Книгу можно купить в : Biblion.Ru 317р.





                            Фронтовой очерк


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: А.Гайдар. Собрание сочинений в трех томах. Том 2
     Издательство "Правда", Москва, 1986
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 13 декабря 2001
     ---------------------------------------------------------------------


     Наш батальон вступал в село.
     Пыль  походных  колонн,  песок,  разметанный взрывами  снарядов,  пепел
сожженных немцами хат  густым  налетом покрывали шершавые листья  кукурузы и
спелые несобранные вишни.
     Застигнутая врасплох немецкая батарея  второпях ударила  с  пригорка по
головной заставе зажигательными снарядами.
     Огненные  змеи  с  шипением  пронеслись  мимо.  И  тотчас  же  бледным,
прозрачным на солнце пламенем вспыхнула соломенная кровля пустого колхозного
сарая.
     Прежде  чем  броситься  на  землю,  секретарь полкового комсомола Цолак
Купалян на  одно-другое мгновение оглянулся:  все  ли  перед боем идет своим
установленным чередом и где сейчас находится комбат?
     Командир  батальона старший  лейтенант Прудников был  рядом,  за  углам
хаты.  Соскочив с  коня  и  бросив  поводья  ординарцу,  он  уже  приказывал
четвертой  роте  броском  занять  боевой  рубеж,  пятой  -  поддержать огнем
четвертую, а шестой - усилить свой фланг и держаться к локтю пятой.
     Дальше  следовали  приказы  разведчикам,   пулеметчикам,  минометчикам,
взводам связи, связным от артиллерии...
     И вот пошла четвертая, пошла пятая.
     Все пошло -  вернее,  поползло по пшенице, по гречихе, головой в песок,
лицом по траве, по земле, по сырому торфяному болоту.
     Грохот усиливается.
     Бьют вражеские минометы.  Горят хаты. Людей не видно. И поэтому сначала
кажется,  что среди этого разноголосого визга и  грома никакого осмысленного
порядка нет и быть не может.
     Но вскоре оказывается,  что свой незримый железный порядок у  этого боя
есть.
     Вот  в  лощине спешно складывают свой  тяжелый груз  и  открывают огонь
минометчики.
     С  холма по  картофельному полю кубарем,  перекатываясь с  боку на бак,
тянет  телефонный провод  комсомолец Сергиенко.  Радист  ставит  под  густым
орешником маленькую, похожую на ежа, станцию.
     Вдруг - ба-бах! - не туда поставил. Обжегся, поежился, перетащил ящик в
канаву, нацепил наушники и что-то там накручивает, настраивает.
     Четвертая рота врывается на  рубеж.  Вот  крайняя хата Три минуты назад
здесь был враг.  Он убежал.  В  панике,  в  спешке Еще и  сейчас внизу,  меж
кустами,  перебегают вражеские  солдаты.  Один,  два,  три...  пятнадцать...
сорок! Стоп! Уже не сорок...
     Взмокший пулеметчик с ходу рванул пулемет,  нажал на спуск "максима", и
счет разом изменился.
     Хата. Сброшены на пол подушки, перины. Здесь они спали
     Стол.  На столе тарелки,  ложки,  опрокинутая крынка молока.  Здесь они
жрали.
     Настежь открытый сундук, скомканное белье. Вышитое петушками полотенце.
Детский валенок.  Здесь они  грабили.  Над сундуком в  полстены жирным углем
начерчен паучий фашистский знак.
     Стены мирной хаты дрожат от взрывов, от горя и гнева.
     Бой  продолжается.   По  пшенице  быстро  шагает  чем-то  взволнованный
