Роман


     -----------------------------------------------------------------------
     2-ое издание. 1-ое в 1915 году. Перевод с английского К.А.Гумберта.
     Хаггард Г.Р. Собрание сочинений. Т.7. Ледяные боги. Аэша: Романы
     "АЛНА Литера", Вильнюс, 1992
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 26 декабря 2003 года
     -----------------------------------------------------------------------




                       Предисловие

                       Часть первая


                       II. БУДДИСТСКИЙ МОНАСТЫРЬ
                       III. СВЕТОЧ
                       IV. ЛАВИНА
                       V. ГЛЕТЧЕР
                       VI. У ДВЕРЕЙ
                       VII. ИСПЫТАНИЕ ПЕРВОЕ
                       VIII. СОБАКИ СМЕРТИ
                       IX. ПРИ ДВОРЕ ХАНА
                       X. У ШАМАНА
                       XI. ОХОТА И СМЕРТЬ ХАНА
                       XII. ВЕСТНИК

                       Часть вторая


                       II. СУДИЛИЩЕ СМЕРТИ
                       III. ВТОРОЕ ИСПЫТАНИЕ
                       IV. ПРЕВРАЩЕНИЕ И ОБРУЧЕНИЕ
                       V. ТРЕТЬЕ ИСПЫТАНИЕ. МОГУЩЕСТВО АЭШИ
                       VI. ПРЕДСКАЗАНИЕ АФИНЫ. ИЗМЕНА
                       VII. АЭША ИСЧЕЗАЕТ




     Гораций Холли и его друг Лео Винцей,  возлюбленный  божественной  Аэши,
отправились в Центральную Азию, надеясь там снова увидеть ее. С  тех  пор  о
них не было  никаких  известий.  Но  вот  почти  двадцать  лет  спустя,  как
рассказывает Райдер Хаггард,  среди  присланных  в  редакцию  рукописей  ему
попался невзрачный серый пакет, из которого выпала рукопись романа "Аэша"  и
два письма  на  имя  редактора.  На  одном  из  писем  он  тотчас  же  узнал
характерный почерк м-ра Холли.  Гораций  Холли  писал,  что  вернулся  после
двадцатилетнего отсутствия в цивилизованный мир.
     "Вы  первый  узнали  о  Той,  которой  все  повинуются,  которая  много
тысячелетий ожидала в пещерах Кор возрождения своего друга, - писал он, - вы
же первый должны узнать об Аэше. Вам надлежит  узнать  мистическую  развязку
трагедии, начавшейся в Кор, а может быть, еще раньше, в  Египте...  Я  очень
болен и вернулся в свой старый дом, чтобы умереть.  Поручаю  своему  доктору
переслать вам эту рукопись, если не раздумаю и не сожгу ее еще при жизни,  а
также шкатулку, в которой вы найдете систр  -  древний  жезл  жрецов  культа
Изиды, или Хатор. О нем часто упоминается  в  моей  рукописи,  и  он  должен
служить вещественным доказательством того, что все написанное мною - истина.
Этот жезл - дар Аэши".
     Второе письмо было от доктора, которого умирающий  Холли  выбрал  своим
посредником. "Дней десять тому назад, -  писал  доктор,  -  меня  позвали  в
старый дом на  утесе  (в  Кумберленде),  который  много  лет  стоял  пустым.
Экономка сказала мне, что ее барин недавно вернулся из Азии с очень  больным
сердцем. Я застал его сидящим в постели: когда  он  лежал,  ему  становилось
хуже. Это был странный старик с узкими  темными  глазами,  полными  жизни  и
огня. Длинная седая  борода  падала  на  его  могучую  грудь.  Седые  волосы
скрывали брови. Странное дело, он был безобразен - и в то же время красив. В
лице его я почувствовал что-то необыкновенное. Он был  недоволен,  что  меня
позвали без его ведома, но мы  скоро  разговорились.  Спасти  его  оказалось
невозможно, я попытался только облегчить его страдания. Он много рассказывал
о странах, в которых бывал, иногда в бреду говорил по-гречески и по-арабски,
обращаясь к какому-то существу,  которому  он  поклонялся.  Профессиональная
тайна не позволяет мне рассказывать то, о чем он говорил. Однажды он дал мне
ваш адрес и поручил переслать эту рукопись и ящичек, что я и делаю.  Однажды
вечером я пошел навестить его, но не застал дома; экономка сказала,  что  он
вышел. Я поспешил в указанном направлении.
     Луна освещала выпавший ночью снег, и я ясно  различил  на  снегу  следы
босых ног; они вели к холму за домом. На вершине холма есть древний памятник
из  монолитов,  который  окрестные  жители  называют   "Чертовым   Кольцом".
Посредине  колоннады,  в  высоком,  грубо  сложенном   дольмене,   находится
изображение головы. Некоторые археологи считают его изображением  египетской
богини Изиды и думают, что  памятник  был  некогда  местом  поклонения  этой
богине. Я вспомнил, что Холли  спрашивал  у  меня  недавно  про  памятник  и
говорил, что хотел бы умереть у его подножия. И вот теперь, приблизившись, я
увидел его стоящим у кромлеха. Что-то странное  было  в  этой  сцене.  Среди
колоннады из грубых монолитов одиноко и величественно поднимался памятник из
трех камней, а перед ним стоял Холли; он громко произносил какие-то арабские
заклинания. В правой руке у него был жезл,  на  котором  играли  драгоценные
камни и нежно звенели колокольчики.
     Тут я заметил присутствие еще кого-то.  В  тени  центрального  дольмена
что-то двигалось. Это нечто приняло образ женщины, на  лбу  которой  сверкал
огонек. Не знаю, может быть, мне все это показалось.  Очевидно,  Холли  тоже
увидел что-то. У него вырвался  радостный  крик,  и  он  бросился  вперед  с
распростертыми объятиями. Когда я подошел, свет погас, а м-р Холли лежал  на
земле, сжимая в руке жезл..."
     Действительно,  Р.Хаггард  скоро  получил  ящичек.   В   нем   оказался
хрустальный систрум в виде Crux ansata, или египетской эмблемы жизни,  этого
сочетания жезла, креста и петли. От петли тянулись три золотые проволоки  со
вделанными в них рубинами, сапфирами и бриллиантами. На четвертой  проволоке
висели четыре колокольчика, издававшие приятный мягкий звук. Пусть  читатель
сам найдет в предлагаемом романе смысл и предназначение этого  таинственного
жезла.









     Прошло около двадцати лет с той ночи, когда Лео было видение,  двадцать
ужасных  лет  томительных  поисков  и  тяжелого  труда,  которые  привели  к
потрясающему душу чудесному концу.
     Смерть моя близка, и я радуюсь этому, потому что хочу  продолжать  свои
поиски в других сферах, как это мне было обещано. Я стремлюсь познать начало
и конец драмы души.
     Я, Гораций Холли, был очень болен. Меня принесли  полумертвого  из  тех
гор, которые видны из моего окна. Я  нахожусь  на  границе  северной  Индии.
Другой на моем месте умер бы, но меня хранит Судьба, может быть,  для  того,
чтобы после меня осталась эта книга. Я пробуду здесь месяца два и, когда  ко
мне вернутся силы, отправлюсь в путь, потому что мне  хочется  умереть  там,
где я родился. А пока я пишу эту повесть,  по  крайней  мере,  самые  важные
страницы ее. Начну с видения.
     Когда мы с Лео Винцеем вернулись в 1885 году из Африки, желая отдохнуть
после страшного потрясения и собраться с мыслями,  то  поселились  в  старом
домике моих предков в Кумберленде. Дом этот, если  кто-нибудь,  считая  меня
умершим, не завладел им, принадлежит мне и поныне, и я поеду туда умирать.
     - Какое потрясение? - спросит читатель.
     Я - Гораций Холли, а друг мой, мой товарищ, мой духовный сын, о котором
я с детства заботился - Лео Винцей.
     Следуя указанию, найденному в одной древней рукописи, мы отправились  с
ним к пещерам Кор в Центральной Африке. Там мы  встретили  Ту,  которой  все
повинуются. В Лео она узнала  своего  возлюбленного  Калликрата,  греческого
жреца Изиды, которого в порыве ревности убила два тысячелетия тому назад.  Я
тоже нашел в ней божество, которому стал с тех пор поклоняться - не  плотью,
но, что ужаснее,  душою  и  волей.  Плоть  умирает  или,  по  крайней  мере,
изменяется,  страсть  телесная  проходит;  но  страсть  духа,  стремление  к
слиянию - вечны.
     Чем заслужил я такое наказание? Но наказание ли  это?  Может  быть,  то
лишь мрачная, ужасная Дверь, которая ведет в  светлый  дворец  Награды.  Она
клялась, что я навсегда останусь ее и его другом  и  мы  будем  жить  вместе
вечно. Я ей верю.
     О! Сколько мы странствовали по ледяным вершинам  и  пустыням!  Наконец,
явился Вестник и указал нам Гору. На той Горе мы нашли храм, в храме - Духа.
Не поучительная ли это аллегория? Я думаю, да.
     В Кор мы встретили бессмертную женщину. В огненных лучах  Столпа  Жизни
она призналась в своей мистической любви, и на наших  глазах  была  осуждена
так ужасно, что я содрогаюсь при одном воспоминании об этом. Но каковы  были
последние слова Аэши?
     - Не забывайте меня... Сжальтесь  над  моим  стыдом...  Я  не  умру.  Я
вернусь еще раз во всей своей красоте. Клянусь, что это правда!
     Но не стану пересказывать повесть, уже изданную человеком,  которому  я
ее доверил, и обошедшую весь свет: я читал ее даже в переводе  на  индийский
язык.
     Мы прожили год в старом доме на пустынном берегу  моря  в  Кумберленде,
оплакивая утраченное, стараясь снова обрести его. Силы вернулись  к  нам,  и
поседевшие от ужаса волосы Лео снова стали золотистыми. Лицо его по-прежнему
прекрасно, только выражение его стало очень печальным.
     Хорошо помню ту ночь и час видения.  Сердце  разрывалось  на  части  от
отчаяния. Мы искали знамения и не находили его. Мы  кричали  и  не  получали
ответа.
     Был пасмурный августовский вечер. Мы гуляли по берегу, слушая шум  волн
и любуясь игравшей в далеких облаках зарницей. Мы шли молча. Лео вздохнул  -
его вздох напоминал рыдание - и сжал мою руку.
     - Не могу больше выносить этой муки, Гораций! - сказал  он.  -  Желание
увидеть еще раз Аэшу сушит мне мозг. Я сойду с ума. А между тем, я здоров  и
могу прожить еще лет пятьдесят.
     - Что же ты намерен делать? - спросил я.
     - Есть краткий путь к познанию и миру, - торжественно отвечал Лео. -  Я
хочу умереть и умру сегодня ночью.
     - Лео, ты трус! - воскликнул я в ужасе и гневе. - Ты  не  хочешь  нести
свою долю страданий, как другие.
     - Ты хочешь сказать, как ты? - жутко  захохотал  он.  -  На  тебе  тоже
тяготеет проклятие, но ты сильнее и выносливее меня, может быть, потому, что
ты старше. Я же не перенесу этого. Я умру.
     - Но это преступление, - сказал я. - С презрением  отказаться,  как  от
ненужной вещи, от жизни, этого дара Всемогущего - это  же  оскорбление  Его.
Такое преступление может  повлечь  за  собой  ужасное  наказание,  например,
вечную разлуку.
     - Разве это преступление, если человек,  которого  пытают  в  застенке,
покончит жизнь самоубийством? Наконец,  если  это  грех,  он  будет  прощен.
Растерзанная плоть, издерганные нервы  просят  пощады.  Я  -  исстрадавшийся
мученик. Она умерла, и смерть приблизит меня к ней.
     - Может быть, Аэша жива, Лео.
     - Если бы она была жива, то подала бы мне знак.  Но  я  так  решил.  Не
будем больше говорить об этом.
     Я еще спорил с Лео, но безуспешно. Случилось то, чего я  давно  боялся:
Лео сошел с ума от потрясения и  горя.  В  противном  случае  такой  глубоко
верующий человек, каким был он, не думал бы о самоубийстве.
     - Ты бессердечен, Лео, - продолжал я. - Ты хочешь покинуть меня. Так-то
ты платишь за мою любовь, за мои заботы о тебе! Ты меня убьешь, и кровь  моя
будет на тебе.
     - Почему твоя кровь, Гораций?
     - Дорога широка. Мы пойдем рядом. Долго жили и страдали мы  вместе,  не
расстанемся и теперь. Если ты умрешь, умру и я.
     Лео испугался.
     - Хорошо, - сказал он, - это произойдет не сегодня ночью, успокойся.
     Тем не менее я не  успокоился.  Желание  умереть,  появившись  однажды,
будет все усиливаться, наконец, Лео не устоит, а тогда, - тогда незачем жить
и мне, одинокому, покинутому...
     - Аэша! - воззвал я в отчаянии. - Если можешь,  докажи,  что  ты  жива,
спаси своего возлюбленного и меня! Сжалься над ним, пробуди в  нем  надежду,
без которой ни он, ни я не можем жить!
     В эту ночь я заснул разбитый, измученный. Внезапно Лео разбудил меня.
     - Гораций! - позвал он вполголоса. - О! Слушай, друг мой, мой отец!
     - Сейчас  зажгу  свечу,  -  отвечал  я,  и  все  трепетало  во  мне  от
предчувствия.
     - Не надо света, Гораций. В  темноте  лучше  рассказывать.  Мне  снился
яркий - будто реальность, - сон. Я стоял одиноко под  темным,  почти  черным
сводом неба, на  котором  не  было  ни  звездочки.  Вдруг  далеко-далеко  на
горизонте замерцал свет. Он стал подниматься по своду все  выше  и  выше  и,
наконец, очутился надо  мной.  Он  имел  форму  огненного  веера.  Скоро  он
оказался рядом с моей головой. Тогда я увидел фигуру  женщины.  Словно  свет
горел у нее на лбу. Гораций, то была Аэша. Я узнал ее глаза, ее милые черты,
ее волосы. Она посмотрела на меня так печально, как  будто  хотела  сказать:
"Почему ты сомневаешься?"
     Я пытался говорить, но уста мои онемели; обнять ее, но не  мог  поднять
рук. Между нами словно  стояла  преграда.  Она  поманила  меня  за  собой  и
полетела. Тогда душа моя, казалось, отделилась от тела и последовала за ней.
Мы устремились на Восток через моря и  сушу.  Дорога  была  мне  знакома.  Я
взглянул вниз и увидел развалины дворцов Кор и залив. Вот мы  очутились  над
Эфиопской  Головой,   а   внизу   с   серьезными   лицами   собрались   наши
спутники-арабы, которые утонули в море. Среди них был  и  Иов.  Он  печально
улыбнулся и покачал головой, как бы сожалея, что не может следовать за нами.
     Минуя моря, песчаные пустыни, опять моря, берег Индии, мы летели все на
север, пока не очутились над  увенчанными  снегом  горами.  Мы  остановились
ненадолго над монастырем. Монахи шептали молитвы на террасе.  Я  узнал  этот
монастырь: здание построено в виде серпа луны, перед  его  фасадом  стоит  и
смотрит вдаль исполинское божество. Мы достигли крайних пределов  Тибета,  а
дальше простиралась девственная, никому неведомая пустыня.
     На равнине близ монастыря одиноко высился холм. Мы остановились на  его
снеговой вершине. И вот над горами и пустыней, расстилавшейся у  наших  ног,
загорелся огонек. Мы стали  держать  путь  по  направлению  к  этому  маяку,
пролетели  над  обширной  равниной,  деревнями,  городами  и  очутились  над
остроконечной вершиной, имевшей  форму  египетского  символа  Жизни  -  Crux
ansata. Я увидел, что  свет,  к  которому  мы  летели,  исходит  от  кратера
вулкана. Тень Аэши указала нам рукой вниз и исчезла. Тут  я  проснулся.  Это
было знамение, Гораций.
     Голос Лео замер. Я думал об услышанном и молчал.
     - Ты спишь? - сердито схватил он меня за руку. - Что же ты молчишь?
     - О, нет, я не сплю! - Но дай мне собраться с мыслями.
     Я подошел к открытому окну, поднял  штору  и  стал  смотреть  на  небо.
Занималась заря. Лео тоже приблизился, и я чувствовал, как он весь дрожит от
волнения.
     - Знамение, говоришь ты? - сказал я. - По-моему, это просто сон.
     - Не сон, - резко возразил он, - а видение.
     - Если хочешь, видение. Но и  видения  бывают  галлюцинациями.  Слушай,
Лео,  твое  расстроенное  горем  и  тоской  воображение  доведет   тебя   до
сумасшествия. Тебе  снилось,  что  ты  один  в  необъятной  вселенной!  Тебе
чудилась тень Аэши. Но разве она когда-нибудь покидала тебя? Тебе грезилось,
что ты летишь с нею над морем и сушей к  таинственной  неведомой  горе.  Так
вела она тебя к жизни к вершине по ту сторону Врат Смерти. Снилось тебе...
     - Довольно! - прервал меня Лео. -  Я  видел  то,  что  видел.  Думай  и
поступай, как тебе угодно, Гораций, а я завтра же отправлюсь в Индию, и если
ты не хочешь ехать со мной, - отправлюсь один!
     - Не горячись, Лео, - сказал я. -  Ты  забываешь,  что  я-то  не  видел
знамения,  а  кошмара  больного  человека,  который  несколько  часов  назад
собирался  покончить  с  собой,  право,  недостаточно,  чтобы  убедить  меня
отправиться умирать среди снегов Средней Азии. Ты  предполагаешь,  что  Аэша
вновь возродилась на земле в Центральной Азии, как Великий Лама, не так ли?
     - Я не думал этого, но отчего бы и нет?  -  спокойно  возразил  Лео.  -
Помнишь, как в пещере Кор живой взглянул на  мертвого,  и  мертвец  и  живой
стали похожи друг на друга? Вспомни, как Аэша клялась, что вернется  в  этот
мир, и если это произойдет не через возрождение, тогда, что же,  переселение
души?
     - Я не видел знамения! - настаивал я.
     - Ты не видел. О! Как бы я хотел, чтобы ты увидел и убедился, Гораций!
     Мы замолчали и посмотрели на небо. Долго длилось наше молчание.
     Утро было свежее. Облака причудливо висели над морем, образуя гору,  на
вершине которой показался кратер. Из кратера поднялся  столп...  Мало-помалу
верхняя часть столпа растаяла, и внизу осталось огромное черное облако.
     - Смотри, - прошептал Лео, - это  из  моего  видения.  Теперь  ты  тоже
видишь знамение, Гораций!
     Я смотрел на облако, пока оно не рассеялось в лазури неба, и сказал:
     - Хорошо, Лео, я последую за тобой в Среднюю Азию!






     Прошло шестнадцать лет с той бессонной ночи в кумберлендском домике,  а
мы с Лео все  странствовали,  все  искали  гору  с  очертаниями  египетского
Символа жизни, искали и не находили.
     Описания нашего путешествия  хватило  бы  на  целые  тома,  но  к  чему
описывать его? Пять  лет  мы  провели  в  Тибете,  останавливаясь  в  разных
буддистских  монастырях,  изучая  законы  и  традиции  лам.  Раз  нас   даже
приговорили к смерти за посещение одного  священного  города,  но  нас  спас
китайский чиновник. Мы были на севере, востоке  и  западе  и  изучили  много
наречий. Мысль о возвращении никогда не приходила нам в голову,  потому  что
мы дали клятву найти то, что искали, или умереть.
     Мы были в Туркестане, на берегах озера  Балхаш,  провели  год  в  горах
Аркарти-Тан и чуть не умерли от голода в  горах  Черга.  Здесь  нас  застала
зима. Мы слышали, что в этих горах есть монастырь, ламы которого  отличаются
своей святой жизнью. Мы шли ночью при свете луны. У нас остался только  один
як, другой пал. Поклажа  была  не  тяжелая:  винтовки,  пятьдесят  патронов,
немного денег золотом и серебром, немного одежды;  но  животное  умирало  от
голода, как и его хозяева. Выбившись из сил, як остановился. Мы  завернулись
в грубые шерстяные одеяла и сели на снег.
     - Нам придется убить яка и съесть его, - сказал я.
     - Может быть, завтра мы раздобудем какой-нибудь дичи, - отвечал Лео.
     - Если же нет, мы должны будем умереть.
     - Умрем - и хорошо сделаем.
     - Конечно, Лео, это будет самым лучшим, что  мы  сможем  сделать  после
тринадцатилетних бесплодных странствий.
     Стало светать. Мы со страхом взглянули друг  другу  в  лицо,  испытывая
силы товарища. Цивилизованному человеку мы показались бы дикарями. Лео  было
за сорок лет; жизнь в  пустыне  закалила  его;  это  был  высокий,  красивый
мужчина с железной мускулатурой,  длинными  золотистыми  кудрями  и  широкой
большой бородой, смуглым от ветра и непогоды одухотворенным лицом.  На  этом
грустном лице светились, словно звезды, чистые, как хрусталь, серые глаза.
     Я тоже оброс  волосами,  поседел,  но,  несмотря  на  шестидесятилетний
возраст, был здоров и силен. Тяжелый трудный путь укрепил наши силы, закалил
нас, словно мы вдохнули в себя эликсир жизни.
     Перед нами расстилалась песчаная безводная и бесплодная степь, покрытая
блестящими кристаллами соли  и  выпавшим  за  ночь  первым  снегом.  За  ней
высилось множество гор, целое море гор со снеговыми вершинами. В глазах  Лео
сверкнули слезы от волнения.
     - Смотри! - сказал он мне.
     Лучи восходящего солнца, как волны прилива, заливали вершины холмов,  у
подножия которых мы сидели,  свет  скользил  все  ниже  и  ниже  и  осветил,
наконец, плоскогорье в трехстах ярдах над  нами.  На  этой  горной  площадке
торжественно смотрела  вдаль  огромная  статуя  Будды.  За  ним  полумесяцем
высилось желтое здание монастыря.
     - Наконец-то! - воскликнул Лео и пал ниц на землю, пряча лицо в снег.
     Я понял, что  происходило  в  его  душе,  и  оставил  одного,  а  когда
вернулся, тронул его за плечо.
     - Идем, - сказал я властно. - Опять начинается метель. Если в монастыре
есть люди, мы найдем у них пристанище.
     Он молча встал. Я заметил на лице его выражение счастья и мира.
     Мы поднялись  вверх  на  террасу.  Она  была  пустынна.  Что  если  это
необитаемые развалины монастыря, какие  часто  встречаются  в  этой  стране?
Сердце у меня заныло при этой мысли. Но вот из одной трубы показался  легкий
дымок. В центре высилось здание храма; но ближе,  там,  где  змеился  дымок,
была низкая дверь.
     - Отворите! Отворите, святые ламы! - громко закричал  я  и  постучал  в
дверь. - Помогите чужеземцам!
     Послышалось шлепанье туфель,  дверь  заскрипела.  На  пороге  показался
древний старец в каком-то желтом рубище.
     - Кто это? Кто? - спросил он, глядя на меня через роговые очки.  -  Кто
нарушает тишину обители святых лам?
     - Странники, святой отец, которые умирают  от  голода,  и  которым,  по
закону Будды, вы не можете отказать в приюте!
     Он взглянул через свои роговые очки на нашу изношенную одежду,  похожую
на его платье. Отчасти, чтобы не привлекать к себе внимания, отчасти потому,
что у нас не было другого, мы носили платье тибетских монахов.
     - Вы тоже ламы? - спросил старец. - Из какого монастыря?
     - Наш монастырь называется Светом, и в нем люди часто бывают голодны.
     - У нас не принято принимать иноверцев, а вы, кажется, не нашей веры.
     - Еще менее принято у вас, святой  Хубильган  (так  называют  в  Тибете
настоятелей монастырей) оставлять чужеземцев умирать от голода! - и я привел
ему соответствующий текст из учения Будды.
     - Я вижу, вы начитаны в Писании, - сказал монах. - Войдите  же,  братья
обители, называемой Светом. Я позабочусь и о вашем яке.
     Он ударил в гонг. Появился другой,  еще  более  дряхлый  монах.  Старец
поручил ему накормить нашего яка.
     Ку-ен, так звали настоятеля, отвел нас в монастырскую кухню,  служившую
также жильем братии. Тут вокруг огня сидели и  грелись  двенадцать  монахов.
Один из них готовил утреннюю  трапезу.  Ку-ен  представил  нас  как  "иноков
монастыря, называемого Светом". Четыре года никто не заходил в монастырь,  и
братья радостно приветствовали нас. Все они были стары,  -  младшему  -  лет
шестьдесят пять.
     Нам дали теплой воды, чтобы умыться, ветхое, но  чистое  платье,  туфли
вместо наших тяжелых сапог, и отвели нам комнату. Переодевшись, мы вернулись
в кухню, где нас ожидали горячая похлебка, молоко, вяленая  рыба  и  местный
деликатес - чай с маслом. Никогда еще не ели мы с таким аппетитом.  Наконец,
я заметил, что Ку-ен смотрит на  Лео  с  явным  удивлением,  а  монах-эконом
начинает опасаться, что с таким гостем запасы монастырской  кладовой  быстро
истощатся. Я  остановил  Лео,  и  мы  пропели  буддистскую  благодарственную
молитву, что приятно поразило монахов.
     - Ваши стопы на Пути! Ваши стопы на Пути! - сказали они.
     - Да, мы вышли в путь тринадцать лет тому назад, - отвечал Лео, - но мы
еще новички. Вы знаете, святые отцы, что путь далек, как звезды, широк,  как
океан, долог, как пустыня. Вещий сон  указал  нам  вашу  обитель.  Вы  самые
святые и самые ученые ламы и можете научить нас, как идти этим путем.
     - Конечно, мы самые ученые, - сказал Ку-ен, - далеко вокруг нет другого
монастыря; но, увы! Число наше все убывает.
     Мы попросили позволения  уйти  в  отведенную  нам  комнату  и  проспали
двадцать четыре часа. Сон освежил нас.
     Мы прожили в монастыре полгода, и добродушные монахи с первых  же  дней
посвятили нас в историю своей обители.
     Монастырь был древний и большой.  В  старину  тут  жило  несколько  сот
монахов.   Лет   двести    или    больше    тому    назад,    дикое    племя
еретиков-огнепоклонников напало  на  обитель  и  перебило  монахов.  Уцелели
немногие, и монастырь с тех пор опустел.
     В молодости Ку-ену было откровение, что он - перевоплощение  одного  из
прежних монахов монастыря и что он должен идти в обитель. Собрав вокруг себя
несколько ревнителей, он, с благословения своего настоятеля, пошел в горы  и
поселился в монастыре. Вот уже полстолетия живут они здесь,  почти  не  имея
связей с внешним миром. Сначала сюда изредка  приходили  другие  монахи,  но
теперь никто больше не приходит, и братия вымирает.
     - А что же будет потом? - спросил я.
     - Ничего, - отвечал Ку-ен. - Мы  заслужили  уважение.  Мы  имели  много
откровений, и, когда умрем, нас ожидает более  легкая  доля.  Мы  далеки  от
соблазнов мира, чего же нам желать еще?
     Бесконечная  молитва   чередовалась   с   бесконечно   долгими   часами
созерцания. Все остальное время монахи обрабатывали плодородную полосу земли
у подножия холма и пасли свое стадо.  Так  жили  они,  умирая  в  преклонных
летах, чтобы, как они думали,  снова  возродиться  где-нибудь  и  продолжить
вечный круг жизни.
     Зима была суровая. Пустыня скрылась под глубоким снегом. Идти дальше  -
значило погибнуть в снегу. Мы поневоле должны были остаться здесь до весны и
захотели перебраться в  нежилую  часть  монастыря,  обещая  питаться  рыбой,
которую будем сами ловить в  озере,  и  дичью,  убитой  нами  в  низкорослом
сосновом лесу на его  берегах.  Но  монах  сказал,  что  братия  хочет  быть
гостеприимной с иноками монастыря, называемого Светом, где так  часто  царит
голод не только телесный, но и духовный. Доброму старцу  хотелось  направить
наши стопы на путь Истины и сделать нас настоящими ламами.
     И мы пошли по этому  Пути,  участвовали  в  молитвах  и  читали  библию
буддистов Кенджур. В свою очередь мы рассказывали им о  своей  вере,  и  они
радовались, находя в ней сходство с учением Будды.  Если  бы  мы  прожили  в
монастыре лет семь, вероятно,  многие  из  братьев  примкнули  бы  к  нашему
учению. Мы рассказывали также о разных странах и людях, и  это  интересовало
монахов, которые знали кое-что о России,  Китае,  и  о  некоторых  полудиких
племенах тоже.
     - Может быть, в одно из последующих перевоплощений нам суждено  жить  в
этих странах, - говорили они.
     Время шло. Нам жилось не худо, но сердца наши горели  неугасимым  огнем
поиска. Мы знали, что стоим на заветном пороге, но не могли перешагнуть его.
Вокруг все занесло снегом.
     Было у нас  одно  утешение.  В  одной  из  комнат  монастыря  мы  нашли
старинную библиотеку буддистских, сиваистских  и  шаманистских  рукописей  и
житий многих бодисатв - святых, -  на  разных  языках.  Особенно  интересным
оказался дневник хубильганов, - настоятелей древнего буддистского монастыря.
Вот что  было,  например,  на  страницах  последнего  тома  этого  дневника,
написанного лет двести  тому  назад,  незадолго  до  нападения  варваров  на
обитель.
     "Летом этого года один из наших братьев нашел  в  пустыне  человека  из
племени, которое живет за далекими горами. Рядом с  ним  лежали  трупы  двух
товарищей, погибших от  жажды  и  свирепствовавшего  накануне  тифа.  Он  не
сказал, как он попал в пустыню, но мы догадались, что товарищи его совершили
преступление, за которое были осуждены  на  смертную  казнь,  и  бежали.  Он
рассказал, что его родина плодородна  и  прекрасна,  но  часто  страдает  от
землетрясений и наводнений. Жители этой страны  воинственны,  но  занимаются
также земледелием. Народом этим  управляют  ханы,  потомки  греческого  царя
Александра. Это очень возможно, так как две тысячи лет тому назад царь  этот
послал свою армию в эти края.
     Чужеземец рассказал нам также, что народ его поклоняется жрице Хес  или
Хесеа, которая царствует из поколения  в  поколение.  Она  живет  одиноко  в
горах, не вмешивается в правление, но ее все  боятся  и  чтут.  Ей  приносят
жертвы. Тот, кого она возненавидит, умирает.
     Мы сказали ему, что он лжет, утверждая, что женщина эта  бессмертна,  и
смеялись над ее могуществом. Он рассердился, сказал,  что  наш  Будда  менее
могуч, чем его жрица, и грозил отомстить нам.
     Тогда мы дали ему в дорогу припасов и проводили его  из  монастыря.  Он
ушел, сказав, что вернется и докажет, что говорил правду. Мы думаем, что это
был злой дух, который хотел испугать нас, но это не удалось ему".
     Ничего больше не говорилось об этом пришельце,  но  через  год  дневник
обрывался. Уж не исполнил ли чужеземец обещание и не навлек ли на  монастырь
мщение Хесеи?
     Мы позвали в библиотеку Ку-ена и показали ему этот отрывок, спросив, не
знает ли он что-либо об этом событии. Он покачал головой,  как  черепаха,  и
сказал, что знает только кое-что об армии греческого  царя.  Он  видел,  как
проходило это войско, и только. Это было в его пятидесятое перевоплощение.*
     ______________
     * Буддистские священники утверждают, что они помнят то, что было  в  их
прежние воплощения.

     Лео засмеялся, но я толкнул его  под  столом,  и  он  сделал  вид,  что
чихнул. Нельзя же было обижать почтенного старца. Да и к чему  смеяться  над
учением о перевоплощении, в которое верит четвертая часть населения  земного
шара?
     - Как это может быть? - спросил я ученого мужа. - Ведь  память  угасает
со смертью.
     - Так только кажется, брат Холли, - отвечал он. - Память возвращается к
тем, кто ушел далеко вперед на Пути. Вот я совсем забыл  об  этой  армии,  а
когда ты мне прочитал данный отрывок, вспомнил. Вижу, как сейчас: стою  я  с
другими монахами у статуи Будды, а мимо идет войско. Оно  не  велико.  Много
солдат умерло в пустыне или убито. Их преследуют дикие племена, и они  бегут
от них. Их смуглый полководец пришел и потребовал приюта для  своей  жены  и
детей. Тогдашний настоятель ответил, что по уставу мы не можем приютить  под
своей кровлей женщин. Тогда вождь пригрозил сжечь  монастырь  и  убить  всех
монахов. Так как умершие насильственной смертью перевоплощаются в  животных,
мы предпочли нарушить устав и позже  испросить  у  Великого  Ламы  отпущение
греха. Я не видел царицу, но, увы! Я видел жрицу этого народа.
     - Почему ты говоришь об этом с сожалением? - спросил я.
     - Я забыл про войско, но про нее не забыл. Она долго была  препятствием
на моем пути к берегу спасения. Я был в то время смиренным монахом и  убирал
светлицу, когда она вошла и сбросила с себя  покрывало.  Она  заговорила  со
мной и спросила, не рад ли я, что вижу  женщину.  Она  была  прекрасна,  как
заря, как вечерняя звезда, как первый весенний цветок. О! Я грешный, грешный
человек! Вы считали меня святым, - я же только низкое существо. Эта женщина,
если только она женщина, зажгла  в  моем  сердце  пламя,  которое  не  хочет
погаснуть. - Слезы  потекли  из-под  очков  Ку-ена.  -  Она  заставила  меня
поклоняться ей. Расспросив меня подробно о моей вере, она сказала:
     - Итак, твой путь - путь Отречения, и твоя Нирвана - Ничто.  Разве  эта
цель стоит такого тяжелого труда?  Я  покажу  тебе  более  отрадный  путь  и
богиню, более достойную поклонения.
     - Каков же этот путь и что это за богиня? - спросил я.
     - Путь Любви и Жизни, который все  создает,  создал  и  тебя,  искателя
Нирваны. Моя богиня - Природа.
     Когда я спросил, где эта богиня, женщина  приняла  царственную  позу  и
сказала:
     - Это я... Поклонись мне!
     И я пал перед нею ниц и целовал  ее  ноги,  а  потом  бежал  от  нее  с
разбитым сердцем и краской стыда. А  она  со  смехом  закричала  мне  вслед:
"Вспомни меня, когда перейдешь в другой мир, о служитель  святого  Будды!  Я
меняюсь, но не умираю. Я найду тебя даже  в  Давашане,  потому  что  ты  мне
поклонился".
     И это правда, братья  мои.  Мне  отпустили  мой  грех,  я  искупил  его
страданиями, но я не могу избавиться от нее и не знаю мира".
     С этими словами Ку-ен закрыл лицо руками и зарыдал. Странно было видеть
восьмидесятилетнего старца  плачущим  как  дитя  из-за  прекрасной  женщины,
которую, как ему казалось, он видел в своей прошлой  жизни  две  тысячи  лет
тому назад. Но мы с Лео глубоко сочувствовали ему. Больше мы от него  ничего
не могли  добиться.  Он  не  знал,  какую  религию  исповедывала  жрица.  На
следующее утро она ушла вместе с войском на север. На наши  расспросы  Ку-ен
отвечал, что на севере по ту сторону гор живет  племя  огнепоклонников.  Лет
тридцать тому назад один из братьев, желая уединиться, взобрался на  высокую
вершину, откуда он видел огненный столб. В то же время в  монастыре  ощущали
землетрясение. Ку-ен ушел; он не  показывался  целую  неделю  и  никогда  не
возвращался более к этому разговору. Мы же с Лео дивились всему, что узнали,
и решили подняться на гору.






