Содержание.


     3.  Раздел  1.  Экономическое   состояние  Римской   империи   в  эпоху
возникновения христианства.
     4. Раздел 2. Христианская идеология, организация христианской церкви.


     Предлагаемая читателю книга представляет собой переиздание  двух  работ
известного  советского  историка  Абрама  Борисовича  Рановича   (1885-1948)
-"Первоисточники  по истории раннего  христианства"  (изданы в  1933  г.)  и
"Античные  критики христианства" (изданы  в  1935 г.),  содержащих  собрание
текстов, прямо  или  косвенно  связанных с возникновением и распространением
христианской  религии в  Римской империи I-IV  вв.  и критикой этой  религии
античными (языческими)  авторами.  Хотя  работы, о которых  идет  речь, были
изданы более полувека тому назад, они во многом не утратили своей ценности и
сегодня. Некоторые  из  приведенных в них источников  русскоязычный читатель
может  найти  только  в упомянутых  книгах,  давно ставших библиографической
редкостью.  Несомненно  поэтому, что переиздание  данных  работ,  к  тому же
впервые   собранных  вместе   под   углом   проблематики   истории   раннего
христианства, должно вызвать большой читательский интерес.
     Круг научных  интересов А. Б.  Рановича был связан  с историей древнего
мира. Его  перу принадлежат  "Очерки  истории древнееврейской религии"  (М.,
1937),   "Очерки  истории  раннехристианской  церкви"  (М.,  1941),   работа
"Восточные  провинции  Римской империи"  (М., 1949). Некоторые  работы А. Б.
Рановича  по  истории христианства  были  переизданы в его  книге  "О раннем
христианстве".   Одно   из  наиболее  значительных  исследований  ученого  -
фундаментальный  труд  "Эллинизм  и  его   историческая  роль"  (М.,  1950).
Прекрасный  знаток произведений древних  авторов, папирусов, надписей, А. Б.
Ранович  при подготовке своих  исследований  по раннему христианству  изучил
огромный материал. Он собирал данные по социально-экономическим предпосылкам
возникновения  нового религиозного учения,  его эволюции, отношению  к  нему
представителей  античной  культуры. Результатом  этих  изысканий  и  явились
"Первоисточники", а затем собрание дошедших до нас полностью или в  отрывках
произведении  античных  писателей   и  философов,  выступавших   с  критикой
христианства.
     "Первоисточники" состоят из двух разделов. Первый показывает социальную
ситуацию  в  Римской  империи  I-II вв. (автор считал именно II в.  периодом
оформления  христианского  учения),  однако  там  встречаются  и  источники,
относящиеся к более раннему  времени. Главную  черту той эпохи автор видит в
общем  хозяйственном  кризисе  империи,  который  и  вызвал  к  жизни  новые
верования. Однако следует отметить, что А.  Б. Ранович выделил в своей книге
и раздел "Быт",  хотя  в  период, когда  он  работал  над  ее написанием,  в
отечественной исторической науке распространен был вульгарно-социологический
подход к явлениям  политической  и  культурной жизни, особенно  к  проблемам
религии. Источники,  помещенные в разделе,  характеризуют повседневную жизнь
империи,  кризис  духовных  ценностей  римского  мира,  упадок  общественной
морали, альтернативой чему были религиозно-нравственные поиски, проявившиеся
в появлении различных религиозных групп и этических учений.
     Вторая часть книги посвящена идеологическим предпосылкам христианства и
его эволюции.  Нужно сказать, что  те  немногие надписи  религиозных союзов,
отобранные  Рановичем, отражают  основное направление деятельности  подобных
групп;  за  время, прошедшее  после первого издания  его  книги, археологами
найдено  множество  подобных  надписей  на  всей территории  бывшей  Римской
империи.
     Автор не включил  в свое собрание отрывки из хорошо известных читателям
его  времени книг Нового завета, но привел  во  второй части фрагменты столь
важной для изучения становления христианства  апокрифической литературы, как
"Дидахе"  и  Апокалипсис Петра.  Подобранные отрывки из  произведений  самих
христиан позволяют в известной степени  проследить эволюцию их  отношений  с
миром, изменение  социального состава христианских  общин.  Эволюцию учения,
проблемы  христианской теологии  А.  Б.  Ранович  не  затрагивает совсем;  в
какой-то мере можно составить представление о воззрениях тех групп христиан,
которые  не  были согласны  с  ортодоксальным  направлением. В  книге А.  Б.
Рановича  не  приведены  сочинения христиан-гностиков,  с которыми ортодоксы
вели ожесточенную борьбу.  Основные произведения этих групп были найдены уже
после второй мировой войны в Южном Египте. На русском языке они опубликованы
в книге "Апокрифы древних христиан".
     Разумеется,  на подборе  источников  сказалась  историческая  концепция
автора.  Так,  в первой  части  книги  подобран материал, который, по мнению
составителя, должен свидетельствовать о глубоком  кризисе рабовладельческого
хозяйства.  Для  характеристики   этого  кризиса  он  включает   отрывки  из
источников, относящихся  не только к первым векам нашей эры, но и  ко  II- I
вв. до  новой эры, когда в Риме происходили гражданские войны, закончившиеся
падением республики  и установлением  империи. Поэтому в  книге соседствуют,
например, отрывок  из письма Цицерона Аттику (I  в. до новой  эры) с эдиктом
префекта  Египта 68 г. новой эры, а  фрагмент из  сочинения Катона (II в. до
новой эры) -с выдержками из "Анналов" Тацита (рубеж I - II вв. новой эры).
     В настоящее время советские ученые рассматривают упомянутые гражданские
войны  как  проявление  кризиса  античной  гражданской  общины,  а не  всего
рабовладельческого  общества. Античная община (в  Риме - цивитас) объединяла
ограниченный  коллектив граждан, являвшийся верховным  собственником земли и
сосредоточивший в своих руках политическую власть. Римские завоевания III-II
вв. до новой эры, превратившие обширные области Средиземноморья в бесправные
провинции  Рима, привели  к  сложным  социально-экономическим и политическим
последствиям,  которые  были вызваны  несоответствием  организационных  форм
гражданской  общины потребностям  "мировой" державы.  Разумеется, в  кризисе
Римской  республики  II-1 вв. до новой  эры  большую роль сыграло обострение
классовой и социальной  борьбы, в том числе мощные восстания рабов.  Однако,
как подчеркивают  современные советские  исследователи,  экономика  Римского
государства  была   многоукладной,   а  формы  классовой  борьбы   -  весьма
многообразны.  Эта многоукладность  видна и из  материалов, представленных в
"Первоисточниках по  истории  раннего христианства",  в частности из данных,
содержащихся   в    египетских   папирусах.   Что   же   касается    кризиса
рабовладельческих отношений, то эпоха возникновения христианства в последних
обобщающих работах определяется как период расцвета этих отношений. Только в
Италии, по мнению Е. М. Штаерман,  "начинали  ощущаться  некоторые  признаки
если не упадка, то застоя". Поздние работы самого А. Б.  Рановича показывают
достаточно  высокий уровень  хозяйственного развития восточных  провинций  в
первые  века  империи,  в  том  числе  и  процветание  торговли,  которую  в
"Первоисточниках" он называет  "жалкой". В своей книге  "Восточные провинции
Римской  империи" Ранович отмечает, что  "основу процветания городов римской
Сирии составляла внешняя торговля" (с. 148).
     Возникновение и распространение христианства не было связано напрямую с
какими-то  хозяйственными явлениями в  Римской империи. Оно было обусловлено
изменениями  в  идеологии   и  социальной   психологии:   поисками   единого
универсального  божества, которое было  бы носителем  высшей справедливости,
защитником   обиженных,   падением   авторитета   древних   местных   богов,
покровителей города  или  племени,  разрушением  традиционных  связей  между
людьми - общинных, гражданских, семейных. Следует оговорить, что, хотя А. Б.
Ранович  на первое  место поставил  социально-экономические  аспекты,  в его
книге нашли отражение  основные тенденции в духовной жизни римского общества
первых  веков  нашей  эры.  Можно  обратить   внимание   на  приведенную   в
"Первоисточниках" молитву из  "Метаморфоз"  Апулея, обращенную к  египетской
богине Исиде:  "О  святейшая  человеческого рода вечная заступница, смертным
постоянная  охранительница...  Ты кружишь  мир, зажигаешь солнце, управляешь
вселенной..."   В   этом   обращении   Исида   выступает   владычицей  мира,
универсальным божеством, притом милостивым к людям.
     В   "Первоисточниках"  в   известной  мере  отражены  и   поиски  новых
нравственных   норм,  противостоявших   безнравственности   и  бездуховности
римского общества  (бездуховность эта особенно ярко проступает в отрывках из
Марциала  и  "Сатирикона"  Петрония,  также  приводимых  Рановичем).  Мораль
стоиков представлена в отрывках из сочинений Сенеки. Жаль, что А. Б. Ранович
не  расширил этого раздела за счет более полного изложения взглядов стоиков,
оказавших большое влияние на выработку моральных норм христианства.
     Внимательный читатель  обратит внимание  на то,  что А. Б.  Ранович  не
характеризует положение в  Палестине в  период  зарождения  христианства.  В
настоящее  время  палестинские  корни христианства общепризнаны,  однако  до
открытия  кумранских  рукописей   в   советской  исторической   науке   была
распространена точка  зрения о  внепалестинском  происхождении христианства.
Преобладало мнение, что новое  учение зародилось в Малой  Азии, поскольку  в
одном из самых ранних новозаветных сочинений, Апокалипсисе Иоанна, речь идет
о  семи  малоазийских  городах, где существовали  христианские общины. После
опубликования  обнаруженных в конце  40-х годов  XX в. рукописей  кумранских
сектантов даже некоторые сторонники малоазийского происхождения христианства
отказались от прежней  точки  зрения  и  признали Палестину  родиной учения,
которое  они  называли иудеохристианством.  Подробно обстоятельства находок,
содержание  рукописей,   организация   кумранскои   общины,   связь   ее   с
христианством разобраны  в книге И.  Д. Амусина  "Кумранская  община". А. Б.
Ранович не  успел  познакомиться  с  этими рукописями;  можно  думать,  что,
проживи он дольше, его исследования  пополнились  бы работами по  материалам
кумранских находок.
     Теория  возникновения христианства вне  Палестины тесно связана  с  так
называемой мифологической  школой, приверженцы которой отрицали историческое
существование  Иисуса.  К  этой  школе принадлежал  и  А.  Б.  Ранович,  что
отразилось в комментариях  и  вводных статьях не только к "Первоисточникам",
но и к "Античным критикам христианства". Мифологическая школа зародилась еще
в  XVIII  в.  в  связи  с  рационалистической  критикой  христианства;   она
продолжала  развиваться  на  протяжении  XIX  и  начала  XX  в.  В  работах,
принадлежавших   к  этой   школе  ученых,  высказывалась   точка   зрения  о
существовании  в  Палестине  культа дохристианского  бога  (Иисуса).  По  их
мнению,  в  основе  евангельских  легенд   находились  народные  мистерии  и
различные аллегорические рассказы, которые  рядовыми христианами  понимались
буквально.  Крупнейшим  представителем  мифологической  школы,   чьи  работы
оказали большое влияние на  Рановича, был  Артур Древс. Христианские легенды
он разлагал на отдельные элементы и возводил их к различным языческим мифам,
прежде всего солярным (солнечным).
     В  30-40-е  годы  мифологическая школа  безраздельно  господствовала  в
советской исторической науке.  Помимо связи христианства с древними культами
умирающих и  воскресающих  богов, различных солнечных божеств у  сторонников
этой  школы было еще несколько  линий  аргументации:  отсутствие сведений об
Иисусе   у  писателей   I  в.  (а  те,  которые  были,  считались  вставками
переписчиков-интерполяциями),  поздняя  датировка  евангелий Нового  завета,
доходившая  до  середины  II  в.,  и  отрицание   какой-либо   достоверности
содержащихся в них рассказов;
     развитие образа Иисуса от бога к человеку в канонических произведениях,
начиная  с Апокалипсиса Иоанна. Эти аргументы не учитывали, однако, жанровой
специфики священных  книг (в частности, апокалиптической литературы), раннюю
иудеохристианскую трактовку  Иисуса как просто праведного человека,  а также
те   элементы  его   евангельской  биографии,  которые   не  несли  в   себе
вероучительного смысла.
     Параллельно   с   мифологической  существовала  и  историческая  школа,
выявлявшая  реальную основу  евангельских рассказов.  Усилению  позиции этой
школы  в  XX  в. способствовало  общее  развитие источниковедения, отказ  от
гиперкритицизма в  отношении сообщений античных авторов,  большее доверие  к
традиции. Немалую роль в изучении собственно христианских источников сыграли
так  называемая  "критика  текста" и "критика форм" применительно  к  книгам
Нового  завета. Метод "критики текста"  существует  с конца XIX в., "критика
форм" развилась уже в XX в. Оба метода ставили своей целью выявить подлинное
ядро учения Иисуса. Приверженцы первого метода сравнивали тексты евангелий с
учетом  рукописных расхождений, пытаясь  найти  общее, характерное для  всех
евангелий  (речь  шла  прежде   всего   о   первых   трех,  так   называемых
синоптических).  Ученые  же, разрабатывавшие "критику  форм",  искали  следы
устной  традиции,  выделяли  ее  отдельные  блоки - речения Иисуса,  притчи,
рассказы  о  чудесах - и  этапы развития. Углубленное изучение  христианской
литературы,  находки  папирусов  с  текстами  евангелий,  которые  позволили
удревнить  время  их  составления  по сравнению  с  принятым  мифологистами,
раскопки Назарета - все это  приводило к тому, что  сторонников исторической
школы становилось все больше.
     В  настоящее время советские историки, за  редким исключением, признают
существование исторической  основы у повествований Нового  завета. Последнее
научное  достижение  в  этой  области   -   обнаружение  арабского  перевода
свидетельства  Иосифа  Флавия об Иисусе, которое, по мнению  исследователей,
восходит к  подлинному  тексту иудейского историка I в. Дело в  том,  что  в
греческой рукописи "Иудейских древностей" Иосифа Флавия  содержался  рассказ
об Иисусе, где он назван Христом;
     прямо  говорилось  о  его   воскресении.  Ученые  считали  этот   текст
благочестивой  вставкой  христианского  переписчика,  поскольку  Флавий  был
верующим иудеем и не мог признать в  Иисусе мессию. Правда, шли споры,  было
ли это  место  сочинено  с начала до конца или в первоначальную  версию были
вставлены отдельные фразы. В 1971 г. израильский ученый Ш. Пинес опубликовал
средневековую,   написанную   по-арабски   рукопись    "Всемирной   истории"
христианского епископа Агапия. В этом произведении была  приведена цитата из
Флавия,  где  речь шла об Иисусе.  Ученый предположил, что  перевод сделан с
сирийской  рукописи,  в  которой  сохранился  первоначальный  смысл рассказа
Флавия. Этот рассказ очень напоминает текст греческой рукописи, но Иисус там
назван  мудрым человеком,  сообщение о  его воскресении не факт,  а  рассказ
учеников.  Сопоставление   двух  вариантов   ясно  показывает,  как  работал
переписчик,  который не  сочинял сам,  но "улучшал"  Флавия с позиций  своей
веры. Ориген, по-видимому, читал подлинный текст Флавия, поскольку он пишет,
что  Флавии  не  признавал  Иисуса Христом.  Евсевий  Кесарийский  знал  уже
переработанный   текст   (IV  в.).   В  Приложении   к   "Античным  критикам
христианства" помещены оба варианта, и читатель может их сравнить.
     Изучение текста  Иосифа  Флавия  подводит нас к  проблеме  христианских
интерполяций и в других  произведениях античных авторов,  о  которых  писали
представители мифологической школы.  Так, А.  Б.  Ранович  считал вставкой и
рассказ   римского   историка  Корнелия   Тацита  о  христианах,   казненных
императором Нероном  по обвинению  в поджоге Рима. Этот текст приведен самим
Рановичем  в  "Первоисточниках по истории раннего христианства"; для полноты
картины редакторы включили его (в последнем переводе  на  русский язык) и  в
Приложение к "Античным критикам христианства".
     Главный аргумент сторонников мифологической школы заключался в том, что
в начале II  в. Тацит не мог  писать о "великом множестве" христиан, так как
их в то время было еще очень мало. Правда, серьезные исследователи отмечали,
что  целый  ряд деталей и прежде всего враждебный  тон Тацита по отношению к
христианскому учению  говорят  за  подлинность этого места.  Так,  сообщение
Тацита  считал подлинным С.  И. Ковалев, по вопросу об историчности Христа -
сторонник   мифологической  школы   (см.   его   книгу   "Основные   вопросы
происхождения христианства"). Сторонники версии об интерполяции не учитывали
стилистического  единства  рассказа  Тацита  о казнях  христиан с  остальным
текстом,  психологическую  невозможность для  переписчика-верующего  назвать
христианство "зловредным суеверием", а своим единоверцам приписать ненависть
к роду людскому. Ученые  мифологической школы  не  ставили вопроса о мотивах
переписчика,  якобы искусно подделавшего  текст  Тацита (с их  точки зрения,
враждебность  тона по отношению  к христианам была  выбрана переписчиком для
большей достоверности): ведь никто - и это видно из приведенного в "Античных
критиках  христианства"  обширного  материала  - не  сомневался  в  реальном
существовании Иисуса, критики доказывали только, что он не  мог  быть  богом
или сыном божьим. Лечцман Я.  А. Происхождение  христианства. Для  язычников
отрицательное  отношение Тацита  к  христианам было лишним аргументом против
них,  независимо  от того,  много или  мало было их при  Нероне, а  верующим
никакие доказательства  не были  нужны.  Что касается  количества христиан в
период правления императора Нерона (54-68 гг.), то из текста Тацита следует,
что сначала  были  схвачены те, которые открыто называли себя христианами, а
уже потом,  по их  указанию, множество  других.  Среди  них, как это  обычно
бывает,  когда хватают людей по оговорам,  могло быть  и  достаточно большое
число не являвшихся христианами: доносы  не проверялись, а Нерону важно было
обратить гнев римской толпы на  чужаков, чтобы опровергнуть слухи об участии
его самого в поджоге Рима.
     Схожие соображения можно высказать и в отношении письма Плиния Младшего
императору Траяну о христианах Вифинии. Вифиния - область в Малой  Азии. Сам
Ранович поместил его в Приложении к "Античным критикам христианства", считая
возможной  вставкой только  свидетельство  о  распространении  христианства.
Однако  Плиний тоже имел  дело с доносами, причем  среди тех, кого он  сумел
допросить, были и нехристиане.  У него также не было точного представления о
количестве  христиан,  и  вполне возможно, что доносчики преувеличивали  это
число.
     Позиция  А.  Б.  Рановича  в  отношении  ряда  проблем  истории раннего
христианства отразила не только современный ему уровень развития науки, но и
определенные  политические   тенденции   середины   30-х   годов:   усиление
идеологической борьбы с "классовыми врагами", всеми без различия буржуазными
историками,  "социал-фашистами", "поповщиной" и т.  п. В  его  работах можно
встретить отзвуки примитивной антирелигиозной пропаганды 20-30-х годов. Сама
борьба вокруг проблемы историчности Иисуса, Иоанна Крестителя, Павла,  Петра
носила в то  время,  как  отмечал  впоследствии  С.  И. Ковалев,  не столько
научный,  сколько  политический  характер.  Ковалев  С. И.  Основные вопросы
происхождения  христианства.  Правда,  сам  автор относил эту "политичность"
прежде  всего к  западным представителям исторической школы, однако это было
характерно и  для  советских историков  христианства.  Но каковы бы  ни были
общие  установки  А.  Б.  Рановича, которые не разделяют современные ученые,
проделанный им  труд по  подбору источников  периода раннего христианства не
потерял своего значения и по сей день.
     Книги А.  Б.  Рановича издаются с некоторыми сокращениями. В частности,
исключены  входившие  в  первые издания общие вводные статьи,  не имеющие  в
настоящее время научного значения.
     Доктор исторических наук. И. С. Свенцицкая.



     Древняя  литература дошла до нас в неудовлетворительном состоянии.  При
неграмотности   подавляющего  большинства  населения  Римской  империи,  при
отсутствии  книгопечатания, когда каждый  экземпляр книги (рукописи  в форме
свитка)  приходилось  переписывать от  руки, книга была  предметом  роскоши,
доступным  только  любителю. Правда,  существовали и обширные  мастерские по
изготовлению  рукописей   (известно,   например,   предприятие  по   изданию
рукописей, принадлежавшее другу Цицерона  Аттику),  а отдельные библиотеки -
государственные и  частные -  хранили у себя громадные количества рукописных
свитков.  Основанная в  III  в.  до  новой  эры  Александрийская  библиотека
(Brucheion)   содержала   700   000   экземпляров   книг,   а   составленный
ученым-библиотекарем  Каллимахом  (около  250  г.   до  новой  эры)  каталог
Александрийской библиотеки  представлял собою  огромный  научный труд  в 120
книгах.  Но такие коллекции  не могут  ни в какой  мере заместить  массового
издания книг, невозможного для  той эпохи. Книга, то есть рукописный свиток,
была  редкостью, доступной лишь немногим. Но и эти  книжные фонды античности
были    беспощадно   уничтожены   христианской   церковью,   последовательно
искоренявшей  все  "языческое",  все,  что  могло  хоть  в малейшей  степени
повредить  ее  господству.  Однако  литературная  традиция  продолжалась,  и
переписка произведений античных  авторов  хоть робко и  редко, но велась. До
529 г. в Афинах продолжала существовать Платоновская академия,  окончательно
закрытая  Юстинианом.  Но  и  после  ликвидации  этого  последнего   убежища
"язычества"   занятия  греческой  и  римской  литературой   -  хотя  бы  для
надобностей школьного преподавания - не прекращались.  А отдельные  любители
тщательно  хранили и копировали  древние манускрипты.  В IX в. Фотий написал
свою "Библиотеку", где он дает критический обзор 280  книг и  многочисленные
выдержки из  них.  Константин  Багрянородный, Свида,  Евстафий  и  их  труды
свидетельствуют,   что   древняя   литература   всегда   имела  читателей  и
почитателей;  да и  научное  изучение  античности  не  прекращалось,  о  чем
свидетельствуют многочисленные схолии  (примечания,  комментарии)  к Гомеру,
Гесиоду, Вергилию, Лукиану, Платону, Аристотелю, Плавту, Аристофану и многим
другим.
     При всем  том количество сохранившихся древних рукописей ничтожно. Едва
сотню можно насчитать рукописей, которые были бы  древнее XII в.; оригиналы,
с которых списаны  многочисленные  рукописи, легшие в  основу наших печатных
изданий,  погибли.  Интересно,  что  некоторые  древние  тексты  сохранились
благодаря  экономии,   которую  соблюдали  монахи  при  расходовании  дорого
стоящего  пергамента.  Для  изготовления  своих   "священных"   текстов  они
использовали   старые   "языческие"   пергаментные   рукописи,   с   которых
соскабливали   и  смывали  написанное,  чтобы  на  очищенном  таким  образом
пергаменте   написать  какую-нибудь  богословскую  чепуху.  Но   эти  т.  н.
палимпсесты сохранили на себе следы первоначального языческого текста, и при
помощи   сложных  химических   реактивов   удается   героическими   усилиями
восстановить  этот текст.  Таким путем открыты комедии Плавта,  "Институции"
Гая, "Республика" Цицерона и др.
     Но и  то,  что  сохранилось  от  древней  литературы,  дошло до  нас  в
плачевном  состоянии. Часто от многотомных трудов сохранились лишь небольшие
отрывки.  Да  и  дошедшие  до нас тексты подверглись в процессе многократной
переписи  в  течение  веков  бесчисленным  искажениям. Редакторская  работа,
имеющая хоть  какую-нибудь  научную  ценность,  в  древности проводилась над
рукописями  редко.  Издания  вроде текстов  Гомера,  над  которыми трудилась
плеяда  ученых александрийских библиотекарей - Зенодот, Аристарх, Аристофан,
Дидим и другие - были исключением. Каждый  переписчик  неизбежно вносил свои
искажения, чаще всего по  небрежности и невежеству, а иногда и  сознательно.
Читатели  часто  делали  свои  пометки на полях рукописи  и между строк, эти
пометки  после  дующий переписчик  вносил в текст; а если переписчик был для
этого  достаточно  грамотен,  он не стеснялся "исправлять" автора по  своему
усмотрению.  Наиболее  частым  видом  искажения  древних   текстов  является
интерполяция, то  есть  вставка  переписчика  или  редактора, имеющая  целью
приписать автору из тех или иных соображений  то, чего он в действительности
не   писал.   Грубые  интерполяции  разоблачить  не   трудно.  Но  там,  где
интерполятор сделал свое дело умело  и тонко,  сумев подделать стиль автора,
избежать  анахронизмов и т.  п.,  интерполяцию вскрыть  нелегко, и  в  таких
случаях  многое   зависит   от  установки   того  ученого,  который  изучает
соответствующий текст. Так, если Плиний  Младший в письме к Траяну по поводу
христиан  сообщает,  что  вследствие  бурного роста христианства  совершенно
прекратился  официальный римский  культ,  то ученый  богослов не усматривает
здесь  интерполяции; ведь он принимает на  веру церковную сказку о  том, что
уже в I в. христианство заполнило весь мир. Но мы-то  знаем, что в начале II
в., когда Плиний писал свое письмо - а самый исторический факт существования
этого  письма  отрицается  рядом  историков,-  христианство  еще  не  успело
завоевать прочных  позиций, что церковь  только еще начинала складываться и,
следовательно, если даже допустить подлинность письма Плиния, преувеличенное
изображение христианства как  грозной силы,  успевшей подавить  все  местные
культы,- позднейшая вставка христианского переписчика.
     В гораздо лучшем положении мы находимся,  когда обращаемся не к копиям,
а к  оригиналам, сохранившимся в виде  надписей,  папирусов, черепков и тому
подобных подлинных памятников древности.
     Греческих, латинских, коптских, сирийских и иероглифических надписей  -
на  гробницах, статуях, алтарях,  памятных досках, стенах  храмов и дворцов,
триумфальных колоннах  и так далее-  имеется в настоящее время такое великое
множество,  что пользоваться ими  систематически  стало  уже  невозможно.  В
1828-1874 гг.  был  издан свод греческих  надписей  -  Corpus  Inscriptionum
Graecarum но этот "корпус"  успел устареть до выхода  его в свет  и наряду с
ним стали  выходить специальные сборники - Corpus  Inscr.  Atticarum, Corpus
Inscr. Graeciae septentrionalis  и др. С  1873  г. берлинская Академия  наук
стала издавать новый всеобъемлющий свод - Inscr. Graecae;
     издание это еще не  закончено, но и оно никак не может поспеть за вновь
открываемыми  надписями,  изо  дня  в  день  публикуемыми  в  многочисленных
специальных  журналах.  Для  научных  работ  приходится  пользоваться  кроме
новейших  публикаций  в  журналах выборками Диттенбергера  ("Sylloge  Inscr.
Graecarum" и "Orientis gr. Inscr. selectae"), Мишеля (Recueil d'inscriptions
grecques), Канья (Inscr. Graecae ad res Romanas pertinentes) и др.
     Латинские  надписи  собраны  в  Corpus  Inscr.  Latinarum,   непрерывно
пополняемом новыми находками. Опять-таки практически  приходится прибегать к
выборкам Дессау, Орелли, Брунса и так далее.
     По содержанию своему надписи охватывают самые  различные стороны личной
и  общественной жизни  древности.  Достаточно назвать наиболее  знаменитые -
Fasti consulares,  списки консулов, составленные  по распоряжению  Августа и
высеченные на мраморных плитах во дворце императора; Monumentum Ancyranum  -
завещание  Августа, предназначенное для  его мавзолея; эдикт префекта Египта
Тиберия Юлия Александра; указ  Клавдия о даровании прав римского гражданства
варварам (Lapis Lugdunensis); указ Диоклетиана о предельных ценах на товары;
статут  императорского  имения  - ad  exemplum  legis Mancianae;  "Паросский
мрамор", содержащий греческую хронику от мифического Кекропса  до 264  г. до
новой эры
     Представляя собою  бесспорно  подлинные исторические памятники, надписи
не  лишены  и  дефектов.  Каменщики,   высекавшие  надпись,  были,  конечно,
малограмотны  и вносили множество  искажений  в  текст:  недостаток  места и
трудность работы заставляли часто делать пропуски, извращающие смысл текста;
то же стремление к экономии места побуждало заменять отдельные слова и целые
фразы  инициалами,  которые  не  всегда  удается  расшифровать;  к  тому  же
разрушительное действие времени сказывается и на состоянии надписей, которые
часто не удается прочесть, несмотря ни на какие усилия;
     поэтому-то воспроизводимые в печати надписи пестрят многоточиями.
     Другим бесценным источником для изучения древности служат папирусы. Так
называется,  собственно говоря,  болотное растение, произрастающее в Египте,
Из  сердцевины  его  стебля  в древности  изготовляли  гладкие листы  писчей
бумаги,  обладающие  необыкновенной  устойчивостью  в  условиях  египетского
климата.   Благодаря   этому  сохранились   папирусы  величайшей  древности;
древнейший  из  них  относится  к  2600  г. до  новой эры  Исписанные  листы
папируса,  или,  короче,  папирусы,  стали  предметом изучения  сравнительно
недавно.  В 1778 г. европейский антиквар  купил впервые  папирусный свиток у
египетских крестьян, которые на его глазах  сожгли около  50 папирусов, чтоб
насладиться их ароматным дымом. С тех пор изучение папирусов стало предметом
специальной науки.  Папирусы на  греческом,  латинском, коптском, еврейском,
арамейском,  персидском,  эфиопском  языках,   папирусы  иероглифические   и
демотические  добываются  путем  специальных раскопок  в Оксиринхе,  Файюме,
Сиене,  Фивах  и  других  древних  городах  Египта.  Количество  публикуемых
папирусов в последние  годы  настолько возросло,  что  ориентироваться в них
становится уже трудно  без особых  указателей и справочников.  Обзор текущих
поступлений дается в журнале "Archiv fur Papy-rusforschung".
     Помимо литературных  произведений  (например,  знаменитый  папирус,  на
котором записан единственный экземпляр  Аристотелевой "Афинской политии") мы
имеем на папирусах богатейший ассортимент документов о личной и общественной
жизни, об экономике,  финансах, праве, суде, политике, технике,  педагогике,
об официальном регламенте и интимных  буднях жизни отдельных  жителей Египта
за период в несколько столетий.
     Разбор  и  чтение  папирусов  представляет  значительные  трудности.  В
течение  тысячелетий пребывания в земле, в мусорных  ямах, в старых могилах,
под развалинами  зданий  и тому подобных местах папирусы сильно  пострадали;
кроме того, разнообразие  вычурных почерков, многочисленные сокращения слов,
стенографические знаки, редкие  местные слова, коверкание  греческого  языка
малограмотными  разноплеменными  жителями  Египта -  все это создает  подчас
неодолимые  трудности для расшифрования  и правильного понимания  папирусных
текстов. Язык этих текстов настолько отличается от  тогдашнего  разговорного
греческого языка,  не говоря уже о  классическом, что  явилась потребность в
издании специального словаря для  чтения папирусов. Приходится  путем  более
или менее остроумных догадок и  сопоставлений восстанавливать первоначальный
текст,  что обычно  отмечается  в  печатных  изданиях целым  рядом  условных
обозначений,   указывающих  характер  исправлений  и  дополнений,  сделанных
специалистом-издателем.
     По характеру письма и отчасти по содержанию близко к папирусам подходят
черепки - остраки. Черепки в Греции издавна служили материалом для письма; в
частности,  они применялись  для  подачи  голосов,  откуда  произошло  слово
"остракизм"   (голосование   на  черепках   об  изгнании  того   или   иного
политического  деятеля).  При  дороговизне  пергамента  и  папируса  остраки
служили  писчим  материалом  для бедноты; на  них  писали короткие  записки,
квитанции, расписки, небольшие заметки, счета и  т. п.  Ими  пользовались  и
государственные  учреждения  -  главным  образом  для  квитанций  об  уплате
налогов.   Большое   собрание  остраков-свыше   1600-опубликовано   Ульрихом
Вилькеном (Griechische Ostraka aus Nubien und Aegypten. 1899); публикация их
непрерывно продолжается в специальных журналах по археологии, папирологии  и
т. п.
     Большое достоинство  папирусов  и остраков  заключается в  том, что  на
большинстве их сохранились даты. На латинских текстах  летосчисление ведется
по  римским  консулам,  годы правления которых большей  частью  известны  по
другим  источникам.  На  всем  Востоке  годы  обозначались  по  царствованию
императора, причем в Египте с  1-го  дня месяца "тот" (thoth), следующего за
воцарением нового императора, считается  2-й год его царствования, даже если
это событие  случилось за несколько дней до  1-го тота. Египетский календарь
(а мы имеем дело главным образом с египетскими документами) имеет 12 месяцев
по  30  дней,  к коим прибавляется  в  конце  года  еще  5 прибавочных  дней
(epagomenai).   Таким   образом,  зная   хронологию   царствования   римских
императоров и  египетский календарь, можно  точно установить дату  написания
документа (примеры тому даны в содержащихся в настоящем сборнике текстах).
     В  латинских  текстах годы  датируются обычно  по  правлению  консулов,
ежегодно переизбиравшихся. Так  как годы правления консулов хорошо  известны
по историческим  памятникам, в  частности  по fasti consulares  (консульские
списки),  то такая датировка вполне  достаточна.  Что касается календаря, то
римский  юлианский хорошо известен. Названия месяцев: январь, февраль, март,
апрель,  май,  июнь,  квинтиль (июль), секстиль (август), сентябрь, октябрь,
ноябрь, декабрь.  Квинтиль и секстиль были переименованы в честь цезаря.  Но
августом иногда называли не только 8-й (по римскому  исчислению 6-й)  месяц,
но и любой другой,  если на этот месяц приходился день рождения царствующего
императора.  Первый  день  месяца назывался календами,  5-й - нонами, 13-й -
идами, и счет  дней в месяце велся  применительно к этим трем числам, причем
дни отсчитывались по отношению к будущему основному числу;  поэтому наше 2-е
число обозначали: 4-й день до  нон, 3-е -  3-й до нон, 4-е - канун нон и так
далее
     Вот для примера месяц январь:


     - Календы января (Kal. ian.)



     - 4-й день до нон (ante diem IV Non. ian.)

     - 3-й день " " (ante diem III Non. ian.)



     - Канун нон (pridie Non. ian.)



     - Ноны (Nonis ian.)



     - 8-й день до ид янв. (a. d. VIII Id. ian.)

     - 7-й день " " " (а. d. VII Id. ian.)

     - 6-й день " " " (а. d. VI Id. ian.)



     - 5-й день " " " (а. d. V Id. ian.)

     - 4-й день " " " (а. d. IV Id. ian.)



     - 3-й день " " " (a. d. Ill Id. ian.)



     - Канун ид янв. (pridie Id. ian.)



     - Иды янв. (Id. ian.)



     - 19-й день до февральских календ (а. d. XIX Kal. Febr.)



     - 18-й день " " " (а. d. XVI1I Kal, Febr.)



     - 17-й день " " " (а. d. XVII Kal. Febr.)



     - 16-й день " " " (а. d. XVI Kal. Febr.)



     - 15-й день " " " (а. d. XV Kal. Febr.)



     - 14-й день " " " (а. d. XIV Kal. Febr.)

     - 13-й день " " " (а. d. XIII Kal. Febr.)

     - 12-й день " " " (а. d. XII Kal. Febr.)

     - 11-й день " " " (а. d. XI Kal. Febr.)



     - 10-й день " " " (а. d. Х Kal, Febr.)



     -9-й день " " " (а. d. IX Kal. Febr.)



     - 8-й день до февральских календ (а. d. VIII Kal. Febr.)

     -7-й день " " " (а. d. VII Kal. Febr.)

     - 6-й день " " " (а. d. VI Kal. Febr.)



     - 5-й день " " " (а. d. V Kal. Febr.)



     -4-й день " " " (а. d. IV Kal. Febr.)



     - 3-й день " " " (a. d. Ill Kal. Febr.)


     - Канун февральских календ (pridie Kal. Febr.)

     В египетском календаре все месяцы имеют по 30 дней;
     к концу года прибавляется пять дней - hai epagomenai;
     год начинается с 1 числа месяца thoth.

     thoth 29  авг.- 27 сент. phaophi 28 сент.-  27  окт. hathyr 28 окт.- 26
нояб.  choiak 27  нояб.- 26 дек. tybi  27 дек.- 25  янв. mechir  26 янв.- 24
февраль  phamenoth 25 февраль -  26 марта.  pharmouthi 27 марта -  25 апрель
pachon  26  апрель - 25 мая. pauni 26  мая-  24 июня epiph 23 июня - 24 июля
mesore 25 июля - 23 авг. hai epagomenai 24 авг.- 28 авг.

     В Риме годы считали от мифической даты основания Рима (ad urbe  condita
-  753 г. до новой эры). В  Египте годы считали со дня воцарения фараона или
впоследствии римского  императора, причем ближайшее 1-е  число месяца  thoth
считается началом 2-го года.  Наряду с этим  применялся и финансовый год, не
совпадавший  с календарным, hai prosodoi.  Кроме того, в  Египте  и на  всем
Востоке применялись еще следующие эры:

     Эра  Диоклетиана  -  284 новой эры, Эра  Селевкидов-312  до  новой  эры
Македонская- 146 до новой эры Антиохийская - 49/48  до новой эры Набонассара
- 747 (26/11) до н. Олимпиад - 776 до новой эры

     Большие  трудности  представляет  монетная система в  Римской  империи.
Трудности  троякого  рода:  1)  в  разных  частях империи  были в  обращении
различные монеты;
     2) реальная стоимость денег подвергалась чрезвычайно резким колебаниям,
устойчивой  валюты   не   было,   особенно   при   практиковавшейся  системе
фальсификации монеты фиском; 3)  монеты обозначаются по весу, и стоимость их
зависела от того,  из какого она металла,  и от того, каково соотношение цен
между разными металлами, которое резко колебалось. Например, статер равен по
весу  2 драхмам; но,  например, золотой  статер равнялся 20, 24, 25  и более
серебряным драхмам. Сестерций делился  на 2,5 асса, а  с 43 г.  до новой эры
равнялся 4 ассам; 4 сестерция равнялись 1 денарию.
     На всем Востоке основной единицей была серебряная драхма, делившаяся на
6  оболов; обол  делился на  8  chalkoi; но оболы были медной монетой, и при
переводе их на  серебряные драхмы  часто считали по  7,  7 1/4  и так  далее
оболов в драхме. 100 драхм составляли 1 мину, 60 мин - 1 талант.
     Меры поверхностей в Риме были: 1 югер = 0,252 гектара,  в Египте арура=
0,2756  гектара.   Для  зерна  на  Востоке  мерой  служила  артаба,  которая
опять-таки  не  представляет устойчивой единицы,  колеблясь  между 24  и  40
литрами.
     Для  понимания  земельных  отношений  необходимо,  кроме  примечаний  к
отдельным текстам, отметить следующее. В эпоху империи существовали в Египте
следующие категории земель: 1)  бывшая царская  земля (ge basilike), которая
слилась с 2)  государственной землей (ge demosia, ager publicus); 3) частная
земля-ge  idiotike,  которая  приобреталась  путем  покупки  и  наследования
(благоприобретенная, idioktetos) или раздавалась  солдатам (ge klerouchike и
katoikike); 4) ousiai (saltus)  - императорские  имения, приобретенные путем
конфискации,  принадлежащие  лично  императору  или  членам его  семьи.  Для
управления этими  имениями  существовал  особый  департамент-ousiakos  logos
(ratio usiaca).  Все категории земель, кроме третьей, в императорскую  эпоху
обрабатывались преимущественно мелкими арендаторами,  которые большей частью
были  с самого начала задолженностью привязаны к земле, образуя в дальнейшем
податное  сословие  колонов,  "предшественников  средневековых  крепостных".
Тексты  свидетельствуют  о  насильственной  "аренде"  земли,  о  перебросках
крестьян  в порядке  повинности на  работу в  другие  села, где  не  хватало
рабочих рук.
     Кроме  подушного, земельного, подоходного  и  многочисленных  косвенных
налогов,  кроме трудовой  и гужевой  повинности  население  несло  еще  одну
своеобразную  повинность-литургии  (обязательная служба).  В  Древней Греции
издавна  существовала система  обязательной службы, связанной  с  расходами:
триерарх  должен  был  за свой  счет снарядить  судно, хорег  - организовать
спектакли и так  далее. В эпоху Римской империи литургии  должны  были  дать
бесплатных   и  отвечающих  своим  имуществом  чиновников  для   чудовищного
бюрократического  аппарата,   преимущественно  финансового.   Литургии  были
чрезвычайно тяжелым бременем для населения.
     Отрывки из Иринея, Минуция Феликса, Гермы и (частично) Тертуллиана даны
в переводе П. А. Преображенского, из Петрония - по переводу под редакцией В.
Н. Ярхо,  из  Лукиана  - по переводу  под редакцией  Ф.  Ф.  Зелинского,  из
Марциала - по переводу А. А. Фета, из  Тацита - В. И. Модестова, из Апулея -
М.  А. Кузмина, из Колумеллы -  Д. П.  Кончаловского. При этом  все переводы
сверены с оригиналом и выправлены. Все остальные тексты переведены заново, и
большинство  из  них впервые  появляется  вообще  в переводе (не  только  на
русский, но и на другие языки).
     Тертуллиан, Ириней, М. Феликс, Тацит, Апулей, Марциал, Колумелла, Флор,
Варрон,  Фронтин,  Киприан, Дигесты,  Августин,  Сенека,  Плиний,  Петроний,
Катон,  Светоний, Script,  hist. Aug., Иероним, Оптат,  Цицерон и надписи из
CIL, Дессау и Брунса переведены с латинского языка, талмудические тексты - с
древнееврейского и арамейского, все прочие - с древнегреческого.
     Чтобы  не  утомлять  читателя,  в переводе  не  отмечены  общепринятыми
условными знаками  многочисленные исправления испорченных текстов издателями
(дополнения    незаконченных   слов,   пропущенных    букв,    расшифрование
"стенографических"  знаков,  инициалов, орфографические  ошибки  и  т.  п.).
Вставленные при переводе слова, необходимые для понимания текста, включены в
скобки;
     пропуски,   неразборчивые  и  искаженные   места  в   текстах  заменены
многоточиями.
     Порядок расположения материала в книге в значительной мере надо считать
условным. Один и  тот  же  документ  может быть  использован  (и  фактически
используется) для различных целей; например,  э 147 может служить документом
не  только  по  вопросу  о  колонате, но  и о технике маслоделия; э  56 дает
сведения  о  финансовом  аппарате  в  Египте,  о  трудовой  повинности,   об
имущественном цензе селян и так далее

     Раздел 1.
     Экономическое   состояние   Римской  империи   в  эпоху   возникновения
христианства.

НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ.
     1. Ditt Or 669. Эдикт Тиберия Юлия Александра, префекта Египта
     Тиберий  Александр  - хорошо известная  фигура;  сын еврея  Александра,
бывшего алабархом в Египте, он был принят в сословие  всадников, в 46 г. был
назначен  прокуратором  Иудеи,  в 66 г.-  префектом  Египта,  где он подавил
восстание александрийских евреев;
     в 70 г. участвовал  в  осаде  и взятии Иерусалима. Надпись представляет
собою  указ   стратега  от   28  сентября  68  г.,  коим   эдикт  Александра
опубликовывается для всеобщего сведения.  Эдикт явился, очевидно, ответом на
ряд жалоб, поступивших к префекту, и дает общие руководящие  указания, очень
ценные для истории хозяйства Египта в середине 1 века.
     Для  удобства  понимания  мы,  следуя Диттенбергеру,  делим надпись  на
параграфы.  Надпись  (68 строк)  -  высечка  на пропилее храма  в  Ghirge, в
Большом оазисе. Впервые  опубликована в  1821 г. Вновь  найденный папирусный
отрывок опубликован в "Zeitschr. d. Sav. Stift" XLII, 1922 г., с. 125 сл.