начальник штаба батальона Шульгин.
     Вдруг он приседает. Потом поднимается, недоуменно смотрит на свою ногу.
Нога цела, но голенище сапога срезано осколком. Он спрашивает:
     - Где комбат? Прудникова не видали? Он сейчас был там.
     "Там",  за пригорком, где только что был командный пункт, миною взорван
сарай, он раскидан и горит, поджигая вокруг колосья густой пшеницы.
     На лице начальника штаба тревога за своего комбата.  Это самый лучший и
смелый комбат самого лучшего полка всей дивизии.
     Это он,  когда, надрывая душу, надсадно, угрожающе, запугивающе запели,
заныли немецкие трубы, пугая атаками, на вопрос командира полка по телефону:
"Что это такое?" - сжав чуть оттопыренные губы, с усмешкой ответил:
     - Все в порядке,  товарищ командир. Начинается музыка. Сейчас и я впишу
пулеметами свою гамму.
     С  биноклем через шею,  с  простым пистолетом "ТТ" в  кобуре,  внезапно
возникает из-за дыма целый и невредимый комбат.
     Ему рады. На вопросы о себе он не отвечает и приказывает:
     - Переходим на оборону.  Здесь у врага большие силы.  Дайте мне связь с
артиллерией. Всем командирам рот прочно окопаться.
     По торфяному полю опять тянет провод Сергиенко.  Вот он упал,  но он не
ранен.  Он устал.  Он уткнулся лицом в  мокрый торф и  тяжело дышит.  Вот он
поворачивает голову и видит,  что совсем рядом перед ним, перед его губами -
воронка от взрыва мины и, как на дне блюдечка, скопилось в ней немного воды.
Он наклоняет голову,  пьет жадно, потом поднимает покрытое бурым торфом лицо
и ползет с катушкой дальше.
     Через несколько минут связь с полком налажена. Поступает приказание:
     "Немедленно переходите..."
     И  вдруг  приказ обрывается.  Комбат сурово смотрит на  Купаляна:  куда
переходить?
     На  этом  фронте,  слева  и  впереди нас,  ведется бой.  Идет  сражение
большого масштаба,  борьба за  узловой город.  Может быть,  приказ означает:
"Немедленно переходите в атаку на превосходящие силы противника"?
     Тогда  командиров  бросить  вперед.  Коммунистов  и  комсомольцев  тоже
вперед. Собрать всю волю в кулак и наступать.
     Комбат отдает последние распоряжения...
     Вдруг связь опять заработала. Оказывается, что приказ гласит:
     "Немедленно выходите из боя. Перейти вброд реку и занять высоту 165".
     Красноармеец-связист опять хочет пить. Он забегает в крайнюю хату.
     Он видит развал, погром.
     Он видит паучий крест на стене.
     Он плюет на него.
     Зачеркивает углем. И быстро чертит свою красноармейскую звезду.
     Батальон собирается у брода.
     На  берегу,  на полотнищах палаток,  лежат ожидающие переправы раненые.
Вот один из них открывает глаза.  Он смотрит,  прислушивается к нарастающему
гулу и спрашивает:
     - Товарищи, а вы меня перенесете?
     - Милый друг,  это,  спасая тебя,  бьют до  последней минуты,  прижимая
врага к земле, полуоглохшие минометчики.
     - Слышишь?  Это,  обеспечивая  тебе  переправу,  за  девять  километров
открыли  свой  могучий  заградительный  огонь  батареи.  Из  полка  резервов
главного командования.  Мы  перейдем реку  спокойно.  Хочешь закурить?  Нет!
Тогда закрой глаза и пока молчи.  Ты будешь здоров,  и ты еще увидишь гибель
врага, славу своего народа и свою славу.

