдаты, как и я сам, находятся здесь для защиты Торина.
     Она  вскинула брови  и упрямо  скрестила  руки.  -  Я не знала, что  мы
просили  о защите,  Лейтенант.  Или,  вы просто защищаете нас  от наших прав
свободных граждан?
     Мы может припираться здесь весь день, мисс Кристифори. Полковник ждет.
     Ну что  ж,  входите,  если  хотите,  я  пока  соберу  свои вещи. -  Она
полностью  открыла  дверь  и повернулась, чтобы  пойти по длинному коридору.
Фиск последовал  за ней  по  деревянному полу, оба солдата были прямо за его
спиной. Их ботинки громко прогрохотали, совсем не к месту в этих безмятежных
стенах.
     В столовой  она подошла к  письменному столу,  а  потом  повернулась  и
посмотрела на Фиска. - Я  должно быть  была ужасно груба  с  вами, Лейтенант
Фиск.
     В чем дело, мэм?
     Поддерживать  такого  лидера, как  Архонт и  трудиться над  тем,  чтобы
сохранить  власть ей и  другим таким же  у власти. Выполнять эти полицейские
обязанности по доставке людей для допросов. Должно быть вам  трудно спать по
ночам.
     Фиск прищурил глаза. Она заплатит за свои оскорбления. Если не сегодня,
то скоро.
     Хочу уверить вас, что сплю я хорошо. Это не допрос, а простой  разговор
с Полковником.  Разве вы забыли, что Архонт это наш законный  правитель? Моя
поддержка ее действий абсолютна. Теперь, если мы можем продолжить...
     Она повернулась  к  столу  и открыла ящичек.  - Вот кое-что, что  я  бы
хотела принести вашему Полковнику, - произнесла она, протягивая руку в ящик.
     Фиск уловил отблеск  серебра, очертания кинжала в ее руках среди бумаг.
Не было времени остановиться, обдумать картинку. Было время только для того,
чтобы  среагировать!  Лютер  Фиск  вытащил свой  пистолет и направил на нее,
когда она  начала  поворачиваться.  Да, определенно  это был нож.  Остальные
солдаты тоже потянулись к оружию.
     Фиск  не  помнил  момента,  когда  он  нажал  на  спусковой  крючок, но
последовал взрыв  и  появилась  кровь, разлетавшаяся  вокруг.  Сперва Андрея
Кристифори была отброшена  назад, потом вторая  пуля попала  в ее  тело. Она
обмякла и, как в медленном кино, упала на  стол,  потом перевернувшись и  на
пол.  Его  мозги  остановились на изображении,  в  то время  как оперативник
подошел  поближе, все  еще держа  наготове оружие,  наклоняясь  над  упавшим
телом. Это уже не было необходимо. Фиск был уверен, что она была мертва.
     Он не слышал своих помощников или голосов второго отряда, прорвавшегося
через заднюю  дверь дома. Один из оперативников наклонился и проверил пульс,
но Фиск  знал, что это  бесполезно. Бессознательно он шагнул вперед и встал,
глядя на ее лежащее тело.
     В ее руках были сжаты копии газет, которые публиковали ее статьи. Рядом
лежал серебряный нож для вскрытия  писем, а не кинжал. Его  челюсть отвисла,
когда он увидел, что это было. Должно быть она случайно уцепила его вместе с
пачкой  бумаг. Фиск упал на колени и  уставился на жертву. Никакие звуки  не
достигали его ушей, которые все еще слышали  звук выстрела в тесной комнате.
Что-то  находилось   на   ее  шее,   полускрытое   ее   волосами.  Отодвинув
окровавленные волосы, он  увидел Звезду  Камерона, запачканную кровью. Запах
пороха все еще витал в воздухе, пока он смотрел на медаль. Он знал, что это,
и кому это принадлежит.
     Фиск  также знал,  какие это создаст  проблемы. Даже его отец может  не
суметь защитить его. Все  это было ошибкой,  но никто не поверит в это, даже
Блюхер. Хуже того, появятся те люди  на Торине, которые  смогут использовать
это  происшествие  против  гарнизона  и правительства.  Они  сделают  из нее
мученицу и все из-за него. Он все смотрел на Медаль Чести,  думая о том, что
делать дальше, что сказать.
     Я думал, что  у нее в руках оружие, - сказал он указывая на  безвредный
нож  для  писем. - Она была столь агрессивна.  Вы же  видели, не  так  ли? -
спросил  он, смотря  на двух  оперативников.  Один из них кивнул. - Я  видел
лезвие, сэр, - сказал он,  пододвигая лезвие ближе к ее открытой руке носком
ботинка. Он даже не назвал это оружием.
     Да. Вот  оно. Темная мысль появилась  в дальнем уголке его сознания.  -
Она  была одной  из них, лидер восстания  против Архонта. Она,  должно быть,
думала  напасть на меня или  спрятать  этот нож, чтобы  убить Полковника.  -
Дотянулся до газет, которые она взяла, и в гневе разбросал их по комнате.
     Вы хорошо  все  сделали,  - произнес он, поднимаясь на ноги  и  нервным
движением запуская руку  в волосы. - Первый выстрел по защите этого мира для
Лиранского Альянса был сделан здесь.
     Тон  его  речи   постепенно  становился  все  более  доверительным.  Он
вгляделся  в  двух  своих  людей  и увидел,  что те поняли то,  что осталось
недосказанным.  Он надеялся, что  их версии будут совпадать  с той историей,
которую он подал им.




     Королевские  привилегии не  были в моде  прошлым вечером,  когда Архонт
Катрина Штайнер, облаченная в ошеломительное,  голубое  платье  от  Шигнори,
посетила  Балл Национального Общества, данный  в  ее  честь. Графиня  Одессы
Николас  преподнесла  Архонту  восхитительную брошку, усыпанную  изумрудами.
Архонт, верная себе,  пожертвовала драгоценности в  Фонд Помощи Пострадавшим
на  Солярисе VII, который  был установлен для  того,  чтобы помочь Гражданам
Лирана  восстановить  потерянное во время восстания на  Мире  Игр, прошедшем
месяц назад.

     Голоклип  из  передачи Ты  Здесь, Донегальский Вещательный  Синдикат, 8
ноября 3062






     Катерина, - Арчер позвал через открытую дверь своего помощника.
     Да, сэр, - вежливо ответила она, появляясь в  дверях. Катерина Дениэльс
работала  на Кристифори  Экспресс  со времен его отца. Она  была  достаточно
старой, чтобы уже стать бабушкой, но выглядела много моложе.
     Я хочу послать  сообщение на Морфид по гиперсвязи, Капитану Фуллертону.
Сообщите ему, что как только он  завершит необходимые  трансферты, он должен
отправиться на Липтон, чтобы взять там дополнительный груз. Текущий список в
моей системной директории. Просто присоедините его к сообщению.
     Она отметила просьбу  в своем наручном компьютере, потом подняла голову
и улыбнулась. - Уже иду, Мр. Кристифори, - сказала она, направляясь к своему
столу и закрывая за собой дверь.
     Арчер вернулся к  просмотру  счетов  фирмы  и  услышал  ее приглушенный
голос, она разговаривала с кем-то за дверью. Что-то в  ее тоне привлекло его
внимание, нотка тревоги. Он отодвинул  свое кресло и  начал вставать,  когда
она постучала и открыла дверь.
     Мр. Кристифори,  - произнесла  она, -  кое-кто хочет поговорить с вами,
сэр, он говорит, что это неотложно. -  Не  дожидаясь разрешения, она открыла
дверь, и  солдат, облаченный  в форму Пятнадцатой Гвардии Арктурана, вошел в
комнату и отдал ему честь - совершенно ненужная вещь, поскольку Арчер был  в
гражданской одежде. Он  ответил почти машинально.  Что-то было  неправильно.
Что-то серьезное.
     Лейтенант Полковник Кристифори? - решительно спросил он.
     Да,  Сержант  Майор,  -  ответил Арчер,  поднимаясь в  полный  рост при
упоминании его ранга.
     Сэр, произошел несчастный случай. Полковник Блюхер послал меня сообщить
вам.
     Дрожь пробежала по его спине. - Несчастный случай?
     Наши  люди  сопровождали  вашу сестру  на  встречу  с  Полковником  для
рутинного разговора, очевидно, тогда и прозвучал выстрел. Я  боюсь, сэр, что
ваша сестра была убита.
     Арчер слышал слова,  но было  маловероятно,  что  понимал их.  За  годы
военной службы он видел дюжины  смертей  друзей  и союзников. Многих убил он
сам; в этом была суть  войны. Но ничего из этого не касалось лично его,  или
ему так казалось.
     Андрея...  мертва. Этого не могло произойти. Это невозможно.  Как может
она умереть? Его не было  на Торине, когда умерли их родители. Но сейчас  он
здесь,  и должен был  защитить  ее. Кровь  загудела, когда ярость и смятение
вспыхнули в его голове. Андрея мертва?
     Как? - выдавил он себя слова наполненные яростью. - Где?
     Мне сказали, что это  произошло в вашем доме, сэр. Это все, что я знаю.
Полковник  просил  меня проводить  вас  в  Центральный  Госпиталь,  куда  ее
доставили. Он встретит вас там.
     Арчер устало  закрыл  глаза.  Убита  в  их собственном доме...  как?...
почему? Хотя он чувствовал, что его кровь почти вскипает от гнева,  каким-то
образом ему  удавалось  сохранить  внешнее спокойствие.  Этот солдат не  был
виновным, он просто выполнил свою  работу.  Он  должен сохранить свою ярость
для других, для  тех, кто бы  ни  был виновным в  уничтожении  единственного
близкого ему человека.
     Хорошо, Сержант Майор. Пойдемте.

     Его  привели  в морг  для опознания тела, что  заняло только  несколько
мгновений.  Ее лицо  было  безмятежно, спокойно  несмотря  на смерть. Арчера
спросили, не  нужно  ли ему что-нибудь из  ее  личных вещей, и  он  попросил
только одно. Сейчас он сжал это в кулаке, ощущая металл впившийся в руку. Он
был холодным  на ощупь,  как и в тот  день, когда он  получил его  от Принца
Виктора. Он отдал его  Андрее в знак того, что всегда будет защищать  ее, но
когда пришло время, не смог спасти ее жизнь.
     Он  стоял  в   пустом  коридоре  на   полпути   от  морга,  но  услышав
приближающиеся шаги,  медленно  повернулся.  Это  был  Полковник Блюхер.  Он
подошел и положил руку  на плечо Арчера, чтобы выразить свои соболезнования.
Арчер  посмотрел на  руку  Блюхера,  потом в его глаза.  Вновь, огни  ярости
начали разгораться в его голове.
     Арчер, -  начал  Блюхер.  -  Не  могу  высказать,  как  я  сожалею. Это
трагедия.
     Арчер страстно хотел наброситься на него с  обвинениями. Он захотел, на
какой-то миг,  убить Феликса Блюхера пустыми руками. Каким-то образом память
о безмятежном и мирном лице его сестры помогла удержаться. Сегодня произошло
уже слишком много убийств.
     Скажите мне, что произошло, - потребовал он.
     Мой следователь все еще собирает доказательства и только что закончил с
местом  происшествия.  Если  верить тому, что сказал мой адъютант, Лейтенант
Фиск,  ваша сестра пустила  моих людей  в  дом  и  сказала, что должна взять
кое-что, что хотела  бы принести с собой  в форт. Фиск и другие видели  в ее
руках нож, они действовали, чтобы защитить себя.
     Что! Нож? Только не говорите, что  вы в это верите? Скольких вы послали
на  это  дело?  -  Мысль  о  том,  что Лейтенант Фиск  был причастен к этому
происшествию  скрутила желудок Арчера еще сильнее. Определенно он  невзлюбил
его с первого момента. Теперь кровь Андреи была на его руках.
     Всего четверо, не считая Лейтенанта, - нехотя ответил Блюхер.
     Полковник, вы довольно опытны,  чтобы знать, как это звучит. Неужели вы
думаете,  что  моя сестра  вытащила нож, чтобы  напасть  на пятерых людей  с
пушками?
     Блюхер  отрицательно   покачал   головой.  -  Я   просто  сообщаю   вам
первоначальные  выводы,   Арчер.  Вот  почему  я  хочу,  чтобы   следователи
разобрались в сути дела.
     Я  сказал  ей, что вы  пошлете за ней. Это не было сюрпризом. Если  она
была столь кровожадна, как вы сказали... в доме  множество  оружия,  которое
она могла бы использовать. Разве это не странно - и вам это тоже понятно.
     Я даю вам мои  гарантии, что тщательное расследование  будет проведено,
Арчер.  Я  обещаю, что мы докопаемся до самой сути. Пресса уже напала на эту
новость. Мне нужна истина столь же сильно, как и тебе.
     Арчер слышал слова,  но годы военной  службы научили  его, что зачастую
истина подминалась под желание сохранить карьеру. - Сэр, - выдавил он, - Мне
нужна  полная истина, истина. Мне нужен тот мужчина  или  женщина, кто будет
виноват в преступлении. Если  это вы,  то считайте это угрозой. Если нет, то
считайте это предупреждением тому, кто сделал это.
     Я понимаю, как тяжело вам, - произнес Блюхер, игнорируя угрозу.
     Нет,  сэр,  со всем  моим  уважением, я  не думаю, что  вы хоть немного
понимаете, что я чувствую. Андрея это все, что было  у меня в этом мире. Она
была  моей  единственной семьей.  Я  верил  вам, а теперь  она мертва, убита
вашими людьми. Она это все, что  осталось у  меня.  Теперь и это вы забрали.
Осталось  только  это...  - Он  поднял Звезду Камерона, потом  спрятал ее  в
карман куртки.
     Я докопаюсь до самого дна,  -  ответил Блюхер.  - Я даю вам  мое  слово
офицера и джентльмена.
     Что-нибудь еще, Полковник? - холодно спросил Арчер.
     Если вам будет что-нибудь нужно, пожалуйста, обращайтесь ко мне.
     Арчер прищурил глаза. - Да, есть  кое-что. Мне  нужна  голова того, кто
сделал это. - Он даже не смог произнести имени Фиска.
     Блюхер слегка кивнул головой, когда Арчер повернулся  и пошел к дверям,
ведущим  в  главный  зал. Он с  трудом смог  открыть  их  из-за массы толпы,
стоящей  за ними. Почти дюжина людей рвалась в коридор, пытаясь добраться до
него.
     Голоса  роились  вокруг  него,  выкрикивали  его имя, хватались  за его
рубашку. Один голос был  громче остальных. Молодая женщина с закрепленной на
голове голокамерой, проложила себе дорогу к нему.
     Лейтенант  Полковник Кристифори, Я Кати Винсон  из ДВС. Мы узнали,  что
ваша  сестра  была  убита  сегодня оперативниками  Лирана. Что  вы,  человек
получивший Медаль Чести и лидер нашей общины, чувствуете?
     Арчер нашел выход своей ярости. Она не видела приближения его кулака, и
он  был  уверен,  что скорость  была  хорошей.  Он  почувствовал, как ее нос
сломался под его ударом, а она упала на спину прямо в гущу репортеров.
     Он перешагнул через тело упавшего  репортера. - Вот,  что я чувствую, -
бросил он.

     Дом был темным,  к тому времени, как он приехал. Горстка соседей стояла
перед ним,  но  разошлась, чтобы пропустит его.  Он знал, что они были здесь
для  того, чтобы  выразить  дань уважения  его  сестре, они  принесли букеты
цветов  и положили их  вдоль всей улицы.  Он оставался в своем офисе  до тех
пор, пока  репортеры  не  стали невыносимы.  Некоторые  его  рабочие открыто
жаловались, другие тихо сидели за своими столами.  Все они знали его сестру,
работали под ее  руководством, в то время как он был вдалеке от дома. Он дал
им два дня выходных.
     На входной двери дома была прикреплена записка от полиции. Он не прочел
ее, а сорвал и  вошел в дом. Когда он зажег свет, он увидел, что все  было в
беспорядке.  Следователи  копались  во всем,  что  имели  он и  Андрея,  под
предлогом сбора доказательств. Он прошел в комнату, где умерла Андрея.
     Пятно. Это было  то  место, где закончилась ее  жизнь. Тишина покрывала
все  в  комнате. Он подошел к  столу, один  из  ящиков которого все еще  был
полуоткрыт. Это был тот самый, который  Андрея использовала для своих личных
бумаг, и он уважал ее личные дела.  Теперь он был один в пустом доме, теперь
одиночество станет проклятием, а не спасением.
     Он взглянул в  ящик и заметил листок, написанный от руки. Подняв его он
узнал почерк Андреи. Ее почерк  всегда были лучше его, и он печатал то,  что
хотел написать. Он печатал с такой  же  быстротой, как  и писал от руки.  Он
помнил, как она обычно упрекала его в этом.
     Он развернул  листок  и прочел страницу. Очевидно, что это был черновик
чего-то, над чем она работала. Слова, ее и других людей. Она всегда носила с
собой  листочки  бумаги,  на  которых  отмечала  свои  мысли, не  внося их в
компьютер.
     Надпись на вершине листа гласила  - Время Осуждения, Андрея Кристифори.
- Он читал дальше.

     - Венделл  Филипс  однажды  написал,  что  `Восстание  в  мыслях всегда
предшествует  вооруженному  восстанию`. Мы,  как лояльные  Лиранцы, как  раз
находимся в  проливе  между этими  двумя стадиями. Наш лидер  начала широкую
кампанию по  притеснению людей,  которыми,  как она заявляет, она правит  со
всей добротой.  На самом деле,  Архонт, систематически оскорбляет ту власть,
которую ей вручили люди Федеративного Содружества.
     А почему?  Она делает  это преследуемая  своими собственными желаниями,
своей манией, а не в соответствии с желаниями обычных людей. Стендаль писал,
` Пастухи всегда пытаются уверить свое стадо,  что их интересы одинаковы`. Я
подчеркиваю, что слова о единстве приходящие с Таркада - ничто  большее, чем
те самые действия пастуха, который пытается взять свое стадо под контроль.
     Я  не буду ждать и наблюдать,  как меня лишают моих основных свобод, не
буду поддерживать правительство, окруженное слухами о убийствах и жестокости
против тех самых людей, которых оно присягнуло защищать. Моя  совесть и душа
не для продажи, как и люди Торина.

     Отрывок не был  закончен. Некоторые заметки виднелись вдоль  полей, где
она  рассматривала  возможные изменения  текста. Казалось, что  Арчер слышал
слова, как  будто  она произнесла их, шепча в его ухо.  Он  аккуратно сложил
листок и поместил в нагрудный карман своего комбинезона.  Потом повернулся и
выключил свет, позволяя темноте еще раз окутать комнату, где умерла Андрея.
     Он  вышел  на лестницу,  ведущую на второй  этаж. Медленно  поднимаясь,
Арчер  оставался  наедине  со своими  воспоминаниями,  а  звуки  шагов  эхом
разносились вокруг, отражаясь от деревянных полов.




     Во   время   пребывания   в  Военной   Академии  на   Робинзоне,  Артур
[Штайнер-Дэвион]  сблизился  с  семьей  Сандовал,  которая  почти  абсолютно
считает  Синдикат  Дракона  единственным  врагом  достойным  противостояния.
Противо-Синдикатские элементы в области Драконис  могут  предпринять попытки
использовать  Артура,  как номинального  лидера  -  и, честно  говоря, Артур
довольно эмоционален и уязвим для подобного рода манипуляций.
     Страница  37,  рапорт  разведки,   подготовленный  Лейтенант  Генералом
Джеррард  Кренстоном,  Разведывательное Управление ОВЗЛ,  для Прецентора Ком
Стар Виктора Штайнер-Дэвиона / Командующего Оборонительным  Войском Звездной
Лиги, 1 Ноября 3062






     Как и  сам Феликс Блюхер, его офис  в  форте был оформлен в спартанской
манере, исключая несколько древних картин, которые он  всегда брал с  собой,
переезжая с места на место. Они были отпечатаны века назад, военные картины,
изображающие солдат девятнадцатого века. Он собирал их из-за военной формы и
выражений лиц, которые  напоминали  о  простых,  честных  временах. Временах
героических свершений, когда битвы выигрывались с помощью храбрости и чести.
     Раздался сухой щелчок по двери, и Блюхер немного подправил свой костюм.
Это  мог быть  только  Лейтенант Фиск, явившийся по  вызову  Полковника.  На
пустом   сером   столе   находился   предварительный  отчет  об   инциденте,
произошедшем  с  Андреей  Кристифори. Блюхер  лично опросил остальных  своих
людей, присутствовавших в момент выстрела, и уже составил свое личное мнение
о том, что произошло.
     Фиск  вошел  в  комнату,  осанка  прямая,  в  самых  высоких  традициях
Лиранской  армии.  -  По  вашему   приказанию  прибыл,   сэр,  -   формально
отрапортовал он, однако Блюхер остался невпечатленным.
     Да, Лейтенант. Нам надо  кое-что обсудить. - Он открыл файл, лежащий на
столе и просмотрел рапорт. Он прочел его дважды, потом прочел его меж строк.
Он  был  солдатом  достаточно долго,  чтобы  знать,  что военное  правосудие
зачастую было просто формальностью. А его расспрос солдат,  присутствовавших
при смерти Андреи Кристифори, являлся просто нарушением.
     Блюхер медленно закрыл файл и окинул Фиска долгим, твердым взглядом.
     Так скажите же мне, Фиск, вы правда думали, что сможете замять это?
     Сэр? - запнулся Фиск.
     Не надо меня оскорблять, притворяясь, что вы не знаете, о чем я говорю,
Я переговорил с  остальными.  Вы  должны гордиться ими.  Большей частью  они
придерживались  той истории,  которую  вы нашептали им. Только один  в конце
концов раскрыл правду - вы запаниковали.
     Я действовал  так,  как меня  учили, сэр.  Я  увидел  оружие  и пытался
защитить себя, - возразил Фиск, но дрожание щеки выдало его.
     Одинокая девушка,  гражданская, три вооруженных  солдата в комнате, два
снаружи, полный  набор вооружения для  подавления восстаний,  к тому  же она
знала, что вы придете. И вы считаете, что она была настолько безумной, чтобы
вытащить  нож?  -  Голос  Блюхера  повышался,  в  течение его  речи.  Он был
разъярен. - Ваши суждения потрясающи, Лейтенант.
     Я делал то, что считал правильным.
     А ваша попытка скрыть это - Блюхер не сразу нашел слово- трогательна. Я
бы  сказал недостойная офицера, но  с этой точки зрения меня смущает то, что
мы  с вами  в одной организации, в  одном подразделении.  О  чем  вы думали?
Пытались защитить имя своей семьи?
     То,  что вы назвали "попыткой скрыть" было сделано  для общей выгоды, -
произнес Фиск.
     Что вы имеете в виду?
     Мы  оба  знаем, что на  Торине присутствуют  повстанческие элементы. Мы
видели  признаки  и  читали  рапорты разведки.  Вот  почему Пятнадцатые были
размещены для охраны  этого мира. Под  вашим руководством я составил  список
подозреваемых,  и мы  могли бы задержать  и  допросить их тогда,  после  той
террористической атаки на ресторан. В этот  раз  у нас есть кое-что получше.
Один из  их лидеров мертв. Это ясный  знак для  тех,  кто подумывает  о том,
чтобы восстать против Архонта. Цена  восстания - смерть. Единственный способ
подавить открытое неповиновение - это стальной кулак.
     Его  слова  звучали  прочувствовано, особенно  подчеркиваясь  недавними
словами  Архонта,   направленными  на  сохранение   войск  едиными   под  ее
руководством.
     Блюхер некоторое время рассматривал Фиска. Потом он почти рассмеялся от
тупости этого человека.
     Ты  такой кретин, Лютер.  Ты  используешь  риторику  как  тренированная
обезьянка и не понимаешь, что делаешь на самом деле. Да, некоторые повстанцы
могут  быть убеждены  таким способом. Но в данном случае это работает против
нас.
     Архонт...
     Архонт,  - прервал его Блюхер, - молодая женщина, политик в  сердце. Ей
не приходилось жить среди людей, которыми она правит. Жить с ними и бороться
за  сохранение  их свобод - свобод,  которые  вы, Фиск, пытаетесь отнять. Ее
действия - акт отчаяния, а не мудрого руководства.
     То, что вы произносите, предательство? - зло спросил Фиск.
     Нет, спокойно ответил Блюхер. - Я рассуждаю прагматично. Вы, Лейтенант,
дали  этим людям  причину  сражаться  не на нашей  стороне. Вы убили  хорошо
известную фигуру, которая к тому же была  беззащитная женщина. Женщина,  чей
брат  всепланетная знаменитость. Вы вручили тем, кто может  подняться против
нас причину, повод, цель.
     Сэр, с подходяще  подобранным заявлением, граждане могут быть повернуты
против  Кристифори.  Если вы  ничего  не  сделаете  то, он останется угрозой
единству вашего командования. - Забота в голосе Фиска была подлинна.
     Вы единственный, кто видит  Арчера  Кристифори врагом государства. Все,
что вы сделали, так это нажили себе грозного врага.
     Вы  говорите  с таким почтением о  нашем  дорогом  Лейтенант Полковнике
Кристифори.  Вам приходило  на  ум, что  он может  быть  одним  из тех,  кто
работает против Архонта?
     Я бы не предполагал ничего.
     Если вы  сделаете шаг,  вы  сможете  уничтожить его,  как потенциальную
угрозу.
     Блюхер  отрицательно  качнул  головой. -  Нет,  Лейтенант  Фиск. Если я
сделаю, как вы предлагаете, я стану частью проблемы. Я не буду делать этого.
     Значит вы не лояльны Архонту?
     Мгновенно  Блюхер оказался на ногах, и  ударил по столу с такой  силой,
что,  казалось,  встряхнул  всю  комнату. -  Не  смейте сомневаться  в  моей
лояльности! Ты был моим адъютантом, но это не дает тебе никаких  специальных
прав, особенно сейчас. Я полностью лоялен правительству и Архонту.
     В дерзость  этого  мальчишки  невозможно было поверить.  Феликс  Блюхер
сражался и убивал в кокпите своего робота до того, как тот появился на свет.
Если бы не влияние его отца при дворе, Лейтенант Фиск никогда бы не поднялся
до   такого  положения.  Как  смеет  кто-либо  как  он  подвергать  сомнению
лояльность командира?  Были  времена, когда такие  офицеры  вышвыривались со
службы. Теперь их только продвигали выше.
     В  долгом молчании  Блюхер сверлил взглядом лицо Фиска,  что  заставило
молодого человека отвести взгляд. Черта появилась между ними, невидимая,  но
уже реальная. Фиск застыл во  внимании, и Блюхер заметил капли  пота  на его
висках, что смягчило его.
     Могу ли я спросит вас, полковник, каковы ваши намерения?
     В  отношении  вас?  Это  просто.  Вы  арестованы  и  предстанете  перед
трибуналом как можно быстрее.
     Фиск  видимо опешил. Злая краска его лица сменилась  на бледность. - Вы
не можете говорить это серьезно, сэр.
     Блюхер  положил  свои  кулаки  на стол  и наклонился  по  направлению к
молодому человеку. - Я  вполне серьезен. Приказы были внесены и представлены
Службе Расследований. За дверью вас ожидают два охранника. Они отведут вас в
камеру для ожидания заседания суда.
     Фиск зашатался довольно сильно, чтобы тренированный взгляд смог уловить
это.  Впервые  с начала  разговора  Блюхер  почувствовал  некоторую  степень
удовлетворения.
     Я свяжусь с моим отцом, Графом.
     Блюхер был просто  удивлен фактом,  что Фиск  еще не сделал этого. Граф
Николас Фиск имел  большой вес при королевском дворе, но Блюхер не  был  тем
человеком, который бы был  испуган  призраками  политических ветров.  Он был
солдатом в своем сердце, он знал, что должен сделать, когда видел это.
     Но не был он и  слеп настолько, чтобы  не видеть риск  осуждения своего
адъютанта в трибунале.  Вероятно, что верховное командование может вмешаться
из-за  давления  его отца.  Но  до этого  времени,  существовали  правила  и
процедуры, которых следовало придерживаться. - Я понимаю, что ваш отец будет
слать  большое количество сообщений, кричать о своих  заслугах. Но  Одесса в
многих  световых  годах  отсюда,  и  под  моим   командованием  вы  поймете,
правосудие может быть быстрым.
     Голос Фиска дрогнул. - На чьей вы стороне... сэр.
     Меня не  предупредили, что в этом деле есть какие-то стороны, - ответил
Блюхер кратко.
     Что  вы  делаете,  чтобы  справиться  с  повстанцами? Что  с  Лейтенант
Полковником Кристифори? - Голос Фиска выдал нотки страха.
     Полковник нажал  кнопку  на контрольной панели в углу его стола.  Дверь
его офиса  открылась и пара вооруженных стражей вошла в комнату. Один из них
нес  пару наручников.  Он  подошел к Фиску и  попросил того сложить  руки за
спиной и быстро замкнул их.
     Не  беспокойтесь о Кристифори, - с сарказмом произнес Блюхер. - Если вы
будете вести себя  хорошо, я обещаю не  допустить  его рук  до вашей  шеи. -
Потом стражи повернули Фиска и вывели его из офиса.


     Арчер сидел один в  семейной комнате его теперь пустого дома, как будто
ранняя вечерняя темнота и тени были старыми друзьями и пришли навестить его.
Это был долгий день и было  необходимо сделать многое. Он отдал распоряжения
о  погребении, но  вряд ли  помнил  о том, как это было. К дому пришли люди,
выражающие скорбь об его потере. Катерина Дениэльс пришла вечером и принесла
ужин, а потом разрыдалась еще  до  того,  как  он пригласил  ее войти. Он не
помнил пищи. Он  помнил о том, что ел, может быть первый раз за день, но это
было все.
     Гауптман  Катя Чаффи также  появилась с выражениями  соболезнования  от
членов Милиции Торина и той вещью, которая была ему необходима - разговором,
который  отвлек его  мысли  от  потери.  Вместе  они  говорили  о  том,  что
происходит с подразделением,  о ежедневных  обязанностях и мирских делах. На
краткий момент, Арчер оказался вновь один, сидя  в темноте,  пытаясь оживить
воспоминания о лучших временах.
     Когда он услышал стук в дверь, он  не был уверен в том, не вообразил ли
он этот стук или тот был реален. Он встал и  прошел медленно, как старик, до
парадного  фойе,  которое  Андрея  всегда   называла  "приемной  зоной"  или
"прихожей". Он включил  внешний  свет и открыл дверь, щурясь от неожиданного
света.
     В проходе стоял  Полковник  Блюхер, его длинное пальто расстегнуто, его
перчатки сжаты в руке. Арчер медленно кивнул. Он не был на службе сейчас, да
и не мог бы отдать честь офицеру, который командовал человеком, который убил
его сестру.
     Полковник Блюхер, - ровно сказал он.
     Надеюсь не потревожил вас.
     Арчер мотнул  головой. - Нет, Полковник, я просто  занимался некоторыми
личными делами.
     Я бы хотел, чтобы вы узнали  до  того,  как услышите об этом из средств
массовой информации,  что я обвинил Лейтенанта  Фиска в смерти вашей сестры.
Трибунал состоится как только это будет возможным.
     Выражение  лица  Арчера  не изменилось.  -  Кто-то  должен ответить  за
преступление.
     Он  ответит, Арчер.  Я  собрал четкие доказательства.  Суть дела  будет
разрешена быстро.
     Хорошо, Полковник. Это все?
     На мгновение Блюхер  опустил глаза, потом посмотрел на Арчера. - Если я
могу сделать для  вас что-нибудь, Лейтенант Полковник, пожалуйста, дайте мне
знать.
     Арчер так  взглянул на него, что Полковник не выдержав отступил  на шаг
назад.
     Да,  сэр,  - произнес он наконец. - Вы можете  просто проследить, чтобы
правосудие свершилось.
     С этими словами он захлопнул дверь и темнота собралась вокруг него.

     Утреннее солнце заставляло его  чувствовать себя слишком жарко в темном
костюме,  но  Арчер  это  игнорировал.  Он смотрел на остальных, собравшихся
вокруг него на покрытом травой склоне холма, видел скорбь на их лицах. Он не
мог заставить себя  взглянуть  на гроб Андреи, который стоял перед ним.  Это
было уже не в  его силах.  Кто-то плакал.  Другие выглядели ошарашенными. Он
понимал их чувства. Он  прочувствовал все  это  в последние  часы. Но  прямо
сейчас время было  не для себя или для  его скорби.  Сейчас было  время  для
того, чтобы сказать прощай.
     Он  благодарил свои  годы на  военной  службе, которые дали ему твердую
спину, чтобы  остаться  прямым, когда чувствуешь  себя столь  слабым.  Среди
людей  в  первом  ряду  он увидел Катю  Чаффи,  которая наклонила  голову  в
приветствии.  Арчер  сделал  долгий  вдох,  улавливая  запах  утренней росы.
Вдалеке  он слышал крики  птиц, достаточно  музыкальные, чтобы позволить ему
вновь сконцентрироваться на настоящем.
     Сегодня мы пришли  отдать  дань уважения Андрее  Кендрик  Кристифори, -
начал он.  - Мы знали ее как друга, начальника, товарища  и  любимую сестру.
Она  посвятила свою жизнь попыткам помочь другим  жить лучше, в то  же время
занимаясь семейным делом и работой на общество.
     Он осмотрел собравшихся, узнавая их всех. - Моя сестра  умерла  задолго
до своего времени. Это  была  бессмысленная смерть, одна из тех, которые  не
должны  были произойти.  В последние недели  своей  жизни  она провела много
времени  за работой, надеясь, что ее слова напомнят нам о цене наших свобод.
Ее  смерть  напоминает  нам,   что  человеческое  существование  может  быть
разрушено двумя вещами: властью  и  страхом. Она  понимала  это  и надеялась
убедить остальных, что мы  должны  встать против  тех,  кто попирает власть,
несмотря на их титулы и положение.
     Давайте  никогда  не забывать ее,  -  произнес  он, слегка  проглатывая
окончания слов,  - давайте  никогда  не забывать то,  что она хотела сказать
нам.
     После того,  как основная масса людей стала расходиться после  короткой
церемонии, Катя  Чаффи  приблизилась  к  нему. Она  казалась  другой,  почти
незнакомой, и  только потом  Арчер понял, что  всегда  до  этого видел  ее в
униформе. Сегодня, одетая в  черное  гражданское  платье, она казалась более
женственной, чем он замечал до этого.
     Она подошла и дотронулась до его руки. - Сэр, я могу что-нибудь сделать
для вас?
     Арчер покачал головой. - Нет, я буду в порядке. Мы  не  на службе Катя.
Зови меня Арчером.
     Она кивнула. - Вашу сестру любили очень многие.
     Она  посмотрела  на  остальных,  пришедших  сюда,  которые  уже  начали
расходиться. - Да, у нее было много друзей.
     Многие в подразделении,  как и мои  друзья читали  ее  статьи. Они были
великолепны. Она так  хорошо  понимала  то, что  происходит на Таркаде и  по
всему Альянсу.
     Арчер слегка  нахмурился. - Ее мысли, ее  слова  привели к тому, что ее
убили.
     И это делает их  еще более ценными.  Андрея бы  не хотела, чтобы  из-за
этого ее идеалы умерли невостребованными.
     О чем ты говоришь, Катя?
     Я говорю, что она бы  не хотела,  чтобы ее идеи закончились здесь. Если
мы собираемся почтить  ее, мы бы  почтили ее  словами, которые она  пыталась
сказать нам.
     Арчер кивнул. - Я обнаружил листок, который она не закончила. Они убили
ее до того, как она написала последние слова.
     Я встречала ее  только однажды,  Арчер, когда она пришла навестить тебя
на службе. Но я читала ее статьи,  и я  думаю, что ее последние слова должны
быть услышаны.
     Арчер наконец  полностью повернулся, впервые сумев посмотреть  на  гроб
Андреи, погруженный в землю. "Теперь мое время, не  так ли?" - молча спросил
он ее. Он подобрал горсть земли и  бросил  ее в открытую  могилу. Покойся  с
миром,  Андрея.  Ты  закончила  свою  работу  незаконченной,  но  она  будет
завершена.
     Потом  он повернулся  к  Кате  и увел ее прочь,  думая  о многих вещах,
которые говорила Андрея, которые станут его образом действия.




     Единым  движением,  которое  застало  всю  область  Капеллан  врасплох,
Восьмой Полк Федеративного Содружества  атаковал  Первых Драгун Капеллана на
ключевом мире Содружества, Катиле.
     Драгун  недавно призвали  на  Кахи  из Верло  по приказу герцога, и  их
заместил Восьмой  полк,  который также перевели на новые позиции. Битва  все
еще пылает,  но до сих пор  не ясно, что вызвало атаку. Надежные источники в
военной  машине Содружества сообщают,  что  командир Восьмого откровенничал,
что  не  желает "оставить  Область Капеллы  открытой врагу  -  и внешнему  и
внутреннему".

     Местный  новосной выпуск, вещание  города  Нью  Хопе, Катил,  Лиранский
Альянс, 16 ноября 3062






     Феликс Блюхер стоял перед камерой и смотрел на тени. Карцер  командного
поста был темным,  плохо освещенным и пропах  тем  самым запахом  пота,  что
бараки  и  камеры по  всей Внутренней Сфере. В  камере  было две койки, один
туалет, серый бетонный пол, маленькая металлическая раковина и один человек:
Лютер Фиск. Исчезла его отглаженная униформа, смененная несколько дней назад
на бесформенный оранжевый костюм заключенного. Сидя на краю нижней койки, он
взглянул вверх на Блюхера.
     Военный  трибунал  не  был  просто  короткой  встречей офицеров.  Из-за
личного  интереса Арчера Кристифори  в этом деле,  его  не было  среди  них.
Пришло  трое  свидетелей,  а  защита  Фиска была  просто  "безосновательной"
просьбой. Это  насторожило Блюхера, но дело  было решено  в течение часа. По
обвинению в убийстве  человека  и должностном  преступлении,  полковник  сам
огласил приговор - тридцать лет.
     Феликс  Блюхер  не  был  дураком. Он  знал,  что  могущественная  семья
мальчишки уже работала над его освобождением. Однако, при всей суматохе этих
дней  в  Федеративном  Содружестве,  к его удивлению,  ответ с  самого верха
пришел весьма быстро.  Приоритетная  ГИС передача прибыла из самого  дворца,
сообщение, которое, несомненно, вызовет большие проблемы на Торине.
     Блюхер долгое время  ничего не говорил,  зная,  что ситуация поменяется
полностью. Фиск встал и подошел к решетке камеры. - Пришли позлорадствовать,
Полковник? -  сказал он с высокомерием, которое Блюхеру пришлось  пропустить
мимо ушей.
     Полковник  скрестил руки  и уставился на молодого  офицера, пряча  свой
гнев  под  маской спокойствия.  - Вы были  столь  заняты, Лютер,  -  наконец
произнес он.
     Лицо  Фиска  неожиданно  озарилось. - Я так  понимаю, что  до вас дошли
новости от моего отца, не так ли?
     Блюхер  просто  смотрел на него.  - Сообщение пришло от самого Архонта.
Ваш отец  должно  быть дорого заплатил за  вашу шкуру.  По  приказу  Архонта
Катрины  Штайнер,  приговор  трибунала  был  отменен.  Мне  также  приказано
восстановить вас в должности моего помощника. Вы свободны.
     Хотя Блюхер сохранял свое лицо спокойным, а тон  нейтральным, все в нем
восставало против этих слов. Он  был лояльным  военным, который понимал, как
важно  правосудие для сохранения команды. Теперь  и  оно  было  узурпировано
Архонтом. Даже хуже, он знал, что местное население не будет терпеть. Архонт
покупал  себе политическую поддержку  с помощью подобных подарков,  оставляя
людей, таких как он, разрешать беспорядки, создаваемые ею.
     Фиск наклонил голову к решеткам. - Я пытался сказать вам, что это может
случиться, Полковник. Мой отец имеет большое влияние при дворе.
     Следите за собой, Фиск. Я не впечатлен вашими трюками. У вас может быть
отец, имеющий привилегии, но вы все еще под моим командованием.
     Фиск сделал вид, как будто ничего не слышал. - Когда я буду освобожден?
     Через несколько секунд. Сперва нам надо немного поговорить. Вы выиграли
только  часть  приза, мой  друг. Вы  правда считаете,  что  можете полностью
избежать наказания? Ну что ж это не так до тех пор, пока я командир.
     Фиск кратко рассмеялся. - Полковник, то, как я получил свою свободу, не
важно. Вы заявляли, что изучали историю.  Конечно, вы знаете, имеют значения
только последние приказы. У вас есть ваши приказы. Освободите меня.
     Вы не понимаете, не так ли, Фиск?  Я  подчинюсь, но как ваш командир, я
все еще имею большой запас пространства для маневра.
     И?
     Во первых,  вы свободны, но  также вы назначены  Главным Исполнительным
Офицером. Во вторых, вы обнаружите лист обязанностей на вашем столе, включая
инспекцию кухни, охрану периметра и тому подобное. Для  таких как вы с таким
проверенным послужным списком, это наилучшее из  возможных назначение. Вы не
согласны, Исполнительный Офицер?
     Краска  моментально  отхлынула  от  лица  Фиска.  -  Вы не можете  быть
серьезным. Обязанности на кухне?
     Я вполне серьезен, - произнес Блюхер, вставляя ключ в запорный механизм
на  двери  камеры. Тот громко щелкнул,  а  Фиск  теперь  мог открыть дверь и
покинуть  камеру,  как  только  пожелает.  Однако,  новоназначенный  Главный
Исполнительный Офицер стоял ошарашенный, уставясь на полковника.
     Вы  можете  вернуть  себе  униформу  и немедленно  приступить  к  вашим
обязанностям, мой дорогой Фиск.
     Фиск, казалось, пришел в себя, как  будто неожиданно обдумал идею. - Вы
переоцениваете ваш  авторитет, Полковник. Если  отмена трибунала была  столь
легкой,  что  будет  стоить  моему  отцу  получить  у  Архонта   решения   о
восстановлении меня в должности.
     Возможно,  сказал  Блюхер, - но я могу поставить  на то,  что  ваш отец
использовал свои привилегии для того, чтобы освободить вас. Он вряд ли может
вернуться  за  большим к  Архонту. Он будет выглядеть как дурак  и  оскорбит
Архонта тем, что ее  прощения недостаточно. Нет, Я  бы поставил на  то,  что
вашему дорогому  папочке  придется подождать  немного. И  даже  тогда у меня
будут возможности,  как  у командира, о которых  ни  вы,  ни ваш папа  и  не
думали.
     Тогда он просто переведет меня куда-нибудь, - возразил Фиск.
     Я был солдатом большую часть моей жизни,  Фиск. Многие офицеры в  армии
Лирана  мои близкие друзья, и большинство задолжали мне, поскольку я никогда
не  спускался  до  политики. Да,  вы  можете  избежать моего  наказания,  но
проведете остаток жизни оглядываясь  через плечо, чтобы посмотреть, не стану
ли следовать за вами я или ваша другая проблема.
     Другая опасность?
     Блюхер ухмыльнулся, как кошка. - Вы  заполучили опасного врага  в  лице
Арчера Кристифори.  Из того, что я слышал о нем, не будет места в галактике,
где  вы  сможете  чувствовать  себя   в   безопасности...   мои   сожаления,
Исполнительный Офицер.

     Арчер  присел за стол и  отодвинул счета в сторону, как  вдруг раздался
стук в дверь. Она слегка открылась и Катерина Дениэльс заглянула внутрь. - У
вас гости, сэр.
     Катерина, - произнес он, откидываясь в кресле и  взмахивая рукой, -  ты
ведешь все мои звонки и назначаешь все встречи. Ну что такое особенное может
так неожиданно сломать распорядок?
     Это Мисс Чаффи и Мистер Хопкинс. Они сказали, что это важно, а я видела
вас с Мисс Чаффи несколько дней назад на похоронах вашей сестры...
     Она хороший друг, Катерина.
     Вам нужны такие  друзья, если  вам  интересно мое мнение, -  произнесла
она. Арчер привык к тому, что она возилась с ним больше, как с сыном, а не с
работодателем, и даже ценил ее  заботу. Ее присутствие помогало заполнить ту
сосущую пустоту в его жизни, также как и присутствие Кати Чаффи.
     Ты опять вмешиваешся, Катерина, - сказал он притворно.
     Просто делаю мою работу.
     Проси их войти.
     Дверь  открылась до конца, и она пригласила двух его друзей войти. Катя
была облачена в форму и не ответила на его улыбку, когда он жестом предложил
им садиться. Как  только  Катерина  закрыла дверь, Арчер приподнялся и пожал
руку старшему офицеру, Сержант Майору  Дариусу Хопкинсу. Рука  была  грубой,
мозолистой, чего и следовало ожидать от командира отряда пехоты Милиции.
     Приятно  видеть вас обоих, - начал  Арчер. - Должен признать, что визит
оказался неожиданным.
     Несмотря на относительно хорошее чувство юмора, оба его гостя выглядели
угрюмыми. Лоб Кати был омрачен задумчивостью, а рот Хопкинса  скривился  под
густыми прокуренными усами.
     Что-то произошло. Я могу видеть это на ваших лицах.
     Сэр,  разве вы не  слышали? -  спросила  Катя. - Мы пришли,  как только
услышали про это по новостям.
     Услышали  ЧТО  по новостям?  -  он быстро переводил  взгляд  с  Кати на
Хопкинса и обратно.
     Лейтенант Полковник, - начал Хопкинс, - этот чертов Лиранский полковник
освободил Лютера Фиска.
     Слова поразили  Арчера  как  удар скрытой  дотоле  артиллерии.  Его рот
застыл открытым, но только на секунду.  -  Это  не возможно. Был суд  и  его
признали виновным.
     Блюхер сказал, что  Архонт лично подписала  приказ, - объяснила Катя. -
Папочка Фиска нажал на некоторые связи при Королевском Дворе, чтобы вытянуть
сынка из камеры.
     Арчер слушал, застыв  в  неверии.  Он приказал отключить  телефон. Если
Блюхер  и  пытался  достать его, то  просто не дозвонился. - Этого  не может
быть.
     Но это так, - твердо сказал Хопкинс.
     Эта сволочь  убила  мою сестру. Она была беззащитна, застрелена в своем
же  доме.  Как он может  быть свободным? -  Его мысли  скакали  с одного  на
другое. Где было правосудие? Если Архонт сделала это, тогда пусть  эта  сука
отправляется в ад. Потом пришло озарение.  Андрея  была  права о  Катрине во
всем.
     Блюхер пытался раскрутить это.  Он объявил, что  понизил Фиска в ранге,
но  теперь ему  приходится вернуть  его  на  должность  своего помощника,  -
добавила Катя. - Простите, сэр.
     Хопкинс слегка  рассмеялся. - Он зашел так далеко, пытаясь сказать нам,
что будет  уважать права граждан Торина  и  что  они не  должны протестовать
против его  назначения - что ему приходиться  принимать меры для того, чтобы
совершить  таки  правосудие. Я вращался среди них  достаточно  долго,  чтобы
знать, что эту битву ему не выиграть. Архонт зашла слишком далеко.
     Арчер кивнул.  - Блюхер  обещал мне, что  правосудие состоится. Не могу
поверить, что это происходит.
     А  я могу,  -  возразил  Хопкинс.  - Катерина Штайнер  так  заботится о
сохранении власти, что забывает о том, что работает на нас, а не наоборот.
     Арчер положил  подбородок на руку, задумавшись. - Ты прав.  Дело  не  в
Блюхере. Дело в ней, в Архонте. Она оскорбила свою власть.
     Мы пришли к вам, чтобы сказать, сэр, что весь батальон стоит за вами, -
медленно и осторожно сказала Катя, - не важно, что вы предпримете.
     Арчер взглянул в ее глаза и увидел тот же гнев и растерянность, которые
ощущал сам. Он повернулся к Дариусу Хопкинсу, чье обветренное лицо выглядело
решительным и ожесточенным.
     Хопкинс, резко встал со  своего стула. - Сэр  - Арчер... Я  знаю вас  с
того момента, как вам было четырнадцать и вы вступили в Милицию. Черт, я сам
тренировал вас, чтобы вы  соответствовали НАВС. Я просматривал ваши  данные,
когда ваш отец был  занят, я помогал вам подготовиться к экзамену. Когда вас
продвинули в ранге, я поехал на Новый Авалон, чтобы встать на вашей стороне.
Когда вы вернулись с Хантресса, я был здесь, чтобы приветствовать вас. Здесь
я и сейчас, сэр, не важно что произойдет.
     Арчер  откинулся  в кресле,  придавленный грузом  тех  намеков, которые
посыпались на него. - То, о чем вы оба говорите, это измена. Вы знаете  это,
ведь так? - Его голос вряд ли был громче шепота.
     Измена  это  слово  используемое угнетателем,  чтобы  говорить о  своих
жертвах, - сказала Катя.  - Мы говорим о  свержении  правительства,  которое
больше не представляет интересы народа. Мы говорим об освобождении.
     В  любом случае мы ввергнем  Торин  в  гущу  потенциальной  гражданской
войны, которая разгорается по всему Федеративному Содружеству.
     Жизни  невинных  людей  могут быть  потеряны,  Лейтенант  Полковник,  -
возразил Хопкинс,  -  но  еще большее  будет  потеряно,  если  мы  ничего не
сделаем.
     Не  переоценивай себя, старик. - Так Арчер  звал Хопкинса только, когда
они были  одни. -  Пятнадцатая  Гвардия  Арктурана не  какое-нибудь  зеленое
подразделение. Они пойдут против нас  со всем, что у них есть - и еще сверху
добавят. Наши отряды хороши, но они только Милиция.
     Планирование даст ключ к победе, - произнес Хопкинс.
     И надежда, - добавила Катя.
     Арчер сперва посмотрел на Катю, потом  на Хопкинса  и  каждый кивнул  в
ответ. Он  почувствовал  новый  поток энергии в своем теле, некий двигатель,
которого он не знал уже недели -  нет, месяцы. Этого ощущения не было  с тех
пор, как он покинул службу Звездной Лиги. Являясь военным человеком, он имел
цель -  честная  и благородная кампания по уничтожению  Дымчатых  Ягуаров  и
принуждению Кланов прекратить вторжение во Внутреннюю Сферу. Теперь, Катрина
Штайнер,  всегда   бывшая   самым  громким   проповедником  мира,   защищала
преступника и позволяла убивать невинных.
     Неожиданно он почувствовал странное чувство  обладания целью. - Если мы
сделаем  это,  то не  для мести. Наша миссия проста; мы выкинем  Пятнадцатую
Гвардию с Торина. Без них Архонт не сможет навязывать свое лживое правосудие
или правила. Торин будет свободным, а невинным  людям не придется бояться за
свою жизнь.
     Согласен, - ответил Хопкинс, а Катя просто кивнула.
     Нам надо многое сделать  перед тем,  как мы  сможем сделать первый шаг.
Блюхер  будет присматривать  за нами  еще некоторое  время. Пускай. Мы будем
держать наши планы в секрете до тех пор, пока время не станет верным.
     Но как мы поймем, что это так - когда придет время  ударить? - спросила
Катя.
     Когда  у населения появится причина поддержать  нас,  а  не  сидеть  за
бровкой во время боя. Если народ  Торина поддержит  нас,  Гвардия никогда не
сможет остановить нас.
     Арчер оглядел комнату, где он  провел так много времени, сидя за столом
последние  годы.  Иногда он  чувствовал как в  тюрьме, а  не в офисе. Теперь
существовал не  только Лютер Фиск. Теперь Арчер  Кристифори  чувствовал себя
свободным.