     Снежные метели стали реже. Снег обледенел  от  сильных  морозов.  Стада
горных баранов спустились с высоких гор в долину, откапывая пищу под снегом.
Мы сказали, что пойдем на охоту. Хозяева уговаривали нас остаться, но  видя,
что мы стоим на своем, указали нам в одном из склонов горы  пещеру,  где  мы
могли бы укрыться от непогоды. Навьючив своего яка, мы отправились в путь  в
одно прекрасное утро. В полдень мы уже были в пещере и развели перед  входом
костер. В этот день мы увидели небольшое стадо баранов и подстрелили двух из
них. Бедные животные никогда не видели людей и даже не  бежали  от  нас.  На
ужин мы ели баранину. На следующий день мы поднялись на вершину  утеса.  Вид
оттуда был великолепный:  внизу  расстилалась  пустыня,  за  нею  бесконечно
тянулись горы.
     - Я видел их точно такими во сне! - прошептал Лео.
     - А где был огненный столп? - спросил я.
     - Кажется, вон там! - указал он на северо-восток.
     - Сейчас там ничего не видно!
     Мы вернулись засветло в пещеру. Следующие четыре дня мы повторяли  свое
восхождение и к  вечеру  спускались  вниз.  Наконец,  мне  это  надоело.  На
четвертую ночь Лео не лег спать, а сел перед входом в пещеру. Я спросил его,
зачем он это делает.
     - Оттого, что я так хочу! - ответил он с раздражением.
     Ночью он разбудил меня.
     - Пойдем, Гораций. Я покажу тебе что-то.
     Нехотя вылез я из-под одеяла и вышел из пещеры. Лео  указал  на  север.
Ночь была темна, но вдали на темном небе, точно  зарево,  виднелась  бледная
полоска света.
     - Что ты скажешь? - спросил он.
     - Ничего.  Это  не  луна  и  не  заря;  похоже  на  зарево  пожара  или
погребального костра.
     - Я думаю, что это только отражение. Если бы мы поднялись на скалу,  мы
наверняка увидели бы огонь.
     - Но мы не можем идти туда ночью.
     - Мы должны провести там следующую ночь, Гораций.
     - Это будет последняя ночь в нашей жизни, - отвечал я.
     - Ничего не поделаешь, надо рискнуть. Смотри, огонь погас.
     Действительно, темнота снова стала непроницаемой. Мне хотелось спать, и
я ушел обратно в пещеру. Лео остался. Когда я  проснулся,  завтрак  был  уже
готов.
     - Я тороплюсь выйти пораньше, - объяснил Лео.
     - Ты с ума сошел! Как мы будем ночевать на вершине?
     - Не знаю, но я должен идти, Гораций.
     - То есть, мы должны идти оба. А как же быть с яком?
     - Возьмем его с собой.
     Достигнув вершины, мы вырыли в снегу углубление и поставили палатку,  в
которую забрались вместе с яком. Уже темнело. Ледяной ветер  пронизывал  нас
до костей. Если бы нас не согревало теплое тело животного, мы замерзли бы  в
своем шатре. Мы бодрствовали, потому что заснуть - значило умереть. Наконец,
среди немой тишины ночи я стал дремать.
     - Посмотри на направлению этой красной звезды, - разбудил меня Лео.
     Я взглянул и увидел на небе тот же  свет,  какой  мы  видели  накануне.
Несколько  ниже,  над  хребтом  противоположных  гор,  показался  огонь.  Он
поднялся выше, стал ярче, сильнее. За ним чернел какой-то столп, на  вершине
которого ясно виднелся египетский Символ Жизни - Crux ansata.
     Символ исчез. Пламя погасло.  Потом  снова  огонь  вспыхнул  и  взвился
высоко. Черный символ мелькнул еще раз и опять исчез.  В  третий  раз  пламя
загорелось, как молния, и осветила  все.  Сквозь  черное  отверстие  символа
прорвался и достиг нашего утеса яркий, как свет маяка,  луч.  Он  окрасил  в
красный цвет снег вокруг нас и наши лица. Передо мной лежал мой компас. Было
так светло, что я разглядел его стрелку. Луч погас  так  же  быстро,  как  и
появился. Исчез и символ со своим огненным покрывалом.
     Мы молчали. Наконец Лео нарушил молчание:
     - Помнишь, Гораций, как ее плащ упал на меня и как она послала  нам  на
прощанье луч, который указал нам дорогу, чтобы мы могли  бежать  из  обители
Смерти? Теперь этот луч указывает нам путь к обители Жизни, где живет Аэша.
     - Может быть, - отвечал я.
     Спорить с ним было трудно; но я чувствовал, что мы -  действующие  лица
какой-то великой, предначертанной нам судьбой, драмы. Наши роли  определены,
и мы должны их исполнить; путь нам уготован,  и  мы  должны  пройти  его  до
неведомого нам конца. Нет больше места  страхам  и  сомнениям,  есть  только
надежда. Видение стало действительностью, посев дал жатву.
     Утром поднялась снежная метель. Мы спустились с  вершины  с  опасностью
для жизни. Снег слепил нам глаза. Но смертный час наш еще не  настал,  и  мы
вернулись целыми и невредимыми в монастырь. Ку-ен  обнял  нас,  а  остальные
монахи вознесли молитву  Будде,  потому  что  считали  нас  погибшими  и  не
надеялись более увидеть.
     Бесконечно долго тянулась зима. У нас в руках  имелся  ключ  от  двери,
которая находилась там, за горами, но мы не могли вложить  его  в  скважину.
Надо было ждать, пока растают снега.
     Но  весна  заглядывает  даже  в  ледяные  пустыни   Центральной   Азии.
Потеплело, пошел дождь. Монахи стали готовить плуги.  Снег  растаял,  с  гор
потекли потоки. Равнина почернела, а через неделю покрылась  ковром  цветов.
Мы начали собираться в дальний путь.
     - Куда вы пойдете? - уговаривал нас огорченный Ку-ен. - Разве вам здесь
плохо? Все, что здесь есть - ваше. И зачем вы нас покидаете?
     - Мы странники, - отвечали мы,  -  и  когда  видим  перед  собой  горы,
непременно хотим перейти их.
     - Чего ищите вы за горами? - спросил Ку-ен строго. - Зачем вы скрываете
от меня правду? Скрытность и ложь очень похожи друг на друга.
     - Святой отец, ты сделал нам признание там, в библиотеке...
     - Зачем ты мучишь  меня,  напоминая  это?  -  поднял  он  руки,  словно
защищаясь.
     - Я далек от этой мысли, наш добрый и добродетельный  друг,  -  отвечал
я. - Но твоя история очень напоминает нашу. Мы видели ту же жрицу.
     - Говори! - заинтересовался лама.
     Я рассказал ему все. Я рассказывал  долго,  часа  два,  а  Ку-ен  сидел
напротив меня, слушал и качал головой, как черепаха.
     - Пусть светильник твоей мудрости осветит нашу тьму, - закончил я. - Не
находишь ли ты, что все рассказанное чудесно, или ты, может  быть,  считаешь
нас лжецами?
     - Почему же мне не верить вам, о  братья  великой  обители,  называемой
Светом? И что в вашем рассказе особенно чудесного? Вы только познали истину,
которая открыта нам уже много,  много  лет.  Вы  думаете,  что  эта  женщина
возродилась снова там? Вероятно, так и есть, и  женщина  эта  та  же,  из-за
которой я согрешил в своей прошедшей жизни. Только она не бессмертна, как вы
думаете. Бессмертия нет. Только гордыня и собственное величие удерживают  ее
от перехода в Нирвану. Но гордость ее будет унижена, прах и смерть  коснутся
ее чела. Грешная душа должна очиститься  страданиями  и  разлукой.  Если  ты
найдешь ее, брат Лео, то только для  того,  чтобы  снова  потерять,  и  тебе
придется подниматься вторично по той же лестнице. Останьтесь со мной,  будем
молиться вместе! Зачем вам биться о скалы? Зачем  вливать  воду  в  разбитый
сосуд и вечно томиться жаждой, выливая воду на песок?
     - Вода делает почву плодородной. Жизнь  зарождается  там,  где  пролита
вода. Из семян печали взрастет радость, - ответил я Ку-ену.
     - Любовь есть закон жизни, - горячо заговорил  Лео.  -  Без  любви  нет
жизни. Я ищу любви, чтобы жить. Я верю в силу рока и исполняю волю судьбы.
     - Ты задерживаешь свое освобождение, брат.  Что  дала  тебе  эта  жрица
неправой веры в прошлом? Когда-то ты служил богине природы Изиде. Потом тебя
соблазнила  женщина,  с  которой  ты  бежал.  Обманутая   богиня,   или   ее
служительница, убила тебя. Но служительница эта - женщина она или злой дух -
не хотела умирать, потому что полюбила тебя.  Она  знала,  что  в  следующей
жизни увидит тебя снова, ждала тебя, встретила и  умерла,  или,  по  крайней
мере, казалось, что умерла. Теперь она возродилась, и вы  снова  встретитесь
для новых страданий. О! Друзья мои, не ходите за горы, останьтесь со мной!
     - Нет, - отвечал Лео, - мы поклялись идти и пойдем.
     - Идите же, братья, но вспомните мои слова, когда пожнете жатву.  Вино,
которое вы получите из собранного винограда ваших  желаний,  будет  красное,
как кровь, и вы не найдете в нем забвения  и  покоя.  Ослепленные  страстью,
напрасно ждете вы радости  от  прекрасного  зла.  Лучше  было  бы  вам  жить
одиноко, чтобы слиться с несказанным добром и вечной Нирваной. Вы улыбаетесь
и не верите мне, но настанет день, когда вы скажете: "Брат Ку-ен, мудры были
слова твои и безумны наши поступки".
     Старец ушел, не убедив нас.
     Мы почти не спали в эту ночь. Ку-ен предсказал нам  скорбь  и  пролитие
крови, если мы пойдем по ту сторону  гор;  но  никакие  страдания  не  могли
остановить нас. Итак, Ку-ен думал, что Аэша - богиня древнего Египта, жрецом
которой  был  Калликрат.  Он  изменил  богине  и  бежал  с  дочерью  фараона
Аменартой.  Тогда  богиня,  воплотившись  в  женский  образ  Аэши,  настигла
вероломного жреца и его возлюбленную в Коре и отомстила им. Но  пущенная  ею
стрела поразила ее саму в следующем тысячелетии.
     Я много думал, но не мог согласиться с мыслью, что Аэша  богиня,  а  не
женщина. Она, может быть,  жрица,  да;  но  она  все-таки  женщина  с  живой
надеждой и страстью. Правда, сама Аэша дала нам  понять,  что  она  когда-то
была дочерью Неба. Старый шаман из Сибири тоже  говорил  о  ее  божественном
происхождении... Но оставим это. Что-то ожидает нас за горами? Найдем ли  мы
там ее? С этими мыслями я заснул.






     На следующий день рано утром мы  покинули  монастырь.  Монахи  плакали,
провожая нас. Мы ушли далеко в степь, а Ку-ен все еще стоял, прислонившись к
древней статуе Будды, и смотрел нам  вслед.  Только  мысль  о  том,  что  мы
встретимся в будущем, в одно  из  последующих  воплощений,  утешала  доброго
старца. "Если же суждено вам вернуться живыми, - сказал он на прощание, - вы
всегда будете желанными гостями в нашем монастыре".
     Мы пошли на северо-восток. День  стоял  чудный.  Равнина  была  покрыта
ковром цветов. За весь день нам попались  навстречу  только  несколько  стад
овец да диких ослов, которые спустились с гор на зеленые пастбища. К  вечеру
мы подстрелили антилопу, расположились под тамарисками и развели  огонь.  На
ужин мы ели жаркое из мяса антилопы и пили чай.
     Мы шли по равнине три дня и на четвертый достигли подножия гор, которые
тянулись на ее окраине. До сих пор  все  шло,  по  выражению  Лео,  "как  по
часам", без препятствий и приключений; но тут путь наш  стал  труднее.  Горы
были крутые, подтаявший на солнце снег проваливался  под  ногами  и  страшно
слепил нас своей белизной.
     На седьмой день мы пришли к ведущему  в  глубь  гор  ущелью.  Скоро  мы
убедились, что идем по настоящей дороге; всюду, даже на краю пропастей,  она
была плоская, ровная, а скалы носили на себе явный отпечаток работы  заступа
или иного инструмента человека. Местами были выстроены галереи, они  кое-где
подгнили, обвалились, и нам приходилось возвращаться и идти в  обход,  минуя
опасное место, но все же мы старались держаться  этого  проложенного  руками
человека пути и возвращались к нему.
     Больше всего приходилось страдать нам по ночам от холода. Ледяной ветер
завывал в ущелье. На десятый день мы  вышли  из  ущелья  и  переночевали  на
страшном холоде. У нас не было топлива. Мы грелись, прижавшись к телу нашего
яка, но все-таки наши зубы стучали, как кастаньеты. В довершение всех бед, у
нас не было воды и, чтобы утолить жажду, приходилось глотать холодный  снег.
Когда рассвело, мы проползли ярдов сто  вперед,  чтобы  согреть  окоченевшие
члены на солнце. Лео оказался за поворотом  ущелья  первым,  я  услышал  его
голос и догнал его. И что же? Перед нами открылась земля обетованная.
     Мы стояли высоко на горе, а много ниже  расстилалась  огромная  плоская
равнина. Должно быть, когда-то это было дно одного из больших озер,  которых
так много в Центральной Азии. Посреди этой обширной равнины высилась  только
одна увенчанная снегом гора, вершина которой дымилась. У края кратера  этого
вулкана виднелся огромный столпообразный утес, в верхней части которого было
отверстие.
     Итак, вот он, символ наших видений, который мы искали столько лет!  При
виде его сердца наши забились. Гора эта была гораздо  выше  окружающих,  вот
почему свет пламени вулкана, попадая в отверстие столба, достигал величайших
вершин близ монастыря. В данный момент вулкан только дымился, но, просыпаясь
по временам, он, очевидно,  извергал  и  пламя  -  источник  виденного  нами
таинственного света.
     В долине же, на берегу широкой реки, виднелись  белые  кровли  большого
города. В подзорную трубу мы разглядели также хорошо обработанные, засеянные
поля с прорытыми по краям рвами.
     Мы радовались, видя перед собой землю обетованную и таинственную  гору,
и были далеки от предчувствия ужасов и страданий,  которые  мы  должны  были
вынести раньше, чем достигнем Символа Жизни.
     Наскоро закусив и проглотив немного снега, от чего у нас заболели  зубы
и пробрала дрожь, мы навьючили своего бедного измученного яка и тронулись  в
путь. Мы спускались  с  горы  по  удобной  дороге,  проложенной  людьми.  Но
странное дело, кроме следов диких овец,  медведей  и  горных  лисиц,  мы  не
видели ни одного следа человека.  Мы  утешили  себя  мыслью,  что  население
равнины пользуется этой дорогой  только  летом,  или,  привыкнув  к  оседлой
жизни, и вовсе не поднимается в горы.
     Уже стемнело, а мы еще не достигли подошвы горы и разбили  для  ночлега
палатку под защитой утеса. На этой высоте было несколько  теплее;  мороз  не
превышал восемнадцати-двадцати градусов. На этот раз мы добрались до воды, а
наш як отыскал в проталинах, где солнце согнало снег, немного сухого горного
мха.
     Наутро мы пошли дальше, но горный кряж скрыл от нас и город и вулкан. В
одном месте было ущелье, и дорога вела туда.  На  полдороге,  однако,  перед
нами, зияя, открылась глубокая  пропасть.  Внизу  слышалось  журчание  воды.
Дорога обрывалась на краю бездны. Что бы это значило?
     - Вероятно, эта пропасть  появилась  недавно,  -  во  время  одного  из
последних извержений вулкана, - сказал Лео.
     - А может быть, прежде тут был деревянный мост, но обрушился, - отвечал
я. - Но все равно, надо искать другую дорогу.
     - И поскорее, если мы не хотим остаться здесь навсегда.
     Мы взяли вправо и прошли с милю. Тут мы увидели  глетчер,  напоминавший
обледенелый, застывший водопад. Нечего  было  и  думать  спускаться  по  его
склону. Пропасть здесь казалась еще глубже и отвеснее.  Тогда  мы  вернулись
обратно и пошли влево. Но и тут внизу зияла все та же пропасть.  Вечером  мы
взобрались на вершину высокой скалы, надеясь увидеть где-нибудь  дорогу,  но
убедились, что бездна страшно глубокая, с полмили в ширину, а  внизу  журчит
вода.
     Солнце село. Восхождение на утес так утомило нас, что  мы  не  захотели
спускаться в темноте и переночевали на его вершине.  Это  спасло  нас.  Сняв
груз с яка, мы разбили палатку, съели  вяленую  рыбу  и  хлеб,  -  последние
запасы, взятые из монастыря, и, завернувшись в одеяла,  заснули,  забыв  обо
всех невзгодах.
     Незадолго до рассвета нас разбудил страшный  гул,  за  ним  послышались
словно ружейные залпы.
     - Господи! Что это? - воскликнул я.
     Мы выползли из палатки.  Як  испуганно  замычал.  Не  было  возможности
что-либо разглядеть. Глухие удары и  треск  сменились  скрежещущим  шумом  и
шорохом. В то же время подул какой-то странный ветер, под  напором  которого
трудно было устоять.
     Забрезжила заря, и мы увидели, что на нас надвигается лавина.
     О! Какой это  был  ужас!  По  склону  горы  сверху  ползла,  скользила,
скатывалась снежная масса. Волны  снега  вздымались,  образовывали  впадины,
наскакивали одна на другую, и над  этим  морем  стояло  облако  распыленного
снега.
     Мы в испуге прижались друг к другу. Вот первая волна  дошла  до  нашего
утеса. Под ее  напором  он  задрожал,  как  лодка  в  бурном  океане.  Волна
разбилась о скалы и с грохотом  скатилась  в  пропасть.  За  первой  волной,
медленно извиваясь, как змея, показалась вся снежная громада.
     Волны снега вздымались с яростью почти до вершины нашего  утеса,  и  мы
боялись, что он вот-вот сорвется с основания и как камешек полетит в бездну.
В воздухе стоял невообразимый шум от падения глыб в пропасть.
     То, что последовало за снежным обвалом, было еще страшнее. Сорванные  с
места огромные камни полетели по склону. Некоторые из них с грохотом  бились
по пути о нашу скалу. Иные сбивали на своем пути каменные глыбы и уносили их
с собой. Никакая бомбардировка не могла быть столь ужасна и разрушительна.
     Это была  грандиозная  картина.  Казалось,  что  скрытые  силы  природы
вырвались на свободу, чтобы во всем своем величии  разразиться  над  головой
двух ничтожных человеческих существ.
     При первом толчке мы отскочили к утесу и прижались  к  нему,  легли  на
землю, цепляясь и стараясь удержаться, чтобы ветер не унес нас  в  пропасть,
как унес нашу палатку.
     Разбиваясь об утес, полетели камни, и осколки их падали в пропасть.  Ни
один из них, к счастью, не задел нас, но, когда мы оглянулись,  то  увидели,
что наш бедный як лежит бездыханный с оторванной головой. Мы легли и покорно
стали ждать смерти, думая, что нас  занесет  снегом  или  раздавит  каменная
глыба, или ветер унесет в бездну.
     Не знаю, долго ли это продолжалось. Может  быть,  десять  минут,  может
быть, два часа. Наконец ветер утих; смолк грохот каменного града. Мы  встали
и осмотрелись: отвесный склон горы, который был раньше покрыт снегом,  стоял
теперь обнаженный. Наш утес местами раскололся,  и  в  изломе  его  блестели
слюда и другие минералы. Пропасть была засыпана снегом и камнями. И над этим
хаосом спокойно сияло солнце.
     Мы остались живы  и  невредимы,  но  не  решались  тронуться  с  места:
переправляясь через пропасть, мы могли провалиться в рыхлом снегу;  если  же
мы пошли бы по дороге, нас могло засыпать снежными лавинами.
     Мы сидели и вспоминали  Ку-ена,  который  предостерегал  нас.  Наконец,
голод дал себя знать.
     - Сдерем шкуру с яка, - предложил Лео.
     Мы содрали с животного шкуру и, нарезав кусочками, морозили в  снегу  и
ели его мясо. Делая это, мы невольно чувствовали себя  каннибалами.  О!  Это
был отвратительный обед! Но что оставалось нам делать?






     Так как у нас не было палатки, то на ночь мы  завернулись  в  одеяла  и
накрылись шкурой яка. Мороз был сильный.
     Утром Лео сказал:
     - Пойдем, Гораций. Если нам суждено умереть, все равно, где  умирать  -
здесь или в пути. Но я думаю, что наш последний час еще не настал.
     - Отлично, - согласился я. - Пойдем! Если снег не выдержит нас сегодня,
не выдержит и потом.
     Мы связали свои одеяла и шкуру яка в два тюка, взяли с собой  несколько
ломтиков  мороженого  мяса  и  начали  спускаться.  За  ночь  сильный  мороз
настолько укрепил снег, что он мог нас выдержать. Только, когда мы добрались
до середины пропасти, снег оказался  менее  твердым,  и  мы  вынуждены  были
двигаться вперед на четвереньках. Все шло прекрасно,  пока  мы  не  достигли
самой середины. Лео и тут пробрался благополучно, но  я  взял  ярда  на  два
правее и почувствовал вдруг, что ледяная кора подо мной  подается.  Я  начал
биться и барахтаться. Это ухудшило дело: я успел только один раз закричать и
тут  же  провалился.  Провалиться  в  рыхлый  снег  гораздо  приятнее,   чем
погрузиться в воду. Я погружался все ниже и ниже пока, наконец, не уперся  в
утес; не случись этого, я исчез бы навеки. Между тем  меня  сверху  засыпало
снегом, и я очутился в темноте.
     Я приготовился к смерти. Говорят,  что  вся  прошлая  жизнь  проносится
перед глазами умирающего. Этого со мной не случилось; но  я  вспомнил  Аэшу.
Она, показалось мне, стоит в плаще на утесе надо мной.  Рядом  с  ней  стоял
какой-то человек. Ее прекрасные глаза выражали испуг.
     - Что за несчастье  случилось?  -  спросила  она.  -  Ты  жив,  но  что
случилось с моим другом Лео? Отвечай, где ты его оставил, или умри!
     Видение было яркое, реальное, но  быстро  исчезло.  Я  лишился  чувств.
Очнувшись, увидел свет и услышал голос звавшего меня Лео.
     - Держись за ствол ружья, Гораций! - кричал он.
     Я почувствовал что-то твердое и уцепился за него руками.  Лео  потянул,
но напрасно, я не шевельнулся. Тогда с отчаянным усилием я встал на  ноги  и
уперся в утес, на котором лежал. Лео опять потянул; на  этот  раз  снег  над
моей головой подался, и я выскочил на поверхность, как лисица из своей норы.
Я увидел Лео. Мы  вместе  покатились  по  склону  до  противоположного  края
пропасти. Я вздохнул полной грудью. О! Как легко дышалось! Взглянув на  свои
руки, я убедился, что смерть моя была близка: синие жилы  на  них  надулись,
как веревки. Я  был  под  снегом  минут  двадцать,  но  они  показались  мне
двадцатью веками. Проваливаясь, я  поднял  руки  вверх,  и  Лео  увидел  мои
посиневшие пальцы. Тогда он растянул на снегу шкуру яка и подполз на ней  ко
мне настолько, что мог протянуть мне ружье.  К  счастью,  руки  мои  еще  не
совсем окоченели, и я смог уцепиться за якорь спасения. Счастье  также,  что
мы с Лео были сильны.
     - Благодарю тебя, старый друг Лео, - сказал я.
     - За  что?  -  улыбнулся  он.  -  Мне  вовсе  не  хотелось   продолжать
путешествие без тебя. Ну, отдышался? Тогда  пойдем  дальше!  После  холодной
ванны полезно подвигаться. Мое ружье сломано, а  твое  провалилось  в  снег.
Незачем нам в таком случае таскать с собой и патроны.
     Мы пошли обратно к обрыву, от которого вернулись.  Вот  на  снегу  наши
следы и следы яка, вот и зияющая внизу пропасть. Но спуститься  по  отвесной
ледяной стене глетчера по-прежнему было невозможно.
     - Что нам делать? - спросил я.  -  Впереди  -  смерть,  позади  -  тоже
смерть: не можем же мы возвращаться обратно через горы, не имея ни пищи,  ни
оружия. Здесь тоже нас ожидает  голодная  смерть.  Настал  наш  конец,  Лео!
Спасти нас может только чудо!
     - Разве это не чудо, что мы поднялись на вершину утеса, в то время, как
вниз обрушилась лавина? - возразил Лео.  -  Разве  не  чудом  спасся  ты  из
снежной могилы? И сколько раз за эти семнадцать лет мы чудом избавлялись  от
опасности? Судьба хранит нас;  какая-то  неведомая  сила  направляет  нас  и
поможет нам и теперь. Слушай, я ни за что не вернулся бы, даже будь  у  меня
припасы и ружье. Не хочу быть трусом. Я пойду дальше.
     - Куда?
     - Вот этой дорогой! - указал он на глетчер.
     - К смерти?
     - Хотя бы и так. Гораций. Может быть, мы  умрем,  чтобы  возродиться  в
новой жизни. Решайся!
     - Я давно решился. Мы начали это путешествие вместе, вместе и закончим.
Может быть, нам поможет Аэша! - засмеялся я с горечью.
     Разрезав шкуру яка и свои одеяла, мы сделали из них  веревки,  которыми
обмотали себя вокруг пояса, оставив один  конец  свободным,  надели  толстые
кожаные рукавицы и обвязали колени кусками шкуры яка, чтобы не  больно  было
ползти по ледяному откосу. Поклажу свою мы связали покрепче  и,  подвесив  к
ней для груза камни, бросили вниз, рассчитывая найти ее, когда  спустимся  с
ледяной горы. После всех этих приготовлений мы  молча  обнялись.  Признаюсь,
слезы навернулись у меня на глаза при мысли, что мой лучший друг,  мой  сын,
полный сил и здоровья, через несколько минут превратится  в  кучу  костей  и
мяса. Мне-то уже пора умирать, - я стар, но Лео мне было жаль. Я благословил
его.
     - Идем! - сказал он, и глаза его засверкали.
     Мы  начали  спускаться,  рискуя  каждую  минуту,  сделав   неосторожное
движение,  перейти  в  вечность.  Добравшись  до  небольшого   выступа,   мы
остановились и оглянулись. Но голова кружилась при виде  страшной  крутизны,
разверзавшейся под нашими ногами. Мы поспешили повернуться лицом  к  ледяной
стене и стали спускаться дальше.  Спуск  становился  все  труднее,  так  как
вмерзших в ледяную массу камней попадалось мало. Мы перебирались  от  одного
камня к другому при  помощи  веревки,  привязанной  к  уступу  утеса.  Таким
образом  мы  достигли  середины  глетчера  и  сели  отдохнуть  на  небольшой
площадке.
     - Держи меня за ноги, я перегнусь через  выступ  и  посмотрю,  что  там
внизу, - сказал Лео.
     Я исполнил  его  желание,  но  тут  случилось  нечто  непредвиденное  и
ужасное. Я не удержал тяжелое тело перевесившегося через карниз товарища,  и
он полетел вниз.
     - Лео! - закричал я в отчаянии. - Лео!
     Мне послышалось, что в ответ он крикнул мне: "Иди сюда!", и я тотчас же
начал стремительно спускаться по крутой стене глетчера.  Наконец,  я  достиг
узкого карниза, держась руками за шероховатости стены  и  представляя  собой
человека, распятого на ледяном кресте.
     Кровь застыла в моих жилах от  того,  что  я  увидел.  Немного  ниже  в
воздухе качался на веревке Лео. Он не только висел, а  вращался  в  воздухе.
Внизу зияла черная пасть пропасти, и только далеко-далеко на  дне  ее  белел
снег.
     Представьте  себе  эту  картину:  меня,  распятого  на  ледяной  стене,
держащегося за чуть заметные выступы,  а  подо  мной  Лео,  качающегося  над
бездной, как паук на паутине. Наверх подняться невозможно; внизу нас ожидает
гибель. Я видел, как натянулась веревка Лео. Вот-вот она не выдержит тяжести
и оборвется.
     Холодный пот выступил у меня на лбу, волосы встали  дыбом.  А  Лео  все
вертелся в воздухе. Он взглянул вверх,  и  глаза  наши  встретились.  Он  не
кричал, не боролся, он молчал, и это молчание было ужаснее жалоб и воплей.
     Руки  мои  ныли  от  боли  и  напряжения,  но  я  боялся  пошевелиться.
Вспомнилось мне, как раз в детстве я взобрался на высокое дерево и не мог ни
подняться выше, ни спуститься вниз, и как мне было тогда жутко. Потом у меня
потемнело в глазах. Вокруг было темно и тихо. Я дрожал, как в лихорадке.
     И вот среди мрака сверкнула молния, среди  молчания  возник  звук.  Это
сверкнул нож, которым Лео, не будучи более в  силах  выносить  это  мучение,
перерезал веревку, чтобы положить всему конец.  Я  услышал  крик  Лео:  крик
презрения к смерти и в то  же  время  крик  ужаса.  Верхний  конец  веревки,
отскочив, ударил меня по лицу. Через секунду я услышал какой-то стук  внизу:
это Лео ударился о дно пропасти. Итак, Лео разбился. Его  тело  представляет
сейчас груду мяса и костей...
     - Иду! - закричал я, перестав держаться, поднял руки над  головой,  как
бросающийся в воду пловец, и полетел в черную бездну.