     Действующая армия
     "Комсомольская правда". 1941, 8 августа.



                            Фронтовой очерк


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: А.Гайдар. Собрание сочинений в трех томах. Том 2
     Издательство "Правда", Москва, 1986
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 13 декабря 2001
     ---------------------------------------------------------------------


     Прямой и узкий,  как лезвие штыка,  лег через реку железный мост.  И на
нем высоко, между водой и небом, через каждые двадцать-тридцать метров стоят
наши часовые.
     Вправо по  берегу за  камышами -  а  где  точно,  знают только болотные
кулики да длинноногие цапли -  спрятан прикрывающий мост батальон пехоты. На
другом берегу на горе, в кустарнике, - артиллеристы-зенитчики.
     По мосту к линиям боя беспрерывно движутся машины с войсками, оружием и
боеприпасами.  По  мосту  проходят и  проезжают в  город на  рынок окрестные
колхозники.
     Внизу  по  реке  снуют в  челнах рыбаки,  вылавливая оглушенную бомбами
немецких "хейнкелей" рыбу.
     По песчаной косе маленький колесный трактор,  зацепив веревкой за ногу,
тянет, оставляя глубокий след, случайно убитого осколкам вола.
     Перед изъеденной,  как  оспой,  осколками избой-караулкой со  сдвинутой
набекрень крышей возникает связной от  батальонной пехоты красноармеец Федор
Ефимкин.  Он пробрался напрямик, осокой и топью. Поэтому нижняя половина его
почти до пояса мокро-черная,  гимнастерка же и  пилотка на солнце выгорели и
покрылись сухой  светло-серой  пылью.  Рыжий  ремень до  того  густо  увешан
ручными  гранатами,  что  при  быстрых  поворотах  Ефимкина  они  отходят  и
топорщатся во все стороны.
     Он останавливается возле старшины Дворникова, который пытливо исследует
рваные дыры смятого, пробитого котелка, и, козырнув, спрашивает:
     - Разрешите,  товарищ старшина,  обратиться по  вопросу неофициальному?
Котелок,   который  имеет  все  попадания  от   полутонной  фугасной  бомбы,
вследствие сжатия образует трещины,  а  также различные дыры,  и  его  можно
выбросить через перила в  реку.  Но  если вы,  товарищ старшина,  на час-два
одолжите мне  вон  ту  плетеную корзинку,  то,  вот мое слово,  пойду назад,
принесу вам котелок новый, трофейный, крашенный во все голубое.
     Старшина Дворников оборачивается:
     - На что тебе корзина?
     - Не могу сказать, товарищ старшина: военная тайна.
     - Не дам корзины,  -  заявляет старшина.  -  Вы у  нас мешок взяли и не
вернули.
     - Мешок,  товарищ старшина, готов был к возврату. Но тут случился факт,
что  наши захватили в  плен трех немцев,  а  в  сумках у  них  был обнаружен
грабленый материал:  четыре колоды игральных карт,  трусы  для  обоего пола,
полотенца,  кофты,  какао и кружевные пододеяльники.  Все означенное,  кроме
какао,  было сложено в  ваш  мешок и  отправлено как  доказательство в  штаб
дивизии, откуда вполне можно мешок истребовать по закону.
     - Ты мне зубы не заговаривай,  - невольно улыбнувшись, сказал старшина.
- Ты мне лучше скажи, зачем столько гранат на пояс навесил. Что у тебя тут -
арсенал, цейхгауз?
     - Ходил вчера в разведку,  товарищ старшина, шесть бросил, двух даже не
хватило.  У  меня еще  пара круглых лимонов лежит в  кармане.  Хо-орошая это
штука  для  ночной разведки:  огонь  яркий,  звук  резкий:  который немец не
помрет,  так все равно от страха обалдеет. Дайте, товарищ старшина, корзину.
Вот нужно! Иначе срывается вся моя операция.
     - Какая  операция?   -   недоумевает  старшина.   -  Ты,  друг,  что-то
заболтался.
     Старшина смотрит на Ефимкина.
     Ох,  и  хитер,  задорен!  Но молодец этот парень.  Всегда он мокрый или
пыльный,  промасленный,  но глянешь на его прямые,  угловатые плечи,  на его