     Новостное Бюро Правительства Лиранского Альянса  категорически отрицает
сообщения о том,  что открытое восстание разгорелось уже более чем на дюжине
миров Альянса.
     В  соответствии  с  официальным  заявлениями Валери  Харт, сообщения  о
приверженных  Дэвиону террористах сейчас идут  отовсюду,  но  она опровергла
новости  подпольных вещательных компаний о том, что некоторые миры находятся
в состоянии открытого восстания.

     Голоклип  из  передачи  Ньюзлайн,  Донегальская  Вещательная  Компания,
Лиранский Альянс, 24 ноября 3062






     Главный  Исполнительный Офицер  Лютер  Фиск  сидел  в  малом,  открытом
транспорте, следуя  за  командой,  патрулировавшей  улицы  пешком.  Водитель
приноравливался  к  их  медленному  шагу, в то  время, как  Фиск наблюдал за
реакцией  людей, мимо которых проходил  патруль. Большинство  людей  вряд ли
уделяли им  и взгляд, просто  отходя в  сторону, как будто те были  простыми
пешеходами. Во взглядах других виднелся лед, когда они уступали дорогу. Один
даже застыл на  их  пути,  заставляя пехотинца  отодвинуть его в сторону, их
плечи столкнулись. Взгляд брошенный на  лицо этого человека позволял увидеть
открытую ненависть.
     Охрана периметра была одной из тех обязанностей, которые были оставлены
Фиску после  понижения в чине. Он все  еще был адъютантом Блюхера, но только
на  словах.  Даже хуже того, предсказание старого офицера  было точным. Фиск
посылал  сообщения  отцу,  протестуя  против  этой новой  обязанности,  даже
требуя,  чтобы  Полковника  отстранили  от  командования. Однако,  сообщение
отосланное  со  скоростью,  превышающей  световую  через  Гипер   Импульсный
Генератор, достигало его отца только через несколько дней. Несколькими днями
позже Лютер получил ответ отца. Граф говорил прямо. Он сказал, что его семья
не может  сделать  большего  прямо  сейчас  и что  его  сын  должен  учиться
выигрывать свои битвы самостоятельно.
     Когда  машина медленно завернула за  угол, игнорируя  сигнал светофора,
Фиск все еще думал  о  своем  тяжелом положении.  Единственной хорошей вещью
было  то,  что  члены  Гвардии   Арктурана,  казалось,  симпатизировали  его
обеспокоенности об опасности восстания на Торине. Большинство из них верило,
как и  он,  что взрыв  бара  был  актом  терроризма, а  не,  так называемым,
трагическим инцидентом. За немногие прошедшие дни  он склонил большинство из
них на свою  позицию, громко говоря то, о чем они только думали. Лучше того,
казалось, что понижение до нового чина сделало его "своим" в глазах отряда.
     Экол Сити,  столица  Торина, был относительно маленьким городом.  Почти
полностью  он  был  уничтожен  во время  падения  первой Звездной Лиги,  его
сравняли с землей бомбардировки и уличные бои. Город, как и старый форт, был
восстановлен,  но никогда не поднимался  до своей прежней славы. Фиск  видел
некоторые другие городские  зоны  на северном континенте  во  время недавних
проверок безопасности и должен  был  отметить, что не смотря на свой внешних
вид, Экол Сити был одним из наиболее процветающих центров планеты.
     Он  все еще  верил,  что Торин  был пороховым  бочонков  про-Дэвионцев,
которые ждали момента для начала восстания. Прошло несколько маленьких акций
протеста, которые  он велел окружить  своими  людьми только  для того, чтобы
Блюхера приказал им вернуться  на более  отдаленную  дистанцию. Удачливее он
был со своим предложением плана по обеспечению безопасности в пяти кварталах
вокруг  форта,  который  Блюхер  одобрил.  Под  командованием  Фиска военный
патруль теперь  ежечасно  патрулировал  улицы, и,  по  крайней  мере  по его
мнению, эта секция города была относительно безопасной.
     Когда  машина достигла угла здания, он попросил  водителя остановиться.
Потом выбрался из  нее и пошел  к месту встречи патрульных. Они стояли перед
закопченными руинами,  которые остались от ресторана. Ему пришло  на ум  то,
что  спустя  годы  они  сказали  бы,  что  все  началось  именно  здесь.  Он
наслаждался моментом, ощущая,  что бой  за освобождение Торина от повстанцев
начинается на этом месте.
     Кто-нибудь знает погибших здесь парней? - обратился он к собравшимся.
     Сержант Брандон  Кармихель, молодой  человек  с безупречным пробором  в
волосах, смотрел в пустоту. - Я знал Сержанта  Веерсон. Хороший танкист.  Вы
бы видели его, когда мы столкнулись с Соколами. После всего этого... умереть
здесь - ужасная потеря. - Остальные солдаты промолчали.
     Наш  полковник  считает,  что  местные жители  в  этом  не  замешаны, -
произнес Фиск. Он знал, что это была  не вся правда, но  хотел проверить то,
что знал  об  этом Кармихель,  как уже  сделал  со  многими подчиненными. Он
должен был чувствовать, кто был истинно лоялен Архонту.
     Тогда он слишком долго сидел за столом, - ответил Кармихель. - Взрыв не
был следствием утечки газа или чем-то другим. Сюда подложили бомбу.
     Фиск  разыграл неверие.  -  Вы думаете?  Нам не удалось  найти  никаких
твердых доказательств в этих руинах.
     Надо  было просто  арестовать  кого-нибудь из подозреваемых  в  этом, -
прервал его Кармихель. - Моя сестра служит в Первом Егерском Алариона, а они
арестовали  больше  трех  сотен подозреваемых  в подобном  происшествии  три
месяца назад.  Могу побиться  об заклад, что это остановит протесты местных.
Они  знают, что если  кто-то еще из наших солдат  будет убит или  ранен... -
пальцем он обвел вокруг горла древним жестом, обозначавшим смерть.
     Фиск медленно  кивнул, как будто Кармихель открыл для него новый взгляд
на вещи.  -  Да, я  предложил что-то  подобное  Полковнику. Он считает,  что
подобные меры только спровоцируют население.
     Кармихель  только  качнул  головой.  -Говорят,  что когда  тебя  делают
Лейтенантом, то  отрезают  яйца и вырывают  глаз.  А  когда тебя возводят до
Полковника, то возвращают одно из яиц.
     Все трое рассмеялись. - Что, как он думает, случится дальше, - наступал
Кармихель,  -  террористы  выступят  по  средствам  массовой  информации   и
расскажут о том, что сделали, вызовут его на дуэль или что-то  подобное? Это
не похоже на драку  с  Кланами или  Синдикатом Дракона. В нашем  случае надо
поддерживать порядок.
     Фиск   не   ответил  ему  сразу,  притворяясь,   что   обдумывает   все
вышесказанное. Когда он заговорил, его голос  был сама достоверность.  - Наш
полковник  - заслуженный  ветеран.  Я думаю, что он просто ждет  достоверных
доказательств до того, как начать действовать.
     Но  все,  что  он делает, так это  только  разговоры. Если у  него есть
список  подозреваемых,  нам  следует  схватить  их   до  того  момента,  как
кто-нибудь еще будет убит.
     Фиск  вел Кармихеля, как и остальных,  по  пути своей логики,  позволяя
Сержанту поверить, что он дошел  до этого вывода самостоятельно. Иногда  это
было очень легко. - Может быть,  если  бы  было  что-то,  что могло бы  быть
доказано  достовернее,  чем несчастный случай... может тогда Полковник будет
действовать.
     Да, он мог бы, - медленно проговорил Кармихель, обдумывая идею.
     Никого  не  надо  убивать.  Если  Полковник  поймет  величину  реальной
опасности для нашей сплоченности, я уверен, что он отреагирует так, как надо
нам, -продолжал Фиск.
     А  что с Подполковником Кристифори? Ходят слухи, что после случившегося
с его сестрой, он поклялся достать вас.
     Фиск  скривился.  -   Командир   Милиции  вряд   ли  окажется  реальной
опасностью. Он старая новость. Я ни в коей  мере не беспокоюсь о нем.  А его
подразделение...   все,  что  они   имеют,  так  это  несколько  устаревшее,
поломанное снаряжение  Ничего,  что  составило  бы реальную угрозу.  Ох,  он
способный тренер,  но он давно  уволился. Кроме того,  я склонен думать, что
некоторые проблемы связаны с ним. Однозначно, что его сестра работала против
интересов Архонта. А что с его офицером по разведке, Гаупманом Чаффи? Ее имя
было связано  в  доносах  с некоторыми группами  диссидентов. Если Полковник
предпримет  что-нибудь  против повстанцев,  ее арестуют и, скорее всего, так
поступят и с Кристифори.
     Частица правды  была в том,  что  он  сказал.  Катя Чаффи также была  в
первоначальном листе подозреваемых.  Фиск также  знал, что до тех  пор, пока
Кристифори оставался на  свободе, он представлял  серьезную  угрозу. Если бы
удалось доказать его связь  с  повстанцами, ему бы  удалось  засадить его  в
камеру и  выбросить  ключ. А  для того, кто  убил единственного родственника
Арчера Кристифори, засадить его оказалось бы весьма удовлетворительным ходом
для завершения его карьеры героя.

     Арчер  сидя за  своим  столом и  изучая дисплей, протер уставшие глаза.
Было  уже поздно,  а в офисе становилось душно. Несколько последних  дней он
суетился,  чтобы продолжить работу  с бумагами  и поддержание впечатления, о
том, что представляет собой ничего более местного бизнесмена. Он и остальные
встречались  по ночам, тщательно составляя планы,  чтобы  все было готово  к
нужному моменту.
     Катя  Чаффи  медленно  и  тихо прошла  по  офису, просматривая рапорты,
которые  составила  ее разведывательная команда из четырех человек. Странно,
но ее  шаги успокаивали его, напоминая Арчеру присутствие  его сестры, в  те
дни когда он работал  поздно ночью. Катя провела работу  по выявлению  в его
доме и офисе  жучков, но пока, казалось, что Лиранцы не очень заинтересованы
в прослушивании разговоров.
     Я  провела  дознание  второго  уровня  по  всему  нашему  персоналу,  -
произнесла Катя.  -  Возможно, есть в наших рядах четверо человек,  лояльных
Лирану.  Один механик, один  Воин, двое пехотинцев. - Она подвинула ему свою
записную  книжку,  чтобы  он  увидел  имена. -  Они  не  составляют  высокой
опасности, но что нам делать с ними?
     Ничего. Когда придет время,  мы проводим их  до дверей, или даже лучше,
отошлем их на  ВИО (временное исполнение обязанностей). Я бы не хотел, чтобы
им был причинен вред. Мы были вместе, как товарищи.
     Арчер знал, что на этот раз не будет той войны вроде тех, на которых он
воевал в прошлом - прямой бой с врагом. На этот раз, ему придется менять тот
путь,  которому  его  учили. Ему  придется  концентрироваться  на  стратегии
предстоящих боев, а не на аспектах индивидуальных битв.
     У нас еще назначены совместные с Гвардией маневры, - подчеркнула она.
     Арчер кивнул.  - Это будет важным опытом. Я бы хотел получить  досье на
каждого в Гвардии, на их роботов, их способности, стили боя,  общий  огневой
контроль.
     Мы  всегда сможем  переключиться на  настоящие  боеприпасы.  Это  будет
маленькая, быстрая победа.
     И мы выставим себя, как агрессоры? Уничтожение солдат, которые не имеют
ни одного шанса ответить? Это не мой стиль, Гауптман. Ты знаешь это.
     Вот потому ты и командир, - сказала она слегка улыбаясь.
     У меня новости от Лии Фуллертона, - произнес он, переключаясь на  тему,
которая нравилась ему значительно больше.
     Ведь он капитан одного из твоих Шаттлов?
     Правильно. Ангельский Огонь. У него полный трюм амуниции для Лиранцев -
ракеты и снаряды для автопушек. И приказ доставить их сюда - на Торин.
     И?
     Фуллертон и моя семья связаны очень давно, - произнес Арчер. - Мой отец
выкупил его залог, помог его семье остаться на плаву в тяжелые времена. Я не
хочу сказать, что он должен мне, но скорее всего  он будет более лоялен нам,
а не Лиранскому альянсу.
     Ты собираешься лишить Лиранцев их прекрасной амуниции?
     Может быть, - ответил Арчер. - Я нашел одного  эксперта по вооружению и
выслал его  в  надирную  точку на корабле Шилон, моем другом Шаттле. У  него
сообщение для Фуллертона и ему придется проделать еще кое-что.
     Компания  Кристифори  Экспресс  обладала  двумя  Шаттлами  и  Прыжковым
Кораблем.  Они  были  уже  далеко  не  так  новы,  но все  еще  представляли
потенциальную силу. Шаттлы путешествовали между  звездами, пристыковавшись к
Прыжковому  Кораблю, который мог почти мгновенно прыгнуть от одной  звездной
системы до другой.
     Катя  не  спросила,  в  чем   заключалась   миссия,  с   которую  Арчер
организовал, но она  была  заинтересована. Она знала его достаточно  хорошо,
чтобы ощущать,  когда необходимо надавить,  а когда не  надо.  Потому  он  и
поставил ее во главе разведывательного отделения Милиции.
     Легкий стук в  дверь удивил их обоих, но это  была  Катерина  Дениэльс,
пришедшая  с  чашками  горячего  кофе  в  обоих  руках.  Она  по  матерински
улыбалась.
     Катерина, уже очень поздно, - произнес Арчер. - Что ты здесь делаешь?
     Она поставила одну из чашек на стол и протянула другую Кате. - Я здесь,
чтобы помочь вам,  сэр, - вежливо сказала она, но  с намеком, что  она знает
больше, чем показывает.
     Катерина -
     Она  подняла  руку,  чтобы  остановить  его. -  До того, как вы скажете
что-либо,  я  хочу   напомнить  вам,  что  я  работаю  с  вашей  семьей  уже
десятилетия. Ваша сестра была для меня как дочь. Вы были сыном для меня. Моя
мать  работала с  вашим дедом,  когда он начитал дело, а после  его смерти с
вашей бабушкой.
     Я думаю,  что догадываюсь, в чем тут дело, я хочу помочь вам. Вы можете
попытаться  выкинуть  меня,  но  это  не остановит  моих  попыток.  -  Арчер
распознал этот беспрекословный  тон в  ее голосе  и знал,  что она ничего не
примет в качестве оправдания.
     В том, что мы делаем есть большой риск, - сказал он.
     Риск всегда  есть.  Чем  больше награда,  тем  больше риск, как  обычно
говорила  ваша сестра,  упокой ее  душу  Господь. Я  думаю, что знаю, что вы
собираетесь сделать.
     Да, я попытаюсь, - сказал он.
     Катерина Дениэльс достала  свою  записную книжку. - Что  мне необходимо
сделать?
     Арчер   улыбнулся.   Что-то   правильное  было  в  том,   что  Катерина
присоединилась  к  ним,  как  будто  появилась  связь  с  его  сестрой, путь
сохранить свое моральное состояние. -  Хорошо. Я готов побиться  об  заклад,
что  в  тот  момент,  как  мы  сделаем  первый шаг,  Феликс  Блюхер  закроет
Кристифори  Экспресс.  У  нас  много наемных рабочих.  Я  бы хотел перевести
финансы в  наличность так, чтобы  он не смог отследить и чтобы был доступ  к
ним, если понадобится.  Кроме  того, я бы  хотел сделать распоряжение о том,
чтобы  каждый  получал  оплату  в независимости от того, как долго  мы будем
закрыты. Никто не должен пострадать из-за моего решения.
     Нашего решения, - произнесла Катя, пригубив горячий кофе.
     Катерина закончила составление  записи в электронной  записной  книжке,
потом посмотрела на Арчера. - Андрея бы гордилась, - сказала она.
     Я надеюсь также, - мягко сказал он. Я не был здесь, когда она нуждалась
во мне больше  всего. Я  намерен  расплатиться по долгам и я  не думаю,  что
пройдет много времени до того момента, как получу шанс.




     Неподтвержденные данные с планеты Нанкинг говорят о  том,  что возникли
столкновения между Милицией Нанкинга и  Первым  Боевым  Полком Федеративного
Содружества на  этом  мире.  Пока  еще  не  было официальных  комментариев с
Таркада от  представителей по  связи  с  общественностью,  которые до  этого
отрицали подобные слухи.

     Новости в 11, 13 Канал, Опал Сити, Торин, 29 ноября 3062






     Влажный воздух болот как кожух обвивался вокруг Penetrator`а, как будто
тот продирался сквозь трясину.  Продвижение  было медленным.  С каждым малым
шагом, ступни Penetrator`а утопали в булькающей грязи. Он боролся с педалями
и  джойстиком, когда  машина по  инерции сопротивлялась  каждому  шагу.  Так
продолжалось уже два последних часа, но это того заслуживало.
     Дублинские  Болота, которые  протянулись на юге и  на востоке от города
Экол, были знамениты как сложностями, которые мешали  в нем ориентироваться,
так  и землей, которая рождала насекомых феноменального размера. По экватору
болота были примерно в две сотни километров диаметром, и  холмы, как острова
поднимались  из  туманной  мглы.  Упражнение, которое  разработал  Полковник
Блюхер, являлось простым быстрым  сражением. То,  почему он  выбрал  болота,
было за пределами понимания Арчера,  кроме того факта, что оно предоставляло
ровное поле игры.  На этой местности ни  Милиция,  ни Гвардия не будет иметь
преимущества.
     Настроение  Арчера изменилось  со времени последнего  упражнения. Тогда
проходила простая  тренировка;  на  этот раз он  намеревался узнать все  про
врага, которого он вскоре встретит в реальном бою. В следующий раз, когда он
столкнется с войсками Блюхера, это будет сделано для того, чтобы покончить с
ним.  Где-то на этом поле вел  своего Робота Лютер Фиск,  убийца Андреи. Она
была мертва, но Фиск обхитрил правосудие  и был  все  еще жив. Арчер оставил
для  него особую ненависть, хотя  и  пытался сохранить  четкую границу между
желанием отомстить за смерть сестры и своим несогласием с действиями Катрины
Штайнер. В такие дни она становилась все более размытой.
     Ландшафт  представлял  большое  число   проблем.  Во-первых,   наземная
бронетехника была далеко не эффективна. Милиция обладала несколькими танками
на воздушной подушке, но  их  было не так много. Он надеялся доставить их на
один  из  возвышавшихся  холмов,  но пришлось отставить  этот план поскольку
трясина  была  слишком глубока. Он и Катя разработали альтернативное решение
послать  бронетехнику  по  северному  краю  болот,  чтобы  ударить по  тылам
Гвардии.   Его   пехота,  под  командованием  Старшего  Сержанта   Хопкинса,
углубилась  вглубь  вдоль  нескольких  лесистых  холмов,  чтобы  подготовить
несколько нападений. Им не надо было вытягивать на себя большого  количества
врага, только связать и замедлить их,  в то время как Арчер и войско Роботов
войдет в бой. По крайней мере, когда они начали, именно таков был план.
     Это была только симуляция боя, игра, в которую боевые компьютеры играли
друг  с  другом, показывая данные  о повреждениях  от  отключенных  орудий и
холостых зарядов артиллерии и боеголовок ракет. Для Арчера,  все это значило
больше. Иллюзия или нет, но все это откроет важную информацию о враге.
     Первый  день почти  полностью  прошел, как  планировали. Милиция Торина
провела  хороший  бой,  вынеся  несколько  более  тяжелых   Роботов  Гвардии
Арктурана, но это стоило им примерно тридцати процентов пехоты. Когда солнце
взошло, Гвардия  загадочным образом отошла назад. Арчер знал, что  Блюхер не
был дураком, и эта странная тишина и отсутствие врага значили, что те что-то
затевают.
     У  него  оставалось еще много вариантов  действий. Первый  заключался в
том, чтобы придерживаться плана, образ действий, который зачастую приводил к
трагедиям в военной  истории. Кроме того, его сила всегда была в том, что он
мог приспосабливаться на лету.  По первому признаку,  что что-то изменилось,
Арчер спрашивал себя о том, что бы он сделал, если бы был Блюхером, и ответа
не пришлось  долго  ждать.  Блюхер вчера не  видел  бронетехники, но, должно
быть, предугадал их позицию и теперь намеревался устроить им мясорубку.
     Планы  Арчера  были немного  другими.  -  Призрак Один  всем Призракам,
продолжайте движение. Нам осталось восемь километров. Наблюдайте за флангами
и  продолжайте  наблюдать  за  сенсорами  дальнего  радиуса  действия. -  Он
приостановил  продвижение наземной техники и  приказал им оттянуться немного
на  высокий  горный хребет к  северу от Болот Дублина. Там,  они скроются  и
будут ждать  прибытие  Роботов. Арчер знал, что есть  время  для  разделения
войска,  а  есть для собирания всех сил. Ключ был в знании  точного времени,
когда надо делать это. Арчер своим желудком чувствовал, что пришло время для
концентрации войск.
     Голос Гауптмана Алисии Гетт  прозвучал  в наушниках нейрошлема. - Молот
Один, Призраку Один, плохие парни у парадной двери. - Ее  тон сказал Арчеру,
что это было  не просто сообщение. Она  не была испугана; Гетт  была слишком
профессиональным солдатом для этого. Нет, казалось,  что она говорила сквозь
сжатые зубы.
     Призрак Один вас понял. Вы продержитесь, Молот?
     У меня есть выбор?
     Арчер  улыбнулся,  сделав шаг  и разгоняя своего Penetrator`а насколько
это было возможным без того, чтобы опрокинуться  в болотные заросли и грязь.
- Призрак Один - Голове, покажите мне расположение Гвардии.
     Он  посмотрел  на  свой  вторичный  дисплей  и   увидел  пятна   света,
показывавшие  маленькую  бронероту Гетт,  размещенную  на вершине  заросшего
лесом  холма. Гвардейцы  приближались с трех сторон. Команда Алис  Гетт была
почти окружена, а  по числу  ее превосходили три  к одному. Почти все Роботы
Гвардии   были  распознаны.   Его   собственные   силы  БоевыхРоботов   были
сосредоточены в короткую линию, которая приближалась к тылам противника.
     Призракам с  Пятого по Восьмого,  отойдите к западу. Вы  будете  правым
флангом. Все остальные двигайтесь прямо. Покажем этим солдатикам, как бьются
местные.
     Арчер  вскарабкался на немного  более твердую  поверхность и побежал по
направлению к  склону холма.  Несмотря  на  деревья и тонкие  кусты,  он мог
различить формы далеких Гвардейцев, поднявшихся почти на две трети  вверх по
холму. Призраком  Пять был Варрен Аши,  известный, как  "Одноглазый",  из-за
искусственного глаза, который он получил в боях против Кланов. Его силы были
распределены справа от Арчера.
     Его сердце  запрыгало,  когда  он  бросился на  своем  Penetrator`е  на
маленькую  поляну, откуда  мог  сделать  хороший  выстрел и  получить чистую
картину склона холма. До сих пор, Гвардейцы не поняли, что их сейчас атакуют
сзади.  Среди них Арчер выделил одного Робота,  который проделывал свой путь
метр  за метром  вверх по холму. Восьмидесяти  тонная громада  Salamander`а,
окрашенная в каштановый и коричневый камуфляж, все еще была  повернута  свой
спиной  к  нему. Только  одна Salamander  была в  рядах  Гвардии  Арктурана,
принадлежала она Старшему Исполнительному Офицеру Лютеру Фиску.
     Арчер  тронул свой джойстик,  чтобы навести прицельный кружок на тонкую
заднюю броню  Salamander. Изменение цвета, сопровождаемое звуковым сигналом,
свидетельствовало о захвате цели, и он немедленно выстрелил.
     Оба  пучка света  от построенных в  Клане лазеров  расширенного радиуса
действия поразили цель. Их мощность была специально понижена, но программа в
обоих  компьютерах  зарегистрировала ужасающее  повреждение.  Почти бумажная
броня  на спине и правом заднем торсе Salamander исчезла. Выдуманная энергия
разрыва проникла во внутреннюю структуру БоевогоРобота, остановив Salamander
Фиска. Казалось,  что  его  трясет, когда  боевой компьютер  зарегистрировал
внутренние взрывы. Арчер усмехнулся про себя.
     По всей  линии Милиции, Роботы  его отряда  Молотов поливали огнем тылы
Пятнадцатой  Гвардии.  Пойманная  между  бронетехникой на  вершине  холма  и
неожиданным   нападением  снизу  большая  часть  Гвардейцев   повернулась  и
предприняла  опасную  попытку ответить,  рванув  вниз  по  холму.  Hollander
Гвардии ненадолго приостановился, чтобы выпустить снаряд из пушки Гаусса,  и
несуществующий  снаряд снес часть  брони  с правого торса Арчера.  Компьютер
толкнул Робота назад, чтобы симулировать попадание. Пот побежал по его  телу
под  охлаждающим жилетом,  когда он  постарался компенсировать  кинетическую
силу удара. Залп ракет дальнего радиуса действия разорвался рядом с  ним, их
выстрелили с максимального расстояния, но они промахнулись.
     Арчер хотел продолжить с Фиском, но у  него  появилась работа,  которую
следовало сделать.  Он  заметил тяжелую версию Dervish`а, ведомую  Сержантом
Кристин  Рельмс,  призраком Восемь. Робот, который уже видел  слишком  много
десятилетий  боев,  запустил  очередь  РДД  в  Panther`у  Гвардии. Panther`а
завибрировала, и оказалась так раскачена ракетами, что упала на спину.
     Вдалеке  Арчер  увидел  маячащий  силуэт  Atlas`а  Полковника  Блюхера,
задержанного двумя  более  легкими Роботами  Милиции.  Мощный  Atlas Блюхера
нападал на них, стрелял, уклонялся, а потом нападал снова.
     Один  из  его  Роботов  скоро упал,  но Арчер не присоединился  к  ним.
Hollander, который атаковал  его  перед этим, теперь  пытался прорваться. Он
навел  почти все  свои средние  пульсирующие  лазеры и выстрелил. Hollander,
машина старого  дизайна с  трубой орудия, высовывавшегося  из правого плеча,
бежал к свободе.
     На мгновение Арчер забыл, что эта  стычка  велась с оружием  пониженной
мощности. Зеленые импульсы лазерного огня осветили  пространство между двумя
БоевымиРоботами, когда Hollander получил повреждения  в правый торс  и руку.
Волна сгенерированного тепла  была лишь слегка меньше чем в том случае, если
бы  он  стрелял  на полную  мощность.  Его дисплей повреждений показал,  что
Hollander потерял одну руку и его единственное оружие.
     Арчер  направился  к  Atlas`у,  сигнализируя  спрятанной  бронетехнике,
расположенной на вершине холма. - Призрак Один всем Молотам, мы их отвлекли.
Теперь, ударяйте им  в спину. - Его слова не были подтверждены устно, просто
он увидел,  как  танки  начали свой бешеный разбег вниз по холму, еще раз за
этот бой ударяя Гвардейцев в спину.
     Мастер Саванны, принадлежавший  Милиции,  проскочил мимо  серо-зеленого
Vulcan`а  Гвардии,  который пытался  выпрыгнуть на  свободное  пространство.
Мастер  Саванны  является  быстрым  бронированным  транспортом на  воздушной
подушке, имеющим только картон под броней и минимальную огневую  мощь. В бою
они  жалят  достаточно  сильно, чтобы  отвлечь внимание.  Когда  Арчер засек
Atlas`а  в отдалении, он также  заметил, что Vulcan поливает огнем маленький
транспорт, но не попадает.
     Он навелся  на Atlas`а и почти был готов выстрелить  по Блюхеру,  когда
его  собственный Робот затрясся от массивного удара в бок. Взгляд на дисплей
собственных повреждений показал, что  в него  попало  примерно тридцать пять
ракет, рассыпавшихся  по правому боку, руке и ноге. Его  броня держалась, но
на ноге ее осталось очень  мало.  Еще удар туда и он будет  также  разбит  и
беспомощен, как и  Hollander, которого  он  обезоружил.  Бормоча  проклятия,
Арчер довернул торс, чтобы встретить нового врага.
     Вдалеке  он увидел  каштаново-коричневого  Salamander`а  Лютера  Фиска,
стоящего  на  месте  и  присевшего,  чтобы  дать  ракетам  более  устойчивую
стартовую площадку. Арчер навел свой прицел на цель, когда еще одна волна из
двадцати ракет дальнего радиуса  действия понеслась на него, симулируя удары
по левой ноге  и  центру торса. Это было не так  плохо, но достаточно, чтобы
сбить прицел.
     А потом произошло это.  Танк милиции, легко  различимый оливковый Брук,
прорвался как зверь через  заросли за спиной  Salamander`а.  Это  был  Молот
Один, Алис Гетт. Ее турель повернулась, в тот  же момент, как и  Арчер навел
свои  орудия. Казалось,  что  секунды  бежали  в  замедленном  показе, когда
Salamander Фиска также нацелил свои ракеты и зафиксировал их.
     Появилась   вспышка   от  двух  оставшихся  у  Брука   Протонно  Ионных
Излучателей, освободивших свою  виртуальную  ярость. Задняя  броня Фиска уже
исчезла,  и  Гетт  записала  бы  на свое  имя еще  одно  убийство. Симулируя
пробоину,  ядерный  реактор  Salamander`а  заглох,  а  Робот  упал  на  бок,
переворачиваясь и скатываясь в заросли.
     Арчер  побежал  к  месту,  где упал  Фиск, осматривая по пути поле боя.
Блюхер уже расправился  с двумя из  трех  Роботов, напавших на  него, но его
Atlas был также поврежден, и ему осталось совсем немного.  Двое поврежденных
Гвардейцев  прорвались  через  линию  боя, но  нарвались на  остатки  пехоты
Хопкинса. Хотя  и с  потерями, но  наземные отряды держались, в то время как
"Одноглазый" и два оставшихся в его звене Робота помогали им.
     С любой точки  зрения бой был  окончен.  Милиция  Торина задала  трепку
Пятнадцатой  Гвардии Арктурана.  На этот раз  ошибки быть не могло,  не было
серой зоны между победителем и побежденным. Стало ясно, что Милиция удержала
поле боя, несмотря на неожиданную смену планов.
     Только одно осталось.
     Звук  стука сердца Арчера все еще звенел в его шах, когда он двинулся к
упавшему силуэту  Salamander`а.  Где-то  в бронированном  кокпите был  Лютер
Фиск, укутанный ремнями безопасности  в водительском  кресле и без  сомнения
глядящий на  Penetrator`а, возвышающегося над его  бессильной машиной. Арчер
остановился и  уставился вниз, на  своего врага,  человека, который  отнял у
него  его сестру - отнял  у него саму  жизнь. Его  глаза  сузились,  в  ушах
зашумело, а его кровь забурлила в венах.
     Не произнося и  слова, он поднял ступню  Penetrator`а  и задержал  ее в
воздухе. Сохранение баланса Робота  было сложным делом,  но у него были годы
практики. Гигантская ступня зависла над кокпитом Salamander`а. Он  знал, что
там внизу, Лютер Фиск смотрел вверх застыв от ужаса.
     Требовалось  сделать так  мало... Легкое  нажатие на педали и он мог бы
опустить  половину  из  семидесяти пяти тонн Penetrator`а  на  тонкую  броню
головы Salamander`а. Убийца его сестры станет просто красным пятном в  грязи
под  его  ногами. Учитывая угол  падения, Фиск не  мог катапультироваться, а
если бы он вылез наружу, то стал бы еще более привлекательной целью.
     Все еще  держа ногу  Робота  в воздухе, Арчер  услышал голоса  по линии
связи. - Подполковник Кристифори,  Я уже заявил о сдаче. Победа  принадлежит
вам и  вашей Милиции. - Тон Полковника Блюхера был почти  аристократическим.
Арчер  не  отвлекся,  чтобы  увидеть  его,  но  знал,  что  тот  был  где-то
неподалеку.  За ним  наблюдали и не только  Блюхер, но  все,  кто  оказались
поблизости.
     Он ничего не  сказал. Он  просто  стоял подняв  ногу,  чтобы  сокрушить
Фиска.
     Арчер, - уже мягче сказал Блюхер. - Убив его, ты не вернешь свою сестру
назад.
     Арчер посмотрел на кокпит под ним. Он не мог видеть много из-за ступни.
Он  подумал о том, как все это  нравится  Фиску,  над которым  зависла  тень
смерти.
     Не судите его сами, Подполковник, - произнесла Катя Чаффи.  - Андрея бы
этого не хотела. Не так. Придет другое время, будет ситуация получше.
     Арчер смотрел  вниз  еще  одну  долгую  секунду. Медленно, методично он
установил  поднятую  ногу  Penetrator`а  вниз на землю. Кокпит  Salamander`а
раскрылся и  Фиск выкарабкался наружу. Его тело было покрыто потом, а сам он
почти трясся от  страха.  Он  побежал  к Atlas`у, а  в это время  Арчер  уже
опустился на землю. Лютер Фиск уже ждал его, и Арчер пошел к ним медленными,
широкими шагами.
     Арестуйте его, - закричал Фиск показывая пальцем на  Арчера. - Он хотел
убить меня.
     Лицо  Арчера  было  каменным,  он  обратил  на  Фиска столько внимания,
сколько уделил  бы  мухе.  Блюхер  застыл  как  дерево, глядя  на  Фиска.  -
Заткнись, Фиск, - сказал он.
     Он пытался убить меня, - пробормотал Фиск.
     Если бы он хотел, то убил бы, - возразил Блюхер.
     У вас есть обязанности. Я хочу, чтобы он предстал перед судом.
     Сделайте это Полковник,  - раздался глубокий голос со стороны Арчера, -
и я думаю, что скажу от  имени каждого  на  Торине, когда говорю, что  Лютер
Фиск никаким образом не сможет  дожить до момента  проведения суда.  - Голос
принадлежал Дариусу Хопкинсу. Он был покрыт грязью, а его камуфляжный костюм
был изорван в колючем кустарнике.
     Это угроза? - потребовал ответа Блюхер.
     Нет,  -  с  другой  стороны  от Арчера  прозвучал  голос  Кати.  -  Это
реальность.
     Арчер  повернулся  и  увидел,  что  многие  из  его  Милиции  собрались
неподалеку. Напротив них остатки Гвардии также стали собираться вместе.
     Но теперь не время, сказал  Арчер себе. Он убьет Фиска,  но не сегодня.
Сделай он так,  и это обрушит его важные планы. Он отойдет от края... в этот
раз.
     Полковник, примите мои извинения, - мягко сказал он.
     Этого достаточно, Подполковник.
     Фиск  был  ошарашен.  -  Вы не можете  просто  позволить  ему уйти.  Он
собирался размазать меня по земле.
     Блюхер  перевел  взгляд с Арчера на Фиска. Он был  ветераном и понимал,
что если ссора разгорится, то это может вылиться на улицы Торина, как только
единственное слово  об этом просочится  наружу.  Так уже случилось на других
мирах Федеративного Содружества. - Вы  ошибаетесь, Фиск. Подполковник просто
задержал  свою ступню поднятой,  чтобы сохранить  равновесие. - Он  протянул
руку и сильно,  даже грубо похлопал  Фиска по плечу. -  А теперь прекратим с
этим, прямо сейчас.
     Арчер повернулся и пошел назад к своему Роботу.
     Один за  другим  члены  Милиции  Торина  последовали за  ним. Он прошел
только несколько шагов, когда услышал голос Блюхера за спиной.
     Арчер  быстро повернулся.  Фиск  исчез,  возможно он скрылся  за углом,
будучи  в плохом настроении. Полковник Блюхер  стоял в  охлаждающем жилете и
шортах, его боевые  ботинки были  покрыты грязью  болот. -  Вы  и  ваш отряд
сделали потрясающую работу сегодня.  Хорошая работа.  -  И  подчеркивая свое
уважение и честь, он отдал Арчеру честь.
     Арчер стоял в напряжении, а затем вернул салют. - Спасибо, сэр. - Потом
он повернулся и продолжил путь  к своему  Роботу. Когда он достиг гигантской
ступни  своего  Penetrator`а, той самой  ступни  которая  почти взяла  жизнь
убийцы его сестры, он тяжело оперся о нее.
     Это было так близко, - мягко произнесла Катя Чаффи, приближаясь к нему.
     Слишком близко. - Он потер  лоб,  чтобы смягчить начинающуюся  головную
боль. - Знаешь ли ты, как тяжела эта часть всего этого, Катя?
     Нет, в чем дело?
     Мне нравится  Блюхер.  Я  буду  делать  то,  что  мне  приходится,  но,
возможно, это  значит, что  мне придется  убить того,  кого я  уважаю.  - Не
произнося  и   слова,  он  ухватился  за  ближайшую  скобу  и  начал  долгое
восхождение назад в свой кокпит.




     На  недавних  публичных   мероприятиях   молодой  Артур  Штайнер-Дэвион
продолжал предупреждать наше население,  что Федеративное Содружество должно
остаться  бдительным в  отношениях со старейшим  врагом, Синдикатом Дракона.
Многие пытаются говорить нам, что  Теодор  Курита не  представляет опасности
для  миров Области Драконис,  в то время, как он занимает пост Первого Лорда
Звездной  Лиги. Но  разве  не Первый Лорд  Теодор  нагло украл планеты Лионс
Тамбс  так  много  месяцев  назад?   И  сможет   ли  такой  маленький  кусок
удовлетворить аппетиты Дракона?

     Пиратское  радио вещание антиСиндикатской политической секты  Свободные
Люди, Робинзон, Область Драконис, 4 декабря 3062






     Полковник  Блюхер  стоял  перед  коммуникационной  панелью  в командном
бункере  Пятнадцатой  Гвардии Арктурана,  уставясь  на  статью высвеченную в
виртуальном  пространстве  над   голографическим  дисплеем.  Он  уже   начал
несколько поисков по данным, чтобы выявить ключи к тем, кто  мог вывести его
на тех, кто противостоит Архонту. Это была его идея, а осуществить ее должен
был Фиск. Если  подобные акты бомбометания имели  поддержку народа, то  дела
обстояли хуже, чем он думал.
     Эта  статья была еще более раздражающа, чем любая из тех  слабо кипящих
риторик,  которые  они устраивали.  Это  был голос  мертвой  женщины, Андреи
Кристифори. В соответствии с сопровождающим примечанием это был ее последний
письменный  комментарий по событиям на  Торине.  Отрывок был большим и в нем
было заметное изменение стиля  после четвертого параграфа. Блюхер понял что,
скорее  всего,  произошло. Андрея Кристифори умерла  до  того, как закончила
отрывок, и кто-то еще закончил его.
     Никто иной, как Подполковник Арчер Кристифори.
     Статья  была  озаглавлена  "Время  Осуждения",  а  имя  Кристифори было
поставлено под  именем его  сестры.  Это разозлило Блюхера  еще сильнее, чем
мятежные нотки, появившиеся в отрывке. Ни один член армии Лиранского Альянса
не смог бы  поместить свое имя  под таким документом  и  уйти  ненаказанным.
Однако, Блюхер не был уверен, что  его  авторитета  хватит  для того,  чтобы
наказать Арчера до тех пор, пока он полностью не мобилизирует Милицию.
     Я вижу, что вы тоже прочли  это,  Полковник,  - послышался голос за его
спиной. Блюхер повернулся,  чтобы  увидеть Лютера Фиска, стоящего там, и то,
что тот не терял времени и уже восстановил свои погоны Лейтенанта. Последние
приказы шли несколько дней, но  все-таки пришли. Оказалось, что семья  Фиска
все еще  имела  влияние.  Маршалл  Нонди  Штайнер  лично подписала  приказ о
восстановлении  молодого дурака  в  его ранге.  Унижение авторитета  Блюхера
теперь было полным, но он никогда не покажет Фиску этого.
     Да, я прочел это, - сказал  Блюхер, выключая голопроэктор. - Это должно
волновать вас, Лейтенант, голос мертвых, доносящийся из могил.
     Фиск был как всегда задирист. - Если бы вы схватили Кристифори, когда я
предложил, этот мусор никогда бы не увидел свет.
     Настроение Блюхера  быстро  портилось  из-за такой непочтительности.  -
Достаточно,  Фиск.  Помните, вы всего лишь  мой  помощник и офицер  под моим
командованием. Насколько я знаю, свобода высказываний не была разрешена.
     Да, сэр, - поразительно легко  согласился  Фиск.  Он посмотрел  на свои
часы. - Нам действительно надо идти, сэр.
     Фиск  по приказу  Блюхера  усилил  патрули,  и  сегодня была  назначена
инспекция. Он снова проверил время. - Ваша машина ждет, Полковник.
     Блюхер вышел через дверь, Фиск следовал сразу за ним, покидая командный
бункер. Снаружи обычно ярко-голубое небо Торина было забито  темно бардовыми
облаками,  ограниченными белыми  краями.  Прохладный  бриз  дул по площадке,
когда  они оба  направились  по направлению к машине  на  воздушной  подушке
стального цвета,  несущей на  себе флаг Пятнадцатой Гвардии  Арктурана.  Это
была персональная  машина  Блюхера, и  он использовал  ее  каждый раз, когда
хотел  объехать  город. При  условии увеличения оборонительного периметра на
улицах, такая поездка была в полном порядке.
     Полковник был в каких-то  десяти  метрах от машины, когда та исчезла во
вспышке света, с грохотом, который потом сменился поразительной тишиной.  Он
почувствовал, как ударная  волна приподняла его и отбросила по воздуху.  Его
легкие сжались, барабанные перепонки были почти порваны от грохота, а  глаза
ослеплены яркой  вспышкой  и перемешанными  цветами.  Он  не  мог  видеть  и
приземлился  достаточно  тяжело - достаточно,  чтобы ему  пришлось судорожно
пытаться вдохнуть воздух в  ударенные легкие. Ошеломленный, не понимая,  что
случилось, он перевернулся  на земле и приподнял свою шею, чтобы рассмотреть
машину.
     Машину, которой больше не  существовало. На ее месте вился черный  дым.
Огонь залил феррокрет парковочной зоны, а несколько других горящих машин  на
воздушной подушке также  добавляли серого и черного дыма. На  том месте, где
была  припаркована  его  машина остался маленький  кратер,  выбитый яростной
силой.
     В  дыму  виднелась униформа Лютера  Фиска.  Правый рукав  униформы  был
порван  в  нескольких  местах. Он казался  контуженным,  но было похоже, что
сильнее он не пострадал.
     Полковник! - прокричал он, увидев Блюхера. - Ваша нога!
     Блюхер не понимал, о чем тот говорил. Он не чувствовал ничего плохого с
ногой. Потом он посмотрел вниз, и увидел небольшой кусок обшивки автомобиля,
высунувшийся из его бедра, пронзивший его как  стрела. Липкая, красная кровь
уже  покрывала  его  штаны.  Только  когда увидел  рану,  он  на самом  деле
почувствовал боль,  которая пронзила все его тело. Фиск упал рядом с ним  на
колени, уставившись на рану.
     Тренировки все-таки взяли свое. - Снимай рубашку, - скомандовал Блюхер.
- Обвяжи ее вокруг моей ноги. Сделай из нее жгут.
     Фиск, казалось, был обескуражен, но  подчинился. Он стянул свою майку и
рубашку,  туго  обвязав их  выше раны. Пожарная  бригада уже  начала  гасить
близлежащие очаги пламени водой и пеной. Один из медиков  Гвардии подбежал к
ним и упал на колени рядом с Фиском,  мягко оттесняя того  в сторону. Блюхер
смотрел  в  сторону  места взрыва,  когда медик приступил к  нему.  Это было
лучше,  чем наблюдать.  Он  почувствовал неожиданный  рывок и острую  боль в
ране.
     Фиск  переместился в границы его  поля зрения.  -  Я не  верю этому,  -
произнес он. - Бомба.
     Боль все  еще  владела  сознанием Блюхера,  как и  неожиданный  поворот
событий. - Ты прав. Объявить тревогу по всему периметру.
     Уже  сделано  сэр,  -  ответил  Фиск,  выговаривая  долгим  выдохом.  В
подтверждении его слов сирена огласила окрестности.
     Это  сумасшествие, - простонал Блюхер, морщась, когда  медик  продолжил
тревожить его рану.
     Повстанцы. Они пытались убить вас, сэр.
     Блюхер  мог   только   тряхнуть  головой   в   сомнении,   несмотря  на
доказательство, все еще горевшее рядом. - Почему я?
     Убей голову, а тело умрет само, - ответил Фиск. - Для этих приверженцев
Дэвиона вы и есть Лиранский Альянс на этой планете.
     Медик показался в поле зрения Блюхера. - Сэр, я стабилизировал вас,  но
операция необходима. Я собираюсь дать вам снотворное. -  До того, как Блюхер
смог ответить, молодой медик уколол его иглой.  Когда он спрятал  прибор для
экстренной  инъекции в чемоданчик,  Блюхер почувствовал тот самый момент для
отдыха, которого он ждал неделями.

     Катя стояла перед Арчером за его столом и оба наблюдали за картинкой по
встроенному голопроэктору. Она показывала  небольшой кратер в том месте, где
произошел взрыв,  и  раненого Полковника  Блюхера, которого  уносили прочь с
места взрыва. Репортер,  говоривший  за кадром, повествовал про "террористов
Дэвиона"  и  о "местных  радикалах".  Арчер  опустил свой  палец  на  панель
управления и картинка исчезла.
     Не хорошо, - наконец сказал он. Это было преуменьшение, и он знал это.
     Одно  ясно  точно, они собираются начать аресты.  Вот почему  я  пришла
сюда, как только узнала новости, - произнесла Катя.
     Арчер дрогнул. - СМИ уже раскручивают это. "Террористы Дэвиона". Откуда
им знать?  Взрыв произошел только час назад. А они  уже пытаются  перетянуть
население на свою сторону. - Арчер не был уверен, что беспокоило его сильнее
всего: что кто-то пытался убить Полковника или то, что пресса раздувала это.
В конце концов это было не важно.
     Я проверила все мои антиправительственные контакты, -  произнесла Катя.
- Они все  отрицают причастность к взрыву.  Я не говорю, что никто из них не
причастен к этому, только то, что никто из них не взял вину на себя.
     Арчер потер в задумчивости виски. - Возможно, что имя тех, кто виноват,
ничего не  значит, Катя. Это дало  Штайнеровцам  то, в чем они нуждались  до
сего  момента,  достаточная причина для  начала арестов. Это может заставить
нас ускорить выполнение наших планов.  - Взрыв дал правительству  оправдание
для ужесточения мер, здесь на Торине, как уже на других мирах, где появились
проблемы.
     Он, Хопкинс  и Катя уже разработали план  по  тому,  как реагировать на
что-то  такое.  Теперь,  по  их  предсказанию, Лиранцы скорее  всего  начнут
арестовывать  подозреваемых   в   терроризме.  "Руководство   по   борьбе  с
терроризмом, Федеративное Содружество, часть третья" подумал Арчер. Появятся
комендантские часы, ограничения средств массовой информации и запрет прав на
протест.  Даже  путешествия  прекратятся.   Возможно,  что  начнутся  рейды,
несколько выдуманных  задержаний и казнь,  одна  или  две.  Пропагандистская
машина  опишет  эти действия,  как  необходимость для  безопасности  граждан
Торина.  Сопротивление будет  расти,  так же как  и карательные меры  против
виновных  и невинных. Будет  играть роль грубая сила, а Торин будет разрушен
под ударом железной стопы Архонта.
     Арчер  видел непривлекательное будущее  перед собой,  и чувствовал себя
слишком  слабым,  слишком  смертным, чтобы остановить  это.  Он тронул цепь,
висящую  на шее,  и  Звезду  Камерона, свисавшую с  нее. Без слов он вытянул
медаль и сел, глядя на нее, зажатую в руке.
     Он  брал ее  с собой только  несколько  раз перед  тем,  как  отдать ее
Андрее, а она  умерла с медалью на шее. Думая о ней и о том, как  бесстрашна
она была в своих высказываниях, он думал о том, что бы было если, бы он имел
силу давить  дальше,  попытаться и изменить курс событий. Может быть,  может
быть и нет, решил он. Он заслужил медаль не за героическую идею об изменении
истории. Он был солдатом и  сделал то,  что должен был ни больше, ни меньше.
На  Хантрессе  рассудок  не мог сказать  ему  атаковать  так  много Дымчатых
Ягуаров одновременно, но он  действовал в соответствии с инстинктом солдата.
Если бы  он помедлил,  пытался проанализировать  возможный успех, жизни  тех
людей, которых он защищал, были бы потеряны, а не сохранены.
     В этом  заключались  все ответы,  которые были ему нужны: Делай то, что
должно быть сделано.
     Арчер, что ты хочешь, чтобы я сделала?
     Предупреди  всех  в городе.  Все станет  еще  хуже.  Скажи  им  пока не
действовать,  пока. Важно,  чтобы  мы  сохранили  поддержку  людей,  но акты
жестокости  только  отвернут  их от нас.  Сообщим  им,  что  нам  необходимо
встретится, скоординировать наши усилия. Стоя вместе, мы не можем... нет, мы
не проиграем.