     Юлий Димитрий, стратег Фиваидского оазиса: я опубликовал вам
     копию  указа,  присланного  мне  господином  префектом  Тиберием  Юлием
Александром, чтобы  все узнали о нем и вкусили его благодеяний.  Во  2-й год
Люция Ливия Августа Сульпиция  Гальбы императора, в  1-й день месяца фаофи -
июля - августа. Александрия.
     Тиберий Юлий Александр говорит: всячески заботясь о  том,  чтобы  город
пребывал в подобающем состоянии,
     Титул "август" часто присваивался тому или иному  месяцу, если  на него
выпадал  день  рождения  императора.  Наслаждаясь  благодеяниями,  какие  он
получает от Августов, чтобы Египет, пребывая  в благоденствии, охотно служил
расцвету и величайшему счастью нынешнего времени,  не отягощаемый  новыми  и
несправедливыми  поборами; выслушивая  почти с самого моего прибытия в город
громкие  жалобы населения - как одиночные, так и  коллективные  - со стороны
местных  благообразнейших   людей   и  земледельцев,  ропщущих   на   тяжкие
притеснения,- я не преминул по мере сил исправить наиболее срочное. А  чтобы
вы усерднее возлагали свои надежды на спасение и вкушение на воссиявшего вам
во спасение благодетеля всего человеческого рода Августа императора Гальбу и
чтобы все знали, что  я позаботился о мерах помощи вам, я неукоснительно дал
предписания о каждой из предъявленных просьб, поскольку в моей власти судить
и  действовать:  а  более  крупные  вопросы,  требующие  власти   и  величия
императора,  я  доложу  ему  со  всей  правдивостью,  так  как  боги в  этот
священнейший час сберегли спокойствие мира.
      1.  Я признал, что  прежде  всего заслуживает уважения ваша жалоба по
поводу насильственного привлечения людей  против их воли  к откупам и аренде
имений  вопреки общему  обычаю  префектур  и что  немало  повредило делу  то
обстоятельство, что многие неопытные в этом деле  были  привлечены к нему по
принуждению.  Поэтому я  сам  не  принуждал и не буду  принуждать к откупу и
аренде  имений, зная,  что и для  царской  казны полезно, чтобы  этим  делом
занимались люди умелые и  по своей  охоте. Я уверен, что в будущем  никто не
будет привлекать откупщиков и арендаторов против воли, но будет сдавать тем,
кто добровольно захочет взяться, что скорее будут соблюдать давнишний обычай
прежних префектов, чем подражать чьим-либо поспешным несправедливостям.
       2. Так как  некоторые (чиновники), принимая ко взысканию чужие ссуды
под  видом казенных, передали некоторых в  долговую тюрьму  и  прочие  места
заключения, которые я поэтому  решил уничтожить, то  для  того, чтобы  долги
(впредь) взыскивались с  имущества,  а не  с личности,  я,  следуя директиве
божественного Августа, приказываю, чтоб никто не переводил на себя долгов от
других под видом казенных и чтобы решительно ни  одного  свободного человека
не  заключали в тюрьму, если он  не совершил злодеяния, и в долговую тюрьму,
за исключением должников царской казны. Здесь  и далее речь идет о том,  что
под   предлогом  взыскания  казенных  недоимок  чиновники  взыскивали   свои
собственные  долги,  причем  использовали закон,  в силу которого  имущество
недоимщика  могло  быть конфисковано  даже  в  том  случае, если оно  успело
перейти путем продажи в третьи руки.
      3. А чтобы никоим образом путем подведения под понятие "казенного" не
затруднять  частных  сделок и  чтобы  лица,  неправильно  использующие право
преимущественного взыскания, не расстраивали общего кредита, я категорически
распорядился и на этот счет: мне стало известно, что  кое-кто пытался отнять
законно  полученные  заклады,   насильно   взыскать  возвращенные  долги  от
получивших,   объявляют   недействительными  сделки,   отнимая   покупки   у
покупателей под  предлогом того, что они заключили сделку с лицами, имеющими
отсрочку платежа  недоимок  (и  следовательно,  считающихся недоимщиками) от
казны, или со стратегами,  откупщиками  и другими  должниками  казны.  Ввиду
этого приказываю, чтобы уполномоченный или эконом, если он считает кого-либо
из здешних деловых  людей сомнительным  должником,  опубликовал его  имя или
объявил, чтобы никто не заключал с ним сделок, или зарегистрировал часть его
имущества в государственной канцелярии в качестве  залога в  уплату долга. И
если кто ссудит лицу,  которое не было зарегистрировано и чье  имущество  не
описано,  деньги и  получит  залог,  или успеет получить долг раньше (чем он
расплатится  с  казной),  или  купит  что-либо  у  лица,  которое  не   было
зарегистрировано и чье имущество не описано,- то с него взыскивать нельзя. А
что   касается  приданого,  то,  поскольку  оно  чужое,  а   не  принадлежит
получившему его  мужу, то  и божественный Август и  префекты  распорядились,
чтобы  его возвращали женам, чье  преимущественное  право взыскания  следует
соблюдать. То есть в том случае, если за долги  мужа казне было конфисковано
приданое  жены,  оно   подлежит  возврату  жене,  как  пользующейся   правом
преимущественного взыскания в первую очередь даже перед казной.
      4.  Ко  мне  обращались  также  по  поводу освобождения  от налогов и
уменьшения ставок, включая и земельную  подать; просят сохранить привилегии,
как их предоставил божественный Клавдий в рескрипте Постуму:
     заявляют, что в промежутках между нарушением  привилегий Флакком  и  их
восстановлением Клавдием были вынесены решения против них.
     Ввиду этого, так  как Бальбилл  и Вестин, действуя в духе божественного
Клавдия,  дали эти привилегии,  я  сохраняю в  силе постановления  этих двух
префектов, так что не взысканные с них (налоги) не будут  взыскиваться, а на
будущее сохраняется их свобода от налогов и льготные ставки.
      5. Относительно  (земель), купленных в течение этого времени у казны,
за  которые взыскана аренда,  то, поскольку  Вестин приказал,  чтобы платили
(только) должное, я тоже устанавливаю, аннулировав  еще  невзысканное, чтобы
впредь  держаться   только  законно   причитающихся   (взносов).  Незаконно,
поскольку за  такую землю полагалось платить  только  подати. В самом  деле,
несправедливо, чтобы  с лиц, купивших имение и уплативших их цену, требовали
за  их собственную землю арендную плату, как с работающих на государственной
земле (ager publicus).
       6.  Соответствует  милостям   Августов  и  то,  чтобы   прирожденные
александрийцы и живущие в силу своего трудолюбия на земле не привлекались ни
к какой литургии, на что  вы часто жаловались, и я сам буду соблюдать, чтобы
никого  из   прирожденных  александрийцев  не  привлекали  к  провинциальным
литургиям.
       7.  Я  позабочусь о  том,  чтобы вручать  должность  стратега  вновь
назначаемым лицам по прошествии 3 лет  после отчета. Речь идет, по-видимому,
о том, чтобы стратеги, покидая свой пост, отчитывались в своей работе.
      8. Вообще приказываю, чтобы в  тех случаях,  когда  префект освободит
кого-нибудь, представленного к нему на суд, того не следует вновь привлекать
к раскладке;
     а если два префекта оказались единодушными (в освобождении  плательщика
от уплаты), то эклогист,  (податной инспектор) внесший его  опять в  список,
подлежит наказанию, поскольку он под предлогом обогащения казны, в сущности,
оставляет самому  себе и прочим  сборщикам налогов. По налоговым делам. Речь
идет о том,  что  ретивые  администраторы, несмотря на  решение  префекта  в
пользу  налогоплательщиков, при следующей  раскладке  вновь  вносили  его  в
список  плательщиков. В результате  многие  просят  лучше  освободить их  от
имения, так как с них взыскивают больше, чем оно стоит, когда одно  и то  же
имущество облагается при всяком обложении.
      9. Точно так же я  постановляю насчет личной казны (императора),  так
что  если при разборе  дела что-либо  было освобождено (от налога) или будет
освобождено уполномоченным по личной казне,  то о нем уж обвинитель не имеет
права  заявлять,  (То  есть  обвинять  в   сокрытии  подлежащего   обложению
имущества), а если он сделает это, он будет беспощадно наказан. Ибо конца не
будет  доносам, если  освобожденное  (имущество)  будет  вновь  вноситься  в
списки,  пока оно не будет признано  подлежащим  обложению.  А так как город
почти  обезлюдел от множества  доносчиков и каждый дом находится в страхе, я
категорически приказываю,  чтобы обвинитель из аппарата  царской казны, если
он представит жалобу на основании заявления другого  лица, представил своего
осведомителя,  так чтобы  и тот нес  известный риск, то есть чтобы  доносчик
отвечал  за  ложный  донос. Если  же  он,  предъявляя  обвинения  от  своего
собственного имени, три  раза не  докажет обвинения, ему впредь  запрещается
быть  обвинителем  и у  него конфискуется половина имущества. Ибо  в  высшей
степени  несправедливо,   чтобы  человек,   навлекающий   на   многих   риск
имущественный  и  уголовный, сам  был  совершенно безответствен. И вообще  я
прикажу  заведующему  личной  казной,  чтобы  он   устранил  все  новшества,
введенные вопреки  милостям  Августов:  об этом я  сделаю предписания, чтобы
всем ясно было, что я как следует наказал уличенных доносчиков.
      10. Я хорошо знаю, что вы много заботитесь о  благополучии Египта, от
которого вы получаете необходимое  для  жизни продовольствие, и  я исправил,
что возможно было. Часто  ко  мне  обращались земледельцы со  всей  страны и
заявляли,  что многое вновь  постановлено против них,  хотя известно,  какие
следует вносить налоги хлебом и  деньгами,  и хотя  нельзя всякому желающему
вводить, не задумываясь, новые. Такого рода постановления, как  я обнаружил,
распространяются  не  только на Фиваиду,  не  только на дальние  номы Нижней
страны,  но  они  успели  охватить  и  предместья  города,  так   называемую
александрийскую землю  и  Мареоту. Поэтому приказываю стратегам всех  номов,
чтобы они  восстановили  первоначальный  порядок  и  в том  случае,  если за
последнее  пятилетие  введены повсеместно  или  в группе номов, номархий или
селений  не  взимавшиеся  ранее  налоги,-  прекратили  по  ним  взыскание  и
исключили из списков внесенные при раскладке...
      11. Я уже раньше расследовал неумеренный произвол эклогистов, так как
(плательщики) плачутся, что они очень много налагают на них  по собственному
желанию.
     В  результате  им  удается обогатиться, а Египет  пустеет.  И теперь  я
приказываю  им  ничего  не  приписывать к сумме  налога  по  аналогии... без
решения префекта. Я приказываю также стратегам ничего не брать от эклогистов
без ведома  префекта. Речь идет, по-видимому, о таких внесметных взысканиях,
где  возможны злоупотребления доверием. А прочие  откупщики, если  окажется,
что   они  обложили   ложно  или  сверх  должного,   должны   будут   отдать
заинтересованному  лицу, сколько они  взыскали, и столько  же уплатят в виде
штрафа в казну.
       12.  Такое же  злоупотребление  представляли  собою  так  называемые
взыскания  "на  глаз", не  на  основании действительного  разлива Нила, а по
аналогии  с какими-то  ранее бывшими  разливами. Земельный налог  с  угодий,
подвергавшихся   разливу  Нила,   был  соответственно  выше,   чем  налог  с
неорошаемой земли.  Ведь,  кажется,  нет ничего  справедливее самой  истины.
Итак, пусть они живут в уверенности и охотно  занимаются  земледелием, зная,
что взыскание будет производиться в соответствии с действительными разливами
и с (действительно) орошаемой земли, а  не  по  доносам лиц, облагающих  "на
глаз". Если же кто-либо будет обличен в обмане, он внесет тройной...
       13.  А  кто испугался, услыхав про измерение  земли александрийцев и
исконной земли Менелаиты, куда никогда не приносили меры, то пусть  напрасно
не  волнуются.  Слух  о  предстоящем измерении земли,  естественно,  вызывал
опасение введения земельного налога. Никто не посмеет  произвести измерение,
исконные справедливые (привилегии) должны сохраниться.
       14. То же самое я  устанавливаю  относительно присоединенных к  этим
(номам) земель, так что никаких новшеств здесь не будет.
      15.  Что касается более старых долгов, тяготеющих  на  вас... так что
часто они достигали только обогащения откупщиков и угнетения людей, я напишу
Цезарю Августу императору и разъясню это ему  больше чем что бы то ни  было;
он  один  может  полностью  разрешить подобные  вопросы;  ему же надлежит  и
благодетельство и забота о спасении всех нас.
     В  первый  год  Люция Ливия Сульпиция Гальбы Цезаря Августа императора,
эпиф 12, 6 июля 68 г.
     2. Цицерон, ad Att. V. 21, 10 сл. 50 г. до новой эры
     Достаточно   хорошо  известны   речи   Цицерона   против   Верреса,   с
бесцеремонной жестокостью грабившего в свою личную  пользу  отданную под его
управление Сицилию. В этом деле Цицерон  выступает в роли  защитника права и
справедливости,  а  любители  классической древности  видят в  факте  отдачи
Верреса  под суд доказательство гуманности  римского управления провинциями.
Поэтому  особенно  показателен  сохранившийся  в личной  переписке  Цицерона
рассказ  о  тяжбе  сената г.  Саламина  на  Кипре  с  частными ростовщиками.
"Благороднейший" Брут при содействии не менее  "благородного"  Цицерона, при
услужливой   помощи   римского  сената,  блюстителя  "благородных"   древних
традиций, прибегает к возмутительнейшим приемам, чтобы пустить по миру целую
область.
     Теперь  о  Бруте.  У  твоего  Брута  есть  какие-то  друзья,  кредиторы
саламинцев  на  о. Кипре, М.  Скантий и  П.  Матиний; он  настойчиво мне  их
рекомендовал. Матиния я не знаю.  Скантий явился  ко мне в лагерь. Я  обещал
ради   Брута   позаботиться,  чтобы  саламинцы  уплатили  ему   деньги.   Он
поблагодарил. Он попросил должности префекта (начальника конницы). Я сказал,
что я ни одному спекулянту не предоставляю  (такой должности); я  и тебе это
самое указывал. Когда Гн. Помпей просил меня, я подтвердил свое правило... А
если  (сказал я)  он добивается префектуры  ради  заемного письма, (то  есть
чтобы иметь возможность в качестве военачальника путем насилия взыскать свои
деньги), то я постараюсь, чтобы он взыскал по  нему. Он поблагодарил,  ушел.
Наш  Анний  дал этому  Скантию несколько эскадронов конницы,  чтобы понудить
саламинцев; и  он же был у него  префектом. Он угнетал саламинцев.  В другом
письме к Аттику  (VI,  2) Цицерон  рассказывает, что Скантий держал в  осаде
запертый в курии саламинский сенат,  пока пять сенаторов не умерли с голоду.
Я  приказал  вывести  конницу  из Кипра.  Скантий  вознегодовал.  Что  долго
говорить? Чтобы  я  дал  ему  свою гарантию! Когда ко  мне  в  Тарс  явились
саламинцы  и одновременно Скантий,  я приказал, чтобы они  заплатили деньги.
Много (наговорили) о заемном письме, об обидах,  чинимых Скантием. Я заявил,
что слушать не  хочу. Я уговаривал, даже просил, во внимание к благодеяниям,
оказанным мною их  городу, чтобы они покончили это  дело.  Наконец я заявил,
что  заставлю.  Эти  люди не  только не отказались, но даже сказали, что они
платят моими деньгами: так как я отказался получить с них то, что они обычно
дают претору, то  они дают (Скантию) как бы из моих;  они даже меньше должны
Скантию,  чем (причиталось бы)  подати  претору.  Я похвалил  их.  "Хорошо,-
говорит  Скантий,-  но подсчитаем сумму". И  вот,  в  то время как я в своем
эдикте  (заявлял, что) буду соблюдать (при взыскании по займам) один процент
(В  месяц,  то  есть  12  процентов годовых)  с  начислением  процентов, (48
процентов годовых), тот согласно заемному письму требует 4%. Цицерон вопреки
закону допускал взимание сложных процентов. "Что же это,- говорю я,- не могу
же я против своего  эдикта?" А тот  вкладывает сенатское постановление, что,
"кто  будет  управлять  Киликией,  должен  судить  согласно  этому  заемному
письму". Я  сначала пришел в  ужас: ведь  это означало гибель  для города. Я
нахожу два сенатских  постановления при  тех  же  консулах о  том же заемном
письме. Когда саламинцы  захотели заключить заем в Риме, они  не  могли, ибо
Габиниев закон запрещал. Габиниев закон запрещал  взимать более 12 процентов
годовых:
     это затрудняло  саламинцам получение  займа. Тогда  же  знакомцы Брута,
опираясь на  связи Брута,  согласились дать  деньги  из 4%, если они получат
гарантию в  виде  сенатского  постановления.  В письме к Аттику (VI,  1,  о)
Цицерон  пишет: "Теперь  о саламинцах. Это будет для тебя такой же новостью,
как и для меня. Я никогда от  него (Брута) не слышал, что  эти деньги его. А
между  тем это было  так. Скантий  и  Матиний были подставными  лицами". Что
вексель, незаконно выданный, будет иметь силу.  По протекции Брута выносится
сенатское постановление,  "чтобы  ни  саламинцы,  ни  заимодавцы  не понесли
ущерба".  Отсчитали  деньги. Потом  ростовщикам  пришло  в  голову, что  это
сенатское постановление им ничего не  дает, так как Габиниев закон запрещает
выносить  судебное  решение  по  такому  заемному письму.  Где предусмотрены
незаконные 48 процентов годовых.  Тогда выносится сенатское постановление...
Текст  испорчен;  по-видимому,  сенат признал  заемное письмо имеющим  силу.
Когда  я  все это изложил  Скантию, он  заявляет,  что не возражает,  но  он
считает,  что  они  должны 200  талантов,  и хочет их  получить; они должны,
правда, немножко меньше; он просит, чтобы я их склонил на 200. "Прекрасно",-
говорю  я.  Зову  к себе тех, удалив Скантия. "Ну что, сколько вы должны?" -
говорю я. Они отвечают: 106. Я сообщаю Скантию. А он - кричать. "К чему  все
это,- говорю я,- подсчитайте". Садятся, подводят итог:
     выходит  до  копейки. 106  талантов.  Они хотят  заплатить, настаивают,
чтобы  он взял. Скантий опять меня уговаривает; просит, чтобы я оставил дело
так. То есть  не  вынес никакого решения. Я уступил бесстыдной просьбе этого
человека. А  когда  греки  жаловались и требовали,  чтобы  внести  в депозит
храмовой кассы, я не согласился.
     3. Тацит, Annales XIII
     50. В  том  же  году,  (58 год) вследствие  частых  требований  народа,
обвинявшего откупщиков податей в  притеснениях, Нерон  задумался над тем, не
приказать ли отменить всякие  косвенные  налоги и сделать  тем прекраснейший
подарок роду человеческому. Но сенаторы, воздавши ему предварительно большую
похвалу за великодушие,  сдержали  его  порыв  указанием на  то, что империя
разрушится, если уменьшатся  доходы,  которыми государство поддерживается...
Нужно,   разумеется,   умерить   алчность  откупщиков,   чтобы  они   новыми
притеснениями  не  делали  ненавистным того,  что  в  течение  стольких  лет
переносилось безропотно.
     51. На  этом основании государь  издал  эдикт:  чтобы  были  выставлены
публично постановления относительно каждого налога, до этого  времени бывшие
скрытыми;
     чтобы непоступившие уплаты не были взыскиваемы по истечении года; чтобы
в Риме претор, а  в  провинциях - те, кто там  заменяет претора или консула,
разбирали  жалобы   против   откупщиков  не  в  очередь;  чтобы  для  солдат
сохранялась  беспошлинность, исключая  тех  предметов, которыми они стали бы
торговать.  Были  там  и  другие предписания,  очень  справедливые,  которые
короткое время соблюдались, а потом на них не обращали внимания.
     4. Тацит, Annales XV 45
     Между  тем  для  собрания  денег была  опустошена Италия, были разорены
провинции,  союзные народы  и государства,  называемые  свободными. Жертвами
этой добычи сделались боги, так как храмы в  Риме  были  ограблены и из  них
было  вынесено  золото... На восстановление Рима  после пожара  64 года. А в
(провинции) Азии и  Ахайе  похищались (из храмов)  не  приношения только, но
статуи богов, после того как были посланы  в эти провинции Акрат  и  Каринат
Секунд.
     5. Тацит, Annales VI
     16.  Между тем  большое  множество  обвинителей накинулось на  тех, кто
отдавал деньги  на  проценты в противность  закону диктатора Цезаря, которым
определяется  мера  ссуды и (поземельных) владений в Италии,  закону,  давно
оставленному  без  внимания,  так  как   общественному  благу  (обыкновенно)
предпочитается частная польза.  Правда, ростовщичество -  старое зло в Риме,
бывшее  очень  частой  причиной  возмущений  и  раздоров,  и   потому   было
обуздываемо еще в древнее время,  при менее испорченных нравах... Много было
издано плебисцитов  против обходов закона, которые, несмотря на частые кары,
снова  появлялись  при помощи  удивительных  хитростей.  Но теперь (33  год)
претор Гракх,  которому досталось разбирательство по этому делу, озадаченный
множеством виновных, сделал доклад об этом сенату,  и испуганные сенаторы  -
ведь  не  было ни  одного  из  них, свободного  от такой вины,- обратились с
просьбой о  прощении к  государю. Снисходя на эту просьбу, он дал  им год  и
шесть месяцев времени, в течение  которого  всякий  должен  был уладить свои
денежные дела сообразно с законом.
     17.  Это  произвело недостаток  в  деньгах,  так  как  все  долги  были
потребованы разом и так как после  стольких  обвинений  и  после  распродажи
(конфискованных)  имуществ  осужденных монета удерживалась  в  фиске (личная
казна императора) или  в государственном  казначействе.  Ввиду  этого  сенат
предписал,  чтобы  каждый   две  трети  отданных  взаймы  денег  поместил  в
поземельных  владениях  в  Италии.  Но  заимодавцы  требовали  уплаты  денег
целостью, а должникам неловко было подрывать свой  кредит неуплатой.  Отсюда
сначала пошла  беготня и  просьбы, затем тяжбы перед трибуналом  претора,  и
(таким образом)  то, от  чего  ждали  облегчения,- продажа и  покупка - дало
противоположный результат, потому  что  заимодавцы  все деньги  для  покупки
земли спрятали. Так  как обилие продаваемых земель вызвало их дешевизну, то,
чем кто был более в долгу, тем труднее для него было пустить в продажу (свое
имение);  поэтому  многие  лишились состояния.  Потеря  имущества  стремглав
опрокидывала достоинство и репутацию,  пока  наконец не помог Цезарь, раздав
банкам  сто  миллионов  сестерциев  и предоставив право занимать  деньги без
процентов  на 3 года, если  должник  дает народу залог  полевыми угодьями на
двойную сумму. Этим путем кредит был восстановлен,  и мало-помалу отыскались
и частные заимодавцы. Но  продажа земли совершалась не по  форме  сенатского
постановления:
     строги были  требования вначале,  как почти  всегда  бывает  в подобных
случаях, а в конце на них не обращали внимания.
     6. Ditt. Or. 484. Пергам. Середина 11 в.
     В этой надписи, которая  сохранилась не полностью и из которой дан лишь
отрывок, речь  идет о регулировании ставок  за размен денег.  Меняльное дело
было дано на  откуп  частным  лицам,  которые  отчисляли в казну часть своих
прибылей.  Этим обстоятельством откупщики пользовались, чтобы под  предлогом
радения об интересах казны незаконно обогащаться самим.
     ...Я приказал им),  есть жалобщикам) явиться, чтобы  выяснить, чего они
хотят.  Оказалось,  что  метод  обмена  незаконен и  что  они позволили себе
действовать вопреки  справедливости и  против  соглашения.  Между городом  и
откупщиками.  В то время  как  они обязаны получать  от  мелких  торговцев и
продавцов рыбы, привыкших  торговать  на  мелочь,  18  ассов  за  денарий, а
желающим разменять денарий-давать  17 ассов, они  не ограничивались  обменом
ассов,  (торговцы  обязаны  были  обменять  у  менялы  вырученную мелочь  на
серебро, уплачивая по  1 ассу за денарий,  то  есть, получая 1 денарий не за
17, а за 18 ассов) но, если кто-нибудь торговал даже на серебряные  денарии,
они  взыскивали с  него по ассу за каждый денарий. Ввиду этого мы  решили на
будущее исправить это,  чтобы покупателям не приходилось платить налог  тем,
кому  на них не дано власти. Конечно, что касается той  мелкой рыбы, которая
продается на рынке  по  установленной (агораномом) цене, то если ее кто-либо
купит  даже на несколько  мин, (мина=100  драхм или около  100  денариев) он
должен, согласно нашему  решению, расплачиваться за нее мелочью, так что  от
этих сделок остается для города  доход от лажа. Точно так же, если несколько
человек  решат  вскладчину  наторговать   на  несколько  денариев   и  затем
поделиться,   ((чтобы   таким  образом   обойти  закон)   они  обязаны  дать
рыбопродавцу  медь,  чтобы он понес ее (для обмена) к меняле.  Давать же они
должны  из  расчета  17  ассов,  так  как  разменное  дело  касается  только
торговцев).
     7. P. Amh. 30=W. 9. Файюм. II в. до новой эры
     Первый столбец сильно  испорчен; насколько  можно судить,  речь  идет о
судебном процессе, возникшем по жалобе жреца Тесенуфиса, отец которого купил
у  жрицы Тембо дом. Воспользовавшись уничтожением купчей во время восстания,
Тембо  вновь  завладела  проданным  домом. Второй  столбец  рукописи  хорошо
сохранился.
     (Строка 23).., старост села, они засвидетельствовали, что Маррей,  отец
Тесенуфиса,  приобрел дом до войны. Равным образом Кондил, один из  рыбаков,
засвидетельствовал, что он хранил купчую отца Тесенуфиса на означенный дом и
что "в городе повстанцы-египтяне принудили меня принести купчую и сжечь ее".
Из этого для нас стало ясно, что дом принадлежит Маррею, отцу Тесенуфиса. Мы
поэтому  предложили  Тембо выселиться  из  дома;  она  же,  попросив  срока,
заявила, что освободит дом в течение 10 дней.
     8. Тацит, Annales 1 16
     Таково было  положение  в Риме, когда  в  Паннонских легионах вспыхнуло
восстание без  всяких  новых  причин,  кроме  того,  что  перемена  государя
указывала возможность смут и виды  на добычу от междоусобной войны. В летних
лагерях находились  вместе три  легиона под начальством  Юния Блеза... Был в
лагерях некто Перценний, когда-то предводитель театральных клакеров, а потом
рядовой солдат, человек дерзкий на  язык, научившийся благодаря  театральной
практике  составлять  сходбища.  Он  стал людей  неопытных  и таких, которые
беспокоились  относительно  военной   службы  после   Августа,   мало-помалу
волновать в ночных заговорах  или, когда день  склонялся  к  вечеру и лучшие
солдаты удалялись, собирал в кучу дурных.
     17.  Наконец, когда были уже готовы и другие агенты возмущения, он, как
бы  обращаясь  с  речью  к  народному  собранию,  спрашивал  их:  "Зачем  вы
повинуетесь,  словно  рабы,  немногим  центурионам   и  еще  меньшему  числу
трибунов?  Когда  вы осмелитесь потребовать облегчений, если не приступите к
новому и еще непрочно сидящему государю с просьбами или оружием? Довольно мы
уже  в  течение  нескольких лет грешили беспечностью,- так как старые из нас
служат по тридцати  или по сорока лет и большей частью с  телом, изувеченным
ранами. Даже и для вышедших в  отставку служба не  кончается, а, находясь  у
знамени (ветеранов), они  под  другим названием переносят те же самые труды.
И, если кто у нас  переживает столько приключений, того  тащат еще в далекие
страны,  где  под  именем  пахотной  земли  мы  получаем  сырые  болота  или
невозделанные  места  на  горах.  Но  самая служба в войске тяжела и не дает
ничего:  душа  и  тело оцениваются по десяти  ассов  в день. На  эти  деньги
приходится покупать  платье,  оружие, палатки, на  эти деньги  откупаться от
жестокости центурионов, покупать увольнение от  военных работ.  Но  все-таки
бичевания и раны, жестокая зима, мучительное лето, лютая война или ничего не
приносящий  мир  останутся нашим всегдашним  жребием. И  нет для  нас  иного
облегчения,  как  вступать в службу  на  определенных  условиях,  чтобы  нам
платили  по денарию (в то время  денарий составлял 16  ассов) в день,  чтобы
шестнадцатый  год службы был окончательным,  чтобы  нас не удерживали  сверх
него при знамени, но чтобы в том же лагере награждали чистыми деньгами. А не
земельными участками. Разве  преторианские когорты,  (дворцовая гвардия) где
солдаты получают по два денария и возвращаются к своим пенатам после 16 лет,
берут на себя больше опасностей?  Мы ничего не говорим  дурного о караульной
службе в  Риме, однако  мы,  живя среди  диких народов, видим неприятеля  из
наших палаток"...
     20. Между  тем манипулы, посланные  до начатия возмущения в Навпорт для
(исправления) дорог, мостов и для других надобностей, узнавши,  что в лагере
взбунтовались,  поднимаются  с  места,  грабят  ближайшие  деревни  и  самый
Навпорт,  который  представлял собой подобие муниципии. Центурионов, которые
их удерживали, они преследуют насмешками и бранью...
     21.  С их прибытием возмущение  возобновляется,  солдаты  рассыпались и
стали  грабить  окрестные селения. Немногих из  них,  наиболее  обремененных
добычей, Блез, для внушения страха остальным, приказывает высечь и заключить
в  тюрьму...  Но  те,  сопротивляясь  влекущим  их,   хватаются  за   колени
окружающих,  зовут к себе на помощь...  Солдаты сбегаются со всех сторон  и,
взломавши  тюрьму, снимают  (с  заключенных)  оковы  и  присоединяют  к себе
дезертиров и осужденных за уголовные преступления...
     31.  Почти  в  те  же  самые дни  и  по тем  самым  причинам  произошло
возмущение в  германских легионах, тем более  сильное, чем их было больше...
На  берегу  Рейна  находились две  армии:  та, которая  называлась  Верхней,
находилась под командой легата  Т.  Силия,  а Нижнею заведовал А.  Цецина...
Солдаты Нижней  армии  увлеклись  до неистовства. Началось  оно  у  двадцать
первого  и пятого  легионов,  а затем были увлечены также первый и двадцатый
легионы...  Услышав  о кончине Августа, городская  чернь, вошедшая в недавно
произведенный в Риме  набор, привыкшая к распутству, не способная переносить
труды, стала  напичкивать грубые  умы  других  солдат такими  рассуждениями:
"Пришло  время, когда ветеранам  следует требовать скорой отставки,  молодым
солдатам  -  увеличенного жалования,  всем вообще  - предела их несчастий  и
отомстить центурионам  за  жестокость".  Это говорил  не  один  человек, как
Перценний среди  паннонских  легионов,  и  не  перед  боязливыми  солдатами,
озирающимися на другие войска, а множество мятежных глоток и голосов вопило,
что  в  их руках  находится судьба  Рима,  их победами  увеличиваются победы
республики,  их  название  принимают  полководцы.  Имя  Германик   носил,  в
частности, командовавший тогда армиями брат Тиберия, да и сам Тиберий.
     9. Тацит, Annales XII 43.
     В этом году (51 год)  случилось много чудесных знамений... Недостаток в
хлебе и происшедший из этого  голод также принимались  за чудесное знамение;
жалобы на голод раздавались не  втихомолку только:  в то время  как  Клавдий
отправлял суд, его  обступили с  буйными  криками,  он  был  прогнан на край
форума  и  там  был  сильно  тесним, пока  кучка солдат не  прорвала  толпы,
сделавшей нападение. Было известно,  что осталось съестных припасов всего на
16 дней, не более; но благодаря большой благосклонности  богов и умеренности
зимы дело не дошло до последней  крайности. А ведь было время,  когда Италия
доставляла  продовольствие легионам  в отдаленные провинции; да и теперь она
не страдает  бесплодием. Но мы  предпочитаем обрабатывать Африку и Египет, и
жизнь римского народа предоставлена на волю кораблей и случайностей.
     10. Тацит, Annales VI 13
     При тех же консулах (Гн. Домитий Агенобарб  и М. Фурий  Камилл - 32 г.)
вследствие  дороговизны хлеба  едва дело не  дошло  до возмущения. В течение
нескольких дней народ в  театре заявлял много требований с такой вольностью,
какая не  была  обычна по отношению к императору. Встревоженный этим Тиберий
обвинял  правительственные лица и сенаторов за то, что они не обуздали народ
государственной  властью,  причем  он  присовокупил,  из  каких  провинций и
насколько  больше,  чем Август,  он привозил запасы  хлебного зерна. Поэтому
было составлено,  в назидание  черни, сенатское постановление,  отличавшееся
старинной суровостью, да и консулы издали не менее энергичный эдикт.
     11. Светоний, Nero 45.
     Вследствие дороговизны  хлеба усилилась ненависть  к  Нерону, любившему
кулачные  бои,-  народ  голодал,  а  в это  время случайно  узнали,  что  из
Александрии  пришло судно с песком  для придворных  борцов. Это  навлекло на
императора   общую   ненависть,   и  он   стал   подвергаться   всевозможным
оскорблениям.
     12. Цицерон, ер. IV 5, 4
     Когда  я,  возвращаясь  из  Азии,  плыл  от  Эгины в  Мегару,  я  начал
оглядывать местность  вокруг  себя: за  мной была Эгина,  впереди -  Мегара,
справа  Пирей,  слева  Коринф. Эти города,  бывшие некогда цветущими,  лежат
теперь перед моими  глазами уничтоженные и разрушенные. Я начал сам  с собою
рассуждать: "Да, мы, людишки, негодуем, если погиб или убит кто-либо из нас,
чья  жизнь  неизбежно  кратковременна;  а   здесь  валяются  трупы  стольких
городов".
     13. Тацит, Annales XIV 27
     ...Были  приписаны  к  Таренту  и  Антию  (В  Южной  Италии.  Сообщение
относится к 60 году) ветераны, но они не помогли безлюдью этих мест, так как
большая часть  их разбрелась  по провинциям,  в которых они  докончили  срок
своей службы; (к тому же) не  привыкшие ни вступать в супружеские  связи, ни
воспитывать детей, они оставляли свои дома сирыми, без потомков. Дело в том,
что теперь не выводились, как прежде, в  колонии целые  легионы с трибунами,
центурионами  и солдатами,  причем  каждый  из последних находился  в  своем
манипуле, так что (они)  в  согласии  и любви составляли общину, а  это были
люди, не знакомые друг с другом, из разных манипулов, без руководителя,  без
взаимной привязанности, которые  внезапно собирались в одно целое, как бы из
иного рода людей и составляли скорее сброд, чем колонию.
     Публикуемые ниже три документа представляют особый интерес, так как они
опровергают  установившийся в буржуазной науке взгляд, будто кризис рабского
хозяйства не  распространялся на Египет, что Египет  в I и  II вв. переживал
расцвет  хозяйства,  что  лишь  тяжелые  литургии  и  вымогательства властей
терзали здоровое тело страны. Сильно  попорченные, но дополняющие друг друга
папирусы свидетельствуют о массовом  (пап. 16 помечен э  30) запустении сел,
население  которых  настолько   немощно,   что  сельские  власти   вынуждены
настаивать на сложении или отсрочке недоимок по нормальным налогам.
     Что  в этих трех  отрывках  перед нами не случайное явление, доказывает
публикуемый ниже под  э 17 документ, свидетельствующий, что в середине II в.
разорение страны  носило  общий  характер. Резкое  уменьшение населения Рима
наблюдается  уже  со времен Августа,  что  побудило правительство издать ряд
распоряжений, поощряющих деторождение (см. э 18-21).
     14. BGU 111 902. Мендес. 168/9 год.
     ...Люди большей частью исчезли, ибо раньше в селе было людей 85, теперь
же (число  их)  уменьшилось  всего до 10,  а из  них  8 человек ушло,  и  из
причитающейся  с них суммы  за  9-й год...  и надо на 9-й год  приостановить
взыскание  (платежей),  подлежащих ведению сельского  управления... (Следует
еще  9  испорченных  строк,  из  коих  можно  догадаться,  что  предлагается
пропорционально уменьшить подлежащую раскладке  сумму  налога соответственно
числу оставшихся плательщиков, а остальную сумму пока не взыскивать.)
     15. BGU III 903. Мендес. 168/9 г.
     ...старосты нижеследующих сел налоги с... и, когда другие заявляли, что
они берут на себя, в отношении внесенных в списки плательщиков по этим селам
решили  снизить  по  сравнению  с прежними временами;  когда, говорят,  была
установлена подлежащая уплате сумма сбора, села были многолюдны, ныне же все
почти, кроме немногих, исчезли, от очень большого числа остались немногие, а
из них большинство  вследствие  незаможности ушли;  и прибавили, что  Бассей
Руф, превосходительный префект в  9-м году, когда он  разбирал  дела округа,
подобным образом (поступил) в отношении других сел округа.
     16. Pap. Frohner-Wilcken, "Festschrift fur 0. Hirschfeld".  В. 1903, с.
125.
     30... староста,  который заявил,  что внесенные в  этом (селе) в списки
плательщиков большей  частью  исчезли,  ибо когда-то,  когда, говорит,  была
установлена сумма, подлежащая  внесению, в селе было  125  человек, ныне  же
упало  всего до... из них  ушло...  и  необходимо  снизить  налог  в  казну,
подлежащий ведению сельского управления из... расчета...
     17. BGU 11 372=  W. 19, эдикт префекта Египта Марка Семпрония Либералия
о возвращении беженцев. 154 г.
     Марк Семпроний Либералий, префект Египта, говорит:
     мне  известно,  что  некоторые из-за происшедшей смуты покинули  родной
дом...  другие,  бежав  от  литургий  из-за тогдашней  их нужды, теперь  еще
остаются на чужбине в страхе перед только что совершившимися  проскрипциями.
Ввиду этого я предлагаю всем вернуться на свои места, воспользоваться первым
величайшим  плодом благоприятного года и заботливости  по отношению  ко всем
людям господина  нашего императора и не  бродить на чужбине без очага  и без
пристанища.  А чтобы  они  это сделали охотнее и  с большею  радостью, пусть
знают, что... (лица, над  которыми) еще тяготеет  это обвинение, почувствуют
милость и доброту величайшего  императора,  предписывающего не производить о
них  никакого  следствия ни относительно других, по какой бы  причине они ни
были внесены в проскрипционные списки преторами...


     ...А чтобы  ясно было,  что  я предлагаю это сделать не только им, но и
другим, да будет им  известно, что лучшим пропреторам, преторам и  высланным
мною  отрядам  по  охране   безопасности  и  спокойствия  страны  предписано
прекращать  в  самом  начале  нападения  в   пути  (на  беженцев),  принимая
предупредительные меры пресечения;
     над захваченными на  месте  преступления злодеями немедленно произвести
следствие и не притеснять тех  из попавших в проскрипционные списки, которые
мирно возвращаются  к земледельческому труду.  Поэтому  пусть  они  спокойно
возвращаются, и да будет им срок три месяца со дня опубликования этого моего
декрета в каждом  номе. Если же кто-либо  после этого моего человеколюбивого
акта окажется бродягой на чужбине, тот, в качестве уже не подозрительного, а
явного злодея, будет доставлен ко мне. В 19 г. господина Антонина, 1 тот.
     18. Светоний, Aug. 46
     Тем  из   плебеев,  которые  при  обследовании  могли   ему  предъявить
законнорожденных сыновей и дочерей, он раздавал по тысяче ассов за каждого.
     19. Дион Кассий, LX1X 23, 3.
     Если всячески следовало поощрять всякого, кто имел детей, он (Адриан) и
наказания смягчал в соответствии с числом детей.
     20. Р. Оху. IV 744. Оксиринх.
     Иларион сестре Алите сердечный  привет, а  также госпоже моей  Беруте и
Аполлинарии. Из текста видно, что Алита - жена  Илариона; возможно, принимая
во  внимание все известное нам о. быте и обычаях  Древнего  Египта, что жена
действительно  приходилась  ему  сестрой. Знай, что мы все  еще находимся  в
Александрии. Не беспокойся,  если  все  возвращаются,  (по-видимому,  группа
товарищей, отправившихся вместе с Иларионом из  Оксиринха  в Александрию  на
заработки, возвратилась  домой)  а  я остаюсь в Александрии.  Прошу и умоляю
тебя, позаботься о ребенке, и, если я скоро получу заработную плату, я пошлю
тебе.  Если ты  в добрый  час (?)  родишь, то если это будет мальчик, оставь
его;
     если же девочка, выбрось ее. Ты сказала Афродисиате (для передачи мне),
что, мол,  не  забудь  меня. Как я могу  забыть  тебя? Итак, прошу тебя,  не
беспокойся. В 29-й год Цезаря, 23 пауни. 17 июня 1 г. до новой эры
     (На обороте написано: "Илларион Алите сдай".)
     21.  Гай,  Inst. Lex  Papia  Poppaea об ограничениях имущественных прав
холостых и бездетных
     I.  145. ...по  закону Юлия и Папия Поппея женщины освобождаются из-под
опеки  только  по  праву  детей. Фидеикомис  -  завещательное  распоряжение,
юридически не оформленное, рассчитывающее на совесть наследника.
     II. 111. ...также и бездетные, то есть  не имеющие детей, которым закон
Папия запрещает приобретать больше половины наследства или легатов.
     II. 206. После  Папиева  закона  отпавшая доля становится  выморочной и
переходит к тем наследникам по завещанию, которые имеют детей.
     II.  286. Также холостые,  которым  по  закону  Юлия запрещено получать
наследство и  легаты, когда-то, по-видимому, могли получать  фидеикомисы. То
есть в награду за рождение детей.
     286а. Равным образом бездетные, которые по закону Папия теряют половину
наследств и легатов  за  то,  что не имели  детей,  некогда  могли, кажется,
получать полностью фидеикомисы.
     III.  50.  Но  закон   Папия  предоставил  свободнорожденной  патронке,
пользующейся привилегией двоих детей, а вольноотпущеннице - ради троих детей
почти те же права, которыми по эдикту претора пользовались патроны.



     22. W. Ostr. II. 842. Фивы
     Иринион и  компания, откупщики жреческой казны...  Получен  нами банный
сбор за 17 г. Адриана Цезаря господа,
     29 мехир. 23 февраля 133 г.
     23. W. Ostr. 11 1332. Фивы. Конец 11 века.
     Неферот  пресвитер, сын  Фтуминия,  и  компания,  заведующие налогом  с
ткачей,- Бес... сыну пресвитера Сириона.  Получен  нами  от  тебя  налог  за
месяцы тот, фаофи и гатир шесть драхм - 6 др. 5 г.
     24. W. Ostr. II 647. Фивы.
     Уплатили Пикот, сын Аммоната, и компания, торговцы рыбой, в счет месяца
фармути 19 г. серебром-билоном (низкопробное серебро) семьдесят две драхмы -
72  др. 19 г.  господина  Антонина, 4  пахон... Подписал.  29  апреля 155 г.
Дальше пропущена неразборчивая подпись.
     25. W. Ostr. II 83. Элефантина.
     Пелай, откупщик налога с проституток,  Типсанснотии, дочери Тахомтбекис
привет. Получен  мною от  тебя остаток за  14  г. Траяна Цезаря господа-одна
драхма. Пауни 9. 3 июня 111г.
     26. W. Ostr. II 87. Элефантина.
     Аммоний  и  Петорзметий,  откупщики. Уплатил  Пахнубис, сын  Фанофия  и
(матери)   Тахомтбекис,  сбор  по  раскладке  на  речную  охрану   (merismos
potamophylakidos) 2 др. 16 г. Траяна Цезаря  господа, 19 эпиф. 13 июля 113г.
Аммоний 2 др.
     27. W. Ostr. II 304. Сиена
     Антоний Малхей, заведующий портовым надзором  Сиены, Арпаисию гусятнику
привет.  Получен  мною  от  тебя  портовый  сбор (enormion)  за  погрузочные
операции  (agogia), которые  ты  произвел от 30  хойак до 30 фармути. 18  г.
Траяна лучшего Цезаря  господа, (25  апреля  115 года)  30  фармути. (Другой
рукой:) Антоний Малхей получил.
     28. W. Ostr. II 1419. Фивы.
     Псенмонт и  компания,  откупщики рыночного  сбора (Telos agoranomias  -
сбор на содержание  агоранома (заведующего  рынком)  с  товаров. Бабию, сыну
Панехатия, привет. Получен сбор за (месяц) тиби 16 г. Траяна Цезаря господа,
29 тиби. 24 января 113 года.
     29. W. Ostr. II 1031. Фивы
     Онуфрий,  сын  Аммония,  откупщик свиного  налога,  сенариец,- Месоеру.
Получен от тебя налог за одну дельфакиду (смысл непонятен) за 19  г. Тиберия
Цезаря Августа, 1 гатир. 29 октября 31 года.
     30. W. Ostr. II 404. Фивы.
     Уплатил Памонт,  сын Ариота, за виноградник  за  13  г.  (размером) 1/4
аруры десять драхм - 10 др.- и за вино 1 драхму - 1 др.- и добавочный взнос.
Prosdiagrophomena, а при натуральных взносах - prosthema означает прибавку к
налогу, идущую на  покрытие  расхода по  содержанию  налогового  аппарата, в
частности на  выписку квитанции, приложение печати и  т. п.  В 14 г. Тиберия
Клавдия Цезаря Августа Германика императора. В месяц август  25. 22 сентября
53 г. Августом мог называться любой месяц, если на
     него приходился день рождения цезаря  (см. выше), и уж во всяком случае
месяц тот, первый месяц египетского года. Подписал Кефал.
     31. W. Ostr. II 1068. Фивы
     Петесух  Ер...  заведующий налогом  с  красильщиков  18  г.,  Патололею
привет. Я получил от тебя  причитающийся налог за месяц тот. В 19  г. господ
Августов Аврелия Антонина и Коммода, 6 фаофи. 4 октября 179 года.
     32. W. Ostr. 11 380. Фивы
     Уплатил  Птолис,  сын Псененуфия, за  парикмахерство 2  г.  три  драхмы
четыре обола - 3 др. 4  об,- и прибавку. 2  г. Гая Цезаря Августа Германика,
28  мехир. 22  февраля  38  года.  С конца II в.  часто имя  императора  при
датировке пропускается и заменяется двумя черточками.
     33. W. Ostr. II 628. Фивы
     Уплатил  Апион, сын  Филона, на содержание канала за 9 г. двадцать  две
драхмы  3 обола - 22 др.  3 об. 9 г.  Антонина господа, 5 эпиф. 29 июня  146
года.
     34. W. Ostr. II 1540. Фивы
     Апат, сын Месорея, уплатил за пастьбу 42 овец на 17  год. 20 г. Цезаря,
9 пахон. 4 мая 10 г. до новой эры
     Меняла Кефал.
     35. W. Ostr. II 776. Фивы
     Солдат Касис  Пана...  Фтумину привет. Получена мною от  тебя 1 поклажа
(поклажа - верблюда или осла - служила единицей измерения) мякины - 1 артаба
за 9 г. господина Веспасиана. 76/77 год.
     36. W. Ostr. II 356. Фивы.
     Фатрей,   сын  Абота,   уплатил  за  12   г.   за  финиковую  плантацию
1/4+1/8+1/32+1/64  (аруры) 8 др.  3 об.  Таким образом, налог с аруры (0,275
гектара) составлял 20  драхм  (драхма=4,25 грамма серебра). 13 г. Цезаря, 15
гатир. 11 ноября 18 года до новой эры Кефал.
     37. W. Ostr. II 1376. Фивы
     Уплатил  в  меняльную  контору  Псенмонта,   сына   Кол...  Пикот,  сын
Петенпсайта, на  венок Цезарю  две  драхмы три  обола. 3  г. Тиберия Клавдия
Цезаря Августа Германика императора, месяца августа 7. 4 сентября 42 года.
     38. W. Ostr. II 672. Фивы
     Уплачено  через нас, Клавдия  Пернея и компаньонов, откупщиков денежных
налогов  селения  Аполлониады,  за 6 г.  за налог  с  корабельных  плотников
(плательщиком) по имени Пасмет... Пасмет... двадцать драхм-20 др. 6 г. 39/40
год. ...6  месоре. Равно по  имени  Петосирис, сын  Панебхойния, за  налог с
корабельных  плотников  восемь  др.- 8  др.-6 месоре...  Гераклида.  (Другой
рукой:) Уплачено через нас, откупщиков денежного налога селения Аполлониады,
в виде налога  с  корабельных  плотников (плательщиками)  по имени Пасмет  и
Петосирис, сын Панебхойния, сорок - 40 др. 4 обола, 2 халкой.
     39. W. Ostr. II 385. Фивы
     Уплатил  Пикот,  сын  Псемнонта,  за  домостроительство  (?)  за  4  г.
восемнадцать др. два обола - 18  др. 2  об.- и прибавка  (prosdiagraphomena)
шесть халкой. В 4 г. Гая Цезаря Августа Германика ...
     40. W. Ostr. II 16. Элефантина
     Уплатила Таисия, дочь Орсенуфис, жена Псенмонта, помесячный  (налог) за
ремесло, за 7 год, за 3 месяца - тот, фаофи, гатир - четыре драхмы - 4 др. 7
г. господина Нерона, 5 хойах. 1 декабря 60 года.
     41. W. Ostr. 11 19. Элефантина
     Уплатил Мелан, сын Патота, (налог) за  ремесло, 14 г. господина Нерона,
26 эпиф, (20 июля 68 года) серебром двадцать драхм - 20 др.
     42. W. Ostr. II 527. Фивы
     Постумит, он же Гор, сын Панатия, от матери Гатреты. Получил за занятие
ремеслом банщика за пятый год семь бидонных драхм три обола два халкой - 76.
др. 3 об. 2 х.- 6 г. господина Адриана Цезаря, 28 тот. 5 сентября 121.
     43. W. Ostr. II 456. Фивы
     Уплатил Панамей, сын Фтуми...  Псенхнубис  на содержание плотин  (hyper
chomatikon) Харака 6 др. 4  об., банного налога  4 об. 2 хал., итого 7 др. 2
об. 2 хал. и прибавку (prosdiagraphomena). 1 г. господина Домициана (82 год)
в месяц Кесарей 32. Подписал Аполлодор, сын Гераклида.
     44. W. Ostr. II 1400. Харак
     Уплатил Эвпор, раб Ирины, на содержание плотины в Хараке  за 13-й год 6
др. 4 об.,  банного налога 4 об. 2 хал., итого 4 др. 4 об. 2 хал. и надбавку
(prosdiagraphomena). 14 г. господина Нерона. 66/67 год.
     45. W. Ostr. II 8. Элефантина
     Уплатил  Зметий Пахнубис, сын  Тасетия, подушный налог за 16г.  Тиберия
Цезаря Августа, 3 эпиф (27 июля 29 года) серебром шестнадцать драхм - 16 др.
(Другой рукой:) Пелай, сын Аристона, подтверждаю-шестнадцать драхм-16 др.
     46. W. Ostr. II 27
     Уплатил Фенопий, сын  Пахомнаоннофия, за занятие ремеслом (cheronaxion)
за 8 г. Веспасиана  господа 30  месоре (23 августа 78 года) остальные восемь
драхм серебром - 12 др. (Sic!) Мелантий написал.
     47. W. Ostr. II 249. Элефантина
     Валерий Серен и  Пантахемий, оба откупщика денежных налогов Элефантины,
через   помощника  Петорзмета.  Уплатил  Сарапион,   сын  Аммония  и  матери
Сентеторзметии по раскладке на 2 статуи и 2 бюста господ Цезарей 10 др. и по
раскладке за плотничество... Многочисленные статуи  цезарей  воздвигались за
счет  принудительных  сборов  с  населения, причем,  судя  по  сохранившимся
квитанциям  эпохи Траяна, расход раскладывался  на  всех граждан поровну  (2
драхмы 4 обола). Речь идет, по-видимому, о  раскладке расхода  на возведение
общественного здания. Вилькен полагает, что это промысловый налог на занятие
ремеслом  плотника; в  этом  случае  термин  "merismos" нужно  понимать  как
рассрочку, а не  раскладку. 3  обола  медных.  3  г. господ Антонина и  Вера
Цезарей, 11 фаофи. 8 октября 162 года.
     48. W. Ostr. II 1423. Харак
     Гернофмоис,  откупщик денежных налогов, Фаерию, сыну Бехия, через Гора.
Получено мною земельной подати в Хараке за 14 г. одна драхма билоном  - бил.
1 др. 14 г. господина Адриана, 1 месоре. 25 июля 130 года.
     49. W. Ostr. 1, С. 130-404.  Перечень налогов  и  сборов, взимавшихся в
Римской империи (по данным, собранным на основании папирусов и остраков)
     1)  Сбор  на  содержание  надзора  за  рынком  (telos agoranomias).  2)
Портовые сборы при нагрузке и выгрузке. 3) Дорожная пошлина (apostolion). 4)
За закрепление сделки  (?) 4%.  5) За  ярлык на  ослов (diploma onon) - по 8
драхм  за  каждого осла (в  год).  6)  Налог на наследство. 7)  1/100,  1/60
(hektatoste,  hexakoste) -  прибавки при  некоторых сделках с  фиском. 8) За
обмен или  размен денег (kollybos) - как прибавка к причитающейся сумме.  9)
Ярлык  на верблюдов  (ср.  э 65). SO)  Сбор при  уплате  налога  за  выписку
квитанции, за прикладывание печати и т. п. (prosdiagraphomenon), прибавка на
"поход"  при  сдаче  налога натурой  (prosmetroumenon).  11)  Сбор  со скота
(мелкого). 12) Налог за владение рабами  (с головы). 13) Сбор со свиней. 14)
Сбор  с  быков.  15)  Сбор  с  верблюдов.  16)  Налог  на  виноградники. 17)
Аннона-налог,  сверх налога земельного и на урожай, в продовольственный фонд
столицы. 18)  Земельный налог. 19) Специальный налог на масличные плантации.
20)  Специальный  налог на  огороды.  21) Налог на  вино;  налог  взимался с
производителя взамен сдачи вина  натурой. 22) Налог на пшеницу.  Тоже взамен
сдачи натурой. 23) Налог на огурцы. 24) Сбор с финиковых плантаций. 25) Сбор
с квартирной  платы, взимаемой домовладельцем. 26) Сбор с рыботорговцев. 27)
Сбор с ломовиков. 28) Сбор  с банщиков.  29) Сбор с красильщиков. 30) Сбор с
ткачей.  31) Сбор с  ковровых мастеров. 32) Сбор  с проституток. 33)  Сбор с
портных. 34) Сбор с валяльщиков сукна.  35) Сбор с парикмахеров.  36) Сбор с
лодочников.  37) Сбор с корабельных плотников.  38)  Сбор со строителей. 39)
Сбор с погонщиков ослов. 40) Сбор с носильщиков. 41)  Сбор с  ремесленников.
42)  Сбор  с торговцев  платьем.  43)  Сбор  со  старьевщиков.  44)  Сбор  с
зеленщиков. 45) Сбор с торговцев маслом. 46)  Сбор с колбасников. 47) Сбор с
менял. 48) Подушная подать. Размер ее в разных районах и  в разное время был
различен. В течение I в. он составлял в Сиене и Элефантине 16 драхм с души в
год,  между 96 и 112 гг.- 17 драхм, после 113 г.- 17  драхм 1 обол. В Хараке
налог взимался в размере 10 драхм; в Офи - от 10 драхм до 10 драхм 4 оболов,
в  Мемнонии 16  драхм,  в  Нот  и Липс  - 24 драхмы. 49)  Налог на  доход от
фиников.  50)  Налог  на доход с земли под  постройкой (налог на ренту). 51)
Сбор на воздвижение статуй. 52) Сбор на содержание неимущих (?). 53) Сбор  в
пользу  оберегермейстера,  или  придворного  сановника,  ведавшего  царской,
императорской охотой (archekynegon). 54) Сбор  на содержание бань. 55)  Сбор
на содержание  и ремонт каналов.  56)  Сбор на охотничьи копья (по-видимому,
раскладка единовременного  расхода). 57) Сбор hyper naubion -  денежный сбор
взамен  трудовой повинности по  очистке  каналов.  58)  Сбор  на  содержание
именитого гостя. 59) Сбор на содержание яхты претора. 60) Сбор на содержание
речной  стражи.  61) Сбор на содержание домовой тюрьмы при конторе откупщика
для недоимщиков. 62) Сбор на  содержание  гарнизона. 63) Сбор на  содержание
сторожевых  вышек.  64)   Сбор  на  содержание  ситолога  -   откупщика  или
правительственного чиновника  по  сбору хлебного  (натурального) налога. 65)
Сбор на содержание пристани  сторожевого судна.  66) Сбор на золотой венок в
качестве выражения  верноподданнических чувств  представителю  высшей власти
(stephanion, aurum coronarium).  67) Сбор на  жалование сторожам (полиции?).
68) Сбор на содержание и ремонт плотин. 69) Сбор на содержание статистиков и
счетчиков по исчислению налогов. 70) Сбор на канцелярские принадлежности (?)
для правительственных учреждений. 71) Сбор на содержание настоятеля (храма?)
-epistatikon. 72) Сбор  на устройство зрелищ или религиозных  процессий. 73)
Сбор  на содержание  начальника  района (меридарха).  74) Сбор на содержание
сборщика  налогов (praktor исполнял свои  обязанности  в  Египте на  началах
литургии,  в  принудительном порядке). 75) Сбор на  благотворительность. 76)
Сбор на папирус  для канцелярий (?).  77) Сбор (нотариальный) за аренду. 78)
Налог на торговый оборот.  79)  Налог на поташ и мыло. 80) Налог на предметы
роскоши.  81)  Налог  при  отпуске  на  волю рабов.  82) Пошлины  ввозные  и
вывозные. 83) Пошлины  на  пропуск  в ворота. 84) Внутренние пошлины с вина,
масла, тканей. 85) Сбор за выпас скота. 86) Квартирный налог.
     Кроме того, упоминается множество налогов  и  сборов, значение  которых
осталось невыясненным.  Ряд налогов, взимавшихся в Египте в эпоху Птоломеев,
сохранился,  надо  полагать, и  в римскую эпоху. Вилькен  насчитал всего 213
разных статей налогов.
     50. Ostr. P 12596. Arch. Pap. VI 1913, С. 219
     Бассион,  откупщик   налога   с  проституток  (hetairikon),   Афродите.
Предоставляю тебе заниматься проституцией на один текущий день, каковой есть
14-е настоящего 9 г. Антонина Цезаря господа, гатир 14.
     51. Р. Оху. II 246. Оксиринх. Декларация об имуществе
     Паписку,  бывшему  косметом города,  стратегу  оксиринхскому, Птоломею,
царскому  секретарю, и  писцам нома от Армиисия,  сына  Петосириса, сына  по
матери  Дидима, дочери  Диогена,  из  селения Фтохис восточной  топархии.  Я
указал в настоящем 12 г. В декларации  для исчисления налога. Нерона Клавдия
Цезаря  Августа  Германика  императора  по  вышеуказанному (селению)  Фтохис
приплод  от  скота,  который  я  имею,  двенадцать  ягнят.  Ныне  я указываю
прибавившийся к (моменту) настоящей вторичной декларации приплод от того  же
скота  семь ягнят -  всего  семь  ягнят. Клянусь  Нероном  Клавдием  Цезарем
Августом Германиком  императором, что я  не  утаил. Будьте здоровы.  (Другой
рукой:) Аполлоний по поручению  стратега Паписка удостоверяю: 7 ягнят. 12 г.
господина Нерона, 30 эпиф. 24 июля 66 года.
     52. BGU II 515= W. 268
     Аммону  Патерну, гекатонтарху,  от  Сира,  сына Сириона,  по  прозванию
Петека,  из  метрополии.  Я  и брат мой все, что мы были должны  за подушный
хлебный  налог,  внесли натурой в месяце павни, а равно то, что  сверх сбора
было  накинуто  нам,  в  деревне Каракиде,- 9  артаб  (артаба  - 39,3 литра)
пшеницы из  десяти. И вот из-за оставшейся одной артабы, когда я находился в
поле,  ко мне  в дом  вошли сборщики хлебного налога  Петесий,  сын Ткело, и
Сарапион,  сын  Марона, и их секретарь Птоломей  с  прислужником  Аммонием и
сорвали  с моей  матери  платье... ее бросили... Так  как  она  в результате
слегла в постель и не может... прошу вызвать их к  себе, чтобы я  получил от
тебя должное. Будь счастлив.
     Приметы 47 лет... лево...
     В 33 г. Аврелий Коммода Цезаря господа в месяце павни 8. 2 июня 193 г.


     53. Р. Lond. III. 846-- W. 325 Файюм.
     В то время как я, господин мой,- ткач, уплачивающий ежегодно в
     казну по  76 (драхм), пресвитеры села, притесняя меня, внесли мое имя в
пресвитерии (в список лиц, обязанных литургией) села, хотя я не имею ценза и
добываю средства  к  жизни  от занятия  ткацким ремеслом. Посему прошу тебя,
господин, помочь мне, чтоб я удостоился  твоего благодеяния. В 3 г. 140 год.
Антонина Цезаря господина М...
     54. BGU I 159 = W. 408. Файюм.
     ...После этого, когда  я был назначен на очень тяжелую литургию, я ушел
из села,  не  будучи  в  состоянии  выдержать  тяжесть литургии.  Но,  когда
сиятельнейший  префект  Валерий Дат  приказал  всем  находящимся на  чужбине
вернуться  в свои владения,  я возвратился. Ввиду того  что его  сын Аврелий
Сотерих, будучи цензором  в  нашем городе, нажал  на меня, взыскивая  с меня
втрое  против причитающегося (налога), я подаю (настоящее заявление) и прошу
выслушать  меня  и  распорядиться,  как  тебе будет  угодно.  Будь счастлив.
Аврелий Пакисис,  50 л.,  дом в левом углу, в 24 г.  императора Цезаря Марка
Аврелия Севера Антонина  Парфянского величайшего,  Британского  величайшего,
Германского величайшего, благочестивого Августа, павни 11. 5 июня 216 г.
     55. P. Teb. 26, строчки 11-24=W. 330. Файюм. 114 г. до новой эры
     Бегство крестьян с  царской земли  было частым  явлением, для  которого
установился  термин  anachoresis.  Бросавшие  отведенную  им землю крестьяне
укрывались в какой-нибудь храм, где они рассчитывали найти безопасность, или
разбредались куда глаза глядят.
     Гору  привет.  Когда я  находился  в  Птолемаиде  Евергетиде  для сдачи
требуемых от меня расчетов, мы  узнали о  том, что царские земледельцы села,
оставив  возложенные на них занятия,  ушли в  храм  Нармуфис  19-го текущего
месяца. Я поэтому счел нужным сообщить, чтобы ты знал. Будь здоров. 4 г., 20
фаофи.
     56. Р. Gen. 37=W. 400. Файюм
     Аполлоте,  стратегу  Арсиноитского Гераклидского  района, от  Сотериха,
сына Сота, и прочих старшин, заведующих сельской  канцелярией села Сокнопайу
Незос. Взамен  Трифона,  сына  Семпрония, Паветиса, сына Пеката,  Пнеферота,
сына Сота, и  Гарпаисия, сына Гарпагата, которые при жеребьевке на должность
сборщиков  денежных налогов  в  нашем  селе  не оказались  налицо,  (то есть
скрылись.  В  данном случае  кандидаты на  должность  сборщика скрылись,  не
ожидая исхода  жеребьевки)  мы указываем нижеследующих  лиц, имеющих  полный
ценз   и   пригодных,  с  тем  что  они  будут  присланы  на   жеребьевку  к
превосходительному эпистратегу, а именно:
     Сапгир, сын Асклепиада, имеющий доход в 800 (драхм).
     Сота, сын Соты, по прозвищу Азиарск, тоже 800 (драхм).
     Пабут, сын Пабута, тоже 700 (драхм).
     Стотоетис, сын Соты, каменотес, тоже 700 (драхм).
     В 26 г. Марка  Аврелия Коммода Антонина Цезаря,  эпиф 26.  20  июля 186
года.
     57. Р. Lond. II 322=W. 358. Файюм. 214-215 г.
     Нижеследующий  документ свидетельствует  о  том, что  жители  Сокнопайю
Незос обязаны  были  поставить  работников  для  обработки земли,  в порядке
принудительной  "аренды",  в  соседнем  селении   Бакхиаде.  За  приведенным
отрывком  следует раскладка по  1 артабе  пшеницы. От  Аврелия сына  Пуарея,
сельского писаря Сокнопайю  Незос. Раскладка взыскания транспортных расходов
за доставленных  сюда из села Бакхиады (работников)  нашего района в текущем
23 г.
     58. Р. Giss. 11= W. 444. Александрия
     Как  видно  из  этого  папируса,  водный  транспорт сдавался  в  аренду
добровольным арендаторам  по  округам. Интересно,  что избрание на жреческую
должность  в  союзе  штурманов  было достаточным  основанием для того, чтобы
представитель администрации не разрешил ему покинуть Александрию.
     Папирис почтеннейшему  Аполлонию,  стратегу  Аполлонополиты Гептакомии,
привет.  Сообщаю тебе, что я получил назначение  в подведомственный тебе ном
(в  качестве) единственного (навклера) с кораблем вместимостью в 4000 артаб;
(это   произошло)  на  основании  моих   домоганий  этого  нома  и  согласия
Виссариона. Но, получив это назначение,  я был выдержан прокуратором,  чтобы
исполнять   должность   жреца  в  союзе  штурманов.  Поэтому  хорошо  будет,
дражайший, если ты возьмешь  под  защиту моих людей, так как я (сам) не могу
явиться засвидетельствовать тебе свое почтение, почтеннейший; ты мне удружи,
как (человеку), могущему  тебе оказать услугу:  ты  прекрасно знаешь,  что у
меня есть еще корабли на 80  000 артаб, так  что они могли бы обслужить твой
ном. Итак,  знай, господин,  что  если прокуратор будет исполнять  должность
жреца в союзе штурманов...
     2 г. Адриана Цезаря Августа. Эпиф 16. Желаю тебе здравствовать.
     (На обороте папируса адрес:) Передать Аполлонию, стратегу Гептакомии.
     59. Р. Оху. VI 899 = W. 361. Оксиринх. 200 г.
     Папирус  представляет  собой  прошение  некоей  Аполлинарион,  поданное
диойкету; ссылаясь  на  свои предыдущие ходатайства, на прецеденты  судебных
решений и на  ряд правительственных  декретов,  она просит освободить ее  от
принудительной  аренды земли.  В прошении  приводятся и копии  ее предыдущих
заявлений  и последовавших  по ним резолюций. Это прошение  дает в некотором
роде сводку законодательной и  судебной практики по вопросу о принудительной
аренде   земли.  Вместе  с  тем  оно-любопытный  документ,   характеризующий
сложность бюрократического земельного и финансового аппарата.
     Первые 20 строк сильно  попорчены. В них просительница излагает историю
вопроса. Она  получила в наследство от отца в числе прочего также  несколько
участков  (в  различных  селениях), находившихся  у  него  в  принудительной
аренде.  Однако  бремя   разорительных  налогов  заставляет  ее  просить  об
освобождении  ее,  как   женщины,  от  этой  аренды.  В  обоснование  своего
ходатайства она цитирует  судебное решение, состоявшееся в 154/155 г. Строка
21 начинается выпиской из протокола:
     "В 19  г.  божественного  Элия Антонина, тот... ритор Сатурнин  сказал:
"Птоллион, отец просительницы, еще... была отдана  (в принудительную аренду)
царская  и государственная  земля  в районе селений Бусирис, Тинтерис, Та...
селения Гераклеополита. Ввиду  того что после переселения его  на этот надел
сельские  писаря   этих   селений  вопреки  запрещению   возлагают   на  нее
возделывание  земли  отца...  а  между  тем   в  свое   время  префектами  и
епистратегами   постановлено,  чтобы   женщины  не   привлекались   к   этой
обязанности,  она  просит,  ссылаясь  на  постановления,  освободить  ее  от
обработки земли, подлежащей возложению только на мужчин". Парменион сказал:
     "Пусть огласят относящиеся сюда постановления". Когда  было оглашено...
распоряжение Тиберия Александра, воспрещающего... женщину к земледелию, от 2
г. Гальбы... префекта Валерия Евдемона, вынесшего такое же постановление в 5
г. Антонина... и епистратега Миниция Кореллиана в 10 г. императора господина
Антонина,  Парменион  сказал:  "Согласно  оглашенному  Тафинн...  может быть
освобождена  от  обработки  земли...  других   земледельцев   определить  на
обработку земли".
     Аполлинарион  Аристандра  подписала 7 г., 6 фанемот.  До сих пор (слова
"до сих пор" означают, что в этом месте кончается цитируемое  просительницей
ее прежнее  заявление  и  копия  судебного решения) мое  заявление  и  копия
распоряжения.  Действуя  в  соответствии  с  этим,  царский  секретарь  нома
Аммонион,  исполняющий обязанности  стратега, написал делопроизводителям тех
селений... в районе которых расположены участки, как предписано было:
     "Аммонион,  царский  секретарь,  исполняющий   обязанности   стратега,-
сельскому писарю  Хисы и других сел. Ввиду  того что Аполлинарион Аристандра
подала  мне  прошение, в  котором заключено  распоряжение превосходительного
диойкета,  а также (новое) прошение насчет обработки земли, которая,  по  ее
заявлению,  не  может  быть  на  нее   возложена,  вам  пересылается  второе
(прошение),   чтобы  вы   произвели   расследование,  согласно  существующим
решениям, и дали мне заключение. Подписал 6 г., 27 пахон".
     Итак, надлежит совершить передачу аренды другим, согласно тому,  как ты
написал, и  востребовать  налоги от обработавших землю.  Посему прошу,  если
твоей милости  будет угодно, категорически распорядиться написать  нынешнему
стратегу нома, чтобы он понудил делопроизводителей согласно... предписанному
им  совершить  передачу,  а  податным  откупщикам  произвести  взыскание   с
претендентов, работающих на  этой земле, и не  притесняли меня,  женщину, не
имеющую  мужа,  и  беспомощную,  согласно  тому,   как  ты  прежде  об  этом
распорядился  и облагодетельствовал меня. Будь счастлив. Подала Аполлинарион
Аристандра 8 г., 10 тиби. Подписала. Авфидий Аммоний подписал.
     До сих пор прошение, копии  и распоряжение. Согласно  изложенному прошу
предписать  делопроизводителям на местах, чтоб они, согласно моему прошению,
совершили  передачу  аренды  и  чтобы откупщики  востребовали  причитающиеся
недоимки  от кого следует.  В 9  г.,  1 тот. Аполлинарион  Аристандра,  дочь
Аристандра, подписала.
     60. Р. Оху. IV 705= W. 407. 202 г.
     Предлагаемый  отрывок содержит  в  строках  54-63 резолюцию императоров
Люция Септимия  Севера и  М.  Каракаллы  на прошение знатного  александрийца
Аврелия  Гориона;  императоры  утверждают  проект Гориона, затем  следует со
строки 64 само прошение. На недоконченном предложении папирус обрывается.
     ...Прошение же следующее. Милостивейшим  императорам Северу и Антонину,
спасителям  и  благодетелям всех людей, Аврелий Горион, стратег и  верховный
судья  славнейшего   города   Александрии,  шлет  привет.   Некоторые   села
оксиринхского  нома,  о  человеколюбивейшие  императоры,  в  которых я и мои
сыновья владели землями, сильно разорены, притесняемые ежегодными литургиями
фиска  и  гарнизона  местного,  и существует опасность, что они и  для казны
погибнут  и  бросят  вашу  землю   необработанной.  Поэтому  я,   руководясь
человеколюбием  и  пользой  дела,  хочу  для  их  поддержки  учредить  некий
небольшой  капитал в каждом селении на прикупку земли, доходы с коего  будут
предназначены  для  прокорма и на издержки  тех, кто будет в соответствующий
год выполнять литургии на...
     61. P. Fior. 3=W. 391. Гермополита. 301 г.
     Аврелию  Оригену, стратегу Гермополиты,  от Аврелия, сына  Паисия, сына
Стефана,  по матери...  и  Сильвана,  сына  Пахомия, по матери Елены,  обоих
сельских  начальников села Сеномбо. Указываем  и  сообщаем нижеперечисленных
рабочих,  имеющих  прибыль  в  алебастровую  каменоломню  для  замены  ранее
посланных туда рабочих;
     хорошо подготовленные  и  пригодные,  под  ответственность нашу  и всех
жителей  села на основе круговой поруки. (Следует перечисление  рабочих.) Мы
ручаемся  за них и неукоснительно  их поставим, чтобы они  выполнили тот род
работы,  который  на  них  будет  возложен,  и  что они  не  оставят  ее  до
распоряжения или до замены. Если же они запоздают и мы  не поставим, мы сами
понесем за них ответственность; спрошенные об этом, мы дали свое согласие. В
17 и 16 гг. господ наших Диоклетиана и  Максимиана Августов и в 9 г.  господ
наших Константина  и Максимиана,  славнейших  Цезарей,  во  2-е  консульство
Флавия Постумия Титиана и Непотиана... Месоре.  Подали. Аврелий Горион писал
за них, заявивших, что они неграмотны.
     62. Р. Munch. 20= W. 388. Файюм. 145 г.
     В  8  г.  императора  Цезаря  Тита Элия  Адриана  Антонина Августа  Пия
исполнены  земляные работы по плотине, относящиеся к текущему 8  г.  (Другой
рукой:)   (по-видимому,   квитанции   об  исполнении   трудовой   повинности
заготовлялись в виде  бланков вперед на год; затем на бланке уже проставляли
дату произведенной  работы и имя работника) 17- 21 пауни на Псинал... канале
в Теадельфии.  Панесней, сын Гора, сына  Панеснея, от матери Тамарреи.  Пять
дней  -  обычная  норма для  этого рода повинности (penthemeros).  В  других
районах  выполненная  работа  по  очистке  каналов  после  обычных  разливов
измерялась  в  кубах: единицей измерения служил naubion (?), впоследствии  3
куб. локтя (локоть-525 мм). (Подпись.)
     63. Ditt. Or. 609. Мисема (Сирия). Конец 2 - начало 3 в.
     Юлий  Сатурнин  жителям  Феней,  главного  города  Трахонского  района,
привет.  Если кто-либо, солдат или штатское  лицо, поселится у вас насильно,
напишите  и  донесите  мне.  Ибо вы  не  обязаны  никакими  складчинами  для
приезжих,  и,  имея помещение  для чужестранцев, вы не можете быть вынуждены
принимать в свои дома приезжих. Это мое послание выставьте в публичном месте
в главном селении, чтобы никто не мог оправдываться незнанием.