добродушную, лукавую улыбку, на то, как он стоит, как ловко скручивает тугую
махорочную цигарку, и сразу скажешь: "Это боевой парень".
     - Возьми,  -  говорит старшина,  -  да скажи вашему лейтенанту: что же,
мол, нас бомбят, а вы на самом деле внизу себе рыбу промышляете, и попроси у
него - пусть пришлет на уху щурят или ершей и на нашу долю.
     - Вот еще!  Из-за  каких-то там ершей буду я  лейтенанта беспокоить,  -
поспешно забирая корзинку,  говорит Ефимкин.  - Вас, наверное, сегодня опять
бомбить будут,  так я  к  вечеру за  пропуском приду -  целую корзину свежих
лещей принесу.  Высокий у вас пост, товарищ старшина, - со вздохом добавляет
Ефимкин.  -  Мы что - у нас трава, канавы, земля, кустарники. А вы... стоите
на глазах у всего света.
     Ефимкин  берет  корзинку и,  грязно-сизый,  пыльный сверху,  побрякивая
своими нацепленными гранатами,  идет  через мост мимо ряда часовых,  которые
молча провожают его  любопытными взглядами.  Многих из  них он  знает уже по
фамилии. Вот Нестеренко, Курбатов. Молча, сощурив узкие глаза, стоит туркмен
Бекетов.
     Этого  человека вначале назначили было  в  разведку.  Ночью в  лесу  он
отстал,  растерялся,  запутался.  На  следующий раз то же самое.  Уже решили
было, что он трус. Командование хотело наложить дисциплинарное взыскание. Но
комиссар быстро понял,  в чем дело.  Бекетов вырос и жил в бескрайних песках
Туркмении.  Леса он никогда не видел и ориентировался в нем плохо.  А сейчас
он гордо стоит на самом опасном посту.  Тридцать метров над водой!  На самой
середине моста.  На той самой точке,  куда с воем и ревом вот уже три недели
ожесточенно, но неудачно бьют бомбами фашистские самолеты.
     Ефимкину нравится спокойное, невозмутимое лицо этого часового. Он хотел
было сказать ему что-нибудь приятное по-туркменски, но, кроме русского языка
и нужных в разведке немецких слов: "хальт" (стой), "хенде хох" (руки вверх),
"вафэн хинлэгэн" (бросай оружие),  Ефимкин ничего не  знает,  и  поэтому он,
прищелкнув языком,  подмигнув,  хлопает одобрительно рука об руку и, оставив
туркмена в полном недоумении,  хватает на руки маленькую девчурку, сажает ее
в  корзину и мимо улыбающихся часовых,  покачивая,  несет ее до самого конца
моста.
     Там он  отдает ребенка на руки матери,  а  сам,  осторожно оглядываясь,
лезет под крутой откос, к болоту.
     Старшине Дворникову,  который наблюдает за Ефимкиным в бинокль,  теперь
ясна и военная тайна, и вся операция Ефимкина. Утром снарядом разбило фургон
со  сливами.  По  дороге шли бойцы и  подобрали,  но часть слив осталась,  и
Ефимкин набирает в  корзину,  чтобы отнести их своим товарищам и командирам.
Старшина оглядывается.  Кругом ширь и покой.  Правда, за холмами где-то идет
война, гудят взрывы, но это далекая и не опасная для моста музыка.
     Старшина  еще  раз  смотрит  на   помятый,   продырявленный  котелок  и
решительно швыряет его через перила.
     Но,  прежде чем котелок успевает пролететь и  бухнуться в теплую сонную
воду,  раздается отрывистый,  хватающий за  сердце вой ручной сирены,  и  от
конца к концу моста летит тревожный окрик: "Воздух!"
     Стремительно мчатся прочь застигнутые на мосту машины,  повозки,  люди.
Они прячутся под насыпь, в канавы, сворачивают на луга к стогам сена, ползут
в ямы, скрываются в кустарнике.
     Еще одна,  две...  три минуты! И вот он, как сверкающий клинок, острый,
прямой, безмолвно зажат над водой, у земли в ладонях, грозный железный мост.
     Честь и  слава смелым,  мужественным часовым всех  военных дорог нашего
великого Советского края -  и тем, что стоят в дремучих лесах, и тем, что на
высоких горах,  и тем,  что в селениях, в селах, в больших городах, у ворот,
на  углах,  на  перекрестках,  -  но ярче всех горит суровая слава часового,