     Феликс  Блюхер  внимательно просматривал  лист, который  Лейтенант Фиск
протянул ему. Унылые серо-зеленые стены госпиталя и запах медикаментов почти
также  раздражали, как и боль в его  ноге.  Несколько часов прошло с момента
взрыва, и, казалось,  что Фиск был прав во всем. Следы взрывчатки, собранной
на месте взрыва, как оказалось, были от произведенной на фабриках Дэвиона. В
то  время,  как  никто  не  взял  на  себя  ответственность  за  взрыв, была
необходима быстрая реакция.
     Он быстро просмотрел  лист возможных подозреваемых, составленный недели
назад, после  происшествия в ресторане. Некоторые из этих людей  могли  быть
ответственны за атаку, которая  почти убила его. Еще несколько  секунд, и он
был бы слишком близко, его бы убило. Все, что он хотел, так это быть честным
с этими людьми, а они так отплатили ему.
     Это весь лист? - сказал он, крутя список в руке.
     Это основной лист подозреваемых радикалов, сэр, - сказал Фиск. - Есть и
второй список. Должен ли я приказать задержать их?
     Блюхер  посмотрел  прямо  на  своего молодого офицера. Тот так спокойно
говорил  о нарушении  прав людей, что сложно было не подозревать его мотивы.
Полковник уже видел такое за свою долгую  карьеру - молодой человек, который
впервые почувствовал вкус власти, позволяя ей завладеть его головой.  Власть
была как наркотик, некоторые сделают все, чтобы завладеть ею.
     Я  хочу,  чтобы  Вы  слушали внимательно, Лейтенант. Вы  задержите этих
людей  только  для обычного  допроса,  только.  Никакого  физического вреда,
никакого грубого обращения. У  нас нет никаких свидетельств связи их  с тем,
что  случилось. Я просто хочу опросить их.  Вы можете задерживать их только,
если будут доказательства.
     Фиск  был несколько удивлен. - Но  Полковник, я  думал, что после  этой
атаки вы бы, -
     Я  уже сказал,  Фиск,  я изучал  историю. Если надавить  на  этих людей
слишком  сильно,  то  только  добавишь топлива  в  огонь. Они  уже  получили
мученика в лице Андреи Кристифори. Не делайте все еще хуже.
     Блюхер намеренно упомянул имя Кристифори, как оборот речи, и, казалось,
Фиск так и понял это. - Я понимаю, сэр, - сказал он, опуская голову.
     Блюхер откинулся на белую подушку и закрыл  глаза. Его молодой помощник
никогда должно  быть не  догадывался,  как хотел полковник вернуть удар этим
террористам, но не таким образом. Другие командиры, на других планетах могли
ошибаться в том, что делали в подобных ситуациях. Только оставаясь свободным
и  под  контролем  Блюхер  думал, что на  самом  деле мог он сохранить Торин
безопасным под властью Дома Штайнера на десятилетия.

     На  фоне места взрыва команда охраны  патрулировала  периметр  воронки.
Фиск  прибыл в  машине  на воздушной подушке, выбрался  из нее  и  подошел к
кордону безопасности с ощущением, которого не чувствовал уже недели.  Теперь
он имел то, что ему было необходимо - разрешение от командующего офицера. На
него были наложены ограничения, но старик не мог быть везде. Он не мог знать
о том, что случается на каждом допросе.
     Ближайший охранник отдал ему быстрый салют,  на который  Фиск  ответил.
Этот человек, Сержант Брандон Кармихель, протянул ему  небольшое устройство,
которое Фиск поместил в карман. План был прост, но эффективен. Он разработал
его  за  три часа ночи  вместе с такими  же офицерами  -  истинно  лояльными
Архонту  и Альянсу. Устройство в его кармане было дистанционным детонатором,
которое Кармихель использовал для  инициации взрыва. Фиск  не мог удержаться
от  улыбки,  частью  из-за  того,  что  все  было   так   хорошо,  часть  от
удовлетворения такой легкой манипуляции Феликсом Блюхером.
     Я так  понимаю,  что  все  идет  как запланировано, Лейтенант? - сказал
Кармихель.
     Я уже приказал начать некоторые действия  против местных повстанцев,  -
осторожно ответил Фиск, уклоняясь от прямого ответа.
     Наконец. - Кармихель шутливо  изобразил покой на своем лице. - Я думаю,
что вы были правы. Требовалось только чуть-чуть подогнать ситуацию.
     Да,  - пробормотал Фиск. - Несколько подогнать... но теперь, у нас есть
работа, которую надо сделать, ты и я. У нас есть подозреваемые, которых надо
задержать.




     Мы не проводим массовых арестов, как стали говорить  некоторые СМИ. Это
простое расследование, ничего больше.
     Правда  ли,  что  ваше расследование  привело  вас к  некоторым  членам
милиции Торина?
     Без комментариев.

     Голоклип интервью Медии  Лиасон с Лейтенантом  Лютером  Фиском,  Неделя
Торина - Обзор, Донегальская Вещательная компания, 6 декабря 3062






     Офис в помещении  Милиции Торина у  Подполковника Арчера  Кристифори во
многом  отличался  от  более элегантного  кабинета  в  Кристифори  Экспресс.
Единственной схожей  чертой было то, как оказались разложены бумаги в ровных
стопках на столе. Со  всех других сторон, не вызывал  вопросов тот факт, что
эта  комната  предназначалась  для  военного. Стены  были  окрашены  краской
матово-серого   цвета,  которая   потемнела  и  местами  отслаивалась.  Окна
выглядели  матовыми из-за  лишь  отчасти бесцветного бронированного  стекла.
Окрашенный пол - безжизненный серый бетон - выглядел еще более  разбито, чем
стены.  Поверхность стола  была  из  металла, тяжелая и столь  устаревшая по
стилю,  что  тот  уже становился  коллекционной вещью.  Также был в  комнате
какой-то  определенный  запах,  смесь  обогащавшаяся  три столетия  ароматом
сигар, пота и грязи, и, должно быть, это было странно знакомым.
     Арчер вводил  данные  в свой  настольный компьютер с  тем  же  чувством
неотложности,  которое держало его,  Катю  и  Хопкинса  так долго  занятыми.
Четкое  планирование предстоящих операций было необходимо.  Он  нуждался  не
только в  плане по доставке персонала и оборудования из Экол Сити на одну из
трех, заранее приготовленных баз, но также необходимы были меры по эвакуации
и  сокрытию  семей  его людей. Слишком  много  раз  в истории Звездной  Лиги
невинные  члены  семей брались  в  заложники, чтобы заставить капитулировать
лидеров войска. Хотя  Арчер  и  не верил, что  Блюхер сможет  сделать что-то
подобное, но кто-нибудь вроде  Фиска  без сомнения мог сделать подобное  или
что-то еще более худшее.
     По крайней мере одна часть планируемого уже началась. Капитан Фуллертон
привел   Шаттл   Кристифори   Экспресс   днем   раньше   и   выгрузил  груз,
предназначенный  для  Гвардии  Арктурана  -  тонны ракет  дальнего и  малого
радиуса действия, амуницию, мины. Никто не знал, что другой Шаттл Арчера, на
котором  находился  эксперт по вооружению,  в  течении  нескольких  дней был
состыкован с  транспортом, при этом происходили некоторые перемещения груза.
Лиранская Гвардия была столь  занята прибытием этого груза с Шаттла, что они
не обратили внимания  на факт, что корабль приподнялся, и двигаясь ниже зоны
действия радара, исчез, не имея полетного плана.
     Послышались удары  в дверь, стук тревоги. Он  закодировал файл, который
читал  и подошел  к  двери.  Это  была Катя  Чаффи, на ее лице было странное
выражение. За  ней он  увидел  причину. Она  была  окружена отрядом  Гвардии
Арктурана и двумя  офицерами. Одного он мгновенно узнал, это был Лютер Фиск,
вновь надевший погоны Лейтенанта и обретший  свежее, задиристое выражение на
лице.
     Рядом  с  ним, облаченный  в длинное строгое  пальто,  стоял  Полковник
Феликс Блюхер. Он стоял слегка наклонившись, перенеся свой  вес на  костыль.
Его лицо не выдало никаких эмоций,  когда Арчер отдал ему  салют, на который
он ответил. Потом Полковник проковылял через дверь офиса, проходя мимо Кати,
как  будто ее там не было. Отряд службы безопасности стоял на готовности, их
ружья  находились в таком положении, как  будто они  были  готовы, по одному
только слову, нацелить их и  открыть огонь.  Блюхер показал  своей свободной
рукой и двое из них последовали за ним в офис Арчера.
     Рад видеть вас снова на ногах, сэр - произнес Арчер.
     Да, - тихо ответил Блюхер, присаживаясь. - Садитесь Арчер.
     Арчер не стал возражать. - Проблемы?
     Блюхер кивнул. - Я  должен  сказать, что был удивлен, когда увидел ваше
имя, добавленное к статье  вашей сестры. Статья куда как  плохо поддерживала
Архонта и ее политику.
     Учитывая то, что Андрея умерла от рук солдата Альянса на этой  планете,
я думал, что будет хорошо, если ее последние мысли станут известны.
     Конечно, - произнес Блюхер, как будто они сражались с  мечами,  а не со
словами. -  Но это то и  делает то, зачем  я пришел сюда, еще более сложным,
хотя, мне кажется, что вы примете мое решение, поняв мои причины. Существует
твердое  доказательство,  что  в  последней  атаке  принимали участие  люди,
поддерживающие Дэвиона. Как вы знаете, я пытался использовать свое влияние в
позитивных целях на благо  народа Торина. Если я  не отреагирую на последний
теракт, это может привести к дальнейшей эскалации конфликта.
     Это так, - сказал Арчер. Он положил локти на стол и сцепил пальцы.
     Я уверен, что вы также согласитесь с тем, что атака на гарнизон военной
части не может быть оставлена  без наказания.  Вы знаете, что подобное может
сделать с моралью моих людей.
     Арчер кивнул; пока он никак не мог возразить.
     Поэтому  я  начинаю  действовать  в  двух  направлениях.  Во-первых,  я
мобилизирую Милицию  Торина, помещая  вас и всех ваших людей  под мое прямое
командование.  В  следующие  несколько  дней  мы полностью  интегрируем  оба
подразделения под инфраструктурой Гвардии.
     Понятно, Полковник, - сказал Арчер.
     Хорошо. Я также  приказываю  доставить подозреваемых в  происшедшем для
официального допроса.
     Сэр, но это  повернет население  против вас. Вы уверены, что необходимо
идти таким путем?
     Глаза  Блюхера  слегка  сощурились.  - Приказы пришли прямо  от Высшего
Командования. Я могу не любить их, но у меня нет выбора.  Однако, я все-таки
арестую  не так безразборчиво, как мне было  приказано. - Он слегка подвинул
свою раненую ногу.  -  Я не  намерен делать ситуацию хуже здесь, на  Торине,
только поддерживать порядок.
     Я понял, сэр, -  сказал Арчер,  это было  тяжело, ибо  он действительно
понял. Но быть хорошим солдатом стало недостаточно для него с  тех пор,  как
умерла Андрея. Пришло время стать хорошим лидером. Все меняется сейчас.
     Ваше имя стоит в списке, Арчер, но, мне кажется, что будет неправильным
сейчас допрашивать  человека такого положения в обществе.  Именно из-за этой
статьи ваше имя вообще всплыло на поверхность,  ведь по  вашему собственному
признанию, это слова вашей сестры, а не ваши.
     Арчер кивнул, зная, что Блюхер проверял его лояльность.
     Также в списке находится ваш офицер разведки, Гауптман Чаффи. Ее видели
вместе с несколькими приверженцами Дэвиона. Мы можем узнать что-нибудь, если
допросим ее.
     Я знаю Катю Чаффи уже несколько лет, Полковник. Вы можете положиться на
мое слова, она не террорист.
     В любом случае пока...
     Блюхер  встал на  ноги,  тяжко  опираясь на костыль. - Пусть все  так и
остается,  вы  проводим  ее  до форта.  Это  просто  формальность.  В скором
времени,  я инициирую план  по интеграции Милиции в ряды Гвардии Арктурана -
просто для совместного преодоления этих неприятностей.
     Хромая, Блюхер дошел до двери и открыл ее. Снаружи  охрана уже надевала
на руки Кати  наручники. Глаза  Арчера и Кати встретились  на секунду, и  он
увидел,  что  она  была  испугана.  Однажды   Катя  была  Воином,  водителем
БоевогоРобота,  но была так  серьезно  ранена в  бою, что  не  могла  больше
управлять им.  "Она пострадала защищая  этих  людей", зло думал  Арчер," тех
самых, которые сейчас вяжут ей руки".
     Дариус Хопкинс подошел,  чтобы узнать,  что происходит, но Арчер слегка
качнул головой, когда показалось, что  тот сейчас сделает или скажет что-то.
Другие  члены  Милиции  Торина тоже начали собираться вокруг. Искушение было
велико.  Окружив  и  превосходя  числом  людей  Блюхера,  Арчер  мог  просто
выкрикнуть команду и мгновенно поменяться с ним местами.
     Он не сделал этого, поскольку все еще было не то время. Для того, чтобы
его план сработал, им были нужны все люди. Задержание Блюхера в конце концов
завоюет  революции  большую поддержку, но он  сомневался,  что одного  этого
будет достаточно.
     Блюхер  отдал Арчеру салют и  он, Фиск, и  остальные  увели Катю прочь.
Арчер движением руки попросил Хопкинса присоединиться  к нему,  вернувшись в
офис.
     Хопкинс двумя быстрыми шагами  догнал  его.  -  Сэр, дайте слово  и  мы
ударим по этим тварям со всей силой.
     Арчер   положил  руку   на  плечо  своего  старого  друга.  -  Она   не
единственная,  кого  они  забирают.  Все  это  взято  прямо  из  руководства
Лиранского   Альянса  по  гражданскому   контролю.  Блюхер  приказал  начать
прочесывание, чтобы взять любого, кто хоть  как-нибудь связан с кем-то,  кто
знает о взрыве. Он сказал, что даже мое имя находится в списке.
     Вы ведь не думаете, что он подозревает, не так ли?
     Арчер качнул головой. - Нет.  Он ловит, надеясь спровоцировать ответные
действия  и заставить врага самого прийти к нему  в руки.  Я знаю эту  игру.
Черт, меня также тренировали.
     А что с Гаупманом?
     С ней все будет хорошо. Катя никогда не станет говорить, а мне кажется,
что он  слишком честен,  чтобы использовать наркотики. На  этот момент у нас
есть другие проблемы. Блюхер мобилизирует подразделение, что значит, что нам
придется  призвать всех  на активную службу. Он  намеревается  интегрировать
командную структуру.
     Брови Хопкинса  застыли  при  этих словах. -  Если  они объединят  наши
командные структуры, мы никогда не сможем притворить наши планы.
     Я  знаю,  -  сказал  Арчер.  - Но  время еще не пришло, Дариус.  Это не
значит, что я  собираюсь сидеть и ничего не делать. Мы начнем собирать семьи
наших  людей в  безопасное место, как  и планировали.  Сообщите  им, что  мы
начнем действовать, как только они будут готовы.
     Мы также  начали перемещать часть электронного оборудования на  Базовый
Лагерь Один. Используйте личный  транспорт для этого. Они будут ожидать, что
мы перемещаем его на Прайм Муверс`ах Милиции, так что мы сможем обдурить их.
Также я бы хотел, чтобы вы достали  операционные файлы Кати и досье разведки
на Воинов,  с которыми мы бились. Пусть информация циркулирует между членами
Милиции. Достань  ее записную книжку и разрушь информационный чип, просто на
тот случай, если Фиск и его друзья решат покопаться поглубже.
     А  тех  троих  лояльных Лирану членов  Милиции  скоро пошлем  выполнять
разведывательную  миссию на  южном континенте. -  Они  были  членами  отряда
Милиции, которых Катя и Хопкинс  выделили, как  потенциальный риск из-за  их
сильной поддержки Архонта, несмотря на ее деспотизм. Временное назначение на
другую половину планеты должно предотвратить помеху планам Арчера.
     Это должно не дать им помешать нам, - сказал Хопкинс.  - Сэр, почему бы
нам просто не  уйти  прямо сейчас? Группы готовы. Черт, я  думал, они готовы
прыгнуть на охранников, когда те пришли  и  увели Катю. Хуже того, Фиск  был
здесь,  а вы  знаете, что  подразделение  думает  о  нем  после  всего,  что
случилось.
     Мы не сдвинемся с места  до тех пор, пока не получим поддержку местного
населения.  В другом случае, Блюхер и его  друзья просто разрисуют нас,  как
будто мы террористы.
     Арчер знал, что Хопкинс хотел спросить, когда  они станут  действовать,
но  не  сделал  этого.  Даже  если бы он  и  спросил,  Арчер  еще  не  знал.
Единственная  вещь, в которой  он  был уверен, заключалась в том, что судьба
представит ему возможность и что ему надо быть готовым одолеть свой шанс.
     Понятно, сэр, - сказал  Хопкинс. - Теперь  проблема Лейтенанта  Шервуд,
сэр.
     Стратегия зачастую требует способности видеть  за границами  следующего
восхода  солнца. Младший Лейтенант  Томас Шервуд был как раз таким  случаем.
Его сестра была членом команды  одного из Шаттлов Арчера, а его семья долгое
время была близка с Кристифори. Арчер лично спонсировал Томаса для посещения
Колледжа  Военных  Наук Нового Авалона, где  тот  получил  свое  звание.  Он
уволился с военной службы после поражения Дымчатых Ягуаров,  и, как и Арчер,
занял место в Милиции Торина.
     Когда  Арчер  представил свой  план  Кате  и Хопкинсу,  они  предложили
Шервуда, как наиболее подходящего кандидата. Арчер согласился и они дали ему
кодовое имя  Принц Джон.  Риск  был значителен, но Арчер считал,  что Шервуд
готов  к  такому.  Если   это  сработает,  его  люди  смогут  столкнуться  с
Пятнадцатой Гвардией Арктурана и остаться в живых.
     Полковник  Блюхер будет  нуждаться  в связном,  чтобы суметь  соединить
Милицию и Гвардию. Давайте  подсунем ему Лейтенанта Шервуда.  Это  даст  ему
контакты среди  офицеров  Лирана и  некоторое  время наедине  с  Полковником
Блюхером.
     Да, сэр, - ответил Хопкинс.
     И еще, Старший Сержант, - добавил Арчер.
     Сэр?
     Держите глаза  открытыми, а  голову низко.  -  Именно такой урок  давал
Дариус Хопкинс Арчеру годы назад, готовя его к жизни на службе Федеративному
Содружеству.  Эти  дни теперь казались, совсем  другой  жизнью,  но  Хопкинс
кивнул, все понимая, и вышел в зал Роботов вместе со своими людьми.
     План только что начал приводиться в исполнение...




     Как мы уже на протяжении последнего  часа сообщали, экстренная  новость
заключается  в  том,  что  на  планете  Робинзон произошло  террористическое
нападение  или взрыв, и похоже, что к  этому  причастен Синдикат Дракона. На
этот   час   детали   происшедшего   скудны,  но   первоначальные   сведения
свидетельствуют  о том,  что  Артур Штайнер-Дэвион,  младший  брат  Архонта,
должно быть был ранен  в этом инциденте,  который  произошел  как  раз в тот
момент, когда он выступал перед антиСиндикатской демонстрацией на Робинзоне.
Подождите - я только что получил это сообщение. О мой Бог -...

     Новости  за  минуту  новосной  выпуск, Торин,  Донегальская Вещательная
Компания, 5 декабря 3062






     Арчер двигался вдоль улицы Западная Катульпа, как уже делал  так  много
раз за свою жизнь. Звонок от Кати был кратким, но, по крайней мере, он знал,
что ее не допрашивали. На этот момент его и ее  секреты были в безопасности.
Как только  он и  его  люди  начнут действовать, им  придется вытащить Катю,
иначе Лиранцы используют более  "настойчивые"  методы, чтобы сломать ее. Она
сказала,  что ей сообщили о том, что  ее переведут в другое здание несколько
позже. Очевидно, городская  тюрьма  была  забита  теми,  кого Блюхер  и Фиск
считали потенциальными подрывниками.
     Неожиданно он  заметил,  что все больше и  больше людей оказывалось  на
улице,  которая обычно  была почти  пуста  в этот час.  Он  видел,  что  они
начинают собираться маленькими  группами, все возбужденно говорили, а кто-то
даже  кричал. На их лицах отражался страх, злость и смятение. Что-то было не
так. Совсем не так.
     Арчер подошел к одной из групп  и тронул одну из женщин за плечо. - Что
происходит? - спросил он.
     Вы не слышали? Это было по всем новостям.
     Арчер качнул головой, но его сердце дрогнуло. Еще одна террористическая
атака?
     Принц  Виктор Дэвион  объявил,  что Архонт  ответственна  за смерть  их
брата, Артура,  на Робинзоне. Он объявил, что имеет доказательство того, что
она пытается обвинить Синдикат. Он призвал всех лояльных ему людей выступить
рядом с ним, чтобы сместить его сестру.
     Арчер, казалось, застыл прямо на этом месте, а женщина даже сдавила его
руку, чтобы вернуть его к реальности. Это не сработало.
     Арчер слышал новости о смерти Артура день назад,  это была трагедия. Он
не  имел  представления о  том, какое доказательство  имелось  у  Дэвиона  о
причастности Катрины Штайнер,  но  Арчер  не сомневался,  что  оно  имелось.
Дэвион не мог сделать подобного заявления не  имея  за спиной доказательств.
Мрачная истина попала в цель. Катрина Штайнер наконец зашла  слишком далеко,
в этот раз она зажгла фитиль полномасштабной гражданской войны.
     В отдалении  он увидел двоих молодых людей, которые выясняли отношения,
пихаясь друг с другом.  Все  вокруг  него говорили  о  том,  что это значит.
Некоторые говорили, что это не может быть правдой. Другие возражали, что это
так, Катрина Штайнер не подходила для того, чтобы держать власть.
     Виктор Дэвион  потерял  свой  трон, когда был далеко  от дома,  но стал
главой КомГвардии,  которая бы дала  ему огромную мощь, если ему  захотелось
использовать ее для своих целей. Он  не делал этого до сих пор. Объявив свои
намерения сместить свою сестру, он не сможет повернуть назад.
     Стоя  на улице Катульпа всего в квартале от своего офиса, Арчера понял,
что сейчас был поворотный момент в истории. Оказывалось, что все вокруг него
в этот четкий момент времени навсегда изменит его  жизнь. Он снова продолжил
движение,  очень быстро, почти побежал. Каждый запомнит этот день, запомнит,
где бы он или она не будет в этот момент. Момент, которого он ждал, наконец,
пришел. Случилось то, за чем люди могли пойти, по  крайней мере, достаточное
их число,  чтобы  поддерживать  партизанское  движение.  Теперь пришло время
сделать шаг. Теперь или никогда.
     За  несколько минут  он достиг  свой  офис  в  Кристифори  Экспресс. Он
захлопнул  двери  за  собой в  тот момент,  когда Катерина бросилась,  чтобы
принести  ему кофе  и  подобрать его пальто,  которое  он не глядя бросил на
кресло. Очутившись за столом,  он  активировал встроенную систему  связи. Он
вызвал  канал прямо на персональный коммуникатор  Дариуса  Хопкинса. Сержант
Майор ответил уже через мгновение привычным выражением, - Хопкинс.
     Это Призрак Один, - произнес Арчер, только сейчас садясь на стул.
     Все чисто. - Это значило, что они могли безопасно говорить.
     Орел высоко, - медленно и четко произнес Арчер.
     Принято, Призрак Один. Орел высоко. -  Это  была кодовая фраза, которую
они  выработали  просто  для  того   случая,   если   Лиранцы   прослушивают
коммуникации. - Мы будем готовы через двадцать минут.
     Арчер активировал свой настольный  компьютер  и ввел свой код. Катерина
Дениэльс вошла с его чашкой кофе, но он качнул головой.
     Катерина,  - сказал  он,  на  секунду отвлекаясь  от  компьютера, -  Вы
слышали новости?
     Она медленно кивнула. - Да, сэр.
     Хорошо.  Я  хочу,  чтобы   вы  связались  со  всеми  наемными  рабочими
Кристифори Экспресс. Мы  в любом случае  закрываемся. Я приготовил  все  для
электронного  перевода  денег  на их счета  до тех  пор,  пока не закончатся
средства,  но этого не произойдет еще месяцы. Я также приготовил заявление и
сохранил  его  в вашей  персональной директории. Пожалуйста, достаньте его и
распространите. Если кто-то будет спрашивать, то вы не имели представления о
том, что  происходит... никто не знал. Это  мои собственные  действия, а  не
Кристифори Экспресс.
     Да, сэр, - сказала  она, ее голос звучал почти по  военному. - Джек и я
присоединимся к вам  и другим сегодня ночью. Я уверена, что несколько других
тоже придут.
     Ограничитесь только вами двоими. Нет нужды рисковать шеями каждого.
     Система связи на его столе замигала  и прогудела, показывая, что пришло
сообщение.  Взглянув  вниз,  он  увидел, что  заголовок  протокола сообщения
свидетельствовал  о  том,  что оно пришло  с  командного  поста  Пятнадцатой
Гвардии Арктурана, расположенного на другом конце Экол Сити.
     Арчер  еще раз взглянул на Катерину, когда  система снова привлекла его
внимание. - Это Блюхер. Скорее всего он прикажет мне  активировать  Милицию,
чтобы  помочь  ему справится  с неприятностями. - Он  не ответил  на звонок,
просто стоял и смотрел на зеленую мигающую лампочку.
     Сэр? - спросила Катерина. - Вы не собираетесь ответить?
     Арчер улыбнулся.  Это  была первая  истинно полная улыбка,  которую  он
позволил  себе с момента смерти Андреи, и  это было восхитительно, как будто
она  наполнила его жизнью и энергией. Потянувшись к верхнему ящику стола, он
вытащил оттуда конверт, который был уже подписан. Потом он достал что-то  из
кармана брюк и положил  это в карман. - Это мой ответ  Полковнику Блюхеру. Я
не прошу многого, Катерина, но не доставите ли вы это ему лично?
     Она улыбнулась в  ответ и взяла конверт, держа его  близко у груди. - С
удовольствием, сэр.
     Спасибо вам за все. Подождите немного перед тем, как достичь форта. Мне
нужно что-то вроде часа. А когда вы справитесь, я передам диск с информацией
для  СМИ.  -  Он показал  серебристый информационный диск и  вставил  его  в
записывающую систему.
     Это началось, ведь так? - почти с болью в голосе спросила она.
     Да. Войны легко  начинаются, но  чтобы закончить их  требуется  большое
искусство. - Арчер сел, приготовясь записать свое сообщение людям Торина.

     Вскоре после того,  как он прибыл на базу Милиции Торина,  Арчер прошел
прямо в ангар для Роботов, заряжаясь энергией все  сильнее  от царящей здесь
активности. Он  влез в  свой  боевой костюм. Тот  потускнел  от  долгих  лет
использования, но предоставлял ему ощущение комфорта, которого не могли дать
многие  вещи.  Ящики  были  уже  погружены  на  транспортеры,   БоевыеРоботы
готовились,  везде,  куда бы  он ни посмотрел, его  люди  широко  улыбались,
поднимали пальцы  вверх и кивали в знак  поддержки. Он бы хотел дать моменту
захватить его,  но  он  понимал и тяжесть того, что происходило. Гражданская
война  была  наихудшей  из всех. Брат против брата. Друг против друга.  Отец
против своего ребенка.  Энтузиазм  вокруг него заражал, но  Арчер  знал, что
некоторые  из этих хороших людей  умрут  от  рук тех, кого они должны  будут
сохранить сражаясь.
     Дариус  Хопкинс управлял  движением машин в центре  ангара, когда Арчер
подошел  ближе. Они быстро обменялись салютами, потом Арчер сразу  перешел к
делу. - Как много времени?
     Еще  десять  минут,  - сказал Хопкинс,  в то же  время протягивая  лист
пехотинцу, который ожидал приказа. - Хорошо, что мы начали перемещение части
нашего оборудования раньше, иначе бы это застопорилось.
     Все дело в  планировании, - сказал Арчер, глазами пробегая по ангару. -
Признаки Гвардии Арктурана.
     Наши люди на линии связи  просматривают  их сообщения. Пока ничего. Это
застало их врасплох также как и нас. Мы получили несколько сообщений для вас
от Полковника Блюхера, все помечены, как сверхсрочные. Наконец, он поговорил
с Гаупманом Снидер, как с вашим заместителем. Приказ явиться на базу Гвардии
и принести все оборудование.
     Хорошо.  Пока все будет выглядеть как будто  мы собираемся  подчиниться
приказам, Блюхер ничего не заподозрит. Вы  говорили с оставшимися семьями? -
Это была важная часть плана. Также как и с людьми Кристифори Экспресс, Арчер
не хотел оставлять за своей  спиной невинных, который  Фиск или Блюхер могли
бы использовать против него или других членов его команды.
     Только несколько человек еще не переместили свои семьи в убежище.
     Хорошая работа, Сержант Майор, - сказал Арчер.
     Говоря  о "плане", там указана  диверсия,  чтобы мы могли вырваться  из
города  до того  момента,  как Гвардия сможет  среагировать.  Вы никогда  не
подчеркивали, что за диверсия это будет.
     Мой робот готов? - спросил Арчер показывая пальцем  на  Penetrator`а за
спиной.
     Он был первым  подготовленным  к  запуску. Вы  можете  отправляться,  -
ответил Хопкинс. -  Ну так  в  чем же заключается та диверсия о  которой  мы
говорили?
     Арчер улыбнулся. - Если мой Робот готов, то готова и диверсия. Я выхожу
через пять минут. Ты и  остальные выдвигайтесь через пять минут после этого.
Пользуйтесь заранее спланированными маршрутами выхода из города. Разделитесь
на звенья, двигайтесь быстро, доберитесь до базы и затаитесь.
     Разделение Милиции на  части по  всему городу, когда  они выйдут, будет
рискованным, но это создаст иллюзию, что Арчер имеет больше людей, что он на
самом деле имеет. В ближайшие дни и недели, Милиция Торина будет нуждаться в
поддержке людей.  Начало  будет положено  этим  маленьким  представлением...
которое начинается сейчас.
     Так вы скажете, что у вас на уме? - давил дальше Хопкинс.
     Арчер улыбнулся. - Я бы сказал, но ты только будешь возражать.
     Бормоча что-то себе под нос, Хопкинс вернулся к работе. - Вот об этом я
и беспокоюсь, - Арчер был уверен, что расслышал его слова правильно.

     Демонстрации возникли  по всему Экол Сити.  Некоторые были  небольшими,
люди спонтанно выходили на улицы, говоря о том, что Архонт должна уйти. Люди
поддерживающие Катрину тоже вышли на улицу, протестуя. Не было планов этого,
не было организации, просто хаос. В то время, как основные улицы были пусты,
другие   были   забиты   толпами   демонстрантов,  каждая  сторона  пыталась
перекричать противников. Восстание  еще  не  вырвалось, но  это  было только
делом времени.
     Казармы полиции и тюрьма были в одном и  том  же четырех стенном здании
рядом с  центром города.  Вокруг него  возвышался специальный барьер  против
таких   опасностей  как  толпа  или  машины  с  бомбами,  которые  не  могли
подобраться  слишком близко, чтобы нанести  повреждения. В этой части города
протесты  были незначительны, а полиции было достаточно,  чтобы держать  обе
стороны  от  того, чтобы  вцепиться друг  другу в  горло. Однако, напряжение
царило в воздухе, и облака затянули город в серую дымку.
     Арчер  привел  своего  Penetrator`а к краю защитного  периметра  вокруг
казарм полиции,  легко сокрушив две секции бетонного барьера, как  будто для
того,  чтобы  сказать,  что  защита  здания  не  могла  соперничать с  мощью
БоевогоРобота.  Он  нацелился на диски  спутниковых антенн на крыше и открыл
огонь  по  ним из пульсирующих  лазеров. Изумрудные  потоки  грубой  энергии
ударили  стойки и диски, разрывая  их, разрушая,  плавя  и отбрасывая  силой
взрыва.   Во  все  стороны  полетели  искры,  когда  большая   башня  начала
заваливаться на бок.
     Примерно  дюжина  полицейских - возможно,  все оставшиеся  в  здании  -
выскочили  через переднюю дверь. Они были снаряжены для разгона непорядков и
вынесли  наружу свое оружие, смесь ружей,  установок для  огня гранатами  со
слезоточивым  газом и  пистолетами,  которые  они нацелили  на  кокпит.  Это
заставило Арчера вспомнить старое  выражение о том, что не надо идти с ножом
против пистолета. Даже используя ракетные установки, полиция не будет ровней
его Penetrator`у, если тот ответит всей своей огневой мощью. Никто из них не
выстрелил,  когда  они  стояли  на ступенях здания,  но никто  и не  опустил
оружия.
     Он   включил   внешнюю   систему   громкоговорителя,   расположенную  в
бронированном  плече Робота. - Приведите  Шефа Дуннинг,  - а потом подключил
внешний микрофон.
     Высокий человек,  мускулистый и  подтянутый вышел вперед. Он нес ручной
мегафон и, казалось, нисколько не испугался  возвышающегося орудия смерти. -
Это Шеф Дуннинг.
     Майк, это я, Арчер.
     Последовала пауза. Арчер и Дуннинг были школьными товарищами и хорошими
друзьями перед тем, как Арчер уехал с Торина,  чтобы  начать свою  карьеру в
армии. Они  все еще встречались на  ленч каждый месяц, но,  казалось, Арчеру
придется пропустить следующий раз.
     Арч,  - послышался голос начальника. -  Какого черта ты тут делаешь? Ты
разбил мою систему коммуникации.
     Прости, я не могу сказать большего,  Майк,  но  мне приходится  просить
тебя освободить пленных, которых ты держишь для Блюхера.
     Снова долгая пауза. Шеф  Дуннинг опустил мегафон, на секунду вздрогнув.
- Арчер, ты ставишь  меня в странную ситуацию. Почему бы тебе ни спуститься,
и мы могли бы обговорить это.
     Арчер  проверил часы  в  своем кокпите.  -  прости,  Майк, у  меня мало
времени.  Мой  протест  не  против тебя, а  против  правительства  Штайнера.
Освободи  этих  пленных, и я покину город.  Если  ты  не  освободишь их, мне
придется сделать несколько дыр  в стене, чтобы они  смогли  выбраться. Я  не
хочу никому причинять вреда, но пленные должны быть освобождены.
     Арч, снова произнес  его старый  друг, - Я не могу  сказать  тебе,  как
много законов ты сейчас нарушаешь.
     Время терялось, времени Арчер не  имел. Он обезопасил первичную систему
коммуникации, но это не было единственным путем, каким полиция могла послать
сообщение. К этому моменту сообщение о том, что БоевойРобот Милиции атаковал
казармы полиции, должно  достичь  пост  Гвардии Арктурана.  Они не  замедлят
явиться сюда.
     Арчер  прицелился  в большой дуб  в тридцати  метрах от шефа полиции  и
выстрелил одним  лазером. Краткий  зеленый  огонь  поджег дерево,  заставляя
влагу внутри него немедленно закипеть. Дуб взорвался, поднимая огонь и дым в
воздух. Трое  полицейских побежали, но Дуннинг даже не мигнул во время этого
представления.
     Майк,  выпусти их или  я  начну делать  двери  по  своему  собственному
усмотрению.
     Мне придется ответить перед Блюхером.
     Ты всегда можешь присоединиться к нам, - почти шутливо произнес Арчер.
     Дуннинг  опустил мегафон  и, повернувшись, сказал что-то  своим  людям.
Один из них побежал в здание. - Придержи огонь, Арчер. Они выходят.
     Пять  минут ушло на то,  чтобы пленные  наконец  вышли наружу.  Полиция
отошла в сторону. Большая часть заключенных смотрели на его Робота с ужасом,
некоторые широко  улыбались. Один из них выступил вперед и махнул рукой. Это
была Катя Чаффи.
     Без  задержки она  стала  карабкаться по  держателям  в  его кокпит. Он
распахнул  дверь  как  раз  вовремя,  чтобы она  скользнула  в  тесноту  его
Penetrator`а.  Как только  он увидел,  что  больше задержанные  не  выходили
наружу, он снова включил систему внешней связи.
     Шеф, отпусти их.
     Дуннинг махнул своим людям, чтобы они опустили оружие.
     Пленные,  -  сказал  Арчер, - новые дни начались здесь, на Торине, и по
всему Альянсу. Вы были задержаны без причин. Теперь я отпускаю вас.
     Он  отключил микрофон,  а  освобожденные  пленные разбежались  в разных
направлениях по окружающим улицам. Кто-то из полицейских пытался последовать
за  ними,  но это было невозможно проделать. Арчер  двинул  своего Робота  и
начал двигаться прочь.
     Я так понимаю,  что ситуация изменилась? - спросила Катя, устраиваясь в
прыгающем за его спиной сиденье.
     Катя,  -  сказал  он, маневрируя между зданиями и следя за относительно
пустыми улицами, - это еще слабо сказано.

     Полковник  Блюхер  увидел, как Лютер Фиск  вошел в комнату тактического
руководства   базы.  Он  ответил  на   Салют  Фиска,   потом   повернулся  к
голографическому отображению Экол Сити, находящемуся над большим командным и
контрольным  столом.  Столетиями раньше столы  с  песком  использовались для
того,  чтобы  протестировать  выкладки  операций.   Теперь  голографические,
руководимые компьютером проекции обеспечивали подобную информацию.
     Комната была относительно темной, подсвеченной только тонкой лампочкой,
различный персонал яростно работал за стенными коммуникационными мониторами.
Самый  яркий  свет   шел  от  голографического  изображения  города.  Блюхер
посмотрел на  Фиска  и мог  видеть, что тот  действительно  наслаждался всем
этим. Именно этого он желал все это время, но только потому, что не знал, на
что похожа война, особенно гражданская.
     Что известно о Роботе, которого видели у городской мэрии?
     Фиск слегка дрогнул. - Информация  скудна.  В  такой  ситуации,  сложно
собрать  достаточно хорошую информацию, сэр. По вашим приказам я отослал два
звена,  чтобы оцепить зону.  Наши коммуникации отключены в данной зоне, и  я
приказал им выяснить, что там произошло.
     Блюхер кивнул.  Ситуация вроде такой легко менялась. Тактические данные
было сложно отсортировать, и в этом не было вины Фиска. Ситуация разгорелась
за  несколько часов после обвинений, которые  Виктор Дэвион выдвинул, против
Архонта,  обвинив ее  в смерти ее брата. Он знал,  что формальная  реакция с
Таркада  скоро  последует,  и он  не сомневался,  что она будет состоять  из
отрицаний  и  контратак  на  Принца  Виктора.  Катрина  Штайнер  никогда  не
отступится от трона. Он был уверен, так же как и в своем  собственном имени.
Она  будет сражаться  до последнего вздоха - последнего вздоха таких солдат,
как он сам - чтобы удержать свою власть. Он уважал  это в ней, думая о  том,
как сильно она была похожа на свою бабушку.
     Он знал,  что улицы призывали Катрину  сойти с трона, что она оскорбила
свое  право  править,  но Блюхер поклялся  в верности  Архонту,  дал клятву,
которую  считал почти священной.  Это  было  в основании его чувства чести и
верности. Его персональные  мнения не весили ничего в этом равновесии. Когда
закончатся выступления, он хотел, чтобы его честь осталась бы нетронутой.
     Что с Милицией? Они уже прибыли?
     С этим проблема, - сказал Фиск. - Когда я связался  с  группой, которую
послал осмотреть их базу, они сообщили, что люди Кристифори подняли все свои
силы и, на самом деле, вышли уже двадцать минут назад.
     Блюхер удивленно поднял бровь. - Они должны были бы быть здесь уже.
     Да, сэр. Они должны. Очевидно, что они сюда не направлялись.
     И я только сейчас получаю эту информацию?
     Сэр, улицы все в смятении. Я думал, что они увязли в пробках.
     Блюхер не был удовлетворен. - Не пытайтесь думать за меня, Фиск. Мне не
нужна фильтровка данных.
     Сержант подошел к ним и отдал честь, потом протянул Полковнику конверт.
-  Это было доставлено женщиной к главным воротам. Она сказала, что это было
предназначено вам, сэр.
     Блюхер кивнул  и потянул  за угол, пока тот не  разорвался. Внутри  был
единственный  листок  бумаги  и два металлических объекта.  Бумага оказалась
требованием  Милиции  Торина   на  назначение  Арчера  Кристифори  Лейтенант
Полковником. Оно было  порвано почти  пополам. Потом Блюхер достал и сжал  в
левой руке два маленьких кружочка. Это были знаки отличия Кристифори.
     Блюхер ничего не сказал. Он бросил разорванный листок на пол и протянул
знаки Фиску. - Мне кажется, что вы должны взять это.
     Этот предатель, - прорычал Фиск.
     Блюхер тряхнул головой. - Он не предатель, Фиск. Он патриот, по крайней
мере,  так  он думает.  Теперь  он  наш враг. Враг, которого вы  создали.  Я
надеюсь, что вы готовы к этому, потому что если нет, то он убьет нас обоих.






     В  настоящее время следует  избегать  зоны  от Пика  Лисбург  до Трассы
Мелиссы  Штайнер  из-за присутствия  неконтролируемых демонстрантов  на этих
улицах. Полковник Блюхер  из Пятнадцатой Гвардии Арктурана временно  объявил
военное положение. Граждане  должны  подчиняться  положениям  комендантского
часа и не должны появляться на улицах.
     Среди всего этого волнения на нашу станцию был доставлен диск от Арчера
Кристифори,  командира Милиции Торина,  хорошо известной и популярной фигуры
Торина.  Руководители  станции позволяют  мне проиграть  это...  и  снова  я
повторю, что это эксклюзивно для Донегальской Вещательной Компании...

     Народ Торина. Основываясь на  недавних действиях  Архонта по подавлению
прав  людей,  верных Дэвиону,  и  на заявлении  ее  брата  о  том,  что  она
ответственна за  убийство  ее  младшего брата,  я  ухожу  с  должности главы
Милиции Торина. Милиция  расформирована, ее больше не существует. Теперь это
армия освобождения; освобождения  от репрессивного правления Архонта Катрины
Штайнер.
     Я пришел не для того, чтобы убивать невинных, а восстал против Архонта,
которая в  своем стремлении захватить  и удержать власть,  показала, что  не
подходит для трона. Я  не успокоюсь до тех пор, пока Торин не освободится от
ее стальной ступни, а ее не отстранят от власти. Если это может быть сделано
мирным путем, да будет так. Если нет, тогда все, что бы ни  случилось, падет
на ее голову.
     Как  родной  сын  этого  мира  и  как  человек  верный  памяти  Мелиссы
Штайнер-Дэвион,  которая отдала свою жизнь служению своему  народу, я  прошу
вашей поддержки. Сопротивляйтесь мирно, так, как сможете. Мы будем сражаться
за вас и с вами. И пусть никто не встает на нашем пути.

     -  Голоклип  из  передачи  Новости  в  Пять,  Экол  Сити,  Донегальская
Вещательная Компания, 8 декабря 3062




     Это Чрезвычайная Вещательная Система Морфида. Это не учения. По приказу
Комманданта Констанс  МакКоу, гражданам  МакАртура  и Риджавей приказывается
оставаться в своих домах до следующих сообщений. Восстание вырвалось в обоих
городах,  и  Гвардия Арктурана как и  Милиция Морфида были  мобилизованы для
восстановления порядка. Любой, кто нарушит комендантский час, будет задержан
и  наказан.  Ваше  сотрудничество  необходимо  до  конца  этих  чрезвычайных
происшествий.