     Публикуемый ниже  под э 64 документ о транзитных пошлинах в  богатейшем
центре  внешней  торговли  Пальмире  дает наглядное представление  о  жалких
размерах этой  торговли  и о  характере  товаров,  показывающих преобладание
натурального хозяйства. Ср. также э 65.
     Надпись сохранилась частично на греческом и арамейском языках.
     64. Ditt. Or. 629. Пальмира
     448  г.  (Эры  Селевкидов  -  137 г.) месяца  ксандика  18, (18 апреля)
постановление народного
     председателе   Боннее,  сыне   Боннея,   сына   Герана,  при  секретаре
Александре, сыне Александра,  сына  Филопатора, в  архонтство  Малиха,  сына
Олдея, и  Зевида,  сына  Несы,  в  очередном заседании  совета  постановлено
нижеследующее:
     Ввиду того,  что в старое время большинство облагаемых объектов не было
включено в налоговый закон, а взыскивалось по обычаю; поскольку в договоре о
сдаче (в откуп  налогов) указано, что откупщик производит взыскания согласно
закону и  обычаю,  а  из-за этого часто  возникали споры между  торговцами и
откупщиками налогов,-  постановлено,  чтобы  нынешние архонты  и  декапроты,
рассмотрев дело, при ближайшей сдаче в откуп, записали то, что не включено в
тариф, и  для каждого вида (налога) утвердили установленный обычаем налог и,
когда откупщики согласятся с  ним, записали  (новый тариф) вместе  со старым
законом на каменной стеле, находящейся напротив  храма, именуемого Рабашира.
И  пусть  очередные  в  каждое  данное  время архонты,  декапроты и  синдики
надзирают за тем, чтобы откупщики не взимали сверх таксы.
     Кладь  телеги  всякого  рода:   пошлина  взыскивается  как   за  четыре
верблюжьих поклажи.  За единицу измерения  в дальнейшем  принимается поклажа
верблюда  или осла (см. э  35). В данном случае  дается  общее указание  для
перевода существующего тарифа, когда товар перевозится в телеге.
     От ввозящего в Пальмиру или  в  пределы  Пальмирской  области рабов  он
взыщет за каждого раба 22 денария.
     С того,  кто введет старых рабов),  есть давно уже состоящих в рабстве)
или... он взыщет за каждую душу 2 денария.
     Тот же откупщик... Обозначение товара неразборчиво.
     взыщет с каждой  верблюжьей  поклажи ввезенной - 3 ден., вывезенной - 1
ден.
     За ввоз пурпурной шерсти  он взыщет за каждую овчинку 8 ассов, за вывоз
он взыщет...
     За верблюжью поклажу масла  в каменных кувшинах он взыщет при  ввозе 25
ден., при вывозе взыщет 13 ден.
     За верблюжью поклажу масла в козьих мехах он взыщет за ввоз 13 ден., за
вывоз взыщет 13 ден.
     За верблюжью поклажу вина в козьих мехах он взыщет при ввозе -  7 ден.,
при вывозе взыщет - 7 ден.
     За ослиную поклажу масла в козьих мехах он взыщет при ввозе 4 ден., при
вывозе взыщет - 4 ден.
     За  груз масла, ввезенный в двух козьих мехах на верблюде, он взыщет 10
ден., при вывозе взыщет 10 ден.
     За  груз  масла,  ввезенный в двух козьих мехах на верблюде, он  взыщет
...ден., при вывозе взыщет ...ден.
     За груз масла, ввезенный на осле, он взыщет 7 ден., при вывозе взыщет 7
ден.
     За  груз...  ввезенный в четырех  козьих  мехах, он взыщет 13 ден., при
вывозе взыщет 13 ден.
     За  груз к... ввезенный в двух козьих  мехах  на  верблюде, он взыщет 7
ден.,
     ...(4 строчки неразборчивы).
     Тот же  откупщик взыщет  ежемесячно с каждого подвозящего  и продающего
местное масло... ден.
     ...(Строчка неразборчива).
     Тот же откупщик взыщет с проституток, получающих по денарию, денарий, с
получающих по 8 ассов он  взыщет по 8  ассов,  с получающих по  6 ассов -  6
ассов с каждой.
     Тот же откупщик взыщет с торговых заведений... кожевников...  по обычаю
за каждый месяц с каждого заведения 1 ден.
     С ввозящих или продающих (сырые) кожи - с каждой кожи 2 асса. Точно так
же то же причитается откупщику с перепродавцов готового платья в городе.
     За пользование  двумя водоемами  в  год  800 ден.  Он же взыщет за груз
пшеницы,  вина,  овса  и всякой  верблюжьей  поклажи такого рода  при каждом
выступлении каравана 1 ден.
     За  каждого  верблюда, ввозимого  порожняком,  он взыщет  1  ден.,  как
взыскивал вольноотпущенник цезаря Килик...
     ...(Одна строка неразборчива).
     Кто продает в Пальмире  или  в области  Пальмиры  соль (?),  уплачивает
откупщику  по  ассу за  каждый модий... (Неразборчиво).  По  всяким  жалобам
откупщика или на откупщика суд творит магистрат Пальмиры.
     Откупщику дается право брать, самому или через другое лицо, залог с лиц
неуплативших.   Если   залог  на...  день  не  будет   выкуплен,   откупщику
предоставляется его продать... в  казну добросовестно. Если  же залог  будет
продан за сумму меньшую, чем сумма долга, откупщику предоставляется взыскать
(разницу), как это допускается согласно (старому) закону...
     ...(35 строк неразборчивы).
     Налог на заклание (жертвенных животных) должен исчисляться в  денариях,
так как и Германик Цезарь в письме к Статилию разъяснил, что надо все налоги
исчислять  в  ассах.  А  в пределах  денария  откупщик по  обычаю  взыщет  в
(местной) мелкой монете. С выбрасываемого как падаль налог не причитается.
     С пищевых продуктов я устанавливаю  с  каждой поклажи по денарию, когда
он ввозится из-за границ (области) или вывозится. В первом лице  здесь, надо
полагать, приписка председателя.
     То, что ввозится в селения (в пределах области) или перевозится из них,
не  облагается пошлиной, как это  установлено соглашением с ними (то  есть с
откупщиками).
     За  коны и  тому подобные  (фрукты),  какие  перевозятся для  торговли,
пошлину  исчислять из расчета  перевода на  сушеные,  как это практикуется в
остальных  городах.  Копт  соединял  дорогу в Александрию  с  дорогой  через
пустыню к Красному морю (порт Вереника).
     За  верблюдов,  ввозятся ли  они порожняком  или с грузом из-за  границ
(области),  следует  с  каждого по денарию,  согласно  закону, как указал  и
превосходительный Корбулон в письме к Барбару.
     ...(2 строки неразборчивы).
     Налог  за  выпас не следует взыскивать с  местных  жителей, а  за скот,
пригоняемый на пастьбу извне, причитается 1 ден. Откупщику  предоставляется,
если он захочет, клеймить скот.
     65. Ditt. Or. 674. Куфт (Египет)
     Из распоряжения: ...На этом столбе начертано по  приказу Луция Антистия
Азиатика,  управителя  округа  Вереники,  сколько должны  взимать,  согласно
тарифу,  откупщики  подведомственной  арабархии  в  Копте  дорожной пошлины.
Сушеные фрукты занимают меньший объем и  имеют  меньше веса, таким  образом,
метод исчисления налога путем  перевода  на сушеные  фрукты является льготой
для фруктоторговцев.  С  штурмана  Красного моря  восемь драхм,  с  кормчего
десять  драхм,  с охранника пять  драхм, с моряка  пять драхм,  с ремонтного
мастера-корабельщика пять драхм,  с  ремесленника восемь драхм, с женщин для
проституции  108 драхм, с приезжающих  морем женщин  (?) двадцать  драхм,  с
солдатских жен  двадцать драхм, за  билет для  верблюдов по одному оболу, за
штемпелевание  билета два  обола, при выступлении  каравана с каждого билета
садящегося  (на верблюда) мужчины  одну драхму, со всякой женщины по  четыре
драхмы,  с  осла два  обола,  с  повозки  с  верхом  четыре драхмы, с паруса
двадцать драхм, с мачты  четыре драхмы, с мумии, подвозимой вверх  или вниз,
одну драхму четыре обола.
     В 9 г. императора Цезаря Домициана Августа  Германика, 15 пахон. 10 мая
90 года.
     66. W. 341. Аполлониполита Гептакомии. Эпоха Адриана
     Земельный кадастр села  Набоо в  Египте, который  дает представление  о
соотношении   между  различными   категориями   земель   -  государственной,
жреческой,  частной и так далее  Кадастр  составлен в фискальных целях - для
исчисления подати и налогов.
     Аполлонию, стратегу  Аполлониполиты в Гептакомии,  от Псайта, сельского
писаря  села  Набоо. На твой запрос относительно  находящихся в  черте дамбы
занесенных в  списки по моему  сельскому управлению земель, как  затопленных
(еще), так и (уже) годных для вспашки, сообщаю нижеследующее:
     (Другой  рукой:)  Всего  в  черте  дамбы  Набоо зарегистрировано в моем
сельском управлении (арур)-668 1/2 (+)  1/16 (+) 1/32 (+) 1/64, (то есть 668
39/64; все дроби выражались в  виде суммы простых дробей: 1/2+1/4+1/8+1/16 и
так далее) в том числе царской земли по 5 1/12 (артаб) (земля рассортирована
по размеру причитающихся с нее натуральных  арендных взносов или  земельного
налога, исчисленных в артабах пшеницы; действительным  размером  взноса надо
считать в данном случае 5  артаб, в дальнейшем соответственно-4, 3, 2, 1/2 и
так  далее Что касается 1I12, то  она всюду прибавляется в виде  специальной
прибавки на содержание налогового аппарата и "на поход") -2 1/2
     (+) 1/16, (+) 1/32, по 41/12 - 1 3/4 (+) 1/8 (+) 1/32, по 3 1/12-55 1/2
(+) 1/16, по 2 1/2 (+) 1/12-35 1/l6 (+) 1/32
     (+)  1/64, по 2 1/12-127 1/16, итого царской земли 222 1/8 (+) 1/16 (+)
1/32   (+)  1/64  (арур).  Прочей  царской  (земли),   внесенной  в   разряд
частновладельческой, по 1 1/2 (+) 1/12 (артаб) - 13 1/2 (арур), по 1 1/12-15
1/2 (+) 1/8 (+) 1/16, no3/4 (+) 1/б-87 1/16; 1  1/4 гор... - 29 1/2 (+) 1/8,
земли  катэков  - 237 3/4 (+) 1/8 (+)  1/16 (+)  1/64, купленной  38 1/4 (+)
1/16,  итого частной  земли (вносящей налог) в фиск,-  422 1/8  (+) 1/64,  а
всего фискальной, царской и частной - 644 1/4 (+) 1/8. Жреческой
     (Городской?)  Речь идет об  участках,  платящих  по 1 1/4 артабы. земли
арендной 8 (арур), гиераконитидской 13 1/8  (+) 1/16 (+) 1/32 (+) 1/64; no 2
(неясно), итого жреческой 24 1/8 (+) 1/16 (+) 1/32 (+) 1/64;  а фискальной и
жреческой (вместе)  - перечисленные  668  1/2 (+) 1/16 (+) 1/32 (+) 1/64, из
них  подвергшихся разливу 402 1/4 (+) 1/32; годных уже для  вспашки 260  1/4
(+) 1/б4; неорошаемых 6  1/16. Из  них владеют поименно: начиная с  западной
стороны села,  Татрей, сын Онуфрия,  имеет гор.- 3  1/2,  по  2  1/12-1 1/2,
катэковой - 1/2, всего 5 1/2, из них затопленной 1 1/2, годной к обработке -
4; Ароннофрий, сын Пахомпсахия, и Пуорий, брат его: по 3 1/12-1/8, по 2 1/12
- 3/4, катэковой - 1/8, итого 1, в  том  числе  затопленной - 1/4,  годной к
обработке  -  3/4;  Панесней,  сын  Пекисия,-  по  2  1/2  (+)   1/12-  3/4;
затопленной;  Пкамей,  сын  Орсенуфия,-  катэковой   2   1/4,  в  том  числе
затопленной 1/2, годной к обработке 1 3/4.
     67. W. Ostr. 11 1027. Эпоха Птолемеев
     Расписка  землевладельца  (клеруха),  выданная арендатору  о  получении
арендной платы.
     Асклепиад, сын Хармагонта, Портиту, сыну Пермания, привет. Я получил от
тебя причитающуюся мне  арендную  плату и прирост за  участок,  который сдал
тебе на  посев 25 г.,  и никаких  претензий к  тебе не имею. Писал  за  него
Эвмел,  сын  Герма... по его просьбе, так как сам он  пишет слишком туго. 25
г., 2 фаменот.
     68. Р. Lond. CXXXI (recto). Kenyan, Gr. Pap. 1 166 sqq.
     Этот папирус представляет величайшую ценность, так как на его оборотной
стороне (verso)  написан  единственный дошедший до нас  экземпляр  "Афинской
политии"  Аристотеля.   Но   и   текст  на  лицевой   стороне   представляет
исключительный  интерес.  Он  содержит  подробную запись  доходов и расходов
небольшого земельного хозяйства вблизи Гермополиса.  Владелец имения  Эпимах
живет  в городе, а  хозяйство ведет управляющий  Дидим,  который с  мелочной
подробностью день за днем записывает  все доходы и расходы. В  конце каждого
столбца  подводится  итог для переноса  (в  переводе эти итоги опущены), а в
конце каждого месяца подводится общий  итог и выводится сальдо  на следующий
месяц. Запись обычно велась двоякая - в денежном выражении (logos argyrikos)
и  натурой  (logos  sitikos),  в  данном   случае  сохранился  только  logos
argyrikos. Запись  начинается  с  1 числа  месяца  тот, с которого начинался
египетский год.  От последней декады месяца фаофи до первой половины  месяца
гатир в папирусе  пропуск. Далее, в начале месяца  хойак Дидим заболел,  и в
течение  I  1/2 месяца  Эпимах вел хозяйство  сам и записи делал у себя.  За
исключением этих  двух пропусков мы  имеем  полный отчет, из которого видно,
какие  производились  работы, какова была агротехника,  как оплачивался труд
рабочих и рабов,  какие возделывались культуры, какие были цены на  продукты
земледелия,  какой  курс при  размене  серебра  на медь и так  далее  Запись
относится к "одиннадцатому году имп. Веспасиана", что соответствует 78/79 г.
новой эры
     Чтение и  толкование папируса  затрудняется  -  помимо  малограмотности
управляющего-множеством сокращений и условных знаков,  употреблением местных
слов, которых словари не знают; часто затрудняешься определить, является  ли
данное слово собственным именем или неизвестным нам нарицательным.
     Дидим  старательно обозначает  при  каждой  цифре,  получена ли она или
израсходована серебром или медью. При подведении итогов он переводит медь на
серебро  по  курсу 28:24 или 29:24. Такое почти полное  совпадение стоимости
медной и серебряной монеты (разница в  курсе временами  доходила  до  1:100)
объясняется, по-видимому, низким качеством серебряной монеты,  которая часто
бывала серебряной лишь номинально.  Известно, например,  что при Диоклетиане
серебряная монета содержала менее  2% серебра. Мы даем здесь около  четверти
всего папируса.
     В  одиннадцатый год императора Цезаря  Веспасиана Августа денежный счет
доходов  и  расходов Эпимаха,  сына  Полидевка,  составленный мною, Дидимом,
сыном Аспазия.
     В том числе доходы  месяца августа:  (Месяц тот начинается, собственно,
29 августа; название-август - присвоено первому  месяцу  года не  столько по
календарным соображениям, сколько из уважения к власти предержащей).
     1. По счету доходов предыдущего, десятого года сер. 69 др. 3 об.
     2. От Эпимаха на расходы
     по обмену денег (?) 4
     3. То же на расходы  . . . 4 От Саабейния... остаток платы за вино ....
6
     7. От виноторговца Филиппа плата за вино 8
     8.  От  Эпимаха для  Пантая,  сына  Асандриона, чтобы  он  оставался на
плотине "Индия две аруры"  4. Здесь и в дальнейшем отдельные участки имения,
плотины и  сооружения обозначаются по имени какого-то лица  (в данном случае
Индия) с указанием размера участка.
     К. . . ер. . .ина. 5
     9. Стоимость овощей - 2
     артабы по 20 драхм 40
     10. От Филиппа за вино сам
     Эпимах ...... 12
     14. То же Эпимах утром 4
     15. Кекет-маслодел за овощи самому Эпимаху в
     Гермополисе .... сер. 20 др. 21. От Филиппа стоимость
     другого вина - 10  керамиев по 5 др. ....  25 (продано 10 керамиев,  но
цена  указана  не  на керамин, а на  metretes  (2 керамия). 20.  Кекет  тоже
стоимость
     овощей ...... 20
     Общий доход за месяц
     август итого .... 221 3 об. Из них израсходовано в тот же месяц август:
     1.  Плата  рабочему, помогавшему штукатурщику Сарату при бане .  .  . 5
Работали  еще  на  участке  Амврион, Гор  -  сын Гора, и Эпимах на финиковой
плантации,  и  Фибий  с  машинистом  работал  при  орудии.  Дидим  постоянно
указывает, особенно когда он нанимает рабочих со стороны, чем были  заняты в
то  время  четверо  постоянных  работников,   по-видимому  рабов.  В  пользу
последнего предположения говорит то, что им нигде  не выписывается зарплаты,
как и самому Дидиму. То,  что один из них  называется, как и хозяин, Эпимах,
может быть случайностью, но возможно, что он - раб, принявший имя хозяина. С
другой стороны, Гор, которого  величают по отчеству, не мог быть рабом, если
только его так не называют в отличие от упоминаемого в дальнейшем Гора, сына
Ясона.
     2. Копают удобрение вне  дома двое рабочих и  накладывают на трех ослов
Паота, сына Гераклида;
     ставка - 3 об. .... медью 1
     Плата другим двум рабочим, сопровождавшим ослов ....... 5
     Плата  за  две  тележки для  удобрения  через погонщика ослов Паота  по
указанию Эпимаха (?)....... 1
     Работали на  участке Амврион,  Гор - сын  Гора,  Эпимах  и  Фибий Плата
Дмитрию, сыну Пахрата, за работу при орудии ...... 3
     3.  То  же,  копали  удобрение возле дома и накладывали на  трех  ослов
погонщика Паота по 3 1/2 об. 1 1  Сопровождавшим  этих ослов двум рабам по 2
1/2 об. ...... 5
     Подноска земли к  плотине с участка  "Индия  две аруры"  - двое рабочих
....... 1 1
     Сбор камыша лопатами на 10 арурах с участка Индия и переброска на такие
же две аруры с востока перед водой - 6 рабочих по 3 об. . . 3 Амврион, Гор -
сын Гора, Эпимах и Фибий работают на усадьбе
     4. Пололи на усадьбе Амврион и 6 рабов по 2 1/2 об. ...... 2 3
     Равно  работали Гор- сын Гора,  Эпимах и Фибий  и 1 посторонний  вместо
Амвриона, половшего с рабами .... 4 Укрепляли  дамбу  "Индия  2 аруры" после
обеда 2 рабочих по 2 об. 4
     5. Заделывали прорыв (в плотине) "Индия 2 аруры" и подносили туда землю
8 рабочих по 3 об. до полудня ..... 4
     Работают на усадьбе
     Гор - сын Гора, Эпимах
     и Фибий и 1 посторонний
     рабочий,- Амврион в
     отпуску ...... 3 об.
     Рабочему при плотине
     Индия, следящему за
     водой ....... 3
     Другому, раздроблявшему кучу земли на дамбе 10 ар. . . . . . 3
     Копали удобрение  возле  дома и накладывали  на трех  ослов  Паота двое
рабочих по 3 об. . . . медью 1 др.
     То же, сопровождают ослов, поднимают удобрение к  Дмитрию три раба по 2
1/2 об.. . . . 1 др. 11/2 об.
     6.  Рабочему, надзирающему за дамбой "Индия 2 ар.",  пока там  поставим
одного ..... 3
     Работали  на  усадьбе  Гор -  сын  Гора, Эпимах, Фибий и 1  посторонний
...... 4
     Амврион полол на усадьбе и 7 рабов по 2/2 об. 2 5'/2
     7. Укрепление и охрана воды, равно прорыва у плотины "Индия
     2 ар." - 5 рабочих по
     3 об. ....... 2 3
     Пололи в саду (?) на восточном участке Амврион и 9 рабов по 21/2  об. 3
4 1/2
     В усадьбе работали Гор - сын Гора, Эпимах, Фибий и 1 посторонний ......
4
     8.  Панетвоту,  сыну Канайта, приставленному к  дамбе "Индия  2 аруры",
вместе с тем Гефестиону, сыну Керфеллия, отныне охраняющему ночью и днем, из
причитающихся ему от  меня и Гефестиону, сыну Керфеллия, из расчета за месяц
20 др.- до расчета от меня . . . сер. 4  Пололи в усадьбе  Амврион и 7 рабов
по
     2/2 об. ...... медью 2 5 1/2
     Работали на  участке Гор  - сын  Гора,  Эпимах,  Фибий и 1  посторонний
...... 3
     Ослы Паота  перевозили  в  дом  кирпич  Пеймута,  жреца  Зевса,  числом
(неизвестный знак) и в имение 550 .....
     9. Пололи на участке Амврион и 8 рабов по 2 1/2 об. ...... 3 2
     Работали на  участке  Гор  - сын  Гора, Эпимах, Фибий и  1  посторонний
...... 3
     10. Пололи Амврион и 10
     рабов по 2'/2 об. . . . 4 1 Работали на участке Гор - сын Гора, Эпимах,
Фибий и 1 постороннии ...... о
     . . .(неизвестное слово), копали и собирали тростник 8 рабочих по 3 об.
....... 4
     11.  Дмитрию, сыну Пахрата, машинисту .... 12 Подноска  земли к  насыпи
Аполлония .... (неизвестное слово) - 7 рабочих  ..... 3 Работали  на участке
Гор -  сын  Гора, Эпимах,  Фибий и 1  рабочий  3  об. Пололи  на гелиастерии
участка Амврион и 7 рабов по 2 1/2 об. . . . . медью 2  др. 5 /2 об. Плата 4
рабочим за укрепление плотины "Индия 2 аруры" глиной и тростником и вместе с
тем за надзор за водой по 3 об. . . . . . 2
     12. Подноска земли опять к насыпи "Аполлония  1 trychatos" 8 рабочих по
3 об. ....... 4
     Работали  на  участке  Амврион,  Гор  - сын  Гора,  Эпимах,  Фибий и  1
посторонний ..... 3
     13. Подноска земли к  насыпи от участка "Перилая 5 арур" - 4 рабочих по
3 об. ....... 2
     Работают  на  участке  Амврион,  Гор  - сын  Гора, Эпимах,  Фибий  и  1
посторонний .... 3
     14. Подносили землю и набрасывали в кучу на (участке) "первом 6 арур" 4
рабочих по 3 об. ....... 2
     Работают на участке
     Амврион, Гор - сын Гора, Эпимах, Фибий и 1 посторонний .... 3
     15.  Работали на участке Амврион, Гор -  сын  Гора,  Эпимах, Фибий и  1
посторонний ..... 3
     Копали и собирали тростник  на 2 1/2 арурах Аристомаха 8 рабочих  по  3
об. . . . . . . 4
     Работали на  участке  Амврион,  Гор  -  сын  Гора, Эпимах,  Фибий  и  1
посторонний ..... 3
     17.  Работали  на  участке Амврион, Гор -  сын Гора,  Эпимах, Фибий и 1
посторонний ..... 3
     18. Пастуху Баросию kartra (неизвестное слово)
     стрижку шерсти . . . 2 1/2 Работали на участке Амврион, Гор - сын Гора,
Эпимах, Фибий и 1 посторонний ..... 3
     19. Тебе, Эпимаху, в Гермополис через Гора - сына Ясона ...... (20)
     За масло  для жареных голубей,  посланных Эпимаху в Гермополис  (1 1/2)
Плата  рабочему  Гору  - сыну Ясона, отвезшему в Гермополис Эпимаху хлебы  и
ороп (неизвестное слово) ..... (3)
     Работают  на  участке  Амврион,  Гор  -  сын Гора,  Эпимах, Фибий  и  1
посторонний .... 3
     20. Плата Гору, сыну Ясона, еще не вернувшемуся из Гермополиса  ....  3
Работают на участке
     Амврион, Гор - сын Гора, Эпимах, Фибий и 1 посторонний .... 3
     21. Стоимость  артабы чечевицы для  птиц  и  голубей  2  3  Работали на
участке Амврион, Гор - сын Гора, Эпимах, Фибий и 1 посторонний ..... 3
     22. Работали на  участке Амврион, Гор -  сын Гора,  Эпимах, Фибий  и  1
посторонний .... 3 об.
     23. Аполлонию, сельскому писарю Пеенталя, правильно обмерившему (землю)
из  (неизвестное  слово)  вокруг  Пеенталя и передавшему аруры  полностью по
соглашению  у него  с Евдемоном,  Гефестионом, сыном Пантея, и Теоном, сыном
Кефеллия, (всего) 12 др., (из коих) падает на долю Эпимаха . . . медью 3 др.
(1 строчка неразборчива).
     Фибию, сыну Пенамуния, земледельцу Пеенталистскому, за подноску земли и
надзор за  водой на вышеуказанных арурах -  из  20 др.  тоже приходящиеся на
нашу  долю  ев...  (неизвестное  слово),  на  каковой  расчет  согласился  и
Фибий....... сер. (5). Эпимах, Евдемон, Гефестиан и Теон уплатили  сообща за
раздел участка  12 драхм и рабочему-надсмотрщику 20 драхм.  На  долю Эпимаха
приходится четверть: 3 и 5 драхм.
     Работали на  участке  Амврион,  Гор  -  сын  Гора,  Эпимах,  Фибий и  1
посторонний .... 3 об.
     24. Работали на участке  Амврион,  Гор  - сын  Гора, Эпимах,  Фибий и 1
посторонний ..... 3
     25. Подноска земли к северной плотине  (неизвестное слово) 4 рабочих по
3 об. ..... медью 2
     Работали на участке те же и 1 рабочий .... 3
     26. То же подноска  земли к северной  насыпи  из... вокруг  Пеенталя  5
рабочих - 1/4:  1 рабочий 3 Работали на  участке те же наши и 1  посторонний
........ 3
     27. Подноска земли  к насыпи "Южная 1 trychatos" и надзор за  водой - 3
рабочих по  3 об. . . . 1 3 Работали на  участке  Амврион,  Гор  - сын Гора,
Эпимах, Фибий и 1 посторонний .... 3
     28. Тебе, Эпимах, при отъезде  в Гермополис  . . . сер. 16 Опять носили
землю к насыпи "Южной 1 trychatos" 2 рабочих по 3 об. ....... медью 1
     Работали  на  участке  Амврион,  Гор  - сын  Гора,  Эпимах,  Фибий и  1
посторонний .... 3
     29. Работали на участке
     те же наши и 1 рабочий 3
     30. Опять работали на участке те же наши и 1 рабочий ...... 3
     Плата  рабочему,  находящемуся при  tomeis  (неизвестное слово)... быть
затопленным. . . 3 Итого расходов за месяц август: серебром - 62 др. 3 об. и
медью 85 др. 2 об., из расчета 4 др. сер. за 29 об.=сер. 71 др. 1 об., итого
сер.  133 др. 4 об. Приход того же месяца сер. 221  др.  3 об.,  остается на
месяц фаофи сер. 87 др.  5 об. В 11  г. императора Цезаря Веспасиана Августа
месяца фаофи. Приход:
     1. По счету доходов месяца
     августа ...... сер. 87 др. 5 об.
     От  Эпимаха,  сына  Пахнутия, арендная  плата  за  восточную  финиковую
плантацию ..... 8
     5. От Эпимаха на должные расходы..... 4
     12. От Эпимаха то же . . . 4
     13. Выручка за 14 артаб
     пшеницы  по  10  др.  60.  Таким  образом,  заработная  плата рабочего,
получавшего 3 обола в день, равнялась стоимости  1/20  артабы пшеницы (около
1,5-2 литров). В дальнейшем отчет свидетельствует о падении стоимости денег:
     артаба  пшеницы стоит  не 10, а 11  драхм,  рабочие получают по  4  и 5
оболов, раб  (мальчик) - 3 обола; драхма (серебром) приравнивается не к 6, а
к 7 оболам.
     29.  Выручка за 14 артаб  пшеницы,  проданных  частями  по распоряжению
Эпимаха. ...... 140
     21. От врача Аполлодора выручка за овощи - 5 артаб по 21 др. . . . 105
     23. От Эпимаха опять на расходы ...... 4
     24. Опять выручка за 4 артабы пшеницы по 10 др. 40
     26. Опять от Эпимаха . . . 12
     27. Опять от Эпимаха на
     покупку семян. .... 32
     Итого приход сер. 496 5
     69. Колумелла, г. г. 17
     Юний  Модерат Колумелла  написал  в середине 1 в. трактат  "О  сельском
хозяйстве" в 12 книгах.
     Владелец  имения  должен прилагать тщательную  заботу  ко  всем  прочим
статьям  имения, в особенности же  к находящимся в нем людям. Эти  последние
распадаются на два разряда:  на колонов и рабов - незакованных и закованных.
К колонам он должен относиться  снисходительно и стараться идти им навстречу
в их нуждах;
     он  должен  быть более требовательным к их  работе, нежели  к платежам;
такое  отношение для колонов менее обидно, хозяину же  вообще более выгодно.
Ибо прилежная обработка поля в большинстве случаев приносит пользу и никогда
не  приносит  вреда  (разве  только   ущерб  будет  причинен  непогодой  или
грабежом), а потому и колон не посмеет просить льгот в исполнении работы. Но
и  господин не должен  слишком  настаивать на  своем праве в обязательствах,
наложенных на  колона, как, например, на  точном соблюдении сроков платежей,
доставке дров и прочих мелких обязанностях колона, выполнение которых больше
докучает  земледельцам,  чем приносит  им  ущерба.  Не следует  вообще  быть
слишком  взыскательным  в том, что следует  нам по праву. Недаром строжайшее
право считалось у древних величайшим мучением. С другой стороны,  не следует
допускать и чрезмерных льгот,  ибо,  как правильно сказал  ростовщик Альфий,
самые верные долговые статьи  становятся  лишенными всякой ценности, если мы
отказываемся  от взысканий по ним. Также  и  Люций  Волузий, бывший  консул,
человек чрезвычайно богатый, еще на моей памяти утверждал,  что  то поместье
находится в самых счастливых условиях, при  котором имеются  колоны, издавна
живущие  в этой  местности, как  бы  по наследству перешедшие  к владельцу и
связанные с  ним близкими отношениями с самого рождения. Мое мнение  таково,
что частая  смена  арендатора есть  дело невыгодное; однако хуже прибегать к
услугам такого арендатора из городских жителей, который обрабатывает  имение
не сам,  а с помощью рабов. Сазерна говорил,  что  от такого арендатора надо
вместо  арендной   платы  ждать   тяжбы.  Поэтому  надо  стараться  всячески
привлекать  к  обработке колонов  - сельских жителей,  прочно  привязанных к
месту,  что  необходимо в  тех случаях, когда  владелец не имеет возможности
вести хозяйство лично или  с помощью собственных людей. Так бывает обычно  в
местности, страдающей  от вредного  климата  или  неплодородия.  Однако если
климат и  почва  мало-мальски  приличны, то  личное  хозяйничанье  владельца
всегда принесет  больше  дохода,  чем сдача в аренду колонам; даже хозяйство
через  посредство вилика дает больший результат  - при условии, конечно, что
вилик не  окажется  небрежным  и  алчным  рабом.  Вилик  - раб,  управляющий
имением.  Последнее  же, без всякого сомнения, случается по  вине самого  же
владельца.  Поэтому  надлежит остерегаться  поручать хозяйство такому  рабу;
если  же  такая  ошибка  допущена,  следует сместить негодного вилика  с его
должности. Однако в имениях отдаленных, которых  владелец не может  навещать
часто,  обработку всякого поля предпочтительнее  поручать свободным колонам,
чем  рабу-вилику;  это правило в особенности  относится  к полям,  засеянным
хлебом, которым колон может гораздо меньше принести вреда, чем виноградникам
или садовым насаждениям; рабы же и этим полям приносят величайший  вред: они
дают  за  деньги господский скот для  работы  на стороне, пасут  и рабочий и
остальной  скот плохо,  дурно пашут землю;  показывают  при  посеве  гораздо
больший против  настоящего расход  семян; они  не  заботятся  о  том,  чтобы
семена, брошенные в землю, дали богатый урожай; а свезя  его  на  гумно, они
даже уменьшают его количество во время молотьбы либо утайкой его части, либо
небрежной  работой. Ибо они и сами крадут зерно, и от других воров плохо его
оберегают. Наконец, при уборке  зерна в амбар они неправильно показывают его
количество в  счетной  записи.  Таким образом, как управляющий, так  и  рабы
мошенничают, а поле  приходит  в  негодное состояние.  Поэтому,  как  я  уже
сказал,  такое   имение,  которое  лишено  частого   присутствия  владельца,
необходимо сдавать в аренду.
     70. Филострат, V. Ар. VI 42. Кризис виноделия в конце I в.
     В то время император Домициан издал закон, которым строго был воспрещен
распространенный  обычай  оскопления  евнухов  и  виноделие; уже  посаженные
виноградники должны были быть уничтожены. Тогда Аполлоний прибыл  в  Ионию и
сказал: "Меня самого  эти законы  не затрагивают, ибо из всех людей я меньше
всего нуждаюсь в половых органах и в вине, но высочайший  господин не видит,
что,  щадя  людей,  он  кастрирует  землю".  Тогда  Иония  решилась  послать
посольство к  императору по  поводу запрещения виноделия и просила  отменить
закон, который вел к тому, чтоб земля  опустела,  а не обрабатывалась. Закон
этот,   вызванный  кризисом  сбыта  вина,   был  отменен  частично:   старые
виноградники остались, но закладывать новые было запрещено.
     71. Плиний, N. Н. XVIII 6
     Древние  считали нужным прежде всего соблюдать меру в землепользовании.
Они рассуждали,  что  выгоднее меньше засевать,  но лучше  пахать. Такого же
мнения был, я вижу, Вергилий. По  правде сказать, латифундии погубили Италию
и  начинают уже губить  и провинции. Шесть хозяев владели  половиной Африки,
когда их казнил принцепс Нерон.
     72. Варрон, г. г. 1 17, 2
     Все  поля  возделываются  либо рабами,  либо  свободными,  либо  теми и
другими  одновременно:  "свободными"  -  это  когда  работают сами с членами
семьи, как большинство бедняков;  или при  помощи наемного труда,  когда для
более крупных работ, как  сбор винограда  или  сенокос, применяется  наемный
труд свободных людей. Сюда же относятся и те, которых у нас называют obaerat
и которых так много теперь в Азии, Египте и Иллирике.  "Обремененные долгом"
-    должники,    вынужденные    отрабатывать     свой    долг    вследствие
неплатежеспособности.  О всех  только  что  упомянутых я скажу, что в местах
нездоровых выгоднее  обрабатывать землю наемными  рабочими,  чем рабами, а в
здоровых  местах  также выгоднее применять их труд для более крупных  работ,
как уборка винограда или жатва.
     73. Плиний, ер. VI 19
     ...(Император) принял меры: он законом ограничил знаменитые безобразные
траты кандидатов и позорные подкупы: он также  распорядился, чтобы они треть
своего  состояния поместили в земельных владениях,  считая  безобразием, что
лица, домогающиеся государственных должностей, рассматривают Рим и Италию не
как отечество,  а как  гостиницу или стойло для приезжающих. Итак, кандидаты
стекаются и наперерыв  покупают все,  что продается, и стараются, чтобы было
возможно больше для продажи. Поэтому если тебя тяготят твои имения в Италии,
то теперь столь же благоприятные условия для их продажи, как и для покупки в
провинции,  потому что те же кандидаты продают  в  провинции,  чтобы  купить
здесь.



     74. Петроний Арбитр, Сатирикон
     Каи  (или  Тит)  Петроний  Арбитр  -  римский аристократ-землевладелец,
занимавший  высшие должности  (был  consul suffectus при  Нероне),  славился
своим образованием и тонкостью вкуса; его прозвали "arbiter  elegantiae". По
сообщению   Тацита,  Петроний,  заподозренный  как  соучастник  в  Пизоновом
заговоре  против  Нерона,  вынужден  был  покончить  самоубийством  в  66 г.
Петронию приписывают дошедший  до  нас в  отрывках  роман "Сатирикон" с ярко
выраженной сатирической окраской. Особый интерес представляет для нас эпизод
"Пир     Тримальхиона",    где    в     почти    карикатурном    изображении
выскочки-вольноотпущенника,  разбогатевшего на темных делишках и спекуляции,
рассеяно множество ценных  описаний  быта  и экономики  Рима  середины I  в.
XXXVIL.
     Земли у Тримальхиона - соколу не облететь, денег  - тьма-тьмущая: здесь
в каморке привратника больше серебра валяется, чем у иного за  душой есть. А
рабов-то,  рабов-то сколько.  Честное  слово,  едва  ли десятая часть  знает
хозяина  (в лицо). В общем, он любого  из  здешних балбесов  в рутовый  лист
свернет.
     Нет того, чтобы он что-нибудь покупал на стороне:
     шерсть, померанцы, перец - все дома растет; куриного молока захочется -
и то найдешь.  Показалось ему, что домашняя шерсть недостаточно добротна, он
пустил  в  стадо  баранов,  купленных  в  Таренте.  Чтобы  производить  дома
аттический мед, велел привезти из Афин  пчел,- кстати, и доморощенные пчелки
станут лучше  благодаря гречанкам; на днях еще он написал в Индию, чтобы ему
прислали  груздевых  семян.  Нет  у него ни единого мула, рожденного  не  от
онагра.  Видишь, сколько  подушек! Ведь все до  единой  набиты пурпурной или
багряной  шерстью. Душа  радуется!  Но  и  его  товарищей-вольноотпущенников
остерегись презирать.  И  они  не  без  сока.  Видишь  вон того,  ниже  всех
возлежащего? Теперь у  него 800 000  сестерциев, а  ведь  вырос  из  ничего:
недавно еще бревна на спине носил...
     XLIV...  Говорите  вы  все  ни к  селу  ни  к городу; почему  никто  не
побеспокоится, что ныне хлеб кусаться  стал? Честное слово,  я сегодня хлеба
найти не мог. А засуха-то все по-прежнему! Целый год голодаем. Эдилы,- чтобы
им пусто было! - с пекарями стакнулись. Да, "ты мне, я тебе". А бедный народ
страдает, а этим обжорам всякий день сатурналии. Эх, если бы у нас были  еще
те львы, которых я застал,  когда только что приехал из Азии!  Вот  это была
жизнь!.. В те поры хлеб не дороже  грязи был. Купишь его на асс - вдвоем  не
съесть;  теперь же он  не больше  бычьего глаза. Увы! Увы! С каждым днем все
хуже; наша колония - словно телячий хвост, народ растет. А кто нам  виноват,
что у нас эдил трехгрошовый, которому асс дороже нашей  жизни. Он втихомолку
над  нами  посмеивается.  А в день получает больше, чем  иной  по отцовскому
завещанию. Уж я-то знаю, за что он перехватил тысячу золотых.  О, если бы мы
были настоящими мужчинами, ему бы не так привольно жилось. Нынче народ: дома
- львы, на  людях -  лисицы.  Что же касается  до меня, то  я проел все свои
животы, и, если голод продолжится, придется и домишко продать.
     XXI. Друзья,-  сказал... Тримальхион,-  и рабы  -  люди:  одним с  нами
молоком вскормлены, и не виноваты они, что участь их горькая. Однако по моей
милости скоро  все напьются  вольной воды. Я  их всех в завещании  своем  на
свободу  отпускаю,  Филагиру,  кроме  того,   завещаю  его  сожительницу   и
поместьице. Кариону - домик, и двадесятину, и кровать  с постелью. Фортунату
же делаю главной наследницей и поручаю ее всем друзьям моим. Двадцатая часть
выкупной суммы,  которую  отпущенный на волю раб  вносил в  казну. Все это я
сейчас объявляю  затем,  чтобы  челядь  меня теперь любила так же, как будет
любить, когда я умру.
     Все  принялись  благодарить хозяина за его  благодеяния. Он же, оставив
шутки,  велел   принести  экземпляр  завещания  и  посреди  всеобщего  вопля
сожаления прочел его от начала  до конца.  Потом, переводя глаза на Габинну,
проговорил:  "Что  скажешь, друг  сердечный?  Ведь  ты воздвигнешь надо мною
памятник, как я тебе заказал? Я очень прошу тебя: изобрази у ног моей статуи
собачку мою,  венки,  сосуды  с ароматами  и все  бои Петраита,  (знаменитый
гладиатор)  чтобы  я по милости твоей еще и  после смерти  пожил. Вообще  же
памятник  будет по  прямому фасаду -  сто футов, а  по боковому -  двести. Я
хочу,  чтобы вокруг праха моего были всякого рода  плодовые деревья, а также
обширный  виноградник. Ибо большая  ошибка украшать дома  при жизни, а о тех
домах, где нам  больше  жить, не  заботиться. А поэтому прежде всего  желаю,
чтобы в завещании  было помечено: "Этот  монумент наследованию не подлежит".
Впрочем, это  уже  мое дело предусмотреть  в завещании,  чтобы я после своей
смерти не претерпел  обиды. Поставлю кого-нибудь  из вольноотпущенников моих
стражем у гробницы,  чтобы у моего памятника никто не ходил за нуждой. Прошу
тебя также вырезать на фронтоне мавзолея корабли, на всех парусах бегущие, а
я будто в тоге-претексте  (тога с красной оборкой, которую носили сенаторы и
высшие магистраты) на трибуне восседаю, с пятью золотыми кольцами на  руках,
(то есть сделал его  своим наследником наряду  с  цезарем,  которому знатные
люди обычно завещали долю наследства) и из кошелька рассыпаю в народ деньги.
Ибо, как тебе  известно, я  устраивал общественную трапезу и раздавал по два
денария  на  человека. Хорошо бы,  если ты находишь  возможным, изобразить и
самую трапезу и все гражданство, как оно ест  и пьет в свое удовольствие. По
правую руку помести  статую моей Фортунаты с голубкой в руке, и пусть она на
цепочке собачку держит. Мальчишечку моего также, а главное - побольше винных
амфор, хорошо запечатанных, чтобы вино не вытекало. Конечно, изобрази и урну
разбитую и отрока, над ней рыдающего. В середине часы, так чтобы каждый, кто
пожелает узнать, который час, волей-неволей прочел бы мое имя.  Что касается
надписи, то вот прослушай внимательно и  скажи, достаточно ли она хороша, по
твоему мнению:
     "Здесь  покоится  Г.  Помпей  Тримальхион Меценатион.  Ему  заочно  был
присужден почетный севират. Он мог бы  украсить собою любую декурию Рима, но
не пожелал.  Благочестивый,  мудрый,  верный,  но вышел из  маленьких людей,
оставил 30 миллионов сестерциев и никогда не слушал ни одного философа. Будь
здоров. И ты также".
     LXXV... Веселитесь, прошу вас, друзья, ибо я таким  же, как вы, был, да
вот благодаря уму своему  до  всего  дошел.  Смекалка делает человеком,  все
остальное ничего не стоит. Хорошо купишь, хорошо  продашь. Пусть  другой вам
другое скажет. Я  лопаюсь  от счастья...  Да, как  я вам уже говорил, своему
благоразумию обязан  я богатством. Из  Азии приехал  я  не больше вон  этого
подсвечника, даже каждый день по нем свой рост мерил;
     чтобы  борода  скорее  росла,  верхнюю губу  ламповым маслом  смазывал.
Четырнадцать лет по-женски был любезным моему хозяину; ничего тут постыдного
нет  - хозяйский приказ. И  хозяйку ублаготворял тоже. Понимаете, что я хочу
сказать, но умолкаю, ибо я не из хвастунов.
     LXXVI. Итак, с помощью богов я стал хозяином в доме;
     заполонил   сердце  господина.  Чего   больше?   Хозяин   сделал   меня
сонаследником  Цезаря.  Золотой  перстень  был  признаком  принадлежности  к
сословию всадников.  Получил  я  сенаторскую  вотчину. Но человек никогда не
бывает доволен:  вздумалось  мне торговать. Чтобы  не  затягивать  рассказа,
скажу кратко  - снарядил я пять кораблей.  Вином нагрузил - оно тогда на вес
золота было - ив Рим отправил. Но подумайте, какая неудача: все потонуло. Не
выдумка, а факт: в один день Нептун проглотил тридцать миллионов сестерциев.
Выдумаете,  я пал духом? Ей-ей, я даже не поморщился от этого убытка. Как ни
в чем  не бывало снарядил другие корабли,  больше, крепче и удачнее, так что
никто меня за слабого  человека почесть  не мог. Знаете, чем больше корабль,
тем он крепче. Опять  нагрузил  я их  вином, свининой, благовониями, рабами.
Тут Фортуната доброе дело сделала - продала все свои драгоценности, все свои
наряды и мне сто золотых в руку положила: это были дрожжи моего богатства.
     Чего  боги  хотят, то быстро  делается. В первую же  поездку округлил я
десять миллионов. Тотчас же выкупил я прежние все земли моего патрона. Домик
построил;
     рабов,  лошадей,  скота  накупил;  к  чему  бы  я  ни  прикасался,  все
вырастало,  как медовый сот. А когда  стал  богаче, чем вся  округа, тогда -
руки прочь:  торговлю  бросил и  стал вести дела через  вольноотпущенных.  Я
вообще от всяких  дел хотел отстраниться,  да отговорил  меня подвернувшийся
тут случайно звездочет...
     LXXVII... Вот какова моя судьба. И если удастся мне еще в Апулии имений
накупить  - цель жизни  моей  исполнена. Между тем  пока Меркурий бдит  надо
мной, я этот дом  перестроил: помните, хижина  была,  а  теперь храм. В  нем
четыре столовых, двадцать спален, два мраморных портика; во втором этаже еще
помещение;   затем   моя   собственная   опочивальня,  логово   этой   змеи,
(аристократическая  фамилия)  прекраснейшая  каморка  для  привратника, есть
помещение для гостей.
     Одним словом, когда Скавр (Ср. Мф., 13:13, 12) приезжает, всегда у меня
останавливается, хотя у его отца есть превосходное имение около моря. Многое
еще имеется в этом доме - я вам  все сейчас покажу. Верьте мне:  асс  у тебя
есть,  асса  ты стоишь.  Имеешь, еще  иметь  будешь. Так-то  ваш  друг:  был
лягушкой, а стал царем.
     XXVIII...  Мы...  пришли  к  дверям,  на  которых   висело  объявление,
гласившее:
     "Если раб  без приказания господского выйдет за  ворота, то получит сто
ударов".
     У самого входа стоял привратник в зеленом платье, подпоясанный вишневым
поясом,  и чистил  на серебряном  блюде горох.  Над  порогом висела  золотая
клетка, из коей пестрая сорока приветствовала входящих.
     XXIX. (Об  этот  порог)  я впрочем чуть  не переломал себе ноги,  пока,
задрав  голову,  рассматривал  все.  По  левую  руку,  недалеко  от  каморки
привратника,  была  нарисована  на стене  огромная  цепная собака, а над нею
большими квадратными буквами написано: "Берегись собак и".
     Товарищи  меня обхохотали. Я же,  оправившись от падения, не  поленился
пройти вдоль всей стены. На ней  был нарисован невольничий рынок с вывесками
и    сам   Тримальхион,   еще    кудрявый,   (то   есть   несовершеннолетний
(несовершеннолетние носили  длинные  волосы), с  кадуцеем  в руках,  ведомый
Минервой,   (торжественно)  вступал  в  Рим.   Все   передал  своей   кистью
добросовестный  художник  и объяснил надписями:  и  как  Тримальхион  учился
счетоводству,  и как сделался  рабом-казначеем. В  конце  портика  Меркурий,
подняв Тримальхиона за  подбородок, возносил его  на высокую эстраду. Тут же
была и Фортуна с рогом изобилия, и три парки, прядущие золотую нить. Заметил
я  в  портике  и   целый  отряд  скороходов,  обучающихся   под  наблюдением
наставника. Кроме того, увидел я в углу большой шкаф, в нише которого стояли
серебряные лары, мраморное изображение Венеры и довольно большая засмоленная
золотая шкатулка, где, как говорили, хранилась первая борода самого хозяина.
Я расспросил привратника, что изображает живопись внутри дома.
     Илиаду и Одиссею, ответил он, и бой гладиаторов, устроенный Лэнатом.
     XXX. Но  некогда  было все разглядывать.  Мы  уже достигли триклиния, в
передней половине которого  домоуправитель  проверял  отчетность...  Но  что
особенно  поразило меня  в этом триклинии,  так  это пригвожденные к  дверям
дикторские  связки с  топорами,  оканчивавшиеся  внизу  бронзовыми подобиями
корабельного носа, а на носу была  надпись: "Г. Помпею Тримальхиону - севиру
а вгусталов (то есть  одному из 6 старшин (севиров) коллегии культа Августа.
Эта должность  была открыта  и  для вольноотпущенников) -  Киннам-казначей".
Надпись освещалась спускавшимся с потолка Другим светильником, а по бокам ее
были прибиты две дощечки;  на одной из них, помнится, имелась  нижеследующая
надпись: "III январских календ  и накануне  наш Гай  обедает  вне дома".  На
другой же  были изображены фазы луны  и ход  семи светил  и  равным  образом
показывалось, посредством разноцветных шариков, какие дни счастливые и какие
несчастные.  Достаточно  налюбовавшись  этим великолепием, мы хотели войти в
триклиний, как вдруг мальчик, специально назначенный для этого, крикнул нам:
"Правой  ногой!",  мы,  конечно,  несколько  смутились,   опасаясь,  как  бы
кто-нибудь из нас не нарушил обычая.
     XXXI...  Между  тем  подали  совсем  невредную  закуску...  В  середине
закусочного  стола находился ослик коринфской бронзы  с  тюками на спине,  в
которых лежали  с одной стороны черные,  с  другой - белые оливки. Над ослом
возвышались  два серебряных блюда, по краям  которых были выгравированы  имя
Тримальхиона и  вес  серебра, а  на  припаянных  к  ним перекладинах  лежали
(жареные) сони,  обрызганные маком и  медом. Были тут также шипящие колбаски
на  серебряной жаровне,  а под сковородкой -  сирийские сливы  и  гранатовые
зерна... Подали первое блюдо  с  корзиной,  в которой, расставив крылья, как
наседка на яйцах,  сидела деревянная курица. Сейчас же подбежали два  раба и
под звуки неизменной музыки принялись шарить в соломе;
     вытащив оттуда павлиньи яйца, они раздали их пирующим.  Тут Тримальхион
обратил внимание на это зрелище и сказал:
     "Друзья, я велел подложить под курицу павлиньи яйца. И, ей-богу, боюсь,
что в них уже цыплята вывелись. Попробуйте-ка, съедобны ли они".
     Мы взяли по ложке, весившей не менее полуфунта каждая, и вытащили яйца,
сработанные из крутого теста. Я  едва не  бросил  своего яйца, заметив в нем
нечто  вроде цыпленка. Но затем я услыхал,  как какой-то старый  сотрапезник
крикнул:  - Э,  да  тут что-то вкусное! И  я  вытащил  из  скорлупы  жирного
винноягодника, приготовленного под соусом из перца и яичного желтка.
     XXXIV. Тримальхион,  кончив игру, потребовал  себе всего, что перед тем
ели  мы,  и громким  голосом дал разрешение всем, кто  хочет, требовать  еще
медового вина. В это  время  по  данному знаку грянула музыка, и поющий  хор
убрал подносы с закусками. В суматохе упало большое (серебряное) блюдо; один
из  отроков  его поднял, но заметивший  это Тримальхион  велел надавать рабу
затрещин, а блюдо бросил обратно на пол. Явившийся раб стал выметать серебро
вместе с прочим мусором  за  дверь. Затем пришли два  молодых  эфиопа, оба с
маленькими бурдюками, вроде тех, из которых рассыпают песок в амфитеатрах, и
омыли нам руки вином. Воды никому не подали.
     75. Марциал, Epigr.
     М.  Валерий Марциал родился в Испании около 40  г., умер  около 100  г.
Выбился  в  люди  благодаря  своему  поэтическому  таланту  и  беспардонному
подхалимству.  Император Тит  оценил его  талант  и возвел его в достоинство
всадника;   он   был   придворным  поэтом   Домициана,  которому   посвящена
значительная  часть его эпиграмм.  Он прямо  афиширует  свою продажность.  В
эпиграмме VIII 24 он пишет, обращаясь к Домициану:

     Если чего попрошу в стыдливой и тоненькой книжке,
     Коль не бесстыдным тебе лист мой покажется, дай
     И, если ты и не дашь, допусти прошение, Цезарь;
     Зевсу от ладана нет и от молитвы обид.
     Кто из злата творит иль мрамора лики святые,
     Не создает тот богов; молит кто- тот создает.

     От  Марциала  дошли  до  нас 12  книг  эпиграмм  и 2 книги  "Гостинцев"
("Apophoreta")  -  записок-двустиший,  которые,   по  словам  поэта,  должны
заменить подарки.
     Творчество  Марциала  отражает настроения  римской  рабовладельческой и
денежной  знати,  перестраивавшейся   в  условиях   упадка   старых  методов
эксплуатации  и  в направлении  новых,  не менее  жестоких,  выраставших  из
противоречий  рабовладельческого  общества.  Все  интересы  поэта  вращаются
вокруг спальни и пиршественного стола. Его остроумные, подчас цинично-грубые
эпиграммы  показывают класс рабовладельцев-аграриев и ростовщиков  в  период
разложения   рабовладельческого  общества,  когда   "всеобщему  бесправию  и
отчаянию   по  поводу  того,  что  наступление  лучших  времен   невозможно,
соответствовали    всеобщая   апатия   и    деморализация".    Существование
паразитирующих   богачей  и  царедворцев   "заполнялось  наживой  богатства,
наслаждениями  богатством,  частными  сплетнями, частными  интригами".  Этой
характеристике,  данной  Энгельсом,  как  нельзя  более  соответствуют герои
Марциала.  Интересно,  что, будучи  выскочкой, он  кокетничает изысканностью
своего вкуса, тонкостью понимания наслаждений жизнью и с жестоким презрением
высмеивает   безвкусицу,  аляповатую   роскошь   и   самодовольное  чванство
"нуворишей", то есть богатых "выскочек" вроде Зоила. В этом смысле эпиграммы
Марциала -  ценный  памятник  эпохи. Вместе с  тем  они  представляют  собой
сокровищницу материалов для знакомства  с бытом высших классов того времени.
Утварь, одежда, вина, кушанья,  косметика, посуда, предметы искусства -  все
эти  тысячи  мелочей занимают  внимание поэта, от которого мы таким  образом
узнаем, какие товары производились, где и для кого, какова была обстановка в
доме богатого римлянина, какие существовали игры, развлечения и т. п.
     IX. 19. Ты в трехстах, Собелл, стихах воспеваешь Понтика бани, которого
ужин прекрасен. Хочешь ужинать ты, Собелл, а  не мыться. Смысл: Собелл пишет
стихи о банях Понтика в надежде, что гот угостит его ужином.


     В чем господина беда, раба в чем благо, не знаешь
     Ты, Кондил, вопия, что ты так долго рабом.
     Сон безмятежный дарит тебе дрянная подстилка,
     А бессонный лежит, видишь ли, Гай на пуху.
     С первым лучом, трепеща, господ приветствует стольких
     Гай, а ты, Кондил, ни одного между тем.
     "Долг свой, Гай, возврати",- восклицает Феб, а оттуда
     И Циннато, а тебе некому крикнуть, Кондил.
     Ты боишься бича? Но подагра сечет и хирагра
     Гая, и тысячу розог бы он предпочел.
     А что тебя утром не рвет и ты языка не поганишь,
     Не предпочтешь ли Кондилом трижды, чем Гаем-то, быть?
     V.79. Уже одиннадцать раз ты, Зоил, вставал от трапезы,
     И одиннадцать раз ты наряд уж менял,
     Чтобы задержанный пот не засел во влажной одежде
     И не нанес ветерок холеной коже вреда.
     Что же, хоть ужинал я с тобою. Зоил, не потею?
     Видно наряд-то один холод приносит большой.

     76. Марциал, Epigr. XIV (Apophoreta)
     Apophoreta ("гостинцы")  - так называли сладости, орехи и т. п. мелочи,
которые по обычаю того времени гости уносили с званого пира с собою домой.
     Под     этим    заголовком    Марциал    выпустил    сборник    кратких
эпиграмм-двустиший, дающих интересный материал об утвари, одежде, косметике,
рукописях, картинах и так далее. Во вступлении автор говорит:
     I.13. "Можешь на месте любом ты книжку вот эту окончить:
     В двух стихах объяснен каждый отдельный предмет".
     II.1. "Спросишь: Заглавья зачем приписаны тут? Я отвечу:
     Чтобы заглавья  одни ты, коль захочешь,  прочел". Следуя  совету поэта,
ограничимся в большинстве случаев одним
     заглавием.
     Как видно из нижеследующего длинного перечня, производство
     сводится преимущественно к изготовлению предметов роскоши.
     ...3)  Табличка (для  письма)  из  цитра.  4)  Пятилистные таблицы.  5)
Таблички  из  слоновой   кости.  6)  Трилистные  таблички.  7)  Таблички  из
пергамента. 8)  Таблички  Вителлианские... 10) Большие листы. 11) Бумага для
писем. 12)  Шкатулка из слоновой кости. 13) Деревянные шкатулки. 14) Лодыжки
(для  игры в кости)  из слоновой кости. 15)  Игральные  кости. 16) Игральный
рожок (для метания кости). 17) Игральная доска. 18)  Шашки... 20) Письменный
прибор.  21)  Ручка для грифелей. 22) Зубочистка. 23) Уховертка. 24) Золотая
шпилька. 25) Гребни.  26) Шампунь.  27) Мыло.  28)  Зонтик.  29) Македонская
шляпа. 30) Рогатины. 31)  Охотничий нож. 32)  Короткий меч. 33) Кинжал.  34)
Серп  (переделанный из меча).  35) Топорик. 36) Инструменты  цирюльника. 37)
Книжный  шкаф. 38) Связка  тростниковых перьев. 39) Ночник.  40) Свеча.  41)
Лампада о многих фитилях. 42) Восковая свеча.  43) Коринфский канделябр. 44)
Деревянный канделябр.  45)  Деревянный мяч. 46)  Мячик  для игры втроем. 47)
Надутый мяч. 48) Ручные  гири (гимнастические)... 50) Шапочка.  51) Скребки.
52) Роговая бутылка... 54) Погремушка... 56) Зубной порошок ("Нужен на что я
тебе? Пусть  я деве  достанусь: Купленные  не  привык я чистить зубы").  57)
Бегеновый  бальзам.  58) Пенистый натр. 59) Опобальзам. 60) Мазь (для кожи).
61) Роговой фонарь. 62) Опахало из павлиньего хвоста.  63) Фонарь из пузыря.
64)  Флейты. 65) Дудки. 66) Войлочные сандалии. 67) Бюстгальтер. 68) Опахало
из  коровьего  хвоста.  69)  Родосский пирог.  70)  Пшеничный  пирог...  72)
Колбаса... 77) Клетка из слоновой кости. 78) Баночка (из слоновой кости) для
мазей... 82) Метелки (пальмовые). 83) Чесалка. 84) Футляр (для свитков). 85)
Павлинья кровать (то есть из дерева с  жилками, вроде "птичьего глаза"). 86)
Попона.  87) Сигма (полукруглый диван для сиденья). 88) Чаша  (черепаховая).
89) Стол  из цитра.  90) Стол кленовый... 92)  Пятифутовая  мерка ("В метках
дубовая трость, концом заключенная острым, часто подрядчиковы все плутовства
выдает"). 93) Старинные кубки. 94) Бокалы. 95) Чеканный золотой фиал.
     96) Кубки Ватиния. 97) Золотом  чеканные блюда. 98) Аххетинская посуда.
99) Полоскательница ("Иностранный  сосуд, от цветных я прибыл британнов, Рим
же меня называть предпочитает  своим").  100) Понакийские кубки. 101) Посуда
для  грибов. 102) Сурентинские бокалы. 103) Решето для снега (для охлаждения
вина).  104) Снежный  мешок (для  той же  цели). 105) Судки для  холодного и
горячего.  106)  Глиняная  кружка...  108)  Сагунтские  кубки.  109)  Кубки,
украшенные  геммами.  110)  Винная  фляга.  111)  Хрустальные  бокалы.  112)
Стеклянное облако (посуда для вина). 113) Фарфор 114)  Куманское блюдо. 115)
Стеклянные  кубки ("Нила искусству дивись:  когда художник старался  Виду им
больше придать, сколько  трудов  он  сгубил"). 116) Кружки для снега... 120)
Серебряная ложечка. 121) Ложечка для улиток... 123) Шкатулка для перстней...
127) Канузийское (в Апулии) коричневое сукно. 128) Капюшон (галльский). 129)
Красное карнузинское сукно.  130) Кожух. 131) Пурпурная накидка. 132) Шляпа.
133) Пэтийская накидка. 134)  Наперсный  пояс.  135)  Обеденный костюм. 136)
Теплая  накидка.  137) Белые  плащи. 138) Мохнатая скатерть. 139) Либурнские
капюшоны. 140) Киликийские  валенки... 142) Шейная повязка. 143) Патавинские
туники  ("Шерсти много  берут Патавинские  ткани  тройные.  Только разрезать
пилой  толщу  возможно туник").  144)  Губки.  145)  Байковые накидки.  146)
Подушки.  147)  Байковые одеяла. 148) Постельные накидки...  150) Постельные
накидки из  разноцветных нитей  ("Это Мемфиса  земля  тебе дар посылает:  уж
гребень  Нильский   победу  стяжал  над  вавилонской  иглой").   151)   Пояс
(женский)... 154)  Шерсть аметистового цвета. 155)  Белая шерсть  ("Первой в
Апулии  шерсть,  второй по  достоинству Парма, И уже в-третьих Алтин  славен
овцою  своей").  156)  Тирская шерсть.  157)  Поллентинская  шерсть...  159)
Левконский тюфяк.  160)  Циркский  тюфяк ("Снятый в  болоте тростник тюфяком
называется  цирка. Вместо левконских  перин  бедный  скупает его"). 161) Пух
(лебяжий)... 170) Золотое изваяние победы... 179) Серебряная Минерва... 190)
Т. Ливий на  пергаменте  ("Ливии громадный вмещен здесь  в  малом количестве
кожи. А  библиотеки всей мало  ему у меня")... 189)  Галльская собачка. 199)
Астурский иноходец. 200) Борзая... 208) Стенограф ("Как слова ни беги, а все
же рука их проворней; Кончить язык не успел, кончила дело рука").
     77. Р. Оху. II 275= W. 324. Договор об обучении ткацкому ремеслу. 66 г.
     Договариваются  между  собой  Трифон,  сын Дионисия, сына  Трифона,  по
матери сын  Тамунии,  дочери  Оннофрия,  и  Птолемей,  сын Павсириона,  сына
Птолемея, по матери сын Офелуты,  дочери Теона,  ткач,  оба - жители  города
Оксиринха. Трифон отдает Птолемею своего несовершеннолетнего сына Тоониса от
матери  Сараевты,  дочери  Апиона, на срок  один год  от сего числа, (причем
Тоонис  обязывается)  услужать и делать  все,  что  ему прикажет  Птолемей в
отношении  всего  ткацкого ремесла,  насколько  его сам  Птолемей  знает.  В
течение всего срока мальчик получает пищу и одежду от Трифона, на счет коего
относятся и все налоги, причитающиеся с мальчика; в возмещение чего Птолемей
ежемесячно уплачивает ему пять драхм в счет питания и за весь  срок договора
двенадцать драхм в  счет  одежды.  При этом  Трифону не разрешается  забрать
своего мальчика от Птолемея  до истечения  срока договора; а сколько дней  в
течение этого (срока ученик) не будет работать, на  такое же количество дней
он его  оставит  сверх  срока или же  уплатит  за  каждый  день  одну драхму
серебром; за отнятие (мальчика) до срока он уплачивает неустойку в сто драхм
и  столько же в казну.  Такой же  неустойке  подлежит Птолемей,  если он  не
обучит  мальчика. Договор  об  обучении.  В  13  г.  Нерона  Клавдия  Цезаря
Германика  императора, в месяц август  21.  (Другим почерком:) Птолемей, сын
Павсириона,  сына  Птолемея, и матери  Офелуты,  дочери Теона, все  сделаю в
течение одного года. Зоил, сын  Гора,  сына Зоила, и  матери  Диевты, дочери
Сокеи,  подписался  за  него,  неграмотного.  В 13г.  Нерона  Клавдия Цезаря
Августа Германика императора в месяц август 21.
     78. BGU L, 27.=W.9.445. Файюм. II-111 в.
     Привет любезнейшему брату Аполлинарию. Множество приветов. Прежде всего
желаю  тебе  здравствовать, сам я  здоров. Сообщаю тебе,  что я высадился  6
эпиф, (30 июня) мы выгрузку закончили 19-го того же месяца. Я  прибыл  в Рим
25-го  того же месяца, и место (организация?)  приняло нас как  богу  угодно
было;  мы со дня  на  день ждем dimissoria (документы на отъезд), так что по
сей день никто из прибывших с хлебом не освободился. Кланяюсь супруге  твоей
и Серену и всем любящим тебя поименно. Будь здоров. 9 месоре.
     79. Р. Оху. Ill 475=W.494. Оксиринх. 182 г.
     Гиерак, Оксиринхский стратег, служителю Клавдию Серену. Копия поданного
мною, Леонидом Сереном, заявления  переслана  тебе, чтобы ты, взяв общинного
врача, осмотрел означенное в  заявлении  мертвое  тело  и,  передав его  для
погребения,  дал  (совместно  с ним) письменное заключение. (Другой  рукой:)
Подписал. (Первой  рукой:)  В  23  г. Марка  Аврелия Коммода Антонина Цезаря
господа 7  гатир.  (Третьей  рукой:)  Копия  заявления: Стратегу Гиераку  от
Леонида Серена, торговца, (сына по) матери Таврии, из Сенепты. В шестом часу
вечера во время праздничной церемонии, когда по обычаю возле дома зятя моего
Плутиона выступали  танцовщицы  с  бубнами...  раб  его  Эпафродит,  лет  8,
вздумавший перегнуться  с  крыши этого дома и смотреть на танцовщиц,  упал и
умер. Ввиду  этого я, подавая  настоящее заявление,  прошу, если тебе  будет
угодно, отрядить одного  из состоящих при тебе  служителей в  Сенепту, чтобы
тело Эпафродита могло получить  подобающее обряжение и погребение. В  23  г.
императора  Цезаря   Марка  Аврелия  Коммода  Антонина  Августа  Армянского,
Мидийского,  Парфянского,  Сарматского,  Германского  величайшего.  Гатир  7
Леонид Серен подал.
     80. Дион Кассий, XLV11 14, 2
     Они  (Речь  идет о  членах  второго  триумвирата 43 года до новой  эры)
заявили,  что женам убитых  они отдадут их приданое, а детям - мужского пола
десятую часть,  женского пола двадцатую часть  имущества  каждого. Однако не
только это не было  исполнено, за редкими  исключениями, но и  все имущество
прочих грабили самым наглым образом. Со всех домов  как в городе (Риме), так
и  во  всей Италии, отданных внаем, была взыскана (в  виде  налога) годичная
квартирная плата, а с тех домов,  которые владельцы занимали сами,- половина
квартирной  платы  по   (приблизительной)  оценке.  У  владельцев  земельных
участков они отняли половину их доходов.
     81. W.9.496. Файюм. II-III в.
     Памунис... Тесенуфису... председателю привет. Заявляю согласие наняться
тебе  с  еще тремя  танцовщиками в деревне Филадельфии начиная  с 24  мехира
старого стиля (?) на  семь дней, причем я получаю от тебя в уплату ежедневно
28 драхм,  а ты обязуешься нас кормить, предоставить нам удобное помещение и
еще  в виде премии три артабы фиников от  коллегии  неукоснительно.  Я  имею
получить...
     82. Аврелий Виктор, Epit. I 16
     В  его время (Августа)  ежегодно ввозили в  столицу из Египта  двадцать
миллионов модиев (150 000 000 литров) хлеба.
     83. Hist. Aug. 23, 2. (Север)
     Умирая,  он оставил норму  (хлеба) на семь  лет, так, чтобы каждый день
можно было тратить 75 тысяч модиев.
     84. Светоний, Caes. 42
     Народные  переписи  стали производиться  не в прежнем порядке  и  не  в
обычном месте, а  по улицам и через домовладельцев. Число получавших хлеб от
казны с 320 000 человек уменьшено до 150000. С  целью предотвратить рано или
поздно возможность каких-либо  новых  беспорядков  в  случае переписи,  было
приказано преторам ежегодно пополнять  по жребию места умерших теми, кто еще
не попадал в число получающих даровой хлеб. 80 000 граждан было распределено
по  колониям  вне  Италии.  Чтобы  пополнить  уменьшавшуюся  цифру населения
столицы, был издан указ,  запрещавший  гражданам более 20 и менее 40  лет от
роду и не состоявшим на военной службе дольше трех лет подряд находиться вне
Италии.
     85. Дион Кассий, XLIII 21, 2
     Так он (Цезарь) совершил триумф и при этом  угостил народ  и роздал ему
хлеб и  масло сверх установленной нормы; толпе, получавшей хлеб,  он  роздал
обещанные семьдесят пять драхм и сверх того еще по двадцати пяти, а солдатам
- по целых пять тысяч.
     86. Марциал, Epigr. Ill 82

     Кто сотрапезником быть у Зоила способен,
     Ужинает тот пускай между жен подоградных,
     Трезвый у Леды пусть пьет из кружки разбитой,-
     Это и легче и чище того полагаю.
     В желтом платье лежит он на занятом ложе
     И соседей вокруг толкает локтями,
     Опершись на подушки из шелка и пурпур.
     Только рыгнет он, стоящий подросток подносит
     Перьев пурпурных и зубочисток мастичных,
     И от жары навевает нежно прохладу
     Опахалом зеленым наложница лежа.
     Мальчик гонит и мух миртовой веткой.
     Мнет натиральщица с быстрою ловкостью тело
     И искусной рукой все проходит суставы.
     Евнух пальцев трещащих звук уловляет
     И, как бережный он наблюдатель...
     У господина хмельного блюдет за порядком.
     Сам же к толпе, что у ног, назад он склонился,
     Средь собачонок, что лижут гусиную печень,
     Разделяет куски кабана средь гимнастов.
     И любимцу дает он горлицы гузку.
     Как с Лигурийских скал вина нам подносят
     Или муста, что зрел в дыму Массилийском.
     Перед шутом он нектаром Опимианским
     Пьет за здравицу в хрусталях и фарфорах.
     И, умащенный сам из фляг Космианских,
     Он, не краснея, нам шлет в золоченой улитке
     Мазь для волос, что в ходу у распутницы бедной.
     Множеством кубков к концу пораженный, храпит он;
     Мы же лежим и, хранить принужденные этим
     Храпом молчанье, за здравие пьем лишь кивками.
     Так Малхиона мы терпим распутное чванство.
     Руф, и ему отомстить мы не в силах,- он мерзок.