     Говорят, что при падении с высоты люди теряют сознание. Со  мной  этого
не случилось. Только полет показался мне странно долгим. Но вот передо  мной
мелькнул снег на дне пропасти, и все кончилось.
     Послышался треск. Что это? Я еще жив? Я погружаюсь все глубже и  глубже
в холодную воду. Я задыхаюсь; но нет, вот я снова на поверхности.  Падая,  я
проломил лед на реке, и теперь, вынырнув, снова ударился об лед, но так  как
он был очень тонок, то треснул, и я очутился на свободе.  Недалеко  от  меня
вынырнул и Лео. Вода струилась по его волосам и бороде. Лео жив и  невредим!
Вот он ломает ледяную пленку и направляется к берегу.
     - Мы оба спаслись и перешли пропасть! - закричал он мне. - Разве я  был
не прав, говоря, что Судьба хранит и ведет нас?
     - Куда только? - отвечал я, тоже направляясь к берегу.
     Тут я заметил на берегу старика и женщину. У него  было  злобное  лицо,
желтое, как воск; одет он был в широкое,  похожее  на  монашеское,  одеяние.
Женщина указала на нас своему спутнику.
     Ближе к берегу река бежала быстрее, и мы  поплыли,  стараясь  держаться
поближе, чтобы, если нужно, помочь друг  другу.  Действительно,  силы  скоро
изменили мне. Члены окоченели от холодной воды и, если бы не Лео, я пошел бы
ко дну. Впрочем, не спасла бы нас и энергия Лео, если бы не помогли стоявшие
на берегу люди. С  необычайной  для  него  поспешностью  старик  подбежал  к
выступавшему из реки утесу и протянул нам свою длинную палку.  Лео  уцепился
за нее; но старик, несмотря на все свои усилия, не удержал  палку,  выпустил
ее из рук, и быстрым течением нас отнесло от берега. Тогда женщина  проявила
мужество и благородство. Она вошла по пояс в воду и, держась левой рукой  за
руку спутника, правой вытащила Лео за волосы из воды. Встав на мелкое место,
Лео схватил меня. Страшно  утомленные  борьбой  с  течением,  выбравшись  на
берег, мы легли и долго не могли отдышаться.
     Женщина стояла над Лео и задумчиво смотрела на  его  бледное  лицо.  Из
глубокой ранки на его голове  сочилась  кровь.  Женщина  была  очень  хороша
собой. Вода струилась с ее платья и волос.  Наконец,  сказав  что-то  своему
спутнику, она ушла по направлению к утесу.
     Между тем старик заговорил с нами сначала на  каком-то  незнакомом  нам
наречии, потом на ломаном греческом языке.
     - Вы, должно быть, волшебники, - сказал он, - иначе, как бы вы проникли
в нашу страну?
     - Нет, - отвечал я, - если  бы  мы  были  волшебниками,  то  пришли  бы
несколько иным путем.
     Говоря это, я указал на пропасть и на ушибы и царапины на своем теле.
     - Что ищете вы здесь, чужеземцы? - продолжал расспрашивать старец.
     Я не хотел называть ему настоящую цель  нашего  путешествия,  опасаясь,
что узнав, зачем мы пришли, он бросит нас обратно в реку;  но  Лео  оказался
менее осторожным.
     - Мы ищем Огненную Гору, увенчанную Символом Жизни, - сказал он.
     - Так вам все известно? - удивился старик. - Кто  же,  собственно,  вам
нужен?
     - Она, - не удержался Лео. - Царица!
     Он, вероятно, хотел  сказать  "жрица"  или  "богиня",  но,  плохо  зная
греческий язык, нашел только слово "царица".
     - Ах! Вы пришли к царице. Значит, вы  именно  те  странники,  навстречу
которым нас послали?
     - Сейчас не время для расспросов, - нетерпеливо прервал его я. -  Скажи
нам лучше, кто вы сами?
     - Меня зовут Стражем Двери,  а  женщину,  которая  была  здесь,  ханшей
Калуна.
     Между тем Лео сделалось дурно.
     - Он болен, - сказал я Стражу Двери. - Помоги нам и отведи нас  в  свое
жилище.
     Поддерживая Лео под руки, мы ушли от проклятой реки, похожей на древний
Стикс. Вскоре мы увидели Врата,  или  Дверь  страны.  Направляясь  по  узкой
тропинке, мы добрались до высеченной в скале крутой лестницы. Навстречу  нам
вышла женщина, которая спасла нас,  и  приказала  двум  слугам,  похожим  на
монголов, нести Лео.
     Мы пришли в дом, выстроенный из высеченных из  скал  каменных  глыб.  В
кухне горел огонь. Нас провели в комнату, где стояли две кровати, подали нам
теплой воды умыться, перевязали наши раны и ушибы и дали какое-то лекарство,
от которого у меня по всему телу разлилась  приятная  теплота  и  я  впал  в
забытье. Что было после, не помню. Знаю только, что  мы  с  Лео  были  долго
больны, если можно назвать  болезнью  слабость,  которую  испытываешь  после
сильной потери крови или страшного переутомления. Мы бредили и находились  в
каком-то забытьи. Как сквозь сон помню,  что  надо  мной  склонился  бледный
старик с седой бородой.
     - Нет никакого сомнения, что это они, - прошептал он, подошел к окну  и
долго смотрел на звезды.
     В другой раз я услышал женский голос, шуршанье шелкового платья, открыл
глаза и увидел женщину, которая спасла нас. У нее была  благородная  осанка,
прекрасное, но усталое лицо и жгучие глаза с поволокой. Она подошла ко  мне,
равнодушно посмотрела, потом отошла к Лео. Голос ее зазвучал  нежнее,  когда
она заговорила с привратником, расспрашивая его  о  больном.  Старик  вышел,
тогда она опустилась на грубый стул у  кровати  моего  товарища  и  долго  и
пристально вглядывалась в его черты. Мне стало жутко от  этого  пристального
взгляда. Потом она встала и быстро стала ходить по комнате, прижимая руку то
к сердцу, то ко лбу, точно мучительно силясь что-то вспомнить.
     - Где и когда? - прошептала она.
     Дальше я не мог наблюдать за ней, потому что опять впал в беспамятство.
С тех пор, когда я приходил в себя, я часто видел женщину в  нашей  комнате.
По-видимому, она ухаживала за больным, кормила его, а когда он  не  требовал
забот, давала пить и есть и мне.
     Однажды ночью произошло нечто странное. Лунный свет  падал  на  кровать
Лео. Женщина с царственной осанкой стояла у  его  изголовья.  Вдруг  больной
заговорил в бреду. Он произносил то английские, то арабские слова. Она жадно
прислушивалась. Потом на цыпочках подошла ко мне, - я притворился, что сплю,
потому что мне тоже хотелось знать, кто эта женщина, которую называют  ханша
Калуна. Уж не та ли это, которую мы ищем? Впрочем, если бы то была Аэша,  мы
узнали бы ее.
     Было тихо, так тихо, что, казалось, можно было слышать, как  билось  ее
сердце. Она заговорила на ломаном греческом  языке  с  примесью  монгольских
слов. До меня доносились лишь обрывки ее речи, но даже то,  что  я  услышал,
испугало меня.
     - Откуда пришел ты, о ком я мечтала? Кто ты? Зачем Гезея  повелела  мне
встретить тебя? Ты спишь, но твои глаза открыты.  Приказываю  тебе:  отвечай
мне! Что нас соединяет? Отчего ты мне снился? Отчего я тебя знаю? - и  голос
ее замер.
     Выбившаяся из-под повязки с самоцветными камнями прядь ее  волос  упала
на лицо Лео и разбудила его. Он взял  слабой  рукой  этот  локон  и  спросил
по-английски:
     - Где я?
     Глаза их встретились. Лео хотел подняться, но не мог.
     - Ты женщина, которая спасла меня? - продолжал он  уже  по-гречески,  -
скажи, не та ли ты царица, которую я так долго искал?
     - Не знаю, - отвечала она, и голос ее звучал нежно.  -  Но  я,  правда,
царица, ханша.
     - Помнишь ли ты меня, царица?
     - Мы видели друг друга во  сне,  -  сказала  она.  -  Должно  быть,  мы
встречались когда-то давно, в далеком прошлом. Я  хорошо  помню  твое  лицо.
Скажи, как тебя зовут?
     - Лео Винцей.
     - Никогда не слышала этого имени, но тебя я знаю.
     Лео опять впал в забытье. Тогда женщина снова пристально  вгляделась  в
его черты и, словно не в силах сдержаться,  припала  к  нему  и  поцеловала.
Краска залила ее лицо до корней волос.  Ей  было  стыдно  за  свой  безумный
поступок. Она оглянулась и увидела меня сидящим на кровати. Дело в том, что,
пораженный, я забылся и привстал, чтобы лучше все слышать и видеть.
     - Как ты осмелился? - гневно спросила она и вынула из-за пояса кинжал.
     Видя, что настал мой последний час, я очнулся.
     - Пить! Пить! Я весь горю! - сказал я дико, словно  в  бреду,  озираясь
вокруг. - Пить дай мне, о Страж Двери!
     С этими словами я беспомощно упал на подушки. Женщина спрятала  кинжал,
взяла кувшин с молоком и подала его мне. Я жадно припал к нему и  стал  пить
большими глотками, чувствуя  на  себе  взгляд  ее  жгучих  глаз,  в  которых
боролись страсть, ярость и страх.
     - Ты весь дрожишь - тебе что-нибудь приснилось? - спросила она.
     - Да, друг, - отвечал я, - пропасть и наш последний прыжок.
     - Что еще?
     - Ничего.  Разве  этого  мало?  О!  Какое  ужасное  путешествие,  чтобы
приветствовать царицу!
     - Чтобы приветствовать царицу? - с удивлением повторила она. -  Что  ты
хочешь этим сказать? Поклянись, что ты ничего не видел больше во сне.
     - Клянусь Символом Жизни, Огненной горой и тобой, о древняя  царица!  -
воскликнул я и сделал вид, что снова лишился сознания.
     - Хорошо, что он ничего не видел! - прошептала  она.  -  Жаль  было  бы
отдавать "собакам смерти" человека, который пришел издалека к  нам.  Правда,
он стар и безобразен, но  у  него  вид  неглупого  человека,  который  умеет
молчать.
     Я не знал, что значит "собака смерти", но дрожь пробежала  у  меня  при
этих словах. Послышался стук в дверь.






     - Что поделывают больные, племянница? - спросил вошедший привратник.
     - Оба в обмороке.
     - А мне казалось, что они проснулись.
     - Что ты слышал, шаман? - гневно спросила она.
     - Слышал, как вынимали из ножен кинжал, и вдали лаяли собаки смерти.
     - Что ты видел, шаман? - продолжала она спрашивать.
     - Странные вещи, племянница. Однако, люди приходят в себя от обморока.
     - Да, - согласилась она. - Поэтому, пока вот  этот  спит,  вели-ка  его
перенести в другую комнату. Другому больному будет больше воздуха.
     - В какую комнату, ханша? - спросил он многозначительно.
     - Я думаю, - сказала она, -  его  надо  поместить  так,  чтобы  он  мог
поправиться. Он что-то знает. Кроме того, было бы опасно причинять ему  зло,
так как нам дали знать с Горы о  приходе  обоих  странников.  Но  почему  ты
спрашиваешь?
     - Говорю тебе, что я слышал лай собак смерти.  Я  тоже  думаю,  что  он
много знает. Пчела должна высосать сок  из  цветка,  пока  он  не  увял.  Не
следует  шутить  с  некоторыми  приказаниями,  хотя  бы  смысл  их  был  нам
непонятен.
     Он вышел и позвал слуг, которые довольно бережно перенесли меня  вместе
с постелью в другую комнату, немного поменьше первой. Привратник пощупал мой
пульс, покачал головой и вышел, закрыв дверь на ключ. От слабости я заснул в
самом деле. Когда я проснулся, было совсем светло. У меня не было лихорадки,
и я чувствовал себя бодрым и свежим. Я стал обдумывать происшествия  прошлой
ночи и понял, что нахожусь в опасности.  Я  слишком  много  узнал,  и  ханша
догадывается об этом. Не упомяни я о Символе Жизни и Огненной  горе,  ханша,
наверное, приказала бы шаману отправить меня на тот свет, а он, конечно,  не
замедлил бы исполнить ее приказание. Во всяком случае, надо быть  осторожным
и притворяться и далее ничего не знающим. Я задумался над нашим  положением.
Уж не достигли ли мы цели, и не Аэша ли эта женщина? Лео еще  в  бреду,  его
словам не следует придавать значения, но вот ей-то кажется, что  между  ними
обоими есть какая-то связь. Зачем она его поцеловала? Ведь  эта  женщина  не
похожа на легкомысленную и не станет же она  заигрывать  с  находящимся  при
смерти больным человеком. Очевидно, какое-то воспоминание прошлого  побудило
ее обнять его. Но кто же, кроме Аэши, мог помнить Лео в прошлом? А что  если
Ку-ен и десятки тысяч его единоверцев правы, если на свете  существует  лишь
определенное число душ, и они меняют свою бренную оболочку,  как  мы  меняем
изношенное платье на новое? Тогда Лео мог быть некогда  Калликратом,  жрецом
Изиды, "которого любили боги и  которому  повиновались  демоны".  Тогда  его
могла любить в прошлом дочь фараона Аменарта. Внезапная мысль осенила  меня.
Что  если  ханша  и  Аменарта  одно  и  то  же?  Она  узнала  в  Лео  своего
возлюбленного и хочет отвлечь его от поисков Аэши. Горе нам, если  это  так!
Во всяком случае, надо узнать истину.
     Мои размышления были прерваны вошедшим  в  комнату  стариком,  которого
ханша называла шаманом.
     Осведомившись о моем здоровье, шаман сказал, что его зовут  Симбри.  Он
наследственный Страж Двери, а по профессии - придворный медик. Его искусству
обязаны мы с Лео жизнью. Шаман спросил, как меня  зовут.  Я  назвал  себя  и
поинтересовался, что он делал на берегу реки. Очутился он там  не  случайно.
Он был предупрежден о нашем появлении и ждал нас.
     - Это очень любезно с вашей стороны, - сказал я.
     Лейб-медик отвесил мне низкий поклон.
     - Скажи, Холли, - спросил он, - как нашли вы дорогу в нашу страну, куда
не заходят путешественники? Кого вы ищете здесь? Твой спутник говорил нам на
берегу реки о какой-то царице.
     - Разве? Это странно после того, как он  нашел  женщину  с  царственной
осанкой, которая вытащила нас из реки.
     - Ханша и в самом деле царица, Холли. Но как мог узнать это твой  друг,
лишившийся чувств, не понимаю.  Не  могу  понять  также,  каким  образом  вы
говорите на нашем наречии.
     - Это язык очень древний, и мы ему обучались  в  детстве.  Вы  говорите
по-гречески. Не знаю только, как греческий язык проник в эти края.
     - Я объясню тебе, - сказал  шаман.  -  Много  поколений  тому  назад  в
местность южнее нашей пришел великий завоеватель. Ему пришлось уйти, но один
из его полководцев, родом из Египта, перешел горы и покорил нас.  Победители
принесли в  страну  свой  язык  и  религию.  Окруженные  высокими  горами  и
пустынями, мы живем, не имея связей с  внешним  миром,  и  наша  царствующая
династия до сих пор ведет свой род от того полководца.
     - Завоевателя звали Александром, не правда ли?
     - Да, а его полководца - Рассеном. Его кровь течет в жилах ханши.
     - Богиню, которой поклонялись завоеватели, звали Изидой?
     - Нет, ее звали Гезеей.
     - Это та же Изида. В Египте ее культ угас. Скажи, у вас  ей  продолжают
поклоняться?
     - На той горе есть выстроенный в честь ее храм. Там служат ей жрецы. Но
жители  этой  страны  -  огнепоклонники.  Задолго  до  прихода  Рассена  они
поклонялись огню вот той горы, поклоняются ему и теперь.
     - Не живет ли там на огнедышащей горе богиня?
     - Чужеземец Холли, я ничего не знаю о такой богине,  -  отвечал  шаман,
пытливо вглядываясь в мое лицо.  -  Это  гора  священная.  Проникнуть  в  ее
тайны - значит умереть. Но зачем тебе знать все это?
     - Потому что я интересуюсь древними религиями. Мы увидели Символ  Жизни
вот над той вершиной и пришли сюда изучать вашу  религию,  о  которой  знают
многие ученые.
     - Откажитесь лучше от своих намерений. На пути к горе  вас  ждут  копья
дикарей и пасти собак смерти. Да и нечего там изучать.
     - Скажи, шаман, что это за "собаки смерти"?
     - Собаки, на съедение которым обрекают, по обычаю страны,  преступников
и тех, кто оскорбил хана.
     - Ваш хан женат?
     - Как же, на своей двоюродной сестре, которой принадлежало  полцарства.
Поженившись, они соединили оба царства. Однако, довольно разговоров.  Сейчас
тебе принесут обед.
     - Еще один вопрос. Скажи, друг Симбри, как я попал в эту комнату?
     - Тебя перенесли сюда, когда ты спал. Разве ты не помнишь?
     - Ничего не помню, - серьезно отвечал я. - А где мой товарищ  и  что  с
ним?
     - Ему лучше. Жена хана, Афина, кормит его.
     - Афина? - сказал я. - Это древнеегипетское имя означает "диск солнца".
Тысячи лет тому назад  жила  женщина,  которая  носила  это  имя.  Она  была
красавица.
     - Разве моя племянница не хороша?
     - Не знаю, - отвечал я, - я видел ее мельком.
     Шаман ушел. Вошли слуги и принесли мне  обед.  Несколько  позже  пришла
жена хана. Она замкнула дверь на ключ.
     - Не бойся, - сказала она, заметив, что я испугался, - я не сделаю тебе
ничего дурного. Скажи, кем тебе приходится Лео?  Сыном?  Впрочем,  не  может
быть. Он так же мало похож на тебя, как свет на тьму.
     - Он мой приемный сын, и я его люблю.
     - Зачем вы пришли сюда? - спросила она.
     - Мы ищем того, что пошлет нам судьба вот на той Огненной горе.
     - Гибель найдете вы там, - сказала она, побледнев. -  У  подножия  горы
живут дикари. Но если вы даже спасетесь от них, за оскорбление  святыни  вас
ждет смерть в вечном огне. На горе есть множество жрецов.
     - Кто стоит во главе их? Жрица?
     - Да, жрица. Я никогда не видела ее лица. Она так стара,  что  скрывает
его под покрывалом.
     - Она носит  покрывало?  -  нетерпеливо  спросил  я,  вспомнив  другую,
которая тоже "была так стара, что скрывала свое лицо под покрывалом". -  Все
равно мы пойдем к ней.
     - Это запрещено законом, а я не хочу, чтобы кровь ваша была на  мне.  Я
не пущу вас.
     - Кто же из вас сильнее, ты или жрица?
     - Я могу выставить шестьдесят тысяч воинов, у нее только  ее  жрецы  да
горцы-дикари. Я сильнее.
     - Не все решает сила, - отвечал я. -  Посещает  ли  жрица  когда-нибудь
Калун?
     - Никогда. Между жрецами и моим народом заключен договор,  по  которому
они не должны переступать реку. Точно также и ханы Калуна восходят  на  гору
лишь для погребения своих близких, но безоружные и без войска.
     - Кто же настоящий хозяин страны, хан Калуна или глава жрецов Гезея?  -
спросил я.
     - В делах гражданских - хан Калуна, в вопросах совести -  жрица  Гезея,
наш оракул и голос свыше.
     - Ты жена хана, не так ли?
     - Да, - покраснела она, - мой муж сумасшедший, и я его ненавижу.
     - Я так и знал.
     - Разве шаман Симбри  сказал  тебе?  -  внимательно  взглянула  она  на
меня. - Ты видел все. Лучше было бы, если бы я убила тебя! Что  ты  обо  мне
думаешь?
     Я, откровенно говоря, не знал, что и думать. В то же время  я  опасался
мести жены хана.
     - Я всегда ненавидела мужчин. Мои уста чище  горного  снега.  В  Калуне
меня называют "ледяным сердцем". А ты, может быть, думаешь, что я бесстыдное
существо. -  Она  закрыла  лицо  руками  и  зарыдала.  -  Ты  много  знаешь,
чужеземец, узнай же больше. Я сошла с ума, как  хан.  Это  случилось  тогда,
когда я в первый раз увидела лицо твоего друга и вытащила его из реки. Тогда
я...
     - Полюбила его? - подсказал я. - Что же,  это  случается  не  только  с
безумными.
     - О! Это не любовь, это что-то сильнее. Мною овладела какая-то  роковая
сила. Я вся его и только его. И, клянусь, он будет мой!
     С этими словами жена хана вышла из комнаты. Как случилось, что  страсть
овладела ею так внезапно? Кто эта жена хана? За кого принимает  ее  Лео?  О!
Если бы я мог повидаться с ним раньше, чем он скажет решительное  слово  или
сделает решительный поступок!
     Три дня не видел я жены хана. Симбри сказал, что она  уехала  в  город,
чтобы приготовиться ко встрече гостей. Я просил Симбри пустить меня  к  Лео,
но он вежливо  отказал.  Я  попробовал  написать  записку,  но  монгол-слуга
отказался ее передать, а привратник сказал, что не станет передавать записок
на незнакомом ему языке. Я стал серьезно беспокоиться за  судьбу  Лео  и  на
третью ночь решил во что бы то ни стало разыскать его.
     В полночь я встал, оделся, открыл  дверь  ножом  и  вышел.  Когда  меня
переносили в мою комнату, я сосчитал шаги несших меня слуг.  И  вот  теперь,
пройдя тридцать шагов, я повернул налево, потом отсчитал еще десять шагов  и
повернул направо. Таким образом, я очутился перед своим прежним  помещением.
Перед дверью стояла жена хана и запирала ее на ключ. Первой моей мыслью было
бежать. Потом я прижался к стене, решив: если она меня заметит,  признаться,
что искал Лео. Жена хана прошла мимо и стала подниматься  по  лестнице.  Что
мне было делать? В комнату к Лео не попасть  -  дверь  закрыта  на  ключ.  Я
последовал за ханшей, надеясь узнать что-нибудь новое; если бы  она  увидела
меня, я сказал бы, что ищу Лео, а там - будь что будет.






     Бесшумно, как змея, пробрался я по винтовой лестнице на площадку  перед
дверью. Дверь была старая. Сквозь щели  виднелся  свет  и  слышались  голоса
шамана Симбри и его племянницы. Я припал к щели и  увидел  их  обоих.  Ханша
была одета в великолепное пурпурное платье. На ее роскошных вьющихся волосах
красовалась маленькая корона.  Должно  быть,  недаром  она  так  нарядилась.
Симбри смотрел на нее серьезно. Взгляд его выражал сомнение и страх.
     - Что произошло между вами? - спросил он. - Что ты узнала?
     - Немного. Я спрашивала о цели их прихода. Он сказал, что ищет какую-то
прекрасную женщину, и только. На  мой  вопрос,  красивее  ли  она  меня,  он
вежливо, но уклончиво ответил, что она не похожа на меня.  Тогда  я  сказала
ему, что слыву за самую красивую  женщину  в  Калуне,  что  я  жена  хана  и
вытащила его из реки и что сердце подсказывает мне, что  я  та,  которую  он
ищет.
     - И что  же?  -  спросил  Симбри  нетерпеливо  и,  видимо,  не  одобряя
племянницу.
     - Он допустил, что это возможно, так как та женщина могла  возродиться,
потом пытливо посмотрел на меня и спросил:  прошла  ли  я  через  огонь?  Он
захотел посмотреть мои волосы, вытащил из мешочка,  который  носит  на  шее,
прядь волос и сравнивал. О! Симбри, что это за волосы! Они во весь мой рост,
до пола длинной, мягкие, как шелк, и черны, как вороново крыло.
     - Твои волосы прекрасны, - отвечал он, - но не похожи на эти!
     - Может быть, - ответила я, - ни у одной женщины нет таких волос.
     - Правда, - согласился он, -  она  была  больше,  чем  просто  смертная
женщина.
     - И как я ни пытала его, больше ничего не узнала. Раскрой  свои  книги,
маг, и найди в них, кто эта женщина, где она живет, чтобы я могла убить  ее,
если можно.
     - Вот то-то, - если можно, - отвечал шаман.
     - Прочитай мне еще раз послание главного жреца Ороса! - попросила она.
     - "От Гезеи из Дома Огня Афине, жене хана Калуна,  -  начал  он  читать
начертанное на пергаменте послание. - Сестра  моя,  до  меня  дошло,  что  с
запада  пришли  вопросить  моего  Оракула  два  чужеземца.  В  первый   день
следующего месяца ты с мудрым шаманом, Стражем Дверей, должна  встретить  их
на берегу реки там, где  кончается  древняя  дорога.  Окажите  им  всяческую
помощь и проводите их до Горы. Не желая нарушать наш договор, сама я не могу
выйти  им  навстречу".  Итак,  -  продолжал  Симбри,  -  это  не   случайные
путешественники - их ожидает сама Гезея.
     - Я тоже ждала их. Сердце чуяло, что они  придут.  Но  не  может  быть,
чтобы они искали Гезею.
     - В горах есть и другие женщины, - сухо возразил шаман.
     - Не пойдет он на Гору! - упрямо сказала жена хана.
     - Гезея могущественна. На земле и в воздухе у нее есть  слуги,  которые
ей повинуются. Они предупредили ее о появлении чужеземцев, они же  расскажут
ей об их дальнейшей судьбе. Я ненавижу Гезею, но не советую  тебе  навлекать
на себя ее гнев: он ужасен. Династия Рассенов  испытала  его  уже  раз.  Она
говорит, что они должны пойти на Гору...
     - А я говорю, что он не пойдет. Пусть идет другой, если ему угодно.
     - Скажи, Афина, зачем тебе этот пришелец? - спросил шаман. - Ты  хочешь
сделать его своим любовником?
     - Нет, мужем! - отвечала она, дерзко выдерживая его взгляд.
     - Но он-то, по-видимому, не хочет этого. К тому же у тебя уже есть муж.
     - Ты знаешь, Симбри, что у меня нет мужа, - сказала Афина, положив руку
на плечо кудесника. - Заклинаю тебя узами нашего кровного родства, свари мне
опять волшебный напиток...
     - Чтобы нас еще более связали узы соучастников убийства? Нет, Афина, не
хочу. Твой грех и  так  тяготеет  надо  мной.  Ты  прекрасна.  Опутай  этого
человека своими сетями, если можешь, если же нет, пусть он уйдет с миром.
     - Я не могу его отпустить. Рада была бы, если бы могла. Я люблю  его  и
ненавижу его спутника. Но его сердце не лежит почему-то ко мне.  О,  великий
шаман, ты знаешь прошлое и будущее. Скажи, что тебе говорят звезды?
     - Вот что я  прочитал  в  книге  звезд,  Афина:  судьба  того  человека
переплелась с твоей, ты права; но между  вами  стоит  высокая  стена,  через
которую я не могу проникнуть взором. Знаю только, что смерть сблизит  его  и
тебя, и меня также.
     - Пусть же тогда скорее приходит смерть! - гордо воскликнула Афина.
     - Не радуйся торжеству и там. Неведомая сила царит и за гробом. Внешнее
око Гезеи читает в тайниках души.
     - Слушай, старик, завтра же пошли на Гору гонцов. Пусть  скажут  Гезее,
что прибыли два старых чужеземца, заметь хорошенько, - старых,  но  что  они
очень устали и больны.  Месяца  через  три,  когда  поправятся,  они  пойдут
вопросить Оракула. Может быть, она поверит. Но я хочу спать,  у  меня  болит
голова. Дай мне сонных капель. Я тоже чувствую на себе чьи-то глаза.
     Она обернулась. Я отскочил от  двери  и  пополз  вниз  по  лестнице.  Я
слышал, как Афина открыла дверь.
     На следующее утро ко мне пришел Симбри и осведомился, как я спал.
     - Как чурбан, - отвечал я.
     - А между тем, вид у тебя усталый, друг Холли, - заметил он.
     - Меня мучил кошмар; это со мной случается. Но сам ты, Симбри,  кажется
вовсе не спал?
     - Не спал всю ночь, - вздохнул он. - Я был на своем посту у Дверей.
     - О каких дверях говоришь ты? Не о тех ли, через которые мы пришли?
     - Я говорю о Дверях Прошлого и Будущего. Пожалуй, это те, через которые
вы перешли от чудесного прошлого к неизвестному Будущему. Я пришел  сказать,
чтобы ты был готов: через час вы пойдете в город.
     - Отлично. Я здоров и смогу отправиться в путь. Но что с моим  приемным
сыном?
     - Поправляется, поправляется. Впрочем, ты его увидишь сегодня.
     Рабы принесли мне платье, и  я  переоделся.  Слуги  проводили  меня  по
лестнице. Внизу я встретил  Лео.  Он  выглядел  лучше,  чем  я  ожидал.  Лео
бросился ко мне и стал расспрашивать, где  я  был  и  здоров  ли  я.  Симбри
наблюдал за нами. Нам подали два запряженных пони паланкина. Рабы взяли пони
под уздцы, и мы двинулись в путь.
     Целую милю шли мы по узкому горному ущелью. Наконец, на повороте  перед
нами открылся, как на ладони, Калун. По долине протекала  широкая  река.  На
севере возвышалась та самая огнедышащая гора,  которая  издали  служила  нам
маяком. На краю кратера высился гигантский столб, мрачно черневший  на  фоне
голубого неба и вековых снегов горы. Мы смотрели со  страхом  на  него:  там
должна была решиться наша судьба. Все  наши  спутники  поклонились  горе  и,
чтобы отогнать от себя нечистую силу, скрестили большие  пальцы  обеих  рук.
Даже Симбри поклонился.
     - Был ты когда-нибудь на горе? - спросил Лео.
     Симбри уклончиво покачал головой.
     - Жители равнины не ходят на гору! - сказал он. - По  ту  сторону  реки
живут дикари, которые часто угоняют наш скот и опустошают наши  поля.  Кроме
того,  раскаленная  лава  и  огонь  пугают  путешественников.  Когда  горное
божество гневается, оно засыпает пеплом даже нашу страну.
     - Что это за божество? - спросил Лео.
     - Не знаю. Люди не могут видеть духов.
     - У тебя, шаман, такой вид, будто ты их видел не раз.
     - Ты приписываешь мне слишком многое.  Мое  искусство  не  так  велико.
Однако, вот лодки ожидают нас; дальше мы поплывем по реке.
     Лодки были вместительные и удобные, но без весел. Тех же пони,  которые
везли наши паланкины, перепрягли в лодки. К  счастью,  нас  с  Лео  посадили
вместе, и, кроме рулевого, в нашей лодке не было никого. За нами,  в  другой
лодке, ехали вооруженные луками и мечами рабы, по виду - солдаты.
     - Наконец-то мы одни! - сказал Лео. - Помнишь, Гораций, мы точно так же
на лодке приехали в страну Кор. Ничто не ново, и все повторяется.
     - Не знаю, долго ли нас оставят вместе, - отвечал я. - Скорее  расскажи
мне все, что случилось с тобой за это время. Мы здесь -  беспомощные  мошки,
попавшие в паутину, раскинутую пауком - женой хана. Шаман стережет нас.
     - Вернемся к тому моменту, когда я висел, как паук на  тонкой  паутине,
на веревке над пропастью. Мне казалось, что я сойду с ума, и, чтобы поскорее
умереть, перерезал веревку и полетел в бездну. А ты?
     - Я хотел умереть вместе с тобой и прыгнул в пропасть.
     - Верный друг Гораций, - сказал Лео, и  слезы  навернулись  у  него  на
глаза.
     - Оставим это. Расскажи лучше, что с тобой произошло дальше.
     - О, это не особенно интересно. - Лео покраснел.  -  Я  спал,  а  когда
просыпался, видел у своего изголовья красивую женщину.  Сначала  я  подумал,
что это та, ну, ты знаешь! Она поцеловала меня. Но, может быть,  мне  снился
сон?
     - Это был не сон. Я сам все видел.
     - Жаль, что не сон. Жена хана - красавица. Я говорил с ней по-гречески.
Аэша  тоже  говорила  по-гречески.  Не  странно  ли?  Однажды  ханша   стала
спрашивать  меня  про  то,  как  мы  сюда   попали.   Я   сказал,   что   мы
путешественники, и не стал вдаваться в подробности, а спросил  о  тебе.  Она
сердилась, что не может ничего выпытать у меня, но и о себе сообщила только,
что она жена хана. Почему она так заинтересовалась мной, иностранцем,  я  не
знаю. Вчера вечером она вошла ко мне, одетая в королевскую мантию.
     Она была  хороша,  как  сказочная  царица.  На  распущенных  каштановых
волосах красовалась корона.
     Она смотрела на меня и вздыхала, говорила, что мы  когда-то  в  прошлом
были знакомы, и надеялась возобновить нашу дружбу. Я защищался как  мог,  но
ты понимаешь, что это не легко, когда лежишь беспомощно  в  постели,  а  над
тобой склонилась и шепчет ласковые слова красавица.  Кончилось  тем,  что  я
признался ей, что ищу свою  жену,  которую  потерял.  Ведь  Аэша  моя  жена,
Гораций. В ответ она только улыбнулась и сказала,  что  мне  незачем  искать
далеко, что она и есть моя жена, она-то и спасла меня, когда я  тонул.  Было
видно, что она не  шутит,  да  и  сам  я  начинал  думать,  что  Аэша  могла
измениться. Вдруг я вспомнил про прядь волос Аэши и сравнил  ее  с  волосами
жены хана. Волосы  оказались  не  похожими  и  гораздо  длиннее.  Жена  хана
разозлилась от зависти. Все, что в ней было дурного, всплыло  наружу.  Голос
зазвучал грубо. Аэша могла быть ужасна в своем гневе, как молния, но никогда
не была груба и вульгарна. С этого момента  я  убедился,  что  жена  хана  и
Аэша - не одно и то же. Я позволил ей сердиться  и  упрекать  себя  и  лежал
молча. Наконец она ушла и закрыла за собой дверь на ключ. Вот и все, что  со
мной было.
     - Молчи же и слушай теперь, что я тебе расскажу. Только будем  говорить
тише. Наш рулевой, наверное, шпион, кроме того,  я  чувствую  спиной  взгляд
Симбри. Надо торопиться, потому что неизвестно, долго ли нас оставят одних.
     И я рассказал ему все, что знал.
     - Кто же эта Гезея, которая послала письмо с Горы? - воскликнул Лео.  -
Кто жена хана?
     - А ты как думаешь?
     - Аменарта! - прошептал Лео нерешительно.
     - Я тоже так думаю.
     - Если старый буддийский монах Ку-ен помнит  свое  прошлое,  почему  бы
этой женщине не помнить своего прежнего земного существования?
     - Берегись, однако, Лео, чтобы не ошибиться. Я  очень  боюсь,  что  это
искушение, за которым последуют и  другие  испытания.  Горе  тебе,  если  ты
ошибешься!
     - Знаю, - отвечал он. - Но не бойся, кем бы ни была для меня в  прошлом
жена хана - все кончено. Я ищу Аэшу, и только ее. Сама  Венера  не  в  силах
соблазнить меня.
     С надеждой  и  страхом  вспомнили  мы  о  таинственной  Гезее,  которая
приказала шаману Симбри выйти нам навстречу, и о могучей  жрице,  у  которой
есть слуги на небе и на земле. Между тем лодка причалила к берегу, и  Симбри
перешел из своей лодки к нам. Наступала ночь, и шаман, вероятно, боялся, как
бы мы не бежали под ее покровом. Лодка поплыла дальше.  В  нескольких  милях
впереди уже виднелись плоские кровли города, куда мы должны были  прибыть  к
ночи.
     Город стоял на островке, образовавшемся между двумя  рукавами  реки.  В
центре возвышалось здание с башнями, должно быть, ханский дворец. Город, как
и вся страна, назывался Калун, тогда как территория Горы носила наименование
"Гезея" в честь древнеегипетской богини.
     Шаман рассказал нам, что на горе живут жрицы и жрецы,  которые  сменили
еще более древних огнепоклонников, построивших здесь святилище и храм.
     - Кому же поклоняются там?
     - Богине Гезее, - сказал Симбри, - но мы мало  знаем  об  этом  культе.
Между нами и горцами - вечная вражда. Они убивают нас, мы - их. Они  ревниво
оберегают свою святыню, позволяя восходить на гору только  тем,  кто  желает
вопросить  Оракула  или  принести  жертву   во   время   неурожая,   засухи,
землетрясения или  другого  народного  бедствия.  Мы  же,  если  на  нас  не
нападают, не трогаем их. Мы - трудолюбивый  земледельческий  народ  и  любим
мир.
     Действительно, на пастбищах спокойно паслись стада; поля были  засеяны.
Одетые в длинные серые одежды поселяне возвращались после  трудового  дня  в
свои  обсаженные  тополями  деревни.   Какой   контраст   представляла   эта
плодородная равнина с бесплодными  пустынями,  которые  мы  недавно  прошли!
Утопавший в лучах  заходящего  солнца  пейзаж  напоминал  Голландию.  Вполне
понятно, что проникшие через кольцо увенчанных снегами гор в эту  прелестную
страну завоеватели не хотели идти дальше, а поселились здесь, взяли себе жен
из покоренного племени и решили здесь жить и умереть.
     Стемнело. Клубы дыма над огненной горой озарились светом  вулкана.  Чем
гуще становился мрак, тем ярче горело зарево.  Из  гигантского  ока  Символа
Жизни лучи бросали далеко вокруг полосы света, освещали вершины гор.  Полосы
эти тянулись высоко в небо над крышами  города  Калуна,  через  реку,  через
горы. Зрелище было великолепное. Наши спутники-туземцы  испуганно  зашептали
молитвы. Они считали пламя над Горой дурным предзнаменованием.
     - Разве это пламя не всегда полыхает? - спросил Лео.
     - Нет, редко. Много лет не видели мы его. Три  месяца  тому  назад  оно
показалось впервые, и сегодня во второй раз, - отвечал Симбри. - Мы молимся,
чтобы какое-нибудь бедствие не постигло Калун.
     Через несколько минут пламя погасло, но на  небе  еще  несколько  минут
оставался его отблеск. Взошла луна.  Только  всплеск  весел  нарушал  тишину
ночи. Вдруг издали донесся лай собак.  На  восточном  берегу  реки  раздался
топот копыт. Шум все приближался. И мы увидели  скачущего  на  белой  лошади
всадника. Он обернулся на мгновение к реке, и в лунном свете мы  увидели  на
его лице выражение смертельного отчаяния. Он промчался, как молния, вынырнул
из тьмы на мгновение и быстро погрузился  в  нее.  За  ним  неслась  ужасная
погоня - страшные рыжие собаки, целая сотня собак.
     - Собаки смерти! - воскликнул я, хватая Лео за руку.
     - Да, - отвечал он,  -  они  преследуют  этого  несчастного.  А  вот  и
охотник.
     Он ехал на великолепном коне. Ветер  развевал  его  плащ.  Он  взмахнул
бичом. Когда охотник оглянулся, лунный свет упал на него, и мы увидели  лицо
безумного.
     - Хан, хан! - испуганно сказал Симбри и поклонился.
     Но хан ускакал, за ним  последовали  егеря;  я  насчитал  всего  восемь
человек.
     - Что это значит, друг Симбри? - спросил я.
     - Друг Холли, так хан наказывает тех, кто его прогневал.
     - Что мог сделать этот несчастный?
     - Человек этот знатен: он приходится родней самому хану. А вина  его  в
том, что он полюбил ханшу и предложил  ей  объявить  войну  хану,  если  она
согласится выйти за него замуж. Но она ненавидела его,  как  ненавидит  всех
мужчин. Вот и все.
     - Счастлив хан, у которого такая добродетельная жена, - сказал я.
     Старый шаман пытливо посмотрел на меня.
     Лай собак снова приблизился. Несчастный всадник еще раз промчался  мимо
нас. Его лошадь была совсем измучена. И вот огромная рыжая собака  вцепилась
ей в бок. Несчастное животное закричало от боли. Тогда  всадник  спрыгнул  с
лошади и побежал к берегу, надеясь, вероятно, спастись у нас в лодке, но  он
не успел добежать: собаки настигли и растерзали его. Не стану описывать, что
было дальше: слишком ужасны были эти рыжие волкодавы и слишком ужасно звучал
хохот сумасшедшего хана, натравливавшего их на добычу.