стоящего на  том мосту,  через который идут груженные патронами и  снарядами
поезда и  шагают запыленные мужественные войска,  направляясь к решительному
бою.
     Он стоит на узкой и длинной полоске железа, и над его головой открытое,
ревущее гулом  моторов и  грозящее смертью небо.  Под  его  ногами  тридцать
метров пустоты,  под которыми блещут темные волны. В волнах ревут сброшенные
с самолетов бомбы,  по небу грохочут взрывы зениток, и с визгом, скрежетом и
лязгом,  ударяясь о туго натянутые металлические фермы, вкривь и вкось летят
раскаленные осколки.
     Два шага направо, два шага налево.
     Вот и весь ход у часового.
     Луга - пехота - молчат и напряженно наблюдают за боем.
     Но гора -  зенитчики -  в гневе.  Гора защищает мост всей мощью и силой
своего огромного шквала.
     Протяжно  воют  "мессершмитты".   Тяжело  ревут  бомбардировщики.   Они
бросаются на мост стаями. Их много - тридцать, сорок. Вот они один за другим
ложатся на боевой курс.  И  кажется,  что уже нет силы,  которая помешает им
броситься  вниз  и   швырять  бомбы  на  самый  центр  моста,   туда,   где,
прислонившись спиной к  железу и  сдвинув на лоб тяжелую каску,  молча стоит
часовой Бекетов,  но  гора яростно вздымает к  небу грозную завесу из огня и
стали.
     Один  вражеский  самолет  покачнулся,  подпрыгнул,  зашатался и  как-то
тяжело  пошел  вниз,  на  луг,  а  там  обрадованно его  подхватила на  свой
станковый пулемет пехота.
     И  тотчас  же  соседний самолет,  который стремительно ринулся на  цель
книзу,  поспешно бросив бомбы,  раньше,  чем надо, выравнивается, ложится на
крыло и уходит.
     Бомбы летят,  как каменный дождь,  но они падают в  воду,  в  песок,  в
болото, потому что строй самолетов разбит и разорван.
     Несколько десятков ярко  светящих "зажигалок" падает  на  настил моста,
но,  не  дожидаясь пожарников,  ударом  тяжелого,  окованного железом носка,
прикладом винтовки часовые сшибают их с моста в воду.
     Преследуемые подоспевшим "ястребком",  самолеты противника беспорядочно
отходят.
     И  вот,  прежде чем связисты успеют наладить порванный воздушной волной
полевой провод, прежде чем начальник охраны поста лейтенант Меркулов донесет
по  телефону в  штаб  о  результатах бомбежки,  много-много людей,  заслонив
ладонью глаза от солнца, напряженно смотрят сейчас в сторону моста.
     Семьсот "самолетоналетов" сделал уже противник и больше пяти тысяч бомб
бросил за неделю в районе моста.
     Проходят долгие, томительные минуты... пять, десять, и вдруг...
     Сверху вниз,  с крыш, из окон, с деревьев, с заборов, несутся радостные
крики:
     - Пошли, пошли!
     - Наши тронулись!
     Это  обрадованные люди увидели,  что  тронулись и  двинулись через мост
наши машины.
     - Значит, все в порядке!
     К  старшине Дворникову,  который  стоит  возле  группы  красноармейцев,
подходит связной Ефимкин.  Он  протягивает старшине новый  железный котелок.
Ставит  на  землю  корзину со  свежей,  глушенной немецкими бомбами рыбой  и
говорит:
     - Добрый вечер! Все целы?
     Ему наперебой сообщают:
     - Акимов ранен. Емельянов толкал бомбу, прожег сапог, обжег ногу.
     Старшина  берет  корзину,  ведет  Ефимкина  в  помещение и  получает  у
лейтенанта ночной пропуск.
     Перед тем  как  спуститься под  насыпь,  оба  они оборачиваются.  Через
железный, кажущийся сейчас ажурным переплет моста светит луна.
     Далеко  на  горизонте вспыхивает и  медленно  плывет  по  небу  голубая
ракета.
     Налево из  деревушки доносится хоровая песня.  Да,  песня.  Да,  здесь,
вскоре после огня и гула, громко поют девчата.
     Ефимкин удерживает старшину за рукав.
     - Высокий у вас пост, товарищ старшина! - опять повторяет он. - Днем на
двадцать километров вокруг видно, ночью - на десять все слышно...