     ЧВС Морфида, Провинция Скай, Лиранский Альянс, 10 декабря 3062






     Многие члены отряда  Арчера не имели и представления о том, что  место,
которое было выбрано для их секретной базы, было исторической зоной, руинами
древнего Университета Торина.  За три  сотни  лет, прошедших  с  момента его
разрушения,  Лес Ремингтон почти полностью покрыл всю его площадь. Массивные
дубы  росли  в  тех  местах,  где  однажды  были дороги  и  тропинки. Тонкий
виноградник и дикая трава  покрывала руины большого,  раздробленного здания.
Небольшие животные проносились в густых зарослях, а птицы пели над головами.
     Университет Торина был сверкающей жемчужиной в короне Первого  Лорда до
падения старой Звездной Лиги.  Величайшие в Лиге колледжи свободных искусств
были уничтожены, сожжены и разбомблены  во время восстания Амариса,  а потом
оставлены. Были и разговоры  о восстановлении,  но  вмешался  полный коллапс
Звездной Лиги. За проходившие годы место забывалось всей  Внутренней Сферой,
включая большую часть Торина.
     Арчер  был   одним  из  тех   немногих,  кто  все  еще   помнил  о  его
существовании,  что  было  основной  причиной того, что оно  было выбрано  в
качестве  основной  базы  войска.  Другая  причина  заключалась в  том,  что
громадные гранитные  сооружения, хотя и  разрушенные за  эти  годы,  все еще
предоставляли   некоторую   степень   защиты  для  БоевыхРоботов  и  прочего
транспорта.  Старый  полевой  дом,  лишившийся  большей   части  крыши,  был
превращен  во временный ангар для Роботов. Общежитие, деревянные полы нижних
этажей  которого  провалились и  распались, все  еще  обладало  комнатами  в
среднем уровне,  которые  были  достаточно  удобны  для размещения временных
казарм.
     Большая часть его войска уже была здесь, а также все его  Роботы. Арчер
думал,  что  концентрация всего его  войска в  одном  месте будет  не  самым
разумным шагом,  в том  случае если Блюхер  раскроет их  позицию.  Кроме тех
Воинов,  которые уже были здесь,  были и другие, кто  сплотился вокруг него.
Некоторые были членами  семей солдат Милиции.  Другие были наемными рабочими
Кристифори  Экспресс, их  под присмотром Катерины  Дениэльс  доставили в это
место.
     Казалось, что это больше  семья, чем  армия, но это были люди,  которые
помогут  Арчеру освободить Торин. Преимущество было  против них, но Арчер не
беспокоился. Если бы он беспокоился об этом, то никогда  бы не начал  этого.
Дело было  не в  победе или поражении. Дело было  в  том, чтобы отомстить за
смерть  его сестры. Ее судьба стала  симптомом еще большей  беды, которой он
сейчас был готов дать отпор.
     Вскарабкавшись на позеленевшие  остатки  каменного парапета,  теперь он
возвышался над небольшой площадью, и все глаза повернулись к нему.
     Я хочу поблагодарить вас за то,  что вы здесь, за то, что вы принимаете
этот риск, - начал он. - Пятнадцатая  Гвардия Арктурана, возможно, уже  ищет
нас, это был долгий день, за который мы все собрались и основались здесь.
     Если  вы  здесь,  то  вы  здесь  для того, чтобы  сражаться за свободы,
которые мы все  лелеяли. Мне не важно  кого  вы  предпочитаете,  Дэвиона или
Штайнера. Если вы здесь, то вы сражаетесь из-за того, что сегодняшний Архонт
не  может больше  оставаться у власти.  Она  манипулировала событиями, чтобы
лишить своего  брата и сестру их кровных прав, а  теперь мы  узнали, что она
отдала приказ об убийстве другого ее брата. Я не знаю, как вы, но она не тот
человек, которому могу я поклясться в верности.
     Может быть  кто-то  из  вас  думает, что  я  собираюсь  провести маршем
Милицию  в город  и вызвать Блюхера на бой, чтобы решить  вопрос  о том, кто
правит  этой  планетой. Я не  сделаю так.  Истина  в том,  что у него больше
ресурсов, чем у нас.  Ставки просто не  равны. Так что  мы будем сражаться с
ним  на  наших  собственных  условиях.  Не  бессмысленное  кровопролитие,  а
хирургически точные удары. Я не хочу убивать простых солдат, которые  просто
выполняют свой долг, мы просто  сделаем этот  мир таким,  что  они не станут
защищать его совсем. Это и есть цель.
     Еще одна  вещь - мы  больше не привязаны к военной структуре Лиранского
Альянса.  Вам   будут  присвоены   новые  ранги.  На  этот  момент  я  решил
использовать структуру армии Федеративного  Содружества.  Это должно сделать
нашу позицию четкой и ясной. Не беспокойтесь, никто из  вас не будет обижен.
Просто не ждите большого прироста вашего жалованья. - Волна смеха прошла  по
собравшимся.
     Это было  все. Арчеру было нечего  больше сказать, так что  он спрыгнул
вниз с  разбитого парапета, звуки аплодисментов  заглушались тонкой зарослью
деревьев. Несколько человек  подошло к  нему,  среди  них  Дариус Хопкинс  и
другое знакомое лицо. Арчер махнул рукой, чтобы они вдвоем подошли поближе.
     Сержант  Майор  Дариус  Хопкинс,  познакомьтесь с  Лии  Фуллертоном,  -
произнес он. Они  пожали друг другу руки, хотя Арчер и  мог  видеть, что они
пытались мысленно оценить друг друга.
     Дариус,  Лии  является  капитаном  Ангельского  Огня,  одного  из  моих
Шаттлов.
     Узнавание появилось на лице Дариуса.  -  Это вы обеспечили те ящики  со
снарядами, которые я видел в хранилище?
     Лии  Фуллертон улыбнулся и опустил свои руки на свой  большой живот.  -
Давайте  просто  скажем,  что я  перевез  все ящики,  которые  я должен  был
доставить Лиранцам. Что было в них или как хорошо оно будет себя вести после
этого, ну... это следует лучше всего оставить Арчеру.
     Корабль в безопасности? - спросил Арчер.
     Посажен в низинах Озера Спрагу примерно в пятидесяти километрах отсюда.
Со  всем этим  железом на дне озера,  их  спутникам следует  указать  точное
место, чтобы они смогли увидеть его.
     Арчер  улыбнулся и  пожал руку капитана.  - Спасибо за  помощь,  Лии, -
сказал он. Потом повернулся к Дариусу. -  Говоря о спутниках, можно спокойно
поставить  на  то,  что  Полковник  Блюхер  уже  сейчас  ищет  нас.  Как  мы
расположились?
     Хопкинс  разгладил  свои густые  усы  и  посмотрел вверх,  как  бы  ища
взглядом  Лиранцев, которые уставились  на  него.  - Все  наше  оборудование
закрыто  от визуального наблюдения. Спутники оборудованы  тепловым сканером,
но лес обеспечит нас большим числом всяческих тепловых аномалий - это так, а
мы также используем структуру зданий, чтобы маскировать самих себя. Реальную
проблему  составляют  Роботы. Как  вы  знаете ядерный реактор  БоевыхРоботов
может проявиться  на  нейтринном сканере, расположенном  на низкой  орбите -
даже  со  спутника,  так  что  я  закамуфлировал  всех  Роботов  специальной
поглощающей  тканью  с  подавляющим устройством. Это  должно скрыть примерно
восемьдесят процентов эмиссии, что значит, что пока они не будут обследовать
одного Робота в течение часа,  они не  смогут подтвердить есть ли он там или
нет.
     Мы делали  так во  время  последней части  вторжения Кланов,  -  сказал
Арчер.
     Я не  заявлял,  что это моя  оригинальная идея,  просто она работает, -
сказал  Хопкинс. - Я надеялся,  что вы отобрали  несколько начальных  целей,
чтобы наконец начать дело.
     Арчер  понимал  необходимость начать сражаться. -  Я думал, что  сперва
следует провести несколько организационных мер. Нам нужно работать в тандеме
со всеми  другими  повстанческими  фракциями, объединить их.  Я  уже отослал
несколько запросов по ГИС и через корабли Экспресс моим коллегам на Морфиде,
прося их  держать  нас в курсе их местной ситуации и  того,  что  там делает
Гвардия.
     Морфид? - Лии Фуллертон был удивлен. - Я думал, что мы действуем только
на Торине.
     Так и есть, - сказал Арчер, -  но Морфид является тем самым местом, где
расположены  остатки  Гвардии  Арктурана, а  они  могут  быть  самым  легким
источником пополнения их рядов на Торине для того, чтобы Блюхер смог бросить
их  на нас. Я бы хотел оставить все подогретым для него на Морфиде, чтобы он
не мог оставить свои войска здесь.
     Хопкинс  сказал,  -  Я также  удостоверился, что три лояльных  Катерине
члена  Милиции  скрыты во  тьме.  Они  были  отосланы  на южный континент по
специальному заданию поиска новой зоны для тренировок. Я так  думаю, что они
только сейчас узнают о том, что случилось тут.
     Хорошая работа, - сказал Арчер. - А Принц Джон?
     Ничего, но я ничего и не  ожидал. Кроме того, разведка это конек Чаффи.
Я просто пехотинец.
     Услышав  свое  имя,  Катя тоже подошла,  сжав  компьютер  под рукой.  -
Проблемы?
     Арчер  качнул  головой.  -  Просто  говорим.  Я  думаю,  что  мы  можем
рассчитывать на несколько часов мира и тишины, чтобы все успокоить. К  этому
моменту Блюхер  понимает, что нас  будет не так легко  найти. Если  он будет
действовать так, как я думаю, то он  вышлет звенья в патруль, чтобы выловить
нас.
     Хопкинс кивнул и слегка улыбнулся. - Большинство сказало бы, что сейчас
самое время ударить.
     Арчер нахмурился. Это был тот самый урок, который старый друг разъяснил
ему, когда он впервые решил продолжить карьеру в армии, и он  не забыл этого
за все эти годы. - Ты знаешь, я не попадусь в эту ловушку.
     Но это имеет смысл, - сказал Фуллертон.
     Воины и пехотинцы, которых он выслал в  патруль будут настороже, все их
чувства будут напряжены. Кроме того, это то, что Гвардия ожидает от нас. Они
будут готовы ответить, если мы только высунем головы.
     Катя кивнула,  соглашаясь.  - Мы подождем несколько дней. Пусть солдаты
Блюхера патрулируют и теряют бдительность. Пусть напряжение слегка ослабнет.
Пусть они  будут  чувствовать себя комфортно. Скорее всего они начнут делать
ошибки.
     Хопкинс извинился и отправился к ангару для Роботов, раздавая  по  пути
приказы. Арчер смотрел, как тот уходит и сделал глубокий вдох.
     Катя опустила свою руку на его  плечо. -  Все будет хорошо. Все идет  в
соответствии с планом.
     Арчер повернулся к ней. - Все может быть и идет по  плану прямо сейчас,
Катя, но план никогда не переживает контакта с врагом, - сказал он.


     Изображение Торина  вращалось в воздухе над  голографическим  дисплеем,
как  будто  оно  было твердым.  Несколько офицеров работали  вокруг дисплея,
вводя данные  из  различных  компьютерных источников или  вводя  их вручную.
Остальные  были  заняты  вдоль  дальней  стены,  просматривая  коммуникации,
передавая  подходящую  информацию  нескольким  офицерам  разведки, сидящим в
соседней комнате. Феликс  Блюхер уставился на  медленно  вращающийся шар  из
света и цветов пред собой и обдумывал свое затруднительное положение.
     Он провел утро успокаивая нервы Правящего Планетарного  Совета  Торина,
все время  думая  о том, что политики  определенно  были  той группой людей,
которая  заслуживала смерти просто потому, что существовала. В  то время как
Герцог  отсутствовал на  Королевском Суде,  его  советники  только приводили
слова  пословиц в  утверждение своих мыслей. Блюхер  уверял  их и  слушал их
мольбы, но, по большей части, ничего им не пообещал.
     Он посмотрел на одного из  офицеров связи. -  Вы передали мое сообщение
гарнизону на Морфиде?
     Офицер подтвердил  перевод сообщения,  выдав на  экран поток данных. Не
ожидая повторения  ошибки, которую он  совершил на Торине,  Полковник послал
приказ о подчинении  Милиции Морфида прямо Гвардии. Те, кто не  будет желать
работать,  будут отчислены, а  их  снаряжение будет  конфисковано. Появилось
несколько   протестов,   но   местные   жители   не   могли   сравниться   с
БоевымиРоботами.
     Он шагнул в сторону к следующему терминалу, на котором координировалась
разведка  со  спутника. Боль  от  ранения  в  ноге  постоянно  напоминала  о
покушении на его жизнь.
     Мы  смогли  отследить некоторые перемещения  Милиции, когда  они начали
покидать город. С тех пор, мы не можем вычислить их, сэр.
     Голос молодой женщины не выдавал  ее нервозности, но Блюхер мог ощущать
его.
     Продолжайте наблюдение. Они где-нибудь появятся.
     Потом в свете, идущем  от голографического  дисплея, он  увидел  Лютера
Фиска.  -  Сэр,  наши  отряды успешно подавили демонстрации  и волнения.  По
большей  части, центр  Экол Сити тих, другие городские районы сообщают о том
же.
     Вы уже выдвинули патрули на поиски Милиции?
     Да, сэр, - решительно подтвердил Фиск. - Мы найдем их.
     Блюхер  позволил  себе  легкую   усмешку.  -  Это   крайне  невероятно,
Лейтенант.
     Сэр?
     Мы не найдем Арчера Кристифори  до тех пор, пока он того не захочет,  и
на его условиях.
     Почему вы говорите это, сэр? - Фиск звучал неубежденным.
     Просто.  Если бы он хотел  вступить в бой, разве  мог он  найти лучшего
времени, чем то, когда на улицах царил хаос? Он не сделал этого. Это значит,
что он собирается использовать партизанский тип войны против нас.
     Мы сокрушим его,  сэр,  - с настоящим энтузиазмом проговорил Фиск.  Еще
несколько людей повернулись к ним и тоже уверенно кивнули головой, каждый из
них уверяя, что они готовы к этой миссии.
     Это не тот тип войны, к  которому мы  готовились. Нам придется обдумать
наши  подходы,  изменить  нашу  тактику,  -  сказал  Блюхер.  Он  знал,  что
сверхсекретность не может остановить приближающуюся ракету.
     Однако, наши решительные меры и демонстрация силы в подавлении волнений
уже  окупаются,  сэр,  -  сказал Фиск. - Один  из  членов Милиции, Лейтенант
Шервуд,   пришел   к  нам.   Вы  помните  его.  Он  участвовал  в  некоторых
предварительных  планах  по  объединению  с Милицией.  Очевидно,  что  Арчер
Кристифори не доверял ему и  отослал его с некоторым бесполезным поручением,
чтобы не дать ему узнать о том, к чему готовится остаток Милиции.
     Возможно,  что-то  начинает  идти  в  правильном  направлении,  подумал
Блюхер. - Этот Шервуд, действительно он имеет ценную для нас информацию?
     Единственное, что  он точно знает,  это то, что Арчер  отослал еще трех
офицеров с миссией на южный континент, чтобы засечь новые базы для операций,
предположительно  для   тренировочных  целей.   Я  думаю,   что   мы   можем
предположить, что Кристифори планировал установить базы на юге.
     Я хочу, чтобы этих солдат обнаружили. Если мы сможем засечь и допросить
их, они могут сказать нам больше о планах Кристифори.
     Приказы  уже  были  отданы,  сэр,  -  уверенно  сказал  Фиск.  -  Я  бы
рекомендовал вам встретиться с Лейтенантом  Шервудом. Я уверен, что мы можем
что-то вытянуть из него.
     Хорошо, - сказал  Блюхер,  откидываясь на  своем стуле, чтобы перенести
свой вес с раненой ноги. Ему была нужна вся помощь, которую он мог получить.




     Как  бы Вы описали  обращение Виктора  Дэвиона,  в котором он призывает
преданных ему людей подняться на его стороне, вслед за ним, Энди?
     Одним словом, Фил - отчаяние.
     Вы думаете, он цепляется за соломинку?
     Прежде   всего,  это   так   называемое   доказательство   могло   быть
сфабриковано.  Давайте  открыто смотреть  на  это,  скорее  всего он  просто
пытается сохранить для себя  небольшое королевство. Если для этого  придется
убить несколько тысяч невинных, что ж, мы все знаем репутацию Виктора.

     Голоклип  из  передачи  Проблемы и  Решения,  Донегальская  Вещательная
Компания, Лиранский Альянс, 12 декабря 3062






     Прибрежный    поселок   Луиза   являлся   маленьким   городом-фабрикой,
расположенным почти в трехстах километрах к северо-востоку от Экол Сити. Два
завода  города производили сталь и обрабатывали  системные платы, и каждый в
поселке или работал на одной из фабрик,  или просто пребывал здесь в поисках
лучшего  места. Слабый  аромат поднимался от завода по производству чипов  и
распространялся по близлежащим  лесам и холмам, давая гостям представление о
месте за десять километров до того, как они увидят его.
     Добравшись туда, Арчеру и Кате не  пришлось долго искать,  чтобы  найти
Бегпайпер, местную таверну, где  была назначена встреча. Если воздух снаружи
имел отчетливый запах, то внутри  бара  он  был таким же, как и  в  любом из
дюжины  мест, которые Арчер узнал  за  время путешествий по  всей Внутренней
Сфере и за ее пределами. Желтоватый  свет, рокот разговоров, аромат  старого
эля, виски, пот и дым были так знакомы, делали место почти комфортным.
     Оказалось, что бармен знал, почему они здесь.  Он что-то прошептал Кате
и показал на простую  дверь  в  конце  слабо освещенного бара.  Глаза Арчера
заслезились от  дыма сигар и  трубок, когда он и Катя  пробирались до двери.
Она открывалась в комнату, в которой  пять  мужчин  и одна женщина собрались
вокруг изношенного стола. Все они подняли головы, когда Арчер и Катя вошли и
захлопнули за собой дверь. Маленькая комната была освещена лучше, чем бар.
     Приготовление к  этой встрече заняло  семь  дней,  и при этом  пришлось
пойти  на  некоторый риск. Для  безопасности  Арчер захватил с  собой только
пистолет  -  пистолет и звено БоевыхРоботов, спрятанных за границами города,
сидящих в  низкоэнергетическом режиме просто на  тот случай, если  покажется
Гвардия Арктурана. Однако, он  не слишком беспокоился. Он  и Катя и  приняли
меры предосторожности,  чтобы удостовериться, что никто  не  следил за ними.
Однако следовало быть осторожным.
     Они выдвинули два  пустых  стула. Никто  не  произнес и слова в течение
целой минуты, пока все оценивающе смотрели один на другого.
     Катя нарушила  молчание. - Я хочу поблагодарить вас всех за  то, что вы
пришли сюда сегодня.
     Один из мужчин нервно улыбнулся и протянул руку Арчеру. - Я Мартин Фокс
из Нового Поугкипси. - Арчер пожал  его руку. Глядя на следующего  человека,
молодого и мускулистого мужчину с испанской внешностью, он получил уверенный
кивок.
     Лас Волк, - сказал молодой человек. - Так вы герой войны.
     Арчер поднял бровь и пожал плечами. - Это было довольно давно.
     Но это  было, -  язвительно  произнес человек  справа.  Его  лицо  было
изможденным, на нем была глумливая усмешка.
     А вы?
     Кинг. - Человек откинулся в кресле и скрестил руки. - Руфус Кинг.
     Не дайте течению времени обдурить вас,  Руфус, - сказал Арчер.  - Я все
еще могу позаботиться о себе.
     Это мы скоро увидим, - сказала единственная из  числа уже собравшихся в
комнате женщина. Она была одета в черный кожаный  жакет и джинсы. -  Мое имя
Джоей-Линн Фрайзер. Я из Опал Сити, лидер Белых Тигров.
     Арчер знал кое-что об этой банде. Белые Тигры начинали как криминальная
банда,  а  потом  как-то  были  вовлечены  в  организацию, работающую против
Катрины Штайнер. Если слухи были верны, то они уже были причастны к убийству
почти дюжины сторонников Катрины.
     Арчер  сел  поудобнее  на  своем  стуле.   -   Хорошо,  достаточно  для
знакомства.  Мы  все  знаем, почему  мы здесь. События  начали  стремительно
разворачиваться и похоже, что Торин стоит у порога гражданской войны.
     Не  без  помощи  ваших   героических  поступков   в  столице,   -  сухо
прокомментировал Кинг.
     Как  я  помню, Руфус, вы не были  столь  дерзки и высокомерны, когда он
пришел  и освободил нас из тюрьмы, - сказала ему Катя. Кинг же все  сидел на
своем месте, скрестив руки и уделив ей темным взгляд.
     Слушайте, -  вмешался Арчер, -  мы можем действовать отдельно  или  все
вместе. Искренне говоря,  для того,  чтобы преуспеть  против  Лиранцев,  нам
необходимо начать координировать  наши усилия и действия. Эта встреча только
начало.
     Что именно вы имеете на уме? - спросил Лас Волк.
     Прямо  сейчас  на  Торине  уже  имеется  движение  сопротивления.   Нам
необходимо   сделать   так,   чтобы   на   Торине   имелось   организованное
сопротивление. Просто  говоря, нам необходима некоторая  основная структура,
некоторые  правила действий, необходимо  делиться  разведданными  и  планами
обороны. Еще более важно, чтобы мы  имели стратегию по обращению  с Гвардией
Арктурана или любыми другими подразделениями, которые Альянс бросит на нас.
     Вы  думаете, они  вызовут  подкрепления? -  спросил  Фрайзер,  вставая,
поворачивая стул спинкой вперед и снова садясь, обняв при этом  узкую спинку
стула.
     Они не посмеют, - сказал Кинг.
     На  самом деле я не  думаю, что у  них есть ресурсы, по крайней мере не
сейчас. Гвардия  уже размещена  на Морфиде  и  здесь. Большая  часть  других
Лиранских  подразделений довольно сильно распылена  по  планетам, кроме тех,
которые размещены по границе с Нефритовыми Соколами. Мы не единственный мир,
на котором протесты и  даже открытое восстание вырываются наружу. Я не знаю,
как быстро они смогут среагировать.
     Мартин Фокс нервно заелозил на своем стуле, капли пота появились на его
широком лбу. - Хорошо, давайте поговорим о стратегии, как вы сказали.
     Арчер  посмотрел на  Катю, потом  обратно  на собравшихся. - Наша  цель
должна  быть  проста: избавиться  от присутствия  Альянса на планете.  Чтобы
сделать это, нам необходимо удостовериться, что наша стратегия может достичь
несколько  целей.  Первая: нам необходима поддержка местного  населения. Это
значит,  что мы  не  можем  поддерживать  террористические атаки,  в которых
погибают гражданские люди.
     А  то с  теми  гражданскими,  которые поддерживают  Лиранцев? - спросил
Кинг.  Что-то в  его голосе  сказало  Арчеру, что у  него  в уме был  кто-то
определенный, и то, что он хочет  сделать с  ними. Также что-то сказало ему,
что это было далеко не приятно.
     Мы  здесь, чтобы освободить этих людей,  не вредить им.  Во-вторых, нам
необходимо  просто  сделать   Торин  местом  весьма  неудобным  для  Гвардии
Арктурана.  Эти люди  и женщины солдаты и, по большей  части, просто следуют
приказам. Убивая их мы только дадим им мотив, чтобы сопротивляться дальше. Я
знаю... Я  был одним  из них однажды. Нам  необходимо обнаружить пути, чтобы
сделать  их параноиками,  полными страха  и стресса,  но мы не будем убивать
невинных до тех пор, пока у нас не будет абсолютно никакого выбора.
     У вас есть вся эта огневая мощь вашей  Милиции, почему просто не снести
их? Одна  большая  битва и бум,  никаких Лиранцев, -  сказал  Волк,  разводя
руками в воздухе, чтобы показать взрыв.
     Арчер дернул  головой.  - Это  заманчиво, но вам  следует  помнить, что
Пятнадцатые не какое-нибудь  зеленое подразделение. У них передовые отряды с
роботами лучшего  класса, чем у нас, а также  и больший запас амуниции. Я не
смогу провести  прямой бой с ними, по крайней  мере,  не сейчас. У них будет
преимущество,  а если мы  проиграем, все на  Торине будет  потеряно. Ключ  к
победе в том, чтобы измотать их до того состояния, когда мы  будем уверены в
победе.
     Зачем  использовать солдат? - спросила Джоей-Линн. - Мы можем  довольно
легко убивать их. Небольшие нападения, несколько бомб, понемногу  снижать их
число.
     Убивая  их  мы  только  усложним  избавление.  Посмотрите  на  то,  что
произошло после того взрыва, который ранил Блюхера. Это затронуло всех нас и
привело к задержанию всех, кто "подозревался в терроризме". Некоторые из вас
были  арестованы, так? Нам следует  избегать действий, которые дадут Блюхеру
что-либо, что он сможет использовать против местного населения.
     Казалось, что  при упоминании о взрыве, Фокс дернулся. - Мы говорили об
этом, до  того, как  вы прибыли. Никто из нас не  причастен  к этому. Значит
остаетесь вы.
     Арчер  был  удивлен. -  Я  считал, что  один  из вас сделал это.  -  Он
посмотрел на Катю, которая только пожала плечами. Один за другим и остальные
покачали  головами. Руфус Кинг  погладил свою бородку  и  улыбнулся, показав
желтые зубы. - Я думаю, что кто-то ненавидит Лиранцев также сильно как и мы,
просто мы их еще не нашли.
     Или, сказала Катя, - это был кто-то не с Торина.
     В смысле? - спросил Волк.
     Возможно, это  был кто-то из их числа. Кто-то кто хотел эскалации  всей
ситуации.
     Арчер поднял руку, чтобы оборвать все разговоры. - Достаточно домыслов.
Сейчас,  просто скажем,  что это было чудо. Нам  нужно двигаться. Я  передал
часть  обязанностей  Кате, чтобы она подготовила  кое-какие подарки вам. Это
наши кодовые слова, то есть то, как мы общаемся друг  с другом, и так далее.
Мы  будем  действовать  по  системе ячеек, так чтобы никто не мог  полностью
подставить  или  повредить всей  операции. Вы будете  контактировать со мной
через  Катю.  Она  будет обрабатывать ваши запросы о поддержки  также  как и
назначать операции.
     Катя протянула свертки, которые состояли из  дисков данных и нескольких
листов с печатными листами.
     Руфус сел прямо. - Вы будете давать нам назначения?
     Арчер  кивнул.  Он ожидал некоторое сопротивление.  -  Кроме того,  нам
необходимо  изменить то, как мы работаем. Никаких независимых действий. Если
вы хотите  предпринять  какие-нибудь  действия, то запрашивайте  об этом.  В
другом случае,  мы будем сами планировать, а вам, парни, придется иметь дело
с тактикой и исполнением.  Если вы не будете придерживаться плана, мы станем
перед  риском   быть   разбитыми  или   начать  играть  друг  против  друга.
Объединившись, мы получим хороший шанс на победу. Если мы не  будем работать
вместе, я сомневаюсь, сможем ли мы когда-нибудь победить Гвардию.
     Какие-нибудь планы на ближайшее будущее? - спросила Джоей-Линн, кажется
заинтригованная тем направлением, в котором двигался Арчер.
     Что  касается  фактов,  то  у  меня  есть несколько. Прежде всего,  нам
необходимо  нанести  некоторое,  небольшое повреждение  нескольким  патрулям
Блюхера, достаточное, чтобы держать их на ногах. Потом, я думаю, нам следует
провести тренировку. Это  будет  наш первый  тест по  работе вместе, и в это
покажет роль для каждой вашей организации.
     Мартин  Фокс положил свой  сверток  на  стол.  - О`кей,  давайте  так и
сделаем.
     Сперва, небольшое нападение, с вашей помощью, Мартин. Потом, поиграем с
Гипер Импульсным Генератором в Экол Сити.
     Нападение я понимаю. Но  если вы ударите по ГИГ,  то КомСтар кинется на
нас, как муха на зловоние, - сказал Кинг.
     Я  знаю.  Мы  не собираемся  ударять  по  ГИГ,  а  только  по  питающим
энергетическим  станциям.  Это не нарушит  правила планетарного  договора  с
КомСтаром, но  эффективно понизит мощность ГИГ  на  несколько дней.  Я также
рассчитываю на некоторое снисхождение, зная то, что  Виктор Дэвион командует
КомГвардией.
     Не  обижайтесь,  Кристифори, но  что с  того?  - сказал  Волк,  выглядя
озадаченно. - Что хорошего в отключении ГИГ?
     Блюхер военно-командующий на двух мирах, на этот момент находящихся под
его  юрисдикцией.  Перерезав  коммуникации  с  другой планетой  на некоторое
время, мы зародим в них страх. Они могут посчитать, что мы координируем наши
действия против них с Морфидом. Или, что мы планируем ударить по ним здесь и
не дать им позвать подкрепление. В любом случае, Блюхер выведет своих людей,
пошлет  их  на  долгую, десятичасовую работу. Ничего не  произойдет, но  они
почувствуют себя хуже. Лучше того, это даст нам некоторое прикрытие в прессе
и  привлечет  внимание  нашему  делу.  Совокупив  это с нападением,  которое
подготовила Катя, то местное население останется с нами в хороших отношениях
и вселит паранойю в  Гвардию Арктурана. - Он мог  видеть, что идея захватила
внимание всех, кроме Руфуса Кинга.
     Тот  немедленно  возразил  -  Итак,  кроме этих  небольших  надоедливых
миссий, вы ожидаете, что мы примем другие приказы от вас?
     Я  бы перефразировал это, но  суть  сказанного верна.  Вы также  будете
собирать информацию, ее обработкой  займется Катя. Но  в конце  концов, если
смотреть с вашей точки зрения, то, да, вы будете получать приказы от меня.
     И кто  поставил вас во главе?  Вы думаете, что  только потому, что были
воином, мы все построимся в  линию?  Каждый  из  нас  имеет  людей,  которые
следуют  за ним.  У вас  нет доказательств, что если мы  будем действовать в
одиночку, мы не сможем победить.
     Арчер сделал  тихий вдох. Он встретился глазами с каждым за этим столом
перед  тем, как  заговорить. -  Вы не должны идти за  мной,  это верно. Я не
собираюсь принуждать  вас.  Почему бы  я  должен это делать?  Я ведь  просто
единственный  человек за  этим столом, который может вывести в поле батальон
БоевыхРоботов.
     Истина в  том, что это дело  никак не связано с тем,  что я  был главой
Милицией Торина.  Сейчас имеет значение только  то,  что я единственный, кто
служил в армии Федеративного Содружества. Я знаю  то,  как были  тренированы
Гвардейцы, что  позволяет  мне достаточно точно  предсказать, как они  будут
реагировать. Я знаю, в чем они слабы, и я знаю, как это использовать.  Кроме
того,  я  единственный, кроме Кати, кто был  в реальном бою. Наконец, у меня
есть опыт по обращению с Блюхером.
     Если  вы не  хотите,  чтобы я  возглавлял  все  это,  то  покажите  мне
кого-нибудь более квалифицированного и я буду рад подчинится ему или ей.
     После  короткого  молчания,  каждый  из лидеров  кивнул  или подтвердил
словами  свое согласие.  Последним капитулировал Кинг, хотя Арчер не  думал,
что  он  может  полностью  верить  этому  человеку. После  еще  одного  часа
обсуждения он и Катя  покинули деревню на  маленьком транспорте на воздушной
подушке, скрывшись на одинокой дороге в ночном лесу.
     О  чем  ты  думаешь?  - Спросила  она, маневрируя транспортом  по узкой
тропе.
     Они грубы, неопытны. И нам придется присматривать за Кингом.
     Ты думаешь, что мы сможем заставить это работать?
     Арчер улыбнулся. -  Ты забыла, Катя, у  нас нет  выбора.  - У  них  его
действительно не было.




     Открытое  вооруженное  столкновение  уже  разразилось  между   войсками
лояльными Дэвиону  и Штайнеру, в основном на тех планетах, где отряды  обоих
сторон уже были размещены вместе.
     Есть подтверждения о боях на Катиле, Новом Арагоне, Ковентри, Нанкинге,
Кикуе, Диметре, Алголе, Бенет III, Броквее, Бромхеде, Фт.  Лудене, Расалгете
и на Торине.  В  это  время Архонт  обратилась с  этим  сообщением  к своему
народу: -  Мой  брат  заявляет, что я  не могу занимать трон, но сколько еще
невинной крови  будет пролито в  попытках сместить  меня с него? Это ли путь
хвастливых воинов? Служит ли это тем людям, которых он хочет  сохранить? Мои
войска будут  сражаться, если последуют  провокации, но  единственное, что я
хочу моему народу, так это мир.

     Сообщено по пиратскому вещательному каналу Слово  из подземелий, Торин,
10 декабря 3062






     В каких-то сорока километрах к северу от Экол  Сити располагалось Озеро
Голей,  массивный  резервуар,  созданный столетия  назад,  чтобы  обеспечить
столицу  свежей водой. После  того, как Река Голей была запружена с  помощью
дамбы, резервуар запасал  более  чем достаточное количество воды для города.
Во время весны и  позднего лета, реку  осушали, чтобы поддержать целостность
дамбы.
     В  основании   дамбы   находилось  пять   массивных  дренажных  систем.
Расположенная   неподалеку   контрольная  рубка   позволяла  открыть  поток,
достигающий почти 48,000 кубических футов воды в секунду, превращающий  Реку
Голей  из тихой  речки  в яростный поток V или VI класса. Некоторые  местные
жители предпочитали заниматься лесосплавом в то время, когда ворота для воды
были открыты, но большую часть времени местность была пустынна.
     Сейчас  был  тихий сезон, и крутой  подъем скал,  возвышавшийся  по обе
стороны от течения, превращал его в прекрасную дорогу, скрытую от любопытных
глаз. Арчер  так и запланировал. Используя немногочисленные  спуски  вниз, к
тихим водам реки он мог  двигаться на север и  на юг над городом, выскакивая
на дороги, ударяя Пятнадцатую Гвардию и уходя в безопасное место, где работа
вражеских сенсоров будет затруднена.
     Примерно  в  дюжине  километров к западу  от  реки  находился  основной
проезд, идущий вдоль горных склонов к Экол Сити,  связывая столицу  с другим
индустриальным районом, Кендал. Гвардия Арктурана вовсю использовала дорогу,
чтобы  организовать патруль между  двумя городами; Капрала  Шантеа  это  был
единственный  главный  путь, связывающий их. Они искали признаки присутствия
Арчера и его людей. Сегодня они их найдут.
     Арчер  остановил  своего  Penetrator`а  на плоском  выступе  скалы  над
западным берегом реки. Отсюда у  него была прекрасная  позиция для  стрельбы
сверху  вниз по  западному  берегу. Он наблюдал за  рекой, которая  была  не
больше метра  глубиной и двигалась медленно, а потом вспомнил возбуждение от
спуска  вниз по  ней, когда шлюзы открываются.  Это было  годы  назад, целую
жизнь  назад.  Рядом была Андрея  вместе с несколькими  ее  друзьями. Он был
неуклюжим  молодым человеком, пытающимся удивить девушек. Это не  сработало,
но та поездка запомнилась ему на всю жизнь.
     Время для новых воспоминаний, сказал он себе, переключаясь на командную
частоту и  приказывая звену  легких Роботов  выдвигаться. - Выбор  времени -
решает все, - сказал он им.
     В  качестве  приманки  был  Кейн  Ливернуа  в  его  Stealth`е,  недавно
окрашенном  в  лесной зеленый и коричневый. Кейн все еще не был окончательно
утвержден  на месте лидера звена, но Арчер видел его потенциал.  Если ничего
не случится, то  эта операция  покажет, сможет ли  он командовать в условиях
настоящего боя.
     Помните, как  только я дам сигнал, вы должны убраться оттуда, -  сказал
он.  -  Привлеките  их  внимание и вытяните их  сюда так быстро, как  только
сможете.
     Принято, Призрак  Один, -  ответил Кейн, пробираясь через мелкую реку и
вверх по  покатому, грязному склону. За спиной закамуфлированного  Stealth`а
находился  заслуженный  Battle  Hawk,  давно  захваченный  и  переоснащенный
Panther и Javelin.  Арчер наблюдал за тем, как продвигались вверх по склону,
меся грязь, пока они не  скрылись в  плотных зарослях деревьев и кустов. Его
сенсоры дальнего радиуса действия, на которые  подействовали залежи железа в
скалах, потеряли их след раньше, чем он ожидал.
     Пока  другое   звено   под  его  командованием  двинулось   на  заранее
приготовленные позиции, Арчер  осмотрел зеленые деревья и то, как полуденное
солнце отражается от воды. Он был расслаблен, но только в это  мгновение. Он
не чувствовал  себя так с момента,  когда погибла Андрея. Каждое мгновение с
того  дня  было  нацелено  на какие-то проблемы,  цели,  решения.  Теперь он
странно чувствовал себя в покое.
     Голос  в  наушниках  Арчера прервал его мечты. Это был  Мартин  Фокс. -
Призрак Один, это Пит Буль. Мы заняли эту конуру.
     Арчер  позволил себе  выдохнуть,  прощаясь с  тем  мгновением  покоя. -
Понято. Проблемы, Пит Буль?
     Нет. На самом деле,  похоже, что тут несколько человек, которые были бы
счастливы присоединиться к нам.
     Это хорошо, но все-таки необходимо их связать, пока это все закончится.
Я бы не хотел, чтобы Лиранцы ополчились против них и их семей.
     Понятно, - послышался отчетливый ответ.
     Продолжайте, Пит Буль, - произнес Арчер. - Ждите моего сигнала.

     Им не  пришлось ждать  долго,  всего  несколько  часов. Все  началось с
треска  в наушниках Арчера,  за которым последовал голос  Кейна Ливернуа.  -
Призрак Девять, Призраку Один, - произнес он, задыхаясь.
     Продолжай, Кейн, - сказал Арчер, сжимая руки на джойстике.
     Мы  обнаружили Гвардию, сэр.  -  На  фоне  его  голоса  слышался  треск
статических  помех.  Арчер  немедленно  распознал его. Это был  разряд  ПИИ,
пролетевший рядом с кокпитом Робота.
     Заманивайте их.
     Я не думаю, что с этим будут проблемы. Они появятся в поле зрения через
минуту,  - сказал  Кейн. -  Приближаются  два  звена. Призрак Десять получил
повреждения.
     Арчер  проверил  свои сенсоры дальнего радиуса действия и засек мигание
приближающейся массы смерти и  разрушения. Расширяющийся, узкий горный склон
будет работать на их стороне, не давая Гвардии сформировать боевую линию или
зайти с  флангов. Это будет долгая  битва  между их  лидирующими роботами  и
авангардом Ливернуа.
     Призрак Один Второму,  Третьему  и  Четвертому. Приготовьтесь к броску.
Придерживаемся  плана. Нам следует  открыть  огонь,  когда они  приблизятся.
Придержите огонь до тех пор, пока я не отдам приказ - без исключений.
     Переключаясь на сенсоры малого радиуса, Арчер увидел извивающуюся линию
Роботов  почти в  поле  зрения. Силы будут не равны,  если  не принимать  во
внимание факт неожиданности, на который он надеялся. Он ожидал  только звена
Гвардии, но патруль состоял из восьми Роботов, вместо четырех. Блюхер должно
быть, посылал патрули близко друг от друга.
     Взглянув вверх, он увидел свое звено роботов, огибавших склон в бешеном
беге, лучи  багровых  лазеров освещали их  спины, когда они  направились  по
направлению  к ложу  реки. Дымок поднимался от Battle  Hawk`а Гарри "Орлиный
глаз" Хогана, а ноги и руки  Panther`ы обуглились,  его  левый бок был лишен
почти всей брони.
     В поле зрения  появилась  Гвардия  Арктурана, они  двигались  в  едином
строе,  их  вел  серо-зеленый Nightsky, паливший  из  большого пульсирующего
лазера  в  Battle Hawk`а Хогана.  Изумрудные  потоки света  прошли  вдалеке,
раскалывая скалы, которые  оставили  после  себя только  облака серого дыма.
Арчер знал, что  его командное звено могло ударить по  ним с того места, где
они засели, но он попридержал их. Спрятавшись в скалах, они останутся начеку
до тех пор, пока это будет правильным - если, конечно, их не засекут раньше,
визуально или с помощью сканера.
     Первый Призрак, Пит Булю, - медленно произнес он, Хоган повернул торс и
ответил  огнем по  приближающимся Гвардейцам.  Он послал  пару ракет  малого
радиуса действия мимо Nightsky по Cicada, которая шла второй в линии, пробив
ими броню над левым коленом последней.
     Продолжайте, сэр, - послышался ответ Мартин Фокса.
     Вытягивайте пробку.
     Принято, Призрак.
     Ливернуа  приостановил  своего  Stealth`а  на  середине   ложа  реки  и
повернулся,  выпуская  ракеты малого радиуса действия, шести и  двухзарядные
установки одновременно.  Они взлетели и поразили темно-зеленого Blackjack`а,
прогибая  передние  бронепластины  под  действием  взрыва,  выбивая  в   них
маленькие  дыры. Кейн активировал свои прыжковые двигатели и убрался  прочь,
как только ракеты  нашли цель,  он поднялся на уровень  Арчера,  но  немного
дальше вниз по течению.
     Nightsky  подошел  к краю  воды  и  пошел на Javelin`а  Капрала  Жилиан
Шантеа. Пара средних пульсирующих  лазеров ударила в  ноги  меньшего Робота,
разбрасывая разбитую броню. Казалось, что Javelin  завибрировал от удара, но
Жилиан умудрился  сохранить равновесие и  начал  перебираться  на ту сторону
реки,  где  засел  Арчер.  Его поле зрения оказалось затянуто  дымом,  когда
Panther`а  Субалтерн Графта,  пробоины на  его броне все еще дымились  белым
дымом,  поднялся  на  прыжковых  двигателях  на  небольшой  уступ  прямо под
позицией Арчера.
     Должно  быть  Гвардейцы  заметили его. Одно звено осталось почти у края
реки, в то время  как другая, вытянувшись  в линию, втянулась в бой  посреди
тихой реки. Пар  поднялся  вокруг ног Blackjack`а,  когда тот  промахнувшись
мимо Stealth`а Кейна  из больших лазеров, отвел избыточное  тепло в холодную
воду.
     Арчер  проверил хронометр  на  дисплее своего  кокпита и  направил свои
орудия  на  крепкого Flashman`а, одного  из тех Роботов, которые остались на
высоком берегу реки.
     Всем Призракам, -  произнес он, - сконцентрируйте огонь на том берегу и
держитесь.
     Его  цель выстрелила по  Panther`е Графта за долю секунды до того,  как
Арчер  зафиксировал прицел орудий.  Flashman, смертоносный боец, вооруженный
большим  количеством лазеров, чем взвод  пехоты, нажал на спуск трех больших
лазеров  и  трех  средних.  Верный  своему  имени,  Робот  подсветил  воздух
брильянтовыми   вспышками   красного  огня.  Panther`а  Графта  завертелась,
скривившись,  и упала,  омываемая лазерным огнем. Очередь снарядов автопушки
одного из людей Арчера прошла мимо цели, разрывая скалы у ног Лиранского War
Dog`а, который вел ответный огонь.
     Арчер  выстрелил из  своих  собственных  больших  лазеров,  алое  пламя
глубоко  проникло  в правую  ногу  Flashman`а, отрезая броню  с  характерным
звуком, который  отразился от стен  оврага.  Неожиданно  раздался рев,  звук
средний между грохотом  запускаемой ракеты и рокотом летней грозы. Невнятный
сперва, он становился громче, вытеснял все остальные,  нарастал.  Почти пять
секунд,  не было выстрелов, пока  каждый Воин  прислушивался  к нарастающему
звуку.
     Появилась почти  шестиметровая  волна  воды,  гигантская, пенная  волна
разрушения. Где-то в нескольких  километрах  выше по течению, Мартин Фокс  и
его  команда  Пит  Буль  открыли  шлюзы плотины.  В  мгновение  ленивая река
превратилась в ревущий поток - монолитная плита воды ревела как зверь.
     Гвардия Арктурана имела только две секунды до того, как река обрушилась
на них. Передовой  робот пытался вырваться и убежать, но река немного дальше
вниз по течению закруглялась, а неровные скалы не дали ему спокойно убежать.
Flashman и другие Роботы на том берегу реки пытались отойти назад  по  своим
же следам.
     Продолжайте  огонь! - скомандовал  Арчер  и выстрелил  второй  системой
вооружения по Flashman`у, пилот которого пытался спастись от бешеного напора
реки. Большая часть лазеров Арчера прошла мимо, но оставшихся хватило, чтобы
добавить  беспорядка. В это время одинокий БоевойРобот Nightsky, выбрался из
пенящейся  воды  на  плоскую  скалу, а  потом  поднялся  на своих  прыжковый
двигателях. Пьяно  шатаясь в воздухе, он упал на берег,  его ноги остались в
реке, а остальная часть корпуса покоилась на  грубых скалах.  Несущаяся вода
догнала и троих его товарищей, которые пытались уйти вниз по течению.
     Один из  Роботов  Арктурана, Hatchetman, все еще стоял на склоне. Пилот
открыл огонь из автопушки,  поражая Penetrator`а в торс и  срывая  несколько
тонн  защитной  брони. Penetrator покачнулся  от удара, но Арчер справился и
его Робот остался стоять прямо. Он почти  решил сменить цель, но увидел, что
большая часть  Призраков  за его спиной ответила  на огонь. Как по  команде,
Hatchetman`а поразило не менее пяти разных залпов. Он рухнул в облаке серого
дыма,  в  то  время как  Flashman  и  ловкий Dervish  быстро отступали  мимо
упавшего Робота, оставляя его умирать.
     Nightsky  медленно  поднялся на  ноги, снова включил свои  двигатели  и
выдержал приземление на утес прямо  под горящим Hatchetman`ом, пылающем, как
фейерверк.  Кто-то с боку  от  Арчера  выстрелил  большими лазерами, которые
поразили Nightsky, который как раз поворачивался, чтобы отступить, раздробив
его броню,  углубляясь дальше. БоевойРобот  Гвардии  заколебался, однозначно
сотрясаясь от внутреннего повреждения, скорее  всего, судя по тому,  как  он
качался, это был гироскоп. Его нога  оступилась на скалистом гребне, а потом
Робот соскользнул  вниз по  острым скалам к ревущей реке, броня  отлетала  с
каждым метром, который пролетал Робот.
     Потом,  неожиданно, все закончилось.  Троим Гвардейцам удалось покинуть
поле боя. Остаток был либо поврежден от огня или потерян в реке. Пенная река
продолжала пробиваться через скалы, равнодушная  к тем повреждениям, которые
он нанесла. Арчер видел серо-зеленую форму Cicada Гвардии, которая покоилась
перед самым изгибом  водного  потока, впечатанная сокрушающей  силой реки  в
массивную скалу, она не могла двигаться. Остальные или были скрыты под водой
или пытались выйти на берег где-то ниже по течению.
     Начинаем спасательную операцию и подбираем остатки, - приказал Арчер. -
Пит Буль, свяжите наших друзей, поблагодарите их, воткните затычку обратно и
убирайтесь оттуда.

     Полковник Блюхер  подошел к почерневшим остаткам  Hatchetman`а Старшего
Исполнительного  Офицера Мари-Джейн  Гранд,  лежавшего на  берегу. Дымок еще
поднимался из поврежденной части того, что когда-то было БоевымРоботом. Рука
Робота, отделенная у плеча, лежала рядом, приметный  топор все еще был зажат
в ней.  Неприятно сладкий запах  сгоревших охладителей и  миомерных  волокон
наполнял воздух. Ниже него, уровень обильного потока начал падать. Он послал
солдат на контрольный центр и они  спасли двух рабочих, которые были связаны
там.
     Дело  было плохо. Он потерял  пять БоевыхРоботов, считая  уничтоженного
Hatchetman`а.  А  после просмотра реки с  этой  точки вниз по течению, стало
очевидно, что Кристифори  не  оставил  за спиной Роботов Гвардии. Были видны
признаки одного уничтоженного робота на другой стороне реки, но он также был
убран - разобран на части. Кристифори захватил и Роботов Блюхера вместе с их
пилотами.
     Блюхер  приказал  своим  аэрокосмическим  истребителям  и  другой  роте
БоевыхРоботов прочесать зону, чтобы обнаружить любые признаки повстанцев, но
они вернулись с пустыми руками. Он посмотрел вниз по реке и скрестил руки на
груди. Он знал,  что Арчер  Кристифори был отличным пилотом  и  командующим.
Торин  был  домашним  миром  Кристифори.  Он знал изнанку планеты, а местные
жители любили его. У него была причина для борьбы, а это одно уже делало его
опасным и кое в чем непредсказуемым. Хуже того, эта потеря никоим образом не
могла положительно повлиять на мораль собственных отрядов Блюхера.
     Ошибка, которую он сегодня совершил, заключалась в том, что он позволил
себе быть  втянутым в бой на условиях Кристифори, но это было только начало.
В конце концов он найдет повстанческие базы и нанесет туда удар полной мощью
своего батальона. Глядя вниз на остатки Hatchetman`а,  он мысленно  поклялся
не  делать  снова  тех  же  ошибок.  Скорее  или  позже, молча  пообещал  он
Кристифори, мы встретимся на моих условиях.


     Когда  Арчер и его войско вернулись на базу, их встретил радостный шум.
Его командное звено  будет патрулировать  окрестности, просто на тот случай,
если Гвардейцы каким-то образом напали на их след. Он сомневался в  том, что
они смогут, но его пехоты и  этого звена будет достаточно, чтобы сдержать их
до прибытия подкрепления.
     Все до единого подбрасывали шляпы, вскидывали руки  и все до чего могли
дотянуться, когда его небольшое войско входило на то место, где была главная
площадь  университета  несколько  столетий  назад.   Тягачи  шедшие  за  его
Penetrator`ом  везли  захваченное  снаряжение, включая то, что  осталось  от
Panther`ы  Графта. Графт получил серьезные  ожоги  и был  помещен  в полевой
госпиталь. Арчер поставил своего Робота на стоянку, заглушил ядерный реактор
со своей консоли и откинул люк, чтобы выйти наружу.
     Когда  он  добрался  вниз, Катя и  несколько  других  подбежали к нему,
быстро отдавая честь и веселые улыбки.
     Признаки Гвардии Арктурана? - спросил он ее.
     Наши  автоматические камеры в  долине  реки показывают, что они все еще
там,  проводят оценки после боя и изучают  зону, чтобы найти нас,  - сказала
она, проверяя наручный компьютер. - Пехотная команда, которую мы поместили в
горах сделала  хорошую работу по заметанию следов. Пит Буль и его люди также
удачно выбрались из того района.
     А записи камер с наших  Роботов?  - спросил он, расстегивая охлаждающий
жилет. Он  был  весь покрыт  потом,  и прохладный лесной воздух заставил его
задрожать.
     Я прикажу техникам извлечь  их и  скомбинировать с тем, что мы получили
от  удаленных  камер.  Мы  забросим  это  в Экол  Сити где-то  к  утру,  а к
завтрашнему дню каждый на планете будет знать, что мы сделали.
     Я  бы также  хотел,  чтобы сжатая копия съемки была послана кое-кому из
тех,  с кем я контактирую на Морфиде. Если больше ничего не случится, то это
будет удар по их духу. Кто знает, может мы сумеем подогреть пятки Блюхеру не
только здесь, на Торине.
     Ясно, - ответила она. - А что со следующей фазой нашей операции?
     Если   Гвардия  будет  действовать  по  стандартной  схеме,  они  будут
патрулировать  окрестности реки  несколько  следующих дней или  около  того,
пытаясь  засечь  нас.  Блюхеру  придется  отвлечь Роботов  от их  нормальных
маршрутов патрулирования, чтобы сделать это. Это облегчит Джоей-Линн вывести
ее людей на позиции, чтобы сделать их часть операции.
     Но Экол  Сити это не ее родной торфяник,  - напомнила  она ему, выражая
озабоченность, которая проявлялась уже несколько раз.
     У нее  достаточно  здравого  смысла, чтобы  выполнить это.  Пошлите  им
сообщение в течение нескольких часов, чтобы они начали действовать по плану,
как  только мое сообщение  уйдет на Морфид. - У Блюхера  появится  еще  один
повод для беспокойства.
     Лас  Волк и его люди  работали с Фокс, чтобы решить проблему спутников.
Все что  придется  сделать  Арчеру, так  это не  дать  Гвардейцам  найти его
войско.
     Катя закончила вносить записи, а потом  захлопнула крышку компьютера. -
И, сэр, я думаю, что пора вас поздравить.
     Да, пора,  но не  меня, - сказал он. - Пошлите  сообщение  команде  Пит
Буль,  и  удостоверьтесь,  что все  наши люди знают о том, что  все  сделано
отлично.
     А как же вы, Арчер? Вы же командир. - Слабый румянец покрыл ее щеки.
     Он  дважды качнул головой. - Я просто  человек с грузом руководства  на
моих плечах. Мои люди сделали всю эту работу. - Он огляделся вокруг, а потом
указал  на эту картину своей  рукой.  Даже в  атмосфере радости  и  Воины, и
техники  уже  начинали  работу  по  ремонту  и  восстановлению  поврежденных
БоевыхРоботов.