     Мы продолжали путь с горечью в сердце. Не мудрено,  что  жена  хана  не
любит мужа. Женщина эта влюблена в Лео, а мы видели, как ревнивый хан  мстит
своим соперникам. Приятная перспектива, что и говорить!
     Между тем, лодка причалила. Мы прошли через ворота в высокой  городской
стене и пошли по вымощенной камнями  улице.  Дома  ничем  не  отличались  от
обычных построек Центральной Азии.  Нас,  по-видимому,  ожидали.  Любопытные
толпились на улицах, выглядывали из окон и с крыш  домов.  Миновав  рыночную
площадь, мы вошли в калитку во внутренней стене и очутились среди садов. Вот
мы и перед  построенным  в  египетском  стиле  дворцом  с  двумя  массивными
башнями.
     Проникнув во внутренний двор, окруженный верандой, на которую  выходили
двери внутренних покоев, мы прошли в  предназначенные  для  нас  богато,  но
безвкусно убранные комнаты. Здесь Симбри куда-то исчез. Рабы переодели нас в
белое, подбитое горностаем платье и проводили в большой, хорошо  натопленный
зал с колоннами, стены которого были  увешаны  коврами.  Посреди  зала,  под
балдахином, стоял узкий длинный стол с  золотыми  и  серебряными  кубками  и
тарелками. Ударили в гонг, и в дверях  показались  вельможи.  Все  они  были
одеты в белое, как и мы. С ними были и женщины, почти все - хорошенькие. Нам
кланялись, мы отвечали на поклоны.  Раздался  звук  литавр.  Из-за  портьеры
показались хан с женой, впереди шли герольды в  зеленых  ливреях  и  Симбри,
сзади следовали другие придворные. Взглянув на хана, никто бы не узнал в нем
зверя,  который  травил  собаками  своего  ближнего.  Это  был  отяжелевший,
грубоватый,  но  довольно  красивый  мужчина.  Неспокойные,  бегающие  глаза
изобличали в нем недалекого человека. Жена его  была  все  так  же  красива,
только лицо ее казалось несколько утомленным. Румянец вспыхнул на ее  щеках,
когда она увидела нас. Она знаком подозвала нас и представила мужу.
     - Любопытное старое животное! - захохотал хан, глядя на меня.  -  Мы  с
тобой, кажется, не встречались еще?
     - Нет, великий хан, - отвечал я, - но я видел тебя  сегодня  на  охоте.
Удачно ли ты поохотился?
     - Отлично, - сказал он, оживившись, - мои собаки поймали-таки его.
     - Довольно, - властно остановила его жена.
     Хан отшатнулся от нее и тогда только заметил Лео.
     - Не тебя ли это навещала Афина  у  Дверей  Калуна?  -  спросил  он,  с
любопытством вглядываясь в красивые черты  лица  моего  друга.  -  Теперь  я
понимаю, почему она так интересовалась тобой.  Смотри  же,  будь  осторожен,
чтобы мне не пришлось охотиться за тобой.
     Лео вскипел и хотел ответить, но я остановил его, сказав, что он  имеет
дело с сумасшедшим.
     Жена хана посадила Лео с собой, меня  -  по  другую  сторону,  рядом  с
Симбри. Хан сел несколько дальше между двумя самыми хорошенькими дамами.
     Блюд было много, но  все  -  грубые.  Главным  образом  подавали  рыбу,
баранину и сладкие  кушанья.  Присутствующие  ели  и  пили  много  хмельного
напитка,  приготовленного  из  хлебного  зерна.  Обменявшись  со   мной   из
вежливости несколькими словами, ханша  уделила  все  внимание  Лео.  Я  стал
беседовать с Симбри. Он рассказал мне, что  в  Калуне  почти  нет  торговли,
потому что нет связей  с  другими  странами.  С  тех  пор,  как  подгнили  и
обрушились мосты через пропасть, Калун совершенно отрезан от мира. В  стране
нет даже  денег;  торговля  ведется  только  меновая;  даже  доход  собирают
натурой. Население -  в  основном  желтой  расы,  вероятно,  -  монгольского
происхождения. Страной управляют ханы, которые ведут свой род от Александра,
но в жилах которых течет  и  монгольская  кровь.  На  престол  Калуна  могут
восходить и женщины.  Династия  постепенно  вырождается.  Народ  поклоняется
огню, а его правители верят  в  волшебство  и  привидения,  но  это  подобие
религии вымирает вместе с ними.
     Ханша Афина - последний отпрыск прямой линии царствующего дома, и народ
больше любит ее,  чем  хана.  Она  много  помогает  бедным  и  потому  очень
популярна. Подданные жалеют, что у нее  нет  детей  и  с  ее  смертью  опять
начнутся споры и войны из-за престолонаследия.
     - Народ желал бы, - сказал Симбри, многозначительно взглянув на Лео,  -
чтобы ненавистный хан умер, а жена его, пока молода, вышла замуж за другого.
Хан знает это, поэтому он так ревнив. Рассен понимает, что  стоит  его  жене
полюбить кого-нибудь, это будет для него смертным приговором.
     - Значит, он ее любит? - сказал я.
     - Может быть, но она не любит ни его, ни кого-либо  из  них,  -  Симбри
показал взглядом на сидевших за столом вельмож.
     Между тем гости порядочно охмелели. Сам хан откинулся на спинку кресла;
одна из его хорошеньких соседок обвила рукой его шею,  другая  подавала  ему
бокал с вином. Пили все, даже женщины. Взгляд Афины упал на пьяного хана,  и
на красивом лице ее появилось презрение.
     - Посмотри, - сказала она Лео, - на моего супруга и пойми, каково  быть
царицей Калуна.
     - Отчего ты не уберешь ненужных людей из дворца? - спросил он.
     - Потому что тогда никого не осталось бы.  Эти  люди  живут  в  лености
трудами народа. Но вино и роскошь погубят их. У них  мало  детей,  да  и  те
слабые и больные. Но я вижу, вы устали. До завтра.
     Мы встали, поклонились Афине и ушли в сопровождении Симбри.
     - Вы думаете, мы навеселе? - закричал нам вслед хан. - Отчего бы нам  и
не  повеселиться?  Никто  не  знает,  долго  ли  он  будет  жить.  А   тебе,
рыжебородый, советую не заглядываться на Афину. Она моя жена,  и  я,  так  и
знай, не спущу тебе.
     Гости захохотали. Симбри схватил Лео под руку и поспешно увел его.
     - Не бойся, - успокоил он Лео. - Пока ты под защитой жены  хана,  ты  в
безопасности. Она - правительница страны, а я - самый близкий к ней человек.
     - Тогда постарайся сделать так, чтобы  мы  не  встречали  больше  этого
человека, - сказал Лео. - Я  имею  обыкновение  защищаться,  когда  на  меня
нападают.
     - Никто тебя за это не осудит, - загадочно улыбнулся Симбри.
     Мы легли и заснули. Утром нас разбудил лай ужасных собак. Должно  быть,
их кормили.
     Мы прожили в Калуне три месяца, и это было самое ужасное время в  нашей
жизни. В сравнении с этим наши утомительные  странствия  по  снежным  степям
показались нам блаженством, а пребывание в монастыре -  раем.  Но  не  стану
подробно рассказывать обо всем. Отмечу лишь важнейшие события.
     В полдень Афина прислала нам двух белых верховых лошадей, и мы  поехали
с ней вместе  на  прогулку.  Она  показала  нам  псарню,  где  за  железными
решетками сидели собаки хана. Никогда не видывал  я  таких  огромных  собак.
Тибетские дворовые собаки были в сравнении с ними комнатными собачками.  Они
бросались на железную решетку, как разъяренные волны на прибрежный утес. Они
слушались только своих псарей да хана. Преступников и осужденных отдавали на
съедение этим зверям. С ними же хан охотился за  теми,  кто  имел  несчастье
навлечь на себя его гнев.
     Мы объехали затем вокруг города  по  стене,  представлявшей  собой  род
бульвара. Местами стена обрушилась, и  надо  было  ехать  осторожно.  Отсюда
открывался  вид  на  равнину  и  реку.  Сам  город  не  представлял   ничего
интересного, и мы перебрались через мост на другой  берег  реки.  Тут  перед
нами замелькали прекрасно обработанные поля с целой системой ирригации. Там,
куда вода не попадала естественным путем, для подъема были устроены  колеса.
Иногда воду таскали на своих  плечах  женщины.  Афина  рассказала  нам,  что
население так быстро растет, что людям пришлось бы убивать друг друга,  если
бы периодические неурожаи и голод не уменьшали число жителей.
     - А нынче какой будет год? - спросил Лео.
     - Опасаются неурожая, - отвечала она. - Мало дождей, а пламя над  Горой
предвещает, по народному поверью, засуху. Только бы народ  не  подумал,  что
это ваше появление принесло стране несчастье.
     - Если они станут нас преследовать, - засмеялся Лео,  -  мы  убежим  на
Гору.
     - Разве вы ищите смерти? - мрачно спросила она. - Пока  я  жива,  я  не
позволю вам перейти реку. Такова моя воля, теперь вернемся домой.
     На этот раз нас не позвали в столовую, и мы обедали у себя.  Чтобы  нам
не было скучно, к нам пришли Афина и всюду следовавший  за  ней  шаман.  Она
сказала нам, что хан задал пир, который будет продолжаться целую  неделю,  и
она не хочет, чтобы мы были свидетелями всей низости ее  двора.  Мы  провели
довольно приятно несколько вечеров. Рассказывали об Англии,  о  странах,  по
которым путешествовали, об Александре Завоевателе и о Древнем Египте.  Афина
слушала, не отрывая глаз от Лео. Так беседовали мы до полуночи.
     Фактически мы жили во дворце как в  тюрьме.  Когда  же  мы  выходили  в
другие дворцовые помещения,  нас  окружали  придворные  и  досаждали  своими
расспросами. Придворные дамы стали ухаживать за Лео, посылать  ему  цветы  и
назначать свидания. Стоило нам показаться на улице, и перед нами  собиралась
целая толпа любопытных. Только прогулки за город вместе с  женой  хана  были
приятны, но опасаясь ревности мужа, Афина  скоро  прекратила  их.  Мы  стали
ездить в сопровождении солдат, которые  должны  были  помешать  нам  бежать.
Между тем началась засуха, и крестьяне  толпами  преследовали  нас,  требуя,
чтобы мы вернули им дождь: они  считали  нас  виновниками  своего  бедствия.
Оставалось только заниматься рыбной ловлей на реке  да  издали  смотреть  на
Огненную гору, мечтая о возможности бежать или хоть как-нибудь  снестись  со
жрицей. Нас мучила мысль о дальнейших  поисках,  о  достижении  цели  нашего
путешествия. Все время я старательно оберегал Лео от Афины, ни на минуту  не
оставляя их одних, и с той ночи в жилище Привратника она не говорила  ему  о
своей любви; но я хорошо знал, что страсть ее не угасла и скоро прорвется. Я
угадывал это по ее словам, движениям и трагическому выражению глаз.






     Раз Симбри пригласил нас откушать у него.
     Жил он в башне дворца. Мы не знали тогда еще, что  здесь  было  суждено
разыграться последнему акту нашей драмы. В конце обеда Лео  попросил  шамана
ходатайствовать перед ханшей, чтобы она отпустила нас, но старик посоветовал
нам поговорить с ней самим.
     - Кажется, Афина несчастлива в замужестве? - начал Лео.
     - Ты прозорлив, друг, - отвечал шаман.
     - И, кажется, она взглянула на  меня  благосклонно?  -  продолжал  Лео,
краснея.
     - Ах! Ты запомнил кое-что из того, что произошло у Дверей!
     - Я запомнил также кое-что, касающееся тебя, Симбри, и ее.
     - Ну и что же? - спросил шаман.
     - А то, что я вовсе не желаю компрометировать первую  женщину  в  вашем
государстве.
     - Это благородно, впрочем, здесь смотрят на такие вещи несколько иначе.
Все были бы рады, если бы Афина вышла замуж за другого.
     - При жизни хана?
     - Все люди смертны. Хан сильно пьет в последнее время.
     - Ты хочешь сказать, что людей можно устранить? -  сказал  Лео.  -  Так
знай же, я никогда не совершу подобного преступления.
     При этих словах послышался  шорох.  Мы  обернулись.  Из-за  завесы,  за
которой стояла кровать шамана, хранились его гороскопы и другие вещи,  вышла
ханша.
     - Кто говорил о преступлении? - спросила она. - Не ты ли, Лео?
     - Я очень рад, что ты слышала мои слова, повелительница, - отвечал Лео,
глядя на нее в упор.
     - Я только больше уважаю  тебя  за  них.  Я  сама  далека  от  мысли  о
преступлении, но то, что предопределено - сбудется.
     - Что именно? - спросил Лео.
     - Скажи ему, шаман.
     Симбри взял свиток и прочитал: раньше следующего новолуния  хан  Рассен
умрет от руки чужеземца, который пришел в страну из-за гор, - так  начертано
в Книге звезд.
     - В таком случае, звезды лгут, - возразил Лео.
     - Думай, как тебе угодно, - сказала Афина, - только он умрет не от моей
руки или руки моих слуг, а от твоей.
     - Отчего непременно я, а не Холли убьет его?  Но  если  так,  то  меня,
конечно, жестоко накажет его опечаленная вдова...
     - Ты смеешься, Лео Винцей. Ведь ты знаешь, что за муж - хан!
     Мы с Лео оба почувствовали, что нам не избежать объяснения.
     - Говори, царица, говори все, - сказал Лео решительно,  -  может  быть,
лучше высказаться.
     - Хорошо же. Что было раньше,  я  не  знаю,  я  скажу  только  то,  что
открылось мне. С раннего детства, Лео, образ твой носился передо мной. Когда
я в первый раз увидела тебя у реки, я узнала тебя. Я видела тебя  раньше  во
сне. Раз, еще маленькой девочкой, я заснула на траве на берегу  реки,  и  ты
пришел ко мне, только лицо твое было тогда моложе. С тех пор ты часто снился
мне, и я привыкла считать тебя своим. Долго тянулись годы, и я  чувствовала,
что ты медленно приближаешься,  ищешь  меня,  идешь  ко  мне,  минуя  холмы,
пустыни, равнины, снежные степи. Три  месяца  тому  назад  мы  сидели  здесь
вдвоем с Симбри; он учил меня читать  в  книге  прошлого,  и  вот  мне  было
видение. Я увидела тебя и твоего друга  над  обрывом.  Я  не  лгу.  Все  это
записано в свитке.
     Боясь, что вы погибнете, мы поспешили с Симбри к реке и, действительно,
увидели вас. Остальное вы знаете. Мы видели, как вы качались на веревке  над
пропастью, как ты, Лео, бросился в пропасть первый, а  за  тобой  последовал
твой храбрый товарищ. Я спасла из воды тебя, свою давнишнюю, вечную  любовь.
Я предчувствовала опасность, которая тебе грозила.  Моя  рука  спасла  тебя,
неужели ты оттолкнешь от себя меня, царицу Калуна?
     Она глядела на Лео с мольбой и ожиданием.
     - Благодарю тебя, Афина, за то, что ты спасла меня, хотя,  может  быть,
было бы лучше, если бы я утонул. Но  если  все,  что  ты  говоришь,  правда,
скажи, почему ты вышла замуж за другого?
     Она отшатнулась, как будто кто-то кольнул ее ножом в сердце.
     - Не брани меня, - жалобно сказала она, - я сошлась с этим  безумцем  в
интересах государства. Меня уговорили выйти за него. Даже ты, Симбри, - будь
ты проклят за это, -  советовал  мне  вступить  в  брак  с  Рассеном,  чтобы
прекратить войну. Ты говорил мне, что мои сны - простая фантазия. Я уступила
для блага своего народа.
     - И своего собственного, - сказал Лео. -  Я  не  осуждаю  тебя,  Афина.
Однако, ты говоришь, что я должен разрубить узел, убив твоего мужа, которого
ты сама избрала. Ты говоришь о судьбе, но эту судьбу ты устроила себе  сама.
Твой сон и видение, которое заставило идти  тебя  на  берег  -  вымысел.  Ты
пришла на берег, потому что так приказала тебе Гезея.
     - Кто тебе сказал? - удивилась Афина.
     - Я знаю еще многое другое. Напрасно ты обманываешь меня, Афина!
     Ханша побледнела.
     - Кто мог сказать тебе? - прошептала она. - Уж  не  ты  ли,  волшебник?
Если ты, я узнаю это и отомщу тебе, не посмотрю на то,  что  в  жилах  наших
течет одна кровь.
     - Афина, Афина! - взмолился Симбри,  -  ты  знаешь,  что  я  ничего  не
говорил.
     - Так, значит, это ты, старая обезьяна, -  обратилась  она  ко  мне.  -
Напрасно я тебя не убила. Но это дело поправимое!..
     - Уж не думаешь ли ты, что я тоже волшебник? - спросил я.
     - Да, думаю. Тебе покровительствует какая-то богиня,  которая  живет  в
огне.
     - Если так, с нами шутить нельзя, Афина, - сказал я. - Отвечай же,  что
сказала Гезея на ваше извещение о нашем прибытии в страну?
     - Слушай, - перебил Лео, - хочешь ты или не хочешь, а я пойду вопросить
Оракула на Огненную гору. Посмотрим, кто сильнее, - ты или Гезея.
     - Ты непременно хочешь пойти туда? - засмеялась Ханша. - Там ты найдешь
огонь, и только. Ты не встретишь  прекрасного  существа,  которое  могло  бы
очаровать тебя. Слушайте, странники, наша  страна  -  земля  чудес  и  тайн,
непостижимых для пришельцев. Пока я жива, нога ваша не ступит на  Гору.  Лео
Винцей, я знаю, что ты пришел сюда не из-за меня, как я о том мечтала, а для
какого-то демона в образе женщины, которую ты никогда не  найдешь.  Довольно
просьб. Не стану унижаться. Ты узнал слишком много. Подумай  до  завтрашнего
дня о том, что я тебе предложила, и дай мне ответ, согласен ли ты быть  моим
и царствовать вместе со мной, или же ты предпочитаешь умереть вместе с твоим
другом. Выбирай между мной и местью! Я не  позволю  чужеземцу  смеяться  над
собой!
     Она говорила тихо. Слова ее срывались с  уст,  как  капельки  крови  из
раны. Наконец, она  замолчала.  Никогда  не  забуду  я  этой  сцены.  Старый
кудесник смотрел на всех нас своими выцветшими глазами,  как  ночная  птица.
Лицо ханши дышало гневом, взгляд ее  -  местью.  Холодный,  решительный  Лео
боролся с ней своей железной волей. А я, которого Афина ненавидела, стоял  и
ждал приговора.
     Но вот огонь лампы замигал. Где-то открылась дверь. Я  увидел,  что  из
темноты кто-то приближается к нам неслышной поступью. Это был хан.  Войдя  в
полосу света, он  дико  захохотал.  Жена  взглянула  на  него.  Я  подивился
хладнокровию этой женщины. Лицо ее не выразило ни страха, ни гнева.
     - Что ты тут делаешь, Рассен? - спросила она. - Ты  выслеживаешь  меня?
Ступай  к  своим  придворным  дамам  и  пей!  Ты  смеешься?  Что  тебя   так
развеселило?
     - Отчего смеюсь? Я только что слышал,  как  первая  женщина  в  стране,
гордая ханша, которая боится, чтобы придворные дамы не запятнали  ее  платье
своим прикосновением, моя жена, которая, заметьте это,  сама  просила  меня,
чтобы я на ней женился, потому что  я  ее  двоюродный  брат  и  соперник  по
престолонаследию,  она  предлагает  себя  безвестному   страннику,   который
ненавидит ее и жаждет бежать от нее! Он отказал ей,  как  я  не  отказал  бы
последней женщине во дворце! - Хан захохотал. -  Слышал  я  также,  что  она
называет меня сумасшедшим. Меня сделал сумасшедшим старый колдун Симбри,  он
влил отраву в мой кубок на свадебном пиру. Он дал мне  зелья,  которое  меня
отвратило  от  Афины,  и  я  действительно  ненавижу  ее,  я  не  выношу  ее
прикосновения, не могу быть с ней в одной комнате... В  воздухе  вокруг  нее
пахнет волшебством. Кажется, и ты, рыжебородый, -  обратился  он  к  Лео,  -
чувствуешь то же? Ну, так попроси у старой крысы любовного зелья;  когда  ты
его  выпьешь,  Афина  покажется  тебе  чистой,  кроткой,  прекрасной,  и  вы
проведете несколько приятных месяцев.  Не  отвергай  напитка,  который  тебе
предлагают. Пей до дна! Только  на  другой  день  ты  почувствуешь,  что  он
отравлен кровью мужа. - И безумный хан снова разразился хохотом.
     Афина выслушала все эти оскорбления молча.
     - Прошу прощения, - обратилась она  к  нам  спокойно.  -  Вы  пришли  в
порочную страну. И ее глава, ее цвет, - ты, Рассен, -  не  уйдешь  от  своей
судьбы, и я тут ни при чем. Когда-то на очень короткое время мы были близки,
но это было давно. Теперь ты пресмыкаешься в моем доме, как змея. Если бы  я
хотела, отравленный кубок давно  излечил  бы  твое  безумие  и  заставил  бы
замолчать твое ядовитое жало. Пойдем, Симбри! Мне стыдно и горько.
     Шаман подошел к ней.
     - Слушай, Рассен, - сказал он хану. - Твоя мать - дурная женщина.  Отца
твоего никто, кроме меня, не знал. В  ночь,  когда  ты  родился,  над  Горой
показалось пламя и звезды померкли. Я был на  твоей  свадьбе.  На  свадебном
пиру ты напился и обнимал распутную  женщину.  Ты  правил,  разоряя  страну,
опустошая ради своей забавы поля и пуская людей по миру. Но скоро ты  будешь
плавать в своей крови, ты развяжешь  эту  благородную  женщину,  твое  место
займет более достойный, у них будет потомство и в стране воцарится мир.
     Шаман говорил с горечью. Хан несколько раз пытался поразить  его  своим
коротким мечом, но не сделал этого, не смог,  он  вынес  обиду,  как  собака
терпит удары хлыста своего господина. Мало-помалу он отступил в дальний угол
комнаты и упал на землю, а Симбри взял Афину под руку, и они вышли. У порога
массивной железной двери Симбри остановился.
     - Хан Рассен, я тебя возвысил, теперь я  тебя  низвергну.  Вспомни  мои
слова, когда будешь плавать в своей собственной крови!
     Когда вдали замер звук шагов, хан, боязливо озираясь, выполз из  своего
угла.
     - Ушли крысы? - спросил он.
     Испуг отрезвил его, и рассудок вернулся к нему.
     - Вы считаете меня трусом? - продолжал несчастный. -  Да,  я  боюсь  их
обоих. Они отняли мою силу, мой разум  своим  волшебством.  Я  был  когда-то
могуч, благороден душой, владел половиной царства. Но я полюбил ее проклятую
красоту. Она же хотела выйти за меня замуж и  прислала  ко  мне  сватом  эту
старую крысу. Я прекратил войну и женился на ханше. Лучше было бы мне  стать
последним мужиком, чем войти в опочивальню царицы в качестве ее супруга! Она
ненавидела меня. И чем сильнее я любил, тем сильнее она ненавидела. Наконец,
на свадебном пиру она дала мне напиток, который отвратил меня от нее,  но  в
то же время иссушил мой мозг ядом безумия.
     - Если она тебя ненавидела, - спросил я, - почему она не отравила тебя?
     - Из расчета. Ведь полцарства принадлежало мне. Кроме того,  я  был  ей
нужен. При мне народ не мог заставить ее выйти  замуж  за  другого.  Она  не
женщина, а колдунья. Она хочет жить одна. Так думал я, по  крайней  мере  до
сегодняшней ночи, - при этих словах хан взглянул на Лео. - Она знала  также,
что хотя я избегаю ее, в душе все-таки люблю, ревную и могу защитить ее. Она
нарочно натравила  меня  на  человека,  которого  я  недавно  загнал  своими
собаками. Теперь я знаю, отчего она  всегда  казалась  такой  холодной.  Она
берегла пыл своей души, чтобы растопить лед твоего сердца.
     - Кажется, ты видел, хан, что этот лед нисколько не растаял,  -  сказал
Лео.
     - Да, пока, если ты не лжешь. Но дай пламени  разгореться  побольше,  и
лед растает. Может ли кто-нибудь из смертных противиться желанию Афины?
     - Говорят, что я должен убить тебя, хан, но я не ищу твоей  смерти;  не
хочу отнимать у тебя и твоей жены. Мы давно жаждем уйти из этого города,  но
нас не пускают. Нас стерегут, как пленников, - и днем, и ночью. Отпусти  нас
на свободу, хан! Это в твоей власти.
     - Куда же вы пойдете, если я отпущу вас на свободу? -  спросил  хан.  -
Страна наша окружена горами. Только птицы могут перелететь через них.
     - Мы уйдем на Огненную гору, - сказал Лео.
     - Кто же из нас не в своем уме? - удивился хан. - Я или вы? Я  не  верю
вам. А впрочем, если правда, что вы пойдете на Гору,  вы  приведете  на  нас
врагов и завоюете нашу землю.
     - Нет, - возразил Лео. - Я говорю тебе честно, как мужчина мужчине, мне
не нужно твое царство, как не нужна твоя жена. Будь же разумен, отпусти  нас
и живи себе с миром.
     Хан задумался, потом вдруг опять захохотал.
     - Что  скажет  Афина,  когда  узнает,  что  ее  птичка   улетела?   Она
рассердится на меня и станет искать вас.
     - Отпусти нас поскорее, тогда погоня не настигнет нас.
     - Ты забываешь, что ханша и ее старая крыса знают все. Они найдут  вас.
А все-таки  интересно,  как  она  хватится  своего  рыжебородого,  -  и  хан
представил, как Афина будет искать беглеца. - Хорошо же, собирайтесь в путь,
через полчаса я приду за вами.