     Действующая армия
     "Комсомольская правда", 1941, 20 августа.



                            Фронтовой очерк


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: А.Гайдар. Собрание сочинений в трех томах. Том 2
     Издательство "Правда", Москва, 1986
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 13 декабря 2001
     ---------------------------------------------------------------------


     Тыловая железнодорожная станция на пути к  фронту.  Водонапорная башня.
Два  прямых  старых  тополя.  Низкий  кирпичный  вокзал,  опоясанный густыми
акациями.
     Воинский эшелон останавливается. К вагону с кошелками в руках подбегают
двое поселковых ребятишек.
     Лейтенант Мартынов спрашивает:
     - Почем смородина?
     Старший отвечает:
     - С вас денег не берем, товарищ командир.
     Мальчишка  добросовестно наполняет стакан  верхом,  так  что  смородина
сыплется на горячую пыль между шпал.  Он опрокидывает стакан в подставленный
котелок, задирает голову и, прислушиваясь к далекому гулу, объявляет:
     - "Хенкель"  гудит...  Ух!  Ух!  Задохнулся.  Вы  не  бойтесь,  товарищ
лейтенант, вон они наши пошли истребители. Здесь немцам по небу прохода нет.
     Он  подхватывает  кошелку  и  мчится  дальше.  У  вагона  остается  его
белобрысый,   босоногий  братишка  лет  семи  от  роду.   Он  сосредоточенно
прислушивается к далекому гуду зениток и серьезно объясняет:
     - Ось! Там вона бухает...
     Лейтенанта Мартынова это сообщение заинтересовывает.  Он садится на пол
у дверей и, свесив ноги наружу, поедая смородину, спрашивает:
     - Гм! А что же, хлопец, на той войне люди делают?
     - Стрыляют,  - объясняет мальчишка, - берут ружье или пушку, наводют...
и бах! И готово.
     - Что готово?
     - Вот чего!  - с досадой восклицает мальчишка. - Наведут курок, нажмут,
вот и смерть будет.
     - Кому  смерть -  мне?  -  И  Мартынов невозмутимо тычет пальцем себе в
грудь.
     - Да ни!  -  огорченно вскрикивает удивленный непонятливостью командира
мальчишка.  - Пришел якийсь-то злыдень, бомбы на хаты швыряет, на сараи. Вот
там бабку убили,  двух коров разорвало. О то чего, - насмешливо пристыдил он
лейтенанта, - наган нацепил, а как воевать, не знает.
     Лейтенант Мартынов сконфужен. Окружающие его командиры хохочут.
     Паровоз дает гудок.
     Мальчишка, тот, что разносил смородину, берет рассерженного братишку за
руку  и,   шагая  к  тронувшимся  вагонам,  протяжно  и  снисходительно  ему
объясняет:
     - Они знают! Они шутят! Это такой народ едет... веселый, отчаянный! Мне
один командир за стакан смородины бумажку трехрублевую на ходу подал.  Ну, я
за вагоном, бежал, бежал. Но все-таки бумажку в вагон сунул.
     - Вот...  - одобрительно кивает головой мальчишка. - Тебе что! А он там
на войне пусть квасу или ситра купит.
     - Вот дурной! - ускоряя шаг и держась вровень с вагоном, снисходительно
говорит старший.  -  Разве на войне это пьют?  Да не жмись ты мне к боку! Не
крути головой!  Это  наш "И-16" -  истребитель,  а  немецкий гудит тяжко,  с
передыхом. Война идет на второй месяц, а ты своих самолетов не знаешь.

     Фронтовая полоса.  Пропуская гурты  колхозного скота,  который уходит к
спокойным пастбищам на восток, к перекрестку села, машина останавливается.
     На  ступеньку вскакивает хлопчик лет  пятнадцати.  Он  чего-то  просит.
Скотина мычит, в клубах пыли щелкает длинный бич.
     Тарахтит мотор,  шофер отчаянно сигналит,  отгоняя бестолковую скотину,
которая не  свернет до  тех  пор,  пока не  стукнется лбом о  радиатор.  Что
мальчишке надо? Нам непонятно. Денег? Хлеба?