     ("Жен подоградных" - Публичные женщины, жившие  на окраине, у городских
стен).

     87. Сенека, ер. II 6 (18)
     11. ...Гораздо обильнее стол в тюрьме (чем у бедняков);
     даже осужденных  на смертную  казнь исполнитель приговора не кормит так
скудно.
     88. Фронтин, de controv. agr. Около 100 г.
     ...в Африке,  где частные  лица  владеют  имениями,  не  меньшими,  чем
территория  иного государства. Более того,  у  многих имения гораздо больше,
чем такая территория.
     89. Марциал, Epigr. XII 32
     О, отвратительные Календы июля.
     Видел я рухлядь твою, Вацерра. Я видел,
     Как незадержанное за наем двухгодичный
     Рыжая с семью волосками жена уносила,
     Также седая и мать с огромной сестрою.
     Фурии, думал я, вышли из Дисовой ночи.
     Вслед за ними от стужи и голода чахлый
     И гораздо бледнее несвежего бука,
     Нового времени Ир, и сам ты тащился.
     Перебирается холм Арицинский, казалось.
     Одр трехногий прошел и стол о двух ножках
     Вместе с лампадой и со стаканом из рога.
     Сбоку разбитый горшок тут же мочился,-
     Шея амфоры посверху зеленой жаровни.
     Что были герры тут иль дешевые сельди,
     Возвещал кувшина бессовестный запах.
     Как над сажалкой он морской веет разве.
     Четверть при этом была Толозского сыра
     С четырехлетним венком черным полея.
     С чесноком на обрывке да луком лущеным.
     И материнский горшок полон гадкой смолою,
     Коей застенные девы выводят пушок свой.
     Что же ты ищешь хором, глумясь над деревней,
     Ежели даром прожить, о Вацерра, ты можешь?
     Скарб этот пышный вполне мосту приличен.


     Документов,  специально  посвященных  быту,  социальному  положению   и
идеологии рабов, почти нет. Римские писатели - все рабовладельцы, которые не
считали раба достойной темой  для  литературных  произведении. А  сами рабы,
если не  считать рабов,  состоявших в личном  услужении у  знатных господ  и
достигавших иногда  богатства и могущества, не  могли  оставить литературных
памятников.  Но рабы так или иначе фигурируют в большинстве памятников. Ниже
под э 1736 приведено исключительное по своему лицемерию высказывание  Сенеки
о  рабах.  Но  обычно  рабовладелец  замечал  раба  лишь  тогда,  когда  тот
восставал.  Отсюда  отчасти  проистекает  ошибка  некоторых  исследователей,
которые  не видят  в  рабе  центральной  фигуры,  а  в  рабстве  - ведущего,
основного  противоречия  римского  общественного  строя.  А  между  тем даже
незначительная эфесская надпись  (э  90) показывает, что не только в Италии,
но и в Греции и не только в  эпоху  республики, но и в императорский  период
работорговля  процветала. Сообщения  Тацита и Сенеки  говорят о  численности
рабов, рабы неизменно фигурируют во всех сценах общественной и частной жизни
в литературе и искусстве.
     Кроме  приводимых ниже документов большой интерес для вопроса о рабстве
представляют также ,э 68, 72, 112, 118, 124, 127- 131, 138, 1736.
     90. Ditt. Or. 527 Эфес. Памятная доска. Императорская эпоха
     Торговцы и  посредники  статария (невольничий рынок) по торговле рабами
почтили Александра, сына
     Александра, работорговца, добросовестно исполнявшего в  течение четырех
месяцев должность агоранома и  щедро пожертвовавшего из своих средств городу
в высокоторжественные дни (рождения) августов.
     91. Плутарх, Cato mai. 21
     Он приобрел  много  рабов, покупая  их  из  среды  пленников, (выбирая)
преимущественно малолетних, способных еще усвоить корм и выучку, как молодых
жеребят...  Желающим  из  рабов  он  давал  деньги,  и  те  покупали  детей;
вымуштровав и обучив их за счет Катона, они через год возвращали их ему.
     92. Сенека, de clem. XXIV
     1.  Когда-то  сенат  постановил, чтобы рабы  отличались по внешности от
свободных; затем обнаружилось, как было бы опасно, если бы наши  рабы начали
нас считать, то есть поняли бы силу своей численности.
     93. Плиний, N. Н. Х 43
     Таким  образом,  они (соловьи) обладают стоимостью рабов  и  стоят даже
дороже  той  цены, по которой некогда приобретали оруженосца.  Я  знаю,  что
белый (соловей) был продан за 6000 сестерциев. Около 600 руб.
     94. Сенека, de benef. VII 10
     При  явной  гиперболичности  образов  Сенеки  приводимый текст  все  же
несомненно  свидетельствует   об  огромных  размерах  отдельных  латифундий,
обрабатываемых армией рабов.
     Как жалок тот, кому доставляет удовольствие большая (инвентарная) книга
имений, обладание  огромными пространствами земли, обрабатываемой скованными
рабами, неисчислимые стада  скота, которому для  пастьбы надо  отвести целые
провинции  и   царства,  челядь,   более  многочисленная,  чем   (некоторые)
воинственные  племена,  частные  дома,  превосходящие  своей   просторностью
большие города.
     95. Дион Кассий, LVI 27, 3
     (Изгнанникам  Август предписал)  не пользоваться  больше чем  двадцатью
рабами или вольноотпущенниками.
     96. Дион Кассий, L1V 4, 2
     Курульным эдилам он  (Тиберий)  дал  в  помощь для тушения пожаров  600
казенных  рабов.  Магистраты, ведавшие  благоустройством,  продовольствием и
полицейской охраной г. Рима.

     Для характеристики численности  рабов и  роли их не только  в  сельском
производстве  и  домашнем  услужении,  но  и  в ремесле  достаточно привести
надгробные надписи рабов и вольноотпущенников из сохранившихся  колумбариев,
специально  отведенных для урн рабов отдельных  знатных  фамилии.  Интересно
отметить,  что в  колумбарии  Ливии  Августы имеется 204  надписи,  причем в
некоторых случаях надписи  относятся к общей могиле  двух  и более рабов (на
Monumenturn Statiliorum, 428).
     3970. Кай Юлий  Потин, кожевник Цезаря. 3977. Бласт, мастер прядильщик.
Юлия  пренестианка. 3943. Эпитикан, золотых дел мастер. 3951. Стефан, ювелир
Тиберия Цезаря. 4045. Галена, массажистка Ливии. 4029. Дамалида, швея Ливии.
     4328. Антигон, мастер по  серебру, вольноотпущенник Цезаря,  прожил  22
года. Сделал (надпись) Амиан, чеканщик Цезаря Германика. 6283. Басе, мастер.
Faber  - рабочий, главным образом по  металлу. Как  раз это fabri, по мнению
многих европейских ученых, были исключительно
     свободными наемными рабочими. 6285. Забда, мастер.
     6250.  Гиларе, вольноотпущеннице  Статилии, Амарант, маляр,  и Филолог,
дворецкий,  поставили  (этот  памятник)  жене.  Покойся мирно, Гилара;  если
покойники что-нибудь чувствуют,  помни  о нас;  мы тебя никогда  не забудем.
6355. Диомед, сапожник. 6342. Юлия, пряха, прожила 20 лет. Сделал (надпись)
     Сцева,  письмоносец Тавра, жене. 6347. Здесь покоятся  кости засольщика
рыбы  Тиранна.   Жена  Климена  сделала   надпись.  6363.  Акаста,   мастера
красильщика. 6662. Кости ткачихи Ителии.
     6360. Секунд штукатур (te... tor-ткач?). Брат Терций здесь лежит.
     6361. Здесь лежат кости ткача Сальвиона.
     6353. Александр строитель.
     6354.   Т.   Статилии   (имя   владельца   раба)   Никепор   мастер   -
строитель-париетарий  (специалист  по  кладке   стен).  7405.  Гилар  мастер
(faber).
     7614. Евтакту, блаженному рисовальщику.
     7615. Феликс кровельщик.
     8659.  Богам манам.  Г. Клавдий  Эпиктет, заведующий стекольщиками дома
Палатинского, и жена  его Клавдия  Афрозия поставили  (этот  памятник)  сыну
Клавдию Серванду. Жил 17 лет 3 мес.
     8871. Астракол Агри... каменщик.
     9493. П. Клодий, вольноотпущенник Публия. Метродор переплетчик.
     9001.  Элафион  сделал  себе  и первому  товарищу-рабу  своему,  пекарю
Марцеллы.
     9495. Муза, пряха, жила 30  лет. Кротон, мастер-прядильщик, (сделал) на
свои средства.
     98. Dessau 7419
     Гнома,  служанка  Пиерины, парикмахерша,  вознеслась  5 февраля кал.  в
консульство имп. Цезаря-XIII раз- и М. Плавтия Сильвана. 28 января 1  г.  до
новой эры
     99. Dessau 7406
     Богам манам. Л. Волузию Парису, спальнику и надсмотрщику нашего Люция -
Клавдия Гельпида с  детьми  Волузией  Гамиллой  и  Волузием  Парисом супругу
своему,  заслуженному, с  разрешения  нашего Люция.  (Сбоку  надписи:)  Рабы
обычно называют господина по имени (praenomen)  с прибавлением  "наш". Здесь
речь идет, по-видимому, о Л. Валузии Сатурнине, умершем в 56 г. Поставили на
свои деньги.
     100. Dessau 7404. Надгробная надпись
     Софру, рабу-стольнику Сизенны Статилия, (консул  16 г.)  сделали сестра
Психея и жена Оптата.
     101. Dessau 7360
     Здесь  погребена Статилия  Аммия,  о  погребении  которой  позаботились
коллегии  соумирающих,  муж ее инсулар Кердон,  дворецкий  Бафил, привратник
Музей, инсулар Эрос, массажист Филокал. Такого рода коллегии, объединяющиеся
на  почве   выполнения  посмертных   обязанностей,  упоминаются  у  Плутарха
(synapothanoumenoi).
     102. Марциал, Epigr. X 31
     Продал вчера раба ты за тысячу двести сестерций,
     Чтобы  поужинать  раз,  Каллиодор,  хорошо.  Ужин  неважен  был   твой:
четырехфунтовая барвена, Что ты купил, и красой пира была, и главой. Хочется
крикнуть: "Злодей, ведь тут человек, а не рыба;
     Ведь, Каллиодор, ты человека тут ешь".

     103.  Апулей, Met. IX  12. Описание эргастула  (каземата для рабов) при
мельнице
     ...Я  принялся с  некоторым  удовольствием  рассматривать  неприглядное
устройство всего заведения.  Великие боги, что  за жалкий люд окружал  меня!
Кожа  у всех  была  испещрена  синими  подтеками, исполосованные спины  были
скорее  оттенены,  чем  прикрыты  драными лохмотьями,  у некоторых  короткая
одежонка  до паха не доходила,  рубашки  у всех дырявые, везде сквозит тело,
лбы  клейменые,  полголовы обрито, на  ногах кольца,  лица землистые,  глаза
выедены  дымом и  горячим паром, все подслеповаты, к тому  же на всех мучная
пыль, как грязный пепел, словно на кулачных  бойцах,  что выходят на схватку
не иначе как посыпавшись мелким песком.
     104. Флор, epit. Ill 19 (II 7)
     Этот отрывок интересен не только тем, что здесь дан полный, хоть и явно
пристрастный, отчет  о восстании рабов  в  136 г. до новой  эры Важны  также
косвенные данные  о размере и режиме эргастулов -  казарм для рабов, которые
осел Апулея через  300  лет находит  даже  со  своей скотской  точки  зрения
ужасными. Союзниками называлось население присоединенных  к Риму провинции в
Италии, не пользовавшееся политическими правами.
     Сражались хотя - о  позор! - с союзниками,  но по крайней мере с людьми
свободными и не безродными.
     Но  как  можно спокойно говорить  о  войне  народа, властителя  мира, с
рабами? Первая рабская война произошла еще в начальной истории Рима... Но то
был скорее мятеж, чем война. Но кто бы мог поверить, что после того, как Рим
распространил  свою власть  на  различные страны, рабская  война  опустошила
Сицилию гораздо более жестоко, чем Пуническая война?
     Эта  плодоносная страна, эта как  бы  пригородная провинция была занята
латифундиями  римских граждан. Находившиеся здесь многочисленные эргастулы и
скованные рабы  для обработки земли дали (людской) материал для войны. Некий
сириец, по имени Евн,- размер нанесенных им поражений заставляет помнить его
имя,- симулировав  фанатическое безумие, потрясает волосами богини и  как бы
по велению богини призывает рабов к оружию  во имя свободы. А чтоб доказать,
что  он  действует  по  указанию свыше, он  спрятал во рту  орех, обмазанный
тлеющей серой, и во время речи слегка  дул на него, испуская пламя. Это чудо
привлекло к нему  сначала две тысячи (рабов) из встречных, а затем по  праву
войны были взломаны эргастулы, и набралось войско больше чем 60 000. Украсив
себя  -  для  полноты  бедствия  - знаками царского достоинства,  он подверг
жестокому разграблению и опустошению военные поселения, села и  города. Мало
того, дошло до последней степени  позора: был  взят лагерь преторов - мне не
стыдно  будет  назвать  их имена:  лагеря Манлия Лентула  и Пизона Гипсея...
Наконец полководец Перперна их усмирил. Победив их  и осадив затем в Генне и
уморив  их  голодом  и болезнями,  он наказал остатки разбойников кандалами,
цепями и казнями на костре. Он удовлетворился овацией (за победу) над рабами
(триумфа он не захотел), чтобы не  осквернить достоинства триумфа надписью о
рабах.
     Едва  остров  пришел в  себя,  как  сейчас же он  при  преторе Сервилии
переходит от сирийца к  киликийцу. Пастух Афинион,  убив хозяина и освободив
рабов из  эргастула,  организует  отряд.  Сам  он  в  пурпурном  одеянии,  с
серебряным жезлом и с  челом, увенчанным наподобие царя,  раздул не  меньшую
армию,  чем тот,  предыдущий фанатик; грабя еще более жестоко села, города и
военные укрепления, как бы мстя за своего  предшественника, он с еще большим
гневом, чем  на господ,  обрушивался на рабов (не примкнувших  к восстанию),
как на дезертиров. Он тоже разбил  войска преторов, захватил лагерь Сервилия
и лагерь Лукулла. Но К. Аквилий, следуя примеру Перперны, отрезал неприятеля
от провианта, довел его до крайности и легко уничтожил оружием поредевшую от
голода армию. Они бы  сдались, если  б не предпочли из  страха перед пытками
добровольную смерть. Даже  вождя не  удалось казнить, хотя он попался живым.
Потому что, пока толпа вокруг  него наперерыв старалась его схватить, добыча
была растерзана руками споривших.
     105. Флор, epit. Ill 20 (11 8), 6
     Когда же  вследствие  стечения  каждый день  все  новых  масс набралось
настоящее войско, (речь идет о восстании Спартака) они из прутьев и  навесов
для скота сделали себе грубые щиты и из переплавленного железа эргастулов  -
мечи и копья.
     106. Тацит, Annales IV 27
     В  это  же лето  (24 год)  случай  истребил  появившиеся  было  зачатки
возмущения рабов  в  Италии.  Виновником  движения  был Т. Куртизий,  бывший
некогда солдатом  преторианской  когорты.  Он  сперва  в  тайных  сборищах в
Брундизии   и  в   окрестных  городах,  а   затем  в  публично  выставляемых
прокламациях  призывал  к свободе полудиких  и неустрашимых рабов, живших на
отдаленных горных пастбищах. Но как бы по милости богов в это время пристали
к  берегу три биремы к услугам лиц, ездящих по этому морю. В  этих же местах
находился квестор  Кутий  Луп, которому  по  старому обычаю  выпало на  долю
заведовать горными  пастбищами.  Воспользовавшись  войском  из  моряков,  он
рассеял заговор как раз в его начале. Цезарем был поспешно выслан  с большим
отрядом трибун  Стай,  который  притащил самого вождя  и ближайших к нему по
смелости  в  Рим,  уже находившийся в тревоге по  причине  множества  рабов,
увеличивавшихся  в  страшном числе,  в то время как свободнорожденный  плебс
уменьшался с каждым днем.
     107. Тацит, Annales XV 46
     В  то же время (64  год) гладиаторы  в городе Пренесте сделали  попытку
уйти,  но  были  усмирены  отрядом  приставленных  к  ним  солдат, а  народ,
обыкновенно жадный до переворотов и (в то же время)  трусливый, толковал уже
о Спартаке и прежних несчастьях.
     108. Катон, г. г. 4. Будь в хороших отношениях с соседями; не  позволяй
своим  рабам  пакостить. Если  соседи  будут к  тебе расположены,  ты  легче
сумеешь  продать свои (излишки),  легче  получишь  подряд  на  работу, легче
наймешь работников. Operatius - здесь, очевидно, раб. Этот текст важен  тем,
что   устраняет  сомнение  насчет  значения  часто   встречающегося  термина
"operatii".   Между  тем  многие  буржуазные  ученые,  не  признающие  и  не
понимающие   рабовладельческой  формации,  спекулируют   на   этом  термине,
указывая, что речь идет о свободных рабочих.
     109. Плиний, N. Н. XXXIII 6
     Теперь  даже  пища  и  напитки  запечатываются  перстнем  во  избежание
хищения. Это -  результат наличия легионов  рабов,  присутствия в доме толпы
чужих людей;
     приходится  уже  держать номенклатора  для  рабов. Номенклатор  -  раб,
докладывавший  имена посетителей; при  множестве  рабов,  которых  хозяин по
именам не  знает,  нужен, по словам. Иное дело было у  древних. Они имели по
одному Марцинору  или Люципору, которые входили в состав рода, все ели общую
пищу, и не было надобности дома беречься от рабов.
     110. Цицерон, pro Planc. XXV,  62
     Подобно  тому как мы при закупке  рабов обычно  очень недовольны,  если
раб, как бы он ни  был добросовестен, но,  купленный как мастер (faber)  или
штукатур,  окажется не знающим  того ремесла,  которое мы имели  в  виду при
покупке, а  если мы покупаем (раба), чтоб  назначить  его виликом или отдать
под его надзор скот, мы стараемся лишь  о том, чтобы он был экономным и умел
надзирать за работами,- точно так же римский народ избирает  должностных лиц
как бы на должность виликов государства.
     111. P. Оху. IV 724= W. 140. Оксиринх
     Панехот, он  же  Панарей,  из бывших косметов  города Оксиринха,  через
друга Гемелла Аполлонию привет.
     Плиния, специальный номенклатор для них.
     Я определил к тебе  раба Хераммона  для обучения  письму, которое знает
твой Дионисий, на срок два года от текущего месяца фаменот  18  г.  Антонина
Цезаря  господина  за  плату  по  соглашению  между  нами сто двадцать драхм
серебром, кроме праздничных; из них первый взнос сорок драхм  - ты  получил,
второй  взнос  -  сорок  драхм  -  ты  получишь,  когда раб усвоит  учебник,
остальные   сорок  драхм  я  получу  (здесь,  очевидно,  описка  вместо  "ты
получишь") по окончании срока, когда раб будет в совершенстве бегло читать и
безупречно писать. Если  же в течение срока (договора) ты  его отвергнешь, я
не  выполню настоящего  договора, причем  я не  имею  права  в течение срока
отобрать раба. А сколько дней или месяцев он будет бездельничать, столько он
останется у тебя после срока.  В 18 г. императора  Цезаря Тита  Элия Адриана
Антонина Августа Пия. 5 фаменот. 1 марта 155 года.


     Модернизаторы  античности уделяют важное  место ремесленникам,  которые
якобы вытеснили рабочий труд и создали свои  профессиональные организации. В
действительности ничего подобного античность не знает. Союзы и коллегии были
чисто  культовыми  объединениями,  куда  входили и рабы,  и  свободные люди.
Назначением этих коллегий было обеспечить своим членам подобающие похороны и
обслужить интересы их общего культа.
     112. Dessau II, II 7212
     В  консульство Л. Цейония Коммода и Секста Веттулена Цивика Помпеяна, в
5 день июньских ид. 9 июня 136 года. В  муниципии Ланувии в храме Антония, в
котором
     Л.  Цезенний  Руф, патрон муниципии,  распорядился устроить  корпорацию
через Л. Помпея... квинквенал почитателей Дианы и Антиноя, обещал, что он...
даст от своих щедрот проценты с 15 000  сест.: в день Дианы, (Dies natalis -
день рождения:  как  и в  христианских святцах, римские боги и  герои  имели
каждый свой день)  в иды  августа,  400  сест. и  в  день Антиноя, в  5 день
декабрьских  календ,  (27  ноября) 400  сест. И  он предписал  записать  под
колоннадой  Антиноя,  во   внутренней  части,   установленный  ими  закон  в
нижеследующих выражениях:
     "В  консульство  М.  Антония  Либера и  П. Муммия Сизенны  в  январские
календы (1  января  133  года) учреждена  спасительная коллегия  Дианы...  и
Антиноя  в третью  диктатуру Л. Цезенния, сына  Люция Квир. Руфа и  в его же
патронство. Глава из сенатского постановления римского народа:
     "Да позволено будет сходиться, собираться, иметь  коллегию. Кто захочет
вносить ежемесячные взносы на похороны, пусть  собирается в  эту коллегию, и
пусть не собираются под видом  этой коллегии,  кроме  как раз в месяц, чтобы
вносить (отчисления) на расходы по погребению покойников". На благо, счастие
и спасение импер. Цезарю Траяну Адриану Августу и всему его дому, нам, нашим
и  нашей  коллегии,  хорошо  и старательно сорганизуемся,  чтобы  мы  честно
совершали похороны умерших. Итак, мы все должны согласиться, чтобы мы  путем
регулярных взносов могли на  долгое время утвердиться.  Ты, желающий впервые
вступить в эту  коллегию, сначала прочти  устав и вступи так, чтобы ты потом
не жаловался и не оставил своему наследнику тяжбы.

     Устав коллегии.
     Все решили,  чтобы  всякий, кто захочет вступить  в эту коллегию, дал в
качестве  вступительного взноса 100  сест.  и  амфору хорошего вина, а также
ежемесячно по 5 ассов. Решено также, что, кто в течение шести месяцев подряд
не уплатит взносов, тому  средства на похороны  не будут  отпущены,  если он
даже составил завещание. Также решено: кто из этой корпорации умрет, уплатив
все взносы, на него отпускаются из кассы 300  сест., из каковой суммы  уйдут
на  раздачу  участникам  процессии   50  сест.,  которые  будут   розданы  у
погребального костра, а похоронная процессия совершается пешком.
     Решено также,  что если кто умрет  за 20  миль  от муниципии и  об этом
будет  сообщено,  то  туда  должны  будут  отправиться  выбранные  от  нашей
корпорации три человека, которые позаботятся о похоронах и должны будут дать
отчет общему собранию добросовестно; и если будет обнаружен у них какой-либо
обман,  они уплачивают штраф в четверном размере. Им возмещаются расходы  по
его погребению, сверх того на путевые издержки туда и обратно по 20 сест.
     Если  кто умер  дальше от муниципии чем на 20 миль  и нельзя было  дать
знать  об   этом,  то  тот,  кто  его   похоронил,  пусть  засвидетельствует
удостоверением, подписанным 7  римскими  гражданами, и  после  подтверждения
факта ему надлежит  возместить,  согласно  закону коллегии,  его  расходы на
похороны,  если  есть достаточная гарантия, что  никто более претендовать не
будет,  за вычетом сумм, розданных на похоронах. Пусть в  нашей коллегии  не
будет злого умысла; пусть ни патрон, ни  патронесса, ни хозяин, ни  хозяйка,
ни кредитор не  имеет никакого права иска к коллегии, за исключением случая,
когда кто-нибудь будет назван наследником по  завещанию. Если  кто умер  без
завещания, то будет  похоронен по усмотрению квинквенала и  общего  собрания
(populus).
     Также  решено:  если  умрет  состоящий  в   коллегии  раб  и  тело  его
несправедливо  не  будет  выдано хозяином  или  хозяйкой для  погребения,  а
завещания он не оставил, ему будет устроено погребение in effigie,  то  есть
похоронные  обряды  будут  совершены  не  над  трупом  умершего, а  над  его
изображением.  Также  решено:  если  кто  по  какой-либо  причине   покончил
самоубийством,  тому средства на  похороны не будут  отпущены. Решено также,
что,  если раб, состоящий в этой коллегии,  получит свободу,  он должен дать
амфору  хорошего вина. Решено также:  если кто  в  порядке очереди по списку
будет  в  свой  год  магистром по  устройству  трапезы,  а он  не  соблюдает
(правила) и не устроит (трапезы), тот внесет в кассу 30 сест.  Следующий (по
списку)  должен будет  дать  и должен будет вместо него устроить. Расписание
трапез: 8 мартовских ид-Цезенния... отца;
     5  декабря  кал.  - день  Антиноя;  августовские  иды  - день  Дианы  и
коллегии; в кал. сент.-  день брата Цезенния Сильвана;  накануне нон...-день
матери  Корнелии  Прокулы;  19   кал.  янв.-  день  Цезенния  Руфа,  патрона
муниципии.  Магистры трапез, назначенные в порядке очереди по списку, должны
будут,  в каждой  очереди  по  четыре человека,  поставить  по одной  амфоре
доброго вина, хлебов в два асса по числу членов коллегии, сардины  числом 4,
убранство для обеденного ложа, горячую воду и посуду. Также решено, что, кто
из членов  этой  коллегии  будет  назначен  квинквеналом,  тот  должен  быть
свободен с того периода,  когда он будет квинквеналом,  и из всех раздач ему
должна быть дана двойная доля. Также решено давать из всех  раздач шестерные
доли писцу и рассыльному.
     Решено также: что тому квинквеналу,  который безупречно  выполнил  свои
обязанности,  в  виде премии выдается шестерная  доля всего, чтобы  и другие
рассчитывали на ту же (премию) за правильные действия.
     Решено  также: что, если кто  захочет жаловаться или доносить, пусть он
доносит в конвент, чтобы в торжественные дни мы пировали спокойно и весело.
     Решено также:  что, если  кто по  случаю возмущения перейдет с места на
другое место,  он  уплачивает штраф  в 4  сест.  А если кто  будет  говорить
что-либо порочащее другого или окажется склочником, то на него пусть наложен
будет штраф в  12  сест.  Если кто-нибудь  во время  пира скажет  что-нибудь
порочащее или оскорбительное квинквеналу, то с него штраф 20 сест.
     Решено  также, чтобы  квинквенал в  торжественные дни  в течение  срока
своих полномочий совершал молитвы с (воскурением) ладана и (возлиянием) вина
и  выполнял  прочие обязанности, одетый в  белое, а  в дни  Дианы и  Антиноя
выставил  перед трапезой  масло (для  натирания) для коллегии в общественной
бане".
     113. Dessau II, II 7449
     Донат,  сын Тавра, германец,  (один  из рабов  Статилия  I век).  Здесь
покоится:   товарищи  устроили  ему  похороны  (при  участии)  130  человек,
стоимостью в 25 денариев, при распорядителях Максиме, Геликоне, Дапне.
     114. Dessau II, II 7259
     Сексту  Фадию Пап.  Секунду Музе, исполнявшему в Нарбонской колонии все
высшие должности,  первому  фламину нового храма Авг. в Нарбоне,- Нарбонские
мастера-столяры  своему  патрону за его заслуги.  L. d. d.  d. Копия  письма
Секста Фадия Пап. Секунда Музы, в нижеследующих словах:
     "Фадий  Секунд  -  коллегии  нарбонских  мастеров привет.  Хотя  трудно
воздать благодарность  за  многочисленные и  постоянные  заслуги ваши передо
мною, однако, зная, что  щедрый  поступок больше всего  будет приятен  вашей
любви,  я в 5  кал. ближайшего месяца мая,  в  день моего  рождения, внесу в
присутствии детей и славнейшего внука Юкунда  в вашу кассу шестнадцать тысяч
сестерций  и  в  тот  день отсчитаю проценты за весь год, исчисленные  по  8
ассов. За  сто денариев в  месяц, то есть около 10 процентов  годовых. Чтобы
приятнее  был мой скромный дар, я прошу у вашего благочестия, чтобы проценты
с  этого капитала вы в  тот  же день, по почтеннейшему  обычаю, распределили
навсегда среди присутствующих и  участвующих в трапезе и  чтобы эта сумма не
была обращена ни на какую  другую надобность, поскольку  я настоящим письмом
предусматриваю  и  затем  в  своем   завещании  приму  меры,   чтобы,   если
(вышеуказанное) условие будет изменено или отменено, эти деньги перешли к...
или, если те замедлят вытребовать деньги,- в казну великого принцепса.
     Эту  мою  волю -  если  только  вы ее одобрите  -  и  ваше  согласие  я
убедительнейше прошу вырезать на  медной доске,  поместить перед храмом... и
записать с правой стороны  на цоколе статуи, которую вы мне поставили, чтобы
вернее было подтверждение соблюдения в будущем моего желания.
     (Затем) рукою Фадия  Секунда было  сделано  примечание: Это сделано  по
поручению.  Писал в  октябрьские  календы в консульство  Орфита и  Приска. 1
октября 149 г.
     Письмо вы сохраните как совершенный документ. Желаю  вам здравствовать,
превосходные дражайшие мои господа".
     Чтобы  сохранить (память) и прославить навеки его  щедрость, нарбонские
мастера-столяры постановили  копию, сличенную с  медной таблицей,  поместить
перед храмом на самом видном месте.
     115. Dessau II, II 7258
     Эта  надпись, как и следующая,  свидетельствует о  том,  что  коллегии,
объединявшиеся по самым  различным  признакам (национальности, землячествам,
возрасту  и  так   далее),  в  том  числе   по  признаку  профессиональному,
преследовали исключительно культовые цели  - совместное отправление  культа,
устройство общих  культовых трапез  и работы по  организации похорон  членов
коллегии. Никаких профессиональных задач они себе не ставили.
     D. М. "Dis  manibus"  -  "богам манам" - это  посвящение  духам предков
неизменно встречается  почти на  всех  римских надгробных  памятниках, в том
числе в первые века  христианства, и на христианских. Здесь покоится Венулея
Пелагия; сын - матери благочестивейшей.
     М.  Невий, сын М., Гал. Реститут, солд. Х  пр. когорты, покоится здесь,
оставив  по завещанию  коллегии пизанских корабельных мастеров в  древнейшем
благочестивейшем городе  4000  сест., чтобы они  на доходы с этого  капитала
устраивали  ежегодно у  его  могилы паренталии  и  розарии. Жертвоприношение
покойнику  и украшение могилы венками. Если они этого  не сделают, то на тех
же   условиях   мастера-красильщики  г.  Пизы,  получив  в  виде  штрафа  от
корабельных  мастеров  4000 сест.,  сами должны будут устраивать  (указанные
обряды).
     116. Dessau II, 11 7266. Рим
     Тиб. Клавдию Эсквил.  Северу,  декуриалу  ликтору,  патрону  корпорации
рыбаков  и  водолазов,  трижды квиквеналу означенной корпорации, за  заслуги
его,  так как  он  первый  на  свои  деньги вместе  с  сыном  своим, римским
всадником Клавдием  Понтианом, поставил две  статуи,-  одну  Антонину  Авг.,
господину  нашему, другую  -  Юлии  Августе,  госпоже  нашей,  и  сверх того
подарил, той же корпорации 10  000 сест.,  с тем чтобы из процентов  с  этой
суммы ежегодно в  день  его рождения,  17 кал. февр., (16  января) раздавали
каждому  в  отдельности  подарки,  а  особенно за  то,  что  его  стараниями
приобретено  и  утверждено  (право)  плавания   лодок  -   по  постановлению
корпорации рыбаков и водолазов всего русла Тибра, коим по закону разрешается
собираться, поставили (сей памятник) на свои деньги. Посвящено 16 кал. сент.
в  консульство Нуммия Альвина и  Фульвия  Эмилиана (16 августа  206  года) в
присутствии  патронов Ювентия Корпелиана  и Юлия  Фелициссима,  квинквеналов
Клавдия Квинтиана и Плутия Аквилина, кураторов  Элия Августа, Антония Витала
и Клавдия Криспа.


     117. BGU III 916. Файюм. Эпоха Веспасиана
     Интерес этого документа  для нас  -  в том,  что арендная  плата  здесь
взимается частично натурой, хотя в аренду сдается не земля, а жертвенник.
     В...  году   императора  Цезаря  Веспасиана   Августа,  месяца  августа
пятнадцатого числа...  Гераклидского  округа,  Арсиноитского  нома  сдали  в
аренду  (следуют сильно  испорченные 5 строк, в которых перечисляются имена,
возраст и адреса жрецов-лесонов) лесоны Изиды Нефроммиды, величайшей богини,
в... Незос, Сапу,  сыну Орсенуфия, персу  по происхождению, пятидесяти  пяти
лет, в  доме... направо, и его жене Тенобастии, дочери Армисия, персиянке...
лет,  вместе с господином  вышеозначенным мужем, взаимно отвечающим друг  за
друга за уплату,- принадлежащий богине Нефроммиде в селении Нилополе алтарь.
Аренда да будет на  один год от сего  числа за плату  всего четыреста  драхм
серебром, которые наниматели будут вносить от месяца фаофи до месяца мехир в
течение  пяти месяцев  по тридцати...  драхм и от  месяца  фаменот до месяца
эпиф, тоже пять месяцев по сорок восемь драхм, и каждый  месяц по полкерамия
масла...  по  пяти  в месяц,  закуску  и... шестьдесят керамиев. (Наниматели
обязуются) не бросать аренды до времени в течение срока (договора), а лесоны
не имеют права сдать другим, но договор остается в силе от сего дня, то есть
пятнадцатого августа текущего... года  императора  Цезаря Веспасиана Августа
до месяца августа... будущего года...)
     118. Р. Amh. 88. Гермополитанскии округ. 128 г.
     Этот  папирус  интересен  тем,  что он  свидетельствует,  во-первых,  о
системе уплаты аренды  натурой, во-вторых, о наличии рабского  труда также в
сельском хозяйстве Египта. Документ представляет собою договор на субаренду.
     Евтихиду,  сыну Сарапиона, от Кастора, сына  Панехота. Желаю снять  я у
тебя  на  два года, считая  от  сего 13  (года)  Адриана  Цезаря господа, из
находящихся у  тебя  в  аренде от Сарапии,  дочери  Евдемонида, на иле возле
Мнахиды на  двух участках семи арур, из коих на  одном участке четыре аруры,
на  другом  три  аруры,  всю (землю) за твердую плату: за четыре аруры за 13
(год) Адриана Цезаря по девяти артаб пшеницы  с каждой аруры, за следующий -
по семи артаб ячменя с каждой аруры; за остальные три аруры плата за текущий
13  (год)  по восемь  артаб  ячменя,  за  будущий  14 (год) по  восьми артаб
пшеницы. Все это я отмерю на твой  счет в казенный амбар казенной мерой... а
сдачу  я произведу  при  первой отмерке  (то  есть в самый  ранний срок, как
только начинается приемка хлеба на казенный склад)  и  дам ежегодно на плату
персоналу четыре драхмы и для  рабов в текущем году  полартабы (пшеницы) и в
будущем   году   полартабы   ячменя,   и   ежегодно   буду   вносить   геуху
продовольственный налог  (ta  demosia). В тринадцатый  год императора Цезаря
Траяна  Адриана Августа. 11  тот.  (Другой рукой:)  Я, Евтихид, сдал в наем,
согласно вышеуказанному.
     119. W. Ostr. 11 1129. Даккех (Нубия)
     Комор,  сын  Комора,  из  Геракловой  сотни  (гекатонтархии)  помощнику
Асклепиаду  привет. Я  получил  от  тебя  одну амфору  коптиновского вина до
жалованья.  Максим...  сослуживец  из  сотни  Гликона,  подписался  за  него
неграмотного. 15 г. 2 месоре. 26 июля 207 г.
     120. W. Ostr. 11 1130. Даккех
     Марк Аврелий  Юлий  Гераклиян,  солдат из  сотни Тифоея,  Асклепиаду...
приемщику хлеба привет. Я получил от тебя хлеб за месяц хойак - одну артабу.
Подписал Юлий, Гераклид, всадник. 20 т. 23 гатир. 20 ноября 211 года.
     121. Вописк, Aurel.
     9. Есть еще  одно письмо того  же Валериана,  в котором содержатся  ему
(Аврелиану) похвалы; это письмо я  извлек из архива римской префектуры; речь
идет там о жалованьи  (Аврелиану) при его прибытии  в Рим. Вот  копия  этого
письма: "Валериан Август -  префекту столицы Цейонию Альбину. Мы хотели  бы,
чтобы отдельные наиболее преданные государству лица получили гораздо большее
вознаграждение,  чем   положено  по  их   должности...   Мы  назначили   для
инспектирования  и приведения  в  порядок всех лагерей храбрейшего человека,
Аврелиана,  которому  мы  и  государство,  по  общему  признанию всей армии,
столько обязаны, что  едва ли какая бы то ни было, награда  будет  достойной
или слишком великой для него. В самом деле, что в нем не достойно славы? Чем
его нельзя сравнить с  Корвинами и Сципионами? Он освободитель  Иллирии,  он
усмирил Галлию, он великий полководец, достойный подражания. И тем не  менее
такому  человеку  я  могу  дать в награду  лишь  то,  что позволяет трезвое,
разумное  управление   государством.   Поэтому,   дорогой  мой  родственник,
соблаговоли  отпускать вышеуказанному  человеку, пока он будет  находиться в
Риме,  шестнадцать солдатских  хлебов  чистых, солдатских  хлебов  лагерного
образца  сорок, столового  вина  сорок  секстариев,  половину  кабана,  двух
петухов, тридцать  фунтов  свинины,  сорок фунтов  говядины, один  секстарий
масла,  масла второго  сорта также один  секстарий, зелени и овощей, сколько
потребуется. А так как  его  надо  чем-нибудь отличить,  отпускай ему  фураж
сверх нормы, пока он будет в Риме. А ему на расходы ежедневно по два золотых
антониниана, (новые монеты, выпущенные Каракаллой) по пятидесяти  серебряных
малых филиппок  и  сто  денариев  медью.  Все прочее будет доставлено  через
казначеев".
     12. Письмо  (Валериана) о консульстве: "Валериан Август Элию  Ксифидию,
начальнику  казначейства. Аврелиану... ты выдашь на  устройство цирковых игр
триста золотых антонинианов, три тысячи серебряных малых филиппок, пятьдесят
тысяч  сестерций  медью,  туник  тонкой   работы  мужских   десять,  льняных
египетских двадцать, скатертей кипрских подходящих - две, ковров африканских
- десять, мавританских покрывал - десять, сто свиней и сто овец"...
     122. Денежная система Римской империи
     Одним из серьезных показателей развала  рабовладельческого хозяйства, в
частности торговли,  и  постепенной его натурализации  является  состояние и
развитие денежной системы. Качество денег непрерывно ухудшается  начиная уже
с середины I в. Деньги почти теряют всякую реальную ценность, превращаясь, в
сущности, в  условные денежные  знаки. Девальвация  денег, со своей стороны,
служит новым источником ограбления масс, поскольку правительство, выпуская в
обращение  низкопробную,  подчас почти  лишенную  всякой ценности монету, не
стеснялось требовать уплату налогов золотом.
     Источником  для изучения  денежной  системы служат  прежде  всего  сами
монеты. Многочисленные коллекции  древнеримских  монет сохранились почти  за
все годы существования империи; они дают возможность проследить - при помощи
отдельных  замечаний  у древних  авторов (Плиний, Варрон, Прокоп и другие) -
эволюцию римской монетной системы. Вес монеты различных эпох и их химический
анализ дают  совершенно  бесспорную картину неуклонного  падения  и  развала
денежного хозяйства  и свидетельствуют  о  серьезных хозяйственных сдвигах в
эпоху смены двух общественных формаций.
     Описанию римских монет посвящены многотомные  труды Летронна, Моммзена,
Ленормана,  Геберлина  и   других.  Здесь  достаточно  ограничиться  краткой
сводкой.
     К  началу империи -  при  Юлии  Цезаре  - застаем  в Риме  три основные
монеты: "золотой"  (aureus),  серебряный денарий и  медный  асс. Золотой при
Цезаре весил 1/40 фунта, или 8,186 г. Денарий весил 1/84 ф.- 3,9 г;
     медный  асс,  весивший  первоначально  1  унцию  (27,3  г),  при втором
триумвирате был зафиксирован в 1/4 унц.
     Формальное соотношение между монетами было такое:
     1 золотой=25 серебряным денариям=100 сестерциям= 250  ассам. Фактически
денарий  приравнивался не  к 10, а к  16 ассам;  но  при  уплате  жалованья,
исчисляемого в денариях, правительство  считало  по 10  ассов  в денарии  и,
таким образом, удерживало 40% жалованья на "законном" основании.
     Анализ  сохранившихся монет, подтверждаемый  и кое-какими литературными
данными, дает следующие результаты о весе золотого:
     при Юлии Цезаре . . . 8,186 г
     " Августе ..... 7,8 "
     " Нероне ..... 7,6 "
     к концу правления Домициана ....... 7 "
     от Траяна  до  Каракаллы . 7,2  - 7,3  г в  215 г. Каракалла официально
установил вес золотого в '/so фунта . . 6,55 при Максимине (235-
     238) ...... 6 -4,6 "
     " Гордиане III (238-
     244) ...... 5,56-4,9 "
     " Деции ...... 4,98-3,95 "
     " Аврелиане новая попытка утвердить золотой;
     вводится  новая  монета  в 2 и 3 золотых,  весом  15,24 г  и 11,5 г  (в
среднем), что  дает для  золотого  . . .  5,08-5,7 "  при  Диоклетиане новые
монеты в 10, 4, l'|3, 1 2/3 и 1/3 золотого дают в среднем ........ 5
     Вместе с  падением веса золотого  падает  и его  проба.  В начале  I в.
aureus  содержал чистого золота на 0,991-  1  г, при Веспасиане - 0,938. А в
265 г. золотой содержит 1,33% золота, 15,94% серебра и 82,73% меди. В 267 г.
встречается "золотой", содержащий 17,28% серебра, 82,07% меди и 0,65 олова и
никаких следов золота;  то  была низкопробная серебряная монета, лишь слегка
позолоченная.  А  после 268  г.  нашли  возможным обойтись  и  без  серебра,
позолотив медную монету.
     Правительство пыталось временами укрепить золотую монету, выпуская, как
мы видели,  взамен дискредитированных aurei новые монеты (в 2,  3, 1/3, 10 и
так далее aurei) несколько лучшего качества. Но совершенно безудержно падала
основная  бывшая  в   обращении  денежная  единица   -  серебряный  денарий.
Первоначальный вес  денария  при  Августе был 1/84  ф.- 3,9  г. Нерон  начал
чеканить денарии весом 1/96 ф.=3,41 г, далее мы имеем:

     при Гальбе  .......  "  Вителлии  ...... " Веспасиане  .....  "  Траяне
....... " Марке Аврелии .... " Коммоде ......
     3,3 г 3,3 " 3,27 " 3,3 " 3,3 " 3,14 ".

     Каракалла ввел новую монету (antoninianus), достоинством в 5 сестерциев
(1 1/4 денария); но денарий продолжал чеканиться по-прежнему и скоро упал до
1/4  антониниана,  и при Галлиене  антониниан  получил официальное  название
quaternio   (четверик,  то  есть  4  денария).  Падение   стоимости  денария
объяснялось  не  столько уменьшением  его  веса (это уменьшение  естественно
ограничивалось размером  монеты), сколько ухудшением  его  качества.  Если в
начале  империи  серебряный  денарий  состоял почти  из  чистого  серебра  с
примесью 1-3% лигатуры, то позднее мы имели лигатуры:
     от Августа до Нерона . . 1-5 %
     " Нерона до Траяна . . 5-10 "
     при Траяне . . . . . .15"
     " Адриане ..... 20"
     " Марке Аврелии . . . 25"
     " Коммоде ..... 30"
     " Септимии Севере . . 50-60".
     Начиная  с 3-й  четверти  III  в. серебряный денарий представляет собою
мелкую   бронзовую  монету,  слегка   посеребренную;  выпускали   под  видом
серебряного денария монету даже не посеребренную, а покрытую слегка оловом.
     Здесь несомненно имели  место  и злоупотребления со стороны монетариев,
чеканивших монету. Так,  при Клавдии II (268-270) мы  имеем низкопробную, но
все же содержащую серебро монету такого состава:
     серебра ......... 8%
     меди ......... 86 "
     свинца и олова ..... 6 ".

     Но в то же время заведующий монетным двором Фелициссим выпускал и такую
монету:
     серебра ........ 2%
     меди .......... 82 "
     олова и свинца . . . . . . 16 "

     Но  сами   эти   злоупотребления  были  возможны   только   при  полном
расстройстве  всей денежной системы.  После Диоклетиановой  реформы, имевшей
целью укрепить денежную систему, чеканились денарии такого состава:
     серебра ......... 1,5
     меди ......... 88,93
     олова ......... 1,2
     цинка ......... 8,37

     И  даже  эта явно фальшивая  монета была  еще уменьшена в весе.  Монета
достоинством в 5 1/4 денариев весит 10 г, следовательно, вес 1 денария равен
1,9  г.  По  вычислениям Т.  Моммзена,  официальная  стоимость  денария  при
Диоклетиане была не 1/25, a 1/756 золотого (или 0,88 коп.), в то время как в
начале империи денарий стоил около 40  коп. (см.: Mommsen Th. Gesch. d. Rom.
Munzwesens, 1860, F. Lenormant у Daremb. - Saglio. T. I. C. 562-568; т. Ill,
II, с. 1963-1984).
     123а. Вописк, Aurell.
     38.  Была  при  Аврелиане  также  война  с  монетариями,  (работники  -
преимущественно рабы и вольноотпущенники  - монетного двора. Возмущение было
вызвано,  по-видимому, попытками  Аврелиана стабилизовать  валюту  и  мерами
против хищнической  фальсификации монеты) по  почину  казначея  Фелициссима;
война была весьма жестокая и свирепая, и у них было убито семь тысяч воинов,
как об этом говорит письмо  к Ульпию Кринисту, который был три раза консулом
и  который до того усыновил  его (Аврелиана): "Аврелиан Август-отцу  Ульпию.
Каким-то роковым образом все, что  я предпринимаю,  затрудняется волнениями;
так,  даже  внутригородской  мятеж  породил  у  меня  очень  тяжелую  войну.
Монетарии по инициативе Фелициссима, последнего из рабов, которому я поручил
управление фиском, проявили свой мятежный дух. Они были усмирены после того,
как было убито семь тысяч"...
     1236. Лампридий, Al. 39
     Казенные подати он уменьшил до того, что те, кто при Гелиогабале платил
десять золотых, должны были платить  треть золотого, то есть в тридцать  раз
меньше.  Тогда  впервые были выпущены  монеты  в  половину золотого, а когда
подать была доведена до трети,- в треть  золотого, причем Александр говорил,
что будут и четверти, а уж меньше нельзя; хотя такие монеты были отчеканены,
он  их задержал  в расчете,  что подать  будет  уменьшена и  их  можно будет
выпустить. Конечно,  здесь речь идет не  о "благодеянии доброго императора".
Разорение   крестьянства   и  натурализация   хозяйства  делали   совершенно
безнадежным  взимание денежного  налога золотом. Выпуск  золотых монет в 1/3
золотого  был нужен  для того, чтобы требовать уплаты налога все же золотом.
Так как это оказалось невозможным  вследствие денежных затруднений казны, он
распорядился их переплавить и чеканить только трети и полные золотые.



     "Античное рабство пережило себя... Но отмирающее рабство все еще было в
состоянии поддерживать  представление о всяком производительном труде, как о
рабском  деле, недостойном  свободных  римлян...  Результатом  было, с одной
стороны,- увеличение  числа отпускаемых  на волю рабов,  излишних и  ставших
обузой,  а  с   другой  стороны,-  увеличение   числа   колонов.  Они   были
предшественниками  средневековых   крепостных"  (Ф.  Энгельс).  Несмотря  на
скудость  памятников  (особенно юридических), можно  проследить  превращение
мелких свободных земледельцев-арендаторов в крепостных; процесс этот получит
свое юридическое завершение в кодексах Феодосия и Юстиниана (ээ 154-156).
     124. Дионисий Галикарнасский, II 28
     Ромул, зная, что,  если не будет ничего  сдерживающего, люди по природе
своей  поскользнутся,  предоставил  рабам и  чужестранцам  ручной  труд и  -
источник  дурных  страстей - ремесла, так как они губят  и оскверняют тело и
душу тех, кто ими занимается.
     125. Дионисий Галикарнасский, IX 25
     Ибо  ни  одному  из  римлян  нельзя  было  заниматься ни  торговлей, ни
ремеслом. Сообщения Дионисия относятся к V в., но и в эпоху самого
     Дионисия  старый  взгляд  сохранил силу, как  об  этом  свидетельствует
нижеследующий отрывок из Цицерона.
     126. Цицерон, de off. I 42
     А о том, какие ремесла  и  промыслы  надо  считать  благородными, какие
низкими, мы знаем примерно следующее.  Во-первых, не одобряются те промыслы,
которые  вызывают  ненависть  людей,  как   промыслы  сборщиков   податей  и
ростовщиков. Неблагородны и  презренны промыслы поденщиков  и всех  тех, кто
продает  свою  работу,  а не  искусство,  ибо  само получение  платы  служит
задатком на рабство. Презренными надо считать тех, кто покупает у купцов для
немедленной перепродажи: они ведь ничего не заработают, если не будут  сверх
меры лгать, а нет ничего позорнее пустозвонства. Ремесленники все занимаются
грязным делом: в мастерской  не может быть  ничего от свободнорожденного.  А
меньше   всего   заслуживают  одобрения  те   занятия,  которые  обслуживают
чувственное наслаждение,- ремесло торговца соленой рыбой, мясников, поваров,
колбасников,  рыбаков,  как  говорит  Теренций.  Сюда  можно,  если  хочешь,
прибавить  продавцов  мазей, танцовщиков  и  всякого  рода  игроков.  Но  те
ремесла, которые  требуют значительного  ума или приносят  серьезную пользу,
как медицина, архитектура, преподавание почтенных наук, считаются почтенными
- для тех конечно, кому они подходят по их социальному положению (ordo). Что
касается торговли, то мелкую надо считать презренной;  но если она крупная и
богатая,  когда  привозится  отовсюду много  товаров  и  они продаются оптом
многим без  надувательства  (sine vanitate), то  такую  торговлю  не следует
порицать. Более того, если купец, насытившись или,  вернее, удовлетворившись
заработанным,  как  это  часто  (наблюдается), оставляет открытое  море  для
спокойной  гавани, помещает  свои деньги в землю и становится помещиком  (se
possessione-sque in agros contulit), то, мне  кажется, такого можно с полным
правом  хвалить.  Но  из всех способов  добывания  благ нет ничего  лучшего,
прибыльнее, достойнее свободного человека, чем земледелие.
     127. Плиний, N. Н. XVIII 6
     Хуже  всего  -  обрабатывать  землю  при  помощи рабов,  находящихся  в
эргастулах: да и все, что делают отчаявшиеся люди (не годится).
     128. Цицерон, Phil. V111, II 32
     Мы  только  через  шесть лет  вступили в полосу надежды на  свободу; мы
терпели  рабство  дольше, чем трезвые  и старательные  пленные  рабы  обычно
терпят.
     129.  Гай, I, 42-43. Lex Fufia Caninia об ограничении права  отпуска на
волю рабов. Эпоха Августа
     Законом Фуфия  и  Каниния установлен  модус  отпуска  на волю рабов  по
завещанию: кто будет  иметь  больше  двух,  но  меньше  десяти  рабов,  тому
разрешается отпустить на волю до половины этого количества;  тому, кто будет
иметь больше десяти, но меньше тридцати рабов, разрешается отпустить на волю
до  трети  этого количества;  тому, кто  будет иметь больше тридцати, но  не
больше ста, дается право отпустить на волю до четверти. Наконец тому, у кого
будет больше  100, но  меньше  500,  разрешается отпустить  не больше  одной
пятой, (владеющие) большим количеством рабов,  чем  500,  в  этом  законе не
упоминаются: но закон предписывает, что никому  не разрешается  отпускать на
волю больше 100.
     130. Дигесты XXXIII 8, 1
     Павел в четвертой книге к Сабину:  Если  завещан  раб  с пекулием, а он
(тем временем)  перешел к другому владельцу, или отпущен  на волю, или умер,
аннулируется также завещание пекулия.
     131. Плиний Мл., ер. VIII 16
     Плиний -  Патерну. Меня  сразили болезни  моих (рабов), даже смерти - в
том числе юношей. Два утешения у меня, хоть  и не сравнимые никоим образом с
тяжестью горя, но все же  утешения.  Первое  - это возможность  отпускать на
волю... второе-что я разрешаю и рабам составлять как бы завещания и соблюдаю
их как  законные. Они поручают  или просят, что найдут нужным; а я выполняю,
как приказ. Они  распределяют, дарят,  завещают  в пределах  дома; ведь  для
рабов дом - нечто вроде республики, как бы государство...
     132. Плиний Мл., ер. IX 37
     Плиний -  Паулину. Не  в твоем  характере  требовать от близких  друзей
выполнения  вопреки  их удобствам  этой  не экстренной и  почти  официальной
обязанности, и я  слишком прочно тебя люблю,  чтобы опасаться, как бы  ты не
истолковал  в  нежелательном для  меня  смысле,  если  я  не навещу  тебя  в
должности  консула сразу же,  первого числа. К тому же необходимость сдать в
аренду имения на несколько лет  меня отрывает от государственной службы. А в
этом деле мне  приходится  применить новые  методы. В прошлый арендный сезон
недоимки,  несмотря  на  большие  скидки,  возросли;  поэтому многие  совсем
перестали заботиться об  уменьшении своих  долгов, так  как они  отчаялись в
возможности  их выплатить; они  расхищают и расходуют  урожай, поскольку они
считают, что для  себя  им беречь нечего.  Этим  все  растущим порокам  надо
оказать противодействие, надо  найти против них средство.  А средство одно -
сдать не за плату, а за долю урожая и назначить некоторых из моих работников
сборщиками, других сторожами  урожая. Вообще  нет  более  справедливого типа
дохода, чем доходы от земли и процентов:  но  это требует большого  доверия,
бдительности  глаза   и  многочисленных  рук.  Надо,  однако,  попытаться  и
попробовать против этой застарелой болезни какие угодно средства. Ты видишь,
какие  сложные причины не позволяют мне принять участие в  торжестве первого
дня твоего  консулата; но я и здесь  отпраздную его  пожеланиями, радостью и
поздравлениями, как если бы я был у тебя лично. Будь здоров.
     133. Плиний Мл., ер. Ill 19
     Плиний  -  Кальвизию Руфу. Обращаюсь к тебе, как обычно,  за советом по
личному  делу.  По  соседству  с  моими  владениями,  даже примыкая  к  ним,
продаются  имения. В  этом деле  многое меня прельщает, но не меньше у  меня
есть  и  опасений.  Привлекает  меня,  во-первых, самая  возможность красиво
округлить свои владения;
     во-вторых, возможность  -  столь же полезная, как и приятная,- навещать
одним разом и без лишних  путевых издержек оба имения, держать  в них общего
управляющего (procurator) и почти общих надзирателей, обстраивать и украшать
одну виллу,  а другую держать в запасе. Здесь можно  свести вместе расход на
мебель,  расход на дворецких, на садовников,  мастеров  и на  снаряжение для
охоты;  а  это  очень  важно  сконцентрировать  в  одном,  а  не   оставлять
разбросанным в разных местах.
     Но, с другой стороны, я боюсь,  не будет ли неосторожностью подвергнуть
огромное имущество риску  одних и тех  же  условий погоды,  одних и  тех  же
случайностей;  мне   кажется,   гораздо   спокойнее   страховать   себя   от
неожиданностей, приобретая владения в разных местах. Далее, перемена места и
самое  путешествие  по  своим  владениям  (то  есть  когда  они  разбросаны)
доставляет большое удовольствие.  Наконец,  основной  пункт моих  колебаний:
земля плодородная, жирная, обильная водой, состоит из полей, виноградников и
лесов,  которые  должны  дать  хоть  и  умеренный, но верный  доход. Но  эта
счастливая земля обрабатывается никудышными земледельцами.  Прежний владелец
слишком  часто продавал заклады (арендаторов)  и, уменьшая таким  образом на
время недоимки колонов, вконец истощил их силы; в результате этой немощности
их  недоимки  вновь возросли.  Придется поэтому многих, поскольку  они  сами
бессильны, снабдить  рабами; а ты знаешь, что я - да и никто здесь - никогда
не имею закованных рабов.
     Наконец надо  тебе знать,  по какой цене можно, по-видимому, эти имения
купить: за  30  000 сест. Не потому, чтобы они не  стоили  раньше 50 000, но
из-за разорения колонов  и из-за общей неблагоприятной конъюнктуры убыли как
доходы с  земли,  так и  стоимость ее.  Ты спросишь,  сумею  ли я  без труда
собрать эти 30 000;  правда, я почти весь капитал вложил в имения (sum prope
totus in  praediis),  но  кое-что у меня отдано в  рост,  и  некоторую сумму
нетрудно будет  реализовать; возьму у тестя, кассой которого  пользуюсь, как
своей.  Поэтому  пусть тебя  денежный вопрос не смущает, если тебя не пугают
прочие условия, которые я прошу тебя взвесить самым тщательным образом. Ведь
ты  во всем,  в  частности в умении размещать  средства,  обладаешь  большим
опытом и чутьем. Будь здоров.
     134. Марциал, Epigr. Ill 58
     Из  описания дачи  Фаустина;  здесь колоны  еще  формально  свободны  и
"свободно" владеют плодами своих трудов.


     Не идет ведь колон на поклон с пустыми руками,
     Белого меду в своей он приносит вощине
     И из Сассинского леса укружину сыра,
     Тот преподносит сонливых, спячке подверженных белок,

     Тот от взъерошенной матери громко блеющее чадо,
     А другой - каплунов, осужденных насильно безбрачью,

     И дары матерей несут в плетушках лозовых
     Взрослые девы почтенных колонов.