     Вернувшись к себе, мы переоделись в  дорожное  платье,  взяли  с  собой
съестных припасов и охотничьи ножи, чтобы было чем защищаться в случае, если
хан замыслит убить нас. Смех хана еще звенел у нас в ушах - то был  недобрый
смех. Хан внушал нам мало доверия.
     - Однако ему все же хочется избавиться от нас, - сказал я.
     - Живые всегда могут вернуться, - возразил Лео.
     - Афина думает иначе.
     - Но и она угрожала нам смертью.
     - Это стыд и страсть ослепляли ее.
     Мы замолчали. Скрипнула дверь, и, кутаясь в большой плащ, вошел хан.
     - Идем, - сказал он. - Зачем вы берете с собой оружие? Ведь  вы  не  на
охоту идете!
     - Но, может быть, на нас будут охотиться, - заметил я.
     - В таком случае, вам лучше  оставаться  здесь  и  ждать,  когда  ханша
откроет клетку и выпустит вас.
     - Не думаю, - отвечал я, и мы последовали за ханом.
     Мы прошли веранду, внутренний двор, сад и потайной  калиткой,  ключ  от
которой был у Рассена, вышли из дворца.  Когда  мы  проходили  мимо  псарни,
собаки почуяли нас и бешено залаяли. Я вздрогнул, опасаясь, что они разбудят
стражу, но хан подошел к собакам и успокоил их: они узнали его и  замолчали.
Хан велел нам спрятаться в тени арки и ушел. Мы опять заподозрили, не  пошел
ли он за убийцами, но скоро услышали топот копыт и  увидели  хана,  ведущего
под уздцы белых лошадей, которых нам дала Афина. Он сам  оседлал  их,  велел
нам, чтобы нас не узнали, хорошенько закутаться в плащи и следовать за  ним.
Мы  ехали  окраиной  города,  пользовавшейся  дурной  славой.  Кое-где   нам
попадались кутившие люди и женщины легкого поведения, откидывавшие при нашем
приближении свои покрывала. Мы спустились к реке, и так как мосты охранялись
стражей, а мы избегали их, хан указал на большую лодку, на которой мы  могли
переправиться вместе с лошадьми через реку.
     Едва мы успели отъехать от берега, хан закричал нам вслед:
     - Ступайте, проклятые странники!  Молите  Горного  духа,  чтобы  старая
крыса и его племянница, твоя возлюбленная, рыжебородый,  не  увидели  вас  в
свое волшебное стекло, а то мы можем опять встретиться.
     Быстрое течение подхватило нашу лодку и вынесло ее на середину реки.
     - Спешите, спешите! - кричал хан. - Смерть гонится за вами по пятам.
     - Не лучше ли нам причалить к берегу и убить этого  злого  человека?  -
сказал Лео.
     Он говорил по-английски, но сумасшедший хан чутьем догадался о значении
его слов и, крикнув, что мы опоздали, пустился бежать так, что  только  плащ
его развевался.
     С трудом добрались мы до противоположного берега, высадились,  сели  на
лошадей  и  поехали,  направляясь  к  горе,  над  которой  поднимался  столб
освещенного пламенем дыма. Пришлось ехать по полям, и сначала  мы  двигались
медленно. Наконец, мы выехали на дорогу. Луна спряталась за  тучи,  и  стало
так темно, что мы спешились и повели лошадей под уздцы, позволяя  им  щипать
траву. Но вот занялась заря и окрасила в пурпур снежные  вершины  гор.  Ночь
прошла, и на сердце у нас стало веселее. Ненавистный город остался за  нами.
Мы ушли от прекрасной, страстной ханши, старого шамана и сумасшедшего  хана,
этого деспота-мученика, злобного чудовища и труса.  Перед  нами  поднимались
огненный светоч и снежная  вершина  таинственной  горы,  которую  мы  искали
столько лет. Наконец-то мы разгадаем загадку или умрем! Бодро шли мы  вперед
навстречу своей судьбе.
     Мы ехали мимо полей и деревень. Поселяне бросали работу и смотрели  нам
вслед. Женщины брали на руки детей и  убегали  при  нашем  приближении.  Нас
принимали за придворных вельмож. Очевидно, народ  боялся  и  ненавидел  этих
притеснителей. Между тем, мы немного приблизились к вулкану.  Дорога  шла  в
гору. Не имея возможности  орошать  эту  местность,  крестьяне,  обрабатывая
поля, надеялись только на дождь.  Но  лето  стояло  сухое,  и  рожь  высохла
раньше, чем успела заколоситься. Уныло бродили бедняки-землепашцы  по  своим
нивам. Увидев нас, они узнали чужеземцев, которые, как они думали,  принесли
им засуху и стали преследовать нас,  требуя,  чтобы  мы  послали  им  дождь.
Женщины и дети падали перед нами на колени и с мольбой указывали на гору, на
ярко-синее безоблачное небо. Раз толпа чуть не преградила  нам  путь,  и  мы
прорвались  только  благодаря  своим  лошадям.  Чем  дальше  ехали  мы,  тем
бесплоднее становилась местность, тем реже было  население.  Наконец  только
изредка стали попадаться стада. Должно быть, мы достигли границы  территории
хана. На рубеже Калуна возвышалось несколько каменных  башен,  но  гарнизона
здесь не было. Вероятно, форты эти  были  выстроены  в  древние  времена.  К
вечеру мы дали  отдохнуть  лошадям,  надеясь,  лишь  только  выглянет  луна,
пуститься дальше в путь. Медлить было нельзя: наверно,  Афина  уже  заметила
наше отсутствие и выслала за нами погоню. Пока мы  закусывали,  лошади  наши
паслись поблизости. Одна из них начала валяться на  земле,  как  это  иногда
делают животные, и я заметил, что ее подковы окрашены в красный цвет. Думая,
что животное порезало ногу,  я  подошел  поближе.  Действительно,  копыто  и
стрелка ноги лошади были окрашены каким-то составом - скорее всего, крови  с
мускусом или другим пахучим веществом. Точно также окрашены  были  и  копыта
другой лошади. У меня  мелькнула  страшная  мысль,  что  хан  нарочно  велел
смазать копыта наших лошадей пахучей смесью, чтобы  собаки  могли  выследить
нас. Мы поспешили оседлать своих скакунов, как вдруг  вдали  послышался  лай
собак.
     - Собаки смерти! - воскликнул Лео, бледнея.
     - Да, наш друг хан собирается охотиться на нас, - отвечал я. -  Недаром
он смеялся!
     - Что нам делать? - спросил Лео. - Не лучше ли бросить лошадей?
     - Мы это сделаем в крайнем случае. До горы еще несколько  миль.  Пешком
нам никак не добраться.
     Мы поскакали во весь опор. Я оглянулся и в прозрачном вечернем  воздухе
увидел на равнине всадника и свору собак. Это был Рассен.  Все  было  против
нас. Но нам не раз случалось быть на краю смерти,  и  судьба  помогала  нам.
Может быть, и сейчас откуда-нибудь подоспеет помощь. До гор  оставалось  три
мили. Когда стемнело и луна спряталась за горы, собаки стали настигать  нас:
тьма не мешала им, мы же вынуждены были ехать  медленнее,  чтобы  лошади  не
споткнулись и не сломали ногу. Но вот над горой,  во  второй  раз  за  время
нашего пребывания в Калуне, засиял свет. Должно быть,  вследствие  отражения
от  снега,  свет  этот  был  какой-то  мягкий,  фосфорический.  Почва  стала
неровной, изрытой сурками и, если бы не этот  неожиданный  свет,  хан  давно
настиг бы нас. Так неожиданно пришла к нам помощь. Когда из-за  гор  выплыла
луна, огненный сноп  погас,  как  по  волшебству,  и  над  вершиной  вулкана
по-прежнему стоял только столб красноватого дыма.
     Собаки лаяли все ближе и ближе. В  тишине  ночи  стоял  адский  шум.  Я
вспомнил  свору,  которая  мчалась  в  ночь  нашего  приезда  за  несчастным
вельможей, навлекшим на себя гнев хана, вспомнил мчавшегося впереди всех пса
с красной пастью и  белыми,  как  слоновая  кость,  клыками.  Вот  и  сейчас
слышался лай этого рыжего с черным ухом пса, любимца Рассена - он был  всего
в полумиле от нас.
     Бешеная скачка продолжалась еще часа два, но эти  часы  показались  нам
вечностью. До горы еще было  далеко,  а  лошади  наши  устали.  Часть  собак
отстала, но зато наиболее упрямые находились всего в трехстах ярдах от  нас.
За ними следовал  хан.  Почуяв  близость  врага,  лошади  наши  задрожали  и
напрягли последние силы. Бедные животные понимали,  что  им  грозит  смерть.
Мало-помалу свора нагоняла нас. Тогда мы с Лео спешились, свернули в кусты и
спрятались там. Оставленные нами лошади помчались дальше, собаки  продолжали
преследовать их и промчались мимо. Правда, хан заметил наш маневр и  пытался
отозвать собак, но разъяренные псы, чуя добычу, не хотели возвращаться. Мы с
Лео воспользовались этой отсрочкой и побежали к реке. Там мы надеялись найти
спасение, бросившись в воду, чтобы собаки потеряли наш след. Я  был  уже  не
молод и бежал медленнее Лео, а потому умолял его бежать, не обращая на  меня
внимания.
     Вот и река. Близко, совсем близко блестела  вода.  Помню,  мне  страшно
захотелось пить. Но собаки догнали-таки нас. Мы слышали за собой стук  копыт
лошади хана и остановились у небольшого  утеса,  не  добежав  до  берега.  К
счастью, за нами гнались только три собаки - остальные, очевидно, продолжали
преследовать наших лошадей.
     - Если ты расправишься с собаками, я сведу счеты с ханом! - сказал Лео.
     Мы  взяли  мечи  в  правую  руку,  ножи  в  левую  и  ожидали.   Собаки
приблизились. Признаюсь, я испугался. Они были величиной со льва и такие  же
свирепые. Одна из них подпрыгнула, пытаясь схватить  меня  за  горло,  но  я
вовремя успел проткнуть ее копьем. Животное упало в предсмертной  агонии  на
землю. Две другие собаки  бросились  на  Лео.  Лео  метнул  свое  копье,  но
промахнулся - оно вонзилось в землю. Теперь мы были оба обезоружены,  у  нас
оставались только ножи.  Между  тем  подоспел  хан.  Обезумев  от  ревности,
разгоряченный охотой, он ринулся вперед на Лео, натравливая на  меня  собак.
Трудно вспомнить все, что произошло дальше. Я всадил свой нож в спину  одной
из собак, и она с отчаянным  ревом  забилась  на  земле;  но  другая,  самая
страшная из всей своры, любимица хана, впилась мне в руку пониже локтя  так,
что я выпустил от боли нож. Я отталкивал животное, но не мог с им справиться
и упал на колени. Случайно левой рукой я нащупал булыжник и ударил им пса по
голове, но он не выпустил моей руки, и мы продолжали бороться. В то же время
я смутно видел, что Лео и хан также сцепились  и  борются,  упав  на  землю.
Несколько позже я заметил, что хан сидит, прислонившись к скале,  и  смотрит
на меня. Мне пришло в голову, что он убил Лео. Но вот  я  почувствовал,  что
кто-то схватил собаку и заставил ее разжать челюсти.
     Это Лео поднял собаку за задние лапы  и,  повертев  в  воздухе,  ударил
головой о скалу.
     - Кончено, - услышал я голос Лео, - я исполнил предсказание шамана!  Он
взял меня под руку и повел к скале. Хан сидел, прислонившись к  ней  спиной.
Он был еще жив, но не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Рассудок, казалось,
вернулся к нему. Он печально взглянул на нас.
     - Вы храбры и сильны, - сказал  он.  -  Вы  убили  трех  собак,  а  мне
переломили спину. Все случилось так, как предсказала старая крыса.  Было  бы
справедливее, если бы я охотился со  своей  сворой  за  Афиной.  Теперь  она
отомстит за меня. Она тоже преследует вас. Простите меня и бегите на гору. Я
приду туда раньше вас. Там живет некто сильнее Афины...
     Губы хана вздрогнули, и он испустил дух.






     - Его не стало, но свет не много потерял с его смертью, - сказал я.
     - У бедняги тоже было мало радостей в жизни, - отвечал Лео,  -  поэтому
не станем говорить о нем дурно. Смерть всех уравнивает... Да и, может  быть,
он не был таким дурным, пока его не свели с ума. Во всяком случае, не  легко
было с ним справиться. К счастью, мне удалось его бросить на землю так,  что
он ударился о камень. Если бы я не покончил с ним  вовремя,  я  не  смог  бы
спасти тебя от этого огромного пса, который собирался перегрызть тебе горло.
Смотри - собака величиной с осленка! Ты сильно пострадал, Гораций?
     - Собака прокусила мне руку до кости, но я думаю, что не опасно. Пойдем
скорее к реке. Я умираю от жажды. Но остальная часть  своры,  чего  доброго,
настигнет нас.
     - Не думаю, собаки занялись лошадьми и оставят  нас  в  покое.  Подожди
немного, я сейчас вернусь.
     Лео подошел к трупу хана, взял его старинный меч и прикончил раненую  и
извивавшуюся в мучительной агонии собаку; потом он поднял наши копья  и  мой
нож, поймал ханского коня, помог мне сесть в седло и повел под уздцы к реке.
У меня начиналась лихорадка, и рука страшно болела. Припав  к  берегу,  я  с
жадностью напился, смочив водой голову, и окунул  в  холодную  воду  раненую
руку.
     Река была широкая, и мы не решались перейти ее  вброд,  но  в  тридцати
ярдах от берега был островок. Лео взвалил меня себе  на  плечи  и  пошел  по
реке, к счастью, в этом месте довольно неглубокую. Положив  меня  на  мягкую
траву, Лео вернулся вторично на берег, переправил коня,  перенес  на  остров
оружие и стал делать мне перевязку. У меня оказалась сломанной  даже  кость.
Лео промыл рану, обмотал руку шарфом, обложил поверх повязки мхом и  вставил
руку как бы в лубки, использовав для этой цели тростник. Во время  перевязки
со мной случился обморок.
     В эту ночь Лео приснился странный сон. Он видел, что к берегу прибежала
свора собак смерти. Они пустились вплавь к острову и уже почти настигли нас,
как вдруг на берегу  острова  появилась  одетая  в  черное  женская  фигура.
Женщина простерла над рекой какой-то предмет, и  собаки  в  ужасе  завыли  и
остановились. После этого одних унесло течением, другие доплыли  обратно  до
берега и убежали. Темная фигура исчезла, и утром мы тщетно искали  ее  следы
на прибрежном песке - это, очевидно, было видение.
     Утром я проснулся от острой боли  в  руке.  Лео  спал.  Вдруг  до  меня
долетел звук голосов, и я увидел на берегу две фигуры,  мужчины  и  женщины,
казавшиеся в утреннем тумане громадными. Я разбудил Лео. Он схватил копье.
     - Сложи свое оружие, мы не сделаем  вам  никакого  зла!  -  раздался  с
берега мягкий, вкрадчивый голос Афины.
     Ее сопровождал шаман Симбри.
     - Вернитесь, - продолжала ханша, -  клянусь,  что  мы  не  сделаем  вам
ничего дурного. Вы видите - мы одни.
     - Мы останемся здесь, пока не будем в силах продолжать путь! -  отвечал
Лео.
     Афина о чем-то пошепталась с Симбри, тот  долго  отказывался,  наконец,
оба пустили своих лошадей вброд и переправились на  остров.  Старик  казался
утомленным, ханша была бодра и прекрасна, как всегда.
     - Вы уехали далеко и оставили на своем пути печальный  след,  -  начала
Афина. - Там у скалы лежит убитый хан. Скажите, как вы его убили?
     - Я убил его вот этими руками! - отвечал Лео.
     - Знаю, - сказала она, -  и  не  виню  тебя.  Так  было  предназначено.
Свершилась воля судьбы. Я защищу тебя от тех, кто  может  отомстить  за  его
смерть!
     - А может быть, и выдашь меня им. Что тебе нужно от меня, ханша?
     - Ответ, который ты должен был дать мне вчера. Помни, что только я могу
спасти тебе жизнь и одеть на тебя корону и порфиру убитого хана!
     - Ты получишь ответ вот на той горе, - указал Лео. -  Я  тоже  ищу  там
ответа!..
     - Я уже говорила тебе, что гору охраняют дикие племена. Ты найдешь  там
смерть.
     - Пусть смерть будет ответом на мой вопрос. Пойдем, Гораций!
     - Клянусь, - продолжала Афина, - там нет женщины, которая являлась тебе
в видениях. Эта женщина - я!
     - Так докажи это там, на горе, - отвечал Лео.
     - Повторяю тебе, там нет никакой женщины,  там  есть  только  огонь  да
голос.
     - Голос, говоришь ты?
     - Голос Оракула. Голос духа, которого  никто  никогда  не  видел  и  не
увидит.
     - Идем, Гораций! - сказал Лео, направляясь к коню.
     - Неужели вы ищете  своей  смерти?  -  спросил  шаман.  -  Слушайте,  я
сопровождал на гору тело покойного отца ханши, и  я  был  в  этом  проклятом
месте. Не ходите туда!
     - Благодарим вас за предостережение, -  возразил  Лео.  -  Гораций,  не
теряй их из вида, пока я седлаю коня.
     Я взял в здоровую руку копье и стоял наготове;  но  шаман  и  Афина  не
собирались нападать на нас.
     Они о чем-то взволнованно шептались. Между тем Лео оседлал коня и помог
мне сесть.
     - Мы пойдем туда, куда нас ведет судьба, и будь  что  будет,  -  сказал
Лео. - На прощанье позволь  поблагодарить  тебя,  ханша,  за  твою  доброту.
Забудь нас. Невольно я стал убийцей твоего мужа, и  его  кровь  между  нами.
Вернись к своему народу и  прости,  если  я  невольно  нарушил  твой  покой.
Прости!
     - Благодарю  за  доброе  слово,  -  сказала  она,   печально   поникнув
головой, - но, Лео Винцей, со мной не так легко расстаться. Ты звал меня  на
Гору. Хорошо  же,  мы  там  встретимся.  Там  я  увижу  Богиню,  как  всегда
предсказывал шаман, да я и сама знала, что так должно случиться. Я померяюсь
с ней силой, и мой царский венец будет  принадлежать  той  из  нас,  которая
победит!
     Сказав это, Афина повернула лошадь и поехала обратно через реку. Симбри
поднял вверх в страхе и скорби свои костлявые руки и последовал за ней.
     - Ты переступила запретную черту реки, Афина, - сказал он, - теперь нам
грозит война и гибель!
     Между тем мы с Лео тоже стали переправляться на противоположный  берег.
Местами вода была так  глубока  и  течение  так  быстро,  что  мы  рисковали
утонуть. Но Лео вел  коня  под  уздцы  и,  осторожно  ощупывая  дно  копьем,
благополучно вывел его на сушу. Берег  был  низкий  и  болотистый.  Опасаясь
погони, мы спешили, как только могли. Мы не знали тогда, что  этот  берег  -
священный и что никто не осмелился бы преследовать нас на пути  к  Горе.  За
болотом  началась  возвышенная  равнина,  покрытая  скалами   вулканического
происхождения. Наконец мы пришли  к  широкой  котловине,  дно  которой  было
покрыто лавой. На краю котловины высился утес, в нем мы  увидели  отверстие.
Уже стемнело. Мы шли по слою застывшей лавы.
     Во тьме что-то белело. Что это? Человеческие скелеты! О,  то  настоящая
долина Смерти! Огромное кладбище. Тут были тысячи скелетов. Казалось,  здесь
когда-то погибла огромная  армия.  Впоследствии  мы  узнали,  что  в  давние
времена дикари заманили  войско  Калуна  в  эту  долину  и,  уничтожив  его,
оставили кости убитых, в назидание будущим  поколениям,  непогребенными.  Мы
стали искать выход из этой ужасной долины, но не смогли найти.  Тут  впервые
на территории горы с нами случилось нечто неожиданное и странное.
     Нам стало жутко. Даже лошадь захрапела от страха.
     - Если мы не выйдем из этого  проклятого  склепа,  то  умрем  здесь!  -
воскликнул я.
     Едва я произнес эти слова, как на груде  костей,  неподалеку  от  меня,
что-то зашевелилось. Вот перед нами возникла  закутанная  в  белый  плащ,  с
белым покрывалом на лице, женская фигура. Она идет нам навстречу. Испуганная
лошадь встала на дыбы и чуть не сбросила меня. На  расстоянии  десяти  шагов
фигура остановилась и поманила нас рукой.
     - Кто ты? - закричал Лео. Горное эхо отвечало ему, но фигура продолжала
молча манить нас рукой.
     Желая убедиться, что это не галлюцинация, Лео хотел подойти к  ней,  но
она быстро удалилась. Лео последовал за ней. Тогда она слегка ударила его  в
грудь, заставила отступить и указала рукой не то на утес,  не  то  на  небо,
потом на скалу перед нами.
     - Что нам делать? - спросил Лео.
     - Я думаю, следовать за ней. Может быть, это вестник свыше, - сказал я,
кивая головой по направлению к горе.
     - Или из преисподней, - отвечал Лео. - Не  нравятся  мне  что-то  глаза
этого вестника.
     Между тем таинственное существо, легко минуя препятствия  -  скелеты  и
скалы, - повело нас по долине. Поровнявшись с ущельем, оно исчезло.
     - Это был призрак, - сказал Лео.
     - Призраки не наносят людям ударов, - возразил я. - Иди дальше.
     Лео повел  моего  коня.  Мы  шли  по  мрачной  расщелине.  Таинственный
проводник по-прежнему двигался  перед  нами.  Наконец  мы  пришли  в  узкую,
высеченную в скалах пещеру, что-то вроде галереи. Проводник взял моего  коня
под уздцы.  Животное  испуганно  захрапело  и  взвилось  было  на  дыбы,  но
незнакомка ударила его слегка по голове, как  ударила  незадолго  перед  тем
Лео, и лошадь покорно последовала за ней. Так мы вошли в туннель.  Положение
наше было не из веселых. Мы не знали, куда ведет нас ужасный  проводник,  не
были уверены и в том, что он ведет нас не на смерть. Каждый раз когда из-под
ног лошади срывался  камень,  он  с  гулом  летел  куда-то  вниз.  Когда  же
забрезжил свет, мы действительно увидели направо от себя  пропасть.  Дорога,
по которой мы ехали, была  не  шире  десяти  футов.  Выйдя  из  туннеля,  мы
очутились прямо перед Горой. У  подножия  ее  тянулись  полосы  обработанной
земли, и кое-где паслись стада овец и коров. Мы стали подниматься в гору  по
крутой тропинке, извивавшейся по берегу бурного потока. Не успели мы  пройти
и мили, как из-за каменных  глыб  со  свистом  и  криком  выскочили  человек
пятьдесят дикарей в звериных шкурах с копьями и щитами.
     О бегстве нечего было и думать.
     - Прощай, Гораций, - сказал Лео, вынимая меч.
     - Прощай, Лео, - отвечал я, вспоминая слова шамана и ханши,  уверявших,
что мы неминуемо будем убиты, если поднимемся на гору.
     Между тем наш таинственный проводник скрылся где-то за каменной глыбой.
Я подумал, что это он предал нас в руки врага, но ошибся, так как  вдруг  на
вершине скалы, как новая Аэндорская волшебница, появилась женская  фигура  и
повелительно простерла руку. Увидев ее, дикари пали ниц. Потом один из  них,
по-видимому, вождь, согнувшись, подполз к ней, как  собака,  которую  только
что побили. Она молча указала ему на гору. Дикарь, казалось,  понял  ее;  он
подал знак, и вся шайка исчезла так же быстро, как появилась. Тогда  женщина
в белом пошла вперед, указывая нам путь.
     Выйдя из ущелья, мы увидели, к своему удивлению, разложенный костер, на
котором кипел котел. Неподалеку лежала охапка корма  для  лошади.  Очевидно,
незнакомка приготовила все это для нас, и мы поели сами и накормили коня.  Я
пошел к горному ручью, смочил в холодной воде свою израненную руку,  напился
и наполнил фляжку  водой.  Женщина  в  белом  продолжала  стоять  на  скале,
неподвижная, как жена Лота, превратившаяся в  соляной  столб.  Проходя  мимо
нее, я предложил ей напиться, надеясь, что  при  этом  она  откинет  с  лица
покрывало. Она поблагодарила легким кивком  головы  и  отвернулась:  она  не
хотела пить. Отказалась она точно также и от пищи, которую предложил ей Лео.
Так нам и не удалось узнать, земное ли она существо,  простая  ли  смертная.
Когда мы немного освежились  и  отдохнули,  женщина  указала  на  заходившее
солнце и на коня, дав понять, что следует спешить.
     По временам мы слышали свист: очевидно, дикари следили за нами,  но  не
показывались. Мы начали  подниматься  на  гору;  шли  в  сумерках,  а  когда
наступила тьма, шли в темноте, при свете звезд и горного снега,  а  впереди,
молча, бесшумно, не  оглядываясь,  как  привидение  в  своем  белом  саване,
двигалась среди черных елей и можжевельника неведомая таинственная фигура.
     Мы все шли, поворачивая то  вправо,  то  влево,  пока  не  очутились  в
котловине. Прислонившись к скале, на противоположном краю ее стояли  хижины.
На площади перед ними собралась толпа  в  несколько  сот  человек  мужчин  и
женщин. Они стояли кругом и, казалось, совершали какой-то ритуальный  танец.
Посреди круга стоял рыжебородый дикарь. Он был почти нагой;  звериная  шкура
вокруг  чресел  составляла  все  его  одеяние.  Он  странно  раскачивался  и
выкрикивал: "О, а, а, о!" Толпа отвечала ему поклонами и вторила его  крику,
так что эхо раздавалось в горах. На голове дикаря стояла большая белая кошка
с распущенным хвостом. Что за дикое зрелище, что  за  кошмар!  Очевидно,  то
были  приготовления  к   какому-нибудь   языческому   жертвоприношению.   Мы
приблизились узким ущельем и остановились так, что  скала  скрывала  нас  от
глаз дикарей. Сделав нам знак, чтобы мы  не  показывались,  женщина  куда-то
исчезла. Мы не знали, что делать, но как  ни  опасно  было  наше  положение,
происходившая перед нами сцена заинтересовала нас. Здесь разыгрывалась целая
драма. Когда жрец кончил свои заклинания, дикари зажгли костер.  Между  ними
были старик и очень  молодая,  красивая  женщина.  Старик  упал  на  колени.
Женщина  зарыдала.  Несчастные  ожидали  чего-то  ужасного.   Пламя   костра
разгоралось, озаряя ужасное сборище.
     Жрец с котом сидел на стуле. Ему принесли деревянный лоток. Кот прыгнул
на лоток. Тогда жрец подошел к семерым построенным в  ряд  пленникам,  держа
кошку на лотке. Жрец медленно проходил мимо каждого, кот сидел спокойно,  но
когда очередь дошла до  женщины,  животное  сердито  заворчало  и  зашипело.
Женщина вскрикнула, а все сборище завопило: "Ведьма! Ведьма!"
     Какие-то люди, вероятно, палачи, схватили несчастную и  потащили  ее  к
костру. Стоявший с ней пленник, должно быть, ее муж, пытался защитить ее, но
не мог, потому что у него были связаны руки. Кто-то  ударом  свалил  его  на
землю. Женщина вырвалась из рук палачей и бросилась к  нему,  желая  закрыть
его своим телом, но ее оттолкнули.
     - Я не могу видеть этого убийства! - воскликнул Лео и обнажил меч.
     Я не успел удержать Лео. Он выскочил из нашей засады, размахивая мечом.
Я пришпорил коня и последовал за ним. Наше  неожиданное  появление  поразило
дикарей.
     Жрец сидел у костра и с жестокой  улыбкой  смотрел  на  свое  животное,
гладил кошку и давал ей кусочки сырого мяса. Он так углубился в это занятие,
что не заметил нас.
     Лео с криком подскочил к державшему женщину палачу и ударом меча  отсек
ему руку. Дикарь  закричал.  Произошло  замешательство,  во  время  которого
женщина ускользнула из рук своих мучителей и скрылась. Жрец вскочил и  начал
что-то сердито выговаривать Лео, который в свою очередь выругал его на своем
родном английском языке. Вдруг испуганный кот прыгнул и вцепился бы  в  лицо
Лео, если бы тот не успел схватить животное  и  ударить  его  о  землю.  Кот
растянулся и судорожно забился у его ног. Тогда Лео словно одумался,  поднял
кота и, не помня себя от гнева, бросил его в огонь.
     Крик ужаса вырвался из уст дикарей при виде такого святотатства - кошка
была священная. Как морская волна, толпа хлынула на нас. Я  видел,  как  Лео
отчаянно размахивал мечом, защищаясь от неприятеля. Отовсюду нас теснили все
ближе и ближе к костру. Меня схватили чьи-то  руки,  огонь  уже  опалил  мне
волосы...
     Но вот перед костром появилась вся дрожавшая от гнева фигура  в  белом.
На этот раз она была не одна. С нею было человек десять  одетых  в  белое  и
вооруженных воинов с выбритой головой и большими темными глазами.
     При виде белой, фигуры и ее свиты дикари в ужасе разбежались, как стадо
овец, завидевшее волка. Тогда один из одетых  в  белое  жрецов  обратился  к
дикарю-жрецу и сказал:
     - Собака, проклятая собака, поклоняющаяся животным, знаешь ли  ты,  что
чуть не оскорбил людей, которые пришли поклоняться Богине  Горы?  Разве  для
того щадили так долго тебя и твое  идолослужение?  Говори!  Отвечай  скорее,
твои минуты сочтены!
     Дикарь пал на колени перед фигурой женщины в белом и молил о пощаде.
     - Довольно, - сказал верховный жрец. - Она - судья,  который  судит,  и
меч, который убивает, я же - Слух и Глас. Неужели ты хотел ввергнуть в огонь
людей, которым тебе велено было оказать гостеприимство за то, что они спасли
жертву вашего варварства и убили животное, которому вы поклонялись?  Ведь  я
все видел! Ты просто попал в ловушку, тебя и так уже слишком долго терпели!
     Негодяй валялся в пыли и молил о прощении.
     - Произнеси свой приговор, - обратился верховный жрец к женщине. - Он в
твоей власти.
     Женщина в белом медленно подняла руку и указала на  костер.  Видя  это,
дикарь побледнел и свалился, как сноп. Он умер от ужаса и потрясения...
     Тогда верховный жрец призвал тех немногих дикарей, которые не убежали.
     - Взгляните, - сказал он, - и содрогнитесь при виде справедливого  суда
Гезеи. Каждого из вас, кто будет убивать и заниматься волшебством, постигнет
такая же участь.  Подберите  эту  собаку  и  бросьте  в  огонь,  который  он
приготовил своим жертвам.
     Они исполнили его приказание и бросили труп  своего  вождя  и  жреца  в
костер.
     - Слушайте, - продолжал верховный жрец, - он заслужил такое  наказание.
Но вы, зачем хотели вы убить женщину? Может быть, потому что жрец ваш считал
ее за колдунью? Нет, потому что она красива и он хотел отнять ее у мужа,  но
она не соглашалась. Но Око узрело, Глас рек и Вестник произнес приговор. Ваш
жрец сам попал в расставленные им сети. Так  будет  с  каждым  из  вас,  кто
помыслит или  совершит  зло!  Таков  справедливый  приговор  Гезеи,  которая
говорит с престола на Огненной Горе.