     Как мы на  протяжении нескольких  дней уже  сообщали,  оказывается, что
война  снова  почти  готова разразиться  внутри  Федеративного  Содружества.
Первоначальные   сведения   о   смерти  Артура  Штайнер-Дэвиона,  в  которых
сообщалось  о  том, что к  его гибели причастны убийцы  Синдиката, привели к
нескольким  глубоким  рейдам полков Федеративного  Содружества  вдоль границ
Синдиката   Дракона.   Прецентор  Виктор  Штайнер-Дэвион   вскоре   опроверг
причастность Синдиката  и объявил, что у него есть доказательства  того, что
виновной  является Катрина. Он  призвал все  силы,  лояльные ему, поддержать
его,  и,  как  оказывается, они  послушались.  Архонт  называет столкновения
возникающие на  многих мирах  ФедКома "печальными внутренними  инцидентами".
Однако, наш репортер получил эксклюзивную запись, снятую на планете Нанкинг,
показывающую, как  серьезен этот  конфликт. Отметьте, что  эта  съемка может
содержать сцены слишком жестокие для малолетних зрителей.

     -  Сообщено  Двигтом  Ланзингом, главным корреспондентом  еженедельника
Истинное Дело, Лига Свободных Миров, 20 декабря 3062






     Сколько  осталось  до  конца  ремонта  повреждений? -  спросил  Блюхер,
настраивая  контрольную панель голографического стола, чтобы сделать комнату
немного светлее.  Это место  стало для него почти тюрьмой,  а  его  терпение
истощалось. Кристифори не давал ему  шанса  проявить себя в том, что он умел
лучше всего - честный бой на открытом поле боя. Засада на реке была  ударом.
Хуже того, это принудило его ослабить безопасность города.
     Он заплатил  высокую цену за это. Три  разных взрыва автомашин нарушили
работу энергетических подстанций, которые питали планетарный ГИС, эффективно
отрезав  Торин  от  остальной  части  Внутренней  Сферы.  Без  ГИС  не  было
возможности послать или принять сообщение с других планет, это означало, что
он потерял  возможность следить за ситуацией в Лиранском Альянсе. Также стал
невозможным контакт с двумя его батальонами с Морфида.
     Многое  случилось за последние  несколько дней, и  ситуация  стала  еще
более взрывоопасной. Гражданские волнения доросли почти до восстания теперь,
когда Виктор Дэвион объявил  о  намерении сместить Архонта. Блюхер признавал
этого человека Воином, но в глазах  Полковника  тот был более Дэвионом,  чем
Штайнером. Несмотря на ужасающие обвинения, Архонтом была Катрина Штайнер, а
не  Виктор.  Блюхер верил,  что его долг  призывает  его противостоять любым
попыткам Виктора сбросить Архонта.
     Мы снова наберем силу  еще за  два,  возможно,  три  дня,  -  осторожно
ответил Лейтенант Фиск.
     Блюхер знал, что это слишком долгий срок. Многое могло произойти за три
дня. Его первоначальные действия на Морфиде были куда более удачными, чем на
Торине. Он покончил с планетарной Милицией,  вобрав ее в состав Гвардии. Его
заместитель  на  планете,  Командант  Констанс  МакКоу,  быстро  провела  по
собственной инициативе действия, чтобы средства массовой информации отразили
это под правильным углом.
     Он  не  был  столь  же  удачлив.  Каким-то  образом  Кристифори  вручил
отредактированную запись нападения  в руки средств массовой информации всего
через  час  после того, как Блюхер  провел пресс  конференцию, отрицая  этот
инцидент.  В результате он  подорвал свою популярность у местного населения.
Хуже того,  как  оказалось, Кристифори  стал героем за  то,  что  сражался с
военной машиной Альянса с минимальным кровопролитием.
     А  что с  вашими допросами захваченных террористов? - Во время атаки на
подстанцию,  солдаты Блюхера смогли задержать подозреваемых в подрыве. Члена
банды,  не  меньше.  Был  ли  он  одним  их тех  людей, которые  бы  подошли
повстанцам, чтобы сражаться бок о бок?
     У  нас  есть  несколько  имен,  включая имя  лидера  ячейки, Джоей-Линн
Фразер. Все они  из Опал Сити, который расположен в нескольких часах отсюда.
Они приехали в Экол только для того, чтобы выполнить операцию.
     Вы смогли узнать о местоположении базы Кристифори?
     Нет, сэр,  он не знает. Мы использовали  наркотики  на  допросе,  чтобы
подтвердить   информацию,  которую  он  раскрыл,  но  все  еще  не  получили
дальнейших  деталей. Повстанцы  организованы по  ячейкам, а вы  знаете,  как
сложно их  взломать. На самом деле мы получили четыре имени, и  я связался с
полицией Опал Сити, но пока никого из этих террористов не смогли найти. Хотя
нам удалось обнаружить только семью одного из них.
     Вы их взяли под наблюдение? - спросил Блюхер.
     Это казалось  разумным. Это может помочь нам поймать хотя  бы одного их
них, - сказал Фиск.
     Блюхер  потер бровь. - Я бы хотел избежать подобных действий, но у  нас
не остается выбора.
     Еще один  офицер подошел к ним и  протянул Блюхеру сообщение. Тот  взял
лист бумаги и  просмотрел его,  потом поднял глаза на  офицера. -  Лейтенант
Шервуд, вы служили с Кристифори. Можете ли вы что-нибудь сказать,  что могло
бы помочь нам?
     Офицер с волосами песчаного цвета качнул головой. - Я не был допущен до
детального  планирования операций, но я знаю, что Арчер  Кристифори  слишком
мало делает в  жизни того, что не было спланировано  или просчитано. Если он
вывел из игры ГИС, то у него была причина, даже если она  заключается в том,
чтобы заставить нас лезть на стену от паранойи.
     Я думал точно о том же, - сказал Фиск.
     Мы были  в состоянии полной готовности и подтянули войска в город из-за
боязни  нападения,  но до  сих пор  мы не  видели действий  с его стороны, -
медленно  произнес  Блюхер,  думая  вслух.  -  Это  значит,  что  мы  что-то
предотвратили или делаем  как раз то, что он от нас  хочет. Он знает то, как
нас учили реагировать на события, и до сего момента, мы играли так, как было
нужно ему. Я бы хотел, чтобы вы вновь начали патрулирование. Поищем его.
     Разумно ли это? - спросил Фиск.
     Блюхер игнорировал вопрос  и вновь  повернулся к  Шервуду. - Ваши мысли
Лейтенант?
     Ну что ж, сэр, Кристифори был в армии всю  свою  жизнь. Если  вы будете
действовать по книге, он просчитает каждый ваш ход. Он знает учебники. Черт,
он был там, где их писали.
     Блюхер обнаружил, что улыбается  первый  раз  в этот  день.  -  Хорошо.
Выводите патруль. Забудьте о проблемах с ГИС и о  том, что могло случиться с
остальной частью Внутренней Сферы. Восстание здесь, на Торине, и нам следует
его подавить.  - Его слова были четкими, но часть его надеялась, что остаток
Пятнадцатой Гвардии Арктурана  на Морфиде не  завязли  также сильно в боях с
повстанцами.

     Арчер стоял у открытой части  тента, под которым размещался его полевой
штаб, и смотрел  на древнюю площадь. Его мускулы болели, но холодный, чистый
воздух освежал.  Где-то над ним, он слышал хлопки крыльев одних больших птиц
и  мягкий крик  других.  Активность вокруг него была столь же  нетороплива -
случайная фраза,  еле  слышное хихиканье. На мгновение  показалось,  что  он
находится среди деревенской площади, а не в центре военной базы.
     Дариус Хопкинс подошел ближе, пока Арчер стоял, обхватив руками  плечи.
- Каков наш статус, Дариус? - спросил он.
     Я  бы  хотел захватить больше частей от того,  оставшегося  Nightsky, -
пробормотал Хопкинс.
     А что со снаряжением, которое мы взяли?
     Cicada  настолько  работоспособна настолько, насколько  может  работать
Cicada. War Dog  получил в оcновном только повреждения брони, а Blackjack`ом
можно управлять, за исключением некоторых вынужденных изменений. Остальное я
приказал отложить, включая  Javelin`а Капрала Шантеа. Учитывая то, что  нами
захвачено из останков того Hatchetman`а и Panther`ы Графта, я бы сказал, что
мы вырвались вперед.
     Арчер  кивнул одобрительно.  - Я  тут поискал. Один из людей  Лас Волка
должно быть был пилотом Робота. Надо отдать ему Cicada.
     Хорошая идея, - сказал Хопкинс, вытирая  руку  о тряпку, которую достал
из кармана. - Теперь  о захваченных, я  послал Воинов,  которых  мы взяли на
южный континент.  - Хопкинс разработал план переправить их на лодке на южные
фермерские земли, где их  будут  держать в поместье, которым  владеет  семья
Катерины Дениэльс.
     Оба  повернулись,  чтобы  взглянуть  на  грузовик,  который  въехал  на
открытую площадь, его задняя секция была загружена припасами под брезентовым
покрытием. Катя выбралась с пассажирского места и подошла к ним.
     Я так понимаю, что работа по обеспечению припасами продвигается хорошо,
Гауп...  -  Капитан?  -  Арчер не  смог  сразу  перейти  на  новую  ранговую
структуру. Для того, чтобы к этому привыкнуть требовалось время.
     Никаких  проблем, но  наши  люди  в городе  сообщают,  что Блюхер снова
развернул патрули. - Ее голос звучал озабочено.
     Арчер  был  немного  удивлен  -  и  впечатлен.  Феликс  Блюхер  не  был
представителем того типа солдат, которые  всегда  катились  по колее. -  Это
меняет дело. Похоже наш Полковник начинает приспосабливаться.
     Катя кивнула. - Все  выглядит  так, как будто он  пытается  перехватить
инициативу. Он не дурак, этот Лиранский Полковник. Он попытается перевернуть
ситуацию.
     А как дела по Операции Меленький Джон?
     Люди Волка и Кинга готовы к  диверсиям  и плотному  контакту, если дела
выйдут из-под контроля. Наши группы были хорошо проинструктированы и к этому
их готовили.
     Арчер  был  удовлетворен  сообщением,  но активность  вокруг  грузовика
заставила  его  вновь   оглянуться.  Шесть  техников  вытаскивали  массивный
контейнер, который заполнял  почти  все пространство  кузова.  -  Я не помню
ничего столь большого в списке поставок. - сказал он.
     Этого  не было в нем, сэр, -  сказала Катя с улыбкой.  - Это пришло  на
грузовом корабле и ожидало в космопорту. Кто бы ни послал этого, он проделал
неплохую  работу по  обработке  местных  таможенных  инспекторов. Я  не могу
понять  того,  как  капитан  транспорта мог провести его через  людей охраны
Блюхера. Они  серьезно вертятся вокруг этого места. Пилот связался кое с кем
из   местных,   которые  знали  меня.   Я   проверила  груз  трижды,   чтобы
удостовериться, что это не ловушка. Это письмо адресовано вам.
     Она протянула ему конверт, который был  адресован Арчеру  Кристифори, в
ранге Полковника. Он вынул небольшой  цифровой диск и позаимствовал наручный
компьютер Кати, чтобы проиграть его. Он слегка повернулся, чтобы просмотреть
его в одиночестве. Сообщение длилось целую минуту.
     Он чувствовал горячее пощипывания в уголках глаз, когда прослушивал эти
слова.  Это не была боль, а  воскрешение  недавней памяти.  Он посмотрел  на
Хопкинса и Катю и улыбнулся. Он поднял  экран и повысил громкость так, чтобы
они смогли слышать повтор сообщения.
     На  мгновение  картинка мигнула,  потом  показался  человек, выглядящий
гордым и официальным в своей униформе. Его лицо отражало прошедшие годы, а в
глазах виднелось сожаление, которое  Арчер так  понимал. Его  голос, пусть и
пропущенный через небольшие динамики компьютера, звенел в лесном воздухе.
     Арчер, я получил  новости о смерти  твоей  сестре и хочу выразить  свое
соболезнование.  Я также недавно потерял любимого человека и  знаю  ту боль,
которую ты должно быть  чувствуешь. Во  многих отношениях, у  нас  есть один
человек, который виноват, не напрямую, в наших потерях.
     Как ваш  бывший  командующий офицер,  я бы  желал,  чтобы  у  меня была
возможность   сделать  что-нибудь,   чтобы   помочь,   но  на   меня   давят
обстоятельства.  Кроме того,  я бы сказал,  что  ситуация на Торине и  так в
ваших руках.
     Пожалуйста примите  эти  предметы, как подарок.  Я верю,  вы найдете им
хорошее применение.
     Как повстанцы,  вы  будете рассматриваться по прихоти законов и желаний
Катрины. Я  не могу этого позволить.  Наказание для  террористов  может быть
смертью.  Однако, я  назначаю на должность в Вооруженных Силах Федеративного
Содружества,  в  ранге Полковника.  Вы  официально назначены  в Первый  Полк
Торина, Мстители Арчера. Как  командующий  офицер, вы можете пообещать вашим
людям полное подтверждение их полномочий. Таким образом,  если  придется,  с
вами будут обращаться как с военнопленными по Ареским Конвенциям, а не как с
террористами. Я не поместил вас под свое командование, поскольку вы этого не
просили, но это  должно  избавить вас  от  некоторой  части беспокойства.  Я
надеюсь, вы примете это.
     Я знаю, что вы  не планировали продолжить  вашу жизнь в качестве Воина,
но сейчас темные времена, и, кажется, нет иного выхода, кроме как сражаться.
Я помогу вам как только смогу, и я уверен вы сделает это для меня.
     Потом  картинка померкла и  ее сменило  изображение  сияющего солнца  и
меча, символы Федеративного Содружества.
     Долгое молчание первым нарушил  Дариус Хопкинс. - Я  не могу  поверить.
Сам Принц Виктор Штайнер-Дэвион.
     Арчер  вернул  компьютер  Кате.  -  Его всегда  отличала  склонность  к
драматизму. А что же было в коробке, Кать.
     Подпрыгивающие   мины,   некоторое   прелестное,    сложное   сенсорное
оборудование, взрывчатка, несколько переносных электронных систем постановки
помех и некоторое оборудование для прохода через систему безопасности, чтобы
со всем этим разобраться необходимо некоторое время.
     Арчер  присвистнул.  -  Полезное  оборудование.  Сложите его.  Нам  еще
необходимо  работать по  операции Маленький Джон. Также  нам теперь придется
информировать  остальные наши группы  о  том, что  они только что  подписали
контракт с ВСФС.




     Только  сейчас  стали   просачиваться  сообщения  с  планеты  Робинзон,
касающиеся  неподтвержденных данных  о  ударах  против Синдиката  Дракона  в
качестве расплаты  за  смерть  Артура  Штайнер-Дэвиона. Говорят о  том,  что
операцию  возглавляет  Первый  Полк  Рейнджеров Робинзона,  которые  уже,  с
помощью  Восьмых Кавалеристов  Циркуса  и  Батальона  Тренировочной Академии
Робинзона,   атаковали   и  захватили  систему  Прозерпина.  По-прежнему  не
подтвержденными являются  данные о  том, что  планеты Синдиката Аль Наир, Ан
Тинг и Мардук также попали под удар.

     Сообщено по пиратскому  вещательному каналу Слово из подземелий, Торин,
26 декабря 3062.






     Второй Банк Торина  был  размещен в каких-то восьми кварталах  от форта
Звездной Лиги,  который Гвардия Арктурана использовала  для своей  командной
базы.  Неописуемое  блочное здание  видело  уже  больше  сотни  лет  и  было
расположено  на  углу улиц.  Нераспознанное  раньше, хотя  и  очевидное, для
Арчера и его людей этот банк имел одно уникальное, потрясающее свойство.
     Это был самый близкий к форту банк.
     Кто-то может сказать, что  любая армия существует  на своем  животе, но
истина в том, что она выживает из-за денег. Солдаты, как и все, кто работает
на  кого-то  другого,  ждали  дня выдачи  зарплаты.  Для отрядов  Лиранского
Альянса на  Торине наслаждение теми вещами,  которые можно купить за деньги,
было частью той  награды за то,  что  им  приходится  жить внутри той  печи,
которую им устроили повстанцы.
     Экономика, легальная и другая ее часть,  также получала  пользу. Многие
Воины и другие солдаты шли сразу к местным предпринимателям, чтобы просадить
свои заработанные  деньги. В  дни выдачи денег  все  бары были  забиты,  все
возможные магазины были заняты, обслуживая солдат, а вся  экономика в целом,
получала толчок от потока наличности.
     Сегодня все станет немного по-другому.
     Для того, чтобы  заполучить в  свои руки наличность, членам Гвардии был
необходим доступ к устройству  выдачи наличности,  но  подобные  машины были
редки  в  зарытом  пространстве   вокруг   форта.   Таким  образом,  солдаты
направлялись  прямо  в  ближайший банк -  в  данном случае, во  Второй  Банк
Торина. Они опустошат свои счета и ударятся в загул по городу.
     Патруль Блюхера  выстроил  кордон вокруг банка, окружающих заведений  и
форта.  Риск  заключался  в  том,  что  люди  находились слишком  далеко  от
безопасного гарнизона, но он не мог сдержать их.
     Почти  на каждом  углу  улиц  стояла  пара пехотинцев, экипированная  в
тяжелую  броню,  вооруженная  неуклюжим  оружием.  На  краю зоны  находилось
достаточно  бронированных машин, легких танков и БМП - военное  присутствие,
которое должно было быть более чем достаточным для того, чтобы позаботится о
любых атаках повстанцев.
     Арчер и Катя вложили много сил в планирование операции Маленький Джон -
все от общего контроля до необходимой нейтрализации наземных сил противника.
Даже имя операции выбиралось тщательно, прямо из легенд о Робен Гуде.  Очень
малое было оставлено на волю случая.
     Прямо  сейчас  Арчер  сидел в  толще  темной  воды Реки Голей, это было
единственное, что он мог видеть сквозь толщу иллюминатора Penetrator`а.  Как
он решил, это был лучший путь доставить его Робота  на позицию в городе так,
чтобы его не заметили. Навигация  в темных глубинах реки была сложной, но он
справился.  Он был уверен, что  как и  он,  Катя и другие также  заняли свои
позиции. Теперь осталось только выполнить задуманное.
     Полковник Блюхер обычно отправлял только треть своих людей в безопасную
зону города. Там они смогут получить свои деньги, посетить местные заведения
и  безопасно  вернуться в  форт. Потом другой  группе будет дозволено уйти в
город. Это была четкая процедура. Но Арчер решил разрушить ее.
     Арчер решил  проверить сенсоры  малого радиуса действия, ориентируясь в
кабине только по свету цифровых дисплеев. Если все шло как запланировано, то
первая фаза уже  претворялась в жизнь. До этого  момента он придерживал свои
скудные аэрокосмические силы на спрятанном аэродроме. Несколько истребителей
также будут  ждать на  орбите вокруг Торина. Их целью будут разведывательные
спутники Блюхера. Их потеря  не позволит ему  отследить  то,  что проделывал
Арчер. Все, что осталось Арчеру, так это ждать...

     Катя Чаффи,  облаченная, как любой  другой горожанин среднего достатка,
двигалась  по  улице,  держа  в  руках свои продуктовые сумки. Она  медленно
тащилась  мимо, незаметно  рассматривая  солдат на углу  улицы. Один  из них
только  что  проверил ее  документы,  в  которых  значилось, что  она  живет
неподалеку. Спасибо  людям Лас  Волка,  которые  знали  лучших  по  подделке
документов людей Торина.
     Она повернула за угол на Эуклид Авеню и увидела установленный там танк,
шестидесяти тонный  Демон, окрашенный в зеленый камуфляж. Он блокировал одну
сторону  улицы  вплоть  до  тротуара. Верхний  люк  был открыт,  а  командир
наполовину сидя внутри, наполовину снаружи, наблюдал за столпотворением, без
интереса  следя за людьми, пока молодая  девушка  не  появилась  в  поля его
зрения.
     Катя медленно шла вдоль  стены, уделяя  машине только случайный взгляд,
приближаясь к  ней. Командир осмотрел ее, но  увидел  только женщину средних
лет, загруженную сумками, она  не представляла опасности его  мощному танку.
Он  больше  смотрел  на  подчиненных  ему  солдат,  шедших  по  улице.  Катя
повернулась  и тоже увидела  их. Они направлялись  прямо в  банк.  Некоторые
смеялись,  другие  молча  шагали  сразу  через  несколько  ступеней.  Они не
представляли, что скоро произойдет.
     Через  несколько  шагов, выйдя из поля зрения командира,  Катя засунула
руку  в  сумку  и  прилепила небольшое устройство  на  заднюю броню  Демона,
проходя  мимо.  Сигнал  этого  устройства  будет  услышан  всеми  в  радиусе
нескольких километров.

     Лас Волк,  облаченный в комбинезон и  шлем  ремонтной службы Экол Сити,
также прошел  мимо двоих из службы  безопасности,  вместе  со своими  людьми
приближаясь  к  канализационному   колодцу.  Он  остановился,  чтобы  зажечь
сигарету и  несколько секунд  стоял,  разжигая ее.  Потом, с помощью лома он
приподнял  крышку люка,  в то время как два его  товарища ограждали  зону  с
помощью двух стоек и заградительной ленты.
     Неожиданно к ним подошел солдат, его оружие было готово к бою. - Что вы
делаете? - потребовал объяснить он.
     Проверка линий  канализации. Поток  слишком медленный, - ответил  Волк,
раскуривая еще одну сигарету, а другой рукой  потянувшись за спину к баллону
с кислородом чтобы, достать кусок грязной  бумаги  из своего кармана.  - Вот
приказ на проведение работ.
     Солдат посмотрел  на него, потом на Волка, который  вытирал нос рукавом
комбинезона.  Пехотинец  подошел к ящикам  с  их инструментами и слегка пнул
ногой. Он услышал стук железа и удовлетворенно отошел.
     Поток дерьма? - спросил он, одновременно сморщивая нос и верхнюю губу.
     Нда, - ответил Волк с усмешкой. - Кто-то должен сделать это.
     Ну уж  пусть  лучше ты,  чем я,  парень, - сказал пехотинец, протягивая
назад ордер. Потом он повернулся и оживленно направился назад.

     На  вершине банковского здания, Старший  Сержант  Хопкинс  и  его взвод
пехоты прятались  за воздухозаборными установками, чтобы их  не мог заметить
кто-нибудь чужой. Его команда отличалась от остальных, участвовавших  в этой
операции  тем,  что они были облачены  в  их  собственную униформу, а  не  в
гражданское платье. Они находились на высоте добрых шести этажей над уровнем
улицы  и  наблюдали через небольшие  шпионские камеры,  которые  смонтировал
Хопкинс, как члены  Гвардии входили в банк.  Затем он глянул на другой конец
крыши и  увидел,  что  альпинистское  снаряжение было на месте.  Он проверил
хронометр.

     С орбиты Торина Лейтенант Франсин  Кульвер  приняла сигнал,  идущий  из
Экол  Сити с помощью сенсоров дальнего радиуса действия. Цель была  указана.
Она  передвинула  прицел Lucifer`а и  привела  ракеты  Arrow  IV в состояние
готовности.  Еще  одна  цель также  зажглась на экране,  и она  просигналила
своему ведомому, Эндрю Хаклей, который  был где-то рядом в своем Chirrewa. -
Дрю, лови мяч.
     Я беру сигнал браво, а ты альфа, -  услышала она его  голос в наушниках
шлема.
     Не  забывай приказ  Полковника. Два захода ни больше, ни меньше,  потом
крадемся низко под радарами и направляемся на вторичную базу.
     Это  будет  также легко, как  и те спутники, которые  мы  поджарили,  -
доверительным тоном сообщил Хаклей. Он  впервые  попробует реальное сражение
на вкус,  который, как Кульвер знала  по самой себе,  сразу смоет весь налет
высокомерного самодовольства за несколько секунд. Она  усмехнулась, но потом
сразу же вновь переключилась на дело.
     Ну так  сделаем это, - произнесла она и бросила истребитель в свободное
падение по направлению  к голубо-белому шарику планеты  Торин,  находившейся
под ней.

     Арчер  обогнул угол  в  своем  Penetrator`е  и  ощупал зону  с  помощью
сенсоров малого  радиуса действия. Он заметил  Роммель, Пуму, Демона  и пару
Зефиров. Пока  ни  один из танков не был в поле зрения, но он знал, что тоже
появился  на  их сенсорах.  Это было  хорошо. Его задание заключалось в том,
чтобы выступить  в роли груши, чтобы привлечь их внимание. Он приподнял ногу
с педалей Робота и полностью его остановил. "Вот и я,  ребятки,  и что вы  с
этим сделаете?"
     В  соответствии  с  показаниями  сенсоров, бронированные  силы  Гвардии
пытались  подать в форт сигнал, но это не  сработало.  Люди Фокса разместили
подавляющее  оборудование  между  своей настоящей  позицией  и  фортом,  что
обрезало все коммуникации. Зефиры пытались двигаться по параллельным улицам,
приближаясь к его позициям. Роммель только слегка продвинулся по той, улице,
на которой он находился, но  все еще скрывался в  тени деревьев  и рекламных
плакатов.  Сенсоры  Penetrator`а сказали Арчеру об этом. Только Пума и Демон
стояли на  месте.  Он  проверил  хронометр еще раз,  потом дисплей  сенсоров
дальнего радиуса действия. Вот и  они,  два истребителя, падавшие  прямо  на
Экол Сити.
     Бинго! - произнес он в микрофон. - Призрак Один всем силам. Выполняйте!


     Воздух на улице неожиданно  задрожал,  как будто рядом произошел взрыв.
Пума,  угрюмый монстр с  тремя  автоматическими установками, прошедший около
восьми метров, разместил себя,  чтобы обеспечить прикрытие Роммелю, стоящему
на середине  улицы.  Лас Волк  смотрел изнутри канализационного люка, крышку
которого он приподнял лишь несколько секунд раньше.
     Давай взрывчатку, - сказал он человеку в  канализации. Он  взял заряды,
сложенные в холщовую сумку и полностью выполз из люка.
     Низко  пригибаясь он  пробежал до Пумы, которая  была  всего  в  дюжине
метров от него. Пехотинцы  на улице не уделили ему и малейшего внимания. Все
двигались, паника усиливалась по мере того, как Лиранцы начинали реагировать
на невидимого  врага.  Волк приблизился к  Пуме  и присоединил взрывчатку  к
верхней части заднего люка. Это была направленная  взрывчатка, разработанная
только  для таких  близких боев.  Он выставил  таймер и  опять устремился  к
канализации.
     В  спину  ему ударил взрыв, который  разорвал  массивную  верхнюю броню
неуклюжего  танка. Удар был столь силен,  что  Волк перелетел через открытый
люк  и  тяжело  ударился  о землю.  Его товарищ  внутри колодца  тоже сильно
ударился, но собрался с силами и, выставив пистолет  наружу, начал  стрелять
по паре пехотинцев, убегающих от него. Один  быстро упал. Другой, удивленный
звуком выстрелов  за его  спиной,  завернул  за  угол. Пролетевшая мимо пуля
выбила  фонтанчик  пыли из кирпичной  стены,  в которой она и закончила свой
полет.
     Волк приподнялся на коленях над люком и сперва опустил в  него ноги. Он
мог видеть тонкую струйку, масляно-черного дыма, поднимающегося от люка Пумы
в том месте, где он пристроил заряд. Танк все еще был работоспособен, но его
команда  была  контужена. Рев  сверху заставил  его посмотреть  на небо.  Он
увидел размытый силуэт  аэрокосмического истребителя, с  грохотом,  падающий
между тонкими зданиями вдоль улицы, выстреливая свои...

     ... бомбы  ушли,  -  взвыла Лейтенант Кульвер, выпуская  половину ракет
Arrow IV.  Ракеты поворачивали и  вертелись в  полете, снаряды были наведены
сигналом, идущим от сигнального  устройства, прикрепленного к броне  Демона.
Танк попробовал двинуться  с места, но  не смог. Только одна бомба не смогла
попасть в цель;  остальные впились в переднюю и боковую броню Демона. В дыму
от этих разрывов, Хаклей также  вела огонь по орудиям и лобовой броне своего
танка.
     Кульвер  потянула на себя  джойстик,  ее  Lucifer  тяжело взвыл,  круто
задирая нос.  Она почувствовала силу, которая вжала ее в кресло, после того,
как ускорение надавило  на истребитель. Поднимаясь над  крышами зданий,  она
проделала длинную, пологую арку по небу Экол Сити.
     Я сделала своего, Дрю. Как у тебя дела?
     Задница этого Роммеля пылает огнем, он не двигается, - ответил тот. - Я
отойду в сторонку и сделаю еще заход.
     Только один, - сказала она. - Полковник Кристифори ждет нас на ужин.
     Я только хочу поблагодарить наши наземные войска,  которые пометили для
нас эти цели. Просто замечательно видеть, что каждый заряд попадает в цель.

     Сейчас!  -  произнес Старший  Сержант  Хопкинс,  и его  команда  начала
спускаться вниз по передней стене банка. Из дверей банка выходили две дюжины
Гвардейцев,  уставившихся на бой, разгоревшийся  в двух кварталах от  них. В
одно  мгновение  Хопкинс  и  другие  приземлились  на феррокрет  и направили
штурмовые винтовки Роринекс на спины солдат.
     Сдавайтесь  или  умрете,  -  выкрикнул  Хопкинс.  Ошеломленные  солдаты
повернулись и  обнаружили, что  стоят  лицом  к взводу тяжело  вооруженной и
бронированной пехоты.  Большинство, отметил с удовлетворением  он,  стояли с
раскрытыми  ртами, с  трудом понимая,  что происходит.  Его пехотинцы быстро
пришли в движение, отбирая пистолеты  офицеров и  проверяя,  чтобы  никто из
солдат не имел оружия.
     Я  Коммандант Дерксон. Что все это  значит? -  наконец смог потребовать
один из них.
     Всего  лишь  то,  что  вы  пленники.  А  теперь,  Коммандант,  если  вы
позволите, я верю, что в ваших карманах полно чеков. Все вы, деньги сюда или
вас расстреляют.
     Это ограбление? - запнулся Коммандант Дерксон.
     В какой-то  мере, - ответил Хопкинс,  радушно  улыбаясь  ему.  - Вы  не
слышали историю про Робин Гуда?

     Арчер повернул за угол всего в половине квартала от заходившего  с краю
Зефира.  Низкий  и стремительный, танк на  воздушной подушке, Зефир медленно
двигался,  держась в полуметре от  земли. Водитель из состава Гвардии открыл
огонь  ракетами малого радиуса действия и средних лазеров, как только увидел
Робота  Арчера.  РБД  сделали  большие выбоины  в торсе Penetrator`а,  Робот
зашатался от одновременного удара. Один из лазеров танка полностью промазал,
но остальные два ударили по ногам.
     Он проверил дисплей повреждений и увидел, что броня держалась, это была
хорошая новость. Он нежно  установил свой джойстик и навел прицельный кружок
на передней части Зефира. Большим пальцем Арчер нажал  на триггер и услышал,
как два лазера расширенного радиуса действия просвистели во время разряда.
     Яркие  алые  пучки  энергии ударили  в  башню  Зефира.  Белый  дымок  и
расплавленные  пластины  брони разлетелись  во все стороны, а  танк намертво
остановился. Как только волна  тепла проникла в кокпит, Арчер медленно отвел
Penetrator`а   за  прикрытие  здания.   Его   сенсоры  показали,  что  Зефир
разгонялся, очевидно, пытаясь пересечь его  поле огня. Казалось, что танкист
пытался поклониться ему башней, проходя мимо.
     Арчер отступил в сторону, предоставляя себе более широкую огневую арку.
Это должно отбросить Зефир. Быстро двигающийся танк выстрелил туда, где, как
ему казалось, должен был находиться Робот Арчера, только в последнюю секунду
осознавая, что там его больше не было.
     Арчер не  сделал  ту  же ошибку.  В  то  время  как  его большие лазеры
перезаряжались, он выстрелил шестью своими  средними пульсирующими лазерами.
Их  изумрудные лучи  сошлись на  боковой броне танка, выжигая на его борту и
юбке  большие  дыры. Два  луча нашли  свою цель на  башне, которая уже  была
повреждена предыдущим ударом. Раздался небольшой взрыв, и  башня оторвалась,
частью оставшись на Зефире, а частью падая на землю.
     Машина Гвардейцев с трудом оправилась от взрыва, качаясь от тротуара до
тротуара, на своем  пути вниз по улице, и долей  секунды позже выскочила  из
поля зрения Арчера. Без своих орудий у танка не было шансов в продолжающемся
бою.   Сенсоры  малого   радиуса  действия  подтвердили  это.  Танк   быстро
направлялся  в  сторону  форта.  Арчер  обнаружил,  что  хотел  бы похвалить
водителя  за  знание  того,  когда  надо  отступать.   Это  было  еще  одним
напоминанием о том, что Гвардия была первоклассным подразделением.
     Вдали он увидел два своих аэрокосмических  истребителя,  уходящих после
второго захода над городом, удаляющихся прочь от  Экол Сити. - Призрак Один,
Мозгу, - произнес он. - Сообщите обстановку.
     Зефиры  уходят, - ответила  Катя. - Наша пехота и  Пума  подожгли пуму.
Хопкинс взял свою цель. Подбиты Роммель и Демон.
     Хорошо.  Я  иду. Пусть  остальные приготовятся к  отступлению  и  пусть
начинают работать со средствами массовой информации.

     Арчер остановил своего  Penetrator`а  напротив банка и взглянул вниз на
толпу, которая  там собралась.  Теперь,  когда огонь закончился, многие люди
пришли сюда, чтобы увидеть, кто атаковал и почему.
     Он активировал внешние динамики  так, чтобы все в радиусе квартала  мог
слышать его. - Старший Сержант, вы взяли деньги?
     Да, сэр, все до последней чертовой Л-банкноты, - произнес Хопкинс через
свой наручный коммуникатор.
     Начинайте,  - приказал  Арчер.  С сумкой  в  одной  руке, Хопкинс начал
карабкаться по поручням наверх Penetrator`а, когда Арчер начал свою речь.
     Люди Торина,  это  Арчер  Кристифори.  Мы  здесь  не  для  того,  чтобы
причинить вред вам, только тем захватчикам, которые  пришли на нашу планету.
Эти деньги - их кровавые деньги -  деньги, которые им платят за то,  что они
держат  нас  на  коленях.  Они их  не заслужили,  но нам  кажется,  вам  они
пригодятся.
     Как  по  команде  Дариус Хопкинс  открыл сумку и  широко ее  распахнул.
Лиранские Л-банкноты, многие украшенные изображением  Катрины Штайнер или ее
убитой  матери,  полетели  по воздуху.  Люди  тянулись  вверх  и к  падающим
деньгам, и к Penetrator`у, стоящему над ними.
     Арчер  выждал  мгновение,  позволив   себе   продлить  смех,  крики   и
аплодисменты, а потом приказал своим людям уходить и  рассеиваться. Все было
сделано  хорошо,  но  он был солдатом, который  знал, когда  приходит  время
уходить. Не было смысла в продолжении  столкновения. Не с таким  врагом, как
Полковник Феликс Блюхер, врагом, который будет искать  расплаты ... особенно
после сегодняшнего дня.




     После  недавней  атаки  повстанцев в самом  центре  Экол Сити полковник
Феликс Блюхер,  командующий  Пятнадцатой  Гвардией  Арктурана,  объявил этим
утром о том, что восемь подозреваемых террористов  были задержаны и помещены
в  изолятор. Никаких  доказательств против этих людей  не  было представлено
журналистам.

     Из передачи  Обзор  Торина, Бет Энн  Сорантинно,  Экол Сити, 29 декабря
3062






     Сила взрыва  была столь ужасной, что волна  опрокинула Феликса Блюхера,
отбросив его  примерно  на пять  метров  по площадке командного  поста.  Его
барабанные перепонки отозвались страшной болью, а сам он дважды перевернулся
пока  не  остановился, врезавшись  в стену.  Его поврежденная  нога  заныла,
напоминая  ему о ранении полученном в тот последний  раз, когда взрыв бросал
его по воздуху.  На миллисекунду,  он почувствовал, как будто  он очутился в
ночной кошмаре,  но смазанные  звуки и  запахи поведали Блюхеру, что  это не
воспоминания или сон, а адский срез реальности.
     Приподнимая голову от  земли, он увидел передние ворота форта в ужасном
состоянии. Дым  от внешней стены, как  от похоронного костра, ввинчивался  в
небо,  огонь  перехлестывал через ворота. Вокруг двигался  персонал форта, а
Полковник осознал, что в этот раз целью атаки был не он сам. После того, как
он убедился, что ничего не сломано и нет кровотечения, он вызвал Фиска через
наручный коммуникатор.
     Взрыв  у  передних  ворот, - произнес он. Вдалеке,  на  другой  стороне
массивной стены форта он услышал еще один взрыв, на этот раз заглушенный, не
такой сильный.
     Полная тревога! - скомандовал он.
     Мгновением  позже  подбежали  Лейтенанты  Фиск и  Шервуд,  придержавшие
Блюхера  с  обоих сторон,  чтобы помочь ему  удержаться  на ногах. Он  мягко
отстранил  их и указал  на ворота,  куда прибыли пожарные  команды  и отряды
пехоты. Сирены  выли за пределами внешних стен,  и по  мере того, как к нему
возвращался нормальный слух, вдалеке он услышал выкрики.
     Что случилось? - потребовал он объяснений.
     Похоже, что наш  БМП был подбит бомбой. Должно быть это была машина или
грузовик  наполненная взрывчаткой, - ответил  Шервуд, проследив  за взглядом
Блюхера, направленным на ужасную беготню вокруг основных ворот.
     Что с нашими людьми?
     Фиск потряс головой. - На них обрушилась большая часть квартала, сэр. -
На мгновение он  потерял  контроль  над собой, но Блюхеру уже не нужно  было
ничего объяснять. Любой взрыв, который мог проломить основные ворота, сомнет
бронированную  машину,  как  одноразовый стаканчик.  Он арестовал  некоторых
возмутителей спокойствия, а это был ответ террористов.
     Выведите на улицы еще больше патрулей. Усилить прикрытие над городом со
спутников.  Я  хочу,  чтобы  в  воздух поднялись истребители,  пускай  ведут
разведку. - сказал он. Приказы сыпались с его языка почти без раздумий.  - Я
никогда  не думал, что Кристифори опустится до чего-либо столь порочного, но
я сделаю так, чтобы он никогда такого не мог повторить.

     Арчер  смотрел  на  полевой  голографический   проектор,  наблюдая   за
изображением  целого квартала  города, объятого пламенем. В задумчивости  он
потер   виски,  когда  Катя  подошла  к  нему,  чтобы  тоже  понаблюдать  за
репортажем.  Кассета  продолжала  показывать   запись,  а  за  кадром  голос
репортера перечислял и погибших горожан, и членов Гвардии.
     Кто это сделал, Катя?
     Наконец я смогла связаться со всеми  членами нашей сети, но это было не
просто.  Лиранцы   серьезно  ужесточили  меры  надзора,  Блюхер  даже  начал
арестовывать горожан. По улицам ходит слух, что это дело рук Руфуса Кинга.
     Кинг,  - произнес Арчер с неприязнью, все еще не отрывая глаз от улицы,
объятой пламенем  и  спасателей, вытаскивающих  мертвых из  развалин. Именно
ячейку Кинга затронули аресты  Блюхера, а  сам  Кинг  чудом  ушел  из сетей,
которые  Блюхер сжимал  вокруг его деятельности.  - И мы  не  знали, что это
готовится?
     Катя смущенно опустила голову. - Нет, сэр.
     Кинг,  - еще  раз  повторил  он, обдумывая,  что ему  теперь  делать  с
человеком,  который игнорировал его приказ.  - Это моя вина.  Я  должен  был
видеть, что он никогда  не намеревался оставаться рамках. Я чувствовал это с
первой же встречи.
     Нет, Полковник. - Я должна была взять его под наблюдение. Вина моя.
     Меня больше беспокоит,  что  это дает Блюхеру еще  больше причин начать
аресты.
     Если он действительно начнет, то это только  перетянет еще больше людей
на нашу сторону.
     Возможно, что  ты  и  права,  но  только  не  в ближайшие  дни.  Сейчас
пострадали невинные люди.  И  это  часть  всего происходящего  причиняет мне
больше  всего  боли.  До  этого  момента  мы  вели войну издалека.  Мы  были
раздражителем. Мы выигрывали битвы,  но избегали кровавых  столкновений. Нам
удавалось  отбирать у  богатых  и  отдавать бедным. Мы обрушивали  моральное
состояние  врага.  Но  ЭТО  меняет  все.  Теперь  Блюхер  возьмется  за  нас
по-настоящему, и нам не мешало бы выработать путь работы с ним.

     Сообщение пришло  на командный  стол  Блюхера,  который незамедлительно
направил его на дешифратор. Это не было типичным сообщением, и было помечено
знаком Офиса Архонта - персональное сообщение от Катрины Штайнер.
     Потирая  свою воспаленную руку, он произнес в  шифратор  фразу, которая
сможет отрыть файл. -  "Победа имеет тысячи  отцов, но  поражение  -  всегда
сирота." -  сказал  он.  Эти  слова открыли замок файла,  вызывая  на  экран
изображение  Катрины  Штайнер,  сидящей  за  своим  столом;  перед  ней  был
изображен стальной кулак Лиранского Альянса.
     Должно   быть   это  стоило  состояния,   чтобы  переправить  сообщение
приоритетной  важности,  -  пробормотал  он,  откидываясь  в  кресле,  чтобы
наблюдать за экраном.  Катрина Штайнер была облачена в темно-голубое платье,
которое мерцало на экране.
     Это  сообщение  всем  командирам  полков  Вооруженных   Сил  Лиранского
Альянса, - произнесла  она.  -  Оно секретно и не подлежит  разглашению  или
обсуждению  по   условиям  Военного   положения.  -  Она  приостановилась  и
посмотрела прямо в камеру, как будто в глаза каждого из ее командиров.
     Как  и  предупреждало  большинство  из  вас, мой брат  Виктор,  недавно
предъявил ложные обвинения  о моем участии в смерти  моего брата. - Ее голос
дрогнул, как будто  предательство  Виктора  ранило  ее  сердце. -  Его слова
всколыхнули  беспорядки  на планетах по  всему Федеративному  Содружеству, и
многих  пришлось  арестовать.  Террористы  Дэвиона,  спонсируемые  Виктором,
покушались  на  многих наших  командиров.  Большое число  наших отрядов было
ранено или убито этими  людьми. Некоторые командиры отбросили  свою  честь и
долг  защитников государства и ушли к  моему своенравному  брату. Вы  и ваши
войска были  верны нашему Дому, несмотря на смерть моей матери, военные игры
моего брата. И несмотря  на этот новый  призыв  к гражданской войне. Я  хочу
сказать, что  я с вами, и  если не физически,  то в душе. Вы лучшее из того,
что есть в Лиране.
     Чтобы защитить целостность наших владений, Я объявляю военной положение
по всему Федеративному Содружеству. Каждый командир получит свои собственные
предписания по действиям в этой ситуации.
     Войска Дэвиона,  называющие  себя  членами Вооруженных Сил Объединенных
Солнц   атаковали   несколько   планет.   Чтобы   предотвратить   дальнейшее
распространение  мятежной  пропаганды, я  ограничиваю поток информации через
Гипер  Импульсную Связь. Никаких  коммуникаций  между планетами не армейским
структурам  не будет разрешено. Это может иметь экономические  последствия в
коротком плане, но это необходимо, что разрушить координацию  действий наших
врагов.
     С   этого  момента  объявляется  война   между   Лиранским  Альянсом  и
Объединенными  Солнцами, ведомыми моим заблуждающимся  братом. Однако, мы не
делаем это  объявление публичным, поскольку это только поможет его  попыткам
объединить повстанческие элементы. Но не сомневайтесь, война  уже идет.  Все
командиры  гарнизонов  должны рассматривать  наших  врагов,  как  бесправных
террористов и должны использовать самые резкие меры по борьбе с ними. Судьба
Дома Штайнеров  и Альянса  зависит от  того,  сможете ли  вы сокрушить  этих
предателей.  Я полностью  поддерживаю ваши  действия и  решения, которые  вы
примете, защищая наши законные владения.
     Ее  изображение померкло, как только она прекратила говорить, его место
занял  огромный  кулак,  который  символизировал  Лиранский  Альянс.  Блюхер
несколько мгновений рассматривал изображение,  а потом прекратил  связь. Ему
не  было  нужды проигрывать его вновь. Он понял смысл  сообщения,  стратегия
Архонта, как он  подумал,  оказалась  лукавой. Она  развязывала  руки  своим
командирам в деле по подавлению восстания, но оставила себе пространство для
маневра, если происходящее ей не понравится.
     Он откинулся на спинку своего кожаного кресла, которое слегка скрипнуло
под его весом. Ситуация на Торине  становилась все хуже,  подобные сообщения
были получены им  и с Морфида, гарнизон которого потерял почти роту  Воинов.
Правда  он сам  подвинулся  вперед, сокрушил одну ячейку, но это было только
начало.  До  сих  пор  Арчер Кристифори  не опускался  до убийств,  но взрыв
показал ему, что его  враг  не  ведал  о чести. Столь  многие погибли  в том
взрыве.
     Какой еще выбор  оставался  у него, чтобы подчиниться приказам Архонта,
когда его  отряд был атакован, будучи  беззащитным? Ему  придется немедленно
отдать приказ  о создании лагерей, хотя его задержание и помещение в тюрьму,
как  метод  борьбы, не  прельщает. Он  знал, что лагеря и  аресты  не  будут
достаточными, чтобы остановить Кристифори.
     С этого момента он должен перехватить инициативу, но он не был уверен в
способе достичь эту цель. Он  в задумчивости потер виски, потом вдруг  перед
ним забрезжила идея. Это будет стоить ему некоторого количества материалов и
людей, но в конце концов, она вытянет его на вершину горы.
     Потянувшись  к системе связи, он переключил  кодировку,  чтобы выйти на
систему спутников, вращающуюся  вокруг Торина. Он имел  план, который сотрет
Арчера и его людей с карты Торина раз и навсегда.




     Действия  Подполковника Кристифори  и  подчиненных ему военных  следует
считать не иначе как  безрассудством. Если бы  мне пришлось гадать, Джери, я
бы сказал, что  так  называемое восстание потерпит неудачу в течение недели,
максимум двух.

     Неделя  Торина  -   Обзор,   комментарий   Кати  Винсон,   Донегальская
Вещательная компания, 1
     Января 3063






     Бегпайпер был почти пуст, не считая бармена, двух бедно  одетых местных
жителей и Арчера с Катей. Когда  Руфус Кинг и двое его людей  вошли  в  бар,
только Арчер и Катя обратили на это внимание. Кинг прошел в кабинку, где они
сидели в темноте вдоль стены. Он упал на стул напротив них.
     Я  думал,   мы  не   собирались  устраивать  такие  небольшие   встречи
лицом-к-лицу,  - пробормотал он, пока  остальные его  громилы втискивались в
тесную  кабинку,  их  спины  проскрипели по синтетической  коже стульев. Его
голос  был  наполнен фальшью  и  заносчивостью, по сравнению с  их последней
встречей.
     Мы  и  не  собирались,  -  тихо  произнес  Арчер,  чтобы  их  не  могли
подслушать. - Но это было до инцидента на базе Гвардии.
     Я  не могу  понять,  о чем это ты говоришь,  - невинно произнес Кинг, и
принял вид человека весьма довольного собой. Арчеру захотелось размазать эти
слова по его лицу. Только дураки смеялись при виде смерти, даже врагов.
     Катя также не была удивлена. - У нас свои источники, Кинг. Мы знаем все
о грузовике со взрывчаткой.
     Это его разозлило.  - Не  размахивайте  своим моральным  превосходством
передо мной, мисс. То, что герой-парень, присутствующий здесь, - он направил
свой палец на Арчера, - не желает нанести Лиранцам никакого реального вреда,
не значит, что  я не хочу. У меня не  было выбора кроме как взять все в свои
руки.  Блюхер  поймал почти всех из моей ячейки, я сам с  трудом скрылся. Ну
что ж, теперь он знает, что случается, если связаться с Руфусом Кингом.
     Арчер почти  разозлился. С великим трудом он  сдержался и сохранил себя
спокойным. - Я установил наши правила. Ты их нарушил. Это серьезно, Кинг.
     Если вы не одобряете то, что я сделал, то пришло время разорвать с вами
и вашей маленькой армией и ударить самостоятельно.
     Больше дюжины  невинных горожан были  убиты во время того взрыва. Мы не
собирались допустить того, чтобы война повернула  население против нас. Хуже
того,  у  Блюхера появилась хорошая  причина  притеснить остальных  невинных
людей. Он уже начал возводить тюремные лагеря.
     Кинг потрогал свою козлиную  бородку и улыбнулся, обнажив  желтые зубы.
Сиденье скрипнуло,  когда он сдвинулся с  места. - Вы не  упомянули, что нам
удалось убить более тридцати человек их пехоты, не говоря уже о двух дюжинах
тех из  них, кто  еще в госпитале. Мои  действия  нейтрализовали полную роту
вражеской пехоты.  Это больше чем то, что  сделали вы, Кристифори, а ведь вы
обладаете Боевыми Роботами.
     Арчер  приподнял бровь, и это было единственным проявлением его эмоций.
-  Скольким невинным горожанам придется платить  за ваши успехи,  Кинг?  Уже
больше  трех  сотен было арестовано,  еще больше задерживаются каждый  день.
Кажется, Ты не понимаешь, что во время взрыва  были убиты  невинные люди. Вы
безрассудны.
     Ну что ж,  Полковник Кристифори, мне кажется , мы  собираемся разойтись
по разным дорогам. - Кинг кивнул своим компаньонам, что пора идти. Они вышли
из  кабинки и стали ждать, когда Кинг сделает то же  самое. - Вы продолжаете
войну по-своему. Я буду сражаться по-моему. В конце концов, мы  оба победим.
- Он, наконец, встал и самодовольно усмехнулся.
     Кинг повернулся и  прошел несколько шагов к двери,  когда Арчер и  Катя
также  вышли  из кабинки.  - Кинг, -  позвал Арчер, достаточно громко, чтобы
каждый в Бегпайпер слышал это, - Я боюсь, что все не так просто.
     Кинг и  его телохранители обернулись, они достали пистолеты и направили
их в сторону Арчера и Кати.
     Простите, Полковник. У меня свои собственные планы, - произнес Кинг.
     Громкие  щелчки  раздались  за  спиной  Кинга.  Ни  Арчер,  ни Катя  не
двигались,  но  звуки  заряжаемого  оружия  и приготавливаемых  палок  имели
подходящий  эффект. Бросив наполненный  страхом  взгляд  назад,  они увидели
бармена  с  приготовленным дробовиком, направленным на  них. Оставшиеся двое
"местных" подняли  автоматы.  Катя шагнула вперед  и забрала  оружие из  рук
громил Кинга.
     Я уважаю то, что у вас есть планы, - сказал  Арчер, - но как вы видите,
у меня они тоже есть.
     Что вы собираетесь с нами делать? - спросил Кинг.
     Арчер  позволил  своему гневу испариться. - Хочу удостовериться, что вы
больше не причините вреда невинным людям.