     135. Дигесты XXXIII 7, 12,  3 (Ульпиан)
     Спрашивается, включается ли в завещанный инвентарь (также) раб, который
работал в поле на положении колона (quasi colonus). Лабеон и Пегас правильно
отвечают: нет,  ибо он находился в имении не  в  качестве предмета инвентаря
(pro instrumento).
     136. Дигесты XXXIII 7, 18,  4 (Павел)
     Когда был поставлен вопрос о вилике и высказывалось сомнение, входит ли
он  в состав инвентаря, Сцевола разъяснил,  что, если (земля) обрабатывается
не за твердо  установленную арендную  плату  (pensionis), а за счет хозяина,
его надлежит (включить в инвентарь).
     137. Дигесты XXXIII 7, 20,  1 (Сцевола)
     Некто  завещал своему вольноотпущеннику  имения  такими словами:  "Сею,
(условные  имена,  как  мы   говорим:   Иван,  Сидор   и  так  далее)  моему
вольноотпущеннику,  я   даю  завещаю   такие-то  мои  имения  так,  как  они
оборудованы,  с дачами  и  недоимками  колонов, с надсмотрщиками, с  семьями
рабов, с их сыновьями и дочерьми". Спрашивается, принадлежит ли на основании
фидеикомиса Сею раб Стих, который обрабатывал  одно из этих имений и остался
должен большую сумму недоимок. Он ответил: "Если он  обрабатывал землю не за
счет  хозяина, а за плату  (арендную),  как  посторонние  колоны, то  он  не
подлежит".
     138. Дигесты XIII 6, 5,  7 (Ульпиан)
     Если я  ссужу кому-нибудь раба-штукатура и он упадет с помоста, то риск
- мой, говорит Мамуза; но, я думаю, это лишь в том случае, если я его ссудил
с тем,  чтобы он  работал  на помосте: если  же  (я его  дал) с тем, чтоб он
работал прямо  с земли, а ты его  поставил на  помосте, или если (несчастие)
произошло по вине помоста,  небрежно скрепленного не им (потерпевшим рабом),
или из-за  ветхости  канатов и перекладин,  то, говорю  я, ввиду  того,  что
(несчастье) произошло по вине просившего в ссуду,  он  должен сдать (другого
раба взамен  убитого или  искалеченного).  Мела  тоже  писал, что  если раб,
данный  в ссуду  каменщику, погиб  под лесами,  то  ремесленник отвечает  за
ссуду,  поскольку  он  слишком   небрежно   скрепил   леса.  Помпонии  Мела,
современник Сенеки.
     139. Дигесты XXXII 78,  3 (Павел)
     "Прошу,  чтобы  вы  отписали мое имение  в  Кампании моей  воспитаннице
Генезии  за  двести золотых, как  оно  есть". Спрашивается, включаются ли  в
имение  недоимки  колонов  или  рабы,  находившиеся  там   в  момент  смерти
(завещателя).  Ответил:  "Недоимки  колонов  не   завещаны,  а  все  прочее,
по-видимому, дано в словах "как оно есть".
     140. Дигесты XXXIII 7, 24
     Имение,  сданное  в аренду,  завещано  вместе  с инвентарем,  включая и
инвентарь, находящийся у колона. Спрашивается (относится ли сюда) инвентарь,
принадлежавший колону, или только то, что принадлежало завещателю? Последнее
толкование  предпочтительнее,  за исключением  того  случая, если  владельцу
имения никакой инвентарь не принадлежал. Ибо в  последнем случае  завещатель
мог иметь в виду только инвентарь колона. Наследник в этом случае должен был
откупить инвентарь у колона, чтобы таким образом  выполнить волю завещателя,
отписавшего по завещанию не принадлежащее ему имущество.
     То  обстоятельство,  что юристы  только  сомневаются  в праве  завещать
имущество  колона,  показывает,  что колон  фактически  не считался хозяином
своих орудии производства.
     141. Дигесты XX 1, 32 (Сцевола)
     Должник по договору обязался, что все, что введено, ввезено, доставлено
в заложенное имение, все, что  там родится или будет заготовлено, включается
в заклад.  А из этих имений часть была без колонов, и должник передал их для
обработки своему надсмотрщику, отпустив ему необходимых для обработки рабов.
Спрашивается,  считаются  ли  в  закладе  также  вилик  Стих,  прочие  рабы,
посланные  для обработки  земли, и  помощники Стиха.  Ответил:  "Только  те,
которые  были  посланы туда  своим господином,  с тем  чтобы оставаться  там
постоянно, а не командированы временно".
     142. Дигесты XIX 2, 25,  1 (Гай)
     Если кто сдал кому-либо в пользование имение или жилище и по какой-либо
причине продает имение или дом, он обязан позаботиться, чтобы и у покупателя
можно  было  колону  пользоваться  (землей)  или  жильцу  -  жить на  тех же
условиях.
     143. Дигесты XIX 2, 25,  6 (Гай)
     Форс-мажор, то, что греки называют  theou bian (сила божья),  не должен
быть  в  ущерб  нанимателю,  если  урожай  поврежден  больше  терпимого.  Но
умеренный убыток колон  должен  принять спокойно, поскольку ведь  у него  не
отнимают исключительно высокой прибыли.  Очевидно, мы говорим о тех колонах,
которые сняли (землю) за наличные деньги; а колон-сдольщик (partiarius) ((то
есть  сдающий  владельцу  определенную  долю  урожая.  Hygin.,  Р.  205:  "В
некоторых провинциях сдают определенную часть урожая:
     одни  - пятую, другие - седьмую") как  бы  на правах компаньона делит с
хозяином имения и прибыль и убыток.
     144. Дигесты IX 2, 27,  9 (Ульпиан)
     Если раб  колона, печник, заснул у печи и вилла  сгорела, то, как пишет
Нератий (второй век), колон обязан  сдать то,  что обусловлено по  договору,
если он оказался небрежным в выборе слуг.
     145. Дигесты IX 2, 27,  11
     Прокл  говорит, что, если рабы колона сожгли виллу, колон отвечает  или
согласно  договору,  или согласно lex Aquileia, с тем что колон  может рабов
отдать в возмещение убытка... Но это в том случае, если колон не виноват.
     146. Дигесты XIX 2, 3
     Помпоний  в девятой книге  к  Сабину:  "Когда сдается  имение, и  колон
получает инвентарь по оценке". Прокл говорит, что речь идет о том, что колон
покупает  инвентарь, как это мы видим, когда  что-либо дается  в приданое по
оценке.
     147. Дигесты XIX 2, 19,  2 (Ульпиан)
     Посмотрим, какие -  при  сдаче  в  аренду  имения -  предметы инвентаря
сдатчик должен предоставить  нанимателю,  а в случае  непредоставления их он
отвечает по правилам найма. Есть письмо Нератия к Аристону,  что колону надо
дать бочки, пресс  и мельницу, снабженные канатами,  а  если их  нет, хозяин
должен их доставить;
     а  испорченный  пресс хозяин  обязан починить,  а корзины, которыми  мы
пользуемся  при выжимании масла, колон должен  сам  себе заготовить. Нератий
писал: "Если  масло выжимается  при помощи кружков, хозяин должен заготовить
пресс, ворот, кружки, колесо и винты, которыми поднимают пресс. Также медный
чан, в  котором масло  промывают  горячей  водой, и  прочую  масляную посуду
должен  дать  хозяин, так же  как и винные бочки, которые колон должен будет
осмолить для предстоящего пользования".
     148. Дигесты XXX 112 (Маркиан)
     Если кто завещает поселенцев (Inquilinos,  то есть постоянных  жителей.
То не могут быть рабы, ибо раба по римскому праву можно, конечно, завещать и
продавать  без земли.  Приходится  признать, что речь  идет о  колонах)  без
земель,  к которым они привязаны, завещание  не имеет силы: но бож.  Марк  и
Коммод предписали, что нужно выяснить, не следует ли согласно воле покойного
произвести  оценку. По-видимому, речь идет не об  оценке самих  колонов  как
товара  (в  эпоху  Марка  Аврелия  это вряд ли  возможно), а об установлении
размера  недоимок и прочих обязательств. Возможно, что имеется в  виду чисто
условная  оценка  для  формального  выполнения  воли  завещателя, хотя  бы и
незаконной.  Во  всяком  случае,  сама постановка  вопроса о  том, можно  ли
завещать колонов без земли, свидетельствует о закрепощении их.
     149. Дигесты XLV11 2, 26,  1 (Павел)
     Известно также, что колон,  обрабатывающий (землю) за деньги,  (то есть
который платит аренду деньгами) имеет право иска за кражу к тому, кто сорвет
плоды, ибо с  того  момента,  как они сорваны,  они стали  принадлежать ему.
Колону принадлежит  только снятый урожай: хлеб на корню, плоды на дереве  не
являются собственностью колона, а за  повреждение их  иск  может предъявлять
только владелец земли. Но  вор,  сорвав плод, тем  самым  сделал колона  его
собственником.
     150. Дигесты L 15, 4 (Ульпиан)
      8. Если  кто не покажет (в декларации цензору) поселенца  или колона,
он подлежит заключению в цензорскую тюрьму.
       5. При  указании  рабов  необходимо  соблюсти,  чтобы были  подробно
указаны их национальность, возраст, должность и специальность.
     Следующие  три  документа   представляют  собою  основной   материал  о
колонате, вызвавший  обширную  литературу и легший в  основу всех  более или
менее значительных трудов по вопросу о колонате.
     151. Bruns 115
     Жертвенник  "закон Адриана" (Ara legis Hadrianae), надпись на латинском
языке, найдена в Африке в 1892 г.  в  Айн-Весселе,  на трех сторонах  цоколя
жертвенника. Надпись  интересна также как свидетельство о запустении земли и
о мероприятиях императоров - от Адриана  до Септимия Севера -  по  заселению
ее.
     За  благополучие  и благосостояние  имп.  Цез. Л.  Септимия Севера  Пия
Пертинака Авт. и имп.  Цезаря М. Аврелия Антонина Авг.  и Л. Септимия Севера
Геты Цез.  и  Юлии Домны  Авг., матроны лагерей,-  Патрокл, вольноотпущенник
Августов, поставил жертвенник  закона божественного Адриана и  нанес на него
нижеследующий закон.
     Копия Адрианова закона,  изложенная на жертвеннике. Речь  прокураторов:
"Так как наш Цезарь в  неустанных заботах, коими постоянно печется о  пользе
человеческой,  приказывает  возделать все участки  земли,  которые годны под
оливки,   виноградники  и  зерновые   культуры,  поэтому  с  позволения  его
провидения дается всем возможность занять и те участки, которые  находятся в
сданных в наем центуриях территории Бландианской и  Уденской и в тех частях,
которые присоединены к Тусдританской территории из Ламианской и Домицианской
и не обрабатываются арендаторами.  Тем, кто займет (эти  земли),  дается  то
право пользования  и передачи  по наследству,  которое предусмотрено законом
Адриана о  пустопорожних землях и о таких, которые остались невозделанными в
течение  десяти  лет, а из  Бландианской и Уденской территории большая часть
урожая не (неясно). Если кто займет места, заброшенные арендаторами, он даст
обычную  третью  часть  урожая.  Из  тех  областей,  которые  присоединены к
Тусдританской  территории из Ламианской и Домицианской, он даст  столько же.
От олив, которые  кто-либо вновь насадит в ямах или привьет к дикой оливе, в
течение ближайших десяти лет не будут взыскиваться никакие доли урожая, а от
фруктов - в течение ближайших  семи  лет,  и  никакие другие  плоды ковницы,
которые находятся  вне сада, там, где сад находится внутри самой виллы, так,
чтобы  не  больше... колон  по собственной оценке  должен будет  сдать  долю
собранных  фруктов кондуктору и виликам этого имения.  5. Старые фиговые  и
оливковые плантации,  которые посажены до издания этого  закона, должны,  по
обычаю,  сдать  урожай  кондуктору или виликам  его.    6. Если  какая-либо
фиговая плантация посажена после, то урожай этой фиговой плантации в течение
трех  урожаев  подряд разрешается присвоить по своему усмотрению  тому,  кто
насадил;   после  пятого   урожая   он  должен   будет   сдавать,   согласно
вышеуказанному закону, кондукторам или виликам  этого имения.  7. Насаждать
и обрабатывать  виноградники разрешается на месте старых виноградников с тем
условием,  что  в  течение  пяти ближайших  сборов после насаждения тот, кто
насадил, присваивает по своему усмотрению урожай этих виноградников, а после
пятого сбора со времени насаждения  они должны будут сдавать кондукторам или
виликам третью часть  урожая, согласно Манциеву закону.  При  Домициане  был
издан    закон,   запрещающий    насаждение   новых   виноградников    ввиду
перепроизводства  винограда.  ^Напротив, разведение оливок поощрялось.   8.
Оливковую плантацию разрешается  заводить и возделывать  в таком месте,  где
обрабатывается невозделанное  поле, с тем, что от этого насаждения оливковой
плантации,  заложенной  таким образом,  в течение  ближайших  десяти  сборов
урожай  поступает  к  насадившему по его  усмотрению, после десяти сборов он
должен  будет отдать  третью часть  собранных  олив  кондукторам или виликам
этого  имения...   10... в имении Вилла Магна, или Мапалиа  Сига,  есть или
будут (поля?)  вне тех полей, которые  заняты виллой, то  урожай таких полей
они  должны  сдавать  кондукторам  или  виликам,  надсмотрщики должны  будут
взыскивать.  11. За скот, который  будет пастись внутри имения Вилла Магна,
или Мапалиа  Сига, они должны будут  с каждой  головы  дать  по четыре  асса
кондукторам  или виликам владельцев этого имения.   12. Если кто-нибудь  из
имения  Вилла  Магна,  или  Мапалиа Сига, срубит, подрежет, унесет, заберет,
сожжет,  отсечет  плод  -  стоящий или  висящий,  зрелый  или  незрелый,  то
проистекающий убыток кондуктором или виликом этого имения относится  на счет
колона... столько должен будет отдать.  13. Если кто в имении Вилла  Магна,
или  Мапалиа Сига, посадил или посадит плодовые деревья, то пользование этим
надземным...  По  отдельным  словам,  сохранившимся в испорченных  строчках,
видно, что речь идет о праве передачи по наследству прав колона на надземные
блага (superficies)  - плоды и  т.  п.- на не находящейся в его владении или
пользовании земле.  14. Кто на невозделанном возделал или возделает почву и
там... построил или построит здание, а затем тот, кто возделал, перестал или
перестанет  возделывать,  то с того времени,  как  эта  почва перестала  или
перестанет  обрабатываться, право на обработку у  того, кто его имел и будет
иметь, сохраняется  или  сохранится  только в течение ближайших  двух лет от
того дня, когда он  перестал  или перестанет  обрабатывать.  После  двух лет
кондукторы  и  вилики  их...   (по-видимому,  "вправе  распорядиться  землею
по-своему")  относительно той  земли,  которая  в  предшествующий  год  была
обработана и  (затем)  заброшена,  кондуктор или  вилик  этого имения  пусть
заявит тому, в чьем  пользовании находится земля...  на следующий год... без
жалоб  по  истечении двух лет кондуктор или  вилик должен сдать в обработку.
Смысл  этого  пункта: если  участок  заброшен,  кондуктор  уже в первый  год
предупреждает  колона,  что  если  он  в  течение  двух  лет  не  возобновит
возделывание участка, то лишается права  на  него: в случае формального, при
свидетелях, отказа со стороны  колона  кондуктор или  вилик  отдает  участок
новому колону, и прежний работник не вправе  заявлять  претензии и жалобы. 
15. Ни один кондуктор или вилик не вправе жителя  этого имения. Здесь резчик
пропустил  несколько  слов;  надо  дополнить: "обременять повинностями сверх
нижеуказанных" (или вроде того).  16. Колоны, которые будут жить в пределах
Вилла  Магна,  то есть Мапалиа  Сига, должны  ежегодно  на каждого  человека
предоставить владельцам,  или кондукторам, или виликам этого  имения  по два
рабочих дня - на пахотные работы по 2 и на жатву... всякого рода. То есть на
каждый вид  работы (пахота, сев, уборка) по 2 дня на человека.  17. Колоны,
постоянные  жители  этого  имения,  (должны) в  течение...  года  (сообщить)
кондукторам  или  виликам  свои   имена...  для  несения  каждым   охраны...
(дальнейшее неясно).  Имеется в виду не охрана от расхищения,  а надзор  над
сообщением правильных данных о фактическом урожае.
     153.   Bruns  96.   Декрет  императора  Коммода   о  колонах  в  Saltus
Burunitanus. Между 180 и 183 г.
     Saltus  обозначает  императорское  имение,  которое в  административном
отношении  не.   входило   в   состав   муниципии  и   управлялось   особыми
прокураторами,  преимущественно  из  вольноотпущенников  и  рабов.  В данном
случае прокуратором был, видно, упоминаемый дальше Андроник.
     Надпись  на камне, содержащая  жалобы колонов,  резолюцию  императора и
последующее распоряжение прокуратора, Первый столбец неразборчив.
     2...  Ты  видишь превышение власти прокуратора, которое он проявлял  не
только  с нашим противником Аллием Максимом, но почти со всеми арендаторами,
против  закона и  в ущерб твоим  доходам;  в  то время  когда  мы в  течение
стольких  лет  ходатайствуем,  умоляем  и  ссылаемся  на  ваше  божественное
предписание, он  не только уклонился от разбора  нашей  жалобы,  но  даже по
коварному наущению того же влиятельнейшего кондуктора Аллия Максима позволил
себе послать  солдат  в  то  же  Бурунитанское  поместье, схватить и  мучить
некоторых  из  нас,  других заключить  в  тюрьму, и даже  некоторых  римских
граждан  он  приказал  избить розгами и дубинами за ту якобы вину нашу, что,
собираясь в  столь  тяжелой  в  меру нашей ничтожности  и  столь явной обиде
умолять  твое  величество, мы  будто бы написали  нескромное письмо. Явность
этой несправедливости к нам, Цезарь,  можно, конечно, усмотреть и  от  того,
что...  3.  И  это заставило  нас, несчастнейших людей, вновь  обратиться  с
мольбой  к  твоему  божественному  провидению.  Мы  просим,  таким  образом,
священнейший император, чтобы ты  помог. Как предусмотрено статьей Адрианова
закона, пусть отнято будет даже у прокураторов, не говоря уже о кондукторах,
право увеличивать доли (отчисления) с земли и трудовую и гужевую повинность;
пусть мы, как это сказано в письмах прокураторов, находящихся в твоем архиве
Карфагенской  области, должны будем ежегодно не больше двух дней (отработки)
при  пахоте, двух  при севе, двух при уборке и чтобы  так  было  без всякого
спора, поскольку это зафиксировано на медной  доске и установлено всеми, как
общее  правило,  всюду  в  отношении наших  соседей в  качестве  постоянного
порядка  до  настоящего   времени  и  подтверждено  вышеназванными  письмами
прокураторов. Помоги,  и хотя  мы,  маленькие деревенские людишки, с  трудом
добывающие  пропитание  трудом  своих  рук,  не  можем  сравняться  у  твоих
прокураторов с  влиятельнейшим,  безмерно  щедрым  кондуктором,  который  по
условиям  аренды известен при всех сменах  (прокураторам), сжалься  и  своим
священным  рескриптом удостой предписать,  чтобы мы давали  не  больше,  чем
должны   согласно  закону   Адриана   и   письменным   распоряжениям   твоих
прокураторов,  чтобы   благодаря  благодеянию  твоего  величества  мы,  твои
домочадцы-крестьяне,   питомцы   твоих   имений,  больше   не   притеснялись
кондукторами земель фиска. (Пропуск).
     (Резолюция:) Имп. Цезарь М.  Аврелий  Коммод Антонин Август Сарматский,
Германский  величайший  - Лурию  Лукуллу и  прочим  (кому  ведать надлежит).
Резолюция императора  на  прошении  колонов  адресована  Лукуллу  (вероятно,
дворцовому коменданту-префекту  претория), который доложил  прошение.  Пусть
прокураторы, соблюдая мою  дисциплину и мое  распоряжение, не требуют больше
чем три  раза  по  два  (дня)  работы, пусть  от  вас  ничего не  взыскивают
несправедливо, вопреки установленному порядку. (И другой  рукой:). Император
собственноручно ставил, конечно, только подпись. Подписал. Скрепил.
     (Исполнение   резолюции:)   Копия    письма   превосходительного   мужа
прокуратора:  Туссаний  Аристон  и  Хризанф  -  Андронику  привет.  Согласно
священной резолюции  господина нашего, святейшего императора, которую Лукулл
на поданное прошение (неразборчиво 6 строк).
     (И  другой  рукой:).  Собственноручная  приписка  на подлиннике  письма
Аристона и Хризанфа. Желаем  тебе, счастливейшему, жить хорошо. Прощай. Дано
в Карфагене накануне сентябрьских ид. 13  сентября. (Опубликование надписи:)
Благополучно закончена  и освящена (то есть надпись) в иды мая в консульство
Аврелиана  и  Корнелиана,  (эти  консулы  по  другим источникам  неизвестны)
попечением К. Юлия... Салакутия магистра.
     154. Cod. Theod. V 9
     Можно будет также заковать в кандалы,  как рабов, тех колонов,  которые
замышляют бегство.
     155. Дигесты XLIII 29, 2 (Венулей)
     (Колоны) немногим отличаются от рабов, так как им не дано право уходить
(с земли).
     156. Cod. Just. XI 47, 2
     Если  кто захочет  продать  или  подарить имение, он  не имеет  права в
порядке частного соглашения удержать в свою пользу  колонов, чтобы перевести
их в другое место, то есть дарить или продавать землю можно  только вместе с
кол' нами. Закрепощение колонов, их прикрепление к земле закончено.

     Раздел 2.
     Христианская идеология, организация христианской церкви.

     157. Ditt. Or. 573. Киликия. Эпоха Августа
     Постановление  членов колллегии  и саббатистов,  соединившихся милостью
бога-субботника: начертать надпись и чтобы  никто ее  не уничтожил; кто  это
сделает,  тому   надлежит   совершить  искупительный  обряд.   "Саббатисты",
по-видимому, означает не  полноправных членов коллегии - иудеев, а случайных
посетителей службы или прозелитов. Бог в дальнейшем именуется не собственным
именем, a "Sabbatistes" ("Субботник"). Если кто захочет принести возношение,
то   пусть   будет   позволено   желающему   принести   возношение.   Первое
(постановление) гласит:  увенчать Эфибелия, главу синагоги. А из подношении,
находящихся в храмах, и из надписей на стенах и на  подношениях никому да не
будет  позволено  ничего  зачеркнуть,  испортить  или  уничтожить.  Если  же
кто-либо,  преступив,  совершит  (что-либо  запрещенное)  или согрешит перед
богом-субботником, он пусть уплатит богу-субботнику и саббатистам 90 драхм и
городу  90 драхм и династу. Пусть  эта стела будет клятвенной, что одинаково
никто  не принял  дня.  Смысл  этой  нелепой по  конструкции фразы  остается
невыясненным. Пусть священник распорядится взносами богу на  благоустройство
места.
     158. Лукнан, Собрание богов
     В  результате религиозного  синкретизма  на  Олимп  проникло  множество
новых, подчас  довольно странных богов. Решено принять меры против засорения
Олимпа чуждыми элементами.  Бог шутки Мом выступает общественным обвинителем
и, перебрав в своей речи всех чужеземных богов, читает проект постановления,
пародирующего по форме постановления народных собраний.
     Постановление. В  час добрый. В законном собрании, созванном в  седьмой
день  этого  месяца, Зевс был  пританом  (председ.),  проедром  -  Посейдон,
Аполлон -  епистатом,  Мом, сын ночи,-  письмоводителем, а  Сон выступил  со
следующим заявлением:
     Ввиду того,  что  многие чужеземцы - не  только эллины,  но и варвары -
отнюдь  не  достойны  делить  с  нами  права  гражданства,  неизвестно каким
способом  попали в наши списки, приняли вид богов и так заполнили небо,  что
пир наш  стал  теперь похожим на сборище беспорядочной толпы, разноязычной и
сбродной, что начало не хватать амброзии и нектара и кубок стал стоить целую
мину  (100  драхм)  из-за множества  пьющих; ввиду того, что они самоуправно
вытолкали богов  древних и  истинных, требуя первых  мест  вопреки отцовским
обычаям  и  желая  большего  почитания  на родине,- постановил совет и народ
созвать собрание на Олимпе около времени зимнего солнцеворота и выбрать семь
судей  из богов истинных, трех  из древнего  совета  Кроноса, четырех  же из
числа "двенадцати" и среди  них Зевса; судьи  эти должны заседать по закону,
поклявшись  присягой  Стикса; Гермес же пусть созовет всех, кто только хочет
участвовать   в  собрании.  Пришедшие  пусть   приведут  готовых  присягнуть
свидетелей и принесут доказательства своего происхождения. После этого пусть
они выходят  поодиночке, а судьи,  произведя расследование, либо  объявят их
богами, либо отошлют обратно в их могилы и  семейные гробницы. Если же будет
замечено, что кто-нибудь из  отвергнутых и однажды исключенных судьями снова
попытается проникнуть на небо, пусть сбросят его в тартар.
     И каждый  пусть делает  только  свое  дело. Афина  не должна  исцелять,
Асклепий -пророчествовать. Аполлон пусть не исполняет сразу столько дел, но,
выбрав  что-нибудь  одно, да будет  либо  пророком,  либо  музыкантом,  либо
врачом.
     Философам  пусть  запретят выдумывать праздные  имена и болтать о  том,
чего они не знают.
     У  тех  же,  кто   раньше  был   несправедливо  удостоен   храмов   или
жертвоприношений,  изображения  отнять  и  поставить  статуи   Зевса,  Геры,
Аполлона или кого-нибудь другого, им же город пусть насыпет могильный холм и
поставит столб вместо алтаря. Если же  кто не послушается  приказания  и  не
захочет предстать судьям, то его осудят заочно. Таково наше постановление.
     ЗЕВС. Справедливейшее постановление, Мом, и, кто с ним  согласен, пусть
поднимет руку; или нет, пусть просто будет оно  выполнено. Ведь  я знаю, что
большинство стало бы голосовать против. Теперь же уходите; а когда возвестит
Гермес,   то  придите   все   с   очевидными   приметами   и   убедительными
доказательствами  вашего  происхождения,  с   именем   отца   и   матери,  с
объяснениями,  откуда вы и  каким способом  стали богами и  какой вы  филы и
фратрии. А если кто  не предъявит всего этого, то судья  даже и не посмотрит
на то, что у него на земле много храмов и что люди считают его богом.
     159. "Пукиан, "Александр, или Лжепророк"
     Может   быть,  мой  дорогой  Цельс,  ты  думаешь,   что  описать  жизнь
Александра, обманщика из Абонотиха,  его выдумки, проделки и предсказания  и
прислать тебе это все в виде отдельной книги - задача маленькая и легкая?
     Если бы кто-нибудь захотел изложить все  в подробностях, то это было бы
не легче, чем  описать деяния Александра,  сына Филиппа. Насколько последний
велик  своей доблестью, настолько же  первый известен своей низостью...  Мне
стыдно за нас обоих: за  тебя, что ты просишь запечатлеть в записях память о
трижды проклятом человеке,  за себя  - что я  прилагаю старание описать дела
человека, который достоин не того, чтобы о нем писали  образованные люди, но
того, чтобы его разорвали на части обезьяны или лисицы в громадном театре на
глазах  разноплеменной толпы  зрителей...  Сперва несколько  опишу тебе  его
самого, с  возможным сходством, насколько  я в силах,  хоть я  и не искусный
живописец.  Итак, он был  высок  ростом, красив,  имел в  себе действительно
что-то божественное;  кожа его  отличалась  белизной, подбородок  был покрыт
редкой бородой, волосы он носил накладные, чрезвычайно искусно подобрав их к
своим,  и  большинство  не  подозревало,  что  они чужие.  Его  глаза горели
каким-то сильным вдохновенным блеском. Голос он имел очень приятный и вместе
с  тем  звучный.  Словом,  он был  безупречен,  с какой  стороны  на него ни
посмотреть...  Сам он однажды в письме  к Рутилиану, своему  зятю, говоря  о
себе с большой скромностью, счел возможным приравнять себя  Пифагору.  Но да
будет ко мне милостив Пифагор, этот мудрец с божественным разумом!.. Если бы
кто-нибудь  собрал  все  гнусные  и  злостные  клеветы,  рассказываемые  про
Пифагора, в истинность  которых я никогда не верю,  то все это  оказалось бы
самой незначительной частью злодейств Александра... Представь себе  человека
без  предрассудков,  смелого,  готового   на  опасный   шаг,  терпеливого  в
исполнении  задуманного,  обладающего  даром убеждения  и  умеющего  внушить
доверие,  изобразить добрые чувства и представить все  противоположное своим
искренним  намерениям...  Мальчиком  Александр  был очень  красив...  Он без
зазрения   совести  предавался  разврату  и   за   деньги  принадлежал  всем
желающим... Учитель его и любовник был тианиец родом из числа людей, близких
к Аполлонию Тианскому и знавших его комедию. Ты видишь, из какой школы вышел
человек, о котором я  тебе рассказываю. Когда у Александра  стала уже  расти
борода, его  тианиец умер, и Александр очутился в бедности... Мечты у  него,
однако,  были  отнюдь  не  скромные.  Он   вошел  в  сообщество  с  каким-то
хронографом из  Византии, из числа  тех,  что  странствуют  по  общественным
играм,  человеком  с  еще  более гнусной  душой...  Они стали  странствовать
вместе, обманывая и занимаясь предсказаниями, причем  стригли  глупых  людей
(так   исстари  на  языке   магов  называется   толпа).  Как   раз   в  этих
обстоятельствах они встретили Макетиду,  богатую  женщину, уже  пожилую,  но
желавшую  еще  быть  любимой. Они стали жить на ее счет  и  ездили с  ней из
Вифинии  в  Македонию... В Пелле они увидали огромных змей, вполне ручных  и
настолько безобидных,  что их  могли кормить женщины... Там  они покупают за
несколько  оболов одну из самых красивых змей... И  вот  наших  два негодяя,
способных на  великие  злодеяния,  сойдясь  вместе,  без труда  поняли,  что
человеческая  жизнь находится во власти  двух величайших владык  - надежды и
страха - и что тот, кто сумеет по мере надобности пользоваться обоими, очень
скоро  разбогатеет.  Они  видели,  что и  боящийся  и  надеющийся  -  каждый
чувствует страстное желание и  необходимость узнать будущее... Разбирая свое
положение  со  всех  сторон, они задумали  учредить  прорицалище  и устроить
оракул...  Успех  превзошел  их  ожидания  и  расчеты... Александр  приобрел
известность, прославился и стал предметом удивления. Иногда он изображал  из
себя одержимого, и  из его  рта  выступала пена,  чего  он  легко  достигал,
пожевав корень красильного растения - струтия. А для присутствующих эта пена
казалась чем-то божественным и страшным. Кроме того, для  них уже давно была
изготовлена  из  тонкого  полотна  голова  змеи,   представлявшая  некоторое
сходство  с  человеческой.  Она  была пестро  раскрашена,  изготовлена очень
правдоподобно и раскрывала посредством сплетенных конских волос свою пасть и
снова  закрывала  ее. Змея, приобретенная в Пелле, находилась у Александра и
кормилась в его жилище;
     ей  предстояло  своевременно  появиться  и  вместе  с  ним  разыгрывать
театральное представление, в котором ей была отведена первая роль.
     Когда пришло время действовать, вот что было придумано. Ночью Александр
пошел к недавно  вырытым ямам для  закладки  основания будущего храма. В них
стояла  вода,  набравшаяся из почвы или от выпавшего дождя. Он положил  туда
скорлупу  гусиного  яйца,  в которую спрятал только что  родившуюся  змею и,
зарыв яйцо  глубоко  в грязь,  удалился.  На рассвете  Александр  выбежал на
площадь обнаженным, прикрыв свою  наготу лишь  золотым поясом, держа в руках
кривой нож и потрясая  развевающимися  волосами,  как нищие  одержимые жрецы
Великой Матери. "Митрагирты", нищенствующие бродячие жрецы. Он  взобрался на
какой-то высокий алтарь и стал  произносить речь, поздравляя город со скорым
приходом нового бога.
     Присутствующие - сбежался почти  весь город  с  женщинами,  старцами  и
детьми - были поражены, молились и падали ниц. Александр произносил какие-то
непонятные  слова,  вроде  еврейских  или  финикийских, чем  привел  всех  в
изумление, так как они ничего не понимали  в его речи, кроме имен Аполлона и
Асклепия,  которых  он  все время упоминал. Затем обманщик бросился бежать к
строящемуся храму;  приблизившись к вырытым углублениям  и к приготовленному
им  заранее  источнику оракула,  он вошел в воду и громким голосом стал петь
гимны Аполлону и Асклепию, приглашая богов явиться  в город. Затем Александр
попросил  чашу,  и,  когда кто-то  из присутствующих  подал  ему  сосуд,  он
погрузил его в воду и без затруднения вытащил вместе с водой и илом  яйцо, в
котором он заранее спрятал бога, залепив отверстие воском и белилами. Змея -
атрибут бога-целителя Асклепия.
     Взяв яйцо в руки, он говорил, что держит самого Асклепия... Разбив его,
Александр взял в руки змейку. Присутствовавшие,  увидев, как  она движется и
извивается вокруг  его пальцев, тотчас же  закричали и  стали приветствовать
бога,  поздравляя город с новым счастьем... Александр снова бегом отправился
домой, неся с собой новорожденного Асклепия... Весь народ следовал за ним, и
все были одержимы и сходили с ума от больших надежд...
     Тогда  Александр, усевшись в  богатом наряде  в небольшом помещении  на
ложе,  взял  за  пазуху Асклепия из  Пеллы,  отличавшегося,  как  я говорил,
величиной и красотой. Он обвил змею вокруг своей шеи, выпустив хвост наружу.
Змея была так велика, что находилась за пазухой и волочила часть своего тела
по  земле.  Александр  скрывал  только  голову змеи, держа ее под  мышкой...
из-под своей бороды с другой стороны выставил змеиную голову из полотна, как
будто  она  действительно принадлежала змее,  которую все  видели. Представь
себе теперь помещение не очень светлое... и густую толпу напуганных, заранее
объятых  трепетом  и  возбужденных  надеждой  людей.  Входящим,  несомненно,
казалось  чудесным,  что  из животного, только  что  родившегося, в  течение
нескольких дней выросла такая большая змея, к тому же с человеческим лицом и
ручная. Посетители  толкали друг  друга к  выходу и, не успев ничего  хорошо
разглядеть,  уходили,  теснимые  вновь   входившими   непрерывной  толпой...
Говорят, что негодяй устраивал подобные представления не один раз, но весьма
часто,  особенно когда  приезжали новички из богатых людей... Все  было  так
хитро  устроено, что требовался какой-нибудь Демокрит,  или сам  Эпикур, или
Метродор,  или  какой-нибудь  другой философ,  имевший  твердый,  как сталь,
разум, чтобы не поверить всему  этому и  сообразить, в чем дело... Понемногу
вся  Вифиния, Галатия и Фракия стали  стекаться к Александру... И вот, когда
пришло время выполнить то, ради чего все  эти  ухищрения были  выдуманы,  то
есть  изрекать желающим  оракулы  и  предсказывать  будущее,  Александр взял
пример с Амфилоха... (который) недурно вышел из затруднительного  положения,
предсказывая киликийцам  будущее  и  беря  за  каждое  предсказание  по  два
обола...
     Александр советовал  каждому  написать  на табличке, чего он желает или
что он особенно хотел бы знать, затем завязать и запечатать табличку воском,
глиной или чем-нибудь вроде  этого... Придумав разнообразные способы снимать
печати, Александр прочитывал  каждый вопрос и отвечал  на него,  как находил
подходящим в  данном  случае;  затем, завязав, запечатывал  и отдавал их,  к
большому удивлению получавших. Часто среди них раздавалось: "И откуда он мог
узнать,  что я  ему передал?  Ведь  я  тщательно запечатал  и  печать трудно
подделать,  конечно, это  сделал  бог,  который все знает в точности"...  За
каждое прорицание была назначена плата - драхма и два обола. Не подумай, мой
друг, что этот  доход  был мал или приносил немного,- Александр  собирал  от
семидесяти до восьмидесяти тысяч ежегодно, так как люди в своей ненасытности
обращались к нему по десяти и пятнадцати раз. Все это происходило в пределах
Ионии,  Киликии,  Пафлагонии... Когда же слава  оракула перешла  в  Италию и
достигла  города римлян,  все пришло в  движение.  Одни  отправлялись  сами,
другие посылали  доверенных  лиц...  Александр принимал  приходивших  к нему
дружелюбно,  располагал  к  себе  гостинцами  и  вообще  богатыми подарками.
Возвращаясь от него, они готовы были не только возвещать ответ оракула, но и
восхвалять бога  и  рассказывать про оракул и про самого  Александра  ложные
чудеса...
     Кроме всего предпринятого в Италии, Александр придумал также следующее:
он установил какие-то мистерии, продолжавшиеся три  дня подряд, с шествиями,
в   которых   участвовали    носители    факелов   и    жрецы,   объяснявшие
священнодействие.
     Как   в  Афинах,   первый  день  мистерий  начинался  возгласом:  "Если
какой-нибудь безбожник, христианин  или эпикуреец придет подсматривать  наши
тайные богослужения, он будет изгнан;  верные пусть приступают к таинствам в
честь бога, в добрый  час". Непосредственно после этого возгласа происходило
изгнание.  Элевсинские  мистерии  в Афинах  начинались с  возгласа  "halade,
mystai"  - "к морю,  посвященные".  Александр первый  произносил:  "Христиан
-вон", а толпа отвечала:
     "Вон   эпикурейцев".   Затем   происходило   священное   представление:
разрешение  от  бремени Латоны,  рождение  Аполлона, его  брак  с Коронидой,
рождение  Асклепия.  На второй  день  справлялось  явление (змея)  Гликона и
рождение этого  божества.  На третий  день был представлен брак Подалирия  и
матери Александра; этот день носил имя "дадис",  так как  зажигались факелы.
По-гречески  -  dades. Напоследок же справляли  любовь Александра и Селены и
рождение    жены   Рутилиана.    Факелоносцем    и   главным   жрецом    был
Эндимион-Александр,   то  есть  Александр  изображал  возлюбленного  Луны  -
Эндимиона. Он возлежал посреди храма  и, конечно,  спал; вместо луны к  нему
спускалась с потолка, как  с  неба, некая  Рутилия,  молодая и красивая жена
одного из  императорских  прокураторов;  она действительно была  влюблена  в
Александра и пользовалась взаимностью; на глазах  ее  несчастного мужа среди
храма  происходили поцелуи и объятия; и  если б не слишком яркое  освещение,
то, конечно, было бы совершено и то, что происходит в  тайне. Немного спустя
Александр вновь выходил в наряде  жреца  и  среди полного  молчания  громким
голосом произносил: "Ио, Гликон!" Следовавшие за ним... это были пафлагонцы,
обутые  в  грубые  сапожищи и  распространявшие запах  чесночной  похлебки,-
отвечали в  свою очередь: "Ио,  Александр!"...  Александр  совершил также  и
нечто достойное величайшего смеха: получив в свои  руки "Основные положения"
Эпикура, самую, как  ты знаешь,  прекрасную из всех книг...  он  сжег ее  на
площади на  костре  из фигового дерева... Не знал этот трижды проклятый, что
эта книжка является источником великих  благ для тех, кто с ней  встретится;
не  знал  и  того, какой  мир, свободу  и избавление  от  душевных  волнений
приносит она читающим, что она удаляет  от нас страхи, привидения и пугающие
нас знамения, так же как пустые надежды и чрезмерные  желания, влагает в нас
ум,  истину и  действительно очищает мысли -  не факелами  и морским луком и
прочими   подобными  пустяками,   но   верным  словом,   истиной   и  смелой
откровенностью...
     160. Ditt. Or. 449. Пергам
     Демос  почтил  Публия  Сервилия,  сына  Публия,   Исаврика  проконсула,
оказавшегося спасителем и благодетелем  города, давшего городу отечественные
законы и  непорабощенную  демократию. (П.  Сервилий Исаврик  был проконсулом
Азии в 48 г. до новой эры)
     161. Ditt. Syll.  807, 15  сл.  Мраморная доска,  принадлежавшая  храму
Эскулапа возле Рима. Середина второго века.
     Валерию Апру, слепому солдату, бог (Эскулап) дал  указание  пойти взять
кровь белого петуха с медом и растереть в мазь и в течение трех  дней мазать
его глаза. И он прозрел, и пришел, и всенародно возблагодарил бога.
     162. CIG III 5041.  В Нубии (Калабмех). II-III  в. Надпись, характерная
для религиозного синкретизма
     Санснос пишет, сын Псеносораписа:

     Почитай божественное. Жертвуй всем богам.
     В каждый храм входи с молитвою.
     Больше всего думай об отечественных (богах) и чти
     Изиду, Сераписа, величайших из богов.
     Спасителей, благих, благосклонных, благодетелей.