     Потом вдруг оказывается:
     - Дяденька, дайте два патрона.
     - На что тебе патроны?
     - А так... на память.
     - На память патронов не дают.
     Сую  ему  решетчатую оболочку от  ручной гранаты и  стреляную блестящую
гильзу.
     Губы мальчишки презрительно кривятся:
     - Ну вот! Что с них толку?
     - Ах,  дорогой!  Так  тебе  нужна такая память,  с  которой можно взять
толку?  Может быть, тебе дать вот эту зеленую бутылку или эту черную, яйцом,
гранату?   Может  быть,   тебе   отцепить  от   тягача  вот   ту   небольшую
противотанковую пушку? Лезь в машину, не ври и говори все прямо.
     И  вот начинается рассказ,  полный тайных недомолвок,  уверток,  хотя в
общем нам уже все давно ясно.
     Сурово  сомкнулся вокруг  густой  лес,  легли  поперек дороги  глубокие
овраги,  распластались по берегам реки топкие камышовые болота. Уходят отцы,
дяди и старшие братья в партизаны.  А он еще молод, но ловок, смел. Он знает
все лощинки, последние тропинки на сорок километров в округе.
     Боясь,  что ему не  поверят,  он  вытягивает из-за  пазухи завернутый в
клеенку комсомольский билет.  И не будучи вправе рассказать что-либо больше,
облизывая потрескавшиеся, запыленные губы, он ждет жадно и нетерпеливо.
     Я смотрю ему в глаза.  Я кладу ему в горячую руку обойму.  Это - обойма
от моей винтовки. Она записана на мне.
     Я беру на себя ответ за то, что каждая выпущенная из этих пяти патронов
пуля полетит точно в ту, куда надо, сторону.
     - Как тебя зовут?
     - Яков.
     - Послушай,  Яков, ну зачем тебе патроны, если у тебя нет винтовки? Что
же ты, из пустой крынки стрелять будешь?
     Грузовик  трогается.  Яков  спрыгивает с  подножки,  он  подскакивает и
весело кричит что-то несуразное,  бестолковое. Он смеется и загадочно грозит
мне  вдогонку пальцем.  Потом,  двинув  кулаком по  морде  вертевшуюся около
корову, он исчезает в клубах пыли.
     Ой, нет! Этот паренек заложит обойму не в пустую крынку.
     Дети!  На десятки тысяч из них война обрушилась точно так же,  как и на
взрослых, уже хотя бы потому, что сброшенные над мирными городами фашистские
бомбы имеют для всех одинаковую силу.
     Остро,  чаще острее,  чем взрослые,  подростки -  мальчуганы, девочки -
переживают события Великой Отечественной войны.
     Они жадно, до последней точки, слушают сообщения Информбюро, запоминают
все детали героических поступков,  выписывают имена героев,  их  звания,  их
фамилии.
     Они с  беспредельным уважением провожают уходящие на  фронт эшелоны,  с
безграничной любовью встречают прибывающих с фронта раненых.
     Я видел наших детей в глубоком тылу,  в тревожной прифронтовой полосе и
даже на линии самого фронта.  И  повсюду я  видел у них огромную жажду дела,
работы и даже подвига.
     Перед боем на берегу одной речки встретил я недавно парнишку.
     Разыскивая пропавшую корову,  чтобы сократить путь,  он переплыл реку и
неожиданно очутился в расположении немцев.
     Спрятавшись в  кустах,  он сидел в трех шагах от фашистских командиров,
которые долго разговаривали о чем-то, держа перед собой карту.
     Он вернулся к нам и рассказал о том, что видел.
     Я у него спросил:
     - Погоди! Но ведь ты слышал, что говорили их начальники, это же для нас
очень важно.
     Паренек удивился:
     - Так они же, товарищ командир, говорили по-немецки!
     - Знаю,  что не по-турецки.  Ты сколько окончил классов? Девять? Так ты
же должен был хоть что-нибудь понять из их разговора?
     Он уныло и огорченно развел руками:
     - Эх, товарищ командир! Кабы я про эту встречу знал раньше...