     Опал Сити был индустриальным  городом среднего  размера, что-то вроде в
двухстах пятидесяти километрах  от  Экол  Сити. Как  и Экол,  он подвергался
бомбежке во время  падения первоначальной Звездной Лиги и в конце концов был
перестроен.  Фабрики города  производили в основном коммерческие продукты  и
химикаты. Опал не производил оружия, но материалы, отправляемые из него были
в списке стратегических военных ресурсов  Лиранского Альянса. Это была  зона
контроля Белых Тигров, банды мотоциклистов, возглавляемой Джое-Линн Фрайзер.
     По  новому  распоряжению  Блюхера,  Гвардия  Арктурана  была  вынуждена
патрулировать все дороги в Опал Сити, миссия мало  кому понравившаяся. Белые
Тигры постоянно  подстреливали пехоту, пока Блюхер не  поменял их на  танки.
Когда танки начали  взрывать с помощью бомб, их заместили Боевые  Роботы.  С
тех пор Белые Тигры оставили их в покое.
     Сегодня ночью все будет по-другому.
     Два  Боевых  Робота  выполняли патрулирование, но  Джое-Линн  и  Дариус
Хопкинс приготовили им сюрприз. Трое мотоциклистов и одна милицейская машина
на  воздушной  подушке  Мастер Саванны будут исполнять  роль  биты. Байкеры,
ведомые  Джое-Линн,  откроют  огонь по  Боевым Роботам  с помощью  наплечных
ракетометов, их  поддержит  лазер  Мастера Саванны.  Это  отвлечет  внимание
Роботов, в то время  как  Хопкинс и трое пехотинцев Милиции подойдут,  чтобы
завершить работу.
     Со своей позиции  среди корней  дуба Хопкинс  с помощью ночного бинокля
видел  лучи  света и  признаки активности в нескольких  километрах  от этого
места. Он знал, что это:  взрывы  ракет малого радиуса  действия  и лазерные
лучи пронзали ночное небо. Он опустил бинокль и подал сигнал остальной части
своей  группы. Несколько  человек  спрятались среди  деревьев,  вооружившись
веревочными  захватами, которые  позволят им  захватить движущегося Робота и
вскарабкаться по нему.  Вдоль дороги находилась линии  поспешно возведенного
бруствера, который не представлял угрозы  Боевым Роботам, но  мог обеспечить
хоть  какую-то  защиту  пехоте. Остаток  людей Хопкинса  были рассредоточены
тонкой линией вдоль дороги.  Посередине  дороги  находился  подсоединенный к
детонатору  в  его  руках сюрприз, приготовление  которого заняло  несколько
часов.
     Я уверен, инженеры знали,  что  они делают,  - пробормотал себе под нос
Хопкинс,   разглядывая  закамуфлированное   оборудование,  расположенное   в
близлежащей роще.
     Сперва  он расслышал высокий звук мотоциклов. Они так  часто  замедляли
свое движение, как будто желая дать Роботам  время поймать их. Следующим шел
Мастер  Саванны,  жужжащий  звук  зарядки  лазеров  и щелчки  его  выстрелов
послышались  в тот же миг, как  они показались  из-за деревьев. Направленный
назад  и  в бок, лазерный  луч попал  в  движущихся далее  по дороге Роботов
Lancelot`а и Gallowglas`а. Лазер не причинил большого вреда, просто разозлив
пилота Робота.  Lancelot  сделал выстрел  из своих  собственных  лазеров  по
небольшой  машине, но  ее  скорость  и  малый  радиус поворота не  позволили
попасть. Один багровый луч ударил в дерево, которое распалось на две  части,
сотрясая землю и Хопкинса, который прятался неподалеку.
     Оба Робота понеслись вперед, когда маленькая  группа  промчалась  через
небольшой  разрыв в  завале,  с  трудом различимый  в ночном лесу. Безопасно
расположившись за спинами своих товарищей, Джое-Линн и  ее люди повернулись,
чтобы встретить  преследователей. Хопкинс, со  своей позиции среди деревьев,
наблюдал в благоговейном страхе, как Роботы проходили мимо. Даже после  всех
лет  военной  службы,  величие   военных  машин   уменьшало  разницу   между
бронетехникой и обычной пехотой.
     Gallowglas шел впереди, почти остановившись перед завалом. Lancelot был
немного позади,  и замер,  пока Мастер  Саванны уходил  вглубь леса. Хопкинс
пронизывающим взглядом уставился на Роботов. Они были прямо над ловушкой. Он
снял  предохранительную крышку  на  детонаторе  и нажал  большим  пальцем на
триггер.
     Это была яма четырех метров глубиной - шириной равная дороге - и десять
метров  глубиной.   Фальшивая  поверхность   держалась  при  помощи   дюжины
специальных  металлических  подставок. Поверхность была  укреплена, но имела
множество разрывных соединений, покрытых небольшими количествами взрывчатки.
Боевые  инженеры  Милиции  превзошли   сами   себя,   поскольку  ловушка  не
разрушилась, когда Gallowglas вступил на нее.
     Разрывные   болты  обрушили  поддельную  поверхность,   и,  неожиданно,
"дорога" под ногами  пары Роботов  Гвардии  исчезла в  клубах дыма, грязи  и
беспорядка. Пилот Gallowglas`а  оказалась  мастером.  Как  только  произошел
взрыв, она попыталась сделать шаг к завалу. Но подняв одну ногу, в  то время
как другая  оказалась в четырех метрах под землей, это оказалось бесполезным
для нее. Gallowglas упал на спину,  ударившись  так сильно, что дерево,  под
которым  Хопкинс прятался,  снова  сотряслось,  а  осколки  брони  заполнили
воздух.
     Lancelot не имел  и малейшего шанса среагировать.  Как только Робот его
напарника упал за его спиной, он упал также. По ходу он слегка повернулся, а
потом упал  лицом  вниз напротив завалов. Хопкинс  уже  был готов дать своим
людям  сигнал  к  действию,  но  в  этом  не  было  необходимости.  Они  уже
карабкались на  Роботов, вставляя  взрывчатку  в сочленения упавшей  машины.
Другие солдаты стояли среди завала и направили свои наплечные РБД ракетометы
на кокпиты Роботов, расположенные всего в нескольких метрах от  них. Если бы
пилоты попытались вырваться, они бы встретили безусловную смерть.
     Хопкинс  достал коммуникатор  и вышел на  открытый канал связи, который
Гвардейцы скорее  всего прослушивали. - Заглушите свои  Роботы и  сдавайтесь
немедленно, и  вы  останетесь  в  живых. У  вас  у  обоих  на  машинах такое
количество взрывчатки, что они ничего от вас не оставит.
     Кто  вы? -  ответил женский голос,  когда пилот  Gallowglas`а попытался
извлечь себя из ловушки, сдвинув Робота достаточно, чтобы пехотинцы на  чали
прыгать с него.
     Старший Сержант  Дариус Хопкинс из Мстителей  Арчера,  - сказал он. - У
вас есть три секунды.
     Подонки! - воскликнула она. Он услышал  лязг и скрежет люков, когда оба
Робота  раскрылись. Появились пилоты Роботов, их руки были над головами,  но
смотрели они  насмешливо. Хопкинс покинул прикрытие дерева и  встал  на краю
ловушки, а его люди начали снимать взрывчатку с Роботов.
     Хорошая  работа,  парни,  -  сказал  он,  потом  повернулся  к  Воинам,
облаченным в шорты и охладительные  жилеты. -  Добро пожаловать к  Мстителям
Арчера. Можете считать себя военнопленными.

     Блюхер  уставился  на человека связанного по  рукам  и  ногам  всего  в
нескольких  метрах  от  линии   безопасности.  Он  был   жив,  но  только  в
полубессознательном состоянии. Его  рот был намертво закрыт, но  он  пытался
сказать что-то  и даже сумел показать  свое недомогание.  Он извивался,  как
рыба выброшенная на  песок, вися всего в полуметре от поверхности феррокрета
за стеной форта.
     Как это  случилось?  - спросил полковник сержанта  стоящего поблизости,
когда двое рядовых подошли, чтобы освободить связанного.
     Двое  наших людей патрулировали  местность и были оглушены газом сзади.
Они были разоружены, но им не было причинено вреда. Когда они пришли в себя,
они обнаружили этого  парня, связанным здесь  и  письмо, обращенное  вам. Мы
обеспечили безопасность зоны и связались с вами.
     Блюхер взял конверт и открыл его. Он достал единственный  лист бумаги и
прочитал его в тусклом свете огней периметра. Он узнал почерк, который видел
всего дважды до этого, это был Арчер Кристифори.
     Полковник Блюхер, -  начинается  оно. - Этот  человек, которого  я  вам
оставил,  -  Руфус  Кинг,  он   ответственный   за  террористический  взрыв,
направленный  против  ваших людей. Ни я, ни мои люди  не санкционировали эту
акцию,  мы  также  не  знали  о  его  планах.  Он  действовал  полностью  по
собственной инициативе. Та информация, которой  он обладает больше  не имеет
никакой ценности для вас.
     Я доставляю  его  вам, обещая,  что мы будем  вести честную  войну.  Не
традиционную, но честную. Я  бьюсь  за  то, чтобы удалить вас с планеты, как
символ присутствия Архонта, а  не для того, чтобы умышленно убивать невинных
людей. Делайте  с Кингом то, что  вы должны сделать, но я уверен, что лагеря
не нужны больше. В ваших руках человек, который пролил кровь ваших людей. Вы
и Я будем вести наш разговор, как истинные солдаты.
     Подписано, Подполковник Кристифори, Мстители Арчера.
     Блюхер  тщательно сложил лист и поместил его в карман. -  Я  уверен, вы
послали  это  во все  средства  массовой информации  также, Арчер,  -  мягко
произнес он, - но это не будет так легко.
     Сэр? - спросил сержант.
     Ничего, - кратко ответил Блюхер. - Снимите его и отведите его в тюрьму.
- Он указал на Руфуса  Кинга, все еще висящего в воздухе как муха, пойманная
в сеть. - Нам еще многое необходимо сделать до заката.




     Адвокат Кинга, Рауль  Фрост,  никак  не  прокомментировал ситуацию  его
подзащитного,  выходя из здания  суда,  но  сделал замечание о необходимости
смены судебного округа в котором  будет проходить слушание дела, заявив, что
шумиха,  поднявшаяся  вокруг   этого   дела   воспрепятствует  осуществлению
правосудия в Экол Сити.

     Выдержка из передачи Новости в 6.30, Экол Сити, Торин,
     4 Января 3063






     Ключевой  командный  состав Блюхера  выстроился вокруг голографического
дисплея,  который  отображал  длинные,  пологие  холмы,  покрытые  зарослями
высоких деревьев. Тихо и задумчиво офицеры изучали территорию, узкие грязные
тропы и прогалины, которые с трудом можно было назвать дорогами.
     Блюхер,  все  еще  слегка  прихрамывая,  обошел  стол  и приблизился  к
контрольной панели.  -  Наша  разведка  сработала как  надо.  Зная, что люди
Кристифори разбирают наши Боевые Роботы, мы смогли разложить им ловушку. Как
все здесь знают, все наше тяжелое оборудование снабжено маяками. Их  техники
противника и  будут  обезвреживать в первую  очередь,  а только потом начнут
разбирать  оборудование. На  этот раз мы  заложили второй  набор  устройств,
которые начнут работу только спустя  несколько часов. Благодаря  спутниковой
системе мы уже обнаружили место, которое может быть их  ключевой оперативной
базой. - Он указал на изображение голографического проектора.
     Феликс Блюхер  наконец-то  с  начала  противостояния почувствовал  себя
лучше. Он сможет вступить в битву с Мстителями Арчера в битве на равных. Они
были  хороши,  он  признавал  это.  Они  хорошо  выглядят  даже на  фоне его
ветеранов, но  только в  случае ведения партизанской войны, а не как честные
воины. Они воюют только  когда могут выбрать время, место и условия. К войне
с таким противником ни Блюхера, ни его людей никто никогда не готовил. Также
не было на их стороне и  знания каждого камня, дерева и ручейка на Торине, а
также того, как использовать их против противника.
     Но, в  конечном счете, это ничего не  значило. Блюхер знал,  что судьба
Лиранского государства зависит  от  него  и  других командиров,  стоящих  на
стороне Архонта и закона. Ставки высоки, но если  Кристифори будет  захвачен
или убит, революция на Торине потеряет свой разбег.
     Повстанцы, очевидно, используют земли старого университета, в  качестве
своей оперативной  базы,  -  продолжил он. - Наши инженеры раздобыли  старые
карты  площадки  и  сообщили,  что многие постройки все  еще сохранились. Не
дайте  этим  деревьям  запутать вас.  Вы вполне  можете  оказаться  в центре
городского боя, когда мы начнем штурм их командного центра.
     Он  указал жезлом на дисплей и  нажал на небольшую кнопку на нем.  Ярко
красная  стрелка  появилась  вдоль той единственной  тропы, которая  вела по
направлению  к   базе  повстанцев.  -  План  предусматривает  штурм  с  трех
направлений.  Командант  Дерксон,  вы  поведете  свою  смешанную роту  вдоль
основного  направления, там где их защита будет  самой  тяжелой. Однако, это
будет диверсией. Вашей  задачей будет вытянуть врага с территории их базы  в
холмы и зону вдоль дороги.
     Блюхер взмахнул жезлом над столом, снова нажимая контрольную кнопку. На
этот раз яркая стрела возникшая в воздухе указывала на древние руины. - Наши
аэрокосмические  истребители нанесут удар  по их основной базе.  Мы  сбросим
зажигательные бомбы, чтобы расчистить заросли и разрушить их командный пункт
и контрольный центр с воздуха.
     Нажатие  третьей клавиши вызвало появление нескольких небольших стрелок
вдоль  флангов  сил  Командарма  Дерксона.   -  Наши   оставшиеся  силы  под
командование Гауптмана Кейвер и Готтеб будут двигаться по  разные стороны от
дороги и ударят по базе с флангов. Густой лес задержит ваше продвижение, так
что вам придется  выйти раньше, чем Дерксону. Как только удар  будет нанесен
по  врагу,  вы  разрушите  то, что останется  от их  командных и контрольных
возможностей и зайдете в тыл их войска.
     Он  посмотрел  на  Кейвер  и Готтеб, которые внимательно  его  слушали.
Кейвер  был  темноволосым  мужчиной,  лицо его  было столь  сильно  иссечено
шрамами, что он выглядел много старше своих лет. Готтеб был блондином, а под
его правым ухом виднелась татуировка в виде молнии, которая сверкала в свете
голопроектора. Оба были готовы к бою, настоящему бою, а не трюкам, кривлянию
и террористическим актам, выматывавшим Гвардию столь долго.
     На совещании присутствовал и Лейтенант  Шервуд. - полковник, сэр, а как
мы сможем убедиться, что Кристифори не сможет скрыться?
     Блюхер слегка  улыбнулся. - Хороший вопрос, Лейтенант. Теперь, когда мы
знаем, где он скрывает основную массу своих Боевых Роботов, а также наземных
сил,  наши  спутники производят усиленное сканирование  этой местности. Если
даже он попытается уйти, то мы сможем отследить каждый его шаг.
     И  когда мы  выдвигаемся?  - спросил  Лейтенант Картер  Моуди,  один из
немногих оставшихся членов роты.
     Операция  начнется  завтра  утром.  Наши  спутники  концентрируются  на
орбите,  чтобы  подтвердить число  и местоположение  врага.  Мы уже потеряли
хороших  ребят -  хороших друзей -  в  этих волнениях.  Мы  не  будем дольше
мириться  с их восстанием.  Наша  лояльность принадлежит Дому  Штайнер и его
Архонту,  независимо  от  лепета  средств  массовой  информации или  Виктора
Дэвиона.  Будьте  настороже,  готовьте своих  людей. Если  мы одержим  здесь
победу, то война за Торин будет завершена.
     Офицеры,  собравшиеся   вокруг  стола  кивнули  и  забормотали  в  знак
согласия.  Блюхер поменял позу, чтобы перенести свой вес  с ноющего  бедра и
наблюдал за их лицами. Они не хуже его  понимали, что этот бой им необходимо
выиграть.  С учетом уже понесенных  Гвардией потерь, они  никогда  не смогут
поддерживать оставшимися силами свое присутствие на Торине.

     Нас  прижали,  - произнес Дариус Хопкинс, после  того, как Катя подвела
итог брифинга.
     Ты мог бы быть и более оптимистичным, - возразил Арчер.
     Но ведь нас  действительно прижали, сэр.  -  нахмурился Хопкинс  и  его
пушистые брови сблизились еще теснее.
     "Принц Джон" серьезно рисковал,  передавая нам  эти  данные. Теперь нам
надо решить, что делать с ними.
     Мы  можем уйти, - сказала Катя, - но  это  откроет Лиранцам, что  у нас
есть уши в их среде. Тем самым мы подставим Принца Джона.
     Нет, так не пойдет, он слишком полезен. - Арчер не был готов отказаться
от той бесценной информации, которую Принц Джон передавал им. Это было одним
из его преимуществ над противником. Его взгляд опустился к карте, растянутой
в тускло  освещенной  комнате  временного  командного  бункера.  Ночь начала
сгущаться над  лесом, и желтые  лампы бункера отбрасывали жуткие тени вокруг
карты.
     Сэр, - вмешалась Катя, - здесь,  на базе, находится  два звена наземной
Боевой  техники.  Остальное  в  пятидесяти километрах  отсюда. У  нас  также
половина  роты пехоты  и большая часть  Боевых Роботов,  двенадцать  из них,
включая  новоприбывших.  Аэрокосмические  силы  все еще на нашем  спрятанном
аэродроме. У Лиранцев примерно двадцать  Боевых  Роботов и два  звена боевых
машин, плюс полное звено аэрокосмических истребителей.
     Нас превосходят в количестве, - подытожила Капитан Алисия Гетт.
     Арчер нахмурился. - Нас всегда превосходили в числе. Но это никогда нас
не  останавливало.  - Он  предусмотрительно  оставил  звено своих Роботов  и
небольшое количество техники и пехоты вдали от основной базы. Даже если  эта
база  падет,  останется  достаточно Мстителей,  чтобы мешать  Лиранцам.  Ему
следовало  отдать  должное  Блюхеру.  Он  обнаружил  их  командную   базу  и
немедленно  разработал план ее уничтожения. Сей враг заслуживал уважения, и,
казалось, что он, в конце концов, не намерен тянуть кота за хвост. Повстанцы
потерпят поражения независимо от  того, как повернется бой. Они  никогда  не
смогут использовать эту базу, поскольку Лиранцы знают ее местоположение. Это
сильный удар.
     Мы  можем  подтянуть резервы, сконцентрировать  силы  для  того,  чтобы
снести их прямо сейчас, - предложил Хопкинс.
     Следующим в разговор вступил Капитан Пол  Снидер. -  Некоторые из наших
водителей  Боевых Роботов еще  слишком  плохо сидят  в седле.  Мы  захватили
несколько приличных  Роботов, но  новички еще  только учатся  управлять ими.
Попасть под огонь мне кажется не совсем идеальным для новичков.
     Арчер  долго  изучал  карту, глубоко задумавшись. Остальные,  казалось,
оставили его в покое, но тишина угрожающе повисла в воздухе. Арчер обдумывал
и отвергал десятки возможностей, но вдруг новая мысль поразила его. Возможно
есть способ повернуть планы Блюхера против него, и в этом сила.
     Хорошо.  Вот  что   я  хочу,  чтобы  вы   сделали.  Немедленно   начать
приготовления к отходу. Загрузить все снаряжение, расходные части и небоевой
персонал.  Но  мы  не  сдвинемся  с  места,  пока.  Просто   необходимо  все
приготовить.  - Он говорил вкладывая в слова всю уверенность, которую только
мог проявить, надеясь, что остальные спокойно воспримут его слова.
     У тебя есть план? - спросила Катя.
     Я думаю, да, Катя. У нас есть полторы дюжины вибробомб.  С помощью их и
подпрыгивающих мин  мы сможем прикрыть правый  фланг и основную дорогу.  Оба
пехотных  взвода встретят основной отряд стражи в точности в соответствии  с
планом  Блюхера,  с  ними будет  некоторое  количество  бронетехники,  чтобы
Гвардейцы увидели то, что им хочется.
     Он  провел линию по карте.  -  Их  правый  фланг будет замедлен лесом и
минами.  Оставшаяся  бронетехника также  будет сосредоточена в  этом  месте,
этого  хватит, чтобы задержать их  на достаточно большое  время. В это время
наши Боевые Роботы обойдут их правый фланг и ударят по ним. Потом,  персонал
и техники в спешке уходят  по южному пути до того, как Гвардия  проникнет на
территорию.  Пройдя  сквозь  правый   фланг  наши   силы  выйдут   прямо  на
диверсионный  отряд. Отойти нам  придется до того, как их левый фланг сумеет
добраться до  нас.  Вся база будет напичкана взрывчаткой, ловушками  и  тому
подобным. Когда  они  ворвутся сюда,  чтобы  уничтожить командный центр, все
вокруг них будет готово взорваться.
     А что со спутниками? Как только мы двинемся, они сумеют засечь весь наш
путь до другой базы, - поинтересовалась Катя.
     А вот тут вы вступите в дело, Капитан. - Он посмотрел на нее и скрестил
руки. -  Мартин  Фокс  и его  подчиненные  некоторое  время  изучали систему
спутников. Сами спутники не являются  слабым звеном. Это передающие станции.
Вместо  того,  чтобы использовать аэрокосмические силы  для защиты базы,  мы
разбомбим  передающие станции  на  южном  континенте. Катя  и  люди  Мартина
саботируют работу оставшейся станции. Разнести ее на куски.
     А что делать с полевыми передающими спутниковыми станциями?
     Арчер  скривился.  - Это  займет  больше времени  и  сил,  чем оно того
заслуживает.
     Дариус  Хопкинс  почесал  затылок  и  начал  изучать  карту.  -   Может
сработать, - сказал он.  - Но на это уйдет большая часть нашей взрывчатки. -
Он оглядел комнату. - Чертовски жаль. Это же была отменная база.
     Спасибо  за  это надо сказать Блюхеру, он технически выигрывает  битву,
вынуждая  нас  покинуть ее,  -  согласился Арчер.  -  Нам необходимо  только
убедится в том, что его победа не завершена полностью,  иначе все  обернется
резней. Нам придется сильно ударить по его  силам, ударить там, где он слаб,
а потом скрыться.
     А где будет находится наша новая штаб-квартира, Полковник? - озадачился
Снидер.
     В кабине моего Боевого Робота,  - усмехнулся Арчер. - Это  не последняя
битва, но  если мы все сделаем правильно, Лиранцы будут  столь сильно заняты
зализыванием ран,  что  смогут предпринять хоть что-нибудь новое еще  весьма
нескоро.




     Мистер  Данниган,  являясь бывшим консультантом нескольких правительств
Свободных Миров по тактическим военным  операциям,  что Вы  сейчас думаете о
внутренних столкновениях внутри Федеративного Содружества?
     То,  что  мы  видим,  Двайт,  так  это  серию  независимых  действий на
нескольких  различных  мирах.  Отдельные  полки и  ополчения  выбирают  себе
сторону, начинают свару и партизанскую войну. Все это  напоминает события на
Солярисе, умноженные в десятки тысяч раз.
     Ну что ж, нам известно, чем закончились те события. Если верна аналогия
с   Солярисом,   каковы   Ваши   предсказания   об   этой   крупномасштабном
противостоянии Штайнер-Дэвион?
     Я  не могу сказать, что вижу картину как в  волшебном кристалле, Двайт,
но  надо признать, что Катрина Штайнер весьма  популярна у ее народа. За ней
сложно не пойти.

     Главный   корреспондент  Двайт  Ланзинг,  интервью   военного  стратега
Рейнольда  Драннигана,  для журнала Настоящее Дело, Лига Свободных  Миров, 2
Января 3063







     Пехотный взвод Гвардии быстро продвигался от одного скопления  деревьев
к  другому,   выискивая  любое   прикрытие  и   защиту,  которое  они  могли
предоставить. Танк  Zephyr на воздушной подушке  двигался между ними, слегка
подрагивая  турелью.  Командант  Дерксон   пилотировал  свой   возвышающийся
Quickdraw в самом центре подразделения. Они не были одни. Сзади,  за редкими
зарослями орешника, возник JagerMech пилотируемый Сержантом Маллоу, руки его
робота,  оснащенные орудиями, подражали действиям  Zephyr`а. Вдалеке Дерксон
наблюдал, как пятидесятитонный Chaparral двигался  вдоль левого фланга,  его
гусеницы были все  заляпаны грязью. Птицеобразный Hoplite следовал невдалеке
от Zephyr`а,  но  скорее сбоку, чем спереди  от  последнего.  Тропа  в  лесу
отмечала центр их построения, но  только Hoplite и танк на воздушной подушке
двигались по самой дороге.
     Офицер,  Нильс, пусть  ваши люди продолжают  движение  вдоль  тропы,  -
произнес  Дерксон  в микрофон нейрошлема. - Мы можем  выскочить прямо  на их
периметр в любой момент.
     Звук отдаленного, раскатистого взрыва ошарашил его. Повернув Quickdraw,
он увидел облако дыма, поднимающееся из зоны,  где  должна была быть пехота.
Он  взглянул вниз  на  сенсоры  ближнего  радиуса  действия. Они  показывали
движения  магнитных аномалий на самой границе  их  действия, прямо  по  ходу
тропы.
     Контакт,  -  выкрикнул он. - Маллоу,  продвинуться  и  приготовиться  к
ведению огня на подавление. -  Потом он переключился на пехотного командира.
- Нильс, как дела?
     Сэр,  - послышался  хриплый  голос, срывающийся на кашель, - Мы  задели
подпрыгивающие мины. Потеряли четверых.
     Мины?  Продвижение  по  минному   полю  было   бы  ошибкой,   будь  они
противопехотными  или какими-то еще. Дерксон заметил,  как земля  неожиданно
взорвалась под JagerMech  Маллоу.  Облака грязи взлетели вверх, и дым окутал
Робота. JagerMech скрутился и рухнул на колени, а потом дым отрезал Дерксона
от происходящего.
     Отойти на двадцать метров  и занять оборону, - приказал он, но тут залп
ракет  ближнего  радиуса  действия  пронеслось мимо него  по  направлению  к
Zephyr`у. Попав в его левую сторону, они срывали броневые листы в  ужасающих
желтых  и  оранжевых вспышках.  Повстанческая установка Ракет Малого Радиуса
продвинулась  вперед  достаточно,  чтобы  нанести  удар,  достаточно,  чтобы
выглядеть заманчивой целью.
     Дерксон вышел на командную частоту. - Полковник Блюхер, -  произнес он,
- мы наткнулись на минное поле в точке ноль-три-пять, Альфа, Зулу, два один.
Ведем бой с врагом.
     Он нацелил свои ракеты дальнего действия на ракетную установку, и потом
ловко удерживал прицел на  вражеской машине  до тех пор, пока тот  не засиял
ярко красным.
     А  вот и  расплата  по чеку,  - пробормотал он,  надавливая пальцем  на
триггер.  Quickdraw  слегка   пошатнулся,   когда  ракетный   залп   покинул
направляющие трубы и устремился к склону холма.

     Катя Чаффи, осмотрела здание на вершине холма и встряхнула головой.  Им
нужно  было  дополнительное время.  Комплекс  передающей  станции состоял из
нескольких  антенн  и  громадной  тарелки для  получения  данных с Лиранских
спутников на орбите Торина. Данная  цель  не вызывала опасений, и  она  была
уверена,  что  только   горстка  сотрудников  обслуживала  здание.  Проблема
заключалась в том, что  Блюхер тщательно защищал  здание  как раз от  такого
типа атаки, который  она выбрала. Два ряда мешков с песком окружали станцию,
между ними была лишь узкая траншея. Сенсоры, смонтированные на металлических
опорах охватывали пустынную территорию на добрые полторы сотни метров вокруг
станции,  они  были готовы поднять тревогу,  как только кто-нибудь попробует
проникнуть к станции.
     Бункеры   с  песком  были  размещены  вокруг  защитного   периметра,  и
отвратительные  стволы  автоматических орудий высовывались  из-за них.  Даже
если  на станции присутствует  взвод или два, этого  хватит, чтобы  удержать
команду Кати.
     Мартин Фокс, бывший в свое время техником, а ставший бойцом за свободу,
подполз поближе. - Я проверил периметр,  Капитан. Нам не  найти прорехи в их
периметре.
     Черт, - мягко  выругалась она, а потом глубоко вздохнула. - Похоже, что
придется делать все самым трудным образом.
     Мартин вытер пот с бровей. - Вы уверены?
     Нет, - сказала она, грустно улыбнувшись. - Но разве у нас есть выбор?

     Арчер уже  сидел в кокпите  своего Penetrator`а,  когда звено Лиранских
аэрокосмических истребителей пронеслось над руинами Университета со стророны
юга. Двигаясь в  идеальном "V" образном построении, они  выпустили  ракеты -
все класса  инферно - на лес и древний лагерь.  Инферно  представляли  собой
самый отвратительный класс ракет против Роботов. Сила  взрывов была не столь
велика,  но они повсюду разбрасывали напалмообразную субстанцию. Примененные
против Робота, они могли перегреть последнего до температуры отключения.
     Эффект залпа ракет проявился немедленно. Деревья вспыхнули, превращаясь
в пылающие зонтики.  Три  древних здания также окутало  пламенем,  превращая
сцену мирного леса в нечто напоминающее праздничные городские огни.
     Со  своей  позиции рядом с краем базы  Арчер  наблюдал, как истребители
поднялись  вверх  и  отошли,  чтобы  сделать  новый  заход.  Гул  их  мощных
двигателей  встряхнул  Penetrator`а,  когда они  проходили  прямо  над  ним.
Хопкинсу удалось эвакуировать небоевой персонал всего за  несколько минут до
прибытия Гвардии  Арктурана.  Теперь  они  были уже  в четырех  километрах и
пересекали  броды Фрееманс, вне зоны  боя, с  ними были все запасные части и
всем прочим, что смогли погрузить.
     Вся площадка сияла ярко красным  и  желтым, выбрасывая огромные  облака
дыма в  воздух. Больше Арчер не терял время на  созерцание. Проверив сенсоры
дальнего  радиуса действия, он вышел на линию связи. - Айс  Пик, доложить  о
ситуации.
     Мы зажали их  на дороге, - ответил Хопкинс. - Немного постреляли, потом
оттянулись  за пределы  действия их  оружия, потом постреляли  еще.  Мины их
застали врасплох.
     Хорошо, -  коротко бросил Арчер,  маневрируя  на своем  Penetrator`е по
направлению к тропе.  -  Молот,  двигайтесь на  помощь  Айс  Пик. Остальные,
приготовьтесь к выдвижению  на их левый фланг.  - Почти рефлекторно он начал
цикл зарядки лазеров.

     Лейтенант Кульвер подняла свой Lucifer на высоту пятидесяти метров  над
землей, как раз над верхушками деревьев. Справа от нее истребитель Chippewa,
Эндрю  Хаклей, также приподнялся повыше. По  мере того, как  они  пересекали
плато,  которое доминировало  на южном континенте Торина,  они прижимались к
земле,  так  что только самые  сложные  Доплеровские  станции слежения могли
засечь их, а большее их число было сконцентрировано на северном континенте.
     У  меня  вырисовывается  легкий  дождь  над зоной  цели,  -  произнесла
Кульвер, тщательно вглядываясь в данные сенсоров.
     Подтверждаю. Пора  переходить к  атаке,  сэр.  Я  прикрою вас  на шести
часах.
     Кульвер улыбнулась. -  Иди вперед, стрелок. Ударь по станции при помощи
всего, что есть в твоем распоряжении.
     Chippewa представлял собой большое летающее крыло, оснащенное  ракетами
и  другим  оружием, достаточным  для того, чтобы сравнять с землей городской
квартал.   Истребитель  медленно  качнулся  и  вышел  вперед  перед  меньшим
Lucifer`ом Кульверт.  Вдалеке, на свободном пространстве появилось  одинокое
здание  - южная передающая спутниковая станция. Как раз в этот момент облака
разошлись и солнечный свет залил станцию. Более легкой мишени быть не могло.
     Я зафиксировал  его,  -  произнес Хаклей, на  этот  раз  уже  не  столь
дурашливо.
     Стреляй и отходи  влево. Я буду  сзади  и справа.  - Она слегка снизила
скорость, чтобы увеличить  дистанцию  между ними. Перед  ней,  как массивный
орел, Chippewa прекратила ровный полет и начала снижение.
     По нам ведется огонь! - выкрикнул Хаклей неистово.
     Держи  цель,  стрелок.  Огонь по  готовности,  -  тихо произнесла  она,
сохраняя   свой  голос  настолько  спокойным,   насколько  только  в   силах
человеческих.

     Снаряд  из орудия Гаусса, выпущенный Atlas`ом врезался со столь большой
силой в правую ногу Penetrator`а Арчера, что Робот почти упал от силы удара.
Борясь  с управлением и волной тепла, которая  дошла до кокпита, он каким-то
образом сумел сохранить  равновесие,  но правда  была  отражена  на  дисплее
повреждений. Снаряд орудия Гаусса сбросил большую часть плит брони. Про себя
Арчер тихо проклял этот Atlas.
     Stalker, стоящий перед ним, представлял даже большую угрозу, в то время
как Atlas находился за пределами досягаемости. Он как раз достиг точки,  где
Хопкинс и его отряд окопались вдоль дороги и остановили продвижение Гвардии.
В тот момент когда Арчер  и его командное звено прошли мимо, все они сделали
залп, чтобы сделать  иллюзию, что перед  ними не только вибробомбы, пехота и
несколько бронемашин.
     Кристифори  рванулся вперед,  надеясь  прорвать правый фланг врага,  но
Гвардейцы  оказались  куда  более  упорными,  чем  ожидалось.  Арчер  так  и
предполагал,  что Блюхер подтянет центральный отряд к  флангу.  Этот человек
чертовски хорош,  подумал Арчер. В  другом случае  он никогда бы не  вышел к
воротам базы. Гвардейцы уже пересекли минное  поле, невзирая на повреждения,
и теперь  яростно  поливали огнем  Мстителей  Арчера. Лучи лазеров проникали
сквозь  кучки  деревьев, которые  роботы  и  танки использовали  в  качестве
прикрытия,  очереди  из  автоматических  орудий  перекапывали  землю,  везде
оставляя  огромные воронки. Мстители  были слегка оттеснены назад, но сейчас
пришло время выложить карты.
     Призрак  Один, всем  подразделениям, сосредоточить  огонь на Stalker`е,
мне нужно  два  залпа,  потом  вести беглый  огонь, -  выкрикнул он,  наводя
большие лазеры  увеличенного  радиуса действия  на  серо-зеленого Stalker`а.
Воин Гвардии  провел своего Робота  сквозь деревья, отбрасывая  их в стороны
как прутики.  Оба лазера Арчера ударили  в  левый  торс  Stalker`а,  яростно
выжигая глубокие воронки.
     Казалось,  что  призрак  Два  появился  из  воздуха  слева  от  Арчера.
Коричнево-зеленый Watchman приземлился на поляне,  на которой его  прыжковые
двигатели сожгли  всю траву, пока он медленно приходил в себя после  прыжка.
Младший  офицер Волли Георг, пилот  Watchman`а, без промедления открыл огонь
из  большого лазера,  за  которым последовали и  средние. Crab сержанта  Вал
Кемпа также  открыл  огонь из  лазеров. Большие лазеры ударили по квадратной
орудийной установке,  которая  служила Stalker`у левой рукой, а  разрывы РДД
углубили кратеры, оставленные выстрелами Арчера, сделанными секундой раньше.
Возможно,  это   был   результат   залпа  Призрака  Семь,  Капрала  Таннера,
пилотировавшего Whitworh,  который Арчер  видел  на  своем  дисплее  немного
позади.
     Как только волна тепла в кокпите немного  спала,  Арчер  разрядил  свои
средние пульсирующие лазеры. И снова кокпит робота стал горячее сауны, когда
изумрудные лучи пронзили Stalker`а, который  покачнулся от такого количества
попаданий. Почти как в  замедленной  съемке,  вражеский  Робот повернулся, и
Арчер  увидел,  как  открылись  заглушки  установок ракет дальнего  и малого
радиуса.  В  ушах зазвенел  звуковой  сигнал  предупреждения  о захвате цели
ракетами,  и тридцать две боеголовки вырвались  из  направляющих к  нему. Он
активировал  противоракетную  систему  и   слегка  отклонил  Робота,   чтобы
справится  с  отдачей  от  взрывов,  которые  должны   были  уничтожить  его
Penetrator`а.

     Дымовые  шашки, закутывали  дымом спутниковую передающую станцию,  пока
Катя ждала момента, чтобы сделать свой ход.  В этот момент Мартин Фокс и его
люди  открыли огонь  с  края  леса,  окружающего станцию. Их  ручное  оружие
поливало огнем  здание станции  справа  от ее  позиции,  и она могла  видеть
униформы врага,  пробирающегося  через огневую зону. Станция не  была сильно
защищена, но позиция  была хорошо  оснащена траншеями,  что  давало  Гвардии
преимущество.
     Огонь, казалось, сменил  темп,  когда команда Фокса  нацелила на бункер
переносные  протонно-ионные  излучатели.  Рукотворные   молнии  вырвались  и
впились  в бункеры  из мешков с песком, разнося защиту с ужасающим грохотом.
Защитники отошли на вторую линию обороны.
     Катя оглядела своих троих товарищей.  - Двигаться по  моему сигналу,  -
произнесла  она. Они кивнули, ноне выглядели  столь уверенно. Она приподняла
руку и переждала, пока пройдет вторая волна ударов минометов. Эти также были
дымовыми  зарядами,   необходимое   прикрытие   для   нее  и   ее   команды,
представлявшей настоящую угрозу базе.
     Катя опустила руку,  и  команда  солдат рванула  вперед. На  их  спинах
болтались пусковые труби ракет ближнего радиуса действия. Часто используемые
в операциях  против Боевых Роботов, сегодня они послужат другой цели. Мартин
Фокс и его  "коммандос"  свяжут защитников боем,  в  то время как ее команда
уничтожит  спутниковую  тарелку  и антенны.  Трюк  заключался  в  том, чтобы
подобраться  как  можно  ближе,  куда-нибудь  между  двумя   линиями  окопов
периметра.
     Проскакивая  сквозь  клубы  дыма, она  и ее команда с замиранием сердца
ждали встречного огня пулеметов, но его  не  раздалось. Потом они попытались
преодолеть заграждение,  но только  один  из пехотинцев сумел сделать это  с
первого  раза. Живот и  бедра Кати заныли от удара о боковину заграждения. С
прорвавшейся  яростью  она  смогла  подтянуться  и  перебросить  ногу  через
заграждение. Ее сердце  бешено  билось, уши заложило  от шума боя.  Враг  не
заметил их приближения. По крайней  мере пока. В течение  нескольких секунд,
это уже не будет иметь значения.
     Перекладывая   поудобнее  ношу  она  присоединилась   к  остальным   во
внутренней  части  заграждения. Теперь  они  были в  пределах  досягаемости.
Пригнувшись,  она насколько  могла мягко произнесла. -  Начать  стандартными
снарядами. Потом зажигательными.
     Двое  из  ее  солдат  встали  и открыли  огон.  Их  наплечные  ракетные
установки  малого радиуса действия  послали  разрывные снаряды  в  массивную
спутниковую  антенну базы  и  в  возвышающуюся над  базой  антенну.  Вспышки
желтого пламени и  дыма  поднялись  после  взрывов. Катя приподнялась, чтобы
сделать свой  собственный  выстрел  из ракетомета, на этот  раз  заряженного
зажигательным снарядом. Теперь, когда оборудование станции было  повреждено,
зажигательные снаряды сожгут ее дотла.
     Она нажала на спусковой крючок пот прицелом установки и  почувствовала,
как  та  разрядилась. Неожиданно,  земля  вокруг нее исчезла.  Она  услышала
ужасный гул, паника охватила ее, пока она отлетала влево, грубо подброшенная
в воздух. Звуки, крики - ее  собственные  - заполнили сознание, в тот момент
когда она упала на землю.
     Взрыв... ее  сознание сжалось, когда она увидела оторванную руку одного
из  ее людей всего в  двух метрах  перед  нею.  Ее пальцы,  а  потом и  ноги
онемели. Шумы стали эхом, а зрение сузилось до узкого тоннеля перед нею. Она
хотела  закричать,  чтобы  позвать на  помощь,  но  туннель  в  ее  сознании
становился все меньше  и  меньше. Звуки  эхом звучали  в пустоте, когда  она
проваливалась в забвение.

     Взглянув  назад  и  вниз,   Лейтенант  Францине  Кульвер,  увидела  то,
насколько  разрушительным оказался их удар. Спутниковая  передающая  станция
была  не  просто охвачена  огнем; она разрывалась  на  части  из-за  разрыва
вспомогательного реактора.  Огромная тарелка  провалилась  внутрь взрыва,  в
течение секунды растворившись в огне и белой смерти.
     Вау, - послышался  голос Эндрю Хаклей, когда он также осмотрел побоище.
-  Клево.  -  Его  Chippewa  все  еще  дымилась  белым после столкновения  с
действием  противовоздушной  системы,  но  она только  поцарапала  некоторые
броневые листы обшивки истребителя.
     Мне кажется,  что можно сказать, что цель в прошлом,  - произнесла она,
посылая  закодированный  сигнал  Призраку  Один.  -  Мне  все  это  казалось
несколько более сложным.
     Она вышла на командную частоту.  -  Призрак  Один, мы закончили немного
раньше.  Есть  еще  цели? - по командной частоте  до  нее  донеслись  только
статические помехи и отдаленные звуки боя.

     Противоракетная  система  Penetrator`а  обезвредила  четыре ракеты,  из
приближающихся к Арчеру, но  остальные продолжили полет. Он вжался в сидение
и  повернул голову,  чтобы  смягчить  удар  от  разрывов,  но  их  не  было.
Отчетливый и странный звук удара боеголовок разнесся по всему роботу, но они
не  разорвались. Долей  секунды  позже  за  ними  последовали  звуки  ударов
осколков снарядов противоракетной системы.
     Нет взрывов.  Он  слегка улыбнулся,  довольный, что его план  сработал.
Когда  Ангельский  Огонь  прибыл  с боеприпасами  для  Гвардии Арктурана, он
послал доверенного  товарища  разоружить  и  обезвредить боеголовки, которые
необходимо было доставить.  Они должны были быть смешаны с амуницией Гвардии
и теперь их использовали.  Они выстреливались из  орудий, даже виднелись как
заряженные  на  боевых  компьютерах, но  их  обезвреженные  боеголовки  были
бесполезны. Арчер  направил свой Penetrator  медленным шагом вперед и вдавил
триггер, чтобы выстрелить большими лазерами по уже поврежденному Stalker`у.
     Их ракеты - пустышки, - объяснил он остальной совей  команде. - Давайте
достанем их!
     Пилот  Stalker`а  должно  быть  осознал,   что  что-то  не  так,  когда
неповрежденный  Робот  Арчера  начал огонь из больших лазеров. Один  их  них
проник в кокпит,  разрушив почти всю броню и заплавляя аварийный люк. Другой
выстрел  попал в центр  торса, впиваясь  в то же самое  место, что  и лазеры
Crab`а.  Командный канал  связи зашуршал  за секунду  до того,  как  из него
раздались слова. - Призрак Один, мы закончили немного раньше. Есть еще цели?
- Это был Лейтенант Кульвер.
     Хорошие новости. Одна из спутниковых станций была обезврежена. Он почти
решил ввести  аэрокосмические  истребители в бой,  но потом у него появилась
новая  мысль.  - Хорошая  работа,  а теперь  идите  и нанесите  удар  по  их
командному пункту в форте.
     Сэр?
     Арчер  отступил  в сторону  от  очереди снарядов  автоматической пушки,
вонзившейся в деревья сбоку от него, все они не разорвались, разнося деревья
и камни только за счет кинетической энергии. - Вы правильно меня расслышали.
Просто несколько заходов над их базой. Возможно, многого вы не добьетесь, но
это привлечет внимание Блюхера.
     Принято, Призрак Один.
     Stalker Гвардии закачался под яростной атакой и  попытался  уйти из-под
атаки,  но  Мстители  продолжали   наседать.  Максвелл   Грат,  пилотирующий
захваченный Gallowglas,  сделал завершительный выстрел. Сияющий пучок чистой
энергии из его ПИИ вонзился в торс Stalker`а, повреждая внутреннюю структуру
и посылая  арки белой  энергии как  паутину по всему центру Робота. Казалось
тот застыл  на одном месте, из  дыры  в  его торсе поднимался дым.  Потом он
завалился на бок, снося при падении деревья.
     Со стороны линии боя, где находился Арчер, ракеты, снаряды автопушек  и
лазеры  с удвоенной  яростью  начали  наступление  на  врага  после  падения
Staler`а. Он увидел  новую модель робота  Cobra, появившегося и выпустившего
ракеты  дальнего   радиуса   действия  в  Cicada  Мстителей.  Большая  часть
боеголовок  попала, однако  разорвались  только две  из  них, давая зеленому
пилоту новый повод для веры в жизнь. Арчер и Грат одновременно выстрелили по
новой цели, поливая Cobra достаточным  количеством огня лазеров и ПИИ, чтобы
опрокинуть того на землю.
     Могучий  Atlas,  пилотируемый Полковником Блюхером  стоял на  небольшом
возвышении, ведя  огонь с большой дистанции, отслеживая  несколько различных
целей. Hollander также попытался развернуться и открыть огонь, но обнаружил,
что попал  под  залп средних и  больших  лазеров от Watchman`а Волли Георга.
Робот Волли получил несколько  повреждений,  и тонкий, выглядящий  как кровь
поток  зеленого охладителя  вытекал  из  торса  Робота.  Большая  часть  его
выстрелов  пришлась   по  ногам  Hollander`а,  обнажая   миомерные  мускулы,
дымящиеся от перегрева.
     Всем   подразделениям,  продвигаемся,  -  скомандовал  Арчер.   -   Они
отступают. - Потом он увидел,  как аэрокосмические истребители снова сделали
заход, проходя мимо той линии, вдоль  которой они  бомбили базу. В  какой-то
момент он понял, что они затеяли.  Лиранцы заметили его войска, пересекающие
реку.

     Мартин Фокс наблюдал, как огонь  вражеского миномета все  приближался к
его позиции. Он был техником, системным администратором, а не воином. Пришло
время  уносить  ноги.  Сквозь  туман  он  наконец разглядел неподвижные тела
команды Кати Чаффи, лежащие на краю кратера. Они выполнили задание, вытянули
его, но какой ценой?
     Мы можем отходить, - произнес он в передатчик. - Отходим к транспорту.
     Один человек  из  его  команды  подбежал к нему,  указывая рукой  на то
место,  где лежали тела товарищей. Пулеметная  очередь  устремилась вслед за
ним,  как только он  показлся на открытом пространстве. -  А что с  ними?  -
прокричал он.
     Мартин махнул ему  рукой. - Для них все уже  слишком поздно. Мы сделали
нашу  работу,  и  теперь  нам  надо  убраться  отсюда. Я  передам  сообщение
Полковнику, как только мы отойдем подальше.