     163. Ditt. Or. 722. Атриб (Египет). 374 г.
     По воле  вседержителя бога  и его Христа во всесчастливое  царствование
все  покоривших  господ наших  Валентиниана, Валента и Грациана, августов от
века, в счастливейшее  их десятилетие (отсюда и  определяется дата постройки
ворот и начертания подписи) возведены с самого начала эти ворота, получившие
имя  божественнейшего   царя  нашего  Валента,  в  правление  сиятельнейшего
господина  префекта  Египта   Элия  Палладия,  при  заведующем  построенными
воротами  Флавии  Кире,  гражданине  города.  В  добрый  час.   Христианский
император наделяется титулом divus, как и его языческие предшественники.
     164. Ditt. Or. 721. Египет. Надпись на сиринге (семиствольной флейте)
     Факелоносец  священнейших элевсинских мистерий  Никагор, сын Минуциана,
афинянин,  испробовав  сиринги, много  времени  спустя  после  божественного
Платона  из  Афин,  восхищен и возблагодарил богов и  благочестивейшего царя
Константина, давшего мне это. Да будет милостив ко мне Платон и здесь.
     165. P. Teb. II 416-W. 498
     Калма   сестре  Сарапиаде  привет.  Сообщаю  тебе,  что   я   прибыл  в
Александрию... Намерен  остаться  в Антиноополе. Я  прибыл  в Александрию на
богомолье. Не  слушай  людей, будто я  намерен здесь  остаться, я  вскорости
вернусь к тебе домой.
     166. Р. Оху. I 110-W. 99. II в.
     Херемон приглашает тебя покушать на  трапезу господа  Сераписа в  храме
Сераписа завтра, то есть 15-го, после 9 часов.
     167. Тертуллиан, de bapt. V
     Квинт Септимии  Флоренс Тертуллиан, сын  римского центуриона (офицера),
принявший христианство и ставший пресвитером в Карфагене, является  одним из
крупнейших  христианских  апологетов.  Помимо  апологетических сочинений  он
написал  большое количество  богословских  трактатов  по  различным вопросам
христианской    догматики,   культа,   нравственности.    Его   литературная
деятельность относится к  концу II и первой части третьего  века. Тертуллиан
был  близок  к  монтанизму. Его  фанатизм и  мракобесие  ярко  выразились  в
провозглашенном им принципе:
     "верю  потому,  что  нелепо".  (Вот  как  это  положение сформулировано
Тертуллианом  - de  came  Chr. V:  "Распят сын божий -  не  стыдно,  ибо это
постыдно.  И  умер  сын  божий  -  это  вполне  достоверно,  ибо  нелепо.  А
погребенный, он воскрес-это верно, ибо невозможно").
     Язычники, хоть они  и чужды духовных познаний,  сами приписывают идолам
своим действующую в этом отношении силу, хотя и ошибаются, употребляя  воды,
лишенные  всякой  силы.  У  них  в  обычае  посвящать в  некоторые  таинства
посредством  омовения   -   в  таинства   какой-нибудь   Исиды  и   Митры...
Действительно,  в аполлоновых и элевсинских играх они  погружаются в воду  и
заявляют,  что делают это для  возрождения  и чтобы не получить наказания за
свои прегрешения.
     168. Тертуллиан, Praescr. haer. XL
     Если бы кому угодно было спросить, кто возбуждает и внушает ереси, я бы
ответил: дьявол, который  ставит  своим долгом извращать  истину и  всячески
старается в  мистериях  ложных богов подражать святым  обрядам  христианской
религии.  Он  также  кое-кого  погружает в  воду  и  обещает  через крещение
искупление грехов. Насколько  я  помню,  Митра знаменует  чело своих воинов,
когда они посвящаются, приносят в жертву хлеб, представляет вид воскресения,
предлагает  одновременно венец и меч, запрещает  жрецам жениться второй раз,
имеет своих девственниц.
     169. Апулей, Met. XI
     Л. Апулей из Мадавры (середина второго века) - адвокат, философ, поэт и
авантюрист   -   оставил    значительное   литературное    наследство.   Его
"Метаморфозы",    авантюрно-сатирический    роман   о   похождениях   Люция,
превращенного в  осла,  до  сих  пор  пользуется популярностью, в  частности
эпизод об Амуре и Психее.  Занимательная фабула  и пикантное  изложение дали
повод  прозвать роман Апулея "Золотым  ослом".  В  книге  XI  автор подробно
описывает обряд таинства Исиды и чин посвящения в ее мистерии. Это описание,
наряду с  трактатом Плутарха "De  Is. et Os.",- наиболее  полный источник  в
культе Исиды в римскую эпоху.
     Гл. 9.  Среди  этих  шутливых  развлечений для  народа...  двигалось  и
специальное   шествие   богини-спасительницы.   Женщины,   блистая   чистыми
покровами, радуя глаз разнообразными  уборами, украшенные весенними венками,
одни  усыпали  из подола  цветочками путь, по дороге, по которой  шествовала
священная процессия,  у  других за  спиною были привешены блестящие зеркала,
чтобы подвигающейся богине был виден весь священный поезд; некоторые,  держа
в  руках гребни из слоновой кости, движением рук и  сгибанием пальцев делали
вид,  будто расчесывают  и прибирают волосы  владычице. Другие  благовонными
маслами и дивными ароматами окропляли улицы. Кроме того, большая толпа людей
обоего  пола  с  фонарями,  факелами,  свечами  и всякого  рода  источниками
искусственного света  изображала прославление  властителя  светил  небесных.
Свирели и  флейты,  звуча  сладчайшими мелодиями,  создавали  очаровательную
музыку. Далее миловидный хор из избраннейшей молодежи, одетый в  белоснежные
рубашки  и  блестящие праздничные одежды,  повторял  строфы приятной  песни,
которую искусный поэт благоволением Камен  написал для пения и смысл которой
говорил  уже о начале последующих, более важных богослужебных  гимнов. Шли и
Серапису  посвященные  флейтисты,  держа  свои   инструменты   наискосок  по
направлению к  правому  уху  и исполняя  по нескольку раз напевы, принятые в
храме их  бога. Затем следовало множество прислужников, уговаривавших  народ
дать дорогу шествию.
     Гл. 10. Тут движется  толпа посвященных  в таинства, мужчины  и женщины
всякого положения  и  возраста,  одетые в  сверкающие льняные одежды  белого
цвета. У женщин умащенные волосы покрыты  прозрачными покрывалами,  у мужчин
блестят гладко  выбритые головы.  В качестве  земных светил  великой религии
издают они пронзительный звон, потрясая медными, серебряными и даже золотыми
систрами. Наконец высшие  служители  таинств, льняная белая  одежда которых,
подпоясанная  у груди,  узко  спускалась  до пят,  несут  знаки  достоинства
могущественнейших  божеств.  Первый  нес  лампу,  горевшую  ярким  светом  и
нисколько не похожую на  наши лампы, что зажигают  на вечерних трапезах; эта
была  в  виде  золотой лодки,  отверстие  находилось  на  самой середине,  и
светильня давала гораздо более широкое пламя. Второй, одетый, как и  первый,
нес в обеих руках двойной алтарь, называемый "помощью"... За ним шел третий,
неся тонко  сделанную из золота пальму  с  листьями, а также  жезл Меркурия.
Четвертый изображал символ справедливости, протягивая ладонь левой руки; при
природной бездеятельности  своей  она не  предана ни хитрости, ни ловкости и
потому скорее, чем правая рука, может олицетворять справедливость. Он же нес
и золотой сосудик в форме соска, из которого он совершал возлияние  молоком.
У  пятого была  золотая веялка, наполненная лавровыми веточками, другой  нес
амфору.
     Гл.   11.    Вскоре   показалась   и   процессия   богов,   удостоивших
воспользоваться человеческими  ногами для  передвижения. Вот наводящий  ужас
посредник между небесным и подземным миром, то с темным, то с сияющим ликом,
высоко  возносящий собачью  морду  Анубис, в  левой  руке держа жезл, правой
потрясая зеленой пальмовой ветвью. Непосредственно за ним  следует корова на
задних ногах, плодородный  символ всеродительницы-богини; неся ее на плечах,
один из  священнослужителей гордо выступал под блаженной  ношей. Другой  нес
закрытую  корзину,  заключающую  в  себе ненарушимую тайну  великого учения.
Третий в счастливых  своих объятиях  нес почитаемое  изображение  верховного
божества. Не было оно похоже ни  на  домашнее животное, ни  на  птицу, ни на
дикого зверя,  ни на человека  какого-либо; но по мудрому замыслу  оно самой
странностью   своей   вызывало   почтение,  скрывая  глубочайшим   молчанием
неизреченную  сущность высокой веры. Ввиду  такого своего  значения оно было
сделано из  чистого золота следующим манером: то была  искусно  выдолбленная
урна   с   круглым   дном,   снаружи   украшенная   диковинными  египетскими
изображениями; отверстие  ее,  подымаясь  не  очень высоко в  виде горлышка,
выступало далеко длинным носочком, а с  другой  стороны была  широкая ручка,
очень выгнутая,  на  которой извилистым узлом поднималась  змея с чешуйчатой
головой и полосатой вздутой шеей.
     Гл.  16...  Среди  подобных  восклицаний, среди  праздничных  возгласов
толпы,  мало-помалу   подвигаясь,  приблизились  мы   к  морскому  берегу...
Расставили там по чину  священные  изображения, и верховный  жрец, произнося
пречистыми устами  священнейшие  молитвы,  горящим факелом,  яйцом  и  серой
очищает  высшим очищением лодку, искусно сделанную  и со всех сторон  пестро
разукрашенную удивительными  рисунками  в  египетской манере,  и, очищенную,
посвящает ее богине. На счастливом судне этом блестящий развевался парус, на
котором  золотыми  буквами  были  вышиты  пожелания  удачного начала  новому
плаванию. В  виде  мачты  высилась круглая  блестящая  сосна  с превосходным
марсом, представлявшая приятное для  глаза зрелище. Корма,  выгнутая в  виде
гусиной  шеи, покрыта была листовым золотом, а  нижняя  часть  лодки сделана
была из  гладкого  кедрового дерева. Тут вся  толпа, как посвященные,  так и
непосвященные,  наперерыв приносят сосуды с  ароматами и другими в  таком же
роде  приношениями, совершают возлияния из молочной смеси на  воды. Наконец,
когда   лодка  наполнена  была   щедрыми  приношениями   и  соответственными
жертвоприношениями, обрезают ленты у якоря и,  предоставив лодку попутному и
спокойному ветру, пускают в море. Когда расстояние  почти что  скрыло ее  из
наших глаз, носильщики снова взяли священные предметы, которые они принесли,
и, составив по-прежнему торжественную процессию,  все быстрым шагом начинают
возвращение к храму.
     Гл.  17. Когда  мы пришли уже к самому храму, великий жрец, те, кто нес
священные  изображения, и те, которые ранее  уже  были  посвящены  в  святые
таинства, войдя  во святилище богини, расположили  там  по чину изображения,
казавшиеся одушевленными.  Тогда один из них, которого  все называли писцом,
стоя  перед дверью,  созвав  как  бы  на  сходку  кружок  пастофоров  -  так
именовалась священная коллегия,- с высокого возвышения читает вслух из книги
по писаному молитвы о благоденствии великого императора (принцепса), сената,
сословия всадников и всего римского народа, в  корабельщиках, кораблях и обо
всех, кто живет под нашей державой, (затем) по греческому обряду (возгласил)
так: aoia - эфесские (таинственные) буквы; этот возглас всем оказывается  на
счастье, судя по следовавшим за ним восклицаниям народа. Исполненный радости
народ, держа в руках венки с листьями и веночки из вербены, поцеловал ступни
серебряной статуи богини, стоявшей на пьедестале, и отправился по домам.
     Гл. 23... Наконец  настал день, назначенный жрецом,  и  он  повел меня,
окруженного священным воинством, в ближайшие купальни. Там, совершив обычное
омовение,  призвав милость  богов, он меня кропит  в виде  очищения  и снова
приводит  к  храму.  Когда две дневных стражи  уже протекли, он  ставит меня
перед самым  подножием  статуи и,  сказав мне  на ухо некоторые наставления,
благостное значение которых нельзя выразить словами, перед всеми свидетелями
наказывает мне воздержаться  от  чревоугодия и не вкушать десять дней подряд
никакой животной пищи,  а также не прикасаться к  вину. Исполняю  свято этот
наказ о воздержании, а между  тем наступает  уж  и день посвящения, и солнце
склоняется  к  закату. Тогда со всех сторон  приходит толпа посвященных,  по
старому обычаю  принося мне  поздравительные подарки,  кто  какой. Но  жрец,
удалив всех непосвященных, облекает меня в плащ из небесного полотна и, взяв
за руку, вводит в святая святых.
     Может  быть,  ты страстно  захочешь знать, усердный читатель,  что  там
говорилось, что делалось. Я бы сказал, если бы  позволено было  говорить, ты
бы узнал, если бы  позволено было слышать. Одинаковой опасности подвергаются
в случае такого дерзкого любопытства и рассказчик, и слушатель.  Но, если ты
объят  благочестивой  жаждой  познания, не  буду  тебя  больше томить. Итак,
слушай  и верь, что я говорю правду.  Я  достиг  пределов  смерти, преступил
порог Прозерпины и снова  вернулся,  пройдя  все стихии; в  полночь я увидел
солнце в сверкающем блеске, предстал перед  богами подземными и  небесными и
вблизи поклонился им. Вот я тебе и передал, а ты, хотя и выслушал, остался в
полном  неведении. Но передам то  единственное, что могу открыть, не нарушая
священной тайны, непосвященным слушателям.
     Гл.  24. Настало утро,  и по окончании богослужения  я тронулся в путь,
облаченный  в  двенадцать священных  стол;  хотя  это  принадлежит к  святым
обрядам, но я могу говорить об этом без всякого смущения, так как в то время
масса народа могла это видеть. Ведь  я стоял наверху по самой середине храма
против  статуи  богини  на деревянном  помосте,  выделяясь  одеждой,  правда
полотняной, но расписанной цветами. С плеч за спину до самых пят спускался у
меня драгоценный плащ.  Взглянув на  него внимательно, всякий увидел бы, что
на мне кругом  разноцветные изображения животных: тут и индийские драконы, и
гиперборейские грифоны,  животные,  которых  другой  мир  создает  наподобие
пернатых птиц. Стола эта у посвященных называется олимпийской. В правой руке
я  держал ярко горящий  факел.  Голову  мою красиво облекал венок из светлой
пальмы,  листья которой расходились  в виде лучей... Разукрашенный наподобие
солнца, помещенный  наподобие  божественной статуи, я при внезапном открытии
завесы  был представлен  на обозрение  народа. После  этого  я  торжественно
отпраздновал день  своего духовного рождения, устроив  изысканную  трапезу с
отборными  винами. Так продолжалось три дня...  Наконец  по указанию богини,
внеся вклад  за свое  посвящение -  конечно,  далеко  не соответствующий, но
сообразно  с  моими  средствами,- я начал  готовиться к возвращению домой...
Повергнувшись ниц перед изображением богини и прижавшись  лицом к стопам ее,
обливаясь слезами, прерываемый частыми рыданиями, глотая слова, я начал:
     Гл.  25.  "О святейшая человеческого рода вечная  заступница,  смертных
постоянная  охранительница,  что являешь  себя  несчастным  в  бедах  нежной
матерью. Ни день, ни ночь одна, ни минута  какая  краткая не протекает твоих
благодеяний праздная.  На  море и  на  суше  ты  людям покровительствуешь, в
жизненных  бурях  простираешь  десницу  спасительную,  которой  развязываешь
неразрешимые  узлы  рока,  судьбы  ты  ослабляешь  гонения,  зловещих  звезд
отводишь движение. Ты  кружишь мир, зажигаешь солнце,  управляешь вселенной,
пожираешь тартар. Пред тобою ответственны  звезды, благодаря тебе  наступает
чередование времен, радуются небожители, стихии - твои служители. Мановением
твоим  огонь   разгорается,   тучи  сгущаются,   поля   осеменяются,  посевы
подымаются.  Силы  твоей страшатся птицы,  в небе летающие,  звери, в  горах
скитающиеся,  змеи, по земле  ползущие, киты,  в океанах плавающие. И я, для
воздания  похвал тебе - нищий разумом, для жертв благодарственных  -  бедный
имуществом, нет у  меня полноты  слов, чтобы выразить, что я о твоем величии
чувствую.  Ведь тысячи уст  не  хватило бы для  этого  и нескончаемого  ряда
языков, неустанных  в  велеречии; то  единственное,  что в состоянии сделать
неимущий благочестивец,-  то я и сделаю: лик твой небесный и  божественность
святейшую в глубине моего сердца запечатлею на веки вечные".
     Помолившись  таким образом  великой  богине,  я  бросаюсь  на шею жрецу
Митры, ставшему уже моим  отцом, и, покрывая  его поцелуями, прошу прощения,
что не могу отблагодарить его как следует за его благодеяния.
     170. Надпись из Иоса. A. Deissmann, Licht vom  Osten, С. 94 сл.  II-III
в.
     Такой-то посвятил это Исиде, Серапису, Анубису и Гарпократу. Я - Исида,
владычица всякой страны, я воспитана  Гермесом  и вместе с Гермесом изобрела
демотические письмена для того, чтобы  не все писали одинаковыми буквами.  Я
положила законы  людям  и  издала законоположения, которых  никто  не  может
изменить.  Я старшая дочь Кроноса. Я жена и сестра царя Осириса. Я (звезда),
восходящая в созвездии  божественного Пса.  Я  та, которую у женщин называют
богиней.  Мне построен город Бубастис. Я отделила  землю от  неба. Я указала
пути  звездам.  Я  установила  порядок движения  солнца  и луны.  Я изобрела
мореплавание. Я  сделала справедливое сильным. Я свела женщину с мужчиной. Я
предписала женщинам носить плод  до  десятого  месяца.  Я  установила закон,
чтобы родители были любимы детьми. Я наложила  кару на  тех, кто относится к
родителям без любви. Я вместе с братом Осирисом положила конец людоедству. Я
указала  людям  очищения. Я научила почитать изображения богов.  Я  освятила
участки  богов. Я разрушила власть тиранов. Я добилась, чтобы  женщины  были
любимы  мужчинами. Я  сделала  справедливость сильнее  золота  и серебра.  Я
законоположила,  чтобы  истина  считалась  прекрасной.  Я  изобрела  брачные
контракты.  Я указала эллинам и варварам  их  наречия.  Я сделала так, чтобы
прекрасное и постыдное отличались между собой по природе...
     171. "Лукиан, О Сирийской богине
     В  Библе  я  видел великое  святилище  Афродиты Библосской,  в  котором
справляются  оргии  в честь  Адониса.  Афродита  - эллинизированное название
сирийской богини Ма,  которую римляне называли просто Magna Mater -  Великая
Мать.
     Я ознакомился  и с  ними.  Говорят, что  эти оргии  установлены в честь
Адониса, раненного в этой стране вепрем;
     в  память  о  его страданиях  местные  жители ежегодно подвергают  себя
истязаниям,  оплакивают  Адониса  и  справляют  оргии,   а  по  всей  стране
распространяется  великая  печаль.  Затем,  прекратив  удары  и  плач,   они
приносили жертву Адонису, как умершему. На следующий день  они рассказывают,
что он  жив и  удалился  на небо; в  то же время  они бреют себе головы, как
египтяне, когда умирает Апис...
     ...В стране  Библе  есть  еще  и  другое чудо: это -  река, плещущая  с
Ливанских гор в море.  Имя  ее -  Адонис. Каждый  год она меняет  свой цвет,
делаясь кровавой. Впадая в море,  она окрашивает его на далекое пространство
и тем указывает библосцам время  великой печали. Рассказывают, что в эти дни
на Ливане уязвляется Адонис и что его  кровь, стекая в реку, меняет ее цвет.
Отсюда  река и  получила  свое  имя.  Так  думает  большинство. Мне  же один
библосец указал на другую, по  его  мнению, истинную, причину этого явления.
"Чужестранец,-  сказал  он мне,-  река Адонис  протекает  по  Ливану,  почва
которого  имеет  красноватый  оттенок. Свирепые  ветры, поднимающиеся  в эти
самые дни, несут эту землю с большою примесью сурика в реку. Таким  образом,
земля эта, а вовсе не  кровь Адониса,  на  которую указывают,  придает  реке
кровавый цвет"...
     ...Самое  большое  среди них (святилищ) это, мне  кажется, то,  которое
находится в  Гиераполе.  Святилище  это, и  вся  местность вокруг,  наиболее
почитаемо и  священно... Также  и  по  богатству  это  святилище среди  всех
известных  мне занимает  первое место,  так как к нему стекаются  деньги  из
Аравии,  Финикии,  Вавилонии,  Каппадокии.  Приносят  их  также  киликийцы и
ассирийцы...
     ...Пропилеи храма повернуты  на  север, высота их около 30  саженей.  В
этих-то пропилеях и стоят фаллы высотою в 30 саженей,  сооруженные Дионисом.
На один  из этих  фаллов  два раза в год влезает человек  и остается  на его
вершине в течение семи дней... Я думаю, что и этот обряд совершается в честь
Диониса. Мое  мнение подтверждается тем, что при посвящении  фаллов Диониса,
как  известно,  ставят на них  человеческие  фигурки  из дерева;  зачем  это
делается,  я  не могу объяснить, но мне  кажется, что человек,  влезающий на
фалл,  подражает  этим  деревянным человечкам.  Поднявшись  наверх,  человек
спускает вниз длинную  веревку, заранее  припасенную, и  на  ней подтягивает
все, что ему нужно,- дерево, одежды,  орудия.  С  их "помощью  он устраивает
себе  шалаш,  где  и сидит, оставаясь на фалле, в течение  упомянутого числа
дней. Многие приносят ему  золото, серебро, медь, оставляют их неподалеку от
него  и, сказав свое имя,  уходят.  Человек, стоящий  внизу,  сообщает имена
жертвующих верхнему, и тот творит за  каждого молитву. Молясь, он  ударяет в
медный инструмент, издающий громкий и резкий звук.
     172. Филострат, V. Ар.
     С легкой  руки  Гиерокла, написавшего  в  конце 111 в. антихристианское
сочинение, где  он  сопоставляет Аполлония  Тианского  с  Иисусом, создалось
представление об Аполлонии как о сопернике христианства. Между тем для этого
нет основании. Дошедшая до нас биография  Аполлония, написанная в начале III
в.  Филостратом,  составлена в  жанре  Деянии  апостолов,  а  многие  чудеса
Аполлония  напоминают   евангельские   чудеса   и   представляют   очевидное
заимствование.
     Лукиан, по-видимому, считал Аполлония шарлатаном. Во  всяком  случае не
только в Греции, но и  в  арабской  (где он именуется Balinas),  сирийской и
еврейской литературе он слывет как специалист по магии;
     имеются неизученные арабские рукописи приписываемых Аполлонию сочинений
по магии, астрологии, телесматике.
     По  данным  Филострата,  Аполлоний  был идеологом  вымирающих  остатков
восточной  земельной аристократии эпохи эллинизма; нивелирующая сила Римской
империи  лишила  их места в политической жизни  страны,  им  оставалось лишь
проповедовать самоотречение и философский аскетизм и предаваться реакционным
мечтаниям  о  невозвратном былом  величии. А  такова именно  была  проповедь
Аполлония.
     Что  касается личности  Аполлония, то с некоторой достоверностью  можно
сказать, что он вышел из состоятельной семьи, получил обширное  образование,
много  путешествовал,  проповедовал  новопифагорейскую религиозную  мистику,
принимал деятельное участие в политической  жизни, был причастен  к заговору
против Домициана, был близок ко  двору императоров и умер в начале II в. При
жизни  он пользовался почитанием как чудотворец и мудрец, а после смерти ему
воздавали кое-где культ как  герою.  Каракалла  воздвиг  ему  часовню,  а во
многих храмах стояли его статуи.
     Из сочинений Аполлония  сохранился небольшой отрывок (у Евсевия) из его
трактата "О  жертвоприношениях" и несколько писем (большинство приписываемых
ему подложно); следы написанной им биографии Пифагора сохранились у Ямвлиха.
     Основное издание относящихся к Аполлонию  текстов  - Flavii Phiiwstrati
quae supersunt, ed.  Kayser, Turicii, 1844, в  том числе Vita Apoll., Apoll.
Tyanensis  epistolae,  Eusebius  c.  Hieroclem.  Филостратово  жизнеописание
Аполлония в этой книге цитируется сокращенно: "V. Ар.".
     1.11.  ...Но, продолжал Аполлоний,  если  они  (боги) такие всеведущие,
тогда тот,  кто приходит в  храм  и имеет чистую совесть, должен бы молиться
следующим образом:
     "О  боги,  дайте  мне,   что  мне  полагается".  Ибо,   о  жрец,   ведь
благочестивому будет полагаться хорошее, а нечестивому - противоположное.
     I.  17.  Его речь  текла не  дифирамбом и не была украшена поэтическими
изречениями, она  не  была изысканной... Он не  изощрялся в  остроумии и  не
любил пространных  речей.  Никто  не  слыхал,  чтоб  он  иронизировал...  он
изрекал, как оракул: "я знаю", или "мне кажется", или "куда вы клоните", или
"надо знать".  Его изречения  были  кратки и сильны, как адамант, его образы
значительны  и метки, и его слова находили  отклик, как законы, диктуемые  с
высоты трона.
     I. 34. По словам Дамиса он знал, что Аполлоний в полном соответствии со
своим образом мысли, верный своей молитве: "Боги, дайте мне владеть немногим
и ни в чем не испытывать потребности" - не выразит никакого желания.
     IV. 3. (Аполлоний сказал:) "Вы видите, воробьи заботятся друг о друге и
радуются своему обществу,  а мы,  люди,  этого не понимаем. Когда кто-нибудь
ценит  общество других, мы скорее говорим о неумеренности, роскошестве и  т.
п.,  а тех, кому  он  уделяет  от  своего  добра, мы  называем  льстецами  и
блюдолизами".
     IV. 10. Когда Эфес  постигла  чума и ни одно средство не могло победить
эпидемию, они послали к Аполлонию, желая, чтоб он уврачевал их страдания. Он
не стал медлить, но  произнес:  "iomen"  (идем) и оказался  в Эфесе, подобно
Пифагору, который  одновременно  был  в Туриях и  в Мегапонте. Созвав  затем
эфесян, он сказал: "Мужайтесь, сегодня я прогоню  чуму". Затем он  повел всю
молодежь к театру  перед статуей Апотропея (Геракла в роли отвратителя чар).
Здесь  стоял старик с  грязным лицом, одетый в лохмотья,  по всем видимостям
нищий,  ловко  вращавший  глазами; у  него  была сума,  в  ней  кусок хлеба.
Аполлоний  велел  эфесянам  окружить  его  и  крикнул:  "Хватайте  камни  во
множестве  и убейте  врага божьего". Но эфесяне изумились этим словам, и  им
казалось жестоким побить камнями такого жалкого чужестранца,  который взывал
к милосердию и  плакал.  Но Аполлоний их подогревал,  чтобы они наседали  на
него  и не дали ему бежать.  Тогда кое-кто  начал бросать (камни),  и, когда
нищий, который раньше так жалостно смотрел, стал  дико озираться и глаза его
оказались полны страшного огня, эфесяне узнали в нем злого духа и побили его
камнями, так что он оказался погребенным под грудой камней. Через  некоторое
время  Аполлоний велел  убрать  камни,  чтоб  осмотреть убитого. Но человек,
которого, как им казалось, они побили камнями, исчез, а под камнями оказался
пес из породы молосских, величиною со льва, раздавленный и испускающий пену,
как бешеный.
     IV.  31. Его  речи в Олимпии  касались  самых интересных  предметов. Он
говорил  с порога  храма в мудрости, храбрости,  самообладании  и  обо  всех
добродетелях  и  приводил своих слушателей в изумление содержанием и  формой
своей речи.
     IV. 40. "А о чем ты молишься, когда приступаешь к алтарю?" - спросил он
мудреца.    "Я    молюсь,-   ответил   Аполлоний,-    чтобы   господствовала
справедливость,  чтобы не  преступали  законов,  чтобы  философы  оставались
бедными,  другие богатыми, но без фальши".- "А  моля о  столь великих вещах,
рассчитываешь ли ты, что  действительно их  получишь?"  - "Конечно,- ответил
Аполлоний,-  ибо я все суммирую в  одно и, приступаю к алтарю,  я  молюсь: о
боги, дайте мне то, что мне надлежит".
     IV. 45. Одна женщина умерла в день  своей  свадьбы - по крайней мере ее
сочли  мертвой.  Жених  с плачем следовал за  гробом, и Рим горевал вместе с
ним, ибо девица была из знатного дома. Когда Аполлоний встретил погребальное
шествие, он сказал: "Поставьте гроб, я утишу ваши  слезы по поводу девушки".
Так  как он спросил об ее имени,  толпа подумала,  что  он хочет  произнести
обычную  надгробную  речь.  Но  он  коснулся  мертвой,   произнес  несколько
непонятных слов (сравни Мк., 5:41.) и разбудил мнимоумершую, та обрела голос
и вернулась в отцовский дом, как Алкестида, когда Геракл вновь призвал ее  к
жизни.  Филострат,  передавая  это чудо,  пытается найти для  него  разумное
объяснение: девица, дескать,  была не  мертвая,  а лишь мнимо умершая. Здесь
почти  буквальное  совпадение  с  текстом  евангелия  (Мк., 5:35-42).  Когда
родственники захотели сделать ему подарок в 150 000,  он  сказал: "Пусть это
будет приданным для девицы".
     VII. 7. Когда Домициан убил своего родственника Сабина и женился на его
жене Юлии - Юлия была  племянницей Домициана, дочерью Тита,- Эфес праздновал
эту свадьбу. Аполлоний же приступил к алтарю и сказал:
     "О ночь древних  данаид, какой  единственной ты была!"  Намек на миф  о
дочерях Даная,  которые в  брачную  ночь перебили  своих  женихов. Аполлоний
вообще изображается активным противником Домициана и заговорщиком.
     VI.   11.  (Речь   девы-олицетворения   пифагорейской   философии.)   Я
непривлекательна и сулю трудности. Ибо кто присоединится к моему учению, тем
самым отрекается от вкушения  животной пищи, должен забыть  о вине, чтобы не
расплескать сосуда мудрости, который держится лишь в душах, не знающих вина;
ни мягкое  платье не  будет греть его, ни  шерсть,  снятая с  живых существ,
обувь  я  им  разрешаю носить только  из лыка, спать - как попало, а если  я
увижу,  что он  поддается  похоти, то у меня есть бездна,  куда его столкнет
Справедливость - служанка мудрости; я до такой  степени трудна для избравших
меня, что я налагаю  оковы и на  их уста.  Пифагорейцы  не ели мяса, .носили
одежду и обувь только из растительных тканей и налагали иногда  на себя обет
молчания.  Но узнай зато,  что  ты  получишь, если выкажешь себя  стойким  и
верным.  Мудрость и Справедливость  сами  собой тебе  достанутся. Ты  будешь
далек от зависти. Ты никогда не будешь испытывать  страха  перед тиранами, а
для них  ты  будешь страшен,  богам ты с малой жертвой будешь больше угоден,
чем те, кто проливает пред ними  кровь быков.  Если ты сохранишь чистоту,  я
дам  тебе  дар предвидения и  сообщу такую  ясность  твоему  взору,  что  ты
познаешь,  что такое  бог,  что -  человек  и  что  - обманчивая фантазия  в
человеческом образе.
     VII.  26.  Мы,  люди,  в  течение  всего того времени,  которое именуем
жизнью, находимся в темнице, наша душа, прикованная к смертному телу, многое
терпит.
     VII. 40. А когда  заключенные, которых он  несколько  дней  тому  назад
покинул,  снова его  увидели,  они  все обняли его, ибо они уже не надеялись
увидеть  его  вновь. Как дети льнут к отцу,  который ласково и  умеренно  их
увещевает и получает, так все тянулись к Аполлонию и открыто это заявляли. А
у него для каждого находилось внимание и доброе слово.
     VIII. 30.  (Арестованный при храме Диктинны по обвинению в чародействе,
Аполлоний)  в  полночь  освободился  от  оков,  созвал связавших  его, чтобы
показать,  что он  не думает скрываться, и побежал к дверям  храма,  которые
перед ним  широко  распахнулись; когда  же он вошел внутрь, двери закрылись,
как если бы их кто запер, и глас раздался дев поющих: "Гряди с  земли, гряди
на небо, гряди".
     VIII. 31.  Могилы  Аполлония, действительной  или  мнимой,  я  нигде не
нашел,  хотя  и  объездил большую часть  земли.  Повсюду  я  слышал чудесные
сказания, а  в Тианах я видел храм, воздвигнутый ему на средства императора:
сами императоры считали его достойным императорских почестей.
     173а. Сенека, ер. XVII 2 (102), 23 сл.
     Луций  АНней Сенека  (3 г.  до  новой  эры-65  г.  новой  эры) -оратор,
вельможа  и   философ-стоик,  оставивший  довольно   обширное   литературное
наследство,  главным  образом  философско-нравственного характера.  Обширное
образование и огромное богатство позволили ему на досуге развивать философию
"самоотречения, презрения к земным благам", которые были  у него в изобилии.
"Этот стоик,- говорит Энгельс,- проповедовавший  добродетель и  воздержание,
был  первым  интриганом при  дворе  Нерона,  причем  дело не обходилось  без
пресмыкательства;  он  добивался  от  Нерона  подарков  деньгами,  имениями,
садами,  дворцами и,  проповедуя  бедность  евангельского  Лазаря,  сам-то в
действительности  был богачом из той же  притчи. Только когда Нерон собрался
схватить  его  за  горло,  он попросил императора взять у него  обратно  все
подарки, так как,  дескать, с  него  достаточно  его  философии".  Проповедь
смирения  и самоотречения на  земле во имя воздаяния  на небе, затушевывание
земного  неравенства  сказкой  о  равенстве  всех  перед  лицом  бога   была
великолепно усвоена христианскими авторами, которые,  по выражению Энгельса,
бесцеремонно использовали стоическую  философию, и  в  особенности сочинения
Сенеки. Энгельс назвал Сенеку "дядей христианства". Действительно, христиане
считают  Сенеку "своим". Тертуллиан  (De  anima  20)  говорит о  нем  "saepe
noster"  ("часто наш"), а  Иероним его прямо называет  "Seneca noster" ("наш
Сенека").  Лактанций  (Inst.  div., I 5)  поражается  совпадением  философии
Сенеки с  "божественным учением".  В  средние  века  была  сфабрикована даже
апокрифическая переписка между  Сенекой и апостолом Павлом. Но христианство,
использовав стоическую мораль, дало ей новое, фантастическое оформление. Оно
"создало  небо  и  ад,  и  был  найден  выход,  который  вел   страждущих  и
обездоленных из нашей  земной  юдоли в  вечный рай.  И в самом  деле, только
надеждой   на   воздаяние  в   потустороннем  мире   можно   было   возвести
стоикофилоновское  самоотречение  от  мира  и  аскетизм  в  один из основных
этических  принципов  новой  мировой  религии,  способной увлечь  угнетенные
народные массы" (Ф. Энгельс).
     Есть  здесь наиболее  характерные отрывки из стоической морали  Сенеки,
близкой к христианскому учению.
     Эти мгновения смертной жизни лишь прелюдия для  другой, лучшей  и более
долгой  жизни. Подобно тому, как утроба матери хранит нас  девять месяцев  и
подготовляет  нас  не для  себя,  но  для другого  мира, куда  мы появляемся
приспособленные  дышать и жить  свободно,  точно  так  же в промежуток между
младенчеством и старостью  мы созреваем  для  нового  рождения. Нас  ожидает
новое рождение, новое положение  вещей.  Мы можем видеть небо  еще только на
расстоянии; поэтому ожидай  бестрепетно того решительного часа (смерти) - он
будет последним для тела, не для души. Все вещи вокруг тебя рассматривай как
багаж  в  гостинице:  придется  переехать.  Природа   обнажает  входящего  и
выходящего, нельзя  унести больше, чем  ты принес  с собою (в жизнь);  более
того, даже из того, что ты принес в жизнь, многое придется  оставить: с тебя
будет  снят  облекающий  тебя  последний покров  -  кожа;  совлекут  мясо  и
разлитую, циркулирующую по всему  телу кровь, отнимут кости и жилы - опору и
сосуды  для  жидких  и  мягких  частей  тела.  Но  этот  день,  которого  ты
страшишься, как последнего,- день рождения в вечность.
     1736. Сенека, ер. V 6 (47)
     1. От тех, кто у тебя бывает, я с  удовольствием узнал, что ты живешь в
дружбе   со   своими   рабами.  Это   соответствует  твоему  благоразумию  и
образованию. "Они рабы", но они люди; "они рабы", но они твои сожители; "они
рабы", но  они твои  покорные друзья; "они рабы",  но они твои сорабы,  если
поразмыслить,  что судьба может повернуться к тому  и другому. 2.  Я поэтому
смеюсь  над теми, кто считает позором обедать с рабом: что  здесь позорного,
если  не  считать высокомерного  обычая  господ обедать  в  окружении  толпы
стоящих  рабов?  Хозяин  ест  больше, чем  воспринимает;  в  своей  огромной
жадности он нагружает  свой  растянувшийся  желудок. 3.  А несчастным  рабам
нельзя  раскрыть  губы  даже  для  того,  чтобы  что-нибудь  сказать.  Розга
заглушает всякий ропот,  даже за  случайный  кашель, чихание  или рыдание не
освобождают от побоев. Весь  вечер  они стоят  голодные и  безмолвные.  4. В
результате те,  которым в  присутствии господина  не  разрешается  говорить,
злословят о нем. Напротив, те, у которых были беседы не только в присутствии
господина, но и с  ним, которым рта не  зашивали,  готовы  были рисковать за
него головой, отвратить на  себя  угрожающую  ему  опасность:  на пирах  они
(свободно) разговаривали, зато под пыткой молчали, то  есть не показывали на
своего господина.  5. Далее о той же  заносчивости гласит пословица: сколько
рабов,  столько врагов.  Они не враги, мы  делаем их врагами. Я уже не  буду
говорить о жестоком,  бесчеловечном поведении, когда мы обращаемся с ними не
как с людьми, а как со скотом... 10. Подумай, что  тот, кого ты зовешь своим
рабом, родился таким же путем, наслаждается тем же небом, так  же дышит, так
же живет, так же умирает... 11. Сколько раз приходило в голову - а что, если
бы  твой  господин  позволял себе по  отношению к тебе  то  же, что  и  ты в
отношении  своего раба? 12. "Но у меня нет никакого господина",- скажешь ты.
Дай срок  - может  быть,  у тебя еще  будет.  Разве  ты не  знаешь, в  каком
возрасте  попали в рабство Гекуба, Крез, мать Дария,  Платон,  Диоген?.. 15.
"Что же,  не посадить же мне за стол всех рабов?" - так  же,  как  и не всех
свободных... Пусть обедают с тобою  некоторые, достойные этого, а  другие  -
для  того,  чтобы  стать  достойными...  17. "Он  раб"; но,  может  быть, он
свободен духом.  "Он раб"; так что же,  это ему повредит?  А покажи,  кто не
раб. Один служит похоти, другой жадности, третий - честолюбию,  все вместе -
надежде,  все  -  страху. Я  приведу тебе  бывшего  консула, находящегося  в
рабстве у старухи, богача - у служаночки, я назову тебе знатнейших  юношей в
рабстве  у  пантомимов,  а ведь  добровольное  рабство - самый позорный  вид
его... 19. Я поэтому считаю, что  ты поступаешь  вполне  правильно, когда не
хочешь, чтобы рабы тебя боялись, и применяешь словесное воздействие.
     174. Сенека, ad Marc
     X.I...  дети, почести,  богатство,  обширные  залы  и передние, набитые
толпою  клиентов, славное имя,  знатная  или красивая супруга  и все прочее,
зависящее  от неопределенной изменчивой  судьбы,- все это  -  принадлежности
чужие,  наемные;  ничто  не дается в  дар;  сцена  обставляется  бутафорией,
которая  снесена из  разных  мест  и которую  придется  возвратить;  кое-что
придется  отдать в  первый же  день,  иное  - на  второй  день,  очень  мало
сохранится до  конца... 2... мы получаем только право пользования, проценты,
а срок определяет хозяин этого дара, мы должны иметь всегда наготове то, что
нам  дано  на  неопределенный  срок, и по первому требованию  возвратить без
возражений... 4. Быстро ловите радость от детей и в свою очередь дайте детям
насладиться вами, исчерпайте  всякую  радость  без промедления; вам не  дана
отсрочка на эту ночь - нет, я взял слишком большой срок  - на этот час. Надо
торопиться, сзади наседают.
     XXV. 1. Поэтому нечего тебе бегать на могилу сына:
     там лежит самая худшая и самая тягостная для него часть - кости и прах,
части,  принадлежащие ему не  больше, чем платье и другие покровы тела. Весь
он исчез, он ушел, не оставив ничего своего на земле.  Побыв некоторое время
над нами, пока он не очистился и не сбросил с себя приставшие к  нему пороки
и всю мишуру тленного бытия, он  затем вознесся к вышним  и обретается среди
блаженных душ. Он в кругу святых - Сципионов и Катонов.
     175. Сенека, de vita beata XXI
     1. "Почему такой-то занят философией,  а вместе с тем живет так богато?
Почему он говорит, что  надо  презирать  богатство, а владеет  им?  Называет
жизнь презренной и, однако, живет? Говорит, что надо пренебрегать здоровьем,
и,  однако,  тщательнейшим образом его оберегает и желает его в лучшем виде?
Считает,  что  изгнание - звук  пустой,  говорит:  "Что  дурного в том, чтоб
переменить  местожительство",  а  между   тем   старается   по   возможности
состариться  в своем  отечестве?  Он считает, что между  долгой  и  короткой
жизнью нет разницы, однако, если ничто не мешает, он старается продлить свою
жизнь и спокойно насладиться глубокой старостью". Но он говорит, что все это
следует презирать не в том смысле, что этого не надо иметь, но что этим надо
обладать без тревоги;
     он этого не отклоняет от себя, но относится спокойно, если оно  от него
отходит.
     176. Сенека, de clem. I, 4
     2. Этот случай будет гибелен для мира Рима; он приведет к развалу столь
великого народа; народ этот будет свободен от этой опасности, пока он сумеет
нести на себе узду, а  если он по какому-либо случаю  ее порвет или если она
упадет и  он  не позволит вновь ее на  него  наложить,  то  единство и связь
величайшей империи распадется на множество  частей;  конец повиновения будет
концом господства для этого города.
     177а. Сенека, ер. II 6 (18)
     5. Мне до такой степени хочется испытать свою твердость, что по примеру
великих людей  я  тебе  тоже предписываю: выдели несколько  дней, в  течение
которых  будешь  довольствоваться  минимумом  самой  дешевой пищи, грубой  и
неприятной одеждой; ты потом скажешь себе: "Так вот чего я боялся?"...
     ... Терпи это  три, четыре, иногда и несколько дней, но так, чтобы  это
было для  тебя не забавой, а страданием, тогда, поверь  мне,  Луцилий, ты, к
радости  своей, убедишься, что ты можешь насытиться на  гроши, и ты поймешь,
что для спокойствия фортуна не нужна: то, что достаточно  для удовлетворения
необходимого, она дает  даже отвернувшись. 8. Не  воображай, однако, что при
этом совершаешь  что-то  особенное. Ты будешь делать  только то, что  делают
многие  тысячи  рабов,  многие  тысячи бедняков. Смотри на  это с той  точки
зрения,  что ты это делаешь  добровольно, и тебе так же легко  будет терпеть
это постоянно,  как легко тебе дается временный эксперимент... Мы  спокойнее
будем жить в богатстве, если будем знать, как не тяжело быть бедными.
     1776. Сенека, ер. IV 2 (31)
     11.  Что же  это? - душа, притом прямая, добрая, великая. А чем иным ты
ее назовешь, как не богом, пребывающим в  человеческом  теле? Эта душа может
попасть к римскому всаднику, так же как и вольноотпущеннику, как к рабу. Ибо
что  такое римский  всадник, или вольноотпущенник, или раб?  -  пустой звук,
возникший  из тщеславия и  несправедливости.  Подняться на небо  можно и  из
закоулка. Воспрянь только  и "вообрази себя  тоже достойным бога". Вергилий.
Энеида.
     177в. Сенека, ер. IV 12 (41)
     I...  He надо  воздевать руки к небу,  не надо  просить  жреца, чтоб он
допустил нас к уху статуи бога, как будто  нас так лучше услышат: бог близко
от тебя,  с тобою,  он в тебе. 2. Так-то, Люцилий: внутри нас обитает святой
дух, блюститель и страж хорошего  и  дурного в нас. И в зависимости от того,
как мы относимся к нему, так он относится к нам. Никто не может быть хорошим
человеком без бога; может  ли кто-нибудь  подняться  выше судьбы без  помощи
его? Он дает прекрасные, возвышенные советы.
     177г. Сенека, ер. VII 3 (65)
     16...  Это  тело - бремя  души и наказание  для него; она страдает  под
давлением его,  она  находится в оковах, пока не является философия, которая
дает ей свободно вздохнуть в созерцании природы  и возносит  ее от земного к
небесному. В этом ее свобода, в этом ее освобождение;
     в  такие  минуты  душа  ускользает из  темницы, где  она содержится,  и
возносится  к небу... 23. Вселенная состоит из материи и бога. Бог управляет
материей,  которая   облекает   его,   повинуется   ему  как  управителю   и
руководителю.  А  ведь творящее начало, то есть бог, могущественнее  и выше,
чем  управляемая богом  материя. То  место, которое  в мире занимает бог,  в
человеке  занимает душа; а материи  мира соответствует наша  душа; пусть  же
худшее служит лучшему.
     178. Corpus Hermeticum. Cap. I. Hermou Trismegisti Poimandres
     Гермес Трисмегист  ("Трижды  величайший")  - греко-египетское божество,
культ   которого   принял    гностическо-мистические    черты   и    получил
распространение  одновременно с христианством. "Тайное" герметическое учение
(отсюда слово "герметический"  получило  значение "наглухо закрытый")  имеет
последователей среди теософов и шарлатанов еще и в наше время. Герметическая
литература,   несомненно,  оказала   влияние  на   христианскую  литературу:
достаточно сравнить приводимый  отрывок из Corpus  Hermet. с соответствующим
местом  из христианского  "Пастыря" Гермы (э 198), с  учением  Валентиниана,
офитов и других христианских сект.
     Дошедшие  до нас  герметические  тексты  относятся  ко  I!-III  в.,  но
источники их восходят к более древнему периоду.
     Однажды, когда  у  меня явились размышления о сущем  и мысль моя сильно
вознеслась, а телесные  чувства  мои  приостановились,  как  (это бывает)  у
отягощенных сном от насыщения пищей или усталости тела, мне привиделось, что
некто огромный, неопределенных размеров зовет меня по  имени и говорит  мне:
"Что ты хочешь услышать, увидеть и, поразмыслив, изучить и познать?".  2.  Я
говорю:
     "а кто  же ты?" - "Я,- говорит,-  Пэмандр, разум небесный; я знаю, чего
ты хочешь, и я с тобою повсюду".
     3. Я говорю: "Я желаю изучить  сущее, объять мыслью природу всего этого
и познать бога; вот что,- говорю я,- хочу я услышать". Он опять мне говорит:
"Направь свой разум к тому, что ты хочешь узнать, и я тебя научу".
     4.  Сказавши  это, он преобразился видом, и  сейчас  же  все  для  меня
открылось  вдруг,  и я  вижу  беспредельное зрелище;  все стало прекрасным и
мягким  светом;  а через  короткое время  в  части явился идущий  вниз  мрак
ужасный и страшный, криво свернутый, так что уподобился  дракону. Затем тьма
превратилась   в   какое-то  жидкое   естество,  несказанно   волнующееся  и
испускающее  дым, как  от  огня, издающее  какой-то громкий неописуемый шум.
Затем оттуда раздался нечленораздельный крик:
     похоже - голос огня... 6. Пэмандр  мне  говорит:  "Ты поразмыслил,  что
означает это зрелище?" - "я хочу узнать",- сказал я. "Тот свет,- сказал он,-
это я  - Разум, твой бог, бывший до жидкого естества, явившегося из мрака. А
возникший  из Разума светлый Логос -  сын божий".-  "Что  же?"  - говорю  я.
"Узнай  вот что:  видящее и  слушающее  в тебе - Логос господа,  а  Разум  -
отец-бог; они  не  разлучаются друг с другом, и их соединение есть жизнь..."
8.  "Ну, а стихии природы,-  сказал я,-  откуда возникли?" На это он сказал:
"Из  Воли  бога,  которая,  взявши  Логос  и  увидав  прекрасный  мир, стала
подражать ему в сотворении мира через ее Стихии и рождение душ. 9. Разум же,
будучи  обоеполым,  являясь  светом  и жизнью,  зачал  еще  другой  Разум  -
демиурга,  который,  будучи  богом  огня  и  духа,  сотворил  семь  диэкетов
(распорядителей), которые кругами  окружают чувственный мир. А распорядок их
называется  роком"... 12. Отец же  всего  - Разум,- будучи жизнью  и светом,
породил человека, подобного ему: его он возлюбил,  как собственное дитя; ибо
он  был прекрасен, будучи подобием  отца;  в самом  деле  бог  возлюбил свой
собственный образ;
     ему он передал все свои творения...
     27. Сказавши это, Пэмандр смешался у меня  с  силами.  "Сила"  в тексте
понимается в смысле богословском, так же как и христианское богословие знает
"силы",  "престолы"  и  т.  п. Я же,  возблагодарив и  прославив  отца всего
сущего, был отпущен им, укрепленный и наученный относительно природы всего и
величайшего  зрелища. И я начал проповедовать  людям красоту  благочестия  и
познания (гносиса):
     "О люди, мужи  земнородные, предавшиеся опьянению, сну и незнанию бога,
протрезвитесь, перестаньте быть пьяными, очарованные неразумным сном".
     28.  Они  же, услыхав, явились  единодушно.  Я же  говорю:  "Зачем  вы,
земнородные мужи, предаете себя на смерть, имея  возможность получить долю в
бессмертии?  Покайтесь  вы,  шедшие  по  пути  заблуждения  и  общавшиеся  с
незнанием, откажитесь  от мрачного света, примите  долю бессмертия,  оставив
путь  гибели". 29.  И вот некоторые из них,  занятые  пустословием, отстали,
ступив на путь  смерти, другие  же, бросившись к моим ногам, просили  у меня
поучения. Я же, подняв  их, стал путеводителем народа,  обучая их (словами),
как и  каким образом им спастись. Я посеял  среди них слова  мудрости, и они
питались от  воды бессмертной. Когда  же настал вечер  и  свет  солнца начал
совсем  меркнуть, я велел  им возблагодарить бога. Исполнив благодарственную
молитву, они отправились, каждый к своему ложу. 30. Я же, запечатлев в  себе
благодеяние Пэмандра и исполнившись, чего хотел,  возрадовался. Ибо сон тела
стал бодрствованием  души,  слепота глаз  -  зоркостью души, мое  молчание -
чревато добром,  воспарение  логоса - рождением благ. Это случилось со мною,
когда  я  принял  от  Разума,   то  есть  Пэмандра,   слово  небесное.  Став
богодухновенным, я  дошел до круга истины.  Потому я воздаю от  всей души  и
силы хвалу богу-отцу.  31.  "Свят  бог-отец  вселенной;  свят бог,  чья воля
свершается его  собственными силами;  свят ты, словом своим составивший все;
свят ты, чьим  образом явилась природа; свят ты, кого не природа образовала;
свят ты,  который  сильнее  всякой силы; свят  ты,  который  больше  всякого
объема; свят ты, который лучше всяких похвал.  Прими чистые словесные жертвы
от  устремленного  к  тебе   сердца   и  души,  неназываемый,  неизреченный,
призываемый  в  молчании.  32.  Услышь мое желание  не уклониться от знания,
доступного моему существу, укрепи меня  и исполни меня этой благодати, чтобы
я  просветил  пребывающих  в  невежестве  (членов человеческого)  рода, моих
братьев, а  твоих сыновей. Потому верую и  свидетельствую:  я иду к  жизни и
свету. Будь благословен, отец. Твой сын хочет быть святым с тобою, поскольку
ты передал ему всякую власть". "Власть" (exousia)-также гностический термин,
означающий внутреннюю интуицию как следствие гносиса.
     179. Ditt. Or. 716. Александрия. 237-244 гг.
     Гай Юлий  Север,  из 2 траяновского  храброго  Гордиановского  легиона,
воздвиг в честь великого бога Гермеса трижды величайшего.



     "Это  было  время,  когда...  абсолютно  некритическая смесь  грубейших
суеверий  самых  различных  народов  безоговорочно  принималась  на  веру  и
дополнялась  благочестивым  обманом  и  прямым шарлатанством,  время,  когда
первостепенную  роль играли  чудеса,  экстазы,  видения,  заклинания  духов,
прорицания  будущего,  алхимия,  каббала  и  прочая  мистическая  колдовская
чепуха" (Ф. Энгельс).
     180. Pap. Lugd. W.  (Лейденский папирус). С. 17 сл. Dieterich  Abraxas,
S. 195, 4 ff. R. Reitzenstein, Poimandres, S. 15 ff.
     1.  (17.)  Сюда,  ко   мне   (ты,   идущий)  со  всех  четырех  ветров,
всевластитель, вдохнувший  в людей  дух для  жизни,  2.  чье  имя  скрыто  и
неизреченно среди людей и прорицатель произнести не может,  чье имя услыхав,
даже  демоны повергаются, 3. чьими неустанными глазами служат солнце и луна,
сияющие в зрачках людей, 4. у которого небо -  голова, эфир - тело, земля  -
ноги,  окружающая  тебя вода  -  океан.  Ты  -  добрый  демон  (Агатодемон),
созидающий добро и  питающий вселенную.  5. Твое  вечное жилище  воздвигнуто
наверху. 6. Твои благие влияния (эманации) звезд суть демоны, богини  судьбы
и мойры,  которые дают богатство, хорошую  температуру тела, хороших  детей,
удачу,  хорошее   погребение,  ты   же  господствуешь  над  жизнью.  7.  Ты,
царствующий   над   небом   и  землей  и  всеми  живущими  на  них,  8.  чья
справедливость  несокрушима,  чье  славное  имя  воспевают  музы,  ты,  кого
окружают  копьеносцы - восемь стражей,  обладающий  непогрешимой истиной. 9.
Имя твое и дух твой на праведных.
     10. Войди в мой разум и в мои  мысли  на все время моей жизни и исполни
все  желания  моей души. 11. Ибо ты - я, а я - ты; что я скажу, пусть всегда
свершается.  Ибо  я храню твое имя, как  амулет, в сердце своем. 12. И пусть
меня не одолеет ни одна приведенная в движение рука, пусть не противится мне
всякий дух, ни демон, ни дурная  встреча, ни что другое из злых адских (сил)
ради имени твоего,  которое  я ношу в душе. 13. Призываю тебя, явись ты  мне
всемерно  благой  в  благости,  незлобивый,  дав   мне  здоровье,  спасение,
благосостояние, славу, победу, силу, миловидность. 14. Отверни глаза от всех
и всяких вредящих мне, мне же дай милость во всех моих делах.
     181. Лондонский папирус. Pap. Lond. CXXII 1 cл. Kenyon, Or. Pap. I 116
     1. Войди в меня, Гермес, как зародыш в лоно  женщин. 2.  Войди в  меня,
Гермес, собирающий питание богов и  людей. 3. Войди в меня, господин Гермес,
и дай  мне милость, пищу, победу, благоденствие, миловидность, красоту лица,
силу от  всего и всех. 4. Я  знаю твое имя, воссиявшее в небе, я  знаю и все
образы  твои, я знаю, какое  твое растение, я знаю и твое дерево. 5.  Я знаю
тебя, Гермес, кто ты  и откуда ты и какой твой город. 6. Я знаю и варварские
имена твои,  и твое истинное  имя, написанное на священной стене  в храме  в
Гермополисе, откуда ты родом. 7. Я знаю тебя, Гермеса, и ты (знаешь) меня; я
- ты, а ты - я.
     182. Тертуллиан, de idol.
     IX.  Между различными  людскими занятиями нельзя  не заметить некоторых
искусств  или профессий,  благоприятствующих  идолопоклонству. Об астрологах
даже говорить не стоит, но так  как один из них  вздумал оправдывать себя  в
том, что  продолжает заниматься этой профессией, то я намерен  сказать здесь
несколько  слов по этому  поводу. Я не скажу, чтобы  помещать  имена  ложных
богов в  небе, приписывать  им  как  бы всемогущество и отклонять  людей  от
вознесения молитв богу, внушая им веру, будто их судьба неизменно определена
звездами,-  чтобы все  это было равносильно поклонению  ложным  богам.  Но я
утверждаю,  что   астрологи  в  этом  случае  уподобляются  падшим  ангелам,
отошедшим от бога для обольщения рода человеческого...  Астрологи изгнаны из
Римской  империи со всеми своими служителями. Им  воспрещен въезд в Рим и во
всю  Италию,  подобно тому как тем, кто на них  надеется, воспрещен доступ к
небу. Участь этих учителей и их учеников - ссылка.
     Маги и  астрологи пришли к нам с Востока. Нам известно, какое отношение
имеет магия к  астрологии. Правда, звездочеты  первые возвестили  о рождении
Иисуса Христа и первые  принесли ему дары... Но  что ж с  того? Разве  из-за
этого надо благоприятствовать религии магов  и астрологов?  Нет! Ныне всякое
учение  исходит  от  единого Иисуса Христа... Магия  терпима была только  до
появления евангелия, с тем чтобы со времени  рождества Христова никто уже не
дерзал  исчислять дни человеческие по течению  звезд... Что касается другого
рода магии, проявлявшейся в чудесах и боровшейся с могуществом  Моисея, то и
этот род  ее  равным образом  был терпим  богом  до появления евангелия.  Мы
видим,   что  после  того  времени  Симон-волхв,  хотя  уже  обратившийся  в
христианство, оставался, однако, под влиянием своего ложного учения до такой
степени, что  для  увеличения  своей  магической  власти хотел  купить  силу
раздавать дары св. духа посредством возложения рук; но апостолы прокляли его
за  это  и исключили  от  общения  с  верными...  Если  магия  наказуема,  а
астрология  -  ее  разновидность, то вместе  с  видом подлежит  осуждению  и
разновидность.  Так,  со времени  появления евангелия всякого  рода софисты,
астрологи, чародеи, маги, волхователи должны неминуемо быть наказаны...
     XVII.  Посмотрим  теперь,  как  должны  поступать рабы и вольные  люди,
находящиеся в услужении у своих господ,  патронов или сановников,  привыкших
совершать  жертвоприношения. Кто предлагает вино к возлиянию  или произносит
известные  слова, относящиеся  к  обряду,  того,  конечно, следует  признать
служителем  идолов. Не упуская из виду этого  правила, мы  можем в отношении
нашей  службы  начальникам  и царям  подражать примеру  патриархов и  других
верующих, которые часто были министрами и служителями царей-идолопоклонников
(но лишь)  во всем том, что не относилось к идолопоклонству. Но тут подлежит
разрешению другой  вопрос. Спрашивается,  в случае  если бы служитель  божий
принял  на  себя  исполнение какой-либо  общественной должности, может ли он
использовать  милость начальства  или свою  хитрость,  чтобы  уклониться  от
всякого  рода идолопоклонства?  Ответ на это мы находим в поведении Иосифа и
Даниила...  христианин может проходить  путь почестей  и чинов, с тем только
чтобы он не приносил жертв, не содействовал своей властью жертвоприношениям,
не доставлял для  этого животных,  не прилагал  стараний - ни  сам, ни через
других - к поддержанию храмов, не  изыскивал доходов в пользу  их,  не давал
игрищ ни на свой счет, ни на счет казны,  не  председательствовал на них, не
устраивал  пиршеств,  не  произносил клятв,  не выносил приговоров ни на чью
жизнь  или честь-исключая настоящих преступников,  не  судил, не осуждал, не
заключал в оковы и в темницы, не предавал пыткам никого без вины. Ему самому
предоставляется решить, возможно ли все это или невозможно.


     Гонения,  имевшие  организованный  характер  и  направленные специально
против христиан, исторически  засвидетельствованы лишь начиная с III в.  При
этом, как признает даже богослов  Гарнак, сама принадлежность к христианству
не  считалась наказуемой, формальный конфликт с государственной  властью был
возможен  для  христиан лишь  на  почве культа  императора. В  основе культа
мучеников  лежит  богословская спекуляция,  которая при помощи  литературной
фикции  старалась укрепить влияние церкви  на массы. Образцом для мифических
житий   вымышленных   святых  послужили,  между  прочим,   греческие   жития
мучеников-философов и политических деятелей, пострадавших за свои убеждения.
Отдельные преследования христиан проводились местными властями и до массовых
гонений;  многие  мученики  были  реально  существовавшими  христианами,  не
пожелавшими отречься. Такие жития были довольно популярны; знакомство с ними
дает   нам   возможность   понять   происхождение   христианских  житий  как
литературного  жанра. Ниже  мы  приводим  под  э 183  и 184 образчики  таких
языческих житий.
     183. BGU II 511 (col. I и II)+P. Cairo 10. 448 (col. I1I)=W. 14
     Рукопись не ранее  200  г., но описываемый в  ней  процесс относится  к
середине  I  в.  В  сильно  попорченном  столбце I описывается  первый  день
процесса по поводу возбужденной александрийской делегацией в составе Исидора
и Лампона  жалобы против царя Агриппы.  Император Клавдий назначает слушание
дела на следующий день.
     СтП.  На второй  день,  6  пахона,  Клавдий  Цезарь  Август выслушивает
(Исидора), гимнасиарха  города Александрии, против царя Агриппы в Лукулловых
садах  в  соприсутствии  двадцати  четырех  (трех?)  сенаторов, в том  числе
шестнадцати консуларов, в присутствии императрицы с матронами. (Когда ввели)
Исидора,  Исидор  сказал:  "Прежде всего  прошу  тебя, господин мой  Цезарь,
припадая  к твоим стопам, благосклонно выслушать мои злоключения". Император
сказал:
     "Я  уделяю тебе этот день". С  этим  согласились и все заседавшие с ним
сенаторы,  хорошо  понимая,  каково... (Дальнейшее  сильно  испорчено. Можно
догадаться, что  Клавдий  упрекает  делегатов в склоках против императорских
ставленников, обвинители превратились в обвиняемых и понимают, что их участь
предрешена).
     Ст. III.  ...Лампон  Исидору: ..."я увидел смерть"...  Клавдий  Цезарь:
"Многих   моих  друзей   ты  убил,  Исидор".   Исидор:  "Я  слушался   царя,
повелевавшего тогда. И для тебя могу обвинить, кого хочешь". Клавдий Цезарь:
"Несомненно,  ты  (отродье)  музыкантши".  Исидор:  "Я   не  раб  и  не  сын
музыкантши,  а  гимнасиарх  славного  города  Александрии. А  ты от  Саломеи
иудейки... кидыш..." Сказал  Лампон Исидору: "Что  нам остается,  как  не...
сумасшедшему царю?" Клавдий Цезарь: "Сим я изрек смертный приговор Исидору и
Лампону".
     184. Р. Оху. I 33= W. 20. Конец 11 в.
     Этот  папирус также  представляет  собой "языческое  житие мученика", в
основе которого лежит, по-видимому, исторический факт. В данном случае суд и
расправу чинит император Коммод. Приводим только  выдержку из  столбцов II и
III.
     Император снова его позвал. Император сказал: "Не  знаешь ли теперь,  с
кем ты говоришь?" Аппиан: "Знаю:
     (я) Аппиан (говорю с тобою), с тираном". Император:
     "Нет,  с царем".  Аппиан:  "Не говори этого,  твоему божественному отцу
Антонину действительно подобало быть императором. Во-первых, слышишь, он был
философом, во-вторых, несребролюбивым, в-третьих, любящим добро.
     Тебе    же    свойственны    противоположные    (черты)   -    тирания,
безнравственность, невежество". Цезарь велел его повести (на казнь). Аппиан,
когда его уводили, сказал:
     "Окажи  мне еще  эту  милость,  господин Цезарь".  Император:  "Какую?"
Аппиан:  "Прикажи,  чтобы  меня повели  во  всем  моем  блеске".  Император:
"Согласен". Аппиан взял повязку, надел  ее на голову и, надев на ноги  белые
сандалии, закричал  посреди Рима:  "Сбегайтесь,  римляне, и  посмотрите, как
ведут на казнь одного от века гимнасиарха и посланника александрийцев"...
     185. BGU 1 287=W. 124
     Во   время   гонений   в   III   в.   специальные  комиссии   проверяли
благонадежность граждан, требуя принесения  жертвы  богам. Принесший  жертву
подавал в комиссию  заявление, которое  члены комиссии  удостоверяли  своими
подписями. Что  здесь дело шло не столько о  религиозном гонении на христиан
или  иудеев,  сколько   именно  о   проверке  политической  благонадежности,
доказывается тем обстоятельством, что такие удостоверения (libelli) получали
и нехристиане, в частности  мы  приводим  libel  lus,  выданный  жрице  бога
Петесуха.
     Выборным по жертвоприношениям села Александру Незос  от Аврелия Диогена
Сатабута из села Александру Незос 72 лет, дом у подножия холма справа. Я всю
свою жизнь приносил жертвы богам и теперь в вашем присутствии принес  жертву
согласно предписанию и  совершил возлияние  и вкусил от  жертвенного мяса  и
прошу  вас  засвидетельствовать. Будьте счастливы. Подписал Аврелий  Диоген.
(Другой  рукой:) Я,  Аврелий  Сир, видел,  как  ты  приносил жертвы вместе с
(сыном). (Третьей  рукой)...  он... (Первой  рукой)  В первый год императора
цезаря Гая Мессия  Квинта Траяна Деция  благочестивого, счастливого Августа.
Эпиф 2 (26 июня 250 года).
     186. W. 125. Арсиноя. 250 г.
     433.  Папирус,  по-видимому,  представляет  собою  лист,  вырванный  из
официальной  книги, куда  заносились  такие акты  за  определенным  номером.
Выборным   по  жертвоприношениям  от  Аврелии...  жрицы  Петесуха  великого,
великого, вечно живого,  и  богов, в квартале  Моерис...  я  всю свою  жизнь
приносила  жертвы богам  и теперь  согласно распоряжению в вашем присутствии
принесла жертву, совершила возлияние и  вкусила от жертвенного мяса  и прошу
засвидетельствовать. (На этом папирус обрывается.)
     187. Тацит, Annales, II, 85
     Шла  также  речь  об  изгнании  египетского  и  иудейского  культов,  и
состоялось сенатское постановление  (19  год)  о  том, чтобы зараженных этим
суеверием четыре  тысячи вольноотпущенников, которые имеют  для  того годный
возраст, отвезти на остров Сардинию для усмирения тамошних разбойников и что
невелика будет потеря, если  они там погибнут от тяжелого климата; остальные
же должны уйти из Италии, если до известного дня не оставят своих нечестивых
обрядов.
     188. Тацит, Annales, XV, 44
     Приводимый  ниже  отрывок  из  Тацита  представляет  собою,  по  общему
признанию  большинства  историков,   филологов  и  даже  многих  богословов,
благочестивую  христианскую  фальсификацию, имеющую  целью освятить  ореолом
старины  легенду о  мучениках. Аргументы против  подлинности  этого  отрывка
общеизвестны, их можно найти хотя бы у Древса.
     ...   Но   ни   человеческой  помощью,   ни  щедротами   принцепса,  ни
умилостивлениями богов не устранялся позорный слух, что пожар (речь  идет  о
пожаре Рима в 64  году) был делом приказания. Поэтому, чтобы уничтожить этот
слух, Нерон подставил  виновных  и  применил  самые  изысканные  наказания к
ненавистным за  их мерзости  людям, которых  в народе  называли христианами.
Человек,  от которого они получили свое название,- Христос - был в правление
Тиберия казнен прокуратором Понтием Пилатом, и подавленное на время пагубное
суеверие вырвалось снова наружу и распространилось не  только  по Иудее, где
это зло  получило начало, но и по Риму,  куда стекаются со всех сторон и где
широко прилагаются к делу все гнусности и  бесстыдства. Таким  образом, были
сначала  схвачены те, которые  себя признавали (христианами),  затем  по  их
указанию  огромное  множество  других,  и  они  были уличены  не  столько  в
преступлении, касающемся пожара, сколько в ненависти к человеческому роду. К
казни  их были  присоединены  издевательства:  их  покрывали  шкурами  диких
зверей, чтобы  они  погибали от  растерзания собаками,  или пригвождали их к
кресту, или  жгли на огне,  а также, когда оканчивался  день, их сжигали для
ночного  освещения. Нерон предложил для этого зрелища свой парк и давал игры
в  цирке,  где  он  смешивался  с  плебсом  в  одеянии  возницы  или  правил
колесницей.  Поэтому, хотя христиане  и  были люди виновные  и заслуживающие
крайних наказаний, к  ним рождалось сожаление, так как они  истреблялись  не
для общественной пользы, а ради жестокости одного человека.
     189. Тертуллиан, ad Scapulam
     Гл.  II. Мы  поклоняемся  единому богу... Относительно других  существ,
которых вы  именуете  богами,  мы знаем, что  они не  что  иное, как демоны.
Однако право  - естественное и  публичное - требует, чтобы каждый поклонялся
тому, кому хочет...  Обвиняют нас также в том, что мы не имеем достодолжного
почтения к императорам; но между нами никогда вы не встречали ни Кассиев, ни
Альбианов,  ни Нигрианов, то есть  цареубийц.  Те  самые,  которые  накануне
клялись  гением  цезаря, приносили  жертвы  и давали  обеды  за благополучие
императоров  и   часто  осуждали  христиан,  оказались  врагами  императора.
Христианин никому  не враг,  а  тем  менее  императору,  зная, что  бог  его
поставил императором и что  его надо любить, уважать, что надо оказывать ему
почести, молиться о здравии его и  о  благополучии  государства, доколе  мир
стоит. Стало быть,  мы почитаем императора  столько,  сколько  нам дозволено
почитать его, и в той  мере, в какой он сам этого должен желать. Мы признаем
его  за человека, который хранит данную ему от бога  в удел  власть, который
поставлен  богом  и  который ниже одного только  бога.  Император,  конечно,
одобрит подобных  почитателей, потому что мы, ставя  его  ниже  только бога,
признаем его выше всех людей и даже выше всех ваших богов, которые состоят в
его  власти.  Мы  также  приносим жертвы  за  благоденствие  императора,  но
приносим  их единому нашему и его богу, а жертвы эти - молитвы, предписанные
нам  богом... Мы составляем большую часть империи, а между  тем мы настолько
тихи и выдержанны, что вы знаете нас только как одиночных частных лиц...
     Гл. III. Когда судьей был  Гиларион,  (народ) по поводу  отвода площади
(area) под наши кладбища кричал: "Не отводить земли!" И вот земля  оказалась
не  их:  они не  собрали жатвы. Здесь игра  слов:  area означает "площадь" и
землю под посевом.  За то,  что  язычники не хотели предоставить  христианам
area для кладбища, бог их наказал неурожаем.
     Гл.  IV. Мы не думаем тебя пугать, потому что и сами тебя не боимся, но
мы хотим, чтобы  весь мир был спасен. Советуем  тебе не бороться  с богом...
Сколько, впрочем, строгих правителей пыталось  изменить этого рода  судебные
процессы! Например, Цинций Север, который  сам преподал  Тистру правила, как
христиане должны отвечать  (на допросе),  чтобы их оправдали. Или, например,
Веспроний   Кандид,   который   считал   достаточным   признавать   христиан
нарушителями порядка и  довольствовался тем, что присуждал  их к  публичному
извинению  перед  согражданами.  Или,  например,  Аспер,  который,  поступив
несколько  жестоко  при первоначальном  допросе  одного  христианина, тотчас
отпустил его,  не принуждая его принести жертву богам; предварительно  же он
сказал адвокатам  и  заседателям,  что  ему чрезвычайно неприятно  разбирать
подобного рода дела. Или, например, Пудент, который искусным образом включил
в обвинительный  акт  одного привезенного к  нему  христианина  обвинение  в
вымогательстве, а так как  свидетелей которые бы уличили в этом обвиняемого,
не нашлось, то он объявил, что дело ввиду этого слушанием продолжать нельзя.
Эти факты могут  вразумить тебя, в  каком  духе тебе надлежит действовать...
Север, знавший многих патрициев и знатных дам, принадлежавших к нашей секте,
не  только   не  преследовал  их,  но  всячески  покровительствовал  и  умел
противостоять свирепости  народа, вооруженного против нас.  Во  время похода
Марка Аврелия  в  Германию христианские  воины молитвами своими  испросили с
неба обильный дождь, когда армия крайне нуждалась в воде...
     Гл. V...  Когда  Аррий  Антоний  преследовал  христиан  в Азии,  то все
христиане его провинции, собравшись вместе,  явились перед  его судилище. Он
некоторых  посадил  в  темницу,  а  другим сказал:  "Трусы, если  вы  хотите
умереть, то  разве  нет достаточно веревок и  пропастей?"  ...Какие  мучения
претерпит  Карфаген... когда воинам твоим придется отсекать головы  не  кому
иному,  как  друзьям  или  родным   своим,  когда   они  найдут  между  ними
(христианами) римских патрициев и знатных матрон, столь  же благородных, как
ты сам, и, может быть, твоих собственных ближайших родственников и искренних
друзей? Итак, воздержись ради себя самого, если не ради нас; ради Карфагена,
если не ради себя.