     Когда  испуганные  дикари  разбежались  и  мы   остались   одни,   жрец
приветствовал Лео, прикоснувшись рукой к его челу.
     - Я знаю, что с тех пор, как  вы  перешли  через  священную  реку,  вас
охраняла невидимая сила, - сказал он на том же ломаном греческом  языке,  на
котором говорили при дворе Калуна. - Никто вам не  причинил  вреда;  но  эти
презренные осмелились прикоснуться к вам. Если вы только захотите, они будут
все преданы смерти у вас на глазах. Так повелевает богиня, которой я служу.
     - Они были ослеплены безумием. Не наказывай их за нас, - отвечал Лео. -
Мы не хотим крови. Скажи, как тебя зовут, друг?
     - Называй меня Оросом.
     - Орос - хорошее имя для человека, живущего в горах. Итак,  друг  Орос,
дай нам поесть, приюти и отведи поскорее к той,  которой  ты  служишь,  и  к
мудрому оракулу, к которому мы шли издалека.
     - Пища и  кров  ждут  вас,  -  поклонился  Орос.  -  Завтра  же,  когда
отдохнете, я отведу вас, куда вы хотите.
     Мы последовали за ним к стоявшему у скал зданию, похожему на гостиницу.
Дом был освещен, и в очаге горел огонь.
     - Войдите, - пригласил Орос во вторую комнату, по-видимому, спальню.  -
Здесь вы можете умыться и почистить с дороги платье.
     - А тебе, - обратился он ко мне, - я перевяжу укушенную собакой руку.
     - Как ты узнал об этом? - удивился я.
     - Неважно как, я все уже приготовил! - отвечал он степенно.
     В комнате было светло и натоплено, металлические тазы наполнены  теплой
водой, на кроватях лежало чистое белье  и  темное,  обшитое  дорогим  мехом,
платье. На столике стояли баночки с мазью, приготовлены были лубки  и  бинты
для перевязки. По-видимому, Орос все знал, - даже что у  меня  с  рукой.  Он
помог мне раздеться, промыл рану теплой водой со спиртом,  приложил  мази  и
сказал, что к утру опухоль спадет и тогда он вправит сломанную кость.  Потом
он помог мне умыться и переодеться. Лео  также  переоделся,  и  мы  вышли  к
столу, совсем не похожие на запыленных и  окровавленных  странников,  какими
пришли. В соседней комнате был накрыт стол; мы молча поели и легли спать.
     Ночью я проснулся, почувствовав, что в спальне есть кто-то, кроме нас с
Лео. При свете теплившегося ночника я увидел какую-то  фигуру  и  тотчас  же
узнал нашего таинственного проводника. Видение  устремило  взор  на  спящего
Лео. Вдруг оно тяжело застонало. Этот стон вырвался,  казалось,  из  глубины
души. Итак, это существо страдает и выражает свои  страдания,  как  человек.
Вот оно заломило в беспредельной тоске руки. Должно быть,  Лео  почувствовал
его близость: он заметался и тихонько заговорил по-арабски:
     - Аэша! Аэша! - расслышал я.
     Женщина-призрак подошла к нему ближе. Он сел на кровати и  в  страстном
порыве протянул руки.
     - Я долго искал тебя, Аэша. Приди ко мне, желанная моя богиня!
     Женщина тоже простерла ему навстречу руки. Я видел,  как  она  дрожала.
Она остановилась у постели. Лео снова лег. На его обнаженной  груди  темнела
ладанка с локоном Аэши. Лео  спал.  Женщина  тонкими  пальчиками  вынула  из
мешочка длинную шелковистую прядь волос, долго с грустью  смотрела  на  нее,
потом снова вложила в ладанку и заплакала.
     - Приди ко мне, дорогая моя,  моя  красавица!  -  послышался  страстный
шепот Лео.
     Как испуганная ночная птица, женщина вскрикнула и убежала.  Мучительное
любопытство овладело мной. Что могло значить все это? Ведь то  был  не  сон!
Кто эта ужасная, похожая на мумию, женщина, которая охраняла нас?  Кто  она,
почему ее боялись дикари? Зачем она тайком во тьме ночной пришла  сюда,  как
на свидание к любимому человеку? Ее присутствие разбудило меня и навеяло  на
Лео сны. Почему она вынула из ладанки прядь волос и как догадалась, что там?
Почему нежная, страстная речь Лео так испугала ее?
     Орос назвал ее жрицей богини, исполнительницей ее  приказаний,  но  что
если она - Аэша, которую мы ищем? Что если мы  пришли  к  цели  и  наш  путь
окончен? Если  это  Аэша,  она  изменилась.  Это  не  та  Аэша,  которой  мы
поклонялись. Та, которой все повинуются, тоже носила свободную тунику, но ни
туника, ни покрывало не могли скрыть ее лучезарной, жизненной красоты, и  мы
угадали ее раньше, чем она показала нам свое чудное лицо.
     А  эта?  Но  нет,  должно  быть,  я  ошибся.   Прав,   конечно,   Орос,
утверждавший, что она лишь служительница  богини.  И  сейчас  она  приходила
ночью, чтобы донести пославшей ее, что видела.
     Усталость пересилила сомнения и страх, и я  снова  заснул.  Проснувшись
утром, я решил не говорить Лео о виденном.
     Было светло, когда я проснулся. Орос  стоял  у  моей  постели.  На  мой
вопрос, который час, он с улыбкой ответил, что уже два часа пополудни  и  он
пришел перевязать мне руку. Он говорил шепотом, чтобы не разбудить Лео.
     - Пусть спит, - сказал он, - он много выстрадал, и впереди его еще ждут
новые страдания.
     - Что ты говоришь,  друг  Орос?  Я  думал,  что  на  Горе  мы  будем  в
безопасности; ты сам, кажется, обещал нам это?..
     - Я обещал, друг...
     - Меня зовут Холли, - подсказал я.
     - ...друг Холли, что тело ваше будет в безопасности. Но человек  не  из
одной плоти и крови. В нем есть душа, а душа тоже может страдать. Вы  пришли
в страну не просто как путешественники, а чтобы открыть древнюю тайну. Может
быть, вы близки к цели, и вам вскоре суждено приподнять завесу. Но что  если
то, что вы увидите, заставит вас содрогнуться?
     - Я и мой приемный сын видели и пережили много удивительного. Мы видели
Свет Жизни во всем  его  великолепии,  видели  Бессмертную,  видели  Смерть,
которая, казалось, победила ее, нас же не тронула. Неужели ты  думаешь,  что
мы испугаемся и отступим сейчас?
     Орос нисколько не удивился.
     - Хорошо же, - улыбнулся он, - через час  вы  пойдете  навстречу  своей
судьбе. Я  только  должен  был  предупредить  вас.  Не  знаю,  должен  ли  я
предупреждать также и его?
     - Лео Винцея? - сказал я.
     - Да, Лео Винцея, - казалось, вспомнил он знакомое ему имя.
     - По-моему, это излишне. Но если хочешь, скажи ему, когда он проснется.
     - Я тоже думаю, что это излишне, потому что, не сердись  на  сравнение,
тигр - он кивнул на Лео - не испугается того, чего  не  боится  волк,  -  он
взглянул на меня. - Ну,  видишь:  опухоль  на  руке  стала  меньше,  и  рана
заживает. Через несколько недель кость срастется, и ты будешь так же здоров,
как до встречи с ханом Рассеном. Кстати, вы скоро снова увидите  его  и  его
красавицу жену.
     - Разве мертвые воскресают здесь на Горе?
     - Нет, но ханов Калуна приносят сюда для погребения. Кроме того,  ханша
хочет, кажется, вопросить Оракула.
     - Кто этот Оракул? - поспешно спросил я. - Я слышал о нем от Афины.  Но
чьими устами говорит вещий голос?
     Орос уклонился от ответа.
     - Ну вот, перевязка окончена, - сказал он. - Будь осторожен,  не  ушиби
руку. Смотри, твой товарищ проснулся.
     Час спустя я уже ехал на отдохнувшем ханском  коне.  Лео  отказался  от
предложенных ему носилок и шел рядом со мной,  опираясь  на  копье,  как  на
посох. Мы прошли мимо вчерашнего костра, в котором сгорел  колдун  со  своим
котом; остался лишь холодный  серый  пепел.  Впереди,  по-прежнему  указывая
путь, шла закутанная  в  белую  тунику  фигура.  Населявшие  деревню  дикари
расступались перед ней и простирались ниц. Одна женщина встала и, подбежав к
Лео, поцеловала ему руку. Это была женщина, которую он спас накануне. С  ней
был ее муж. На его руках еще остались следы от  вчерашних  уз.  Увидев  это,
наша спутница остановилась и взглянула на Ороса; тот строго спросил женщину,
как она осмелилась прикоснуться своими презренными устами  к  чужеземцу,  но
простил ее, когда она сказала, что сделала это из благодарности. Кроме того,
от имени богини Орос велел ее мужу быть вождем племени, а  дикарям  приказал
повиноваться  новому  вождю,  грозя   непокорным   наказанием.   Не   слушая
благодарности четы и возгласов толпы, мы пошли дальше. Когда мы повернули  в
ущелье, то услышали пение и встретили процессию.  Впереди  ехала  прекрасная
ханша, за ней следовал старый шаман, ее дядя, за ними группа бритых жрецов в
белых одеяниях несла гроб, в котором, весь в черном,  лежал  хан.  Лицо  его
было открыто и исполнено достоинства, которого ему не хватало при жизни.
     Итак, мы встретились. При  виде  нашей  молчаливой  спутницы  в  белом,
лошадь ханши испугалась и чуть не сбросила всадницу, но та сдержала ее.
     - Что это за горная ведьма, осмелившаяся преградить  путь  ханше  и  ее
покойному супругу? - вскричала Афина. - О,  гости  мои,  я  встречаю  вас  в
дурном обществе! Должно быть, эта женщина ужасно безобразна,  иначе  она  не
стала бы скрывать свое лицо.
     Шаман дернул ханшу за рукав, а  жрец  Орос  с  поклоном  просил  ее  не
произносить таких неосторожных слов, которые могли навлечь неслыханную беду.
Но ханша вся кипела ненавистью.
     - Сбрось с себя эти тряпки, скрывающие  твое  безобразие,  колдунья!  -
кричала она. - Напрасно мнишь ты  запугать  меня  этим  саваном,  скрывающим
смерть!
     - Замолчи, прошу тебя, госпожа! -  молил  Орос.  -  Перед  тобой  жрица
богини и с нею Сила.
     - Не думает ли она померяться  силой  с  ханшей  Калуна?  -  продолжала
Афина. - Пусть покажет  эту  силу.  Я  знаю  эту  силу  Горной  Ведьмы.  Она
колдовством заманила сюда моих гостей и принесла смерть моему супругу.
     - Молчи, племянница! - с искаженным от страха лицом сказал старый шаман
в то время, как Орос поднял руки, умоляя какую-то  невидимую  силу  простить
безумие женщины, чтобы кровь ее не обагрила руки слуг богини. В то же  время
Орос смотрел на  женщину  в  белом.  Она  подняла  руку,  как  тогда,  когда
произносила приговор над колдуном, но остановилась  на  мгновение.  Рука  ее
указывала на ханшу. Слова замерли на устах  Афины.  Гневный  блеск  ее  глаз
погас, краска сбежала с лица. Она  была  бледна  и  недвижна,  как  мертвец.
Потом, как бы собрав все силы, она жестоко ударила лошадь хлыстом и проехала
мимо нас. Симбри последовал за ней.  Схватив  его  лошадь  под  уздцы,  Орос
сказал ему:
     - Слушай,  кудесник,  мы  встречались  с  тобой  раньше  на   похоронах
покойного хана, отца Афины. Предостереги ее, чтобы она  не  говорила  так  о
правительнице этой страны. Если бы уважение к умершему  хану  не  остановило
нас, не быть бы ей в живых. Прощай, увидимся завтра.
     Мы пошли дальше и скоро вышли из темного ущелья.  Тут  я  заметил,  что
таинственная спутница наша исчезла. Я спросил Ороса, не осталась  ли  она  с
ханшей, но жрец с улыбкой ответил, что она пошла вперед предупредить Гезею о
приближении гостей. Я взглянул на отвесную, увенчанную снегом,  скалу.  Куда
могла она так быстро уйти? Разве скрылась в пещерах и  галереях,  которых  в
горе не меньше, чем ячеек в медовых сотах?
     Целый день поднимались мы на гору.  Дорогой  Орос  рассказал  нам,  что
давно-давно,  со  дня  сотворения  мира  на  этой  горе  существовал   культ
поклонения огню. Главной жрицей была женщина.  Две  тысячи  лет  тому  назад
страну завоевал полководец Рассен. Он стал ханом Калуна и  поселил  на  горе
новую жрицу, служившую египетской богине  Гезее,  или  Изиде.  Она  изменила
древнее учение, заменив простой, чистый культ поклонения огню новой верой  в
Духа Жизни, или Природы. Орос говорил, что жрица этого божества вечна. Когда
она умирает, ее дочь, родная или приемная, заменяет ее и  носит  то  же  имя
Гезеи, или Матери. Она является смертным очень редко. На горе  живут  триста
жрецов и столько же жриц. Им разрешено  жениться,  и  новых  жрецов  и  жриц
набирают из их потомства. Таким образом возникла особая раса людей.
     К вечеру мы пришли в котловину, засеянную рожью. Поля были  так  хорошо
защищены со всех сторон, что, несмотря на высоту местности,  давали  богатый
урожай. Миновав поля,  мы  пришли  в  уютный  городок,  дома  которого  были
построены из  лавы.  Это  оказались  жилища  жрецов.  Причудливо  выкованные
железные ворота в конце главной  улицы  раскрылись  перед  нами.  Мы  отдали
лошадей слугам и пошли по узкому коридору. Коридор вел  к  другим  окованным
железом  дверям,  которые  тоже  раскрылись  перед   нами.   Мы   отступили,
ослепленные  светом.  Представьте  себе  самую  большую  из  известных   вам
католических  церквей,  увеличьте  ее  во  много  раз,  -  и   вы   получите
представление о храме, в котором мы очутились. Стены, многочисленные колонны
и своды оказались тщательно обточенными руками человека.  Должно  быть,  над
отделкой храма трудились огнепоклонники прошлых тысячелетий.
     Храм освещался столбами пламени. Орос сказал нам, что пламя это никогда
не угасает, так как источник его  вечен;  но,  по  желанию,  можно  заложить
камнями отверстия, из которых вырывается газ и огонь, и тогда в храме станет
темно. Какими ничтожными казались мы себе, три человеческих существа, в этом
обширном, залитом светом храме!
     В глубине между двумя колоннами высился простой  алтарь,  закрывавшийся
завесой, сотканной из серебряных нитей. На алтаре стояло большое  серебряное
изображение женщины с крыльями. Женщина эта была прекрасна;  вся  фигура  ее
дышала  грацией.  Полуприкрытый  ее  крыльями,  сидел  у  нее  на   коленях,
прижавшись к ее груди, младенец. Статуя, несомненно, являлась олицетворением
материнства. Младенец был здоровый и  красивый.  Он  спал  и,  должно  быть,
испугался во сне  каких-то  злых  и  мрачных  теней.  Правой  рукой  женщина
указывала на небо. Человеческое и божественное  слились  в  ее  изображении.
Казалось, один взмах крыльев, и женщина отделится от  земли  и  унесет  свою
драгоценную, небом посланную, ношу далеко от всех ужасов земной жизни, туда,
где царит вечный мир...  Статуя  изображала  испуганного  ребенка  на  руках
матери; символический же глубокий  смысл  ее  был  -  спасение  человечества
божеством.
     Пока мы любовались на дивное изваяние, вошедшие с нами  жрецы  и  жрицы
выстроились вокруг круглого  зала.  Храм  был  так  велик,  что  издали  они
казались нам детьми. Они запели священные гимны. Дивная красота" святилища и
пение потрясли нас до глубины души.
     - Подойдите, странники, - сказал нам Орос, - и приветствуйте Мать.
     - Где она? - шепотом спросил Лео.
     - Вот там, - отвечал Орос и, взяв нас обоих за руку, подвел к алтарю.
     Пение зазвучало как-то особенно торжественно, и пламя  засветило  ярче.
Орос простерся ниц перед алтарем, потом сложил руки и наклонил голову. Страх
и надежда наполнили наши души. Много лет странствовали мы, и  вот,  кажется,
были у цели. Лео побледнел и дрожал.
     Время тянулось мучительно долго. Прошли, казалось,  часы,  годы,  века,
пока мы тут стояли перед задернутым серебряной завесой алтарем. Все  прошлое
пронеслось перед нашими глазами, начиная с событий в пещерах Кор.  А  вокруг
раздавалось пение, и пламя шипело, как змея...






     Завеса раздвинулась. Перед  нами  открылась  комната,  посреди  которой
стоял престол, на нем - женщина, закутанная с головы до ног во что-то белое,
волнистое. Было темно, и мы могли только различить, что  женщина  держала  в
руке, украшенной драгоценными камнями, скипетр, имевший форму Символа Жизни.
     Мы последовали примеру Ороса и пали ниц, а  когда  поднялись,  услышали
нежный звук колокольчиков. Закутанная в белое ручка простерла над нами жезл,
и послышался серебристый голосок, говоривший на чистом греческом языке.
     - Приветствую вас, странники из далекой страны! Вы пришли в этот храм к
оракулу и хранителю тайн. Встаньте и не бойтесь меня. Это я выслала вестника
и слуг, чтобы провели вас сюда. Привет  вам!  Как  тебя  зовут?  -  спросила
женщина Лео.
     - Лео Винцей, - отвечал он.
     - Мне нравится это имя. А тебя?
     - Гораций Холли, - сказал я.
     - Скажите же мне, Лео Винцей и Гораций Холли, зачем пришли вы сюда?
     - Повесть наша длинна и чудесна, - заметил я, переглянувшись с  Лео.  -
Однако, скажи нам, с кем мы говорим?
     - Меня зовут здесь Гезеей. Скажи же мне, Лео, всю правду  в  нескольких
словах. Богиня, которой я служу, не терпит лжи.
     - Повинуюсь тебе, жрица, - начал Лео. - Много лет тому назад,  когда  я
был еще молод, мы с моим приемным отцом и другом  пошли  в  дикую  страну  и
нашли там божественную женщину, которая победила время.
     - Значит, она была стара и безобразна?
     - Она победила время, а не время ее. Она была вечно юна и прекрасна.
     - И ты поклонялся ее красоте, как все мужчины?
     - Я не поклонялся  ей,  а  любил  ее  -  это  разные  вещи.  Жрец  Орос
поклоняется тебе и называет тебя Матерью; я же любил ту бессмертную женщину.
     - Любишь ли ты ее сейчас?
     - Люблю, хотя она умерла.
     - Ты же сказал, что она бессмертна?
     - Может быть, мне только казалось, что  она  умерла,  может  быть,  она
изменилась. Но я ее потерял и теперь ищу ее, ищу уже много лет.
     - Почему же ты ее ищешь на моей Горе, Лео Винцей?
     - Мне было видение, которое послало меня сюда вопросить Оракула о  моей
потерянной возлюбленной.
     - Скажите, хорошо ли вас приняла ханша Калуна и поспешила ли  отправить
сюда, как я приказала ей?
     - Мы не знали, что ты повелеваешь ею, - продолжал я. - Приняла она  нас
радушно, но по дороге сюда нас подгоняли собаки хана, ее супруга. Скажи  же,
что тебе известно о нашем путешествии?
     - О, немного. Три месяца тому назад мои лазутчики увидели вас в  горах,
подслушали ваш разговор и рассказали мне, зачем  вы  сюда  пришли.  Тогда  я
велела ханше Афине и старому Привратнику встретить вас и проводить сюда.  Но
вы что-то долго мешкали.
     - Мы пришли так быстро, как только могли. Если твои лазутчики выследили
нас в горах, у обрывов и пропастей, они могли узнать и то, что нас задержало
в Калуне. Нас лучше не спрашивай, - возразил Лео.
     - Пусть сама Афина даст мне ответ, - холодно  сказала  Гезея.  -  Орос,
приведи сюда Афину.
     Орос вышел.
     Раскрылась дверь, и в храм вошла одетая в черное  процессия  с  шаманом
Симбри во главе. Восемь жрецов несли гроб хана.  За  ним  шла  закутанная  в
длинное черное  покрывало  Афина.  Жрецы  поставили  гроб  перед  алтарем  и
отступили. Афина и шаман остались одни.
     - Зачем пожаловала сюда моя слуга,  ханша  Калуна?  -  строго  спросила
Гезея.
     - Поклониться тебе, издревле чтимая моими  предками  Мать,  -  отвечала
Афина, нехотя кланяясь. - Покойный хан просит разрешения  похоронить  его  в
огне святой Горы, как подобает лицу царского рода.
     - Я не откажу твоему супругу в этой  последней  почести,  не  откажу  и
тебе, Афина, когда придет твой черед.
     - Благодарю тебя, Гезея! Но не лучше ли было бы  записать  твое  данное
мне заранее разрешение, потому что твои волосы белы, как снег,  и  ты  скоро
нас покинешь. Прикажи записать твою волю, чтобы твоя преемница исполнила ее.
     - Замолчи, дитя неразумное! - сказала  Гезея.  -  Ты  не  ведаешь,  что
завтра пламя поглотит твою преходящую молодость и красоту, которыми  ты  так
гордишься. Расскажи, как умер хан, твой супруг?
     - Спроси  лучше  вот  этих  странников.  Они  плохо  заплатили  ему  за
гостеприимство. Кровь его на них и вопиет об отмщении.
     - Я убил его, защищая свою жизнь, - сказал Лео. - Он нас травил  своими
собаками, вот доказательство, - указал он на мою руку, - Орос знает все.
     - Как это могло случиться? - спросила Гезея.
     - Рассен был сумасшедшим и любил так  забавляться!  -  дерзко  отвечала
Афина.
     - Не был ли он также ревнив? Но я вижу, ты собираешься  солгать.  Скажи
ты, Лео Винцей, или нет, тебе неловко говорить о женщине, которая предлагала
тебе свою любовь; скажи лучше ты, Холли.
     - Дело было вот как, о, Гезея! - сказал я. - Эта женщина и шаман Симбри
вытащили нас из реки на границе Калуна и спасли нас, ухаживая за нами,  пока
мы были больны. Потом ханша влюбилась в моего приемного сына.
     - А он тоже полюбил ее? Ведь она очень красива, - спросила Гезея.
     - Пусть он сам ответит на этот вопрос, Гезея. Я  знаю  только,  что  он
старался бежать от нее, но это ему не  удавалось.  Раз  она  предложила  ему
выбор между женитьбой на ней, когда умрет хан, и смертью. Тогда,  с  помощью
ревнивого хана, мы бежали в горы. Но хан был безумный и коварный человек. Он
выпустил на нас своих собак. Защищаясь, мы убили хана и, несмотря на желание
Афины и шамана удержать нас, пришли сюда. Какая-то  закутанная  в  покрывало
женщина встретила нас в долине, дважды спасла от смерти и привела сюда.  Вот
и все.
     - Что можешь ты сказать в свое оправдание, женщина? - грозно  вопросила
Гезея.
     - Мало, - быстро ответила Афина. - Много лет судьба моя была связана  с
жестоким и безумным человеком. Я полюбила другого, а он меня. В нас говорила
природа. Вот и все. Потом, должно быть, он испугался мести Рассена, или  вот
этот Холли! - о, почему собаки не разорвали его  на  части!  -  испугался  и
уговаривал его бежать. Случайно они попали на гору.  Но  я  устала.  Позволь
мне, Гезея, отдохнуть и приготовиться к завтрашнему обряду.
     - Ты сказала, Афина, что этот человек полюбил  тебя,  но  бежал,  боясь
мести Рассена? Он, кажется, однако, не трус.  Скажи,  это  ты  дала  ему  на
память прядь волос, которую он носит на груди?
     - Я не знаю, что он носит на груди, - мрачно отвечала ханша.
     - Однако  он  сравнивал  эту  прядь  волос  с  твоими,  там,  в  домике
привратника, когда был болен.
     - Он уже успел все рассказать тебе, Гезея?  Хотя  есть  тайны,  которые
мужчины всегда хранят в тайниках души...
     Ханша с укоризной взглянула на Лео.
     - Я ничего не говорил, - рассердился Лео.
     - Ты мне не говорил этого, странник, но мои слуги рассказали  мне  все.
Неужели ты думаешь, Афина, что  от  всевидящего  ока  Гезеи  что-либо  может
скрыться? Я знаю все. Знаю, что ты послала мне лживое известие  и  задержала
странников, стараясь завоевать любовь  того,  кто  отвергал  тебя.  Ты  даже
пыталась лгать мне здесь, в самом святилище!
     - Ну и что же? - дерзко ответила Афина. - Или ты сама влюблена в  этого
человека? Но это было бы  чудовищно.  Наперекор  природе.  О,  не  дрожи  от
ярости. Я знаю, что ты сильна, Гезея, но я - твоя гостья, и  в  этом  храме,
перед символом вечной любви, ты не можешь пролить мою кровь. Здесь мы равны.
     - Если бы я захотела, Афина, я могла бы уничтожить тебя на месте. Но  я
не сделаю тебе зла. Я писала, чтобы ты и твой дядя, мудрец Симбри, встретили
гостей  и  направили  их  сюда.  Отчего  ты  не  повиновалась  мне,  раз   я
приказывала?
     - Потому что этот молодой человек принадлежит мне, а не тебе и  никакой
другой женщине! - Голос Афины звучал серьезно и искренно.  -  Потому  что  я
люблю его и всегда любила. Мы любили друг друга с  тех  пор,  как  появились
наши души. Сердце мое и искусство Симбри открыли мне это, хотя где  и  когда
это было - я не знаю. Вот я пришла к тебе, таинственная Мать,  хранительница
тайн прошлого, открой мне истину!  Ты  не  можешь  лгать  у  своего  алтаря.
Заклинаю тебя именем Силы, которой ты сама должна повиноваться, отвечай мне!
Кто этот человек, о котором скорбит все мое существо? Что он мне? Что общего
между им и тобой?  Открой,  Оракул,  мне  эту  тайну.  Отвечай,  слышишь,  я
приказываю тебе!
     - Говори! - воскликнул и я.
     - Скажи, Лео Винцей, за кого ты меня принимаешь? - спросила Гезея.
     - Мне кажется, что ты - Аэша, на руках которой я умер в пещерах  Кор  в
Африке; Аэша, которую я любил лет двадцать тому  назад,  и  которая  умерла,
поклявшись вернуться...
     - Как безумие ослепляет человека! - прервала его Афина. -  Он  говорит:
лет двадцать, а между тем я знаю, что дед мой  восемьдесят  лет  тому  назад
видел эту жрицу в здешнем храме.
     - А ты что думаешь  обо  мне,  Холли?  -  спросила  Гезея,  не  обращая
внимания на ее слова.
     - Я верю тому, чему верит он, - отвечал я. - Мертвые иногда воскресают.
Но ты одна знаешь истину и можешь открыть ее.
     - Да, - повторила она, - мертвые иногда воскресают. Может быть, я  знаю
истину и могу открыть ее. Завтра, когда высоко взовьется  пламя  похоронного
костра, я снова заговорю. Приготовьтесь  услышать  страшную  Истину  завтра,
сегодня же идите отдыхать.
     Гезея исчезла за серебряной завесой. Одетые  в  черное  жрецы  окружили
Афину и вывели ее из храма. Едва стоявший  от  усталости  или  страха  шаман
последовал за ней. За ними с пением вышли стоявшие кругом  жрецы.  Только  в
середине храма остался гроб хана. Орос сделал нам знак,  и  мы  тоже  вышли.
После всего потрясающего, что мы пережили, нервы наши начали сдавать,  и  мы
вздохнули свободно только, когда холодная ночь освежила нас своим дыханием.
     Орос привел нас в красивый дом и дал нам выпить какого-то снадобья,  от
которого мы тотчас же заснули. Было темно,  когда  я  проснулся;  в  комнате
горела лампа. Значит, можно было еще спать.  Я  попробовал,  но  безуспешно:
мысли о завтрашнем дне не давали мне покоя. Что если мы не  найдем  желанную
Аэшу? Я сел на кровати. В это время вошел Орос.
     - Пора вставать, друг Холли, - сказал он.
     - Ведь еще темно, - отвечал я.
     - Это уже вторая ночь. Но хорошо, что вы спали, сколько было вам нужно.
Кто знает, когда вам опять придется спать. Покажи-ка свою руку, друг Холли.
     Я хотел заговорить с ним, но он не стал отвечать, потому что надо  было
спешить на погребение хана.  Я  застал  Лео  уже  одетым  в  столовой.  Орос
разбудил его раньше. Мы вышли, и Орос провел нас через освещенный  огненными
столпами храм в круглый зал, где мы были накануне. Мы уже не нашли там гроба
хана. Серебряная завеса была  отдернута  -  Гезеи  там  не  оказалось.  Орос
сказал, что она ушла на погребение хана. Мы прошли целой  анфиладой  комнат,
принадлежавших, по словам Ороса, Гезее и  ее  жрицам.  Нас  встретили  шесть
жрецов. У каждого было по лампе в руках. Нам дали по зажженному  факелу.  Мы
пошли по высеченным  в  горе  галереям,  которые  вели  вверх,  и,  наконец,
остановились у подножия каменной лестницы. Орос посоветовал  нам  отдохнуть,
сказав, что мы достигли вершины горы, а высокая и крутая лестница  ведет  на
столб с отверстием, который  высится  над  горой.  Пока  мы  сидели,  сквозь
каменную стену слышался гул огня в кратере вулкана. Восхождение по  лестнице
напомнило мне подъем на башню собора. Всего ступенек было шестьсот.  Но  вот
показался свет, и мы вышли на площадку. Если бы Лео не протянул мне руку,  а
его не поддержали Орос и один из жрецов,  мы  упали  бы  от  головокружения.
Открывшаяся перед нами картина была поразительна! Посреди кратера  кипело  и
бурлило гневное огненное озеро. Над озером стоял густой дым, а  выделявшийся
из жерла газ тут же воспламенялся.  Это  его  свет  сиял  сквозь  кольцо  на
вершине столба и был виден далеко на горизонте.
     Между тем жрецы склонились в молитве. Следуя их примеру, мы с Лео  пали
ниц. Я не видел ни Гезеи, ни Афины, ни трупа хана.  Привычные  к  зрелищу  и
нисколько не взволнованные, Орос и провожавшие  нас  жрецы  окружили  нас  и
отвели в небольшую, должно быть, высеченную людьми в скале  пещеру.  Наверху
был образовавшийся от лавы навес, здесь мы нашли защиту от ветра.  В  гроте,
кроме нас, оказались ханша Афина, старый шаман, а  на  высеченном  из  камня
кресле сидела одетая поверх легкой газовой туники в пурпурную мантию  Гезея.
Тут же стоял гроб, и отблеск пламени освещал застывшие черты  хана  Рассена.
Гезея поникла головой, будто ее тяготили заботы или думы.
     - Итак, Орос, слуга мой, - сказала она, - ты привел их  сюда  целыми  и
невредимыми. Для тех, кто  впервые  приходит  сюда,  дорога  эта  страшна  и
опасна. Что вы скажете, гости мои, о могиле детей Гезеи? - обратилась она  к
нам.
     - В нашем вероучении, Гезея, говорится об аде, -  сказал  Лео.  -  Этот
котел, - указал он на кратер, - похож на пасть ада.
     - Нет, - отвечала Гезея, - ада нет, кроме того, который мы создаем себе
сами в этой жизни. Ад - здесь, Лео Винцей, - она ударила себя в грудь, - да,
здесь. - И она снова поникла головой, словно под тяжестью тайной  скорби.  -
Уже полночь, - продолжала она, - а до зари надо многое сделать и выстрадать.
Тьма должна обратиться в свет,  а  может  быть,  и  свет  в  вечную  тьму...
Царица, - обратилась она к Афине, -  ты  по  праву  велела  принести  своего
почившего супруга сюда, где погребен прах его предшественников.  Орос,  жрец
мой, позови же сюда Обвинителя и Защитника. Пусть откроют книги, по  которым
я стану судить умершего. Суд Смерти идет.