     Страхи   Арчера  развеялись.  Пара   истребителей  Lucifers   и   Stuka
развернулись, как будто заметили конвой Мстителей в нескольких километрах от
поля боя, но потом они снова повернули, чтобы на бреющем полете пройти прямо
над  битвой. Его облегчение перешло снова в страх, когда он  увидел, как они
нацелились на Dervish Рхельма и Stealth Ливернуа, которые тут же устремились
прочь. Одна  из ракет  Lucifer`а  прошла  вдалеке от цели, но  остальные две
попали точно в цель. ДДР залп поразил  Dervish, срезая тонкую броню с задней
части торса и рук  Робота.  После этого большой  лазер  Lucifer`а вонзился в
руку, отсекая ее около локтя. Уничтоженная кисть упала под  ноги Робота, как
детская игрушка.
     Stealth Ливернуа попал  под огонь вражеской  Stuka. Ракеты  разрывались
вокруг него,  окутывая Робот  клубами черного дыма,  пронизанного оранжевыми
вспышками  взрывов.  Лучи  Больших лазеров  пронзали  это  облако, выискивая
Stealth.  Если судить  по осколкам брони, которые  вылетали из  дыма, то они
находили свою  цель. Вдруг  Арчер увидел, как  Кейн Ливернуа сделал то, чего
никто не ожидал. Запустив прыжковые двигатели. Он устремился прочь,  как раз
вовремя, чтобы избежать основного удара.
     Арчер  ожидал,  что  аэрокосмические  истребители развернутся и сделают
новый заход,  но  вместо этого они  стремительно покинули поле  боя. До него
дошло.  Они  должно  быть засекли, что Кульвер  приближается к  их  базе. Он
сумеет уйти  задолго  до  их  прибытия,  но  он  отвлек их  внимание,  как и
ожидалось. Ему  опять  пришлось неохотно признать  мастерство  Блюхера.  Тот
использовал свои силы весьма хорошо.
     Арчер окинул взглядом  поле и увидел, как  Гвардия  начала отступление.
Один из  них, Hollander, задел  вибробомбу,  пропущенную во время начального
рывка и  снова рухнул на землю,  на этот раз навсегда. На большом расстоянии
он углядел  Atlas Блюхера,  уже почти  за  пределами  видимости, полускрытый
деревьями.  Цель  была  слишком  плохая, но он все-таки выстрелил, игнорируя
волну  тепла,  прокатившуюся   по  кокпиту.   Один  из  Клановских   лазеров
увеличенного радиуса действия  поразил руку Atlas`а, в то  время как  другой
прошел далеко  мимо.  Броня  огромного  Робота  была  выщерблена  и  покрыта
шрамами,  но на секунду показалось, что  Блюхер повернулся  лицом  ко своему
врагу.   Казалось,   что   время  замедлилось,   пока   Арчер   наблюдал  за
черепообразным кокпитом Atlas`а со столь большого расстояния.
     Потом  Блюхер и остатки Гвардии Арктурана оторвались  от преследования,
огрызаясь на ходу.
     Отставить  огонь и пусть они  уходят, - скомандовал Арчер, увидев,  как
Stealth  Ливернуа  вышел  из-за  укрытия.   Большая  часть  его  брони  была
уничтожена, а пучки мимерных мускул топорщились из пробоин.
     Тактический экран сканера  малого  радиуса действия  показал,  что  его
войско пострадало, но все еще работоспособно. Гвардия пострадала и отступала
назад к  Экол  Сити.  Мстители Арчера удержали поле боя. Преследование  было
заманчивым, но Арчер  видел, что его войско устало. Если бы он нажал слишком
сильно, он мог просто  вручить Лиранцам то, чего они добивались  - тотальной
победы, а не патовую ситуацию, в которую они угодили.
     Хорошо,  давайте-ка  захватим то,  что сможем  и  отправимся  на  точку
встречи. Новые  координаты  и  базы  будут указаны  там.  Как  можно  скорее
доставьте сюда ремонтную команду.
     Они выкупили  себе  немного  времени  и  будет лучше, если  они  смогут
использовать  его правильно.  Потеря  операционной базы  была все еще  самой
большой потерей Арчера, и не важно, в чьих руках осталось поле боя.
     Уже  поворачивая  Penetrator, чтобы отправиться  на поиски Хопкинса, он
озадачился вопросом о том, как идут дела у Кати, и истого пожелал ей удачи.




     Сегодня,  здесь  в  мемориальном  космопорту  Мелиссы,  мы  беседуем  с
капитана торгового Шаттла, недавно  прибывшего с Форта Луден. Что вы  можете
поведать  нам о ситуации там, Капитан Доунер? Оффициальные источники говорят
о  том,  что  там нет  никаких  гражданских волнений  -  только  "отдельные,
небольшие инциденты", которые Архонт держит под своим полным контролем.
     -  Ну, мы далеко не отходили от космопорта после того, как  услышали  о
том, что  военные патрулируют улицы, усиливая режим  строгого комендантского
часа.  Они говорили, что  командир  Пятого Гвардейского  полка  Альянса  был
тяжело ранен, когда начались волнения.


     Из передачи Новости Экол Сити Вкратце, Канал 38, 6 Января 3063







     Она была мертва? -  давил Арчер, пока Мартин Фокс вытирал пот со своего
лица.
     Фокс   немного  отступил  назад,  как  будто  пытаясь   избежать  гнева
Полковника.  - Мы не могли быть  уверены. Они были  или  мертвы  или  сильно
ранены.
     Проклятие,  - выругался  Арчер,  отворачиваясь  от  Фокса. Прошло всего
пятнадцать  часов  с момента битвы.  Мстители  потеряли  почти  треть своего
состава - полной роты Роботов и  бронетехники,  ранеными,  уничтоженными или
срочно требующими ремонта
     А теперь ему  придется иметь  дело с потерей Катерины Чаффи,  что стало
для него много большим,  чем  просто  потеря  члена команды.  Она составляла
скелет его  разведывательного подразделения, но значила и  много  больше.  С
момента смерти Андреи, она стала его основным собеседником и одним из узкого
круга людей, мнение которых он ценил.
     А теперь она ушла.
     Арчер  знал, что, в сущности, не может винить  Фокса  по настоящему,  и
жалел, что был  столь резок. Он мягко положил руку на плечо Фокса. - Прости,
Мартин. Сегодня творится черти что. Многие  сегодня погибли или были ранены.
Ты и твоя  команда сделали огромную работу. Теперь враг  не сможет отследить
нас, а это уже не мало.
     Потом Арчер повернулся к Дариусу Хопкинсу.- Насколько плохо дело?
     Потеря Кати повредит нам.  Ей  известно местоположение  некоторых наших
баз.
     Ты предполагаешь, что она все еще жива, - уточнил Арчер.
     Мне  приходится.  Да  и  тебе  тоже следует  так  думать.  Если  Блюхер
заполучил ее, он может выдавить из нее информацию о наших планах.
     Арчер  глубоко   вздохнул.  -  Тогда   нам   надо  эвакуировать   базы,
расположение  которых  она знала. Следует  уменьшить  преимущество,  которое
получил Блюхер, удерживая ее.
     Хорошо, согласился  Хопкинс.  - Мы  серьезно пострадали, но техники уже
работают  над поврежденным оборудованием.  Еще  звено или два будут готовы к
действию в течении недели.
     Спасибо, Дариус, - кивнул  Арчер,  слегка разведя плечи, чтобы смягчить
напряжение.
     Тебе придется занять ее  должность моего шефа  по  разведке до тех пор,
пока мы не найдем и не спасем Катю.
     Хопкинс широко улыбнулся. -  Теперь и ты  говоришь так, как будто точно
знаешь, что она жива.
     Как ты  сказал - мне приходится.  -  Он  приподнял клапан  на  палатке,
служащей его  штабом, а  потом вернулся к строгому  тому, прежде  чем  войти
внутрь. - Старший Сержант, - медленно произнес он.
     Сэр.
     Свяжитесь с Принцем  Джоном  по  обычной  цепочке. Мне  надо знать, что
происходит  в лагере Лиранцев.  Свяжитесь  со всеми нашими ячейками.  Пускай
знают,  что мы  разбили Гвардию,  но пусть они будут осторожны, враг теперь,
как раненный зверь.
     Если бы я был Блюхером, в данный момент я бы рассмотрел ситуацию и внес
изменения. А в нашем бизнесе изменения - зло.

     Блюхер осматривал двор через распахнутую дверь своего бункера, наблюдая
за тем, как его техники яростно работают над тем, чтобы починить Роботов. На
данный  момент   у  него   было  всего  два  звена  боеспособных  Роботов  и
бронетехники.   Многие  Роботы  были  серьезно  повреждены,  теперь  техники
пытались срочно поставить их в строй. Оставшиеся машины пришлось оставить на
поле боя во время отступления.
     Он обдумывал  битву и ее результаты. Его отряд  нарвался на разложенные
повстанцами  мины,  что  замедлило  продвижение. Он  рассчитывал на то,  что
фланговый  удар  нанесет врагу тяжелые  повреждения,  но не мог учесть,  что
Арчер в этот момент нападет на обе станции спутникового слежения. Теперь они
были в  руинах.  Правда  остались  полевые  установки.  Каждая  из них  была
способны контролировать одновременно два спутника, но при этом было возможно
получать только ограниченное количество информации.
     Блюхер был уверен, что его план оказался  разумным. Воздушная поддержка
дала  ему  преимущество,  которое,  как  он думал, позволило бы  ему сломить
повстанцев. В тот момент, когда аэрокосмические силы Кристифори начали атаку
на  форт, Блюхеру  пришлось  развернуть  свои истребители,  чтобы остановить
врага. Аэрокосмические  истребители  Мстителей немного  покружили,  а  потом
отступили. Причиненный бункеру вред оказался незначительным, но ему пришлось
сбросить свою главную карту - воздушное превосходство.
     Возможно,  Арчер  думал  о том, что  ему  удалась  тактическая  победа,
поскольку он  смог  удержать  поле  боя.  Однако, Блюхеру  удалось засветить
основную  базу Арчера, что приравнивалось к стратегической победе.  Он потер
раненую  ногу, размышляя о  том, достаточной ли была стратегическая  победа.
Она обошлась слишком высокой ценой.
     Теперь он  был заперт в форте, зарывшись  в его  глубине,  принужденный
обороняться. Это  было  плохо.  Ни  одной армии  никогда  еще  не  удавалось
выиграть войну,  зарывшись  в  обороне. Особенно теперь, когда  его батальон
сократился до размеров роты. А  Арчер,  удержав  поле боя,  мог захватить  и
восстановить  большую  часть  своих потерь. Блюхер и Гвардия вели  чужой для
себя тип войны  против командира, для которого этот мир был родным, которого
любил народ планеты. Возможно, чудом было  то, что Гвардия Арктурана не была
в  еще  более  худшем  положении,  хотя  Блюхер   сомневался,   что   высшее
командование примет это в учет.
     До  него  донеслись  звуки  шагов,  повернувшись он  увидел  Лейтенанта
Шервуда  щелкнувшего  каблуками  и отдавшего  салют,  рука его  покоилась на
перевязи. Шервуд  держался неплохо; его  Hercules  нарвался  одновременно на
танк Galleon и Робот Javelin повстанцев.  Ему  удалось нанести им достаточно
большие  повреждения, до того, как  подоспела еще и установка Ракет Ближнего
Действия. Волна  ракетного залпа разрушила Javelin, но Шервуд  повредил руку
при  падении  Робота. Однако, ему кое-как удалось довести  до базы  то,  что
осталось от Робота.
     Явился по Вашему вызову, сэр.
     Вам удалось выяснить что-нибудь? - спросил Блюхер.
     Техники говорят, что боеголовки ракет были  деактивированы, из них были
удалены взрыватели. Снаряды наших автопушек, очевидно, были также испорчены.
Во взрывной механизм каждого снаряда была  помещена  монета, что  и помешало
взрыву. Инспекторы никогда бы не заметили этого, никто бы не смог, не открыв
каждый снаряд. Целая команда сейчас проверяет наши  боезапасы и перезаряжает
их, но это займет много времени.
     Блюхер  понял,  что  в течение  этого времени  ему  нечего  и  пытаться
вырваться из этого места. - Как это случилось? - спросил он, качая головой и
понимая - как ловко его провели.
     Из того, что удалось определить Лейтенанту Фиску  понятно, что  саботаж
произошел во время транспортировки.
     Что? - закричал Блюхер зло, но голос его был хрип от изнеможения. - Это
предательство!  Компания  и  ее имущество  будет арестована.  Арестовать  ее
владельцев немедленно.  -  Недостаток  сна  сделал  его  нетерпеливым, а  то
количество кофе, которое он уже выпил только ухудшало ситуацию.
     Боюсь, что это невозможно, сэр, - аккуратно возразил Блюхер.
     Почему, Лейтенант?
     Эта компания - Кристифори Экспресс.
     Блюхеру захотелось заорать, но вместо этого  н медленно закрыл глаза  и
глубоко  вздохнул. Он вел боевые  действия  против человека, который знал  о
военных  действиях столько же, сколько и он  сам.  Человека, который победил
его  и в тренировочном, и  в  реальном бое. Человека, который  заставил  его
крыться внутри форта, зарывшись как крот в землю. На мгновение, он задумался
о  капитуляции  и  уходе с Торина, но это  было  нереальным.  За свою долгую
карьеру  военного  Феликс Блюхер никогда не отступал с поля боя, зажав хвост
между ног. И сейчас еще не пришло время для этого.
     Кроме того у него были еще идеи. Одна из них походила на реальный план,
хотя и будет рискованной. Кроме того, придется действовать на стратегическом
уровне, а  это  может  дать хороший шанс вывести  Кристифори  из равновесия.
Блюхеру  уже  удалось  победить его  стратегически.  Возможно,  ему  удастся
вступить с ним в бой именно на своем поле.
     Лютер Фиск к этому моменту также присоединился к ним. Его черные волосы
были  спутаны, а  под глазами  поселились мешки.  Странно,  но он  улыбался,
контрастируя  с  той ситуацией,  которая  охватила  Гвардию. - В  чем  дело,
Лейтенант?
     У меня  для Вас  сюрприз, Полковник. -  Казалось, что Фиск снова  обрел
свою насмешливость. - Я только что из  госпиталя. Мы  захватили  повстанцев,
которые атаковали передающую станцию за пределами города. Они были ранены, и
мне пришлось перевести  их  сюда,  на  случай если  Арчер рискнет попытаться
вызволить их.
     Шервуд вмешался  еще до того,  как Блюхер смог вымолвить хоть  слово. -
Среди них был Кристифори? - резко спросил он.
     Улыбка  Фиска стала  еще  шире. -  Лучше.  Мы  захватили Гауптмана Катю
Чаффи.
     Она останется жить? - спросил наконец Блюхер.
     Ее оглушило, а плечо повреждено шрапнелью, но в целом она в порядке.
     Хорошая  работа,  -  проговорил  Блюхер,   удивленный,   что  Фиск  был
осведомлен о таких вещах. - Он придет за нею.
     Почему Вы так думаете? - спросил Шервуд.
     Интуиция и доклады разведки.  Она многое значила для  него. Однажды  он
уже  спас  ее  из  тюрьмы  Сделает  это  и  снова.  Может  быть  нам удастся
использовать ее против него, чтобы сесть вместе и прекратить столкновение.
     На это он никогда не по дет, Полковник, - возразил Фиск.
     Может быть и нет. - Но мне приказано положить конец восстанию. Если мне
это  удастся за столом переговоров, тем лучше.  В  другом  случае попытка ее
освобождения является только вопросом времени.
     Но  нам не  справиться с серьезным  штурмом кроме как изнутри форта,  -
сказал Фиск.  - Не поймите меня неправильно,  сэр. Соратники Кристифори тоже
понесли  потери,  но  из  того,  что показывали сканеры  получается, что они
отделались легче.
     Блюхер  помял  рукой свой  лоб. -  А это значит, что нам надо  изменить
стратегический  расклад  сил.  Я  собираюсь  выслать  сообщение  на  Морфид,
приказывая Второму Батальону  загрузиться и прибыть сюда  как  можно раньше.
Тактика Кристифори  стоила нам большого количества персонала и роботов, но у
него не будет и шанса против нас и еще одного целого Батальона Роботов. - он
взглянул на Фиска, и впервые за  все время сколько знал его почти улыбнулся.
- На этот раз у нас есть такая прекрасная приманка - Катя Чаффи.
     Шервуд казался возбужденным. - Сэр,  я буду рад приступить к исполнению
этих приказов.
     Свяжитесь  с  Гауптманами  Вон  Кейвер  и Готтеб. Им  придется заняться
работой по  составлению расписания. - Теперь, облачив свою идею в слова, все
казалось правильным. Он верил, что его план не мог провалиться, от осознания
этого факта его дух немедленно укрепился.
     Запомните мои слова,  -  сказал от двоим младшим  офицерам, - в течении
ближайших недель битва за Торин будет закончена.






     Несмотря   на   запрет  Архонта  на  несвязанное  с   военными   целями
использование  ГиперИмпульсных  передатчиков,   существуют  и  другие   пути
получения  информации, которую государство хотело бы скрыть  от нас. Истинно
известно,  что  некоторые  планеты  Федеративного  Содружества  вовлечены  в
партизанскую войну,  а  на  других уже вовсю разгораются боевые  действия. С
Нанкина пришли известия о том, что про-Дэвионские силы возглавленные  Первым
Полком Гренадиров Кестрала захватили важнейшие промышленные центры планеты и
теперь  контролируют  важный  стратегический  мир  на  Федеративной  Стороне
Терранского Коридора.

     Из  передачи  Ничего  Кроме  Истины, нелегальная радикальная подпольная
листовка, широко  распространяемая по  Федеративному  Содружеству, 7  Января
3063.




     Потеря  Артура, моего любимого младшего  брат,  еще больнее ударила  по
мне, из-за  голословных и непростительных обвинениях  в  мой адрес  от моего
брата Виктора. Я  в  смятении  и оскорблена  тем, что он мог даже подумать о
том,  что  я  могу  быть виновной  в смерти  Артура. Теперь  никто не  может
сомневаться в  том, что он  был  сражен  в  своих владениях  врагами  нашего
государства.  Мне  не  хочется верить в это,  однако  все доказательства  на
данный момент указывают  на  то, что  Синдикат  вовлечен в  его  убийство. В
память  о брате я даю слово всем гражданам государства, что я не  успокоюсь,
пока истина не будет открыта, а настоящие убийцы не будут привлечены к суду.

     Официальный  ответ  Катрины  Штайнер  на  призыв  к  восстанию  Виктора
Дэвиона, Дворец Министерства Информации, Таркад, 7 Января 3063







     Арчер  наклонился над  переносным голографическим проектором и наблюдал
за тем,  как  информация прокручивалась в  воздухе напротив него.  Воздух  в
палатке был тяжелым  и, несмотря  на  легкий холодок  утра,  в  нем  все еще
чувствовалась  сырость  вчерашнего  дождя.   Это  он  игнорировал.  Все  это
нисколько  не  мешало  ему, равно как  и  собственный  аромат от  пребывания
несколько  дней  подряд  в одной и  той же униформе. Ничего из этого не было
важным.  Больше  всего  его  беспокоило то, что он  видел на голографическом
дисплее - приказы по передислокации Пятнадцатой Гвардии Арктурана.
     Ребятки серьезно рисковали, чтобы передать нам эти документы,  - сказал
Дариус Хопкинс.
     Арчер кивнул,  но продолжил напряженно изучать данных нового "сюрприза"
Блюхера.
     Тебя не беспокоит то число сил, которое он бросает на нас?
     Арчер  повернулся к Хопкинсу. - Я принимаю  новости по  мере появления,
Дариус. Да, умница Полковник пытается бросить на нас и второй батальон.  Что
тут  нового? С самого старта ставки были  против нас, а теперь посмотри  как
далеко мы зашли.
     Тогда может быть твое настроение подняла новость, что Катя Чаффи жива?
     Не буду лгать, Дариус. Я очень рад, что она жива.
     Вот только не давай этому помешать тебе сделать правильное решение.
     На данный момент  мне достаточно знать, что она невредима. Прямо сейчас
нам надо сконцентрироваться  на той  опасности,  которую представляет Второй
Батальон Блюхера.
     Вы сами  сказали это, сэр, - хмыкнул Хопкинс. - Батальон свежих  врагов
это то,  чего  нам сейчас  надо меньше всего.  Нам  удалось попортить  один,
который он изначально привел на планету, но и сами мы пострадали немало. Три
роты свежих Робот мы не выдержим.
     Хопкинс тронул свою  губу  и разгладил усы, как будто  стараясь придать
своим словам силу. - Пока мы разыгрывали эту сценку как главу из Робин Гуда.
Мы  раздражали врага, захватывали их, били их так сильно, как  только могли,
если не лучше - кстати из  официальных новостей этого никогда не получалось.
Но теперь ситуация на самом деле обратилась против нас. У нас есть один шанс
- раствориться в лесах и  вести более традиционную партизанскую войну против
Лиранцев.  Это  не  тот стиль,  которому  ты  привержен,  но  ты  не  можешь
возражать,  что история говорит  о  том, что  такое срабатывает. Месяцами мы
сможем сдерживать их, делать то, что и делали до этого.
     Арчер  понимал,  что  ему  необходимо  мыслить  спокойно  и трезво,  но
аргументы  Хопкинса его не убедили. Его  люди были  хороши,  но также они  и
устали. Еще раз вывести их на еще более тяжелую и грязную партизанскую войну
сейчас просто невозможно. Кроме того ему  не хватит решимости на такого рода
действия -  подрывы,  терроризм, саботаж.  В  таких  столкновениях  погибнут
невинные  люди, а это повернет население против  него. На данный  момент его
неоперившаяся   армия   не   сможет   продержаться   без  помощи   партизан,
заключающуюся в доставке припасов и продукции. Обычные граждане Торина также
следили за Лиранцами для него,  приносили  слухи и ценные разведданные. Если
народ отвернется от него, битва будет проиграна.
     Неприемлемо в качестве стратегии, - ответил, наконец, он.
     Так скажите мне, как нам быть, сэр.
     Арчер еще не  хотел облекать правду в слова, по крайней мере  вслух. Он
также устал от войны, как и его люди.  Теперь, когда он уже  почти  поверил,
что сумеет выкинуть врага с планеты по-хорошему, Блюхер повысил ставки.
     Арчер взглянул на Хопкинса,  казалось,  что  его идея  формировалась по
мере того, как  слова слетали с губ.  -  Когда я собирался покинуть планету,
чтобы вступить в НАВС  ты сказал мне, что для победы есть несколько ключевых
моментов. Первый  -  не разбрасывать силы. Второй -  держаться  за высоту. А
третий - вырвать инициативу и схватить их за яйца.
     Хопкинс кивнул.
     Я бы  сказал, что сейчас пришло время  для того, чтобы исполнить третий
номер,- сказал Арчер.
     Но как нам это удастся?
     Посмотри на расписание, составленное Блюхером.  Есть время до того, как
Второй  Батальон  покинет  Морфид.  Мы  попадем  туда   раньше,  свяжемся  с
повстанческими  силами  на планете  и  обезвредим  их еще до того.  Как  они
попадут сюда.
     Мертвая  тишина повисла между двумя командирами. - Это потребует полной
координации действий. - Наконец выговорил Хопкинс.
     Блюхер однажды  поразил  Арчера на стратегическом  поле, теперь  пришло
время Арчера  показать,  что  он способен играть в  ту же  самую игру. - Это
выполнимо. Посмотри,  они  должны  загрузиться  до  Двадцать  Первого.  Если
поймать их в тот момент, пока  они  грузятся или уже загрузились,  наши цели
останутся  неподвижными - Шаттлы. Их база на Морфиде не укрепленный форт как
здесь. - Только полевой лагерь, который им придется разобрать. Это не займет
много времени.
     Есть еще два батальона пехоты Морфида, - напомнил ему Хопкинс.
     Да, на двух разных континентах.
     Но если отправиться на Морфид, то  Блюхер окончательно получит  в  свои
руки Торин на тарелочке.
     Нет, если  кое-кто  из нас останется здесь. Как насчет того, чтобы тебе
остаться здесь и использовать мой Робот, чтобы проводить небольшие операции,
которые привлекут внимание средств массовой информации. Блюхеру ни за что не
догадаться, что меня  нет поблизости. -  Арчер говорил все быстрее  по  мере
того,  как идея окончательно очерчивалась  в его голове. Ему показалось, что
это сработает.
     А  как связаться  с  повстанцами  на Морфиде? Не  забыл, что существует
запрет на связь при помощи ГиперИмпульсных передатчиков, кроме как в военных
целях.
     Это может быть  обойдено при  помощи Принца  Джона,  -  быстро  вставил
Арчер. - Как помощник Полковника, он может отправить зашифрованное сообщение
на Морфид.
     Хопкинс  дернул  себя пальцами  за  ус.  -  Полковник  риск  этой затеи
колоссален. Нам не известна территория Морфида. Количество  разведывательной
информации  о  Морфиде меньше бумажного  листа, в  лучшем  случае.  Придется
связываться  с  повстанцами,  о существовании  которых нам даже не до  конца
известно. Не забыть  еще  и  то, что  все  должно  быть сделано с  ужасающей
точностью.
     Арчер ухмыльнулся. Он  все это  знал,  но считал, что план сработает. -
Дариус,  давай взглянем на это с другой  стороны. Ты думаешь,  что Полковник
Блюхер или его офицеры  на Морфиде  допустят даже мысль о том, что  мы можем
такое вытворить?
     Черт, нет.  Ведь мы ведем войну за  освобождение Торина. Я бы ожидал от
тебя,  что ты останешься здесь, на родной земле. И он и не  предположит, что
ты можешь обдумывать такое, учитывая весь риск этого предприятия.
     В  точку.  -  Арчер  опустил  кулак  на  стол  около   голографического
проектора, от чего изображение пошло волнами. - Если бы я был Блюхером, я бы
думал  точно  так же. Его  отряды на  Морфиде также  даже  и  не  подумают о
возможности того. Что мы свалимся им на голову. У нас есть два Шаттла, также
я думаю, что мне  удастся убедить моего коллегу  помочь  нам. Мы осилим это,
Дариус. Поймаем их с приспущенными штанами и отвесим хорошего пинка. - Арчер
чувствовал прилив энергии, целительной энергии.
     Хопкинс не мог не улыбнуться. - Я вижу,  когда ты разогреваешься Арчер.
Я бы не смог отговорить тебя от этой  дикой идеи даже  если бы мог доказать,
чем все это закончится, разве не так?
     Арчер кивнул. -  Дружище,  нам надо многое спланировать, а времни мало.
Приведи Капитанов Гетт и Снидер сюда с их баз. Пусть они поторопят техников.
Нам  необходимо как можно больше Роботов, причем как можно раньше. Нам  надо
победить в восстании.

     Катя очнулась от полусна и увидела фигуру Полковника Блюхера, стоящую у
края  ее госпитальной кровати. Его руки  были  скрещены,  казалось,  что  он
долгое  время следит за нею. Это  наводило на  нее  ужас. Как долго он стоял
здесь, наблюдая  за ней? Она повыше подтянула  простыню,  чтобы  укрыться за
ней.
     Надеюсь, Гауптман, что  вы находите наш госпиталь удовлетворительным? -
обратился он к ней, в его голосе слышался легкий Германский акцент.
     Я  в  порядке,  -  сказала она,  что не было  полностью  неправдой. Она
чувствовала  себя  лучше чем вчера,  после  того  как окончательно пришла  в
сознание. Каждая кость ее  тела ныла от  боли,  а раны  от  шрапнели  ужасно
чесались и сейчас, как раз за  пределами досягаемости, но она бы  никогда не
доставила ему такое удовольствие признавшись в этом. Она хотела сказать ему,
что  теперь к  ней  необходимо  обращаться  как к  Капитану Чаффи, но решила
поберечь силы.
     Хорошо. Я бы предпочел  думать, что вы наш специальный  гость, - сказал
Блюхер.
     Если я гость, то зачем эти вооруженные стражи у двери?
     Гость -  несколько  неправильное  слово. Технически, вы  военнопленная.
Подполковник Кристифори  прислал  мне копию  приказа  о зачислении вас в его
армию на следующий день после битвы,  просто так,  на всякий случай, если вы
выжили после атаки на передающую станцию. Хотя я не признаю  этой  небольшой
армии   Принца   Виктора,   я  гарантирую   вам  отношение,   как  к  любому
военнопленному офицеру, захваченному на поле боя.
     Полковник, - ровно произнесла она.
     Да?
     Нет. Вы назвали его Подполковником. Теперь он полный Полковник, сэр,  -
поправила она.
     Блюхер рассвирепел. - Как я уже  сказал, Гауптман, я  не признаю статус
армии за теми, кто пошел под знамена Принца Виктора.
     Вы посещали всех пленных? - спросила она, меняя тему.
     Нет. По правде я пришел сюда просить вас об одолжении.
     Блюхер переместился к  ней.  - Видите ли, вы хороший друг Подполковника
Кристифори. Я надеялся  на вашу помощь  в качестве посредника. Возможно, вам
удастся уговорить его сесть за стол переговоров.
     Это  значит,  что вы  желаете  увести  Пятнадцатую Гвардию Арктурана  с
Торина?  - улыбкой  она закончила вопрос,  однако это отняло  у  нее намного
больше сил, чем она считала необходимо для этого.
     Блюхер хмыкнул. - Боюсь нет. Но я бы предложил ему неплохие условия для
сдачи, если Мстители сложат оружие.
     Я также боюсь, что не смогу помочь вам, Полковник. Полковник Кристифори
не  опустит руки  до  тех  пор, пока  Лиранское влияние на  Торине не  будет
искоренено или  Архонт  не  покинет  своего трона. Если  вы  имеете  желание
обсудить эти  темы,  я прямо сейчас  выползу из кровати, чтобы доставить ему
это сообщение.
     Блюхер нисколько  не  был  удивлен,  и она видела, что до него  наконец
дошло ее шутливое настроение.
     Прошу прощения, Гауптман. Как только вам станет лучше, я переведу вас в
лагерь для остальных пленных.
     Отлично, - сказала она, откидываясь на подушку. - Но  знайте,  сэр... -
она подождала, чтобы привлечь его внимание.
     Да?
     Мне будет безопаснее в лагере для военнопленных,  чем  вам где бы то ни
было на Торине.




     Главной сегодняшней новостью можно назвать результаты недавних  опросов
фонда Ривза,  которые  показывают,  что  шестьдесят три  процента  населения
строго  придерживаются стороны  Арчера  Кристифори, противостоящего  Архонту
Катрине. Удивительно, но  пятьдесят  один  процент населения  при этом,  как
сообщается, поддерживает  Архонта.  Официальные лица фонда  Ривза  никак  не
комментируют сложившуюся ситуацию и несоответствия.

     Из материалов Неделя Торина - Обзор, Экол Сити, Торин, 11 Января 3063






     Слегка подмерзшая по утру роса мгновенно обратилась туманом, как только
солнце  поднялось  над  окрестностями Озера Спраге. В место песчаного  пляжа
берег озера был  покрыт  круглой галькой, отполированной  водою,  кольцо  ее
составляло примерно пятьдесят метров,  окружая глубокие голубые воды. Тонкие
заросли лиственного  леса также  окружали водоем, но  только  один перелесок
спускался непосредственно к воде. Ни  дуновения ветерка так и не послышалось
в воздухе, пока Арчер и его команда, ждали на берегу.
     Арчер,  стоящий  на  земле,  взглянул   вверх  на  Роботов,  в  которых
размещался  остаток  его  команды  и  не мог не  думать  о  том, что  машины
выглядели уставши. На части из них  красовались темно-серые заплаты на месте
броневых  листов,  в то время, как  остальные  были экипированы вооружением,
захваченным  у  подбитых вражеских  Роботов. Арчер был горд ими. Несмотря на
повреждения полученные в битве, его подразделение все еще было  значительной
боевой силой. Они хорошо потрудились, но теперь он просил их перенести войну
на другую планету, чтобы освободить свой  собственный мир. Никто из них даже
не  пытался оспорить приказа. Несмотря ни  на что они стояли за него чуть ли
не тверже  чем  ранее.  Ему  оставалось  только  надеяться,  что  он  сможет
оправдать эти надежды и веру в него.
     Рокот донесся  из глубин озера,  за которым  последовала огромная тень,
поднимающаяся из воды. Округлые очертания объекта и гигантские опоры под его
основанием заставляли  Роботов выглядеть игрушечными на его  фоне. С корпуса
корабля  вода  скатывалась тысячами водопадов,  падая  в  воды озера.  Белое
горячее пламя его двигателей расталкивало воду с бесконечной силой.
     Это  был Шаттл  Ангельский  Огонь.  Хотя и разработанный  однажды,  как
боевой Шаттл, этот корабль был  переоборудован для  коммерческих  целей.  Ли
Фуллертон скрыл судно в  глубоких водах  озера, а достаточно  плотные залежи
железа на его дне  скрыли корабль от  обнаружения со спутников. Арчер  сумел
разглядеть эмблему  Кристифори  Экспресс  на боку корпуса, когда корабль  по
воздуху двинулся к берегу, где и  опустился на скалы. Вид эмблемы неожиданно
заставил почувствовать вес прожитых  лет,  как  будто воскресил  его прежнюю
жизнь. Он не мог не вспомнить свою сестру, а как бы ему хотелось, чтобы  она
была рядом в эти мгновения.
     В нескольких сотнях  километров  подобная сцена разыгрывалась с Шаттлом
Шилон. Меньшее судно класса  Леопард было укрыто в долине, многие годы назад
являвшейся открытым карьером.  Еще один  корабль класса Леопард, Черный Лис,
был  в  третьей точке планеты,  предоставленный Карлосом  Центрини,  который
также занимался транспортным бизнесом. Он был загружен некоторым количеством
наземной  бронетехники и парой аэрокосмических  истребителей, которые  Арчер
забирал с собой.
     Готовы  к  погрузке, сэр, - послышался голос Капитана  Фуллертона через
наручный коммуникатор.
     Принято, - ответил он, а  потом повернулся к  Дариусу Хопкинсу. - я так
понимаю,  вы  готовы,  -  достаточно  громко  прокричал  Арчер,  чтобы  быть
услышанным несмотря на гул двигателей Ангельского Огня.
     Определи слово "готовы", - ответил Хопкинс.
     Арчер усмехнулся.  - Все, что вам придется делать, так это поддерживать
иллюзию, что я все еще здесь, на Торине.
     Хопкинс кивнул. -  Подождем вашего возвращения.  Мне  придется  держать
Блюхера за  забором, чтобы  тот  и  не  высунул  оттуда носа. - Он  и  Арчер
запланировали  несколько  очевидных рейдов,  которые  должны  были более чем
убедить Блюхера, что Арчер все еще был жив и действовал на Торине. Остальное
в  плане было  расплывчато. Когда  они нейтрализуют Второй  Батальон Гвардии
Арктурана на Морфиде, Арчеру  придется убедиться в  том,  что они не  смогли
отправить ГиперИмпульсное сообщение на Торин Блюхеру. К тому же  им придется
вернуться на Торин насколько возможно быстрее.
     Эти проблемы казались невыполнимыми для всех,  кроме Арчера. Принц Джон
- так же известный как Лейтенант Шервуд - однажды сумел отправить  сообщение
торговцу,  которого  Арчер  знал  на  Морфиде.  Оба они  служили  в  Десятой
Лиранской Гвардии, а сообщение было закодировано одним из старых Гвардейских
шифров.  Шервуд передал  сообщение  под  прикрытием необходимости  получения
данных по военным поставкам.  Арчер  знал,  что был риск в случае,  если его
старый друг, Дейл Коин, был лоялен Штайнерам, но он не думал об  этом. Перед
обрывом всех межзвездных коммуникаций, Коин сообщал ему обо всех событиях на
Морфиде. Хотя с тех пор прошло много времени. С того момента война перешла в
новое русло. Арчер однажды спас жизнь Коина, что могло бы послужить неплохую
службу Арчеру, если его друг попадет в ловушку между дружбой и лояльностью.
     Пока  Гвардия будет пытаться  контролировать спутники  одновременно, мы
появимся  на  радарах  только  в последние секунды  движения  от  планеты, -
продолжил Арчер. - Как только мы отбудем вы действуете самостоятельно.
     Прошло уже  два  десятилетия  с  тех пор, как я  водил Боевого робота в
битву. - тихо произнес Дариус  в тот момент, когда  погрузочные рампы Шаттла
загремели  и опустились  на  скалы  берега. - Теперь мне  понятно, почему  я
предпочитаю пехоту.
     Мне всегда  казалось,  что  это происходит  потому  что  пехота  в  бою
обращает на себя куда меньшее  количество  вражеского огня,  чем Роботы, - с
ухмылкой произнес Арчер.
     Попробую не разбить его, - сказал Хопкинс,  обращаясь к Penetrator`у, -
Penetrator`у Арчера.
     Хорошо. Мне он  понадобится, когда я  вернусь. Сделай мне одолжение, не
дай  себя поймать. Если  Блюхер вычислит, что я не на Торине,  все обернется
плохо - и быстро.

     Двумя часами  позже  того момента,  как  Ангельский Огонь отправился  к
надирной прыжковой точке системы Торина, Арчер спустился в корабельный ангар
для  Роботов.  Пока  двигатели  корабля  работали  с  ускорением,  в  отсеке
наблюдалась  минимальная гравитация. Он  чувствовал легкость в  своих шагах,
как будто до этого на его  плечах лежал тяжкий груз, а теперь тот исчез. Его
ожидала штурмовая  команда, а  также  все  офицеры с Шилоны и Черного  Лиса,
которые  перебрались сюда.  Группа людей  что-то  живо обсуждала,  но  резко
замолкла, как только он приблизился.
     Доброе утро, - поздоровался он. - Как вы все знаете, мы на пути к точке
встречи с нашим Прыжковым Кораблем, Закатным  Бегуном, который перенесет нас
к пиратской  точке  в  системе Морфида.  - Прыжковые корабли  путешествовали
между  звездами, перемещаясь  почти мгновенно  между надирной  или  зенитной
точкой  над   гравитационными  колодцами   системы.  Пиратские   точки  были
математическими "дырами" в гравитационном поле  звездной системы; прибытие в
одну из них могло сократить время путешествия  до  планеты,  а  также внести
элемент   неожиданности.   Использование   пиратских   точек  сопровождалось
некоторым  риском,  поскольку  их  позиции  менялись  и  требовалось большое
искусство, чтобы провести туда корабль невредимым.
     Подлет  к  системе займет два  дня.  Второй Батальон  Гвардии Арктурана
установил  полевую  базу  в  экваториальных  джунглях на северном континенте
планеты. Это не  постоянная база, но  она помещает их в  центр  между  тремя
основными городами планеты.
     Я  здесь  не для того, чтобы вселять в  вас необоснованную надежду. Нам
многое не известно о Втором батальоне, но наши контакты на  Торине доставили
нам полный список их организации и оборудования. В их распоряжении находятся
три  Шаттла Класса  Юнион,  две роты Боевых роботов - все  самые современные
модели - роту наземной поддержки  и  пехоты, а  также  звено аэрокосмических
истребителей.
     Сэр, вмешалась Алисия Гетт, отважный командир. - На бумаге выходит, что
нас  превосходят  в числе - слегка.  - Арчер достаточно  хорошо знал Алисию,
чтобы оценить ее чувство юмора, но никто не казался сбитым с толку.
     Батальон будет или полностью погружен  или в разгаре процесса погрузки,
когда появимся  мы.  К этому моменту большая  часть  их сил  будет заключена
внутри  Шаттлов. На нашей стороне окажется преимущество неожиданности.  Наши
корабли будут  притворяться обычными торговцами, направляющимися в космопорт
Нового Дублина, когда мы неожиданно спикируем и ударим по из базе.
     Каков  план атаки, Полковник? - спросил Капитан Пол Снайдер, офицер  из
первого ряда стоящих.
     Все дело в том, что  нам  придется  импровизировать по ходу  дела, Пол.
Надеюсь,  нам удастся ударить так быстро, неожиданно и  тяжело Лиранцев, что
они  сдадутся и не  продолжат бой, но гарантии нет никакой. Из разведданных,
которые  имелись  у  нас к моменту отлета, база  находится в  длинной  узкой
долине,  которая  расчищена со всех  сторон.  По периметру  проложено минное
поле. Их база  состоит из нескольких зданий, укрепленных мешками с песком  и
легкой защитой.  Внутри  защитного  периметра  - посадочная полоса. Если они
следуют  стандартной  военной процедуре,  Шаттлы  будут  находится  в  конце
посадочной  полосы,  чтобы  при  работе  двигателей  не  разрушить феррокрит
покрытия всей полосы.
     Арчер, считая,  что этим  было сказано достаточно. Его  ветераны видели
подобные   сооружения   неоднократно.  Новички   нет,   но  им  будет  легко
представить.
     Арчер приблизился  к своим людям.  -  Наши аэрокосмические  истребители
будут выгружены  на  подходе, - кивнул  он  Старшему Офицеру Эндрю Хаклей  и
получил поднятый большой  палец руки  в  ответ. - Черный Лис и  Шилон пойдут
первыми,  выгрузив пехоту, бронетехнику  и  звено Роботов.  Они  пройдут  по
полосе  и расположатся напротив  Шаттлов. Их  задачей будет запереть корабли
так, чтобы они не смогли выгрузить уже погруженные войска.
     Юнион располагает шестью выходами из трюма, - вмешалась Капитан Гетт. -
Это будет слишком тонкое ограждение.
     Правильно, но вам  придется  держать  их только  до того  момента,  как
выгрузятся все наши Роботы. Я собираюсь указать один  из Шаттлов  в качестве
первичной цели. Мы сможем вынести или по крайней мере повредить один из них,
а  тем  самым мы  обезвредим  треть их  сил.  Также, наша  пехота  разместит
достаточное количество  взрывчатки,  чтобы  обезвредить  рампы  для выгрузки
Шаттлов.   Также   будет   задействованы   наши   устройства    электронного
противодействия, чтобы отрезать их от связи  с базой и  Третьим  Батальоном,
хотя мы и не можем гарантировать, что ничего не просочится. Это позволит нам
сосредоточиться на  Шаттлах. Если мы  сконцентрируемся на  выходах из  них и
подавим огнем орудия кораблей, мы сравняем ставки и сразим их как только они
попытаются начать выгрузку.
     Вы и  вправду  думаете,  что  Лиранцы  сдадутся, Полковник? -  вмешался
Лейтенант Базиль Хауторн.
     Трудно сказать. Все должно произойти чрезвычайно быстро. Если все будет
идти  по  плану,  они  будут заперты  в  Шаттлах,  неспособные  выбраться  и
маневрировать, а это половина преимущества Робота в бою.
     Шаттл  способен вести довольно плотный  огонь, сэр,  - вмешался Капитан
Фуллертон. - Ангельский Огонь неплохой корабль,  но  только половина турелей
боеспособна - и наша практика маловата за время транспортировки грузов.
     Ангельский  Огонь сядет  менее чем в семидесяти-пяти метрах  от корабля
Гвардии. Слепец не промахнется. Кроме того, они не могут знать, как легко мы
вооружены.  Один  из  их  кораблей будет  поражен,  обезврежен, а  потом  мы
займемся  и   другими.  Будем  надеяться,   что   звено  их  аэрокосмических
истребителей будет также погружено к  моменту нашего прибытия. Таким образом
мы  автоматически  получим преимущество в воздухе,  а  следовательно и легко
подавим огонь Шаттлов.
     Получим ли мы помощь от местных? - спросила Гетт.
     Хороший вопрос,  Капитан, -  сказал Арчер. - Но я не знаю. Я послал  им
сообщение и кодовую фразу, если они решат присоединиться к нам, но у нас нет
способа узнать, что  будут или  не будут делать повстанцы с Морфида, пока мы
не прибудем туда.
     Наступила  тишина.  Даже  техники,  которые  были  заняты  работой  над
роботами, приостановили работу и прислушивались изо всех углов ангара.
     Второй Батальон Гвардии - первоклассное подразделение. Они погружаются,
поскольку Блюхер  приказал  им прибыть на  Торин,  чтобы  наподдать  нам  по
заднице. Я  не могу  говорить от  лица всех вас,  но  я бы лучше победил  на
Морфиде, чем позволить им охотиться на нас как на зверей дома.
     Да, у  нас ограниченные разведданные по этой операции.  Это хуже всего.
Многое придется сделать прямо  в  пути. Да, они превосходят нас в  числе. Но
можем ли мы победит? Спросите меня и я отвечу - ДА!
     Эхо прокатилось по ангару Ангельского Огня. Каждый техник, воин,  пилот
истребителя и просто член команды корабля в ангаре вскидывал руку или кричал
в знак поддержки.




     Командант  Констансе МакКоу объявила, что  Второй  Батальон Пятнадцатой
Гвардии  Арктурана  получил команду на передислокацию за пределы Морфида. На
вопрос о том, является ли  конечным пунктом их маршрута Торин,  она заявила,
что  это  просто  часть  обыкновенной смены  подразделений, что  и указано в
официальном заявлении о месте назначения Второго Батальона. На вопрос о том,
что,  таким  образом,   она  отвергает  сообщения  о  восстании  на  Торине,
вырвавшемся  из-под  контроля   Полковника  Блюхера,  она  ответила  -   Без
комментариев.

     Из  голоклипа   Канал  7  Новости,   Морфид,  Донегальская  Вещательная
Компания, 20 Января 3063







     С мостика  Шаттла Ангельский Огонь  Арчер наблюдал за  тем, как  Морфид
появлялся  на экране сквозь разрывы в облаках. Брильянтовый мир ярко-зеленых
джунглей и зубчатых, покрытых снегом  гор вырисовывался вдалеке. Лето только
набирало силу в парящих джунглях около экватора, зоне предназначенной для их
посадки. Океаны были скорее зелеными, чем голубыми, как и на Торине,  а свет
от желто-оранжевого солнца Морфида отражался в спокойных водах.
     Мы  отклонимся  от  курса  спустя  несколько  секунд,  -  произнес   Ли
Фуллертон. Он  тяжело  поежился в  кресле, немного  нервно. -  Как только мы
сдвинемся с курса, наземный контроль поймет, что мы не обычные торговцы.
     Будет весело, Ли. Просто  скажи им, что у нас механические  проблемы  с
навигационной системой.
     Вы  смотрите слишком много  фильмов, Мистер-  эээ Полковник Кристифори.
Эта чушь работает в кино, а не в реальной жизни.
     Знаю, Ли. Но каждая секунда купленная в этих радио переговорах даст нам
преимущество на земле.
     Фуллертон  кивнул  и  наклонился  вперед, чтобы  отдать  пилоту  Шаттла
необходимые команды. Массивный Шаттл дрогнул.  Из-за толчка, Арчеру пришлось
схватить спинку кресла Фуллертона и вцепиться в нее  мертвой хваткой,  чтобы
не свалиться на палубу.
     На  подлокотнике  кресла  заморгала  лампочка. Фуллертон  быстро бросил
взгляд на нее, а потом сразу на  Арчера. - Вот и оно.  Входящее сообщение от
планетарного контроля.
     Продолжай, Ли. Устрой настоящее шоу.
     Это  Капитан Ангельского Огня,  Ли  Фуллертон, -  Фуллертон  на секунду
выключил передатчик,  потом  продолжил - проблемы с - снова выключил и целую
секунду смотрел на Арчера перед тем, как включить его снова - Отклоняемся от
основного посадочного вектора.
     Ангельский  Огонь, это  Контроль  Морфида.  Не  слышим  вас. Немедленно
вернитесь к движению по основной посадочной глиссаде спуска.
     Фуллертон взглянул на Арчера. - Я же говорил.
     Просто продолжай, Ли. Тяни дальше.
     Контроль Морфида,  это Ангельский Огонь. У  нас  проблемы с отключением
основных генераторов на трех палубах. Ремонтные бригады в  действии, но ведь
это может быть  и прорыв системы охлаждения реактора  на нижних  палубах. Вы
знаете, что это значит. Вы же не хотите что бы я сел в середине заполненного
народом  космопорта, в  тот  момент,  когда  мой реактор  звереет.  Если  мы
потеряем над ним контроль, тут будет черти -
     Голос диспетчера оборвал его. - Наши  спасательные и  ремонтные бригады
справятся с этим  прямо  здесь. Немедленно  вернитесь  на  курс или  система
планетарной обороны будет рассматривать вас в качестве враждебной цели.
     Но  наш  груз -  это амуниция для Гвардии Арктурана. Если станет жарко,
оно рванет так, что в процессе разнесет половину города. Я подчинюсь, но вся
ответственность за то, что может случится, если заряды разорвутся и погибнут
люди,  ложится на  вас! - Ужас  в голосе  Фуллертона  был только  наполовину
надуманным, но этого хватило, чтобы отвоевать еще несколько секунд.
     Наступила  небольшая  пауза.  -  Оставайтесь  на  связи  для  получения
координат  аварийной  посадочной площадки  за  пределами  города, -  наконец
произнес диспетчер. Фуллертон полностью проигнорировал цифры, высвеченные на
экране навигации, а в это время  Ангельский Огонь падал  вниз все  быстрее и
быстрее с каждой секундой.
     Ну как? - спросил он Арчера.
     Похоже  дальше  протянуть  никому не под  силу. Хорошая работа,  Ли,  -
сказал он, пожимая руку своего старого друга и бывшего сотрудника.
     Контроль  Морфида,  это торговое судно Ангельский  Огонь.  Мы  получили
координаты, но  не можем подчиниться.  Основной блок навигации  отключен, мы
запускаем последовательность аварийной посадки.
     Сволочи  вы,  Ангельский  Огонь,  -  раздался  в  ответ злой  голос  из
громкоговорителей  мостика. - Я передаю вас системе  планетарной обороны. Вы
далеко зашли, Капитан, но я не думаю, что этот театр удовлетворит Лиранцев.
     Фуллертон   повернулся  к  своему   офицеру  по   связи.  -   Передайте
закодированное сообщение  Черному  Лису  и Шилон.  Выполнять посадку.  Будем
считать, что в месте высадки горячо.
     Офицер связи начал готовить сообщение  к отправке, а потом переспросил,
- Что-нибудь еще, сэр?
     Обеспечьте связь с нашими пилотами. - Офицер связи кивнул.
     Палаш Два, это Первый Призрак, - произнес Арчер.
     Это  Палаш  Два, на связи,  -  послышался  голос Эндрю Хаклей, ведущего
пилота  аэрокосмических истребителей.  Францин Кульвер  осталась дома, чтобы
обеспечить Дариусу Хопкинсу хоть какую-нибудь поддержку.
     Вас выбросят над целью через десять секунд. Вы и Палаш Три ведете огонь
по всему, что увидите в прицеле. И пусть у этого несчастного больше не будет
возможности  отремонтироваться. Да,  планетарная оборона уже считает нас  не
совсем  дружественными   целями.   Ожидайте,  что   Третий  Батальон  вышлет
истребители, чтобы остановить вас.
     Понято, Полковник, - нервно ответила Кульвер.
     Обеспечьте  широковещательную  передачу для всех, кто находится в  этом
районе, - снова повернулся Арчер к офицеру по связи.  - Кодовая фраза - Отец
Тук - пусть ее повторяют снова и снова. Понятно?
     Офицер по связи кивнул и начал повторять фразу, передавая ее в эфир.
     Если повстанцы с Морфида с нами, - повернулся Арчер к Фуллертону, - они
знают, что мы готовы к атаке.