     190. М. Минуций Феликс, "Октавий"
     Апологетическое  сочинение   Минуция  Феликса   написано,   по  образцу
цицероновского трактата "О природе богов", в виде диалога между автором, его
другом христианином Октавием  и язычником Цецилием. Если допустить вместе  с
Десса,  что  этот Цецилии  тождествен  с упоминаемым  в надписях из Цирты  в
Африке,  относящихся к  200-217 гг.,  Caecilius  Natalis,  то диалог Минуция
Феликса написан в первой четверти III, в. Установить, заимствовал ли Минуций
Феликс  свою  аргументацию   у  Тертуллиана,   или  наоборот  -   Тертуллиан
использовал  "Октавия"  для  своего  "Apologeticus",-  не  удается.  Поэтому
датировка  диалога  "Октавий" остается невыясненной,  и  возможно,  что  его
следует  отнести к концу II в.  Во всяком случае, не подлежит сомнению,  что
речь Цецилия,  как об  этом  прямо сказано  в  тексте книги  (гл. 9  и  31),
излагает антихристианское сочинение  ритора и юриста М.  Корнелия  Фронтона,
бывшего консулом  в 143 г.  Среди  дошедших  до  нас  неполностью  сочинений
Фронтона  его  речь  против  христиан  не  сохранилась.  Но  это  древнейшее
сочинение,  направленное  против  христиан  (Фронтон  умер  около  179  г.),
по-видимому,  в  основном  изложено   Цецилием.  Помимо   обычных  обвинений
политического  и   уголовного  характера,  Цецилий-Фронтон  дает  и  критику
некоторых  христианских  догматов  -  притом  критику,  не  потерявшую  свою
убедительность и до сих пор.
     Интересна квалификация христианства как выражения бессилия.
     Но Цецилий-Фронтон отнюдь не атеист, он критикует христианство с  точки
зрения приверженца официальной римской религии.
     Надо полагать, Минуций Феликс в качестве апологета  выдвинул на  первый
план  наиболее уязвимые  места речи Фронтона - рассказы по слухам о  всякого
рода  гнусностях,  которые  якобы творились христианами, и  меньше  внимания
уделил его  более солидным аргументам. Но, во  всяком случае,  речь  Цецилия
позволяет  судить   о  том,  какое   представление  о   христианах   было  у
просвещенного римлянина середины II в.
     Из речи Цецилия мы опускаем его апологию римской религии.
     Гл8.  Итак,  хотя природа и происхождение  богов неизвестны нам, однако
все  народы согласно и  твердо уверены в их существовании, так что я не могу
выносить такой дерзости,  нечестивого безрассудства тех людей, которые стали
бы  отвергать  или  разрушать  религию,  столь  древнюю,  столь  полезную  и
спасительную.  Пусть Федор Киренский  или  живший  до него Диагор Мелийский,
которому древность  дала прозвище "безбожника", не  признавая никаких богов,
пытались  разрушить всякое  благоговение, всякий  страх, на котором зиждется
человеческое общество; однако те философские системы,  которые следуют этому
нечестивому  учению,  никогда  не  будут пользоваться  славой  и  уважением.
Протагор из Абдеры, скорее дерзко, чем  неистово, рассуждавший о  богах, был
афинянами изгнан из их пределов, а  сочинения его были ими  публично преданы
сожжению. И не должно ли  глубоко сожалеть - я надеюсь, что вы позволите мне
в  порыве  негодования  говорить с большей откровенностью,-  не  следует  ли
сожалеть  о том, что дерзко восстают против богов люди  жалкой, запрещенной,
презренной секты, которые набирают в свое нечестивое общество последователей
из  самой  грязи  народной,   из  легковерных   женщин,   заблуждающихся  по
легкомыслию  своего  пола,  люди,  которые  в  ночных  собраниях  со  своими
торжественными постами  и бесчеловечными яствами  сходятся  не для священных
обрядов, но для мерзостей. Это  - люди скрывающиеся, избегающие света, немые
в обществе,  говорливые в своих  убежищах.  Они презирают храмы как гробницы
богов, отвергают  богов, насмехаются над священными обрядами, милосердствуют
о  бедных, если  возможно;  сами полунагие,  они  пренебрегают  почестями  и
багряницами   жрецов.  Удивительная  глупость,   невероятная  дерзость!  Они
презирают мучения, которые  у  них  пред  глазами, и боятся  неизвестного  и
будущего.  Они  не страшатся  смерти,  но боятся  умереть после  смерти. Так
обольщает  их обманчивая  надежда на воскресение и  заглушает  в них  всякий
страх.
     Гл.  9.  Так  как нечестие  разливается  скорее при  помощи  все  более
усиливающегося с каждым днем развращения нравов, то  ужасные святилища этого
нечестивого общества умножаются и наполняются по всему миру. Надо его совсем
искоренить, уничтожить. Эти люди узнают друг друга по особым тайным знакам и
питают друг к другу любовь, не будучи даже между собою знакомы; везде  между
ними создается какая-то  как бы любовная связь, они  называют друг друга без
разбора  братьями  и  сестрами,  так  что   обыкновенное  любодеяние   через
посредство священного имени становится кровосмешением: так хвалится пороками
их  пустое  и бессмысленное суеверие. Если  бы не было  в  этом  правды,  то
проницательная  молва  не  приписывала  бы  им  столь  многих отвратительных
злодеяний. Говорят, что они,  не знаю по какому нелепому убеждению, почитают
голову  самого  низкого  животного  -  голову осла:  религия, достойная  тех
нравов, из которых она произошла.
     Другие  говорят,  что   эти   люди  почитают   половые   органы  самого
предстоятеля  и  жреца  и благоговеют пред ним как  бы  перед действительным
своим  родителем. Не знаю - может быть, все это ложно,  но подозрение  очень
оправдывается  их тайными ночными богослужениями.  Говорят  также,  что  они
почитают  человека,  наказанного   за   злодеяние   страшным  наказанием,  и
бесславное древо креста;  они, значит,  имеют  алтари, приличные  злодеям  и
разбойникам,  и почитают то, чего они заслуживают. То, что говорят об обряде
приема новых членов в их общество, известно всем и не менее ужасно. Говорят,
что  посвящаемому  в  их  общество  предлагается  младенец,  который,  чтобы
обмануть неосторожных,  покрыт мукой, и  тот, обманутый видом  муки, получив
предложение  сделать  невинные будто удары, наносит глубокие  раны,  которые
умерщвляют младенца, и тогда - о нечестие! - присутствующие с жадностью пьют
его кровь  и разделяют  между собой его члены. Вот какою жертвою скрепляется
их союз друг с  другом, и сознание такого злодеяния обязывает их к взаимному
молчанию. А их вечера известны; об этом говорят все, об этом свидетельствует
речь нашего Циртинского оратора  (Фронтона). В день солнца (воскресенье) они
собираются для совместной  трапезы со всеми детьми,  сестрами, матерями, без
различия пола и возраста. Когда после  различных яств пир  разгорится и вино
воспламенит в них жар любострастия, то собаке,  предварительно привязанной к
светильнику,  бросают кусок  мяса на  расстояние большее, чем длина веревки,
которой она привязана; собака,  рванувшись и сделав прыжок, роняет  и  гасит
светильник:  в   бесстыдной  темноте  они  предаются  без  разбора  объятиям
отвратительной  похоти. Таким  образом,  все они если  не фактически,  то по
совести становятся кровосмесителями, потому что все участвуют желанием своим
в том, что может случиться в действии того или иного.
     Гл. 10. О  многом я умалчиваю; ведь и сказанного уже вполне достаточно;
а  истинность всего  или  по крайней мере большей  части  этого доказывается
самой таинственностью этой развратной религии. В самом деле, для чего же они
всячески стараются скрывать и делать тайной для других то, что они почитают,
когда  похвальные дела  совершаются обыкновенно открыто и скрываются  только
дела преступные? Почему  они не имеют  никаких храмов, никаких жертвенников,
ни общепринятых изображений? Почему они не  осмеливаются  открыто говорить и
свободно устраивать свои собрания, если не потому, что то, что они  почитают
и так  тщательно скрывают, достойно наказания или постыдно? Да и откуда, что
такое и где этот бог, единый, одинокий, пустынный, которого не знает ни один
свободный   народ,  ни  одно  государство  или,  по  крайней  мере,  римская
набожность? Только один несчастный  народ иудейский почитал единого бога, но
и то открыто,- имея храмы, жертвенники, священные обряды и жертвоприношения;
впрочем, и этот бог не имел никакой силы и могущества, так что был вместе со
своим   народом   покорен  римлянами.  А  какие  диковины,  какие  нелепости
выдумывают  христиане!  Они говорят,  что их бог, которого они не  могут  ни
видеть, ни другим показать, тщательно следит за  нравами всех людей, делами,
словами и  даже тайными  помышлениями  каждого  человека,  всюду проникает и
везде  присутствует.   Таким  образом,  они   представляют   его   постоянно
беспокойным,  озабоченным и  бесстыдно  любопытным,  ибо он присутствует при
всяких делах, находится во всяких местах. Таким образом, занятый всем миром,
он не может обнимать его частей, или же, развлеченный его частями,- обращать
внимание на целое. Но это еще не все: христиане угрожают земле и всему  миру
с  его  светилами сожжением,  предсказывают его  гибель,  как  будто  вечный
порядок природы, установленный божескими законами, может прекратиться, связь
всех  элементов  и состав неба  - разрушиться  и громадный мир,  так  крепко
сплоченный,- ниспровергнуться.
     Гл. 11.  Не довольствуясь этим нелепым мнением, они прибавляют и другие
бабьи сказки: говорят, что после смерти опять возродятся к жизни из  пепла и
праха, и  с непонятной уверенностью принимают эту  ложь; подумаешь, что  они
уже  в  самом деле воскресли.  Двойное зло, двойное безумие! Небу и звездам,
которые  мы  оставляем в таком  же виде,  в каком  их  нашли, они предвещают
уничтожение,  а  себе,  людям умершим,  разложившимся, которые  рождаются  и
умирают, они обещают вечное существование. По этой-то причине  они гнушаются
костров для сожигания мертвых и осуждают такой обычай погребения. Как будто,
если тело  не предано огню, оно через несколько  лет  не разложится в  земле
само собой, и не все ли равно, звери ли разорвут тело или море поглотит его,
в земле ли сгниет оно или сделается жертвой огня? Всякое погребение для тел,
если они  чувствуют,  есть мучение, а если не  чувствуют, то самая  скорость
истребления их полезна.  Вследствие такого заблуждения  они себе  самим, как
хорошим, обещают  блаженную  и вечную  жизнь  после  смерти, а  прочим,  как
нечестивым, вечное мучение.
     Многое мог  бы я  прибавить  к этому,  если бы  не спешил окончить свою
речь. Нечестивцы они сами - об этом я уже говорил и больше не стану. Но если
бы даже  я  признал  их праведниками,  то, по  мнению большинства,  человека
делает  добрым или порочным судьба, а в этом  и  вы согласитесь со мной. Ибо
действия человеческие,  которые другие  относят  к  судьбе, вы  приписываете
богу. Но последователями вашего учения делаются не все люди произвольно,  но
только избранные богом; следовательно,  вы  делаете из  бога несправедливого
судью, который наказывает в людях дело жребия, а не воли.
     Однако я хотел  бы знать,  без тела или  с  телом и с каким - новым или
прежним - воскреснет каждый из вас. Без тела? Но без него, насколько я знаю,
нет ни ума, ни души, ни  жизни. С прежним телом? Но  оно давно разрушилось в
земле.  С  новым  телом?  В  таком  случае  рождается новый  человек,  а  не
восстанавливается  прежний.  Но  вот  уже  прошло столько времени,  протекли
бесчисленные века, а ни один из умерших не  возвратился из преисподней, даже
- подобно  Протезилаю  - хотя бы на несколько часов,  только для того, чтобы
дать нам  убедительный  пример воскресения. Все это не что иное, как вымыслы
расстроенного ума,  нелепые  мечты, облеченные лживыми поэтами в  прелестные
стихи, а вы, легковерные, не постыдились приписать их вашему богу.
     Гл.  12.  Вы  не  пользуетесь  опытом  настоящего,  чтобы  убедиться  в
обманчивости своих напрасных надежд; подумайте, несчастные, пока еще живете,
о том, что  может ожидать  вас  после смерти. Большая  часть  из вас, притом
лучшая,  как вы  говорите,  терпит  бедность, страдает  от голода  и холода,
обременена тяжелым трудом, и вот бог допускает это или будто не замечает. Он
не хочет или же  не может вам помочь;  значит, он  слаб или несправедлив. Не
чувствуешь  ли ты, мечтающий о будущей жизни после смерти, своего положения,
когда  тебя угнетают бедствия, жжет лихорадка, терзает какая-либо скорбь? Не
чувствуешь ли тогда  своей бренности? Несчастный, все обличает тебя невольно
в  твоей  слабости, а ты  не  признаешься.  Но перестанем говорить об  общих
бедствиях. Вот  перед вами угрозы, пытки, казни и кресты, приготовленные уже
не для того, чтобы вы им поклонялись, я для вашего распятия, огни, о которых
вы  пророчите и  которых вместе с тем боитесь: где  же тот  бог, который  не
оказывает помощи  живым,  а помогает умершим возвратиться к жизни?  И не без
вашего  ли бога  римляне достигли власти  и господства над  всем миром и над
вами самими? Вы  же  между  прочим,  удрученные  работами  и  беспокойством,
чуждаетесь  даже  благопристойных  удовольствий,  не  посещаете  зрелищ,  не
присутствуете на праздниках  наших, не участвуете в общественных пиршествах,
гнушаетесь  священных игр,  жертвенных яств  и  вина. Вы, значит, отвергаете
наших богов и вместе с тем боитесь  их. Вы не украшаете своих голов цветами,
не  умащаете  тела  благовониями  -  вы  бережете  умащения  для  погребения
мертвых,-  вы  даже   не  украшаете  венками  гробниц  -  всегда  бледные  и
запуганные, достойные, впрочем, жалости  со стороны наших богов. Несчастные,
вы  и здесь не живете и там не  воскреснете.  Но, если в вас есть хоть капля
здорового смысла  и благоразумия, перестаньте  исследовать  тайны  и  законы
вселенной,  оставьте  небесные  сферы.  Довольно  для  вас,   людей  грубых,
невежественных, необразованных, и того, что находится под вашими ногами; кто
не  имеет надобности понимать земное, тому  тем более не должно  исследовать
божеское.
     191. Лукиан, О кончине Перегрина
     В греческом лексиконе Х в. Свиды мы под словом "Лукиан" читаем:
     "Лукиан Самосатский,  прозванный  богохульником, или "злословцем",  так
как в его диалогах содержится  насмешка и над божественным.  Он родился  при
цезаре Траяне или позже. Вначале был адвокатом в  Антиохии в Сирии. Потерпев
неудачу в этом, он  обратился  к  писательству,  и  написано им бесчисленное
множество. Говорят, что  он умер,  растерзанный  собаками,  за то, что  лаял
против истины. В самом деле, в "Житии Перегрина" он нападает на христианство
и  богохульствует, нечестивец, против самого  Христа. За свой лай он получил
достойное  наказание  в этом  мире, а  в будущем он  получит у сатаны в удел
вечный огонь".
     Такая репутация богохульника, конечно, побуждала средневековых  монахов
и современных богословов и благочестивых  филологов держать по возможности в
тени этого остроумнейшего, наблюдательного,  широко образованного  писателя.
Да и древние языческие  писатели избегают упоминаний  о Лукиане, чей  острый
язык  не щадил ни  богов, ни земных авторитетов. И, если  бы  Лукиан сам  не
позаботился  о  том, чтобы  дать о себе  в  своих сочинениях  биографические
сведения, о  его личности ничего бы не было известно. Насколько можно судить
по  собственным высказываниям Лукиана, он жил приблизительно в  125-200 гг.,
много скитался  на  своем  веку,  переменил  много  профессий -  каменотеса,
ритора,  адвоката,  писателя, учителя  -  и к концу  жизни добился более или
менее спокойного места председателя суда.
     Из  сохранившихся  под  его именем  более  80 произведений многие  явно
подложны, другие сомнительны. Но те диалоги  средней поры его жизни, которые
бесспорно    принадлежат    его    перу,    представляют,    кроме    своего
историко-литературного  интереса,   большую  ценность  для   понимания  того
умственного  разброда  и  оскудения  мысли,  которые  характерны  для  эпохи
разложения римского рабовладельческого общества.
     Лукиан не принадлежал к какой-либо философской  школе. В "Гермотиме" он
формулирует свою житейскую  философию: "Быть трезвым и ничему не верить"; но
и философская школа скептиков в такой же мере  предмет  его насмешек,  как и
ненавистные  ему  циники.  Он  развенчивает  богов,   высмеивает  философов,
разоблачает шарлатанов,  издевается  над легковерием,  суеверием, жадностью,
скопидомством.  Он  не щадит  в  своей сатире  и  таких философов, к которым
относится с  уважением,- Эпикура, Демокрита,  Пифагора и  других.  В диалоге
"Vitarum auctio"  он  выводит на продажу  с аукциона руководителей различных
философских школ,  причем  Сократ идет за  2  таланта, Пифагор - за  10 мин,
Диоген - за гроши (2 обола), а Демокрита и даром не берут.
     Лукиан - прекрасный источник для знакомства с религиозными настроениями
второй  половины II в. Но он представляет для нас еще и специальный интерес,
так  как дает красочную картину христианской жизни в своем диалоге "О смерти
Перегрина".
     ...Жизнеописание  Перегрина  Протея, пройдохи, уголовного  преступника,
затем философа, циника, христианского проповедника, странствующего пророка и
аскета,  тем  более  для  нас интересно,  что Протей,  по-видимому, личность
историческая: во всяком случае,  о нем упоминают Татиан (речь против эллинов
25), Тертуллиан (ad mart. 4), Филострат (Vta Soph. 69, Kayser), Геллий (Noc.
Att. 8, 3; 12, 11) и другие, притом независимо от Лукиана; Татиан, например,
упоминает о нем как об образце  аскета; Геллий называет  его "мужем важным и
стойким". Таким образом, нарисованный Лукианом портрет хоть и шаржирован, но
близок к оригиналу.
     Другой раз  Лукиан упоминает о христианах как о злейших врагах - наряду
с эпикурейцами - шарлатана пророка Александра. Лукиан  хорошо знает среду, в
которой подвизались "Перегрины"; в своих скитаниях он непосредственно с этой
средой  сталкивается,  его  свидетельство  поэтому  ценнее  более  подробных
сообщений Цельса или Фронтона, которые вряд ли общались с  массой христиан и
черпали материал главным образом из литературных источников. Памфлет Лукиана
"О кончине Перегрина" полностью включен А.  Б. Рановичем в работу  "Античные
критики христианства".
     192. Тертуллиан, Apol. XVI
     ...Недавно в здешнем городе представлен был бог наш в новом виде. Некто
из  нанимающихся бороться со зверями выставил картину со следующей надписью:
"Бог христиан, ублюдок ослиный". На ней он был изображен с ослиными ушами, с
копытом на одной ноге, с книгой в руке и с тогой на плечах.  Нельзя было  не
посмеяться такой выдумке.
     193. Eus., с. Hierocl. II
     Наместник  Вифинии  при Диоклетиане  Гиерокл  написал  антихристианское
сочинение,  которое  он  озаглавил  в подражание Цельсу  "Philaletes  logos"
("Правдолюбивое  слово").  Книга  Гиерокла не сохранилась, но до  нас  дошло
написанное  Евсевием опровержение  Гиерокла  под длинным заглавием  "Евсевий
Памфила  против   книги  Филострата   об   Аполлонии   Тианском,  вследствие
предпринятого Гиероклом сопоставления его (Аполлония) с  Христом". Как видно
из опровержения Евсевия, Гиерокл, знакомый с христианскими мифами об Иисусе,
не  отрицал  чудес мифического  Иисуса  и аргументировал  тем,  что  это  не
основание для  обожествления  его, что  Аполлоний,  судя по  его житию, тоже
творил чудеса и проповедовал новое учение, однако просвещенные эллины его не
обоготворили.  Гиерокл,  как  видно, не сумел подняться  выше обывательского
рационализма.
     Евсевии  цитат из  Гиерокла  почти  не  приводит,  излагая  его  своими
словами.  Лишь  в начале  своей апологии  он приводит кое-какие выдержки  из
сочинения своего противника.
     Они мечутся  вверх и  вниз,  восхваляя  своего  Иисуса, как даровавшего
зрение слепым и совершившего кое-какие чудеса в этом роде...
     ...Посмотри, однако, насколько  лучше и разумнее мы воспринимаем такого
рода вещи и какое у нас мнение об одаренных людях...
     ...Итак, зачем же я упомянул об этом (о деяниях Аполлония)? Чтобы можно
было сопоставить наше точное и прочное суждение по каждому пункту с тупостью
христиан; ведь  мы того, кто совершил такие дела, считаем не богом, а (лишь)
угодным богам человеком, они же  из-за  нескольких  каких-то чудес объявляют
Иисуса богом...
     ...И  то  стоит взвесить,  что деяния Иисуса раструбили  Петр и Павел и
кое-какие другие близкие  им лица - люди лживые, невежественные и шарлатаны,
а деяния Аполлония -  Максим  из Эг, философ Дамис, живший с  ним вместе,  и
афинянин  Филострат, выдающиеся  по своему  образованию  (люди),  почитающие
истину,  из  любви к людям  не пожелавшие скрыть деяния  благородного  мужа,
угодного богам.
     194. Цельс, Alethes Logos ("Правдивое слово")
     Сочинение  Цельса -  значительнейшее из дошедших  до  нас  произведений
древности, направленных против христиан. Об авторе известно только его имя -
Цельс. В своем  апологетическом труде в 8 книгах с. Celsum ("Против Цельса")
отец  церкви  Ориген  перефразирует и  цитирует почти  всю книгу Цельса, тем
самым сохранив  ее  для нас. Но уже  Ориген не мог сказать  в точности,  кто
автор "Правдивого слова".  Ориген  "ругает" Цельса эпикурейцем, указывая при
этом (1,  8),  что было два  эпикурейца по  имени Цельс  -  один при Нероне,
другой при Адриане и  его преемниках.  Это  дало  повод отождествлять нашего
Цельса  с  тем лицом,  к  которому  Лукиан обращается со  своим  очерком  об
Александре из  Абонотиха; но и  о Лукиановом  Цельсе  ничего,  кроме  имени,
неизвестно. Впрочем, Ориген в других местах своей  книги признает, что Цельс
выступает  как   платоник   или  пифагореец,   нарочно  якобы  скрывая  свой
эпикуреизм, чтобы внушить  к себе  больше доверия. В действительности Цельс,
хоть иногда и высказывается  в духе  эпикуреизма (в вопросе о вечности мира,
об  отрицании   провидения,  об  отношении  к  чародейству  и  всякого  рода
религиозному  шарлатанству),  по  всем основным вопросам проявляет  себя как
последователь  Платона,- конечно, с  теми  поправками,  которые образованный
философ  II в.,  знакомый  со  всеми  философскими школами,  мог  вносить  в
платоновский  идеализм. Характерно,  что,  ссылаясь на  множество  философов
древности, Цельс  ни разу  не упоминает Эпикура, которого Ориген поминает на
каждом  шагу. Цельс дает  развернутую критику христианства  с  точки  зрения
ученого и философа-идеалиста, отвергающего христианскую мифологию и основные
догматы   воплощения,  воскресения,   откровения,  библейскую  космогонию  и
эсхатологические чаяния. Во  введении он, кроме того, критикует христианство
и с точки зрения иудаизма. В заключение он призывает христиан  образумиться,
отказаться от своей исключительности и признать официальный римский культ.
     Аргументация  Цельса  ино1да  довольно  остроумна,  и  кое-что  из  нее
проникло через века даже в нашу антирелигиозную литературу. Но интерес книги
Цельса  для  нас  не   в  его  критике  христианства  -  критике  с  позиции
идеалиста-верующего,  а в характеристике  христианства,  данной  посторонним
наблюдателем, которого нет  оснований заподозрить в пристрастности суждений.
Следует  отметить,  что Цельс,  как  и  Гиерокл, был знаком с  христианскими
"писаниями" и  евангельскими  мифами и подходил к ним с обычной точки зрения
инаковерующего   человека   античной    эпохи:    он    не    подвергал   их
научно-исторической критике, верил на слово христианским басням, что  был на
земле  Иисус,  и стремился  лишь  доказать,  что  эта  никогда  на  деле  не
существовавшая  "личность", созданная  лишь религиозной  фантазией, не  была
божеством.  Как указывалось  во  вводной статье,  А.  Б.  Ранович  стоял  на
позициях мифологической школы и отрицал  историчность Иисуса, в то время как
Цельс в ней не сомневался.
     Приведенные ниже отрывки переведены по критическому изданию:
     Die   griechischen  christlichen   Schriftsteller   der   ersten   drei
Jahrhunderte,  herausg,  im   Auftrage   der   Kirchenvater-Commission   der
Preussischen  Akademie der  Wissenschaften  von Pau!  Kottschau, BB  II-III,
Leipzig, 1899.
     Содержание книги Цельса следующее.
     Введение.  Христиане  представляют  собою противозаконную  организацию,
учение их - варварское и к тому же  неоригинальное. Иисус  творил чудеса при
помощи колдовства.  Христиане  слепо  веруют  вопреки  разуму. Иудейство, из
которого  возникло   христианство,  отличается   нетерпимостью,  стремлением
обособиться от всех.  Христианство  -  учение новое, имеющее  последователей
лишь среди невежд.
     Часть  I.  Опровержение христианства с  точки зрения иудейской (в  этой
части у Цельса рассуждение ведется от лица еврея).
     Иисус  - не мессия, ибо он родился не божественным путем,  не  обладает
чертами  бога, не совершил ничего божественного. Все  пророчества об  Иисусе
никакого  отношения к  нему не имеют.  Приписываемые Иисусу чудеса, смерть и
воскресение  можно  без труда  опровергнуть.  Иисус сам в свой смертный  час
признал свое бессилие.
     Часть II (здесь и в дальнейшем Цельс говорит уже от своего лица).
     Опровержение  христианства  с  точки  зрения философской.  Христианство
откололось от  иудейства и не перестает раскалываться на все новые секты. Не
содержа  по  существу  ничего  нового,  оно  ищет   адептов  среди   низших,
необразованных слоев населения; проповедники христианства - обманщики.
     Учение о воплощении  - бессмыслица. Оно противоречит идее благого бога,
которому не подобает облечься в низменную плоть. Да и не для чего богу сойти
на землю,  ибо  земля - не центр вселенной и  человек - не  цель мироздания.
Библия - собрание заимствованных из разных источников нелепых сказаний.
     Часть    III.    Опровержение    отдельных    догматов    христианства.
Непротивленчество  заимствовано  у  Платона,  учение   о  царстве  божием  -
исковерканное  учение платоников,  митраистов и персидских магов.  Учение об
антихристе  восходит  к неправильно  понятым  мыслям  Гераклита.  Космогония
христиан  полна  противоречий  и  несообразностей,  пророчества о  Христе  -
фальсификация,   учение    о   страшном   суде    и    воскресении   мертвых
противоестественно, противоречит идее бога и является превратным толкованием
учения Платона.
     Часть  IV.  Цельс  доказывает необходимость  относиться  с уважением  к
официальному культу;  почитание государственных богов  вполне совместимо, по
его мнению, с христианством.
     В  заключение  Цельс  призывает образованных  христиан найти как-нибудь
общий язык  с эллинизмом и  участвовать в  государственной жизни  наравне  с
прочими гражданами.
     (Затем  он  указывает, что)  принимать то или иное учение надо,  следуя
разуму  и  разумному  руководителю,  а  кто  не  таким  образом  пристает  к
какому-либо  учению,  обманывается.  (Он  сравнивает)  неразумно верующих  с
митрагиртами и знахарями, служителями  Митры  и  Савазия и  тому  подобными,
верующими в явление Гекаты или другого  демона или демонов... С  христианами
происходит то же, что и с теми: некоторые из них не требуют и не отдают себе
отчета  о том, во  что  веруют, а  пользуются (формулой): "не  испытывай,  а
веруй", "вера  твоя спасет  тебя", (они говорят): "мудрость  в  мире  - зло,
глупость - благо" (1,9).
     (Он  выводит иудея, разговаривающего с самим Иисусом и уличающего его в
том,  что  он) выдумал свое рождение от девы, (что)  он родился в  иудейской
деревне от местной женщины, нищей пряхи; уличенная в прелюбодеянии, она была
выгнана своим мужем, плотником по ремеслу. Выброшенная мужем, она, бесчестно
скитаясь, родила втайне Иисуса. В главе 32 Ориген, снова возвращаясь к этому
месту  из  Цельса,  цитирует его  вольно  и несколько иначе:  "(мать  Иисуса
выводится) уличенной в прелюбодеянии и рожающей от некоего солдата, по имени
Пантира".  Отголоски этого мифа встречаются  и в Талмуде. Этот, нанявшись по
бедности поденщиком в Египте  и искусившись  там в  некоторых  способностях,
которыми египтяне славятся, вернулся, гордый своими способностями, и на этом
основании объявил  себя богом (1,28). (Девственное рождение  его напоминает)
эллинские мифы о Данае, Меланиппе, Ауге, Антиопе (1,37).
     Учение  о   воскресении  мертвых  и  божеском  суде,   о  награде   для
благочестивых  и (адском) огне для  нечестивых  не  содержит  ничего  нового
(11,5). (Ученики написали о  нем  так), как если бы  кто,  называя кого-либо
справедливым,  показал  бы   его   действующим  несправедливо,  называя  его
нравственно чистым,  показал  бы совершающим убийство,  называя бессмертным,
показал бы  трупом,  прибавляя ко всему этому, что он предсказал все, что  с
ним  случилось  (11,16).  Но  почему заслуживает доверия  это  предсказание?
Откуда это труп  оказался  бессмертным  (II,  16)? Какой  разумный бог,  или
демон, или  человек,  предвидя вперед, что  с ним приключится такая беда, не
постарался  бы, если  он  имел возможность,  уклониться, а не  подвергнуться
тому, что  он знал заранее  (II, 17)? Если  он заранее  назвал того, кто его
предаст и  кто от  него отречется, то как же это  они не  испугались его как
бога и не отказались от мысли предать его и отречься  от него?.. А между тем
они предали его и отреклись от него, нисколько о нем не думая (II, 18). Ведь
если против человека злоумышляют и он, вовремя об этом узнав, заранее скажет
об этом злоумышленникам, то они откажутся от своего намерения и остерегутся.
Следовательно, это  произошло  не после его предсказания - это невозможно; а
раз это произошло,  то тем самым  доказано, что  предсказания не  было.  Ибо
немыслимо,  чтобы люди,  заранее услышавшие об этом,  еще пошли на то, чтобы
предать и  отречься (II,  19). (Дальше), все это  он  предсказал  как бог, и
предсказанное,  безусловно,   должно   было  свершиться;  выходит,  что  бог
соблазнил  своих  учеников и пророков, с которыми он вместе ел и  пил, чтобы
они  стали   бесчестными  и   безнравственными,   а   ведь   ему   следовало
благодетельствовать  всех  людей, особенно  своих  сотрапезников.  Или  надо
допустить, что сотрапезник  человека  не  станет  против него злоумышлять, а
сидящий за столом с  богом будет на  него покушаться? Но что всего нелепее,-
сам  бог  злоумыслил против  своих  сотрапезников,  делая  их  изменниками и
бесчестными (II, 20) (Далее Цельс говорит, что) если он сам  так решил, если
он принял  казнь, повинуясь  отцу, то очевидно,  что все совершившееся с ним
как с богом по его воле и мысли не должно было быть  для него  болезненным и
тягостным... Чего же  он зовет  на помощь, жалуется и молит об избавлении от
страха смерти, говоря: "Отец, если  можно, да минет меня чаша сия" (II, 24)?
Поэтому некоторые  верующие,  в состоянии как  бы  опьянения, сами прилагают
руку,  трижды, четырежды и многократно переделывают и перерабатывают  первую
запись  евангелия, чтобы иметь возможность отвергнуть изобличения  (II, 27).
Что всех привлекло к нему, как не его предсказание,  что он якобы воскреснет
после смерти (II, 54)? Ну хорошо, поверим вам, что он это сказал. Но сколько
есть  других,  которые распространяют такую фантастику, убеждая простодушных
слушателей и используя  их заблуждение?  Ведь то же самое говорят у скифов о
Замолксисе,  рабе  Пифагора,  в  Италии  -  о  самом  Пифагоре, в  Египте  о
Рампсините; этот даже якобы играл в аду в кости с Деметрой и вернулся оттуда
с подарком от нее-золототканым полотенцем. Такое же рассказывают об  Орфее у
одризов, о  Геракле  в Тенаре, о  Тесее. Посмотрим, однако, действительно ли
кто-либо когда-нибудь воскрес  после смерти во  плоти. Или вы думаете, что у
других  это считается  и в действительности  является сказкой, у вас же  это
драматическое происшествие придумано прилично  и правдоподобно - его возглас
на  столбе, когда  он вздохнул, и землетрясение,  и затмение? и то, что  при
жизни он  не сумел постоять за себя,  а  будучи трупом,  он восстал, показал
следы казни,  пробитые  руки?  А  кто  это  видел? Полубезумная  женщина или
кто-нибудь еще  из  этой  шарлатанской компании,  которому  это пригрезилось
вследствие какого-то предрасположения  или который  по своей  воле дал  себя
увлечь  обманчивому,  фантастическому  видению,  как  это  с  очень  многими
случалось,  или, что  вероятнее,  захотел  поразить  остальных  шарлатанской
выдумкой и этой ложью открыть дорогу другим бродягам (II, 55).
     (Он  говорит,  что) глупейшим  образом спорят между  собою христиане  и
иудеи (и  что)  наши  беседы  о Христе ничем не  отличаются  от вошедшего  в
поговорку  спора о тени  тела. (Он  считает, что) ничего благородного нет  в
прениях иудеев и христиан между собою, так  как обе  стороны верят, что было
пророчество от  духа  божьего о грядущем спасителе рода  человеческого;  они
только расходятся по вопросу о том, явился ли уже предвещенный спаситель или
нет (III, 1).
     Вначале их (то  есть христиан) было немного, и у них было одномыслие. А
размножившись, они распадаются тотчас же и раскалываются, каждый хочет иметь
свою собственную фракцию  (III,  10)...  Снова расходясь  между  собою,  они
изобличают, опровергают друг друга.  Единственное, так сказать, общее, что у
них  еще есть,  если оно вообще есть,  это - название.  Это единственное они
стесняются отбросить; а все остальное у них по-разному (III, 12).
     Вот что они предписывают: пусть к нам не вступит  ни один образованный,
ни один мудрый, ни один разумный человек; все это у нас считается дурным. Но
если есть невежда,  неразумный, несовершеннолетний,  пусть он  смело придет.
Считая только такого рода людей достойными своего бога, они, очевидно, хотят
и способны привлечь  только  малолетних, низкородных, необразованных, рабов,
женщин  и  детвору  (III,  44).  А  ведь  что  плохого  в  том,  чтобы  быть
образованным,   интересоваться  учением   лучших  людей,  быть  и   казаться
разумными?  Разве это не скорее нечто прогрессивное,  посредством чего лучше
доходить  до истины  (III, 49)? Но  мы видим  обычно, что те, кто выражают и
распространяют   на   площадях   самые   беззастенчивые  вещи,  никогда   не
присоединяются  к собранию разумных людей и не смеют среди них  обнаруживать
свои  учения, но если  они завидят  юнцов, или  сборище домашних  рабов, или
кучку  неразумных  людей, туда-то  они проталкиваются  и там красуются (III,
50). Мы видим, что  и в частных домах  шерстобитчики, кожевники, валяльщики,
самые  грубые мужланы в присутствии старших и более разумных господ не смеют
рот  раскрыть;  но, когда  им удается заполучить  к  себе  отдельно детей  и
каких-либо глупых женщин,  они им рассказывают диковинные вещи, что  не надо
оказывать почтение  отцу и  учителям, а слушаться только  их самих; те, мол,
глупости  болтают,  у них мысль парализована,  они в сущности не знают и  не
умеют делать ничего прекрасного, находясь в плену пустых предрассудков; зато
только они сами  знают, как надо жить;  если  дети их послушаются, они будут
счастливы и дому явится счастье. А если во время таких речей они увидят, что
подходит кто-либо из проводников просвещения, кто-либо из людей разумных или
сам  отец,  то  более  осторожные  из  них  стушевываются,  а более  дерзкие
подстрекают  детей  сбросить  узду,  нашептывая, что  в  присутствии отца  и
учителей они не захотят и не сумеют проповедовать детям добро, ибо, дескать,
их  отталкивает  низость   и  упорство  (отца   и   учителей),  окончательно
испорченных,  безмерно злых и  наказывающих  их; поэтому, если они хотят, им
надо,  оставив отца  и  учителей, уйти с женщинами  и с детьми-товарищами по
играм в  женское помещение, в  сапожную или валяльную  мастерскую, чтобы там
обрести совершенство. Такими речами они убеждают (III, 55).
     А  что  я не предъявляю более  жестоких  обвинений,  чем  того  требует
истина,  можно убедиться по нижеследующему. Призывающие к  участию в  других
(то есть  нехристианских)  таинствах возглашают: "У кого руки чисты  и  речь
разумна" или "Чья  душа свободна от зла, кто прожил хорошо  и справедливо",-
это  провозглашают те, кто обещает очищение грехов.  Послушаем же,  кого эти
(то есть  христиане) призывают;  кто -  грешник, говорят они, кто неразумен,
кто несовершеннолетен,  попросту говоря, кто  жалкое  ничтожество, того ждет
царство  божие.  Но  разве  грешником  вы   считаете  не  бесчестного  вора,
взломщика,  отравителя,  святотатца, осквернителя  могил? Кого  же  другого,
значит, призывал провозглашающий (такой лозунг) разбойник (III, 59)?
     Проповедники (христианства) поступают подобно тем, кто обещает исцелить
тело, но  отговаривают  от обращения к врачам, боясь,  что  те уличат  их  в
невежестве.  (Мы  вовсе не) прибегаем к простодушным,  малолетним  невеждам,
говоря им: избегайте врачей. (Мы не)  говорим: смотрите, чтобы кто-нибудь из
вас не  коснулся  знания, (и  мы не  говорим,  что)  знание  - зло;  (мы  не
настолько безумны, чтобы говорить, будто) знание отклоняет людей от здоровья
души (III, 75).
     Утверждение некоторых христиан и  иудеев,  что  бог или сын божий не то
сошел,  не  то  сойдет  на  землю  в  качестве  судьи,-  самое постыдное,  и
опровержение  его не  требует большого труда (IV, 2).  В чем же  смысл этого
сошествия бога?.. Надо полагать, чтобы  узнать, что делается  у людей... Он,
следовательно, не всеведущ.  (Или) он все знает, но не исправляет и не может
своей  божественной силой исправить, не послав для  этого  кого-то  во плоти
(IV,  3).  (Для  сошествия  Христа  вовсе  нет  надобности покинуть  трон  и
произвести  переворот на земле, как думает Цельс, когда  говорит:) ведь если
изменить самое малое на земле, то все перевернется и пойдет прахом (III, 5).
     (Желая  доказать,  что  мы  ничего  оригинального  и  ничего нового  не
говорили о  катаклизме и  конце света, а повторяем это понаслышке от эллинов
или варваров...  он говорит:)  они наслышались от них и о том, что в течение
продолжительных  циклов времени,  по мере  сближения  и  расхождения  звезд,
случаются  мировые  пожары и  потопы и что  после  последней  катастрофы при
Девкалионе истекший период требует, согласно общей смене вселенной, мирового
пожара. Это заставило  их в  заблуждении говорить, что  бог  сойдет,  неся с
собою  очистительный  огонь  возмездия  (IV,  11).  (Но)  мир  безначален  и
неразрушим;  только то, что находится  на земле, подвергается катаклизмам  и
уничтожению, а все вместе этому не подвержено (IV, 79).
     Иудеи  говорят,  что,  так  как  жизнь  преисполнилась  зла,  необходим
посланник божий, чтобы неправедные были наказаны и чтобы все очистилось, как
это  было  при первом  потопе  (IV, 20). Христиане  же,  прибавив кое-что  к
рассказам иудеев, говорят, что ради грехов иудеев сын божий уже послан и что
иудеи, казнив Иисуса и напоив его желчью,  навлекли на самих себя гнев божий
(IV, 22).  Род христиан и  иудеев подобен стае  летучих мышей или  муравьям,
вылезшим из дыры, или лягушкам, усевшимся вокруг лужи, или дождевым червям в
углу болота, когда они устраивают собрания  и спорят между  собой о том, кто
из них грешнее. Они говорят, что бог нам все открывает и предвозвещает, что,
оставив весь мир и небесное движение и  оставив без внимания  эту землю,  он
занимается только нами, только к нам посылает своих вестников и не перестает
их посылать и домогаться,  чтобы мы всегда  были с ним. (Он  уподобляет нас)
червям, которые стали бы говорить, что, мол, есть бог, от него мы произошли,
им рождены, подобные во всем богу, нам все подчинено - земля, вода, воздух и
звезды, все существует ради нас, все поставлено на службу нам. (И вот) черви
(то есть мы, очевидно,) говорят, что теперь, ввиду того, что некоторые среди
нас  согрешили,  придет  бог  или  он  пошлет  своего  сына,  чтобы поразить
нечестивых и чтобы мы  прочно  получили  вечную жизнь с  ним  (IV,  23). (Он
упрекает нас в том, что  мы говорим,  будто)  бог все сотворил для человека.
(На основании описания животных... он хочет  доказать, что) все существующее
возникло в такой же мере для людей, как и  для неразумных животных (IV, 74).
(Во-первых,  он  думает, что) громы  и молнии  и дождь - не дело  рук  бога.
(Во-вторых, он говорит, что) если допустить, что это - дело рук бога, то все
это  происходит ради людей не больше, чем для питания растений  -  деревьев,
трав, цветов... Если же кто-нибудь скажет, что  (растения) ведь произрастают
для  человека,  то  на  каком основании он может утверждать,  что они скорее
произрастают  для человека, чем  для неразумных животных  (IV,  75)?  (Желая
показать, что провидение создало творения земли не  больше для нас, чем  для
диких зверей, он говорит:) мы добываем пищу, трудясь и работая с напряжением
и усилием, они же (животные) не сеют и  не пашут, и все для них  растет само
(IV, 76). Что касается  вашего  утверждения, что  бог  дал  нам  возможность
ловить зверей и пользоваться ими, то мы скажем на это, что, вероятнее всего,
до того, как существовали города, техника и  всякого рода общество, оружие и
сети, животные ловили и поедали людей и люди меньше всего ловили зверей (IV,
79).
     Таким образом,  в этом отношении бог скорее  покорил  людей зверям (IV,
80). Если кажется, что люди  как будто отличаются от  неразумных тварей тем,
что они построили города, что у них есть государство, власть и руководители,
то и это не аргумент; ведь и муравьи и  пчелы (имеют все это) (IV, 81). Если
бы кто-нибудь смотрел  на землю с неба,  то  заметил бы ли он  разницу между
действиями людей и действиями муравьев и пчел (IV, 85)?
     Нелепо с их стороны думать, что когда бог, как повар, разведет огонь (в
день  страшного суда),  то все человечество изжарится, а они одни останутся,
притом  не  только живые, но и давно умершие  вылезут из земли во плоти, вся
эта  надежда   червей.  Какая,   однако,  человеческая  душа  стоскуется  по
разложившемуся телу? Этот догмат даже не все христиане  разделяют, некоторые
вскрывают гнусность, отвратительность и вместе  с тем невозможность этого. В
самом  деле, какое  тело,  совершенно разложившееся,  способно  вернуться  в
первоначальное состояние,  притом к тому  первому составу,  из  которого оно
распалось? Не зная, что ответить на это, они прибегают к  глупейшей уловке -
что,  мол,  для  бога  все  возможно.  Но  бог  не  может  совершить  ничего
безобразного и не желает ничего совершить против законов природы (V, 14).
     Пусть не думают, будто я не знаю, что некоторые из них признают того же
бога,  что  иудеи, другие же - другого, противостоящего этому и  от которого
произошел сын... Есть и третий род,  называющий одних пневматиками, других -
психиками.  (Я  думаю,  что  он  имеет  в  виду  валентинианцев.)  Некоторые
объявляют себя  гностиками... некоторые, признавая Иисуса,  желают  вместе с
ним жить  по закону иудеев, как  масса иудеев. (Это  - эвиониты, признающие,
как  и мы,  что  Иисус родился  от девы или  что он  родился не так, как все
люди.)  Есть также сибилисты; (он знает) также симониан,  которые называются
еленианами,  как  почитатели   Елены   или   учителя  Елены,   гарпократиан,
последователей  Соломона, Марианны, Марты. (Цельс упоминает и)  маркионитов,
во главе  которых  стоит  Маркион (V,  62). От всех  этих  до такой  степени
расходящихся между собою (сект), позорнейшим образом обличающих себя самих в
спорах, можно  слышать: "Для меня мир распят, и я для мира" (V, 64).  (Гал.,
6:14).
     Как это христиане утверждают, что они знают больше, чем иудеи,  раз они
сами расходятся в своих учениях (V, 65)?
     Они бессовестнейшим  образом ошибаются... выдвигая какого-то противника
бога, которого они называют дьяволом, или, по-еврейски, сатаной. Вообще  это
- профанация, и  далеко  не признак  благочестия  утверждать, что величайший
бог, желая в  чем-либо  принести пользу  людям, встречает противодействие от
кого-то и оказывается  бессильным. Таким образом, сын божий терпит поражение
от  дьявола; казненный  им,  он  и  нас учит  презирать  исходящие  от  него
наказания, предсказывая, что сатана  тоже явится (миру)  и покажет величие и
чудесные  дела,  присваивая  себе  славу  божью;  но  не  следует  поддаться
заблуждению... а верить только ему самому (то есть сыну божьему). А ведь это
как раз образ действий шарлатана, который,  устраивая  свои делишки, заранее
принимает меры против инакомыслящих и противодействующих (VI, 62).
     Очень наивна (христианская) космогония... Очень наивно также  писание о
происхождении  человека (VI, 49). Моисей и пророки,  оставившие сочинения (о
сотворении мира и человека), не  зная, какова природа вселенной и  человека,
сочинили грубую нелепость (VI, 50). Еще нелепее, что он уделил на сотворение
мира несколько  дней, когда дней еще не было.  Ведь, когда еще не было неба,
еще не была утверждена земля и солнце  еще не обращалось, откуда взялись дни
(VI, 60)?
     (Дурно  истолковав  "да будет  свет", как  сказанное творцом  в  смысле
пожелания, он говорит:) ведь не занял же  творец  свет  сверху, как человек,
зажигающий  светильник у  соседей (VI,  51). Как  можно не  считать  нелепым
первого и величайшего бога, приказывающего: "Да  будет то,  да будет  другое
или это",  работающего  один день столько-то, на другой  день на  столько-то
больше, затем на  третий,  четвертый,  пятый, шестой день (VI, 60).  И после
этого, прямо-таки как  плохой ремесленник, он, уставши, нуждается для отдыха
в праздности (VI, 61)!
     Если он хотел  отправить (на  землю) дух от  себя, зачем ему надо  было
вдуть его в чрево женщины? Ведь мог же он, имея уже опыт в сотворении людей,
и этому (то есть духу своему) создать тело, а  не заключить свой дух в такую
нечисть;  в этом  случае он не  вызвал бы к себе недоверия, если бы он прямо
был создан свыше (VI, 72).
     Предсказания Пифий, Додонидов  или Аполлона Клария, у Бранхидов  или  в
храме  Амона,  предсказания  множества  других  провидцев они  ни во что  не
ставят. Но все, что сказано - или не сказано -  в Иудее  по их способу,  как
это еще  теперь обычно в Финикии и Палестине, это у них считается чудесным и
непреложным (VII, 3). Много есть видов  пророчеств. Наиболее совершенное - у
здешних людей.  Многие безвестные личности  в храмах и вне храмов, некоторые
даже нищенствующие, бродящие по городам и лагерям, очень легко по случайному
поводу  начинают держать  себя, как  прорицатели.  Каждому удобно и привычно
сказать: "Я бог, или сын божий, или дух божий. Я явился. Мир погибает, и вы,
люди, гибнете  за  грехи.  Я  хочу  вас  спасти.  И вы  скоро  увидите  меня
возвращающимся с  силою небесною. Блажен, кто теперь меня почтит, на всех же
прочих,  на их города и земли я  пошлю вечный огонь,  и  люди, не  сознающие
своих грехов,  тщетно будут  каяться и стенать; а кто послушался меня, тех я
спасу навек..."  К этим угрозам они  вслед  за  тем  прибавляют  непонятные,
полусумасшедшие,  совершенно  невнятные   речи,   смысла  которых  ни   один
здравомыслящий человек  не откроет;  они неясны и  ничтожны, но  дураку  или
шарлатану  они дают  повод использовать  сказанное, в каком  направлении ему
будет угодно (VII, 9).
     Есть  у них и  такое  предписание  - не  противиться обидчику.  "Если,-
говорит он,- тебя  ударят  в одну  щеку,  подставь  и другую". И  это старо,
гораздо раньше  уже сказано,  они лишь грубо это повторяют. У Платона Сократ
следующим образом разговаривает с Критоном:
     "Ни в каком случае нельзя поступать несправедливо? -  Ни в каком.- Даже
если  терпишь  обиду,  с  тобой  поступают  несправедливо,  нельзя  ответить
несправедливостью, как большинство  привыкло думать,  раз ни в  каком случае
нельзя обижать? -  Думаю, что нет.-  Так как же, Критон, следует  делать зло
или  нет? - Ни  в каком случае, Сократ.- А что  же, воздать злом за зло, как
это  принято говорить,  справедливо  или  несправедливо?  -  Безусловно нет.
Делать  зло человеку ничем  не отличается  от  совершения несправедливости.-
Верно. Следовательно, нельзя отвечать несправедливостью и нельзя  делать зло
ни  одному человеку, даже когда терпишь от него". Вот как говорит  Платон, и
далее: "Поразмысли, согласен ли ты и сходишься ли со мной,- и начнем с этого
пункта  рассуждать,-   что  никогда   не   бывает  правильно   ни  поступать
несправедливо, ни отвечать  несправедливостью,  ни  защищаться  против  зла,
отвечая злом. Или ты отказываешься и не  соглашаешься с исходным положением?
- Я всегда был того мнения и теперь при нем остаюсь". Таково было  убеждение
Платона, но еще раньше тому же учили божественные люди.
     Но относительно  этого  и  других  учений,  извращаемых  (христианами),
достаточно  того, что я сказал;  кому хочется глубже  исследовать их учение,
сам сумеет это сделать (VII, 58).
     (Зачем он говорит, что христиане) высказываются так:
     "Вот  я,  став у  статуи  Зевса  или Аполлона  или какого  угодно бога,
богохульствую и бью (статую), и никто меня не наказывает" (VIII, 38).  Но ты
не видишь,  милейший,  что и  твоего  демона всякий не только  ругает,  но и
изгоняет со всей  земли и моря,  а тебя, посвятившего себя ему, как  болван,
заковывает, уводит и вешает, а твой демон, или, как  ты  его  называешь, сын
божий, нисколько за  себя не заступается (VIII, 39). Так же, как ты веришь в
вечные муки, любезнейший,  (в них верят) и проповедники, священнослужители и
мистагоги тех  (то  есть языческих) святилищ.  (Кары),  которыми  ты грозишь
другим, они угрожают тебе (VIII, 48).
     195. Плиний Мл., ер. Х
     В число подлогов,  вскрытых критикой  христианской литературы и древних
текстов,   касающихся  христианства,   представители  мифологической   школы
причисляют  к  христианским  фальсификациям также письмо наместника  Вифинии
Плиния Младшего к  Траяну и  ответное  письмо императора. Во  всяком случае,
несомненно,  что  в  письме  Плиния  имеется  христианская интерполяция; это
относится   к   концу   письма,   где   мы   видим   преувеличенную  картину
распространения христианства. См. с. 16.
     96, 1. Я имею официальное право, господин, все, в чем у меня  возникает
сомнение,  докладывать  тебе.  Ибо  кто  лучше  тебя  может  руководить моей
нерешительностью  или  наставлять  меня  в  моем  невежестве?  Я никогда  не
участвовал в изысканиях о христианах: я поэтому не знаю, что и в  какой мере
подлежит наказанию  или расследованию. 2. Я немало колебался, надо ли делать
какие-либо  возрастные  различия,  или  даже  самые  молодые  ни  в  чем  не
отличаются от  взрослых; дается ли снисхождение покаявшимся или же тому, кто
когда-либо был  христианином,  нельзя  давать спуску;  наказывается  ли сама
принадлежность  к секте ("nomen"), даже если нет налицо преступления, или же
только  преступления, связанные  с  именем  (христианина).  Пока  что  я  по
отношению к  лицам,  о  которых мне  доносили  как  о христианах, действовал
следующим образом. 3. Я  спрашивал  их  - христиане  ли  они? Сознавшихся  я
допрашивал второй и  третий раз, угрожая  казнью,  упорствующих я приказывал
вести на казнь. Ибо я не  сомневался, что, каков бы  ни был характер того, в
чем  они признавались,  во всяком случае упорство и  непреклонное  упрямство
должно  быть  наказано.  4.  Были  и другие  приверженцы подобного  безумия,
которых  я,  поскольку они были римскими  гражданами, отметил для отправки в
город  (Рим). Скоро, когда, как  это  обычно бывает, преступление  стало  по
инерции разрастаться, в него впутались разные группы. 5. Мне был представлен
анонимный донос, содержащий  много имен.  Тех из них, которые отрицали,  что
принадлежат  или принадлежали к христианам, причем призывали при  мне богов,
совершили воскурение ладана и  возлияния вина твоему изображению, которое  я
приказал для этой  цели  доставить вместе  с изображениями  богов, и,  кроме
того, злословили  Христа  - а  к этому,  говорят,  подлинных  христиан ничем
принудить нельзя,- я счел нужным отпустить. 6. Другие, указанные доносчиком,
объявили себя христианами, но вскоре отреклись: они, мол, были, но перестали
- некоторые  три года  назад, некоторые  еще больше лет  назад, кое-кто даже
двадцать лет. Эти тоже все воздали почести твоей статуе и изображениям богов
и  злословили  Христа.  7. А  утверждали  они,  что  сущность  их  вины  или
заблуждения  состояла  в том,  что они  имели  обычай  в  определенный  день
собираться на рассвете и читать, чередуясь между собою, гимн Христу как богу
и  что они  обязываются клятвой не  для  какого-либо преступления, но о том,
чтобы не совершать краж, разбоя, прелюбодеяния,  не  обманывать доверия,  не
отказываться по требованию от возвращения сданного на хранение.  После этого
(то есть утреннего  богослужения) они обычно расходились и  вновь собирались
для  принятия  пищи,  однако обыкновенной  и  невинной;  но  это  они  якобы
перестали делать после моего указа, которым я  согласно твоему  распоряжению
запретил гетерии (товарищества, сообщества). 8. Тем более я счел необходимым
допросить  под пыткой двух рабынь, которые, как говорили, прислуживали (им),
(чтоб  узнать), что  здесь  истинно. Я  не обнаружил  ничего, кроме низкого,
грубого  суеверия.  Поэтому  я отложил  расследование  и прибегнул  к твоему
совету. 9. Дело мне показалось  заслуживающим  консультации, главным образом
ввиду  численности  подозреваемых;   ибо  обвинение  предъявляется  и  будет
предъявляться еще многим  лицам  всякого  возраста и сословия обоего пола. А
зараза этого суеверия охватила не только города, но и села и поля; его можно
задержать и исправить. 10. Установлено, что почти опустевшие уже храмы вновь
начали  посещаться;  возобновляются  долго  не  совершавшиеся  торжественные
жертвоприношения и продается фураж  для жертвенных животных, на  которых  до
сих пор очень редко можно было  найти  покупателя. Отсюда легко  сообразить,
какое  множество  людей  может еще  исправиться, если будет дана возможность
раскаяться.
     Ер.  97  (ответ императора Траяна). 1, Ты  действовал,  мой Секунд, как
должно,  при разборе дел тех,  о которых тебе  донесли как о  христианах.  В
самом деле,  нельзя  установить ничего обобщающего,  что  имело  бы  как  бы
определенную форму. 2. Разыскивать их не надо; если тебе донесут и они будут
уличены, их следует наказывать, с тем, однако, что кто станет отрицать,  что
он  христианин, и докажет это делом, то есть молитвой нашим богам, то, какое
бы  ни тяготело над ним подозрение в прошлом, он  в силу  раскаяния получает
прощение. Доносы,  поданные без подписи, не должны  иметь места ни  в  каком
уголовном деле - это очень дурной пример и не в духе нашего века.
     196. Тертуллиан, Apol.
     II...  Плиний  Секунд, управляя провинцией, осудив на смерть нескольких
христиан,  а  других лишивши мест,  ужаснулся от  их  множества  и спрашивал
императора Траяна,  как с ними впредь поступать. В письме своем он поясняет,
что  все,  что  он мог  узнать  насчет таинств  христиан, кроме упорства их,
заключается в следующем:  они пред рассветом собираются  для пения хвалебных
гимнов  Христу, богу своему, и  соблюдают  между собою строгое благочиние. У
них воспрещены  человекоубийство,  прелюбодеяние,  обманы,  измены и  вообще
преступления всякого  рода. Траян ответил, что производить розыск  о  них не
следует, но их надлежит наказывать, если на них поступит донос.



     197. "Дидахе" (Учение двенадцати апостолов)
     Это  небольшое по  объему руководство для  провинциальных  христианских
общин, известное по упоминаниям о нем у древних церковных писателей, открыто
в 1875 г. Вриеннием в  рукописи XI в. Автор использовал послание Варнавы, он
знаком с  Евангелием от Матфея, хотя вряд ли в его канонической редакции: но
он  совершенно,  по-видимому, не  знает  Павловых послании.  Та  община, для
которой "учение" было автором предназначено, не имела еще твердой  церковной
организации, установленной  формы богослужения, выработанного символа веры и
сформулированных догматов. "Дидахе" показывает церковную общину  в стадии ее
создания. По всем признакам "Дидахе" надо отнести  к началу второй  половины
II  в.  Большинство  современных  ученых   датируют  "Дидахе"  более  ранним
временем; во  всяком случае, этот источник отражает отношения в христианских
общинах, существовавшие  на рубеже  1  и II вв. В "Дидахе" 16  глав, из коих
шесть обнаруживают заметные следы европейских источников.


     8. He отвращай от себя нуждающегося, но делай своего брата соучастником
своим во
     всем и не говори, что это твоя собственность, ибо если вы соучастники в
бессмертном, то насколько больше (вы соучастники) в тленном.  9. Не  отнимай
руки  своей от  сына или дочери, но  от юности учи  их страху божьему. 10. В
гневе своем не отдавай приказаний рабу своему или рабыне, надеющимся на того
же  бога  (что  и  ты),  чтобы   они  никогда  не  перестали  бояться  бога,
(находящегося) над (вами) обоими, ибо  он приходит призвать  не  по (той или
иной) личности, а тех, кого уготовил дух. 11. Вы же, рабы, повинуйтесь своим
господам, как образу бога, по совести и со страхом.
     VIII. 1. Посты  же ваши пусть не будут вместе с лицемерами: они (иудеи)
постятся во второй  и пятый день, вы же поститесь в четвертый и шестой. 2. И
не молитесь, как лицемеры, но как повелел господь в своем евангелии.
     X.  После  вкушения  так  благодарите...  5.  Emplesthenai,  собственно
"наполнения" пищей (при евхаристии). Помни, господи, церковь твою, избавь ее
от  всякого зла... и освященную собери ее от четырех  ветров в царство твое,
которое  ты уготовил  ей... 6.  Да  придет благодать, и да  придет этот мир.
Осанна  богу Давида. Кто свят, пусть  придет, если  же нет, пусть  покается;
маран   ата   (по-арамейски:   "господин   пришел").   Аминь.   7.  Пророкам
предоставляйте произносить молитвы после (евхаристии) какие им угодно.
     XI.  1.  Если кто придет  и будет вас учить всему этому вышесказанному,
примите  его.  2. Если  же  сам учащий,  совратившись,  будет учить  другому
учению, для погибели, не слушайте его; а если (будет учить) для приумножения
справедливости и познания господа, примите его, как господа. 3. Относительно
апостолов  и  пророков  поступайте  согласно  учению  евангелия.  4.  Всякий
апостол, приходящий к вам, пусть  будет принят, как  господь. 5. Пусть он не
остается  больше одного дня; а если будет надобность, то и другой (день); но
если  он пробудет три, то он лжепророк... 6. Уходя, пусть  апостол ничего не
возьмет,  кроме  хлеба,  до  места ночлега.  А если он потребует  денег,  он
лжепророк.  7.  Всякого пророка, говорящего  в  духе,  не  испытывайте  и не
судите: всякий грех  отпустится, а этот грех (вам)  не  отпустится. 8. Но не
всякий, говорящий в духе,- пророк,  а лишь в том случае, если он хранит пути
господни; так  что  по поведению можно распознать  лжепророка и пророка.  9.
Далее, всякий пророк,  назначая  трапезу в  духе, не вкушает  от  нее,  если
только он не лжепророк. 10. Всякий пророк, проповедующий истину, если он сам
не делает того, чему учит,  есть лжепророк. 11. Всякого пророка, признанного
истинным, действующего в мировое таинство (?)  церкви,  но не проповедующего
того, что  сам делает, вы  не должны судить, ибо он суд  имеет  у бога;  так
поступали и древние пророки.
     XII. 1. Всякого  приходящего  во имя  господа примите, а затем, испытав
его, узнаете (как быть);  ибо вы получите  разумение правого и  ложного.  2.
Если прибывший- странник, помогите ему, сколько  можете: пусть он остается у
вас не больше чем два-три дня, если есть необходимость. 3.  Если же он хочет
поселиться у вас, то если он ремесленник,  то пусть работает и ест.  4. Если
же он не владеет  ремеслом, то вы, по своему разумению, предусмотрите, чтобы
христианин не жил с вами праздно. 5. А  если он не захочет так поступать, то
он  христоторговец. Остерегайтесь  таких. XIII. 1.  Всякий истинный  пророк,
желающий  поселиться у вас, заслуживает свое  пропитание.  2.  Точно так  же
истинный учитель тоже достоин своего пропитания, как и  работник. 3. Поэтому
всякий  начаток от произведений точила  и  гумна, от быков и овец  возьми  и
отдай пророкам; они ведь наши  главные священники.  4. А если пророка у  вас
нет, отдайте нищим.  5. Если ты готовишь пищу, то возьми начаток... и  отдай
согласно заповеди. 6. Точно так же  если ты открыл сосуд  вина или масла, то
возьми начаток и  отдай пророкам. 7. И от серебра, и от одежды, и от всякого
имущества возьми начаток, сколько найдешь нужным, и отдай по заповеди.
     XV.  1.  Рукополагайте  себе епископов  и дьяконов,  достойных господа,
мужей кротких, истинных, испытанных;
     они тоже  исполняют  у  вас  службу пророков и  учителей. 2. Поэтому не
презирайте их, они - ваши почтенные, наряду с пророками и учителями.
     198. Герма (Hermas), "Пастырь". Mand. Предисловие
     "Пастырь"  Гермы (Hermas),  который долгое  время был известен только в
латинском  переводе, относится  церковными  источниками к  середине  второго
века. Во "Фрагменте Муратори"  сказано: "Совсем недавно, в наше время, Герма
написал "Пастыря", когда церковную кафедру в  г. Риме занимал брат его Пий".
Во всяком случае "Пастырь" уже в древности считался книгой священной. В 1922
г. опубликованы папирусные отрывки начала IV в., содержащие также отрывки из
"Пастыря" (Mand.  IX),  совпадающие с  имеющимся теперь греческим оригиналом
(Р. Lond. V, 1783). "Пастырь" состоит из трех частей:
     .<Видения", "Подобия"  и "Наставления".  Автор знаком с гностической, в
частности  с  герметической,  литературой  и  принадлежит   к  состоятельной
верхушке созидающейся  церковной организации. Он превозносит и гипостазирует
церковь.  "Пастырь",  как и  "Дидахе",  дает кое-какой материал о  начальной
стадии церковной организации, когда наряду с клиром действуют еще "пророки",
и о  настроениях,  толкающих  в  объятия христианства  лиц, утративших "свое
место в жизни".
     Когда я помолился дома и сидел на ложе, вошел ко мне человек почтенного
вида, в пастушеской одежде; на нем был белый плащ, сума за плечами и посох в
руке.  Он приветствовал меня, и я ему также ответил  приветствием. Тотчас же
он сел возле меня и говорит мне: "Я послан от славнейшего ангела, чтобы жить
с тобой остальные дни твоей жизни". Мне показалось, что он  искушает меня, и
я говорю  ему: "Кто  же ты? Я, говорю,  знаю, кому я препоручен". Он говорит
мне: "Ты не  узнаешь  меня?"  "Нет",-  говорю я. "Я,- говорит он,- тот самый
пастырь, которому ты препоручен". В то время, пока он еще говорил, изменился
его  вид, и  я узнал того, кому я препоручен. Тотчас я смешался,  меня объял
страх,  и  весь  я  разрывался  от  скорби,  что  отвечал ему  так  лукаво и
неразумно. Он  говорит  мне:  "Не смущайся, но  укрепись  моими  заповедями,
которые имею  дать тебе. Ибо я послан,-  говорит он,-  чтобы  снова показать
тебе  все, что ты видел прежде,  и особенно то, что полезно для  вас. Прежде
всего, запиши заповеди мои  и притчи, остальное же опиши так, как  я  покажу
тебе. Итак,  я приказываю  тебе  сперва  записать заповеди мои и притчи мои,
чтобы  ты  по  временам читал и  удобнее  мог соблюсти".  Я поэтому  записал
заповеди и притчи так, как он мне повелел. Если, услышавши их, вы сохраните,
будете поступать  по ним и исполните их чистым сердцем,  то  вы  получите от
господа  то,  что  он обещал вам.  Если же,  услышавши их, не  покаетесь, но
обратитесь ко грехам вашим, то воспримете от господа противное тому. Все это
велел мне написать этот пастырь, ангел покаяния.
     199. Герма, "Пастырь", Vis. Ill 6
     ..."Кто  же, госпожа, белые и круглые камни, не идущие в здание башни?"
Она  отвечала мне: "Доколе ты будешь глуп и бессмыслен, обо всем спрашиваешь
и ничего не понимаешь? Это те, которые имеют веру, но имеют и богатства века
сего, и когда придет  гонение, то ради богатств своих и попечений отрекаются
от господа". На это я ей говорю: "Когда же будут они угодны господу?" "Когда
обсечены  будут,- говорит  она,- богатства их, которые их утешают, тогда они
будут  полезны  господу для здания. Ибо, как  круглый камень, если  не будет
обсечен и не  откинет  от  себя кое-чего, не может  быть  квадратным, так  и
богатые  в нынешнем веке, если не будут обсечены их богатства, не могут быть
угодными богу. Прежде всего ты должен знать это по себе самому: когда ты был
богат, ты был бесполезен, а теперь ты полезен и годен для жизни"...
     9...Подумайте   о  грядущем  суде.   Вы,  которые  превосходите  других
богатством,  отыскивайте алчущих,  пока  еще  не окончена  башня. Ибо после,
когда  башня будет закончена, вы пожелаете благотворить,  но не будете иметь
места. Итак, смотрите вы, гордящиеся своими богатствами, чтобы не восстенали
терпящие нужду, и стон их взойдет к господу, и вы будете исключены со своими
сокровищами за  двери  башни. Вам теперь говорю,  начальствующим в церкви  и
председательствующим: не будьте подобны злодеям.  Злодеи по  крайней мере яд
свой носят в  сосудах, а вы  отраву свою и яд держите в сердце...  Смотрите,
дети, чтобы такие разделения ваши не лишили вас жизни.
     200. Герма, "Пастырь". Mand. XI
     ...Слушай  теперь  и о  духе земном, суетном, несмысленном и не имеющем
силы.  Прежде  всего  человек, кажущийся исполненным духа,  возвышает  себя,
желает  иметь  председательство,  нагл и многословен,  живет среди роскоши и
многих удовольствий, берет мзду за свое прорицание, если же не получит, то и
не  пророчествует... Потом  он  не  входит в  собрание мужей  праведных,  но
избегает  их;  напротив,  имеет  общение  с  людьми  двурушными  и  пустыми,
пророчествует  по углам и в местах потаенных  и обманывает их, говоря по  их
желаниям  и  отвечая  суетное  людям  суетным, ибо  пустая  посудина,  когда
складывается  с  другими,  тоже  пустыми,  не  разбивается,  но  они  хорошо
прилаживаются одна к другой.
     201. Герма, "Пастырь". Vis. 1, 2
     И пришла старая женщина в блестящей одежде с книгой в руке, села одна и
приветствовала  меня: "Здравствуй, Герма", и я  с  печалью и слезами сказал:
"Здравствуй, госпожа". Она сказала  мне: "Что печален ты, Герма, ты, который
был терпелив, умерен  и всегда весел?" Я  сказал ей в  ответ: "Госпожа, одна
прекрасная женщина сделала мне упрек, будто  я согрешил против нее".  И  она
сказала мне: "Такое дело должно  быть чуждо роду господню. Но ведь  в сердце
твоем возникло желание к  ней... 3.  Впрочем не ради тебя  гневается на тебя
господь, но  за дом твой, который  впал в  нечестие против господа  и  своих
родителей. А ты,  любя детей,  не вразумил своего семейства, но допустил  их
сильно развратиться. За это  и  гневается  на тебя господь... За их  грехи и
беззакония ты  подавлен  мирскими делами.  Но милосердие божие сжалилось над
тобою  и семейством твоим и сохранило тебя в  славе. Ты только не колеблись,
но  благодушествуй  и укрепляй свое семейство. Как кузнец,  работая молотом,
преодолевает дело, какое  хочет, так и праведное слово, ежедневно внушаемое,
победит  всякое  зло.  Поэтому  не  переставай  вразумлять детей  своих; ибо
господь знает, что они покаются  от всего сердца  своего и будут  записаны в
книге жизни.
     202. Герма, "Пастырь". Vis. II
     3. ...А ты, Герма,  потерпел большие мирские  бедствия  за преступления
дома твоего,  как раз ты не  обращал на  них внимания, как нисколько тебя не
касающиеся, и вдался в  неверные свои предприятия. Но то, что ты не отступил
от бога живого, спасло тебя...
     4.  Во время  сна, братья,  явился один  красивый юноша,  говоря: "Кто,
думаешь ты, та старица, от  которой ты получил книгу?" Я сказал: "Сивилла".-
"Ошибаешься,- говорит он,- она не Сивилла".-  "Кто же  она,  господин?" И он
сказал мне: "Она  церковь божия".  Я спросил его, почему же  она стара. "Так
как,- сказал он,- она сотворена прежде всего, то и стара; и для нее сотворен
мир". После того я имел видение в доме своем, и пришла та старица и спросила
меня, отдал ли я уже книгу предстоятелям церкви. Я отвечал: "Нет еще", и она
сказала:
     "Хорошо сделал, потому что я  имею прибавить тебе несколько слов. Когда
же окончу все слова мои, тогда пусть  они через тебя обнародуются избранным.
Для этого ты  напишешь  две книги и  одну отдашь  Клименту, а другую Грапте.
Климент отошлет  во  внешние  города,  ибо ему это предоставлено; Грапта  же
будет  назидать вдов и  сирот.  А  ты  прочтешь  ее  в этом городе  вместе с
пресвитерами, представителями церкви".
     203. Герма, "Пастырь". Sim. V
     2.  Послушай  притчу...  которую я намерен тебе рассказать. Некто  имел
поместье и много рабов; в  одной части  своей  земли он насадил виноградник;
отправляясь затем  в  дальнее путешествие, он избрал  раба, самого верного и
честного, и поручил ему приставить тычины к  лозам в винограднике, обещая за
исполнение  этого поручения  дать  ему  свободу...  Раб  тщательно  исполнил
распоряжение  господина... (сверх  того) он вскопал  виноградник и выполол в
нем  все  сорные  травы...  Через  некоторое  время  возвратился господин...
Пригласивши любимого сына,  который  был его  наследником, и  друзей,  своих
советников,  он рассказал  им, что он  велел рабу сделать и что тот выполнил
сверх того. Они тотчас  приветствовали раба... Господин  же говорит  им:  "Я
обещал свободу этому рабу, если  он исполнит данное  ему  приказание; он его
исполнил и сверх того приложил к винограднику усердный  труд... Поэтому... я
хочу сделать его сонаследником сыну моему"...
     4. И  я  стал  упрашивать  его, чтобы он  разъяснил  мне  эту притчу  о
поместье и господине, о винограднике и рабе... Он отвечает мне:
     "Кто раб божий и в сердце своем имеет господа, тот просит у него разума
и получает его и научается разрешать всякую притчу...
     ...Почему же ты, утвержденный славнейшим ангелом ...не просишь разума и
не получаешь  его от господа?"... Semnotatos angelos, здесь, так же как и  в
приведенном выше отрывке э 198, означает, по-видимому, Иисуса.
     5... "Слушай же,- сказал  он,- и разумей. Поместье, о котором говорится
в притче, означает мир. Господин поместья  - творец, который  все совершил и
установил.  Сын есть дух  святой.  Раб - сын  божий. "Сын есть  дух  святой"
имеется только в латинском переводе;
     в  греческом  тексте  и  в  другом  древнем  латинском  переводе  (Cod.
Palatinus)  эти  слова отсутствуют.  Однако здесь, во всяком случае, древняя
традиция. Независимо  от  этого, из  самой притчи видно, что автор "Пастыря"
излагает христологию, несогласную  с  установленным  впоследствии  церковным
учением  о  троице,  так как у него  наряду с  рабом,  ставшим сыном божьим,
существует  другой,  "родной" сын божий. Обозначение Иисуса  "ангелом" также
свидетельствует  о  наличии  в "Пастыре"  иной  религиозной  традиции.  Явно
подражание герметическому "Пэмандру"  (ср. э 178 и 198), где также выступает
"ангел", посредник  и посланец бога. "Пастырь людей" отражает влияние ранней
египетской христологии.