     Гезея велела нам встать направо, а Афине - налево. В грот  вошло  около
пятидесяти жрецов и жриц. Все они выстроились вдоль стен. За ними  появились
два одетых в черное с масками на лице человека  со  свитками  в  руках.  Они
встали по обе стороны гроба.
     Гезея подняла скипетр, а Орос сказал:
     - Откройте книги!
     Тогда Обвинитель сломал печать на своей книге  и  бесстрастным  суровым
голосом начал читать историю жизни покойного хана, перечисляя все  содеянные
им в детстве, юности и зрелом возрасте  злые  дела.  Исчерпав  перечень  дел
хана, Обвинитель закрыл книгу.
     Тогда Гезея знаком велела говорить Защитнику.
     Защитник  снял  печать  я,  развернув  книгу,  начал  читать.  В  книге
перечислялись  все  благородные  слова,  все  добрые  дела  покойного  хана,
говорилось о тех соблазнах, которым он не поддался, о его искренней любви  к
жене, о молитвах, которые он возносил, и жертвах,  которые  посылал  в  храм
Гезеи. Не называя имени хана, книга рассказывала, как  его  жена  ненавидела
мужа, как она, вместе с воспитавшим ее родственником, нарочно посылала  мужу
других женщин, которые соблазняли его, чтобы он оставил ее в покое, как  она
опоила его ядом, лишила рассудка, развила  в  нем  все  дурные  наклонности.
Самые злые из его поступков  были  внушены  ему  женой.  Она  побуждала  его
угнетать народ, чтобы подданные ненавидели его.  Страшная  ревность  толкала
его на жестокие поступки; так, он забыл даже священный долг гостеприимства и
хотел растерзать собаками ни в чем неповинных странников, но был убит сам.
     - Взвесь добрые и злые дела того, кого при жизни называли  Рассеном,  о
мудрая Мать, - сказал Орос, - и реши, бросить ли нам  его  в  могилу  вперед
ногами, или вперед головой, чтобы смерть его была вечной.
     - Я взвешу, - сказала Гезея, - но судить не стану. Пусть судит его Дух,
от которого он пришел и к которому возвращается. Он  много  согрешил,  но  и
против него много согрешили. За то, что он сделал, когда  лишился  рассудка,
он не отвечает. Ввергните же его ногами вперед, чтобы  имя  его  было  чисто
перед теми, которые еще не родились, и чтобы он мог вернуться в  назначенное
время. Я сказала.
     При этих словах Обвинитель подошел к краю пропасти и бросил в нее  свою
книгу, а защитник передал свою Оросу для  хранения  в  архиве  храма.  Жрецы
запели  гимн  великому   Властелину   подземного   царства,   моля   принять
погребаемого и оправдать его, как оправдала Гезея. При  этом  жрецы  подняли
гроб и ввергли его в огненное озеро. Все приблизились, чтобы видеть, как  он
упадет  и  не  перевернется  ли  в   воздухе,   -   это   считалось   дурным
предзнаменованием, что суд людской  признан  бессмертными  неправильным.  Но
этого не случилось: Рассен пошел прямо ко дну, что вполне объяснимо, как  мы
узнали позже: к ногам умершего был привязан груз.
     Церемония погребения была окончена. Тело Рассена давно уже превратилось
в пепел. Гезея все еще сидела, поникнув головой.  Наконец  она  вздохнула  и
знаком приказала жрецам  удалиться.  Остались  лишь  Орос  и  главная  жрица
Панава.
     - Слушайте, слуги мои, - сказала Гезея, - вы знаете, что я давно  ждала
этих странников. Они пришли, и теперь надлежит свершиться  многому.  Мне  не
дано дара предвидения, но, может быть, это место  опустеет  и  вечный  огонь
поглотит мою телесную оболочку. Не печальтесь, однако, я не умру, а  если  и
умру, душа моя не умрет. Слушай, Панава. Тебе я открыла двери знания. Замени
меня, когда меня не станет. Поступай, как я учила тебя,  чтобы  Горный  Свет
освещал мир. Вы оба,  Орос  и  Панава,  должны  оберегать  этих  странников,
проводить их через северные холмы и степи или по  той  дороге,  которой  они
пришли; если же ханша Афина попытается перехватить их,  восстановите  против
нее племена горцев именем Гезеи и отнимите у  нее  ее  царство.  Слушайте  и
повинуйтесь!
     - Слушаем и повинуемся! - отвечали в один голос Орос и Панава.
     - Афина, - продолжала Гезея, обращаясь к  ханше,  -  ты  спросила  меня
вчера, почему ты любишь Лео Винцея. Ты  заклинала  меня  сдернуть  завесу  с
прошлого и открыть тебе истину. Я исполняю  твою  волю  не  потому,  что  ты
приказываешь, а потому, что сама этого хочу. Не знаю, зачем  судьба  связала
нас троих, не знаю, зачем мы все восходим  по  огромной  лестнице,  проходим
через тысячу жизней, вздыхаем и томимся, а если и знаю, не  скажу.  Начну  с
того, что светло в моей  памяти.  Оглянитесь!  -  воскликнула  вдруг  Гезея,
простирая руки.
     Мы оглянулись и увидели все то же море огня с огненными гребнями  волн.
Но вот мало-помалу, как в волшебном зеркале, сквозь завесу пламени  возникло
видение.
     На песчаной равнине, на поросшем пальмами берегу  широкой  реки,  стоит
храм. По двору с колоннадой медленно движется процессия жрецов с факелами  в
руках. Вот жрец в белом одеянии, босой, с бритой головой вошел в южные врата
и подходит к гранитному алтарю, на котором  восседает  женщина  с  греческой
короной на голове, с цветком лотоса и систрумом в руках. Жрец  оглянулся,  и
что же! Я узнал в нем Лео Винцея  в  юности,  и  в  то  же  время  лицо  его
напоминало лицо Калликрата, тело которого мы видели в пещерах Кор.
     - Смотри! - воскликнул Лео,  хватая  меня  за  руку.  Я  только  кивнул
головой.
     Жрец преклоняет колени  перед  богиней  и  молится.  Снова  открываются
врата, и входит другая процессия. Впереди идет женщина  благородной  осанки.
Она принесла богине дары и  преклоняется  перед  нею.  Уходя,  она  тихонько
дотрагивается рукой до руки жреца. Он  колеблется,  потом  следует  за  ней.
Процессия скрылась, а женщина  осталась  у  колонны,  что-то  шепчет  жрецу,
указывает  ему  на  берег  реки.  Он  волнуется,  пробует   возражать.   Она
оглядывается, приподнимает  с  лица  покрывало,  и  губы  их  встречаются  в
поцелуе. Когда она обернулась к нам лицом, мы узнали в  ней  Афину.  Это  ее
черты лица, и на черных волосах блестит камнями царская корона. Она  смотрит
на жреца, смеется, торжествуя победу над ним, и указывает рукой на заходящее
солнце и на берег реки.
     - Сердце мое и твое искусство, старый Симбри, не обманули меня. Смотри,
как я победила его в прошлом! - воскликнула ханша.
     - Молчи, женщина,  и  посмотри,  как  ты  его  потеряла  в  прошлом!  -
послышался строгий голос Гезеи.
     Картина внезапно меняется. На ложе  покоится  прекрасная  женщина.  Она
спит и видит во сне что-то страшное. Над  нею  склонилась  и  что-то  шепчет
другая, похожая на богиню в святилище.  Женщина  проснулась.  О!  Это  Аэша,
такая, какой она нам предстала, когда сбросила с себя  покрывало  в  пещерах
Кор. У нас вырвался вздох, мы не могли говорить от волнения.
     Прекрасная  женщина  заснула,  и  над  ней  снова  склонилось   ужасное
существо. Оно шепчет и показывает вдаль, где на волнах качается челн. В  нем
сидят жрец и царственная женщина, а над ними,  как  олицетворение  мести,  в
воздухе парит ястреб, - такой же, как на головном украшении богини.
     Сцена меняется. Перед нами хорошо знакомая пещера. В ней лежит  человек
с длинными белокурыми кудрями и кровоточащей раной на белом  челе.  Над  ним
склонились две женщины: одна совсем  нагая,  только  чудные  длинные  волосы
прикрывают ее; она дивно хороша и держит в  руке  лук,  другая  -  в  темной
одежде; она  мечется,  как  бы  призывая  проклятие  Неба  на  голову  своей
соперницы. Первая из них - та, которая дремала на ложе, вторая -  египетская
царевна, поцеловавшая жреца.
     Но  вот  фигуры  и  лица  побледнели  и  исчезли.  Гезея,   утомленная,
откинулась в кресле.
     - Ты удовлетворена ответом, Афина? - спросила она.
     - Ты показала странные видения, но, может  быть,  это  только  создание
твоего воображения.
     - Слушай же, что говорит писание, и перестань  сомневаться,  -  усталым
голосом продолжала Гезея. -  Много  лет  тому  назад,  когда  я  только  что
начинала эту свою долгую жизнь, в Бебите, на берегу Нила, стоял храм великой
богини Изиды. Теперь от него  остались  лишь  развалины,  а  Изида  ушла  из
Египта. Ее главный жрец Калликрат дал страшную клятву служить богине  вечно.
Ты видела этого жреца в видении, и вот  он  стоит  перевоплощенный  судьбой.
Была некогда женщина царской крови, Аменарта. Она  влюбилась  в  Калликрата,
околдовала его чарами, как и сейчас, - она занималась тогда  волшебством,  -
заставила его нарушить клятву и бежать с ней. Ты видела это в  пламени.  Ты,
Афина, была когда-то Аменартой.  Была,  наконец,  некогда  арабская  женщина
Аэша. Она была умна и прекрасна. Но сердце  ее  было  холодно,  и  наука  не
давала ей утешения,  и  вот  она  сделалась  служительницей  вечной  Матери,
надеясь тут найти истинное знание. Ты только что видела, как богиня  явилась
во сне Аэше и повелела ей отомстить клятвопреступнику-жрецу, за что  обещала
ей бессмертие на земле и красоту, которой нет равной.  Аэша  последовала  за
беглецами. Ей помог найти их один ученый по имени Нут, - это был ты,  Холли.
Она  открыла  вещество,  выкупавшись  в  котором  сделалась  бессмертной   и
поклялась убить виновных. Но Аэша не убила их, потому что их  грех  стал  ее
грехом. Она, которая никогда не любила, полюбила этого человека. Она  повела
их в Обитель Жизни, чтобы облечь себя и его в бессмертие и убить  соперницу.
Но богиня не допустила этого. Как было обещано, Аэша стала бессмертной, но в
первый же  час  новой  жизни  она  познала  муки  ревности,  потому  что  ее
возлюбленный, испуганный ее разоблаченным великолепием, вернулся к Аменарте.
Тогда  Аэша  убила  его,  сама  же,  -  увы!  -  осталась  бессмертной!  Так
разгневанная богиня осудила своего неверного жреца  на  недолгое  наказание,
жрицу Аэшу - на долгие страдания и угрызения совести, Аменарту - на то,  что
хуже жизни и смерти, - вечную ревность: вечно стремится она снова  завладеть
любовью того, кого дерзко похитила у  самой  богини.  Проходили  века,  Аэша
оплакивала  свою  потерю  и  ждала,  когда  ее  любимый   вернется   к   ней
перевоплощенным. Близок был  уже  час  желанной  встречи,  но  богиня  снова
разлучила их. Перед  очами  возлюбленного  Аэши  прекрасное  превратилось  в
безобразное, и бессмертное оказалось смертным. Но верь мне,  Калликрат,  она
не умерла. Разве не клялась тебе Аэша в пещерах Кор, что вернется? Разве  не
указала она тебе, Лео Винцей - Калликрат, -  в  сновидении  светящийся  маяк
этой горной вершины? Много лет искал ты ее, а она всюду следовала за  тобой,
оберегала тебя от опасности и привела сюда.
     - Начало всего, что ты рассказала, - сказал Лео, - мне неизвестно; но я
знаю, что все остальное действительно было. Ответь же  мне,  молю  тебя,  на
один вопрос. Ты сказала, что близок был час встречи с Аэшой. Где же Аэша? Не
ты ли? Но почему тогда изменился твой голос? Ты стала также как-будто меньше
ростом? Именем божества, которому ты служишь, прошу тебя, скажи, ты ли Аэша?
     - Я! - отвечала она торжественно. - Та самая Аэша,  которой  ты  клялся
принадлежать вечно.
     - Она лжет! - воскликнула Афина. - Супруг мой, - она  сама  призналась,
что ты мой, - женщина, которая уверяет, что  была  молода  и  хороша,  когда
рассталась с тобой двадцать лет тому  назад,  уже  лет  сто  служит  главной
жрицей этого храма.
     - Орос, - сказала Гезея, -  расскажи  им  о  смерти  жрицы,  о  которой
говорит ханша.
     - Восемнадцать лет тому  назад,  -  начал  своим  бесстрастным  голосом
Орос, - в четвертую ночь первого зимнего месяца, в 2338  году  до  появления
культа Гезеи на этой горе, жрица, о которой говорит ханша Афина,  умерла  на
моих глазах на 108 году своего правления. Через три часа  мы  пришли,  чтобы
взять ее с трона, на котором она умерла, и, по обычаю, предать ее тело огню,
но тут свершилось чудо: она воскресла, хотя очень изменилась. Жрец и  жрицы,
думая, что это чье-то злое волшебство,  хотели  изгнать  ее.  Тогда  в  горе
послышался гул, пламя огненных столпов  в  храме  погасло,  и  ужас  овладел
всеми.  Среди  тьмы  с  алтаря,  на   котором   стоит   изображение   Матери
Человечества, раздался голос богини, которая  повелевала  принять  новую  ее
служительницу. Снова засветились огненные столпы, и мы все пали перед  новой
Гезеей и признали ее. При этом присутствовала не одна сотня очевидцев.
     - Слышишь, Афина? - сказала Гезея. - Или ты все еще сомневаешься?
     - Орос лжет, как и ты, а если не лжет, он видел все это во сне  или  же
он слышал не голос богини, а твой. Если ты бессмертная Аэша, докажи это. Эти
два человека видели тебя в прошлом. Сбрось с  себя  так  ревниво  скрывающие
тебя одежды. Покажись нам в твоей несравненной  божественной  красоте.  Твой
возлюбленный, конечно, узнает тебя. Но и тогда  я  буду  считать  тебя  злым
гением, ценой убийства  купившим  бессмертие  и  околдовывающим  души  своей
дьявольской красотой.
     Гезея взволнованно ломала свои белые руки.
     - Ты хочешь этого, Калликрат? - вздохнула она. - Если такова твоя воля,
я должна исполнить ее. Но прошу тебя, не требуй этого. Время еще не  пришло.
Я изменилась, Калликрат, с тех пор,  как  поцеловала  тебя  в  чело  там,  в
пещерах Кор.
     Лео колебался.
     - Прикажи ей снять покрывало, - смеялась Афина, - увидишь, я  ревновать
не стану.
     - Я хочу знать все! - сказал Лео. - Как бы ты не изменилась, - если  ты
Аэша, я тебя узнаю и буду любить.
     - Благодарю тебя за эти слова, Калликрат, - отвечала  Гезея.  -  В  них
звучит верность и вера. Узнай же истину, потому что  от  тебя  я  ничего  не
скрываю: когда я сброшу с себя покрывало, ты в последний раз  должен  будешь
сделать выбор между той женщиной и Аэшей, которой поклялся принадлежать.  Ты
можешь от меня отречься и получишь за это много благ  -  власть,  богатство,
любовь, - но тогда ты должен забыть меня, и я предоставлю тебя твоей судьбе.
Предостерегаю тебя: перед тобой тяжелое испытание. Я ничего не могу  обещать
тебе, кроме любви, какую ни одна женщина не дарила мужчине, любви,  которая,
может быть, должна остаться без ответа на земле.
     Мы отошли с Лео в сторону. Не помню в точности нашего  разговора,  знаю
только, что какой-то голос внутри меня подсказал решение, и Лео согласился.
     - Мы решили, Гезея, - сказал я от имени  друга,  -  что  должны  узнать
истину сейчас же. Ты должна сбросить свое покрывало здесь, теперь же!
     - Хорошо, - возразила Гезея, и голос ее звучал как голос  умирающей.  -
Только умоляю вас, сжальтесь и не смейтесь надо мной. Не прибавляйте горящих
углей вашей ненависти к адскому огню, в котором горит моя душа. Какова я  ни
есть, а стала такой из-за тебя, Калликрат.
     Гезея встала и подошла почти к самому кратеру.
     - Подойди сюда, Панава, - позвала она, - сними покрывало.
     Панава с выражением ужаса на красивом лице  подошла  и  стала  помогать
Гезее. Она была не высока ростом, но все-таки выше  Гезеи.  Одно  за  другим
снимала Панава покрывала, и когда, верхние были удалены, мы узнали странное,
похожее на мумию существо, которое встретили в Долине  смерти.  Итак,  нашим
таинственным проводником была сама Гезея.
     Покрывала продолжали спадать одно за другим. Когда же будет конец?!  О,
какая маленькая женщина перед нами, - словно ребенок. Сердце содрогнулось во
мне... Когда упало последнее покрывало, мы увидели тонкие, морщинистые  руки
и ноги, - я вспомнил, что видел  однажды  такие  у  мумии  одной  египетской
принцессы; благодаря странной игре фантазии я даже отчетливо  вспомнил,  что
на саркофаге этой принцессы стояло имя "Прекрасная".
     Только лицо  было  еще  скрыто.  Гезея  отстранила  Панаву,  которая  в
изнеможении опустилась на землю и прикрыла глаза руками.  С  каким-то  почти
болезненным стоном Гезея отчаянным жестом отбросила покрывало и обернулась к
нам лицом.
     Она стояла, и свет бездушного, беспощадного огня ярко освещал весь ужас
ее безобразия...
     Наступило  тяжелое  молчание.  Губы  Лео  побледнели,  колени  дрожали.
Неимоверным усилием воли он заставил себя выпрямиться. Даже Афина  сжалилась
и отвернулась. Она  жаждала  видеть  соперницу  униженной,  но  эта  картина
исчезнувшей красоты ужаснула ее: ведь ей грозило в  будущем  то  же.  Только
Симбри и Орос остались спокойны: они предвидели то, что случилось.
     - Что нам до сосуда, ветшающего от времени? - послышался  голос  Ороса,
которого я полюбил за эти  слова.  -  Что  нам  до  плоти,  которая  гибнет?
Смотрите на свет, по-прежнему сияющий в полуразбитом светильнике.  Разве  не
видите вы сквозь эту мертвую оболочку живую душу?
     Я думал так же, как благородный Орос, но  -  о  Небо!  -  мне  делалось
дурно. Если бы я мог ничего больше не слышать, не видеть! При беглом взгляде
на лицо  Аэши  еще  оставалась  надежда,  но  надежда  эта  тут  же  умерла,
оставалась только мучительная тоска, тоска, о! какая тоска...
     Не было больше сил терпеть. Я весь оцепенел. Надо  же  было  как-нибудь
выйти из этого столбняка. И я стал смотреть на  пламя,  на  гребни  огненных
волн. Тепло и сладко покоиться в этой огненной могиле, где лежит хан Рассен!
Я жаждал смерти, которая освободила бы меня от этой агонии...
     Но вот Афина приблизилась к безобразному существу  и  встала  рядом  во
всей прелести своей красоты и женственности.
     - Лео Винцей, или Калликрат, - сказала она, - я не  хочу  смеяться  над
унижением своей соперницы. Она рассказала нам,  -  не  знаю,  насколько  это
верно, что я похитила у богини ее жреца и что богиня отомстила мне. Но пусть
богини, - если они существуют, -  творят  свою  волю  над  смертными,  я  же
исполню свою, пока смерть не погасит во мне сознания, и я не превращусь тоже
в богиню или в ком земли. Слушай же, я люблю тебя, и эта женщина или богиня,
кажется, тоже любит тебя и сказала, что сегодня ты  должен  раз  и  навсегда
сделать выбор между нами. Она обвиняет меня, говоря, что я  согрешила  перед
Изидой, но сама она согрешила еще больше, потому что захотела отнять тебя  у
богини и у твоей земной невесты и в то же время получить  бессмертие.  Итак,
из нас двоих она хуже. Свет, о котором говорил Орос, не так уж  чист.  Итак,
Лео Винцей, выбирай!
     Пока говорила Афина, у Аэши не вырвалось ни слова, ни жеста.
     Лео был мертвенно бледен. Может быть, зачарованный  страстным  взглядом
прекрасных глаз Афины, он потянулся к ней, но вдруг усилием воли выпрямился,
вздохнул и покачал головой.  Краски  снова  появились  на  его  лице,  глаза
выражали почти счастье.
     - В конце концов, - сказал он, - мне нет дела до неведомого прошлого  и
до таинственного будущего, мне важна настоящая жизнь. Аэша  ждала  меня  две
тысячи лет. Афина успела выйти замуж за ненавистного ей человека и  отравить
его, как отравила бы меня, если бы я ей надоел. Не  знаю,  в  чем  я  клялся
Аменарте, но помню клятвы, данные Аэше. Если я отвергну ее  теперь,  значит,
вся моя жизнь - ложь, значит, любовь не вечна. Нет  же,  помня,  какой  была
Аэша, я возьму ее такой, какая она теперь,  в  надежде  на  будущее.  Любовь
бессмертна!
     И, подойдя к ужасному существу, Лео поцеловал его и преклонил перед ним
колени. Поцеловать это морщинистое лицо было делом невероятной отваги.
     - Ты выбрал, - сказала Афина упавшим голосом, -  и  твой  поступок  еще
больше заставляет меня жалеть о моей потере,  Лео  Винцей.  Возьми  же  свою
невесту, а я уйду отсюда.
     Между тем Аэша опустилась на колени и вознесла молитву.  Кому  молилась
она, я никогда не смогу узнать.
     - О,  служительница  всемогущей  Воли,  острый  меч  в  руках   Судьбы,
неизбежный Закон, называемый Природой! В Египте  тебя  называли  Изидой,  но
ты - вечная богиня всех стран. Ты влечешь мужа к девушке, даешь матери дитя,
рождаешь из смерти жизнь, вдыхаешь свет  жизни  во  тьму  смерти.  Ты  даешь
плодородие почве, твоя улыбка - весна, твой  полдень  -  лето,  твой  сон  -
зимняя ночь. Услышь же молитву твоей избранной дочери и жрицы!  Когда-то  ты
дала мне свою силу, бессмертие и красоту, и  не  было  мне  равной  на  этой
планете. Но я  согрешила  и  наказана  одиночеством,  которое  длится  целые
столетия,  и  безобразием,  которое  делает  меня   ненавистной   в   глазах
возлюбленного. Но ты обещала, что еще раз мне будет дано сорвать  потерянный
цветок моей бессмертной красоты. О, милосердная матерь! Пусть же его  чистая
любовь сотрет мой грех; если же это невозможно, пошли мне лучше смерть!






     Гезея кончила свою речь. Наступило глубокое молчание. Мы с  Лео  ждали,
что природа, к которой была обращена эта прекрасная молитва,  откликнется  и
совершит чудо. Время шло, но чуда не происходило.
     Но вот на востоке забрезжил и, как огненный меч, прорвал облака  первый
луч зари. Он озарил выступ на краю бездны, и мы увидели там словно  в  дымке
женщину неземной красоты. Глаза ее были закрыты. Спит она или  умерла?  Лицо
ее бледно. Но вот солнце осветило  ее,  и  она  открыла  удивленные,  как  у
проснувшегося ребенка, глаза. Кровь жизни поднялась от беломраморной груди к
бледным щекам. Ветер играл ее вьющимися, волнистыми черными волосами.
     Женщина эта - Аэша, какой она предстала перед нами в пещерах Кор. Мы  с
Лео опустились на колени. Голос, мягкий, как шепот, как  шелест  тростников,
прозвучал над нами:
     - Приди ко мне, Калликрат, и я отвечу на освободивший меня поцелуй.
     Лео встал, подошел к ней и снова опустился на колени.
     - Встань, - протянула она ему руку, - это я должна встать  перед  тобой
на колени.
     И она поцеловала его в лоб. Потом знаком подозвала меня.
     - Не надо, - сказала она хорошо знакомым звучным голосом, видя,  что  я
тоже хочу поклониться ей. - Поклонников и  обожателей  у  меня  всегда  было
довольно, но где я найду второго такого друга, как ты, Холли?
     С этими словами она коснулась губами моего  чела.  От  ее  дыхания,  ее
волос веяло ароматом роз. Тело ее было бело, как  жемчужина  моря.  Ни  один
скульптор не создавал еще таких дивных очертаний, как у ее руки, которой она
придерживала покрывало. Мягкий, спокойный блеск ее глаз  мог  соперничать  с
чистым сиянием небесных звезд.
     Взяв Лео за руку, Аэша вошла в грот. Прохлада заставила ее  вздрогнуть,
и при всей божественности ее красоты дрожь эта  придала  ей  что-то  земное.
Панава накинула на нее пурпурную мантию, и она стояла, как царица.
     - Твой поцелуй, - сказала она Лео, - возвратил мне не эту  дрожащую  от
холода оболочку,  а  душу,  трепещущую  от  дыхания  Судьбы.  Не  так  легко
умиротворить оскорбленную Силу, о мой возлюбленный! Теперь она простила,  но
долго ли нам суждено быть вместе в этом мире - не  знаю,  может  быть,  лишь
краткий час. Хорошо же, мы будем пользоваться данным нам мгновением,  выпьем
до дна чашу радости, как испили раньше кубок печали и позора. Мне ненавистно
это место. Здесь я выстрадала столько, как ни одна женщина на земле, ни одна
душа в глубине ада. Не хочу больше его видеть. Что ты  только  что  подумал,
шаман? - гневно обратилась она вдруг к Симбри.
     - Мне дано то, чего у тебя нет: дар предвидения, прекрасная, -  отвечал
он. - И вот, я вижу надвигающуюся тень грядущего, вижу - лежит мертвый...
     - Еще одно слово, и ты сам будешь этим мертвецом!  -  воскликнула  она,
сверкая глазами, охваченная страшным предчувствием. - Не напоминай мне,  что
теперь у меня есть снова сила избавляться от ненавистных мне врагов!
     - Я не вижу лица этого человека, - сказал шаман, отступая в  испуге,  -
вижу только, что это будущий хан Калуна.
     - Конечно  же,  всех  ханов,  когда  они  умирают,  приносят  сюда  для
сожжения. Так всегда  было  и  будет  еще  не  раз,  -  возразила  Аэша  уже
спокойно. - Не бойся, шаман, мой гнев прошел, но никогда не предсказывай мне
дурного. Уйдем, однако, отсюда!
     Поддерживаемая Лео, она ушла. Когда мы дошли  до  вершины  скалы,  Аэша
остановилась и, указывая Лео на залитые восходящим  солнцем  горы  и  долину
Калуна, сказала:
     - Прекрасный мир! Дарю тебе его.
     - Не собираешься ли ты, Гезея или демон,  рожденный  из  бездны,  -  не
знаю, кто ты, подарить ему мою землю?  Так  знай  же,  что  раньше  надо  ее
завоевать! - заявила Афина.
     - Речь твоя недостойна и низка, - отвечала Аэша,  -  но  я  прощаю  вам
обоим. Мне не нужна твоя ничтожная власть, которую, знай это,  ты  получаешь
от меня же. Я скоро посещу тебя в твоей столице. От тебя зависит, приду ли я
с миром или войной. Измени же свой двор, улучши законы своей  страны,  чтобы
народ был доволен. Мой совет  тебе  -  выбери  себе  мужа,  который  был  бы
справедливым и мудрым ханом.
     С этими словами Аэша прошла мимо ханши,  бесстрашно  ступая  по  самому
краю скалы. Тут обезумевшая Афина выхватила кинжал и ударила им соперницу  в
спину. Это произошло так быстро, что если  бы  мы  с  Лео  не  видели  этого
движения, то не поверили бы своим глазам. Но кинжал упал на  землю,  и  Аэша
осталась невредимой. Увидев, что промахнулась, Афина  бросилась  на  Аэшу  и
хотела столкнуть ее с обрыва. Но и тут она неверно рассчитала  силы  и  сама
чуть не свалилась в пропасть: ее удержала Аэша, схватив за протянутую руку.
     - Безумная женщина, - сказала Аэша, и в голосе ее слышалась жалость,  -
неужели тебе так надоела твоя красота, что ты хотела покончить с собой! Ведь
ты не знаешь, в каком новом образе ты возродишься! Может быть,  ты  родишься
уже не царицей, а безобразной крестьянкой. Так, говорят,  судьба  наказывает
самоубийц. Или, может быть, ты перевоплотишься в змею, кошку,  тигрицу.  Это
острие отравлено, - подняла Аэша кинжал. - Если бы оно коснулось  тебя...  -
она улыбнулась и бросила кинжал в бездну.
     - Ты не смертная женщина, - простонала Афина,  с  плачем  опускаясь  на
камень, - я не в силах тебя побороть. Пусть же накажет тебя Небо.
     Аэша простилась с нами перед дверями своего жилища, и Орос отвел нас  в
красивое помещение, окна которого выходили в тенистый сад. Мы  были  страшно
утомлены и потрясены и заснули, как дети, глубоким сном без сновидений.
     Утром мы проснулись поздно и, выкупавшись, пошли  в  сад.  Несмотря  на
август месяц, в саду было тепло и приятно. Мы сели с Лео на скамью на берегу
ручья среди колокольчиков и других горных цветов.
     - Итак, наши усилия не пропали даром, - сказал я Лео, - наш сон  сбылся
наяву, а ты - счастливейший человек на свете.
     - Да, конечно, - как-то странно взглянул он на меня. -  Она  прекрасна.
Но знаешь, Гораций, я хотел бы, чтобы Аэша была немного более  земной,  хотя
бы такой, какой была в пещерах Кор. Когда она поцеловала меня,  -  не  знаю,
можно ли это прикосновение назвать поцелуем, - мне казалось, что в  ней  нет
плоти и крови. Да и может ли плоть в одно  мгновение  родиться  из  пламени,
Гораций?
     - Ты уверен, что она родилась из пламени? - спросил я. - Может быть, ее
ужасная внешность была лишь галлюцинацией, вроде видений в огне, на самом же
деле она оставалась прежней Аэшей, какой была в пещерах Кор.
     - Может быть, Гораций.  Но  знаешь,  меня  что-то  пугает.  Аэша  стала
как-будто еще более божественной. Скажи, Гораций, каким же я  буду  супругом
для этого лучезарного существа, если только это случится?
     - К  чему  терзаться,  Лео?  Ты  боролся   и,   преодолев   неслыханные
препятствия, достиг цели. Бери то, что дарят  тебе  боги  -  славу,  любовь,
власть и не думай о будущем.
     Разговор наш был прерван приходом  Ороса,  который  с  низким  поклоном
сказал Лео, что Гезея желает видеть  его  в  храме.  Пришли  жрецы,  которые
подстригли Лео волосы и бороду - я отказался от их услуг -  и  одели  его  в
белую одежду и шитые золотом сандалии, а в  руки  дали  серебряный  скипетр,
похожий на посох.
     - Посох Озириса! - шепнул я Лео.
     - Я вовсе не хочу олицетворять какого-то египетского бога и участвовать
в идолопоклонстве, -  рассердился  он,  но  я  успокоил  его,  сказав,  что,
вероятно, это лишь какой-нибудь символ.
     Так как Лео стал недоверчиво расспрашивать Ороса по поводу  предстоящей
церемонии, жрец сказал ему, что это  будет  обручение.  Тогда  Лео  перестал
противиться, спросил только, будет ли при этом  присутствовать  ханша.  Орос
сообщил, что Афина, угрожая войной и местью, отбыла в Калун.
     Когда мы пришли в храм, перед статуей Материнства собралась  уже  толпа
одетых в белые одежды жрецов и жриц.  Между  двух  огненных  столпов  сидела
Аэша. Рядом с ней было пустое кресло, я догадался, для кого.  Лицо  ее  было
открыто, и одета она была не как жрица, а с царственным великолепием.  Жрецы
плавно двигались вокруг; дивно звучали под сводами  храма  звуки  их  пения;
страшно пылало вокруг пламя, но  мы  видели  только  Аэшу,  возрожденную,  в
полной славе, бессмертную, женственную невесту Лео,  простирающую  навстречу
нам руки.
     Орос и жрецы подвели нас к ней  и  отступили.  Аэша  встала,  сошла  со
ступенек трона и, коснувшись чела Лео своим систрумом, громко сказала:
     - Вот Избранник Гезеи!
     - Привет тебе, Избранник Гезеи! - послышалось отовсюду.
     - Жрецы и жрицы Гезеи, слуги Матери света, вы  до  сих  пор  не  видели
моего лица, но сегодня я сняла покрывало, потому что человек, который пришел
в нашу страну, в наш храм, не чужой мне. Давно, в прежней жизни, когда-то он
был моим супругом и теперь снова пришел ко мне. Не так ли, Калликрат?
     - Так, - отвечал Лео.
     - Жрецы и жрицы Гезеи, вы знаете, что издревле  жрица,  занимающая  мое
место, имела право избрать себе мужа. Не правда ли?
     - Да, Гезея, - послышались голоса.
     Аэша трижды поклонилась Лео и, встав перед ним на колени, спросила:
     - Скажи перед всеми собравшимися здесь,  признаешь  ли  ты  меня  своей
нареченной невестой?
     - Да, и навсегда! - сказал глубоко потрясенный Лео.
     Аэша встала, уронила  систрум  и  протянула  руки  навстречу  Лео.  Лео
склонился и хотел поцеловать ее в губы, но тут я заметил, что он  побледнел,
а свет лучезарного лица Аэши позолотил его белокурые волосы.  Я  видел,  что
Лео задрожал и пошатнулся. Заметила это, должно быть,  и  Аэша,  потому  что
раньше, чем уста их успели слиться в поцелуе, она отстранила его,  и  личико
ее на мгновение затуманилось. Она выскользнула из его объятий, но поддержала
его рукой, пока к нему не вернулось самообладание. Тут  Орос  вручил  ей  ее
скипетр.
     - О, мой возлюбленный! - воскликнула Аэша. -  Сядь  рядом  со  мной  на
престоле и прими поклонение твоих жрецов.
     - Я только человек,  -  протестовал  Лео,  -  и  никто  не  должен  мне
поклоняться. Сам же я поклоняюсь на земле одной тебе!
     Жрецы и жрицы удивленно перешептывались. Аэша на минуту  смутилась,  но
быстро нашлась:
     - Хорошо, я довольствуюсь этим. Мне - твое поклонение,  тебе  -  только
свадебная песнь.
     Лео не нашел ничего более возразить и занял место на троне. Если и было
в происходившей церемонии что-либо языческое, Аэша сумела сгладить  это  или
отменить, и вскоре, слушая дивное пение, мы забыли обо всем на свете.
     Пели на каком-то священном, незнакомом  нам  языке,  и  слов  гимна  мы
понять не могли, но  смысл  его  был  нам  ясен.  Но  вот  мелодия  внезапно
оборвалась. По мановению скипетра Аэши жрецы и жрицы  удалились,  но  издали
еще доносилась тихая, словно колыбельная, песнь.
     Мы оставались одни. Только Панава и Орос не покинули свою госпожу. Аэша
словно очнулась ото сна.
     - Прекрасная песнь, не правда ли? - сказала она. - И очень древняя.  Ее
пели в Бебите, в Египте  на  свадебном  празднестве  Изиды  и  Озириса.  Мне
кажется, что в музыке сильнее всего звучит голос вечности.  Слова  меняются,
но мелодия остается  прежней.  Как  мне  называть  тебя,  мой  возлюбленный?
Калликратом или...
     - Называй меня Лео, Аэша. Так  окрестили  меня  в  единственной  жизни,
которую я помню.  К  тому  же  этот  Калликрат  был,  кажется,  не  особенно
счастлив; он не принес счастья и женщинам, судьба которых переплелась с  его
судьбой. Довольно с меня Калликрата, каким он был в пещере Кор.
     - Помню, ты лежал, а я пела тебе песнь о  прошедшем  и  будущем.  Песня
была арабская. Ты не забыл арабского языка?
     - Нет.
     - Будем же говорить по-арабски. Я люблю этот язык; на нем  говорила  со
мной в детстве мать. Однако, оставь меня ненадолго, меня ждут!
     Мы ушли, оставив Аэшу, как мы думали, принимать поздравления от  вождей
некоторых горных племен.





                              МОГУЩЕСТВО АЭШИ

     Прошел и час, и два. Лео начал терять терпение.
     - Отчего Аэша не идет? - говорил он. - Я хочу ее видеть. Я не могу  без
нее. Меня что-то влечет туда.
     И узнав от Ороса, что она еще в храме, пошел к ней. Я  колебался,  идти
ли мне с ним, но побоялся, что он не найдет дороги, и пошел. Дойдя до храма,
мы встали далеко у двери;  нас  не  было  видно,  но  мы  все  видели.  Аэша
по-прежнему сидела на троне, но, о! как страшна была  она  в  своем  величии
смерти. Синеватое пламя  освещало  гордое,  нечеловеческое  лицо;  глаза  ее
горели, как драгоценные камни.  Точно  Царица  Смерти  принимала  поклонение
теней. Вот перед ней встала на колени чья-то темная фигура, за  нею  вторая,
там третья, еще, еще и еще. Все они  кланяются,  а  она  отвечает,  наклоняя
голову и скипетр. Звенели колокольчики систрума. Губы Аэши  что-то  шептали,
но мы не слышали слов. Это духи поклонялись ей.
     Схватив друг друга за руки, мы с Лео отступили к двери, она подалась, и
теми же галереями и переходами мы вернулись к себе.
     - Кто она? - спросил Лео. - Ангел?
     - Да, что-то в этом роде, - отвечал  я,  думая  про  себя,  что  ангелы
бывают разные.
     - А что делали там эти тени? - продолжал он.
     - Приветствовали ее, должно быть, с превращением. Но,  может  быть,  то
были не тени, а переодетые жрецы.
     Лео только пожал плечами.
     Между тем пришел Орос и сказал, что Гезея ждет нас в своих  покоях.  Мы
застали Аэшу несколько утомленной. Панава сняла с нее царскую  мантию.  Аэша
протянула Лео руку и не без страха заглянула ему в глаза.
     Она села за стол и пригласила  нас  занять  места  напротив.  Ужин  был
простой: мы ели яйца и холодную дичь, она - молоко, хлеб и ягоды.
     Лео сбросил с себя  пурпурную  мантию  и  отложил  в  сторону  скипетр,
который дал ему Орос. Аэша улыбнулась, заметив, что он мало  чтит  священные
символы.
     - Очень мало, - сказал Лео. - Аэша, я не понимаю твоей религии, я  знаю
только  свою  и  даже  ради  тебя  не  приму  участия  в  том,  что   считаю
идолопоклонством.
     - Твоя воля - моя воля, - мягко сказала Аэша.  -  Трудно  будет  подчас
объяснить твое отсутствие во время церемоний в храме; но ты вправе держаться
своей веры, которая в то же время и моя. Ведь все великие религии в сущности
одинаковы. Чему учила религия египтян, которая теперь  перешла  к  нам?  Что
одна великая, добрая Сила управляет вселенной, что добрые унаследуют  вечную
жизнь, злые же вечную смерть, что людей будут судить сообразно  их  делам  и
поступкам, что настоящая жизнь не здесь, а за  гробом,  там,  где  не  будет
больше печали. Ведь и ты веришь всему этому?
     - Да, Аэша; но ведь твоя богиня - Гезея или Изида. Мы  слышали,  ты  ей
молилась. Кто она?
     - Это не  божество,  а  душа  Природы,  дух,  скрытый  во  всем  живом,
всемирное Материнство; в нем скрыты тайны земной жизни и знания.
     - Зачем же она преследует своих поклонников, наказуя  их  смертью,  как
преследовала тебя?
     - Разве твоя религия, - продолжала Аэша, облокотившись  о  стол,  -  не
говорит то же о добром и злом божествах? Скажи, не слышал ли ты, Лео,  будто
иногда слабые духом люди продают за земные блага свою душу злому началу,  за
что потом расплачиваются ужасными страданиями? Что бы  ты  сказал,  если  бы
была на свете  такая  женщина,  которая  жаждет  красоты,  жизни,  знания  и
любви...
     - Продала душу свою злому духу, Сету? Уж не хочешь ли ты сказать, Аэша,
что эта женщина - ты? - с ужасом воскликнул Лео.
     - А если бы и так? - спросила она, тоже вставая.
     - Если так, если так, - хрипло сказал он, - я думаю, нам было бы  лучше
не встречаться!
     - Ах! - с болью простонала она, точно ей повернули нож в сердце.  -  Не
хочешь ли ты вернуться к Афине? Но нет, ты уже не можешь уйти от  меня.  Мне
дана власть над всеми, кого я поразила. Впрочем, ты не помнишь прошлого.  Но
нет, ты мне не нужен мертвый, ты мне нужен живой. Взгляни, как я  хороша,  -
она наклонилась к нему своим стройным станом, глаза ее влекли его к себе,  -
что же ты не уходишь? Ты, кажется, не думаешь  бежать,  а  приближаешься  ко
мне? Однако, не хочу обольщать тебя. Ступай,  если  хочешь,  Лео.  Иди,  мой
возлюбленный, оставь меня одну с моими грешными мыслями. Афина приютит  тебя
до весны, а там ты перейдешь горы и  вернешься  к  обычным  радостям  земной
жизни. Сейчас я закроюсь покрывалом, чтобы не соблазнять тебя.
     Она закутала голову покрывалом и вдруг спросила:
     - Зачем вы с Холли вернулись в храм, хотя я просила оставить меня одну?
     - Мы искали тебя.
     - И увидали больше, чем хотели? Что же, я допустила  вас  и  спасла  от
смерти, которую заслужили бы за такую дерзость другие.
     - Что это за существа поклонялись тебе в храме? - строго спросил Лео.
     - Я царствовала и правила во многих странах, Лео; может быть,  это  мои
бывшие слуги пришли приветствовать меня. Возможно также, что эти  тени  были
такой же игрой твоего воображения, как образы, которые  я  вызвала  в  огне,
желая испытать твою силу и постоянство. Знай же, Лео Винцей, что все, что мы
видим - обман зрения. Ни прошлого, ни будущего нет, есть только вечность. Я,
Аэша, - лишь призрак, который кажется тебе то  безобразным,  то  прекрасным.
Когда ты улыбаешься, я переливаюсь тысячами  цветов,  когда  ты  грустен,  я
становлюсь мрачна. Вспомни  отвратительное,  морщинистое  существо  там,  на
скале: это - я, беги от меня. Прекрасная, но со злой душой  -  это  тоже  я.
Если хочешь, бери меня такой. Теперь ты знаешь истину, Лео. Откажись от меня
навсегда - и ты спасешься. Или прижми, о, крепко прижми меня к сердцу, и  за
мою любовь, за мои поцелуи возьми на себя мой грех. Молчи, Холли,  пусть  он
сам решит.
     Я думал, что Лео направился к двери, но он просто прошелся  по  комнате
и, несмотря на внутреннее волнение, спокойно сказал:
     - Я не оставил тебя, Аэша, когда увидел  тебя  старой.  Теперь  ты  мне
открыла тайну своей души; я узнал, что ты царица каких-то духов, добрых  или
злых, и я не оставлю тебя. Пусть грех твой будет моим. Я  уже  чувствую  его
гнет на душе и знаю, что меня ждет кара, но все равно, я понесу ее за тебя и
буду счастлив.
     Аэша открыла лицо. Она не сразу пришла в себя  от  удивления,  потом  с
плачем упала к его ногам. Лео поднял ее и посадил в кресло.
     - Ты не знаешь, что ты сделал, - сказала, наконец, Аэша. -  Пусть  все,
что видел ты на Горе и в храме, - лишь ночные видения,  а  рассказ  о  гневе
богини - пустая басня. Верно, однако, что я согрешила ради  тебя  и  ужасной
ценой купила красоту, чтобы удержать тебя. Расплата -  ужасна.  Но  ты  меня
спас. Тебя не остановили ни безлюдные песчаные степи, ни ледники, ни  горный
поток и, преодолев все препятствия, ты выдержал твердо три  испытания.  Тебя
не привлекли чары Афины, ты не отвернулся от меня, увидев меня  безобразной,
и, наконец, не отверг меня и сегодня, хотя узнал преступность моей души. Два
первые испытания - испытания плоти, третье  -  испытание  духа.  Вчера  твоя
верная любовь возвратила мне телесную красоту, сегодня ты освободил мою душу
из страшных оков Судьбы. Я обязана тебе  своим  освобождением,  хотя,  может
быть, тебе придется страдать...
     - Значит, я буду страдать, - сказал Лео спокойно. -  Если  мне  удалось
освободить тебя, я считаю, что жил и умру не напрасно. Однако, скажи,  Аэша,
как это ты изменилась там, на утесе?
     - Я исчезла в огне  и  в  огне  явилась.  Может  быть,  пламя  поглотит
когда-нибудь нас обоих. А, впрочем, возможно, что я все та же, и тебе только
показалось, будто я изменилась. Не спрашивай больше.
     - Позволь еще один вопрос, Аэша. Сегодня было наше обручение, когда  же
будешь ты моей женой?
     - Ах, не теперь, не теперь! - дрожащим голосом торопливо сказала она. -
Подожди несколько месяцев, год, будь пока другом.
     - Отчего? - разочарованно спросил Лео.  -  Я  долго  ждал,  Аэша.  -  Я
старею. Жизнь коротка и, может быть, близок ее конец.
     - К чему эти слова! - сердито топнула ножкой Аэша. - Но ты прав, ты  не
защищен от жала времени и всякого рода несчастий. О!  Это  было  бы  ужасно,
если бы ты опять умер и оставил меня.
     - Дай мне свое бессмертие, Аэша!
     - Я охотно поменялась бы с тобой. О,  жалкие  смертные,  что  завидуете
нашему бессмертию! Жизнь на земле - это ад, уходя из него, душа возвращается
к миру. Жить вечно на земле, видеть,  как  умирают  наши  близкие,  не  имея
надежды последовать за ними, видеть, как они возрождаются, но не узнают  нас
и снова терять их - ужасно. Неужели, Лео, ты хотел бы такой жизни?
     - Если мы будем делить ее вместе!.. Бессмертие  тяжело  в  одиночестве.
Вдвоем все эти скорби мы превратим в радости.
     - Хорошо, - сказала Аэша, - когда  придет  весна  и  растает  снег,  мы
пойдем с тобой в Ливию. Там ты выкупаешься в Источнике Жизни. Потом я  стану
твоей женой.
     Лео стал уговаривать ее  сначала  обвенчаться  и  путешествовать  после
свадьбы, но она сказала: нет, нет, и нет, и словно боясь, что сама не устоит
перед его просьбами, стала прощаться с нами.
     - Почему она откладывает свадьбу? - спросил Лео, когда мы  вернулись  к
себе.
     - Она боится, - отвечал я.
     Наблюдая за Аэшей в последующие дни, я убедился, что  женщина  она  или
дух, но не было на свете существа несчастнее ее.  Ее  постоянно  преследовал
страх за будущее, предвидеть которое, несмотря на свое  бессмертие,  она  не
могла. Опасалась она и Афины. Соперница была побеждена, но Аэша боялась, что
рано или поздно все изменится.
     Что касается Лео, то видеть постоянно Аэшу и не сметь  даже  поцеловать
ее, сознавать, кроме того, что так будет продолжаться еще года два,  -  было
для него  тяжело:  он  похудел,  потерял  сон  и  аппетит.  Он  умолял  Аэшу
переменить свое решение и стать его женой, но она оставалась непоколебимой.
     Кроме  одного  этого,  все  другие  желания  Лео  исполнялись.  Его  не
заставляли участвовать в религиозных церемониях, хотя, следует заметить, что
культ Гезеи сам по себе чист и невинен. Это было древнее поклонение  египтян
Озирису  и  Изиде,  имеющее  что-то  общее  со  средне-азиатским  учением  о
переселении и перевоплощении душ и о  возможности  чистотой  жизни  и  мысли
приблизиться к божеству.
     Жрецы служили Гезее, как представительнице  Божества,  в  остальном  же
жили тихо и творили добрые дела; имели больницы, а в зимние  холода  нередко
кормили горцев.  Втайне  они,  правда,  вздыхали  о  потерянной  власти  над
Калуном.
     Видя, что привыкшему к движению на воздухе Лео  вредно  оставаться  все
время в комнате, Аэша стала настаивать, чтобы он ходил на  охоту  на  горных
коз и каменных козлов. Лео  стал  охотиться  под  охраной  некоторых  вождей
горных племен. Недавно выздоровевшая рука не позволяла мне резких  движений,
и я редко сопровождал Лео, чаще оставался дома.
     Раз мы сидели с Аэшей в саду. Она задумчиво глядела на снежные  вершины
гор. Вдруг заволновалась и указала куда-то вдаль.  Но  я  ничего  не  видел,
кроме снега.
     - Неужели ты не видишь, что Лео  в  опасности?  -  воскликнула  она.  -
Впрочем, я забыла, что ты не можешь видеть. Смотри же! - и она положила руку
на мой лоб. Мне показалось, что от этой  руки  мне  передался  электрический
ток, и я увидел перед собой Лео, боровшегося с  огромным  леопардом.  Другие
охотники толпились вокруг и ждали момента, чтобы убить  леопарда,  не  задев
Лео. Наконец, Лео удалось нанести животному смертельный удар, и  оно  упало,
окрасив снег кровью. Лео встал, смеясь и показывая свое разорванное  платье,
а один из спутников тотчас подошел и начал перевязывать  ему  раны.  Видение
быстро исчезло. Аэша тяжело упала мне на плечо и заплакала, как обыкновенная
женщина.
     - Одна  опасность  миновала,  -  всхлипывала  она,  -  но  сколько  еще
впереди!.. Долго ли сможет выносить это мучение мое бедное сердце! Вот  так,
Холли, страдаю я уже много лет.
     Потом она разразилась  угрозами  против  вождя  и  других  охотников  и
послала навстречу Лео носилки. Через четыре часа Лео вернулся;  на  носилках
несли шкуру леопарда и убитую дичь. Аэша  бросилась  к  Лео  и  осыпала  его
упреками за неосторожность.
     - Как ты узнала о случившемся? - удивился он.
     - Я видела все.
     - Не выходя из храма? Значит, опять  волшебство?  Мне  надоело  это!  -
рассердился Лео. - Неужели же я не могу остаться хоть ненадолго один?
     Между тем появился Орос.
     - Что тебе надо, Орос? - спросила Аэша жреца.
     - Гезея, лазутчики пришли с важной вестью. Жители Калуна пострадали  от
засухи.  Поля  дали  плохой  урожай.  Причиной  засухи  народ  считает  двух
чужеземцев, которые прошли через их страну к тебе в горы. Ханша тоже страшно
разгневана. Она собрала два войска - в сорок и двадцать тысяч человек.  Одно
из них, под начальством Симбри,  уже  наступает.  Другое  она  оставила  для
защиты Калуна.
     - Эта женщина потеряла рассудок, если хочет померяться со мной силой, -
засмеялась Аэша. - Орос, оповести вождей,  чтобы  через  три  дня  они  были
готовы выступить с двадцатитысячным войском. Пусть возьмут с собой  припасов
на две недели. Я поведу войско сама.