     Младший офицер Эндрю Хаклей вывел свой истребитель  Chippewa из пике на
некотором  отдалении  от долины, чтобы выйти  на  цель напрямик. Три  Шаттла
класса Юнион  находились в конце посадочной  полосы,  Ангельский  Огонь  уже
обозначил  один  из них  как  основную цель. Ангельский  Огонь  спускался, а
вместе с ним и пара Шаттлов Леопард, летящих прямо на  него с другой стороны
долины.
     С  боку  от  Эндрю  летела Младший  офицер  Фаун Догерти,  пилотирующая
пятидесятитонный  Corsair. Она шла от  него всего в пяти метрах, превосходно
выдерживая  дистанцию  и позицию. Хаклей  впервые  был  ведущим,  и  немного
волновался.  Ему было  приказано разрушить Шаттл, чтобы обеспечить прикрытие
десанту,   а   также  быстро  разведать  обстановку  в  окрестностях.   Имея
ограниченное  количество  информации, Мстители  не  могут быть уверенными  в
оценке  сил противостоящего противника  и  состояния его боеготовности. Если
вражеский батальон  еще не загрузился, или находится в разгаре погрузки,  то
происходящее  станет  самым  коротким  вторжением  за  всю  военную  историю
Внутренней Сферы.
     Прицельный  круг  замерцал  на экране, а в  наушниках  раздался  ровный
сигнал,  когда Шаттл появился в пределах  видимости. За ним виднелась  база,
занявшая место на площадке  расчищенной от джунглей. Несколько ограждений из
мешков с песком и здания высились на фоне светлой  земли, картину  завершали
ряды колючей проволоки, окружающие базу. На бетонной площадке находились все
три шарообразных Шаттла Гвардии.
     Эндрю открыл  огонь, а вслед за ним  и Догерти. Ее лазеры  вонзились  в
корабль  задолго до того, как  его тридцать ракет дальнего радиуса  действия
добрались  до места.  Прилив тепла  в его  кабине был  чувствителен, но спал
весьма  быстро. Переключившись на вторую  группу вооружений  он разрядил все
четыре больших лазера, в это время Догерти  открыла  огонь из средних. Серая
оболочка Шаттла,  украшенная только  изображением  поднятого  бронированного
кулака   Лиранского  Альянса,  казалось,   содрогнулась  от   силы   взрыва.
Промахнуться мимо столь большой, неподвижной цели было невозможно.
     Истребитель Chippewa скрипнул в ответ на изменение  курса, когда Хаклей
вывел  его  на горизонтальный полет и  переключился на ракеты малого радиуса
действия,  пока ракеты дальнего  радиуса перезаряжались.  Очередь  из  шести
ракет вырвалась  из  его  истребителя, одновременно с  четверкой лучей малых
лазеров Corsair`а. Ракеты вгрызались и разрушали броню уже на другой стороне
Шаттла,  в  то  время  как  удары  лазеров  пришлись  чуть  ниже  предыдущих
попаданий.
     Ты уходишь  на  лево, я на право  - скомандовал он Догерти. Еле-еле  он
расслышал ее - Принято,  - в этот  момент он  проносился  над дальним концом
посадочной полосы и видел, что оба Шаттла класса Леопард уже почти коснулись
земли. Его сенсоры  малого радиуса действия  прочесывали базу. Эндрю молился
всем  возможным  богам,  чтобы  вражеские Роботы  не  остались  на  открытом
пространстве,  а уже погрузились  в  Шаттлы. На  экране  появились  отметки,
которые он начал пересчитывать с замиранием сердца. Один, два, три... о Боже
мой...

     Пальцы   Арчера   исполняли   симфонию   стартовой   последовательности
захваченного Blackjack BJ-2. Кабина  управления была  довольно старой и даже
устаревшей, по  сравнению с его  Penetrator`ом последней модели.  Кристифори
прошел тренировочные  бои на симуляторе нового  Робота во  время  полета  на
Ангельском Огне, но  этого  было недостаточно, чтобы  полностью ощутить себя
как дома в нем. До того момента, как окажешься в кабине незнакомого Робота в
разгаре  битвы,  все странно как на первом свидании.  Вы немного знаете друг
друга,  но  никогда не  можете  быть  уверены  в  реакции на  свои действия.
Двигатель GM-180 начал работу, как только  Ангельский  Огонь  приготовился к
конечной остановке.
     Палаш Два, доложите обстановку, - проговорил он в микрофон шлема, глядя
прямо перед собой на серую дверь Шаттла.
     Голос  пилота Хаклей показался немного нервным, но  все-таки  он держал
себя под контролем. - Полковник, всего восемь целей на посадочной полосе. Мы
их застали как и хотели.
     Да!  -  вскинул Арчер свою руку. - Потом снова раздался голос Хаклей. -
Замечено звено  Боевых  Роботов за  внешним периметром, кажется  они открыли
огонь по  Лиранцам. Это немногое, сэр, но похоже наши товарищи с Морфида уже
прибыли.
     Так  много  лучше,  подумал  Арчер.   -  Отличная  работа,  Палаш  Два.
Продолжайте обработку главной цели. Начинайте заход.
     Следующей  на связь вышла Алисия  Гетт. - Молоты с Первого по Четвертый
на земле и действуют.
     Капитан Пол Снайдер также отрапортовал. -  Пауки с Первого по Четвертый
атакуют.  Сильный  огонь со стороны Шаттлов. -  Неожиданно Ангельский  Огонь
вздрогнул,  и  его  металл затрясся. Попадание. Арчер  проверил  тактический
дисплей.  Сенсоры малого радиуса  мигнули  и начали  прочесывать  местность.
Шаттлы были размещены в виде треугольника. Тот, который Арчер выбрал в  виде
главной цели, был в середине их построения, если  смотреть со стороны Шаттла
Арчера. Боевой  компьютер отобразил огневые  зоны  и выходило,  что все  три
Шаттла задействовали свои орудия и вели бешеный огонь.
     На земле два  звена тяжелых Боевых  Роботов  отходили к своим  Шаттлам.
Повстанцы с Морфида были все еще  слишком далеко, чтобы  сделать  что-нибудь
большее,  чем  просто  вести поддерживающий  неприцельный  огонь. На  втором
дисплее  отображались  показания  высотомера.  Всего  минута или  около того
оставалось  до того момента, как Ангельский Огонь начнет выгрузку. Мстителей
Арчера  до сего  момента  сопровождала  чертовская  удача. Пусть только  она
продержится с ними еще немного...

     Воздух наполнился ракетами, когда Хаклей вывел Chippewa на новый заход.
Десять боеголовок поразили его  крыло, но не смогли повредить слишком сильно
и просто содрали  с него камуфляжную краску. Chippewa слегка содрогнулась от
разрывов, но он  выровнял ее после виража,  чтобы получить пространство  для
маневра.
     Боковым зрением  он заметил Палаш Три,  приготовившийся последовать его
маневру,  но ракеты поймали ее, почти одновременно попав  в кокпит и крылья.
Черно-серые разрывы вспыхнули в воздухе, а небольшой Corsair затрепетал, как
лист,  попавший  в  центр  урагана.  Тактический дисплей  показал,  что  она
потеряла почти половину брони за долю секунды, пока Шаттл вел по ней огонь.
     Палаш Три, ты в порядке? - спросил он.
     Голос Фаун Догерти  дрожал,  пробившись через шорох помех. - Палаш Два,
тут дыр  больше,  чем истребитель может получить в теории, - произнесла она.
Он услышал отчаяние, граничащее с паникой в ее голосе.
     Он почти был готов ответить ей,  когда раздался  сигнал  тревоги. - Еще
ракеты! Уходи  вниз и влево! - скомандовал  он, закручивая петлю на Chippewa
на самом пределе мощности двигателей. Истребитель  задрожал, когда очередная
волна  ракет  поразила  нижнюю  часть  его   фюзеляжа,  превращая  броню   в
бесполезный хлам.  Борясь с управлением и бросая на  это  все свои  силы, он
пустился в пике, выйдя из него всего в пятидесяти метрах от земли.
     Вдалеке  поднимался черный дым, но  нигде не было и следа  Догерти. Его
тактический дисплей также не  отображал ее положения  в воздухе.  Послышался
звук от аварийного маяка,  сработавшего в нескольких километрах от него. Она
ударилась о землю с такой силой, что у нее не было ни единого шанса выжить.
     Фун  Догерти  погибла.  Без  криков.  Без  плача.  Просто  ушла.  И это
случилось  впервые  с  его  подчиненным.  Хаклей  глубоко  вздохнул  и начал
наводить прицел  на основной  Шаттл.  - Теперь  твоя очередь,  Штайнеровская
скотина!

     Звонкий гул прошел эхом по  Ангельскому Огню, когда тот коснулся бетона
площадки. Посадочная панель, застилавшая  ему взор все это время  неожиданно
распахнулась, подавшись вперед. Свет проникал  внутрь, пока она открывалась.
Арчер двинул  свой Blackjack BJ-2 вперед, а  потом вниз  по рампе, вызывающе
подняв все свое вооружение.
     Перед ним показались  три  Шаттла  Гвардии. Огонь  лазеров и  автопушек
устремился к Ангельскому Огню. У подножия Шаттлов находились Роботы Гвардии.
Один из них был  уже уничтожен, куча  обломков покрывала дорогу, притом, что
пара его ног  еще стояла вертикально. Другие попали под атаку Алисии  Гетт и
ее  отряда,  к  ней уже  присоединился  и Пол  Снайдер.  В  отдалении  звено
повстанцев Морфида, теперь сократившееся до трех роботов, медленно двигалось
вперед, поливая Шаттлы и защищающихся роботов огнем из всех орудий.
     Арчер  инициировал  прыжковые  двигатели  и  сделал  короткий  прыжок в
сторону  от Ангельского  Огня.  Его  кокпит  нагрелся достаточно,  чтобы ему
пришлось вспомнить о том, что использование прыжковых двигателей  может быть
рискованным, если он начнет вести огонь из всех своих орудий и  перегреется.
- Призрак  один, всем, выгружайтесь  в соответствии с планом  и отходите  от
Шаттлов. Разделиться!
     Он почти нежно приземлился на бетон.  Играя джойстиком, он навел прицел
и  зафиксировал  в нем  Лиранский  Робот  Wyvern, который  пытался  отрезать
приближающихся партизан Морфида.
     Его  большие  лазеры  увеличенного  радиуса   действия  послали  потоки
сияющего огня в двигающегося противника.  Один  луч  промахнулся,  но другой
впился в правую руку Робота, и тот остановился, чтобы увидеть, откуда пришел
удар.
     Правильно, подонок, это был я. Давай - потанцуем,  - пробормотал Арчер,
подготавливая ракеты ближнего боя класса Стрик к залпу.
     Неожиданно из центрального  Шаттла  вырвался огромный  взрыв.  Взрывная
волна оттолкнула Blackjack BJ-2 на несколько шагов, сильно вжав его водителя
в   кресло  впившимися   ремнями.   Оранжевый  шар,   казалось,  расширяется
бесконечно,  но  огонь остановился  почти  у  его  позиции. Броня  и осколки
полились  сверху  дождем,  когда  взорвались  запасы  амуниции  на   корабле
Лиранцев.  Одна из массивных ног  Шаттла сломалась под  силой  взрыва. Взрыв
также повредил и  два  других Шаттла. Было  видно,  как  осколки взорванного
Шаттла бомбардируют корпуса оставшихся.
     Арчер перевел взгляд обратно и увидел, что Wyvern и остальные защитники
или были уничтожены,  или, упав, лежали  на бетонной полосе. Сквозь  тяжелый
черный  дым, стелющийся от того, что  было  ранее  Шаттлом, он увидел силуэт
истребителя Chippewa, резво набирающий высоту.
     Хорошая стрельба, Палаш Два, - произнес он. -  Всем,  всем, теперь надо
запереть входы в эти Шаттлы. Двигаемся. - В  эту секунду волна ракет ударила
его Blackjack BJ-2 в бок, с такой силой, что  он вновь почти потерял над ним
контроль.  Его  голова раскалывалась от  боли,  когда его нейрошлем  пытался
восстановить равновесие Робота, пользуясь его чувством равновесия.
     Он приподнял  голову  и  увидел  силуэт Wyvern, возникший  из  дыма  от
взорванного  Шаттла.  Робот двигался  прочь от  него, ведя огонь по  Боевому
Роботу  Мстителей  War Dog. Выйдя на  частоту общего пользования  Кристифори
начал говорить, продолжая наводить ракеты Стрик.
     Командир Лиранцев, сдавайтесь,  или будете  уничтожены! - произнес  он,
подтверждая  свои слова  запуском ракет. Они  поразили  задний торс  Wyvern,
заставив  Робота искать укрытие, поскольку  теперь уже и последний кусок его
брони покатился по земле.
     Кто  это? - потребовал женский голос, Арчер приближался к  Шаттлам, и в
этот момент Робот Jackal Гвардии сделал  залп из Протонно-Ионного Излучателя
по нему с минимальной дистанции. Дикий бело-голубой столб энергии вонзился в
правую руку Blackjack`а, превращая броню в скрученные и закопченные обломки.
     Арчер  продолжил  движение  вперед, к рампам  Шаттлов, а  потом перенес
огонь на Jackal.
     Это Полковник Арчер Кристифори, - произнес он, нажимая на залп большими
лазерами  по  небольшому Роботу. Оба  выстрела  поразили  Робота в  торс,  и
размещенная  на  плече  установка  ПИИ закачалась  от ярости  взрывов.  Воин
потерял контроль над равновесием и упал на посадочную полосу, в  падении еще
больше повреждая свою броню.
     Сдавайтесь, или мы вас уничтожим, - вновь потребовал Арчер.  Вдалеке он
увидел,  как двери  отсека другого Шаттла были заклинены при помощи ранцевых
зарядов.  War  Dog,  которого  он  видел незадолго до этого лежал на  земле,
пораженный Гвардией, которая пыталась высадиться. Скрученные осколки и броня
Wyvern были повсюду, как будто она взорвалась изнутри.
     Невозможно, - все еще не веря, продолжил женский голос. - Кристифори на
Торине.
     Арчер вновь устремился к дверям Шаттла, замечая, как Алисия Гетт вывела
танк Burke на позицию и открыла огонь из трех  орудий ПИИ по орудиям Шаттла.
Смертоносные молнии пронеслись почти вплотную над головой его Робота.
     Сдавайтесь,  или  будете  уничтожены, - в очередной раз  проговорил он.
Арчер  и  в  страшных  снах  не  видел себя  в  таком  бою, в  битве  против
собственного  народа. Сколько еще раз предстоит ему выходить на бой, пока не
окончится вся эта война?
     Его  Робот припустил  еще  быстрее  по рампе и  ринулся  вглубь  ангара
Шаттла.  Шквал  лазерного  и  ракетного огня  проник через  открытые двери и
вонзился в него, но он не  обращал на это  внимание. Он ворвался внутрь ведя
огонь изо всех своих стволов.




     Официальные лица отказываются прокомментировать вопрос о том, как много
горожан  в  настоящее  время  находится  в  недавно  установленном лагере  в
окрестностях  Экол   Сити.  Ни  Полковник  Блюхер,  ни  его  сотрудники   не
комментируют как долго планируется задерживать их или при каких условиях они
будут  освобождены.  Правящий  Планетарный  Совет Торина, наделенный властью
Великим  Князем,  в  данный момент  отбывшим  ко  двору,  послал официальный
протест Командующему Генералу Саре Джонс.

     Из  голоклипа  Новости Торина  Вечером, Экол Сити, Канал  43, 22 Января
3063






     Сенсоры  Penetrator`а   Дариуса  Хопкинса,  взятого   взаймы  у  Арчера
Кристифори, объявили тревогу и, несмотря на многие годы, когда он не садился
за штурвал  Робота, он  распознал  звук - предупреждение об атаке с воздуха.
Взглянув на тактические данные он увидел пару истребителей Lucifers и Stuka,
начинающих заход на позицию Мстителей.
     Проклятье! подумал он. Я был слишком стар, чтобы снова окунуться во все
это, еще  в то  время,  когда Арчер  впервые уехал в  Академию.  Я рехнулся,
залезая в кокпит в таком возрасте.
     Этим вечером все становилось  хуже  и  хуже, причем весьма быстро.  Его
отряд прорвался через  оборонительный периметр  Центра Временного Задержания
Бристо, чтобы освободить пленных, в надежде, что Катя Чаффи будет среди них.
Отогнать  усталых охранников оказалось простой задачей, но потом из ниоткуда
появились  аэрокосмические  истребители.  Теперь,  когда пленные  исчезли  в
окружающей темноте, Лиранские истребители шли в атаку, сверкая орудиями.
     Призрак  Десять,  двигаем  отсюда и  быстро, - приказал Дариус, набирая
скорость и двигая Penetrator  вперед. Броня и  скорость станут его  основной
защитой этим вечером. Один Lucifer устремился за Роботом Battle Hawk Хогана,
в то время как стотонный Stuka и второй Lucifer нацелились на него.
     Это Айс Пик, всем отрядам. Отходим, - произнес он, устремляясь прочь от
лагеря. Он  мог различить фигуры  заключенных,  бегущих  к  темному  лесу, и
старался  не приближать к ним, поскольку истребители Гвардии снова  вышли на
него. Он  даже не  остановился,  чтобы  проверить  тактический дисплей.  Ему
просто следовало убраться оттуда - немедленно.
     Очередь ракет дальнего радиуса действия и  больших лазеров зажгли землю
вокруг  него,  повреждая  руки  и ноги Penetrator`а.  Пара  больших  лазеров
поразила спину  Робота, испаряя броню в белых вспышках энергии, разбрызгивая
его по плечам которые  начали  светиться в темноте. Penetrator покачнулся от
силы  взрыва  и  ему  пришлось  бороться  с   управлением,  чтобы  сохранить
достаточную  скорость и не упасть лицом  вниз  на землю.  Огонь  истребителя
Stuka нашел свою цель, однако, пилот  Lucifer`а почти полностью промахнулся.
Хопкинс понял, что слишком  стар,  чтобы  рассчитывать на  удачу в  вопросах
выживания. Часть его желала о том, что Арчер не оставлял его одного.
     Пот  стекал  вниз  по  его  лицу.  Подключив большие  лазеры  он  навел
перекрестие прицела на силуэт Stuka.  В ночи его почти  не  было  видно,  но
отслеживающая и прицельная  системы отлично  отображали  его на  экране.  Он
выстрелил  из обоих лазеров, после чего волна  тепла вновь прокатилась через
кабину.  Орудия  увеличенного  радиуса  действия  вонзились  в  истребитель,
поражая его правое крыло. Можно говорить все,  что угодно про Кланы, подумал
Хопкинс, но в свое время он мог бы и убить за обладанием таким оружием.
     Он  обогнул  груду скал и  продолжил  путь в  глубину  леса.  Lucifer`ы
продолжали  двигаться  вслед  за ним. Первый из них исправил свои предыдущие
промахи. Его ракеты поразили обе стороны торса, уничтожая броню и раскачивая
Penetrator`а. Хопкинс снова  нажал на спуск средних  лазеров и пары больших.
Одно их орудий Lucifer`а снова нашло свою цель, сияющий лазерный луч попал в
руку Робота и обездвижил  ее,  расплавив  ее  актуатор.  Остальные  выстрелы
прошли в метре слева от него, разорвав на куски невинный булыжник.
     Его средние  пульсирующие  лазеры  также просто  осветили ночь  зеленым
огнем.  Почти  половина  промахнулась полностью, изумрудные  лучи, казалось,
устремились  к  звездам.  Остальные попали  в  крылья и  фюзеляж  Lucifer`а,
оставляя уродливые пробоины. Его ведомый также вошел в бой, начиная огонь из
ракет и лазеров. Последние промахнулись все,  но ракеты рассыпали свои удары
по всему корпусу Penetrator`а.
     Хопкинсу  хотелось остаться и продолжить  бой,  но место  и  время были
против  него. Это был всего лишь рейд. Его целью было освобождение как можно
большего  количества  людей,  а  также  необходимо  было убедить  Полковника
Блюхера  в том, что  Арчер Кристифори  все  еще  был  на Торине.  Взгляд  на
тактический дисплей показал ему, что все, чем располагал его Penetrator, так
это несколькими тоннами брони.
     Робот был все еще  боеспособен, но не надолго. Нехотя он повернул плохо
слушающуюся машину в лес, где он  надеялся найти  прикрытие на ночь и защиту
гигантских деревьев, которые заставят истребителей прекратить преследование.

     Полковник Феликс  Блюхер наблюдал из  своего  Atlas`а,  как огни Центра
Временного Задержания снова начали  прочесывать  местность. Он и  не  ожидал
увидеть Роботов Кристифори, но следы их недавнего  присутствия были повсюду.
Ступня  его  Atlas`а только что сокрушила остатки  брони одного из  Роботов,
которого  прогнали истребители. Это  было  два  часа назад. К этому  моменту
Мстители Арчера уже ушли далеко.
     Положение, Фиск. - произнес он в микрофон. Лейтенант Фиск и его команда
все еще охраняли периметр.
     На первый взгляд удалось уйти шестидесяти восьми процентам заключенных.
Многие будут пойманы еще этой ночью. Без провизии они уйдут недалеко по этим
лесам.
     А что с нашим специальным гостем?
     Приманка в безопасности,  - ответил Фиск. - Стража  Гауптмана Чаффи  не
дала ее сделать и шага.
     Итак,  Кристифори  пришел за ней,  как Блюхер  и  предполагал.  Из всех
лагерей, которые он мог  выбрать, Кристифори выбрал именно этот. Катя  Чаффи
значила для него кое-что. До этого момента, казалось, что Кристифори обручен
с  войной, но теперь, похоже, что ситуация изменилась.  Чувства Кристифори к
Чаффи приведут его к гибели.
     И это почти случилось этой ночью.
     Полковник  загрузил  снимки  с  аэрокосмических  истребителей на  экран
своего компьютера  еще  по пути к лагерю. Penetrator`у и  Black  Hawk`у едва
удалось  уйти   в  лес,  но  сенсоры  истребителей  открыли  истину   о  его
повреждениях. Очень малое количество брони осталось на Роботе  Кристифори, а
Black Hawk потерял в бою руку.
     Очевидно, что  Кристифори не  ожидал, что Блюхер  распределит все  свои
ресурсы именно  так. Он установил защиту только против пехоты, а истребители
застали его  врасплох. Сидя  в одиночестве  в  своем кокпите,  Блюхер широко
улыбнулся себе под прикрытием нейрошлема. Теперь он может уйти с поля боя, с
поднятой  головой. Как  только  его Второй Батальон прибудет с  Морфида,  он
сокрушит восстание Арчера Кристифори раз и навсегда.




     Если   верить  сообщениям,   полученным  из  официального  источника  в
Пятнадцатой Гвардии Арктурана, это восстание будет подавлено и закончится  в
течение недели.

     Из  голоклипа  Новости  в  Пять,  Экол  Сити, Донегальская  Вещательная
Компания, 31 Января 3063







     Из кокпита своего  Atlas`а Феликс  Блюхер наблюдал  за тем,  как Шаттлы
начали  снижаться  над бетоном посадочной площадки.  С обеих  сторон от него
выстроились два звена работоспособных  Боевых  Роботов, застывшие в парадном
строю.  Утреннее  солнце  отражалось  от их  заново  окрашенной  брони,  они
приветствовали прибытие Второго Батальона  на  Торин. Три Робота остались  в
Форте и находились на различных стадиях готовности.
     Батальон запаздывал на полтора дня. Он получил сводку данных от них, из
которой следовало, что один из Шаттлов был атакован и поврежден террористами
на  Морфиде.  Из-за этого  Командант МакКоу использовала транспортный  Шаттл
класса Юнион торговцев, чтобы прибыть на Торин.
     Новости оказались беспокоящими. То, что начались атаки, не удивило его,
а  вот то,  что повстанцам  удалось нанести  повреждения, достаточные, чтобы
обездвижить Шаттл, нервировало его. Если бы не его недавний успех против так
называемых Мстителей Арчера, все стало  бы и еще более тревожащим. Дважды за
неделю ему пришлось использовать аэрокосмические силы против  рейдов Арчера,
оба раза заставляя врага отступить. Они смогли повредить один из Lucifer`ов,
но за Гвардией все еще оставалось превосходство в  воздухе, и он наслаждался
этим.
     Все три корабля появились в небе задолго до того, как донесся гул от их
двигателей. Оба Шаттла Гвардии были окрашены серой краской, а конфискованный
Шаттл  торговцев  был  немного  светлее.  Он был  уверен, что на  его  борту
находится логотип  торговцев,  но корабль  был  повернут обратной стороной к
нему.
     Корабли коснулись бетона. Буря огня, вырывающаяся из двигателей утихла,
как  только  огромные стояночные  опоры приняли  на  себя  массу кораблей  и
удержали их в вертикальном положении
     Весь  этот шторм и  грохот радовал Блюхера. Великий момент наступал для
него и  его  отряда.  Арчер Кристифори  хорошо  сражался.  Теперь силы  были
неравны,   а  две   последние   победы   над  Мстителями   только   доказали
справедливость последнего утверждения.  С прибытием МакКоу и ее батальона  у
повстанцев  не  останется  надежды  на  продолжение  сопротивления  контролю
Лиранцев.
     Как  только  корабли  начали  отводить  избыточное  тепло   и  поливать
охладителем  нижнюю   часть   корпуса,  чтобы  охладить   шлюзы,  гигантские
посадочные рампы звякнули и начали опускаться на землю.
     Блюхер  вышел на линию связи своего  отряда и  приказал  -  Смирно! - С
обеих сторон от него горделиво застыли Роботы.
     Боевые  роботы  Второго  Батальона  начали спуск  по  рампам  Шаттла  и
выстроились  перед ним широким фронтом. Они  продолжали приближаться, следом
шел отряд пехоты, и танки, также появившиеся из Шаттлов.
     Его  линия связи  кратко  заскрипела,  но голос,  который он,  наконец,
услышал не принадлежал МакКоу.
     Полковник  Блюхер,  -  произнес мужской  голос,  который он  немедленно
узнал. - От имени Виктора Дэвиона,  я приказываю вам сдаться. - Дрожь прошла
по телу Полковника. Удары его сердца отдавались звоном  в ушах. А потом  две
длинных шеренги Роботов,  выстроившиеся  перед ним, подняли руки  с оружием.
Глаза Блюхера широко распахнулись, а  потом он увидел эмблему на центральном
судне, это был корабль Кристифори Экспресс.
     Это было невозможно. Этого не могло происходить. Но это случилось.
     Ловушка, -  закричал  он  своим  людям.  - Огонь!  Это совсем не Второй
Батальон. Это Кристифори. Отступаем к  форту. Будем бить  их  оттуда!  -  Он
перевел реактор на полную мощность и вывел Орудие Гаусса в боевое положение,
в то же время ведя Робота в  сторону улиц прочь  от космопорта. Имея столько
целей, он с трудом мог промахнуться.

     Командный  центр  форта  был тих,  Лейтенант  Шервуд  стоял  за  спиной
капрала, работающего со станцией связи. - Повторите еще  раз? - произнес тот
в микрофон.
     В чем дело? - спросил Шервуд.
     Молодой техник взглянул вверх и снял наушники. - Не могу разобрать. Это
был Полковник, что-то про космопорт. Потом связь оборвалась.
     Шервуд взял наушники и  надел их. - Полковник, это дежурный, - произнес
он. - Мы не слышим.
     Мы  под огнем  и  отходим к форту, - послышался голос сквозь шум помех,
который Шервуд опознал, как звук  близкого  разряда  ПИИ.  Его сердце начало
бешено биться, а униформа моментально промокла от пота.
     Что со Вторым Батальоном? - спросил он.
     Это не  они. Это Кристифори, - на  бегу ответил Блюхер. - Как только мы
подойдем откройте ворота и держите руку на  кнопке.  Заводите вашего Робота,
также  пусть подключаются  Крамер  и  Другот.  Они  глушат  дальние сигналы.
Свяжитесь с истребителями и вызывайте их сюда. Оборону будем вести из форта.
     Да, сэр, - ответил Шервуд, а потом медленно снял наушники.
     В чем дело, сэр, - просил капрал.
     Шервуд оглядел комнату. В ней находились  четверо,  никто из них не был
вооружен, они работали над системами защиты и связи. Он расстегнул кобуру на
боку, пистолет  Стернснахт, и  приставил его ко рту техника,  сидящего перед
ним. Потом он повернулся так, чтобы остальные их увидели.
     А теперь, джентльмены, мне придется привлечь ваше  внимание,  -  сказал
он,  -  делайте  то,  что  я  сказал,  или  мозги  этого  молодого  человека
улетучатся, а вслед за ними и ваши собственные.

     Арчер двинул свой BlackJack по  диагонали  через улицу, прислушиваясь к
звукам  перезарядки своих ракет класса Стрик  малого  радиуса действия.  Все
пошло не так хорошо, как он надеялся. Он ожидал, что Блюхер сдастся так  же,
как  и  его  Второй  Батальон,  оказавшись  перед  столь  большим  численным
превосходством врага: но если бы. Вместо этого ему  пришлось вступить  в бой
среди улиц Экол Сити.
     Atlas Блюхера был все еще  в двух кварталах  перед ним, где легкие силы
Арчера  пытались  вступить  с ним  в бой на пути  к форту. Арчер преследовал
Робота Vulcan Гвардии, но  тот упал после попадания снаряда из орудия Гаусса
от Робота War Dog, принадлежавшего  в свое время Лиранцам. Серебряный снаряд
ударил в голову Робота со  столь страшной  силой, что того откинуло назад на
стену здания, которую он и проломил, погребая себя под грудой развалин.
     Арчер повернулся  как раз  вовремя,  чтобы  увидеть, как  другой  робот
Лиранцев,  попытался  прорваться в  безопасную  зону.  Это был Salamander, а
Арчер  знал,  что только Лютер  Фиск, был единственным пилотом в Гвардии,  в
распоряжении  которого был такой  Робот.  Он немедленно  устремился вслед за
ним.  Salamander  попытался уйти вправо,  чтобы скрыться от огня Арчера,  но
безуспешно.  Арчер  запустил восемь ракет  Стрик,  вонзая  их в  его  спину.
Броневые  плиты  разорвало  взрывом,  под  ними  показались пучки  миомерных
мускул.
     Это привлекло внимание  Фиска. Он  повернулся,  чтобы  защитить  слабую
спину и открыл  огонь из средних  лазеров. Расстояние было  слишком мало для
его  ракет дальнего радиуса действия, его  наиболее мощного  оружия. Средние
лазеры понеслись на Арчера, один прошел мимо, а остальные оставили шрамы  на
правой руке Робота.
     Арчер знал, что  перегрев  будет силен, но приготовил большие лазеры  и
открыл  огонь  по ногам  Salamander.  Броня  вскипела, но  повреждение  было
недостаточным,  чтобы  остановить  Робота.  Фиск  был  готов  повернуться  и
убежать, когда ужасающий  залп орудий  со всех  сторон от Арчера  настиг его
Робота.  Ракеты,  изумрудные и рубиновые лучи  лазеров, снаряды автопушек  и
бело-голубые   пучки  ПИИ  попали  в  Salamander  Фиска.   Асфальт  покрылся
воронками, огни, взрывы и дым, окутали Робота. Казалось, что он расплавлялся
как свеча в ускоренном фильме, исчезая и умирая в серии взрывов.
     Арчер  повернул  голову  и  увидел, что  почти  все  его  подразделение
находится вокруг него и за его спиной. Они все вели огонь. Он вместе  с ними
уничтожил Робот Фиска единственным залпом.
     Мстители заботятся  о  своих,  сэр, -  произнесла Алисия Гетт. - Теперь
пришло время завершить то, что мы начали.

     Легковесный Assassin Мстителей приземлился справа  от Блюхера, двигаясь
ему  на  перерез,  чтобы отрезать  от  форта.  Его  прыжковые двигатели  еще
светились,  когда он  повернулся  к  Atlas`у  и  попытался приготовить  свои
средние лазеры. С  другой стороны  Блюхеру не пришлось ждать. Он  навел свои
большие  и  средние лазеры на маленького  Робота и  открыл огонь. Квадратный
Assassin закачался под залпом, теряя броню с рук и  торса. Он отошел назад к
аллее, ведя огонь ракетами на ходу, отступая.
     Ракеты рассыпались  по Atlas`у, повреждая  правую  руку  и бронирование
торса.  С начала  боя Робот Блюхера получил несколько попаданий, но пока был
работоспособен и  броневое  прикрытие  пока  было везде  хорошим.  Он  сумел
обезвредить двух Роботов и отпугнул несколько  таких как Assassin.  Он желал
остаться и вести  бой, но форт  был достаточно  близок, чтобы он и его  люди
могли войти внутрь и вести бой оттуда.
     Рядом  с  ним  двигалась Лейтенант  Фитцваллер  в  своем  Роботе Axman.
Зеленые потеки  охладителя  покрывали пробоины  от  предыдущих  попаданий  в
нижнюю часть корпуса. Неожиданно она зашаталась от удара ПИИ, весь ее Робот,
казалось, испарился и исчез.
     Блюхер успел только зарегистрировать то, что произошло. Ему  надо  было
держаться, чтобы весь его  отряд  мог получить шанс выжить. Взгляд  на экран
сенсоров показал ему, что стена форта уже в пределах досягаемости, также как
и  стена  роботов  Арчера,  быстро  двигающаяся  ему  навстречу.  Ты  быстр,
Кристифори, но недостаточно, подумал он. Форт был прямо перед ним.
     Но  когда  он взглянул через треснувшее стекло кокпита, Блюхер  увидел,
что ворота были все еще закрыты. Почему они не были открыты, несмотря на его
приказы?  Массивные ворота могли  выдержать  обстрел  и  открывались  только
изнутри.
     Лейтенант Шервуд... кто-нибудь в командном центре.  Открывайте  чертовы
ворота!
     Сперва он  ничего не слышал в ответ. Наконец пришел ответ. -  Полковник
Блюхер, это Лейтенант Шервуд. Боюсь, что не могу подчиниться.
     Что? - Блюхер закричал, прошагав последние шаги к воротам.  Ошарашенный
он  стоял  там,  бессильно  уставившись  в  неприступные  гранитные стены  и
огромные,  бронированные  двери.  Ему  не требовалось  поворачиваться, чтобы
увидеть, как группа повстанческих Роботов неслась прямо на него.
     Загорелась лампа вызова по  общему каналу и Шервуд заговорил  снова. На
этот раз обе стороны могли слышать его слова. - Сэр, я подчиняюсь полковнику
Кристифори. Ваш  персонал  заперт в контрольном центре, который  я захватил.
Ваши истребители остаются на земле. Полковник Блюхер, предлагаю вам сдаться.

     В полутора кварталах от Форта Арчер приказал своим войскам остановиться
и сдержать  огонь.  Он  послал группы Роботов на фланги,  если вдруг  Блюхер
подумает, что  все  еще сумеет  оторваться.  Гвардия потеряла почти все свои
силы. Единственный танк Chapparral, из брони  которого поднимался дым, стоял
рядом с Atlas`ом Блюхера. Поврежденный Kintaro также оставался на ногах. Его
спина была прижата  к  стене, он  приготовился к  последнему бою.  Последним
бойцом с Лиранской стороны оставался Centurion, который потерял  руки и  всю
броню  на торсе.  К  этому моменту  это  было все, что осталось  от  Гвардии
Арктурана, и они знали правду; некуда было бежать, не было сил, чтобы стоять
до последнего. Принц Джон самостоятельно захватил форт в одиночку.
     Арчер сделал паузу и  глубоко вздохнул прежде чем выйти на канал прямой
связи с Блюхером.
     Полковник  Блюхер, это  Полковник Арчер  Кристифори.  Я  приказал своим
людям  прекратить  огонь.  Я  прошу  вас сдаться,  сэр.  -  Много раз  Арчер
представлял  себе этот момент, он думал, что будет  злорадствовать, победив.
Теперь,  глядя на  Atlas, все еще дымящийся в  местах  попаданий, ему меньше
всего хотелось делать это.  Это  был один  из тех  моментов, когда надо было
показать себя человеком  чести,  истинным воином,  а  не  ренегатом.  Сделай
ошибку и на Торине разгорится борьба фракций за лидерство.
     Я предпочту сдаче смерть здесь, в моем кокпите, - ответил Блюхер.
     Понимаю, Полковник, - сказал Арчер. Однако у меня нет никакого  желания
убивать такого человека как вы или бравых воинов и офицеров, стоящих рядом с
вами. Слишком много крови уже пролилось. Давайте остановимся.
     Последовала длинная пауза, потом Блюхер спросил. - Как это произошло?
     Мы узнали ваши  планы, Полковник.  Мы напали на Второй  Батальон прежде
чем  они смогли добраться до Торина. Мы застали  их со спущенными штанами, и
они  капитулировали.  Пока   мы  говорим,  группы  оставленные  на  Морфиде,
устраивают  вечеринку  для  Третьего  Батальона. Я знаю,  что  они разрушили
ГиперИмпульсный передатчик, чтобы отрезать их от вас, как оказалось, удачно.
     За все мои годы службы дому Штайнера, я никогда не проигрывал битву или
был вынужден сдаваться. - Голос Блюхера был низким, спокойным.
     За все мои годы службы я также никогда не просил кого-нибудь, кого бы я
уважал столь сильно, сдаться. Но мой долг требует этого.
     Я  принимаю. Как  вы  сказали, долг  требует  этого. Вы правы.  Слишком
многие уже погибли.
     Вы  найдете мои  условия терпимыми.  Вы  становитесь  заключенным. Ваше
вооружение  будет конфисковано.  Вас  обменяют на  других военнопленных  как
только это будет  разрешено принцем  Дэвионом. Что  же касается ваших сил на
Морфиде -
     Со всем моим уважением, - вмешался Блюхер, - но ваша битва была здесь.
     И здесь бы я остался, если бы вы не вызвали Второй Батальон. Я бы хотел
просить вас отдать приказ о сдаче и остальным группам, но сомневаюсь, что вы
подчинитесь.
     Правильно,  - ровным голосом ответил Блюхер. - Третий Батальон все  еще
ценное войско.
     Арчер произнес с законченностью приговора. - Мне очень тяжело говорить,
но мои войска  отправятся на  Морфид, чтобы сделать с Третьим Батальоном то,
что сделали с первыми двумя здесь.
     Если позволите, Полковник Кристифори, я думаю,  что Пятнадцатая Гвардия
Арктурана  уже натерпелась  от вас многого. С  вашего разрешения, я пошлю им
приказ отправиться с Морфида в какое-нибудь более дружелюбное место.
     Арчер задумался на секунду.  Он ждал  полной  капитуляции, но это  тоже
было победа. - Хорошо. Пускай они уходят.
     Этого не должно было произойти, - вяло заметил Блюхер.
     Согласен, - кивнул Арчер. - Но пока это все  не закончилось. Все только
начинается. Катрина все еще держится за трон. Она должна уйти.
     Не могу согласиться с этим,  - сказал Блюхер. - Но должен отметить, что
не могу не уважать человека, который борется за свои идеалы.




     С учетом  того, что Торин и Морфид прочно удерживаются  войсками Принца
Дэвиона, очевидно, что война перешла в новую стадию. Больше нет партизанских
операций, а более традиционная военная кампания.  Одно можно сказать точно -
Федеративное Содружество и Лиранский Альянс никогда не станут прежними.

     Сообщено по пиратскому вещательному каналу Слово  из подземелий, Торин,
7 Февраля 3063







     Войска Арчера  в  напряженном внимании стояли посреди  основной площади
форта. С одной стороны была шеренга Боевых  Роботов, многие  из которых были
захвачены  у  Гвардии  Арктурана. На другой стороне  шеренга танков и пехоты
Дариуса Хопкинса, многие их которых все еще были в повязках. На всей технике
виднелись  следы  недавних  боевых действий, но  они были отремонтированы  и
перекрашены.  На  всех роботах виднелась  эмблема "А2",  в районе плеча и на
центре торса - эмблема Мстителей Арчера.
     Линия  были   прямой  как   луч  лазера.   Униформа  Арчера,  тщательно
отглаженная,  досталась ему  с  трудом в хаосе  последних дней. Но это  было
важным  для него,  чтобы  затратить силы. Сбоку от  него стояла Катя  Чаффи.
Увидев  ее,  когда  ее  только  освободили,  он  вздохнул  с облегчением.  К
удивлению обоих он обхватил ее руками и крепко обнял.
     Двери на гауптвахту  распахнулись  и  Арчер  сосредоточился.  Это  было
важным для каждого,  не только для его команды или Блюхера, но и для средств
массовой информации, наблюдающих за церемонией. Полковник Блюхер  и то,  что
осталось   от   его   батальона   формально  переводились   в  бараки,   как
военнопленные. Арчер хотел сделать все правильно - без злобы.
     Внимание! -  выкрикнул он. Дюжины каблуков ударили по земле,  а  прямая
линия солдат застыла вытянувшись в струнку.
     Охранники,  в   полном   парадном  облачении,  провели  пленных  членов
Пятнадцатой  Гвардии  Арктурана  к   их  транспорту,  двигаясь  вдоль  линии
Мстителей.  Арчер сумел различить на лице Блюхера, что тот был тронут жестом
уважения. Полковник остановился напротив  Арчера, а  за  ним  и вся колонна,
охранники  и охраняемые.  Великолепно отточенным  движением  он повернулся к
Арчеру и отдал салют. Арчер ответил на приветствие.
     Вы делаете нам честь, Полковник,  -  сказал Блюхер, достаточно  громко,
чтобы каждый мог слышать.
     Арчер слегка усмехнулся. - В глубине души мы не враги. Мы  просто верим
в разных лидеров.
     Возможно, вы правы. Но как заметил один военный " Время все расставляет
на свои места. Ошибки живут дни. Истина вечна."
     Арчер вспомнил цитату времен Академии. - Генерал Лонгстрит.
     Блюхер кивнул. - Помните это. Даже через века после его войны, его дела
все еще служат темой для споров. Да будет ваша истина неизменной.
     Потом строй продолжил движение к  ожидавшим бронетранспортерам, которые
перевезут  пленных  в  более  просторные  помещения.  Когда  раненые солдаты
прошли, Арчер заметил носилки в линии.  Он сошел со своего места и подошел к
ним. Двое Мстителей остановились, когда их командир подошел ближе и взглянул
на  человека, которого они несли. Очертания простыни,  которая  укрывала его
тело сказали Арчеру,  что тот  лишился плеча  и руки.  Его  левый  глаз  был
затянут повязкой и  большая  часть головы  забинтована.  Его  черные  волосы
сильно опалены огнем.
     Арчер нагнулся над носилками. -  Лейтенант Фиск, как бы странно это  ни
было, я рад, что вы живы.
     Фиск холодно взглянул уцелевшим глазом. - Лучше бы наоборот. Я  потерял
глаз, руку.  Мое  колено серьезно повреждено.  Я никогда не  сяду за штурвал
Робота. - Его голос был наполнен безысходностью.
     Это так, - сказал  Арчер,  - а я никогда не  смогу вновь  поговорить со
своею сестрой. Она также  была моею правой рукой. У тебя осталась по крайней
мере жизнь. - Арчер повернулся и пошел прочь, но голос Фиска догнал его.
     Почему вы не дали мне умереть, и оставили калекой?
     Арчер снова повернулся.  -  Меня сделали Мстителем. Считайте,  что этим
все объяснено.

     Позже  в этот  день  Арчер сидел в  своем офисе, в том, который  раньше
использовал Полковник Блюхер в форте. Он  уставился на гору бумаг и  дисков,
лежащую перед ним. Это была та часть  работы, которую он терпеть не мог.  Он
уже почти взял в руки верхний лист с данными, чтобы просмотреть  его,  когда
услышал стук в дверь.
     Входите, - сказал он, и Катя Чаффи вошла внутрь. Он довольно улыбнулся.
- Слава Богу, это ты, - устало сказал он, откидываясь в кресле.
     Сэр, - произнесла она удивительно  формально, - Шаттл приземлился около
часа назад, появившись из пиратской точки системы. У нас визитер.
     Арчер  приподнял бровь и поднялся на ноги,  опершись руками на  стол. -
Мне не нравится то, как это звучит.
     Он говорит,  что прислан  другом, и  я проверила его  даные, -  сказала
Катя.
     Арчер кивнул, и Катя вышла в холл, чтобы привести визитера. Он оказался
небольшим человеком  с  седеющими  волосами,  облаченный  в  белую  униформу
КомСтара. Также на груди его сиял Орден Чести Звездной Лиги, такой же, какой
получил  и сам Арчер.  Они встречались всего лишь раз, да  и  то кратко,  но
Арчер немедленно узнал его.
     Я  доставил  вам поздравления  от  Принца  Виктора Штайнера-Дэвиона,  -
сказал Алан Бересик.
     Благодарю,  Командор Бересик, добро пожаловать на Торин. - Этот человек
был такой же легендой Внутренней Сферы, как и Арчер стал легендой Торина. Он
командовал  Кораблем Войны  Невидимая Истина, в  походе против Хантресса. Ни
один из живущих людей не обладал столь большим опытом боев среди Шаттлов.
     Приятно видеть, что  вы в порядке, - сказал Бересик. - Хотя я и  прибыл
сюда под более скромным чином Прецентора.
     Я  польщен, что вы прибыли с визитом, - сказал Арчер, рукой указывая на
кресло.
     Взмахом  руки  Бересик показал, что предпочтет  остаться  стоять. Катя,
стоящая за ним, казалось, испытывала благоговейный страх. Внешний  вид гостя
был весьма скромен, но его окружала аура, требующая уважения.
     Я  был  "неподалеку",  по  делам  и  не  останусь  здесь  надолго.  Его
Высочество, Прецентор Мартиал, получил информацию о вашем успехе на Морфиде.
Он  просил  меня доставить ГиперИмпульсное сообщение  для вас, если позволит
время. Он также шлет вам и вашим людям свою сердечную признательность.
     Это уже лишнее, - сияя как мальчишка, проговорил Арчер.
     Но это есть. - Бересик достал лист бумаги из кармана и прочел его. - По
приказу Принца Виктора  Штайнера-Дэвиона, Арчер Кристифори данным документом
производится в ранг  Генерал-лейтенанта. - Потом он достал из кармана  знаки
отличия и протянул их Арчеру.
     Арчер уставился на два знака в своей  руке. - Генерал-лейтенант? - эхом
отозвался он, не веря в происходящее.
     Ваши действия  вдохновили многих.  Пусть война  только началась,  Принц
нуждается в том, чтобы такие люди как вы были на его стороне.
     Арчер встал во весь рост и отдал честь. Бересик ответил, за ним и Катя.
     Вы уверены, что должны уезжать так скоро, Прецентор?
     Да, Генерал. Есть еще много дел, которые следует исполнить.
     Тогда передайте сообщение Принцу Дэвиону, хорошо?
     Конечно.
     Скажите ему: хорошо быть дома.
     Прецентор  Алайн  Бересик  вскинул  голову  и отдал честь.  -  Передам,
Генерал Кристифори. Передам.

Популярность: 18, Last-modified: Sun, 19 Oct 2003 11:32:28 GMT