     204. Тертуллиан, Praescr. haer. XIII
     Вот правило, или  символ,  нашей веры. Мы исповедуем его всенародно. Мы
веруем, что существует  единый  бог, творец  мира,  извлекший его  из ничего
словом своим, рожденным прежде всех веков. Мы веруем, что слово сие есть сын
божий,  многократно  являвшийся  патриархом под  именем  бога,  одушевлявший
пророков, спустившийся по  наитию бога  духа  святого в утробу  девы  Марии,
воплотившийся и  рожденный ею;  что  слово это -  господь наш Иисус Христос,
проповедовавший новый закон и новое обетование царства небесного. Мы веруем,
что Иисус Христос совершил много чудес, был распят,  на третий день по своей
смерти воскрес и  вознесся  на небо,  где  сел  одесную отца своего.  Что он
вместо себя послал духа  святого, чтобы просвещать свою церковь и руководить
ею.  Что  в конце  концов он придет с великой  славой даровать  своим святым
жизнь вечную и неизреченное блаженство и осудить злых людей на огонь вечный,
воскресив тела как наши, так и всех других людей.
     205. Тертуллиан, Apol. XXXV 11
     ...более  многочисленные  мавры,  маркоманы,  парфяне или  другие какие
народы  заключены  в  одном месте, а не  во  всем  мире.  Мы существуем, так
сказать,  со  вчерашнего  дня,  а  уже наполняем все: ваши  города, острова,
замки,  пригороды, советы, лагери, трибы, декурии; двор, сенат,  форум - вам
предоставляем одни ваши храмы.
     206. Тертуллиан, Apol. XXXIX
     Я хочу теперь  сказать,  чем, собственно, занимается секта  христиан...
Соединяясь узами одной  и  той же веры, одной  и той  же нравственности,  мы
составляем как бы одно  тело. Мы собираемся, чтобы молиться богу всенародно,
угождая  ему,  молимся  об  императорах, об их министрах, о  всех властях, о
мире,  о  благосостоянии  всего  мира,  об  отдалении  конечного  часа.   Мы
собираемся,   чтобы   читать   священное  писание,   из  которого  почерпаем
необходимые нам  сведения  и  наставления  сообразно  с  обстоятельствами...
Тут-то происходят увещания и исправления, произносятся приговоры божьи.
     Будучи уверены, что пребываем всегда в присутствии  бога, мы  совершаем
как бы суд божественный, и горе тому  будет даже на последнем страшном суде,
кто  заслужит отлучения  от  общих  молитв,  от  наших собраний, от  всякого
священного  общения  с  нами.  Председательствуют  старейшины  (пресвитеры),
достигающие  этого  сана  не  путем купли,  но  благодаря  испытанным  своим
достоинствам.  Дело  божье  ценой золота не продается. Если же  есть  у  нас
сокровища, то приобретаем мы их  не  путем торговли верой. Каждый ежемесячно
или в  другое  время,  какое  пожелает, вносит  известную  умеренную  сумму,
сколько может  и сколько хочет;  сбор этот зависит  всецело от  доброй  воли
(жертвователей).  Эта  касса  благочестия  тратится  не   на  пиршества  или
распутство, а употребляется на пропитание и погребение нищих, на поддержание
неимущих  сирот,   на   содержание  служителей,  изнуренных  старостью,   на
облегчение участи  несчастных,  потерпевших кораблекрушение.  Если  окажутся
христиане, сосланные в рудники, заключенные в темницы, высланные на  острова
за исповедуемую ими веру, то и они получают от нас вспомоществование.
     207. Надгробная надпись. Алтын-Таш  (Фригия). W. Ramsay, Studies in the
history  and  art  of  the  Roman  Provinces.  L.  1906,  стр.  125,  э  27.
Предположительно около 300 г.
     Эта  гробница,  о  чужестранец, хранит  Анилу, слугу  божьего, угодного
ангелам, предстоятеля народа, законопослушного. Великий в почестях, он обрел
покой в доме бога. Дома я  оставил жену  Кириллу. Ее дети Трофим, Патриций и
Кирилл,  при посредстве которых бог дал  бессмертную славу храмам  у  людей,
вместе с  матерью и  невестками  Аммиями,  воздвигли в  память  обо мне (эту
гробницу).
     208. Р. Amh. I За. Фаюйм?
     Древнейшее  подлинное  письмо  христианина  на  трех  столбцах.  Первый
совершенно испорчен.
     II...  сдать  ячмень из  того же  расчета,  и  пусть они не учтут то же
самое, как сказано было... когда вложение (enthekai), было послано к нему из
Александрии. Хотя я ссылался на (разные) предлоги, отсрочки и  проволочки, я
не думаю, что  он  так  решил без  основания.  Но  хотя  случившийся избыток
(по-видимому,  речь  идет  о  богатом   урожае  и   оживлении  торговли)  не
(благоприятствует)   производству  расчета,  все  же  я  хотел  бы  рискнуть
платежом, чтобы  почувствовать себя хорошо. Если же... хлеб опять продали...
вскоре прибыть  к...  Нил и  отца Аполлония в... они написали, чтобы  деньги
немедленно были  вам выплачены. Отвезите его в  Александрию, купивши  холсты
(?) у себя в Арсиноитском (районе). Ибо мы так условились с  Примитином, что
деньги будут ему уплачены в Александрии.
     III. Вы хорошо сделаете, братья, если закупите полотно. Затем некоторые
из вас...  пусть возьмут с собою и отправятся к Максиму папе и... чтецу. А в
Александрии,  продавши полотно, отдайте  деньги Примитину или папе Максиму и
расписку  от  него  получите. Максим был папой  (епископом)  александрийским
между 264 и 282 гг. Этим определяется дата письма, так как на самом папирусе
дата сохранилась не полностью -  год как раз отсутствует.  Он же  прибыль  и
стоимость  проданного  вами  хлеба  и деньги  за  полотно  пусть  примет  на
хранение, передав это Феоне, чтобы  я, с  богом прибыв в Александрию, застал
(там деньги) на свои расходы. Не замедлите, братья, вскорости это исполнить,
чтобы  Примитину  из-за моей отсрочки не пришлось задержаться в Александрии,
тогда как  он торопится отплыть в Рим. Поскольку нам он облегчил сношения  с
папой и  находящимися при нем  пресвятыми представителями, я должен выказать
ему  благодарность  и  все   устроить  к  удовлетворению  вас  и  Агафовула.
Здравствовать вам желаю.
     ...8 пауни из Рима. 2 июля.
     209. Герма, "Пастырь". Sim.
     VIII. 9.  А  те, у кого  посохи на две трети  сухими  и на  одну  треть
зелеными, то  -  лица хотя и  перенявшие  веру,  но  разбогатевшие и ставшие
именитыми   среди  язычников:   они  прониклись  великой   гордыней,   стали
высокомерны,  предали истину  и не прильнули  к праведникам, а зажили жизнью
язычников.  От  бога они не отпали, но, оставаясь при  вере,  не творили дел
веры.
     IX. 20. Богачи с трудом присоединяются к рабам бога;
     они  боятся, чтобы  те у них  не просили.  Таким  трудно будет  войти в
царство божие.
     210. Can. apost. 41
     Постановляем, чтоб епископ имел власть над имуществом церкви: ведь если
ему следует доверять ценные души людей, то тем более он должен распоряжаться
деньгами  - собственной властью  ведать всем  и  уделять  нуждающимся  через
пресвитеров и дьяконов  со страхом божиим  и всей осторожностью.  Пусть он и
сам  берет то, в чем нуждается,- если только он нуждается,-  на  необходимые
свои потребности  и  на потребности гостящих у него братьев, так  чтобы  они
никоим образом не нуждались.
     211. Постановление Антиохийского собора 341 г., канон 25
     Епископу пусть  будет дано право распоряжаться церковным имуществом для
раздачи всем нуждающимся... Пусть он и сам берет все,  в чем нуждается... Но
если  он  этим  не  удовлетворится,  а обратит церковное  имущество  на свои
домашние  нужды  и использует  выгоды его  или  доходы  с  земли  без ведома
пресвитеров  и  дьяконов, поручив распоряжение  имуществом своим домочадцам,
родственникам, братьям  или сыновьям... то он подлежит ответственности перед
провинциальным собором.
     212. Постановление Эльвирского собора 306 г., канон 19
     Пусть епископы, пресвитеры и дьяконы не оставляют своих резиденций ради
торговых дел и не разъезжают по провинции  в поисках выгодных рынков; и  для
добывания  себе  средств  к  жизни  пусть  пошлют  сына,  вольноотпущенника,
наемного агента, друга или кого угодно;
     а если хотят торговать, то пусть торгуют в пределах своего района.
     213а. Августин, in loann. ev. tract. V (25)=PL 35, 1436
     Ведь вы знаете, братья, что эти имения не принадлежат Августину, а если
вы не знаете и думаете,  что  обладание имениями  доставляет мне радость, то
бог знает и видит, как я отношусь к этим имениям и сколько я от них страдаю;
     он знает мои воздыхания по поводу того, что он удостоил  уделить мне от
голубки (церкви).
     2136. Августин, in Ps. 124, 7 (PL 37, 1653)
     Сколько богатые обязаны Христу, который возмещает им убыток: если был у
них  неверный  раб,  Христос обращает  его и не говорит  ему:  оставь своего
господина.
     214. Can. apost. 30
     Если какой-либо епископ,  пресвитер  или  дьякон  добудет  свой  сан  с
помощью денег, то и он сам, и рукоположивший его должен быть смещен...
     215. Grenfell-Hunt, Greek Papyri, Series II, э 73
     Псенозирис   пресвитер  Аполлону  пресвитеру,  возлюбленному   брату  в
господе,  привет.  Прежде  всего  многократно   приветствую   тебя   и  всех
находящихся при тебе  братьев в  боге.  Сообщаю  тебе,  брат, что могильщики
доставили сюда в...  девку,  посланную правительством в оазис.  Politike, то
есть публичная женщина. Смущенные таким неподобающим знакомством богословы и
филологи - Гарнак, Деисман, Барденгевер, Вилькен и другие -  толкуют поэтому
politike как собственное имя "Политика" и видят в этом письме отзвук гонений
на христиан при Деции.  Более близкое к истине толкование дал А. Дитерих.  Я
передал ее на попечение лучшим и верным  из могильщиков, пока не прибудет ее
сын  Нил.  А когда он с богом прибудет, он  вам засвидетельствует, что они с
ней сделали.  И ты  сообщи  мне, что ты здесь намерен сделать,  я охотно это
сделаю.  Желаю  тебе здравия в  господе  боге.  (На обороте адрес:) Аполлону
пресвитеру от Псенозириса, пресвитера в господе.
     216. Граффито из Помпеи. Deissman, Licht vom Osten, с. 207
     Америмн помянул добрым словом госпожу Гармонию, число прекрасного имени
которой  - 45 (1035?). В греческом, как  и  в древнееврейском,  языке каждая
буква имеет численное значение, заменяя цифру. Поэтому слово  часто заменяли
его   числовым   значением.   Знаменитое  666  в   Апокалипсисе  составляет,
по-видимому,   числовое  выражение   еврейского   -   Нерон   Цезарь   (NRON
KSR=50+200+6+50+100+60+200= 666).
     217. Эпитафия  W. Ramsay, указ. соч.  С. 214, э 11. Kurd Keuie. 248-289
г.
     333. Христиане - христианину. Chreistianoi chreistiano.
     Авр. Аммея с зятем  их Зотиком и с  детьми  Александрией, Телесфором  и
Александром воздвигли (гробницу) сожителю.
     218. Dess. II, 11 7255
     М.  Аврелий  Хрест за честь  исполнения  обязанностей  патрона коллегии
ремесленников колонии Апульской дал на возведение фронтона храма  6000 сест.
Для правильного понимания текста Светония о волнениях "impulsore Chresto", в
чем церковники видят доказательство историчности Иисуса, важно отметить, что
имя Chrestus было довольно обычным и часто встречается в надписях.


     Наиболее  древние  части Талмуда  -  Мишна  и  Тосефта  -  написаны  на
основании устной традиции не ранее III в. Остальная часть Талмуда - Гемара -
написана  в V  в.; встречающиеся в Гемаре ссылки  на древние,  не вошедшие в
Мишну  законоположения  раввинов  -  барайты  -  также  не  древнее  III  в.
Естественно  поэтому,  что  все  данные  Талмуда  о  христианстве  и  Иисусе
представляют собою  самое нелепое  смешение мифов  и  легенд,  навеянных уже
христианской традицией и не имеющих хотя  бы отдаленнейшей связи с какими бы
то  ни было  историческими  событиями, с  какой  бы то ни было  исторической
обстановкой. Поэтому всякие ссылки  на  Талмуд для  обоснования историчности
Иисуса, как это делает, например, Р. Эйслер (ссылаясь  на  приведенный текст
Тос. Хул. II  24), основаны на фальсификации источников. Только незнакомство
с подлинными  текстами  могло  внушить  Древсу  и  другим  представление  об
историчности, Иисуса бен Пандира, или Иисуса бен  Стады, о которых в Талмуде
имеются явные несообразности.
     Поскольку все же  предание в  Талмуде благодаря своей  консервативности
отражает   некоторые   смутные   черты   отношения   фарисеев-мишнаистов   к
христианству,  можно  составить  себе  по  талмудическим  текстам  некоторое
представление  о том, как  складывалась  христианская  мифология и  как  она
воспринималась и перерабатывалась иудеями. Только с этой точки зрения Талмуд
представляет интерес для исследователя христианства.
     219. Санг. 1076 (вариант в трактате Сота 47а;
     бараита)
     Учили  раввины:  пусть  всегда  твоя  левая рука  отталкивает, а правая
приближает - не так,
     как Елисей, который оттолкнул Гиезия обеими руками (2 Цар.,  5.- Авт.),
и  не так,  как Иошуа  бен  Перахая,  (конец I века  до  новой  эры) который
оттолкнул Иисуса (Назорея) обеими руками...
     Аср. Иошуа бен  Перахая, что случилось? Когда царь Янай казнил раввинов
р. Иошуабен  Перахая (и  Иисус) (в рукописях мюнхенской  и флорентийской и в
старых изданиях  до  XVI  в.  здесь  прибавлено: "назарянин")  отправился  в
Александрию, в Египте. Когда настало спокойствие, послал к нему р. Шимон бен
Шетах:  ..."от  меня  священного  города  (Иерусалима)  к тебе,  Александрии
Египетской  (сестре  моей):  мой  господин   живет  у   тебя,  а  я  остаюсь
заброшенным".  Иудейский  царь   Александр  Янай   (104-76  до   новой  эры)
преследовал  фарисеев. Он  поднялся,  то есть на  призыв III бен Шетах Иошуа
решил вернуться  в  Иерусалим,  и встретился (с ним) в некоей гостинице. Ему
устроили  хорошую встречу. Он сказал: "Как прекрасна эта гостиница!"  Сказал
ему (Иисус:) "Рабби, у нее глаза слезятся". Греческое слово "xenia" означает
"гостиница"  и  "трактирщица",  отсюда и  получилось  qui pro quo.  Тот  ему
сказал:
     "Грешник, так вот что тебя занимает?" И он собрал 400 шофаров и объявил
ему  анафему.  В  ритуале  анафемы  (херема)  участвуют трубачи, трубящие  в
бараний рог (шофар). Пришел он (Иисус) к нему через некоторое время и сказал
ему: "Прими меня", но он не стал с ним разговаривать. Однажды  он (Иошуа бен
Пер.) стал читать утреннюю молитву, встретился ему (Иисус); он думал принять
его,  поманил его  рукой. Тот  подумал,  что он  его отталкивает. (Тогда) он
пошел,  установил черепицу и  стал  поклоняться  ей. Сказал  ему  (Иошуа бен
Пер.): "Вернись". Он сказал: "Так я принял от тебя:
     кто  согрешил и  соблазнил  народ, тому  не  предоставляют  возможность
покаяться". А учитель сказал: "Иисус назарянин занимался чародейством и свел
Израиля с пути".
     220а. Тос. Санг. Х 11
     Ко всем виновным в смертных грехах не применяют мер тайного розыска, за
исключением подстрекателя.  А как  поступают с ним?  К нему приставляют двух
ученых  мужей во внутреннем  помещении,  а он сидит в наружном  помещении, и
зажигают  у  него светильник, чтобы  его видели  и  слышали его  голос.  Так
поступили с бен Стада в  Луде: назначили  к нему  двух ученых  и  побили его
камнями.
     2206. Санг. 67а
     ...свидетели,  слушающие  снаружи,  приводят  его  на  суд  и  побивают
камнями. Так поступили с бен Стада в Луде, и его повесили накануне пасхи.
     221. Санг. 43а (барайта, имеющаяся в  древних  рукописях, но изъятая из
позднейших изданий)
     Накануне пасхи повесили Иисуса. И за 40 дней был объявлен клич, что его
должны побить камнями за то, что он занимался колдовством: кто может сказать
что-либо  в  его защиту,  пусть  придет  и скажет. Но не нашли ничего  в его
защиту,  и его повесили  накануне пасхи. Сказал  Ула:  "Допустим,  он был бы
бунтовщиком,   тогда  можно  искать  (поводов  для)  защиты;   но   ведь  он
подстрекатель (к ереси), а Тора говорит: "Не жалей и не покрывай его"? Иисус
- другое дело: он был близок к царскому двору.
     222. Тос. Хул. 11 22-23
     Случилось с р. Элиэзер бен Дома, что его ужалила змея, и пришел Яков из
села  Сама,  чтобы вылечить  его  именем  Иошуа бен Пандира,  но  р.  Измаил
(середина II века) ему  не позволил; он сказал ему:  "Нельзя тебе". Бен Дома
сказал ему:  "Я  тебе  докажу, что он меня вылечит". Но не успел он привести
доказательства, как  он умер. Сказал: "Благо тебе,  бен  Дома, что ты умер в
мире и не  нарушил запрета мудрецов, ибо,  кто нарушил  запрет мудрецов,  на
того в  конце концов  обрушивается  кара; сказано:  "Преступающего  преграду
ужалит змея".
     223. Тос. Хул. II 24 (вариант в тракт. Аб. Зара 166-17а)
     Случилось с  р.  Элиэзером,  что он  попался в  ереси, и его  привели в
трибунал на суд.  Р.  Эл. бен Гирканос  жил в конце I - начале II вв. Сказал
ему тот игемон:
     "Такой старик, как  ты, вдруг  занимаешься  такими делами".  Он сказал:
"Праведный судья надо мною". Игемон  понял, что он  говорил только ему и что
его мысли  направлены  только к отцу небесному; он сказал ему: "Так как я на
тебя  положился, и я так сказал (себе),- возможно,  что  эти...  ошибаются в
этих вещах; dimissus -  ты  свободен".  Когда  он был отпущен трибуналом, он
огорчался,  что  попался в ереси. Пришли  ученики утешать  его, но он их  не
принял. Вошел р. Акиба и сказал ему:
     "Рабби, я тебе кое-что скажу; может быть, ты не  станешь убиваться". Он
сказал:  "Скажи".  Тот  сказал:  "Может быть, кто-либо из минов сказал  тебе
что-либо  минейское  и  оно тебе понравилось?". Мин,  или  по-русски  минеи,
означает по-еврейски  "род",  "сорт"  и соответствует в  богословском  языке
греческому haeresis  -  ересь.  По-видимому,  этим  общим термином  обычно в
Талмуде обозначают христиан, которых Талмуд  прямо не  называет. Тот сказал:
"О небо, ты мне напомнил. Однажды я гулял по улицам Сепории и встретил Якова
из  села  Секаньин;  он мне сказал минейское  изречение  от имени Иошуа  бен
Пандира,  и  оно  мне  понравилось  -  (тем самым)  я  оказался  виновным  в
минействе,-  ибо  преступил предписание торы: "Отдали от  нее свой путь и не
приближайся к двери ее дома" и так далее".
     224. Берах. 286-29а (барайта)
     Раввины учили: Шимон, продавец тканей,  отредактировал 18 благословений
(Шемоне-эсра,  главная часть еврейской  литургии,  которая читается трижды в
день) перед р. Гамалиилом (около 80 г. был руководителем Академии  в Явне) в
Явне. Сказал р. Гамалиил мудрецам:  "Есть ли человек, кто сумел бы составить
молитву  против  минов?".  Такой  специальный  абзац  существует  в  молитве
"шемоне-эсра".  Встал  Самуил Малый и  составил  ее. В следующем году  он ее
забыл;  он смотрел  два  и три  часа, и никто его  не  отозвал. Самуил читал
молитву с  амвона, и, очевидно, пока он  силился  вспомнить  забытые строки,
народ ждал. Почему же его не отозвали? Ведь р. Иегуда от имени равви сказал:
"Ошибся в любой молитве  его  не отзывают, ошибся  в молитве против минов  -
отзывают: есть опасение,  может быть он сам  - мин?". Самуил Малый  - другое
дело; ведь он сам ее составил, и надеялись, что он вспомнит.
     225. Toс. Шабб. XI 15
     Царапающего  на  теле р.  Элиэзер (конец  I -  начало  II  вв.) считает
виновным, раввины невиновным. Речь идет о том, можно ли в  субботу, когда по
талмудическим  правилам писать воспрещается,  царапать  на  теле  слова  или
буквы. Раввины считают, что можно, ибо все равно  ничего связного при помощи
царапины нельзя изобразить. Р.  Элиэзер в защиту своего  мнения ссылается на
то, что бен Стада нацарапал  у себя  на теле  египетские  магические тексты.
Сказал им р. Элиэзер: "Но ведь бен Стада только так и учился". Ответили ему:
"Неужели из-за одного глупца погубим всех умных?"
     226. Шабб. 1046 (барайта)
     "Царапающий  на  теле".  (По этому  поводу)  учили:  сказал  р. Элиэзер
мудрецам: "Ведь бен Стада вывез магию из Египта в царапинах  на  теле".  Ему
ответили: "Тот был  ненормальным, а случай с человеком  ненормальным  нельзя
приводить в доказательство".
     В  оксфордской и  мюнхенской  рукописях  трактата  Санг. 656, где также
приведен этот текст, имеется следующая приписка:
     Бен  Стада есть бен Пандира. Сказал  р. Хисда: "Стада -  муж, Пандира -
любовник". (Но ведь) то  был Паппос бен Иегуда?  (Значит), Стада - его мать.
Его  мать -  Мария, завивающая  волосы женщин.  По-еврейски megadela;  здесь
каламбур,  намекающий  на  евангельскую  Магдалину.  Вот  почему  говорят  в
Пумпедите: "Она изменила мужу". Каламбур: в оригинале stath-da - Стада.
     227. Хагг. 46
     Когда р. Иосиф (III-IV вв.) доходил до этого места - "есть гибнущий без
суда",-он  плакал. Он  говорил: "Кто есть, кто  ушел от нас  безвременно? Не
иначе как  р.  Биби, сын Абайи, он находился при ангеле смерти;  этот сказал
своему  посланцу: "Иди принеси мне  Марию, завивальщицу волос женщин", а тот
пошел и принес (по ошибке) Марию,  ухаживающую  за детьми. В обоих случаях в
оригинале одно и то же  слово. Сказал (ангел смерти): "Ведь я сказал: Марию,
завивающую волосы  женщин". Тот  сказал:  "Так, может быть, я  возвращу  (ее
обратно на землю)".  (Ангел смерти) сказал:  "Раз ты  уже ее доставил, пусть
остается".
     К этому автор средневекового комментария к Талмуду "Тосфот" замечает:
     ...это происшествие с Марией завивальщицей случилось  при существовании
второго храма,  она  была матерью известной личности,  как сказано в  тракт.
Шабб. 104.  В оригинале  "peloni"  -  "имярек", так  обычно  в  Талмуде  и в
комментариях к нему из цензурных соображении именуется Иисус.
     228. Миш. Санг. IV 5
     Для того Адам создан один... чтобы мины не говорили:
     "Много властей на небе".
     229. Toс. Санг. VIII
     Человек создан последним. А для чего он создан последним? Чтобы мины не
говорили, будто он был соучастником его (бога) в творении.
     230. Toс. Хул. II 20-21
     Мясо,  находившееся в  руках язычника, разрешено к пользованию, в руках
мина  -  запрещено...  Убоина  минов  -  идолжертвенное,  их  хлеб   -  хлеб
самаритянина, их вино - вино возлияния, от их урожая не берется десятина, их
книги - колдовские книги, их дети  - незаконнорожденные. Им  не продают и  у
них не берут, не берут у них жен и  не дают им, их детей не обучают ремеслу,
у них не лечатся...
     231.  Иероним, поел.  89 к Августину (цит. у Гизелера, Есс. I 98, прим.
4)
     Иероним (ок. 350-420 гг.) - один из важнейших западных отцов церкви. До
принятия христианства получил обширное светское  образование. Впоследствии -
монах   и  аскет.   Написал   ряд  церковно-исторических  книг,  поучений  и
проповедей,  перевел Библию с древнееврейского языка на латинский. Доныне во
всех  синагогах востока  существует  ересь среди иудеев,  которая называется
минейской и которая категорически  осуждается  фарисеями; обычно их называют
назареями; они веруют,  что  Христос,  сын божий,  родился от  девы Марии, и
говорят, что он - тот самый, который пострадал при  Понтии Пилате и воскрес;
в него же верим и мы; но, желая быть (одновременно) и иудеями и христианами,
они - ни иудеи, ни христиане.


     232. Апокалипсис Петра. II в.
     Отрывок из анонимной пергаментной рукописи, найденной в конце  прошлого
века  в  гробнице  в  Ахмиме,  в  Верхнем  Египте. Апокалипсис  обнаруживает
отчетливое  влияние  орфической  литературы.  Интересен  перечень  грехов  и
наказании грешников. Кроме этого  отрывка тот  же кодекс содержит отрывки из
Евангелий  Петра  и  Апокалипсиса  Еноха.  Рукопись  была положена в  могилу
христианина как амулет, который должен был защитить его на том свете (см.:
     Dieterich A. Nekyia. Leipzig, 1913).

     Многие из них будут
     1. лжепророками и будут проповедовать пути и коварные учения гибели, но
они будут сыновьями гибели. И  тогда бог придет  к  моим верным, к  алчущим,
жаждущим и стесненным, к тем,  кто  в этой жизни дает испытать  свою душу, и
будет судить сынов беззакония. И господь прибавил и сказал: пойдем  на гору,
помолимся. Отправившись с  ним, мы, двенадцать учеников, попросили, чтобы он
показал  одного  из  наших  праведных братьев, отошедших от  мира, чтобы  мы
ведали, каковы они видом и, утешившись, утешили бы людей,  которые нас будут
слушать.
     И вот, когда мы  молимся, внезапно появляются двое мужей, стоящих перед
лицом господа, на которых мы не могли прямо смотреть: ибо от их лица исходил
луч,  как от солнца, а одежда их  была светлая,  какой никогда не видел глаз
человеческий. Уста не  могут рассказать, а сердце помыслить блеск, в который
они были облечены, и красоту  их лица; глядя на них, мы изумлялись. Тела  их
были белее всякого снега и  краснее всякой розы, и красное  у  них смешано с
белым. Я просто не могу описать  их  красоту. Волоса у них были  волнистые и
блестящие,  обрамлявшие их лица и плечи, как  венок, сплетенный из нардового
цвета и пестрых цветов, или как радуга в воздухе. Таково было их благолепие.
Увидав их красоту, мы испугались их, так как они появились внезапно. Тогда я
подошел к господу и сказал: "Кто они?" Он мне говорит:
     "Это  - наши  праведные  братья,  вид которых вы захотели  увидеть".  Я
сказал  ему:  "А  где  все  праведные братья, и  каков  тот  эон, в  котором
находятся  обладатели этой  славы?"...  15.  И господь показал  мне огромное
пространство вне  этого мира, сияющее сверхъярким светом; воздух там сверкал
лучами солнца, сама земля цвела  неувядаемыми цветами, была полна ароматов и
прекрасно-цветущих  вечных растений, приносящих  благословенные плоды. И  до
того сильно цвело все, что запах оттуда  доносился и до нас. А  жители  того
места  были  одеты в  одежду светлых ангелов,  и одежда их была  подобна  их
стране. Ангелы носились  там среди них. Такова же была красота тех,  кто там
жил, и они единым голосом славили господа бога,  радуясь в  том месте... 20.
Говорит   нам  господь:  "Это  -  место  ваших  первосвященников,  праведных
людей"...
     21.  Я  увидел и другое место,  напротив этого, очень мрачное. То  было
место наказания. Наказываемые там и наказывающие ангелы имели  темное платье
в соответствии с воздухом того места. 22. Были там некоторые, привешенные за
язык. То  были  хулившие  путь  справедливости,  под  ними горел и мучил  их
пылающий огонь. 23.  И  озеро было там какое-то,  полное пылающей грязи; там
находились  люди,  извращавшие   справедливость.  К  ним  были   приставлены
ангелы-мучители. 24. Над этой бурлящей грязью были еще и женщины, повешенные
за волосы.  То  были  женщины, которые наряжались  для прелюбодеяния;  а те,
которые сочетались с ними в скверне  прелюбодеяния, висели за ноги, а головы
у них были погружены в  грязь, и они говорили: "Мы не  думали, что попадем в
это место"...  25.  И  я увидел  убийц  и их  сообщников, брошенных в  некое
узилище,  полное  злых гадов;  те  звери  кусали их, извивающихся там в этой
муке, и черви их облепили, как  тучи мрака.  А души убитых, стоя  и наблюдая
наказание убийц, говорили: "Боже, справедлив твой суд". 26. Возле того места
я увидел другое тесное место, куда стекала кровь и нечистоты наказываемых  и
образовалось как бы озеро. Там сидели женщины по шею  в крови, а  против них
сидело  и плакало  множество детей, которые родились  раньше времени; от них
исходили лучи огня и поражали  женщин в глаза. То  были зачавшие вне брака и
изгнавшие плод. 27. Там были еще мужчины и  женщины  до середины тел в огне;
они  были брошены в  темные  места, их бичевали  злые духи,  черви неустанно
пожирали  их  внутренности.  То  были  люди, преследовавшие  справедливых  и
предавшие их. 28.  Рядом опять были  женщины и  мужчины,  кусавшие губы: они
мучились и получали раскаленным железом по глазам. То  были те, кто хулил  и
поносил путь  праведный.  29.  А напротив них были  опять  другие мужчины  и
женщины, они откусывали себе язык, и рот у них был  наполнен  огнем. То были
лжесвидетели. 30. А в другом  месте были кремни, острее, чем мечи или всякие
наконечники копья; они были накалены, и женщины и мужчины, одетые в  грязное
тряпье, катались  по  ним в муках. То были богачи, те, кто полагался на свое
богатство, не пожалевшие сирот  и  вдов, но  презревшие заповедь бога. 31. В
другом  большом озере, полном гноя, крови и кипящей грязи, стояли  мужчины и
женщины  до  колен. То были ростовщики и взыскивающие  проценты за проценты.
32. Другие мужчины и женщины, сбрасываемые с огромной  скалы, падали вниз, а
приставленные к ним вновь гнали их и заставляли подняться наверх на скалу, и
они вновь низвергались вниз; и они не получали передышки в этом  мучении. То
были  те, которые  осквернили свои  тела, обращаясь, как женщины, а  женщины
среди  них были  те, которые лежали  одна с  другой, как муж с женой. 33.  А
возле той скалы было место, полное сильного огня, и там стояли люди, которые
собственными руками  сделали идолов себе  вместо  бога. Рядом  с ними другие
мужчины и женщины, держа огненные жезлы, били друг друга, не прекращая этого
наказания... 34. Близко  от них опять были другие женщины и мужчины, которых
жгли, мучили и жарили; то были оставившие путь бога.
     233. Псалмы Соломона
     Восемнадцать псалмов на  греческом  языке,  ничего  общего,  конечно, с
легендарным    царем    Соломоном    не    имеющие,    представляют    собою
псевдоэпиграфическое произведение фарисеев, примерно  середины I в. до новой
эры,  написанное после  взятия  Помпеем Иерусалима в  63  г. Греческий текст
представляет,  по   всем  данным,  перевод   с  несохранившегося  еврейского
оригинала, служившего, надо полагать,  богослужебным текстом. В  приведенном
ниже  отрывке  из  пс.  17,  озаглавленного "Псалом  Соломона  с  пением  на
мессию-царя", формулирована идея фарисейского мессианизма того времени (речь
идет там о взятии и разграблении Иерусалима Помпеем).

     Псалом 17.
     11. Безбожник  лишил нашу страну ее населения, Молодых и старых и детей
они вместе забрали.
     12. В своем яростном гневе он  услал их  до Западной страны. И главарей
страны беспощадно предал поруганию.
     13. В своем варварстве враг  совершил дерзость, Его  сердце было далеко
от нашего бога.
     14. Все, что он сделал в Иерусалиме,
     Было совсем как обычно это делают язычники в завоеванном городе.
     15. К ним присоединились сыны завета и разноплеменные люди.
     Не было  никого среди них, который  проявил бы милосердие и верность  в
Иерусалиме.
     16. Тогда  бежали  от них те, кто  любил  благочестивые  собрания,  Как
воробьи, спугнутые со своих гнезд.
     17. Они блуждали в пустыне, чтоб спасти свои души от гибели.
     И этим бездомным казалось счастьем спасти от них жизнь.
     18. Они были рассеяны  безбожниками по всей земле, Ибо небо задержалось
посылать на землю дождь.
     19.  Источники,  которые  от  века из  глубин  стекают с  высоких  гор,
прекратились, Ибо не было среди них никого, кто соблюдал бы справедливость и
право.
     20. От высшего среди них до низшего они жили во всяком грехе:
     Царь в безбожии, судья - в отпадении от веры, народ - во грехе.
     21. Воззри, господь, и пусть восстанет у них их царь, сын Давида,
     В тот час, который ты уже, боже, избрал,  чтобы он царствовал над рабом
твоим Израилем.
     22. Опояши его силой, чтобы он уничтожил неправедных властителей.
     Очисти Иерусалим от язычников, безжалостно его топчущих.
     23. Пусть он мудро и справедливо отгонит грешников от наследия
     И разобьет высокомерие грешников, как глиняную посуду.
     24. Пусть он железным посохом разобьет все их существо,
     Пусть уничтожит безбожных язычников словом своих уст.
     25.  Чтобы  от его  угроз язычники бежали от  него,  И  пусть  наставит
грешников ради воли их сердца.
     26. Тогда он соберет святой народ, которым будет праведно править,
     И будет судить колена народа, освященные господом богом его.
     27. Он не допустит, чтобы впредь среди них жила кривда,
     И никто не может быть среди них, знающий зло;
     Ибо он знает их, что они все - сыны бога.
     28. Он распределит их по племенам по стране.
     И ни прозелит, ни чужестранец не посмеет жить среди них в будущем.
     29. Он будет судить племена и народы по своей справедливой мудрости.
     30. Он будет держать языческие народы  под  своим ярмом,  чтобы они ему
служили, Он прославит господа открыто перед всем миром. Он сделает Иерусалим
чистым и святым, каким он был сначала.
     31. Так что народы с конца земли придут, чтобы видеть его великолепие,
     Приводя в дар своих истощенных (в изгнании) сыновей,
     Чтобы видеть великолепие, которым господь бог его украсил.
     32. А он, праведный царь, по наставлениям бога властвует над ними,
     И в его  дни среди них не совершается никакой несправедливости, Ибо все
они святы, а их царь - помазанник божий.
     33. Ибо он не полагается ни на коня, ни на всадника, ни на лук.
     Он также  не копит  себе золота и серебра  для войны И не полагает свои
надежды на численность людей в день сражения...
     39. Его надежда - на господа:
     Кто может дерзнуть против него?
     40. Могучий делами и сильный страхом божьим,
     Он верно  и  правильно  охраняет  стадо  господа И не  допускает, чтобы
кто-нибудь из них споткнулся на пастбище.
     41. Он ведет их всех прямо.
     И нет среди них высокомерия, не совершается среди них насилия.
     42.  Это гордость царя Израиля, которого бог избрал, Чтобы посадить его
над домом Израиля, чтобы его наставил (на путь истины).


     Церковные историки рисуют идиллическую  картину  победоносного  шествия
христианской церкви, которая  привлекала  все  больше сторонников и  наконец
завоевала весь  мир;  ожесточенная  классовая  борьба, которая велась внутри
христианских  организаций,  эксплуатация  массы  верующих  с  самого  начала
церковной  иерархией,  позднее  с   епископами  во  главе,  кровавые  методы
подавления протеста против церковников, становившихся  в ряде случаев  уже в
III в. крупной политической силой, не нашли, конечно,  отражения в творениях
"отцов церкви". Многочисленные ереси они изображают  как чисто догматические
разногласия с  принятым церковным  учением. Однако, даже  оставаясь на почве
богословских источников, можно проследить  со II и III вв. непрерывную линию
классовой  борьбы  масс,  уже  одурманенных  христианством,  облекавшейся  в
религиозную  форму  ереси, между  прочим в  попытки реорганизовать  церковь,
вернув  ей  воображаемую  "первоначальную   простоту".  Таковы   были  ереси
монтанистов, новатиан, донатистов.
     Публикуемый ниже отрывок из книги церковника IV в. Оптата "De schismate
Donatistarum" - единственный  в своем роде документ, показывающий социальную
подоплеку ереси. Хотя ересь донатистов получила распространение  в начале IV
в., но она продолжает линию, намечавшуюся в ересях II и III вв., в частности
монтанистов.
     234. Оптат, Donat. Ill, IV
     Итак, ты видишь, брат Парменион, на чей счет надо отнести все трудности
в достижении единства.  Вы  говорите, что мы, католики,  вызвали  солдат; но
если  так,  то почему  же  в проконсульской провинции тогда  никто не  видел
вооруженных солдат? Туда явились  Павел и Макарий, чтобы разъединить повсюду
бедняков  и  каждого  в  отдельности  призвать  к единению.  Но,  когда  они
приближались  к городу  Баган, другой Донат  (как мы выше указали),  епископ
этого   города,   желая   поставить  преграды   единению  и   воспротивиться
вышеназванным и приезжающим, разослал по соседним местам и  по всем селениям
вестников, созывая соревнующихся циркумцеллионов,  (странствующий,  бродячий
монах) чтобы они собрались в  назначенное  место.  И вот тогда было  вызвано
стечение тех  людей, безумие которых, по-видимому, незадолго  до  того  было
воспламенено  самими  епископами. А  когда такого рода  люди до  объединения
бродили  по  отдельным  местам, когда  сами  безумцы  провозгласили "вождями
святых" Аксидона и Фазира, никто не  мог  чувствовать себя в безопасности  в
своих  владениях.  Расписки должников  потеряли  силу: в то  время  ни  один
кредитор не был  свободен  взыскивать долги.  Всех терроризовали письма тех,
кто себя гордо  называл  "вождями святых", а если  кто  медлил  исполнить их
приказание, внезапно  налетала безумная толпа и надвигающийся террор окружал
кредиторов  опасностями.  В  результате  те,  которых  следовало  просить  о
снисхождении, в смертельном страхе сами должны были униженно просить. Каждый
спешил потерять даже очень крупные долги, и уже одно то считалось выигрышем,
если удавалось спастись от их  насилий. Также и дороги не могли  быть вполне
безопасны, так  как господ выбрасывали из экипажей  и они должны были бежать
впереди своих рабов, усевшихся на места господ. По их решению и приказу рабы
и  господа менялись  положениями. Отсюда возникала вражда к епископам  вашей
партии,  и  тогда они, говорят,  написали военачальнику Таурину,  что такого
рода  люден  нельзя  исправить  методами церковными, и поручили  упомянутому
военачальнику их проучить. Тогда  Таурин в ответ на их  письмо  распорядился
послать  солдат  в те районы,  где обычно  свирепствовали  циркумцеллионы. В
местности  Октави многие были убиты, многие казнены;  их  трупы и доныне еще
можно сосчитать  по  выбеленным  алтарям или  столам. Когда некоторых из них
стали хоронить в базиликах, епископ принудил пресвитера Клара в Суббуленском
районе уничтожить эти погребения... Впоследствии количество их возросло, и у
Доната  Багаленского  нашлось  откуда  собрать  безумствующую  толпу  против
Макария. Это были люди  того  самого  рода, которые  в стремлении к  ложному
мученичеству сами на свою  погибель вызывали на себя губителей. Поэтому были
среди  них такие,  которые  бросались с вершин высоких гор,  сбрасывая  свои
дешевые душонки. Вот из каких  людей  этот  епископ,  (второй) Донат, набрал
свои отряды. В страхе  перед ними те лица, которые ведали казной для раздачи
нищим, надумали, находясь в такой крайности, затребовать вооруженную силу от
военачальника  Сильвестра  -  не  для  того,  чтобы  над кем-либо  совершить
насилие, но чтобы воспрепятствовать той силе, которую  набрал вышеупомянутый
Донат.  Таким образом случилось,  что появились вооруженные солдаты.  А  что
последовало за этим, то вы сами видите, кому это должно или можно приписать.
Они имели там бесконечную толпу призванных, и, насколько известно, у них был
заготовлен достаточный  запас провианта; они  превратили базилику  как  бы в
общественный  амбар.  Они  ждали прибытия тех, на кого могли бы излить  свое
бешенство. И они сделали бы все, что диктовало им их безумие, если  бы им не
помешало наличие вооруженной военной  силы. Ибо, когда при  прибытии  солдат
были, как обычно, вперед  высланы  квартирьеры,  они не  приняли  их должным
образом, вопреки предписанию апостола, который говорит:
     "Кому подать - подать, кому  оброк -  оброк, кому страх  -  страх, кому
честь -  честь. Не оставайтесь должными  никому ничем". Посланцы и лошади их
были избиты теми, кого ты обвевал опахалом ненависти.  Они сами научили, как
надо  с  ними расправиться, став  зачинщиками насилия; они научили,  чему их
можно подвергнуть.
     Пострадавшие  солдаты вернулись в  свою часть, и все были огорчены тем,
что претерпели  двое  или  трое.  Все  были вооружены.  Начальство  не могло
сдержать разгневанных солдат. Так случилось то,  что, как ты упомянул, стало
препятствием для единения.
     235. Тертуллиан, Praescr. haer. VII
     Философы и еретики рассуждают  об одних и тех же предметах, путают себя
одними и теми же вопросами. Откуда зло и для чего оно? Откуда взялся человек
и как произошел он? Недавно Валентин предложил еще вопрос:
     какое  есть  начало  бога?  Если его  послушать,  то  выходит, что  это
какой-то фантом, какой-то недоносок.
     236. Ипполит, Philos. VIII 19
     Ересь монтанистов возникла во второй половине II в.  Основатели ее были
Монтан  (по церковным источникам  - бывший жрец Кибелы, оскопивший себя в ее
честь),   его  ближайшими  продолжателями-   Присцилла  и   Максимилла.   Те
христианские  течения,   среди   которых   вырабатывалась   основная   линия
исторического развития  церкви, вели долгую и упорную борьбу с монтанистами,
которых  отчасти  поддерживала такая  значительная  фигура, как  Тертуллиан.
Сочинения Монтана, Присциллы и Максимиллы до нас не дошли,  если не  считать
нескольких незначительных  цитат. А церковники сообщают о монтанистах всякие
небылицы и переводят спор в плоскость догматическую. Ересь  называется также
катафригийской, так как она возникла во Фригии.
     Другие... фригийцы родом...  введены в заблуждение женщинами Присциллой
и Максимиллой, которых они считают пророчицами; на них сошел,  по их словам,
дух параклита;  до них  они почитают  пророком некоего  Монтана; имея от них
бесчисленные книги,  они  заблуждаются,  говоря, что  через них они  познали
больше, чем из закона, пророков и евангелий.
     237. Philasterius, Haer. 49
     После  них восстали  катафригийцы,  живущие  в  провинции  Фригии.  Они
принимают пророков и  закон, исповедуют отца и сына  и дух, чают воскресения
плоти,  как проповедует  и церковь;  но  они прославляют и  некоторых  своих
пророков, то есть Монтана,  Присциллу и Максимиллу, о которых не  возвестили
ни  пророки,  ни Христос. Они  прибавляют, что полнота  святого духа не была
отпущена  от  Христа  через  апостолов,  но  через  этих  их  лжепророков  и
лжеучителей. Они крестят  мертвых, отправляют таинства публично, они именуют
Иерусалимом  свой  город  во  Фригии,  Пепузу,  где  провел  свою  пустую  и
бесплодную  жизнь Монтан  и  где  совершается  мистерия  циников и  гнусная,
ужасная мистерия с ребенком.  В числе методов борьбы  с монтанистами церковь
пускала в ход и кровавый навет.
     238. Иероним, ad Marcellam ep. 41 (Ор. I 188)
     Во-первых, мы расходимся в правиле веры: мы помещаем  отца и сына и св.
духа каждого  в отдельном лице, хотя соединяем их в  субстанции; они, следуя
Савелию,  втискивают троицу  в одно лицо.  Мы хоть  и не домогаемся  второго
брака, но разрешаем его... они до такой степени считают преступным повторный
брак,  что  поступивший  таким  образом  у  них считается  прелюбодеем.  Мы,
согласно  преданию  апостолов,  соблюдаем  один  сорокадневный  пост...  они
устраивают  три  сорокадневных  поста  в  год,  как  если бы  три  спасителя
пострадали...  У нас  место апостолов занимают епископы,  у  них епископ  на
третьем месте, а  первое  место занимают  патриархи г. Пепузы, во  Фригии, а
второе-так  называемые "товарищи"  (koinonoi),  и,  таким образом,  епископы
скатываются на третье, почти последнее место.
     239. Praedestinatus, haer. XXVI
     Против них (катафригийцев) писал св.  Сотер, папа римский, и Аполлоний,
предстоятель  эфесский. Им возразил  карфагенский  пресвитер Тертуллиан.  Он
защищает  Монтана против вышеуказанного папы римского Сотера, утверждая, что
ложно обвинение в крови младенцев;
     что (они признают)  троицу в единстве божества, покаяние падших,  те же
таинства и общую с нами пасху.
     240. Тертуллиан, Praescr. haer
     XXIX. Какое безрассудство полагать, что ересь могла существовать прежде
истинного  учения,  которое  предуведомило  нас,  что   возникнут  ереси,  и
советовало  нам  избегать их.  Сказано  было  церкви, или,  вернее, само это
учение сказало церкви: "Если бы ангел с неба стал благовествовать вам не то,
что мы благовествовали вам, да будет анафема" (Гал., 1:8).
     XXX. Где был тогда Маркион, штурман моря Эвксинского, ревностный стоик?
Где  был платоник  Валентин?  Известно, что  они жили недавно при Антонине и
исповедовали  католическую веру в римской церкви  при архипастыре Елевферии,
пока  беспокойный  характер  их  и  их  учение,  соблазнявшее  верующих,  не
заставили христиан  дважды  изгнать их из  церкви, а  Маркиона даже вместе с
принесенными им 200 (тысяч) сестерциев. С тех пор они распространили повсюду
яд своих  ересей.  Наконец Маркион  отрекся  от  своих  заблуждений,  и было
изъявлено согласие даровать ему мир с тем условием, чтобы он взялся привести
опять в церковь отлученных им от нее.  Но смерть не дала ему на это времени.
Апеллес жил еще  позже Маркиона,  который был его учителем.  Сойдясь с одной
женщиной -  не в пример воздержанию Маркиона - и не  смея возвести взоров на
своего  целомудренного наставника,  он  бежал в Александрию. По  возвращении
оттуда  через  несколько лет... он  был соблазнен другой  женщиной, то  была
Филумена, ставшая потом  распутнейшей блудницей. Она до того очаровала  его,
что он  под ее диктовку писал  откровения. Есть и теперь  еще люди,  которые
помнят, что видели их обоих;  между  нами есть даже и  теперь  их ученики  и
последователи, так  что нельзя ошибиться насчет времени, когда  они  жили...
Маркион отделил Новый завет  от Ветхого. Но то, что он отделил, существовало
прежде его, следовательно,  оно было соединено  до отделения и  до того, кто
произвел  это  отделение.  То  же  относится  и  к  Валентину,  который   не
довольствуется  тем,  что  странным  образом  толкует   писание,  а  мечтает
исправить его под тем предлогом, что оно раньше было испорчено; но тем самым
допускается, что писание существовало до него...
     XXXIII. Апостол Павел в первом послании к коринфянам осуждает еретиков,
отвергающих  воскресенье или ставящих его под сомнение: это было заблуждение
саддукеев,  принятое  отчасти  Маркионом, Валентином, Апеллесом  и  другими,
отвергающими воскресение тела. В  послании к галатам он восстает против тех,
которые держатся обрезания и обрядов закона (то есть Ветхого завета):
     это  ересь  - Эвиона  (эбионитов).  Эбиониты  -  от еврейского  "эвьон"
(нищий) -  Тертуллиан  ошибочно  выводит  из  собственного  имени  Эвион.  В
поучении к Тимофею  он осуждает возбраняющих жениться; Маркион и ученик  его
Апеллес также запрещают супружество.
     Павел точно так же упрекает тех, кто  утверждает, что  воскресение  уже
совершилось: валентиниане такого мнения. Когда Павел  говорит о  бесконечных
родословиях,  то  тут  нельзя  не  узнать  Валентина,  который  говорит, что
какой-то Эон, которому  он  дает странное  имя и  даже много  имен,  рождает
благодатью своей мысль и истину, мысль  и  истина  рождают  слово и жизнь, а
слово и жизнь рождают человека и церковь.
     Это первые  восемь эонов,  от  которых родились  другие десять эонов и,
наконец,- чтобы пополнить сказочное  легендарное число тридцать  эонов - еще
двенадцать, названных самыми диковинными именами.
     Порицая   почитание,  воздаваемое  стихиям,  апостол  как  бы  называет
Гермогена, выдумавшего вечную  материю,  которую он ставит наравне  с вечным
богом, делая ее матерью и богинею стихий; после этого нечего удивляться, что
он ее обоготворяет.
     Иоанн Богослов в Апокалипсисе (2:14) угрожает казнью сторонникам учения
-  "чтобы  они ели  идоложертвенное и прелюбодействовали". Ныне  есть другие
николаиты, известные под именем каинитов.
     В посланиях  своих  он  (Иоанн)  считает  антихристом  всякого, кто  не
исповедует Иисуса Христа, пришедшего во  плоти,  и  не признает  его за сына
божия. Первого заблуждения держится Маркион, второго - Эвион.
     Петр считал за некоторого рода идолопоклонство и осудил в Симоне-волхве
магию, воздающую божеский культ ангелам.
     XXXIV. Вот  как будто все различные роды  ложного учения,  которые были
известны еще во время апостолов, как они сами об этом нам сообщают. Но между
столь многими тогдашними превратными сектами нет ни одной, которая  дерзнула
бы  напасть  прямо  на  бога,  творца  вселенной.  Никто  не   посмел   даже
предположить иного  бога. По большей части они все проявляли сомнение больше
на  сына, чем  на отца,  пока Маркион  наконец кроме бога-творца не  выдумал
другого бога под именем доброго начала; пока Апеллес не стал утверждать, что
создатель был ангел верховного  бога, огненной сущности, бог древнего закона
и иудеев; пока Валентин  не  посеял, так сказать, своих эонов и  не заставил
бога-творца родиться от какой-то недостаточной сущности одного из них...
     XXXVIII... Хотя Валентин, по видимости, и  принимает весь Ветхий завет,
но,  в сущности, он не меньший  враг истины, чем Маркион, только хитрее его.
Маркион, держа в  руках  железо, а не грифель, изорвал  в куски все писание,
чтобы  придать вес своей системе. Валентин сделал вид, что щадит его, что он
старается не  столько  применить  его  к своим  заблуждениям,  сколько  свои
заблуждения к нему;
     между тем  он исказил  его больше, чем Маркион,  отнимая у слов всю  их
силу и естественное значение, чтобы придать  им насильственный смысл, и в то
же время выдумывая существа невидимые и фантастические.
     241. Тертуллиан, Praescr. haer. XLI
     Не могу отказаться от того, чтобы не описать здесь поведение еретиков -
какое оно легкомысленное, мирское, обыденное, пошлое, не имеет  ни важности,
ни внушительности, ни благочиния, совсем так же, как и вера  их. Неизвестно,
кто у них оглашенный, кто верный. Они входят, слушают, молятся как попало, и
даже вместе с  язычниками,  если они там окажутся.  Для них ничего  не стоит
"давать святыни  псам"  и  "метать  бисер  перед  свиньями".  Ниспровержение
всякого благочиния они называют простотой, прямотой, а нашу привязанность  к
благочинию они называют притворством. Они подают  благословение всякому  без
разбора. Так как по своим верованиям они расходятся друг с другом, то им все
равно,  все   для  них  пригодно,  лишь  бы  только  побольше  людей  к  ним
присоединялось, чтобы  торжествовать над истиной;  все они надуты гордостью,
все обещают просветить. Оглашенные считаются у них совершенными еще до того,
как  восприняли  учение.  А  женщины их  чего только себе не позволяют?  Они
осмеливаются учить, вступать в прения, заклинать, обещать исцеление, а может
быть, и крестить.
     Их посвящения совершаются наугад, произвольно,  без последовательности.
Они возвышают то  новообращенных, то людей, преданных мирским  интересам, то
даже  наших  отступников, чтобы  привязать  их к себе  честолюбием,  если не
истиной. Нигде  люди  так  быстро не  повышаются  в  чинах,  как  в скопищах
мятежников, где мятеж считается заслугой. Так и у них: сегодня один епископ,
а  завтра другой, сегодня дьякон, а завтра чтец, сегодня священник, а завтра
мирянин. Они мирян прямо возводят в священнические степени.
     Что  сказать  об их  проповеди? У  них  на сердце не то чтобы  обращать
язычников, но чтобы наших  развращать.  Они ставят  себе за честь  повергать
стоящих прямо, вместо того чтобы поднимать падших..., Впрочем, они не  имеют
даже почтения к своим  архиереям, а потому нет или  незаметно у них распрей.
Но самый союз их есть беспрерывная распря.
     242. Тертуллиан, de bapt. XVII
     ...Некоторые жены,  как  выше было указано, присвоили себе право учить.
Неужели  они будут  настолько дерзки, что осмелятся также крестить? С трудом
этому  можно поверить.  Если те  из них,  которые  читают послания Павла без
разбора, вздумают для  своего оправдания сослаться  на пример  святой Феклы,
которой Павел будто бы дал власть учить и крестить, то пусть они знают,  что
книга, в которой об этом  упоминается, написана не Павлом, а одним азиатским
священником, выпустившим  ее под именем Павла и наполнившим  ее собственными
бреднями. Священник этот, уличенный и сознавшийся  в том, что он ее сочинил,
был за  то отрешен от сана и изгнан из церкви. Да и в  самом деле, может  ли
быть малейшая  вероятность,  чтобы  св.  Павел,  едва  дозволявший  женщинам
присутствовать при публичной проповеди, стал уполномочивать их самих учить и
крестить? "Жены ваши,- говорит он,- в церквах да молчат... Если же они хотят
чему научиться, пусть спрашивают дома у мужей своих" (1 Кор., 14:34-35).
     243. Тертуллиан, de pudic. IX
     ...Сам господь  сказал: "Всякий, кто смотрит  на женщину с вожделением,
уже  прелюбодействовал с ней в  сердце своем"  (Мф., 4:28). Человек,  ищущий
вступать в  брак с женщиной,  не творит ни  именно  этого,  хотя бы после  и
женился на ней? Да и  женился ли бы  он на ней, если  бы не посмотрел на нее
прежде с похотью, разве только если бы он брал такую жену, которой не  видал
и не желал? Для совести мужа важно то, чтобы он до женитьбы не пожелал чужой
жены. Но  до женитьбы все  жены  чужие,  так что  никакая женщина не выходит
замуж  иначе,  как когда муж  уже взором любодействовал с  нею... На  это вы
возразите, что я слишком далеко  захожу,  что я нападаю даже на первый брак.
Это  правда.  Я  нападаю  на  него,  потому  что  он  основывается  также на
пожелании, а пожелание есть уже любодеяние.
     244. Ириней, с. haer. I 26
     Ириней, епископ  Лионский, написал  в последней четверти  II в. большую
обличительную  книгу  против ересей, преимущественно гностических; книга эта
сохранилась  в латинском переводе и в  отдельных  выдержках  у других  отцов
церкви.
     1. Некто Керинф, наученный в  Египте, учил,  что мир сотворен не первым
богом, но силою, которая далеко отстоит от этого превысшего первого начала и
ничего не  знает о всевышнем боге. Иисус, говорит он, не был  рожден от девы
(ибо это казалось ему невозможным), но, подобно всем людям, был сын Иосифа и
Марии  и отличался  от всех  справедливостью,  благоразумием и  мудростью. И
после  крещения сошел на него  от  превышнего первого начала  Христос в виде
голубя; и  потом  он  возвещал  неведомого отца  и  совершал чудеса, наконец
Христос отделился от  Иисуса, и Иисус страдал и воскрес.  Христос же, будучи
духовен, оставался чужд страданий.
     2.  Эбиониты,  напротив,  соглашаются,  что мир сотворен  богом,  но  в
отношении  к  господу  они того же  мнения,  что  Керинф  и  Карпократ.  Они
пользуются только Евангелием Матфея, отвергают апостола Павла,  называя  его
отступником  от  закона.  Относительно  пророческих  писаний  они  стараются
объяснить их  замысловато;  совершают  обрезание, соблюдают  обряды закона и
образ жизни иудеев, так что поклоняются  Иерусалиму,  как будто он был домом
божьим...
     245. Ириней, с. haer. 1 27
     1.  Некто Кердон,  заимствовавший учение от симониан  и пришедший в Рим
при Гигине, который по порядку от апостолов был девятым епископом, учил, что
бог, проповеданный законом  и пророками, не есть  отец господа нашего Иисуса
Христа, потому  что того знали, а последний был неведом;  тот  правосуден, а
этот благ.
     2.  За  ним  последовал Маркион  из  Понта, который  распространил  это
учение. Он  бесстыдным образом богохульствовал,  говоря,  что  проповеданный
законом и пророками бог есть виновник  зла, ищет  войны, непостоянен в своем
намерении  и  даже  противоречит  себе. Иисус  же происходил  от того  отца,
который выше  бога, творца мира,  и,  пришедши  в Иудею во  время  правителя
Понтия  Пилата, бывшего  прокуратором Тиберия Цезаря, явился жителям Иудеи в
человеческом образе, разрушая пророков и закон и все дела бога, сотворившего
мир,  которого  он  называет  также миродержателем.  Сверх  того он  искажал
Евангелие Луки, устраняя все, что  написано в рождестве господа, и многое из
учения   и  речей   господа,  в  которых  господь  представлен  весьма  ясно
исповедающим, что творец этого мира есть его отец.
     Маркион также  внушал своим  ученикам, что он  достойнее  доверия,  чем
апостолы,  передавшие евангелие,  а сам передал им  не евангелие,  а  только
частицу евангелия.  Подобным образом он урезывал  и послания апостола Павла,
устраняя все, что апостолом ясно  сказано о боге,  сотворившем мир,- что  он
есть   отец  господа  нашего  Иисуса  Христа,  и  что  апостол  приводил  из
пророческих изречений, предвещавших пришествие господа.
     246. Ириней, с. haer. I 13
     1.  Есть  между сими  еретиками  некто  по имени  Марк,  именующий себя
поправителем  своего учителя. Будучи весьма искушен в чародейских проделках,
он обольстил ими множество мужчин и женщин и привлек к себе, как обладающему
наибольшим знанием  и получившему величайшую силу из незримых и неизреченных
мест, вследствие чего является поистине предтечей антихриста... 3. Вероятно,
он  имеет  при себе и  какого-нибудь  беса, при  посредстве  которого и  сам
представляется  пророчествующим  и делает  пророчествующими  женщин, которых
почтет достойными быть соучастницами его благодати. Ибо он более всего имеет
дело с  женщинами, и притом с щеголеватыми, одевающимися в  пурпур и  самыми
богатыми, которых часть старается увлечь, льстиво говоря им: "Хочу преподать
тебе моей благодати, потому что отец всего всегда видит ангела твоего  перед
лицом  своим. Место же твоего владычества  (ангела) между  нами:  нам  нужно
составить одно. Прими сперва  от меня  и  через меня благодать. Приготовься,
как невеста, ожидающая жениха своего, да будешь ты - я, а я  - ты. Водрузи в
брачном  чертоге твоем семя  света.  Прими  от меня  жениха,  вмести  его  и
вместись  в  нем.  Вот  благодать  сошла  на   тебя,  открой  уста  свои   и
пророчествуй". Когда же женщина  ответит: "Никогда я не пророчествовала и не
умела пророчествовать", тогда он  во второй  раз, делая какие-то призывания,
чтобы поразить обманываемую, говорит ей: "Открой уста и говори что бы  то ни
было, и ты будешь пророчествовать". А  женщина, возгордившаяся и восхищенная
от  таких  слов,  разгоревшись  душой  от  ожидания  того,  что  сама  будет
пророчествовать,  при  усиленном против обычного  сердцебиении  отваживается
говорить  и  говорит  вздор и  все,  что попадается,  пусто  и  дерзко,  как
разгоряченная  пустым  ветром... И  с  тех  пор почитает себя  пророчицей  и
благодарит Марка, давшего ей от своей благодати.
     247. Киприан, письмо 52 (42)
     В середине  III в.  христианская церковь представляла собою уже  мощную
разветвленную организацию, обладавшую большим имуществом.  Стоявшие во главе
общины    богатые    епископы,   опиравшиеся    на    новую   провинциальную
землевладельческую  и  служилую  знать, руководили не  только  религиозной и
финансовой жизнью церкви,  но и  политикой,  направленной  против умирающего
сенаторского, патрицианского Рима. В то же время идет ожесточенная классовая
борьба внутри церкви; одурманенная попами беднота, эксплуатируемая своими же
единоверцами и  церковью, бессильно мечтает о  возврате к  мнимой  "чистоте"
первоначального христианства; отчаяние эксплуатируемых прорывается  в ересях
и расколах.
     Ниже мы  приводим отрывки  из письма епископа  карфагенского, "святого"
Киприана, отца церкви, о расколе Новата, Новациана и других.
     Киприан брату  Корнелию  желает здравствовать.  Ты  поступил  хорошо...
поспешивши  послать  к нам аколуфа Никифора, чтобы  он... сообщил  нам самые
полные сведения о новых зловредных замыслах  Новациана  и Новата к нападению
на Христову церковь...  На следующий день подоспел Никифор с важным письмом,
из  которого мы сами узнали и другим стали сообщать и внушать,  что Еварист,
бывший епископ, не остался даже мирянином, что он, отчужденный  от кафедры и
народа и  изгнанный  из  церкви  Христовой,  блуждает  по другим  отдаленным
областям и, сам потеряв истину и веру, старается увлечь к тому и других себе
подобных,- а  Никострат, лишившись священного  диаконского  сана,  похитивши
святотатственным обманом церковные деньги  и утаивши достояние вдов и сирот,
не  столько желал побывать  в Африке, сколько стремился... бежать из Рима. И
теперь   этот  отступник  и   дезертир...   выдает   и  провозглашает   себя
проповедником...  О Новате  нечего  было  сообщать нам оттуда; скорее мы вам
должны  описать Новата. Это человек, всегда  увлекающийся новыми  идеями, со
скупостью ненасытной,  неистовым  хищничеством, надутой  спесью  и глупостью
надменной  гордости;  он  всегда  был здесь  на  дурном  счету у  епископов;
священники  единогласно осудили его, как всегдашнего еретика  и вероломца...
это   -   пламя   для  возбуждения  пожаров  раздора,   вихрь  и  буря   для
кораблекрушений веры,  враг  покоя,  противник тишины,  неприятель  мира.  И
только  по удалении его от  вас... последовала там отчасти тишина; славные и
добрые   исповедники,  которые  по   его  наущению  отступили   от   церкви,
возвратились  к церкви  после того, как он удалился из Рима. Это все  тот же
Новат, который у нас зажег первое  пламя несогласия и раскола, который здесь
отторгнул  некоторых  из  братий от епископа... Это  он без моего согласия и
ведома... поставил диаконом слугу своего Фелициссима и... отправившись в Рим
для  разорения церкви, старался и  там совершить подобное, отторгая от клира
часть народа,  разрывая  согласие  братства...  Здесь  он,  вопреки  церкви,
поставил   диакона,  там  -  поставил  епископа...  Ограбленные  им  сироты,
обманутые вдовы  и утаенные церковные деньги требуют тех наказаний для него,
какие мы  усматриваем  в  соответствии с  его неистовством. Он поразил ногой
утробу  своей   жены,   и  дитя  было  вытеснено   преждевременными  родами,
угрожавшими  смертью  матери.   И  он   осмеливается  теперь  осуждать  руки
приносящих  жертвы идолам,  когда  ноги  его, которыми убит имевший родиться
сын, гораздо нечестивее.
     248.  Киприан,  письмо  41(33)  (к  Капронию,  Геркулану  и  прочим  об
отлучении Фелициссима)
     Я крепко опечалился,  возлюбленнейшие братья, получивши  ваше письмо...
Вы извещаете о бесчинных и коварных  замыслах Фелициссима,  извещаете о том,
что  он...  теперь покусился  еще отделить от  епископа часть  народа...  Не
уважив достоинства места, мною занимаемого, не смущаясь ни вашей властью, ни
вашим  присутствием,  он  по  собственному влечению...  возмутив спокойствие
братьев  и по  безрассудной дерзости, сделался вождем крамолы  и начальником
возмущения.

Популярность: 46, Last-modified: Wed, 27 Dec 2000 19:32:14 GMT