     На следующий день в храме произошло важное священнодействие - освящение
войны, на которое мы с Лео не пошли. Вечер Аэша, как всегда, провела с  нами
за ужином.
     - Сегодня я была оракулом, - сказала она нам. - Ко мне  приходили  люди
из Калуна спрашивать, кто из них  будет  убит  и  кто  вернется  с  войны  с
почестями, а я не знала и старалась отвечать, играя словами так, чтобы можно
было истолковать ответ мой  по-разному.  Я  знаю  прошлое  и  настоящее,  но
будущее для меня - черная стена, за которую я не могу проникнуть.
     Она пробовала также убедить Лео остаться в храме, обещая остаться с ним
сама, меня же с Оросом послать командовать войском. Лео был по  натуре  враг
всякого кровопролития, но тут он возмутился: сидеть дома, когда меня  пошлют
на поле битвы, казалось ему нелепым.
     - Ну так иди, - сказала Аэша, - но если что случится, ты сам и отвечай.
Впрочем, нет, милый, пусть ответ падет на мою голову!
     От грусти Аэша  внезапно  перешла  к  веселью,  смеялась  как  ребенок,
рассказывала нам анекдоты из прошлого о людях, которых мы  совсем  не  знали
или имена которых встречали лишь в истории; с  юмором  говорила  она  об  их
любви и ненависти,  силе  и  маленьких  слабостях,  тщеславии  и  погоне  за
призраками земного счастья.
     Мало-помалу она перешла на свою жизнь и стала рассказывать  о  себе,  о
том, как она искала истину, изучала разные религии и отвергла  их  все,  как
проповедывала в Иерусалиме, за что ее книжники  побили  камнями.  Тогда  она
бежала в Аравию, но и родной народ изгнал ее, и она поселилась в Египте  при
дворе фараона. Там жил известный маг - не то обманщик, не  то  провидец.  Он
научил ее своему  искусству,  но  она  превзошла  его,  и  он  сам  стал  ей
повиноваться. Потом вдруг Аэша стала рассказывать о том, что было в  Египте,
в Коре: Лео, в то время Калликрат, пришел туда  с  Аменартой,  которую  Аэша
знала еще на родине и ненавидела.
     - Была тихая ночь, - рассказывала Аэша. - Мы сидели втроем вот так, как
теперь; на  твоем  месте,  Холли,  сидела  дарственная  Аменарта.  Она  была
красивая женщина, красивее меня, пока я не выкупалась в  источнике  Жизни...
Что тебе нужно, Орос? Не можешь ни на час оставить меня в покое!
     - Письмо от ханши Афины Гезее, - поклонился жрец.
     - Сорви печать и читай, - беззаботно сказала Аэша. -  Может  быть,  она
раскаялась в своем безумии.
     Орос начал:
     "Гезее  в  храм  на  Горе,  известной  на  земле  под  именем  Аэши,  в
подзвездном же мире называемой Упавшая звезда...
     Приветствую тебя, Аэша. Ты очень стара и много знаний  унаследовала  от
прошлых столетий. Украсив себя ими, ты ослепляешь ими людей. Не достает тебе
одного: дара предвидения. Знай же, Аэша, что я и мой дядя, великий провидец,
прочитали в книге звезд об исходе войны: меня ожидает смерть, -  и  я  этому
рада, - тебя - копье, брошенное твоей рукой. Страна же Калун будет  разорена
и потоплена тобой в крови.
     Ханша Калуна Афина".
     Аэша выслушала, не дрогнув.
     - Скажи посланному, - гордо сказала она  Оросу,  -  что  отвечу,  когда
встречусь сама лицом к лицу с Афиной во дворце Калуна. Ступай,  жрец,  и  не
тревожь меня больше.
     Когда Орос удалился, Аэша продолжала, обращаясь к нам:
     - Афина предрекает зло, как когда-то предсказала его Аменарта. Афина  -
та же Аменарта. Пусть же падет на меня копье,  я  не  страшусь,  потому  что
знаю, что в конце концов восторжествую. Может быть, цель ханши  -  устрашить
меня ложью. Но если и правда то, что она прочитала, все  равно  -  ничто  не
может разрушить связывающих нас с тобой уз. Прощай, Лео! Завтра  рано  утром
мы должны выступить.


     Утром мы вышли во  главе  войск  диких  горных  племен.  Впереди  ехали
разведчики, затем конница, за ней пехота. Аэша  скакала  на  красивом  белом
коне, Лео - на гнедом покойного хана.  Я  тоже  ехал  верхом.  Нас  окружала
гвардия телохранителей. Нам было легко и весело. При  свете  солнца  исчезли
злые предчувствия, которые угнетали нас в мрачных пещерах. Бряцание оружия и
мерный шаг войска щекотали нервы и приподнимали настроение.
     Разведчики добыли "языка" из подданных ханши. Пленник сказал, что Афина
не собирается  наступать,  а  будет  ждать  армию  Аэши  в  долине,  дав  ей
переправиться вброд через реку. Очевидно, Афина обладала военным талантом  и
рассуждала правильно. Вечером мы спустились со склона  горы  в  долину,  где
встали лагерем. Это  было  недалеко  от  Долины  Смерти.  Для  Аэши  разбили
палатку, мы же с Лео расположились у костра под открытым небом.  Аэша  очень
сердилась, что для нас не взяли тоже  палатки,  но  Лео  обиделся  на  такую
излишнюю заботу, и она замолчала. В этот раз мы с Лео ужинали одни,  она  же
сидела с нами,  но  не  ела,  потому  что  не  хотела  снимать  покрывало  и
показывать народу свое лицо. Она нервничала. На нее напал безотчетный страх.
Наконец она сказала, что попробует заснуть, чтобы дать  отдохнуть  душе.  Ее
последние слова были:
     - Спите и вы, спите сладко, но не удивляйтесь, если я ночью позову  вас
обоих к себе: может быть, во сне ко мне  придут  новые  мысли,  и  я  захочу
побеседовать с вами раньше, чем мы утром пойдем вперед.
     Мы расстались, и  сердце  ничего  не  подсказало  нам,  как  и  где  мы
встретимся снова.
     Мы утомились и спокойно заснули у костра.  Я  проснулся,  услышав,  как
перекликались часовые. Кто-то, называя пароль, подходил к ним.  Наконец  над
нами  склонилась  фигура  жреца.  При  свете  угасавшего  костра  лицо   его
показалось мне знакомым. Он назвал себя, - я уж забыл его имя - и сказал:
     - Орос послал меня за вами обоими. Гезея желает вас видеть.
     Лео, зевая, проворчал, что было бы лучше, если бы Аэша дала нам поспать
до утра, и прибавил:
     - Нечего делать, пойдем, Гораций.
     - Гезея приказала вам взять с собой оружие и телохранителей,  -  сказал
жрец.
     - К чему это?  Будто  нельзя  пройти  сто  ярдов  в  самом  лагере  без
охраны? - опять заворчал Лео.
     - Гезея пошла из своей палатки в ущелье, где разбросаны кости павших, и
обдумывает план наступления, - отвечал жрец.
     - Она с ума сошла, - сказал  Лео,  -  одна  в  полночь  расхаживает  по
ущелью. Но это на нее похоже.
     Мысленно я согласился с Лео. Я вспомнил также, как Аэша  предупреждала,
что, может быть, пришлет за  нами  ночью.  Если  бы  тут  была  какая-нибудь
западня, нам не приказывали бы взять с  собой  вооруженных  людей.  Это  нас
успокоило; мы  разбудили  своих  телохранителей  -  их  было  двенадцать,  -
захватили свои копья и мечи и пошли к Аэше.
     Мы спустились по  крутой  тропинке  в  Долину  Смерти.  Проводник  наш,
по-видимому, хорошо знал дорогу и шел как к себе домой.  Нас  удивляло,  что
Аэша назначила нам свидание в таком странном месте. Но вот вдали  показалась
закутанная в белое фигура.
     - Это Гезея! - сказал один из наших спутников.
     Фигура поманила нас за собой и пошла вперед, пробираясь среди множества
скелетов,  многие  из  которых  были  наполовину  засыпаны  песком.  Повсюду
виднелись голые черепа, ребра,  длинные  берцовые  кости.  Я  подумал,  что,
должно быть, в старину вдоль потока шла дорога, по ней двигалось войско и  в
этом месте произошла жаркая схватка.
     Аэша остановилась. Жрец и наша свита отстали от нас. Лео ушел вперед.
     - Зачем ты пришла ночью в такое место? - услышал я его голос.
     Вместо ответа она широко взмахнула руками, и вот,  словно  по  сигналу,
послышалось бряцанье оружия. Я оглянулся и увидел, что все скелеты поднялись
со  своего  песчаного  ложа.  Мертвая  армия  воскресла.  О,  ужас!  Скелеты
размахивали копьями!
     Я подумал, что Аэше опять пришла фантазия показать нам свою  магическую
силу, но все-таки испугался. Самый несуеверный человек не мог бы  отделаться
от чувства страха, если бы, очутившись в полночь на кладбище, увидел  вокруг
себя встающих из гробов мертвецов в полном вооружении.
     - Что это опять за чертовщина? - сердито воскликнул  Лео.  Но  Аэша  не
отвечала.
     Я услышал возню и увидел, как духи колют копьями наших  обезумевших  от
ужаса и бросивших оружие телохранителей, убивают их одного за другим.
     - Схватите его, но не причиняйте ему вреда! - приказала Гезея, указывая
на Лео, и я узнал голос Афины. Слишком поздно  понял  я,  что  мы  попали  в
западню.
     - Измена! - закричал я, но один из  скелетов  оглушил  меня  ударом  по
голове. Я еще видел,  как  отчаянно  сопротивлялся  Лео,  но  потом  лишился
сознания и упал на песчаное ложе берега.
     Было светло, когда я  очнулся.  Надо  мной  склонилось  спокойное  лицо
Ороса. Он влил мне в рот какой-то подкрепляющий, бодрящей напиток.  Рядом  с
ним стояла Аэша.
     - Говори,  говори  скорее!  -  грозно  восклицала  она.  -  Что  с  ним
случилось? Ты жив, где же Лео?
     В немногих словах я рассказал ей о случившемся. Выслушав, она пошла  на
место, где лежали убитые телохранители.
     На месте, где Лео боролся с нападавшими на него, валялся его  сломанный
меч, доставшийся ему от хана Рассена. Тут же лежали  трупы  двух  убитых  им
воинов: они были одеты в черное, головы их грубо раскрашены  белой  известью
наподобие черепа, на груди были нарисованы  белые  ребра.  Из-за  этого  они
показались нам в темноте скелетами.
     - На такую хитрость  могут  поддаться  только  глупцы,  -  презрительно
заметила Аэша. - Но Лео хорошо дрался, - прибавила она,  -  надеюсь,  он  не
ранен. Клянусь, за каждую каплю его крови они заплатят сотней убитых! Однако
сегодня предстоит много дел. Скорее на лошадей и вперед!
     В долине нас уже ожидало войско. Аэша обратилась с речью к вождям:
     - Слуги Гезеи, - сказала она, - мой чужестранный гость, мой нареченный,
попал в хитро расставленную засаду и взят ханшей в качестве заложника.  Надо
спешить освободить его, пока с ним не случилось ничего дурного. Мы  идем  на
войско Афины и должны перейти реку. Сегодня ночью я хочу быть в Калуне.  Что
ты говоришь, Орос? Что вторая армия ханши охраняет город? Если будет  нужно,
я ее уничтожу. Не смотри на меня так удивленно. Итак, конница, за мной!  Кто
отступит в час сражения, найдет смерть в вечном позоре; богатство и  почести
будут наградой храбрым. Я отдам им цветущую страну Калуна. Вперед!
     В ответ послышались восторженные крики. Дикари  радовались  предстоящей
добыче и верили в оракула, верили Гезее.
     Мы пришли к реке, на противоположном берегу которой  виднелись  полчища
Афины.
     Аэша легко вскочила на коня, которого ей подвел Орос.
     Левое и правое крыло войска уже вошли в реку, и между ними  и  войском,
охранявшим берег, уже началась схватка. В центре перед нами, по пояс в воде,
стояли враги  с  копьями  наготове.  С  гиком  понеслись  наши  всадники  им
навстречу, но были встречены свежими силами и с потерями трижды отброшены.
     - Им нужен предводитель! - нетерпеливо  воскликнула  Аэша  и  поскакала
вперед, подняв вверх руки. Я последовал за ней.
     Стрелы и копья затмили солнце.  Вокруг  нас  падали  убитые.  Но  белая
одежда Аэши развевалась впереди. С восторженным криком войско шло за ней,  и
через пять минут мы были на берегу. Завязалась еще более ожесточенная битва,
но Аэша не отступала ни на шаг, и  ее  люди  шли  за  ней  или  умирали.  Мы
медленно двигались через ряды неприятеля и, наконец, прорвались.  Многие  из
наших были убиты, многие ранены. В строю осталось лишь  тысячи  три  воинов.
Молча мчались мы дальше. Молчала Аэша,  молчали  ее  храбрые  воины,  только
изредка оборачиваясь и указывая копьями на багровое небо.
     Но  вот  показались  передовые  посты   неприятеля.   Послышался   смех
ожидавшего нас врага. Шелковые знамена повисли в  неподвижном  воздухе.  Вот
навстречу вышел парламентер. Аэша остановила свое войско.
     - Слушай, Гезея, что  говорит  Афина,  -  начал  он.  -  Любезный  тебе
чужеземец в ее дворце. Если ты осмелишься  дальше  наступать,  мы  уничтожим
тебя и твою горсть людей. Если же каким-нибудь чудом ты и победишь, он будет
убит. Вернись на свою гору, и ханша подарит тебе мир и пощадит  твой  народ.
Что ответишь ты ханше?
     - Ответа не будет! - прошептала Аэша Оросу, который громко повторил  ее
слова.
     Я взглянул на Аэшу. Лицо ее было бледно, глаза сверкали, как у львицы.
     - Приготовься заглянуть в пасть ада, Холли, -  сказала  она  мне.  -  Я
хотела пощадить их, но сердце велит мне отбросить всякую жалость, если  хочу
видеть Лео живым. Они хотят убить его, Холли! Не бойтесь! - воскликнула она,
обращаясь к войску. - Вас мало, но с вами идет сила в тысячу тысяч. Следуйте
за Гезей, и что бы ни увидели, не бойтесь!
     Войско выстроилось клином; впереди, как белая чайка  на  темной  пучине
моря, белела во мраке белая одежда Аэши. Вот из-за тополей с двух  сторон  с
диким криком налетела на нас вражья конница, а с  фронта,  сверкая  копьями,
как пенящаяся морская волна, наступала армия.  Гибель  казалась  неминуемой.
Аэша сорвала покрывало. Как крылья, развевалось оно над  ее  головой,  а  на
челе ее загорелась таинственная диадема.  Облака  собирались  над  нами  все
гуще, все ярче сверкала впереди  таинственная  звезда.  Гремели  подковы,  и
вдруг над вершиной горы засияло яркое пламя.
     Чудовищная картина! Впереди в зареве страшного заката мрачно  выступили
башни Калуна. На небе - мрак затмения. Вокруг - выжженная солнцем равнина, и
на ней - наступающее войско Афины.
     Аэша, словно подавая небу  сигнал,  взмахнула  в  воздухе  своим  белым
покрывалом. И вот в ответ из пасти этой адской ночи  сверкнуло  пламя.  Гнев
Аэши обрушился на сынов Калуна. Она закричала, и наступил такой ужас, какого
еще никто не видел и не увидит больше на земле. Страшный  вихрь  вырывал  из
земли  камни.  Лошади  и  всадники  смешались  в  невообразимом  хаосе.  Как
сорванные бурей листья, люди в смятении кружились,  падали  друг  на  друга,
лежали грудами, пока не затихали навеки  под  ударами  молний.  Черная  туча
широко простерла на небе свои огненные крылья и пролила над землей  огненный
ливень. Мрак, ужасный мрак, тревога, гибель, разорение...
     Все успокоилось. Над нами - спокойное вечернее небо. Перед нами - никем
не охраняемый мост. За ним - пылающий в огне город.  Где  же  храбрые  воины
Афины? Про то знают высокие надгробные камни. Наши же воины все уцелели. Они
скакали за нами бледные, но невредимые.
     Доехав до середины моста, Аэша повернула коня и в первый  раз  показала
свое лицо народу.
     - Богиня! - раздался возглас. - Поклонитесь богине!
     Аэша повернула коня и поехала дальше  по  улицам  пылающего  Калуна  ко
дворцу.
     Мы въезжали в ворота города, когда заходило солнце. Тихо было на дворе,
только вдали завывали собаки смерти. Аэша сошла с  лошади  и,  велев  нам  с
Оросом следовать за ней, вошла в покои. Все  точно  вымерло.  Аэша  шла  так
быстро, что мы едва поспевали за ней. Вот мы по  широкой  каменной  лестнице
поднялись на башню, где жил шаман Симбри. Дверь была заперта, но перед Аэшей
железные засовы открылись, и массивная дверь распахнулась. В комнате  горела
лампа. Бледный, со связанными руками, но с гордым, презрительным  выражением
лица сидел в кресле Леа. Старый шаман занес  над  ним  кинжал  и  готов  был
поразить его. На полу лежала  с  широко  раскрытыми  глазами  мертвая  ханша
Калуна. Но даже мертвая, она была величественна!
     Шаман выронил из рук кинжал и застыл на месте, словно  превратившись  в
камень. Аэша подняла кинжал и быстро разрезала узы, которыми был связан Лео.
     - Ты успела как  раз  вовремя,  Аэша,  -  сказал  Лео  слабым,  усталым
голосом. - Еще минута, и эта собака, - он указал на шамана, - убил бы  меня.
Но как закончилось сражение и как ты добралась до города при таком  урагане?
Слава Богу, Гораций, ты жив.
     - Для многих сражение закончилось смертью, -  отвечала  Аэша.  -  Я  же
прилетела на крыльях ужаса. Скажи, что было с тобой с  той  минуты,  как  мы
расстались?
     - Меня связали и привезли  сюда.  Здесь  от  меня  требовали,  чтобы  я
написал тебе, прося отступить, и грозили  смертью.  Я,  конечно,  отказался.
Потом... - он взглянул на труп ханши, - когда Афина узнала,  что  войска  ее
разбиты небесной силой, она пощадила меня, а сама выпила чашу с ядом.  После
этого старик хотел убить меня, но ты пришла. Пощади его: он ей родственник и
любил ее.
     Лео опустился в кресло и впал в какое-то оцепенение. Он  согнулся,  как
старик.
     - Ты устал? - спросила Аэша. - Орос, дай сюда поскорее твое лекарство.
     Старик вытащил из складок своего широкого платья склянку и приложил  ее
к губам Лео.
     Лекарство  было  сильное.  Через  минуту  глаза  Лео  заблестели,  щеки
покрылись румянцем.
     - Я давно знаю, что твои лекарства хорошо лечат, - сказал он Аэше. - Но
я голоден. Можно мне отведать этого? - спросил  он,  указывая  на  стол,  на
котором стояли разные блюда.
     - Да, - позволила Аэша. - Ешь и ты тоже, Холли.






     Когда мы кончили ужинать,  Аэша  наклонилась,  подняла  золотой  обруч,
упавший с головы ханши, и надела его на голову Лео. Ее звучный грудной голос
зазвучал гимном торжеству и силе:
     - Этим ничтожным земным символом венчаю тебя на  земное  царство.  Будь
царем! Этим неразрывным кольцом, знаком  вечности,  дарую  тебе  бессмертие.
Живи, пока стоит мир, и будь его и моим властелином. Дарю тебе этим  золотым
обручем золотое сокровище знания. Это талисман,  который  откроет  тебе  все
тайны природы. Победоносно пойдем мы с тобой ее дивными  путями,  поднимемся
до вершины утеса и  вступим  на  престол  бессмертия,  поддерживаемый  двумя
столпами - Жизнью и Смертью.
     Аэша отбросила корону, и она упала на грудь Афины.
     - Доволен ли ты этими дарами? - спросила Аэша.
     Лео печально взглянул на нее и покачал головой.
     - Чего же ты еще хочешь? Проси и, клянусь, ты все получишь.
     - Я хочу, чтобы ты исполнила свое давнее обещание. Стань моей супругой,
и сейчас же! Забудь свое величие и будь женщиной - моей женой.
     Странно взирала она на Лео. Вдруг она изменилась и словно стала обычным
человеком.
     Видно было, как трепетало под туникой ее сердце и грудь томно вздыхала,
лицо и очи засветились любовью. Она становилась все лучезарнее, все  нежнее.
Это была уже не отшельница пещер, не Оракул храма, не Валькирия поля  брани,
а прекраснейшая, счастливейшая из невест. Она заговорила:
     - Хорошо, я уступаю! Если бы я не знала  наверно,  Лео,  что  маленький
ручеек твоей жизни впадет в  огромный  океан  моей  жизни,  я  и  теперь  не
уступила бы. Но я вижу, что мы не достигнем берегов Ливии, что ты умрешь  по
своей вине, а я овдовею, не став твоей женой. Итак, будь что  будет!  Смерть
или жизнь - я их встречу  смело.  Иди  же  сюда,  Холли,  отдай  девушку  ее
супругу!
     Как во сне, соединил я их руки. Я чувствовал, как от ее руки к его руке
струится горячими волнами ток.
     С сильным порывом страсти, с криком "супруг мой!"  Аэша  обвила  руками
шею Лео, привлекла к себе, так что  его  золотистые  кудри  смешались  с  ее
черными волосами, и поцеловала. Так, обнявшись, стояли они, и сияние ее чела
мало-помалу перешло и на его лицо. Сквозь белую ткань  ее  одежды  светились
прекрасные очертания ее тела. Она оторвалась  от  него,  наконец,  с  легким
счастливым смехом.
     - Второй раз отдаюсь я  тебе,  Лео  Винцей,  тогда  -  в  пещерах  Кор,
сегодня - во дворце Калуна.  Будь,  что  будет,  но  отныне  мы  никогда  не
расстанемся. Пока ты жив, я буду жить с тобой; когда ты умрешь,  -  если  ты
должен умереть, - я последую за  тобой;  ни  двери  рая,  ни  врата  ада  не
преградят путь моей любви. Слушай, я спою тебе, и ты узнаешь из  моей  песни
истину, которую я не могла открыть тебе раньше. Ты узнаешь из нее, кто  я  и
кто ты, узнаешь, почему мы любили друг друга,  почему  ненавидела  меня  эта
женщина. Слушай же, мой возлюбленный, Песню Судьбы!
     Она взглянула вверх, как бы ища вдохновения. Никогда,  никогда  даже  в
пещерах Кор не была Аэша так божественно прекрасна, как в этот момент, когда
созрела жатва ее любви.
     Вот она запела. Кровь остановилась в моих жилах,  дыхание  замерло  при
звуках ее чудного голоса.
     "Света еще не было, и в лоне Молчания спали души людей. Были только  мы
с тобой..."
     Песнь оборвалась. На лице Аэши отразился  ужас.  Лео  закачался,  точно
стоял в челне. Он пошатнулся, протянул руки, чтобы обнять ее, и  вдруг  упал
недвижим.
     О! Какой крик вырвался у  нее!  Тела  убитых  на  равнине  должны  были
содрогнуться от него. За криком последовало молчание...
     Я бросился к Лео.
     Аэша убила его огнем своего поцелуя. Лео лежал мертвый, да, мертвый, на
груди мертвой Афины!
     - Кажется, супруг мой покинул меня на время. Я должна спешить к нему! -
сказала Аэша, и безнадежная покорность судьбе, с которой не  могла  бороться
даже она, звучала в ее голосе.
     Потом я не помню, что происходило вокруг. Я лишился в Лео друга, сына и
чувствовал себя убитым.
     Было утро, когда я проснулся. Долгожданный дождь  лил,  как  из  ведра.
Аэша сидела около одетого в саван тела Лео и отдавала  приказания  жрецам  и
некоторым придворным. Я опять заснул. Вечером Аэша разбудила меня.
     - Вставай, - сказала она, - все готово, поедем!
     Мы поехали в  сопровождении  тысячи  всадников,  остальные  остались  в
Калуне. Впереди несли тело Лео, за ним шла Аэша с опущенным покрывалом.
     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
     Была ночь. На месте, где лежало недавно тело хана, в храме с  огненными
столпами, перед статуей Матери стоял  гроб  Лео.  Гезея  сидела  и  отдавала
приказания жрецам.
     - Я устала, - говорила она, - и уйду от вас  отдохнуть  в  горы,  может
быть, на год, а, может быть, и на тысячу лет.  Орос  и  Панава,  соединитесь
брачными узами и управляйте, пока я не вернусь. Жрецы и жрицы Гезеи, я  дала
вам новые земли, владейте ими умно и кротко. Да будет отныне Гезея в  то  же
время и ханшей Калуна. Жрецы и жрицы древней веры,  умейте  открывать  в  ее
обрядах внутренний дух религии.
     Указав на меня, Аэша продолжала:
     - Этот человек - мой дорогой гость и  друг.  Пусть  он  будет  и  вашим
другом. Пусть живет у вас, а когда растают снега и наступит  лето,  помогите
ему переправиться через пропасть и горы, чтобы с ним ничего не случилось.
     Аэша встала на колени около Лео и молча взглянула  в  его  застывшее  в
улыбке лицо.
     - Скоро заря, Холли, - продолжала она. - Я прошусь с тобой на  короткое
время. Позови меня, когда будешь умирать, только не  раньше,  и  я  приду  к
тебе. Не двигайся и не  говори,  пока  не  свершится  все.  Не  считай  меня
побежденной, потому что отныне мое имя  Победа!  Не  думай,  что  сила  Аэши
утрачена и судьба ее завершилась; ты знаешь только одну страницу  ее  жизни.
Не думай, что я прежняя грешная и  гордая  Аэша,  которой  ты  поклонялся  и
которую боялся. Моя душа возродилась любовью и  жертвой  Лео.  Как  вначале,
наши души снова слились в одно. Друг, возьми на память обо мне этот скипетр,
но не используй его до последней минуты, когда ты захочешь призвать меня,  -
и Аэша дала мне свой украшенный драгоценными камнями систрум. - Поцелуй  еще
раз Лео, отойди и молчи.
     И как во время первого превращения, два огненных языка,  точно  крылья,
обвили Аэшу. Только на этот раз я не слышал ни  молитв,  ни  музыки.  Царила
тишина. Огонь сверкнул  и  погас.  Медленно  тянулось  время,  и  когда  над
вершиной  забрезжила  заря,  Лео  уже  не  было.  Не  было  и   царственной,
божественной Аэши.
     Я почувствовал себя одиноким, о! таким одиноким... Куда  исчезла  Аэша?
Не знаю. Знаю только, что когда взошло солнце, я  увидел  в  его  лучах  две
поднимающиеся вверх тени и, казалось, в неясном тумане я различил  очертания
лиц Лео и Аэши.
     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
     (На этом рукопись м-ра Холли обрывается, остальные листы ее сгорели при
попытке автора сжечь рукопись в домике в Кумберленде.)

Популярность: 24, Last-modified: Fri, 26 Dec 2003 20:58:44 GMT