     Пройдут годы.  Вы станете взрослыми. И тогда в хороший час отдыха после
большой и мирной работы вы будете с радостью вспоминать о том, что когда-то,
в грозные дни для Родины,  вы не болтались под ногами, не сидели сложа руки,
а  чем  могли  помогали своей стране в  ее  тяжелой и  очень важной борьбе с
человеко-ненавистным фашизмом.

     Действующая армия
     "Комсомольская правда", 1941, 21 августа.



                            Фронтовой очерк


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: А.Гайдар. Собрание сочинений в трех томах. Том 2
     Издательство "Правда", Москва, 1986
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 13 декабря 2001
     ---------------------------------------------------------------------


     У  прохода через  тяжелую,  обшитую грубым  тесом  баррикаду милиционер
проверил мой пропуск на выход из осажденного города.
     Он  посоветовал мне подъехать к  передовой линии на попутной машине или
повозке,  но я отказался.  День был хороший, и путь недалекий. А кроме того,
на  пригорках по  машинам иногда открывалась стрельба минами.  На одиноко же
идущего человека мину тратить -  не расчет. Да и в случае чего пешему всегда
легче вовремя бухнуться в придорожную канаву.
     Я  шел  мимо  опустевших,  покинутых домиков с  заколоченными окнами  и
закрытыми воротами.  Было тихо. Тарахтела трещотка, и охотились за воробьями
голодные кошки.
     Через  сады,   среди  которых  желтели  размытые  дождем  бомбозащитные
траншеи,  я вышел на скат оврага и зацепил ногой за полевой провод. Прикинув
направление,  я  взял путь по  проводу напрямик,  потому что  мне нужны были
люди.
     Вдруг раздался удар.  Казалось,  что грохнул он  над самым гребнем моей
стальной каски.  Быстро перелетел я в старую воронку,  осторожно огляделся и
увидел  неподалеку замаскированный бугор  дзота,  из  темной  щели  которого
торчал ствол коренастой пушки.
     Я спустился к дзоту и, поздоровавшись, спросил у старшего сержанта, чем
его люди сейчас заняты.
     Ясно,   что,   прежде  чем  ответить,  сержант  проверил  мой  пропуск,
документы.  Спросил,  как  живет  Москва.  Только после  этого он  готов был
отвечать на мои вопросы.
     Но тут вдалеке, вправо, послышались очень частые взрывы.
     Телефонист громко спрашивал соседний дзот через телефонную трубку:
     - Что у тебя?  Говори громче.  Почему ты говоришь так тихо?  Ах,  около
тебя рвутся мины!  А  ты  думаешь,  что если будешь говорить громко,  то они
испугаются!
     От  таких простых слов  вспыхнули улыбки в  притихшем,  насторожившемся
дзоте. Потом раздалась суровая команда, и взревела наша пушка.
     Ее  поддержали соседи.  Враги  отвечали.  Они  били  снарядами "205"  и
дальнобойными минами.
     Мины...  О них уже много писали.  Писали,  что они ревут,  воют, гудят,
похрапывают. Нет! Звук на полете у мины тонок и мелодично-печален. Взрыв сух
и  резок.  А  визг разлетающихся осколков похож на  мяуканье кошки,  которой
внезапно тяжелым сапогом наступили на хвост.
     Грубые,   скрепленные  железными  скобами  бревна   потолочного  наката
вздрагивают.  Через  щели  на  плечи,  за  воротник  сыплется  сухая  земля.
Телефонист поспешно накрывает каской миску с гречневой кашей,  не переставая
громко кричать:
     - Правей, ноль двадцать пятью снарядами! Теперь точно! Беглый огонь!
     Через  пять  минут  огневой шквал  с  обеих  сторон,  как  обрубленный,
смолкает.
     Глаза  у  всех  горят,  лбы  влажные,  люди  пьют  из  горлышка фляжек.
Телефонист запрашивает соседей, что и где случилось.
     Выясняется:  у  одного  воздухом  опрокинуло бак  с  водою;  у  второго
оборвали полковой телефонный провод;  у  третьего дело  хуже:  пробили через
амбразуру  осколком  щит  орудия  и   ранили  в  плечо  лучшего  батарейного
наводчика;  у нас накопало вокруг ям,  воронок, разорвало в клочья и унесло,
должно  быть  за  тучу,  один  промокший  сапог,  подвешенный красноармейцем
Коноплевым у дерева под солнышком на просушку.
     - Ты не шахтер, а ворона, - укоризненно ворчит сержант на красноармейца
Коноплева,  который задумчиво и  недоуменно уставился на  уцелевший сапог  -
Теперь время военное. Ты должен был взять бечевку и провести отсюда к сапогу
связь.  Тогда,  чуть  что,  потянул и  вытащил сапог  из  сектора обстрела в
укрытие.  А  теперь у тебя нет вида.  Во-вторых,  красноармеец в одном левом
сапоге никакой боевой ценности не представляет.  Ты бери свой сапог в  руки,
неси его, как факт, к старшине и объясни ему свое грустное положение.
     Пока все, обернувшись, с любопытством слушали эти поучения, через дверь
дзота кто-то  вошел.  На  вошедшего сначала внимания не  обратили:  думали -
кто-то  свой  из  орудийного расчета  Потом  спохватились.  Сержант  подошел
отдавать начальнику рапорт.
     По какому-то единому, едва уловимому движению мне стало ясно, что этого
человека здесь и уважают и глубоко любят.
     Лица заулыбались. Люди торопливо оправили пояса, одернули гимнастерки А
красноармеец Коноплев быстро спрятал свою босую ногу за  пустые ящики из-под
снарядов.
     Это был старший лейтенант Мясников, командир батальона.
     Мы  пошли с  ним  вдоль запасной линии обороны,  где красноармейцы -  в
большинстве донецкие шахтеры -  дружно и  умело рыли ходы сообщения и  окопы
полного профиля.
     Каждый из  этих бойцов -  это  инженер,  вооруженный топором,  киркой и
лопатой.  Путаные лабиринты, укрытия, гнезда, блиндажи, амбразуры они строят
под  огнем  быстро,  умело  и  прочно.  Это  народ  бывалый,  мужественный и
находчивый.  Вот  навстречу нам из-за  кустов по  лощине вышел красноармеец.
Присутствие командира его на мгновение озадачивает.
     Вижу,  командир  нахмурился,  вероятно,  усмотрел какой-то  непорядок и
сейчас сделает красноармейцу замечание.  Но тот, не растерявшись, идет прямо
навстречу. Он веселый, крепкий, широкоплечий.
     Приблизившись  на  пять  -  семь  метров,  он  переходит  на  уставный,
"печатный",  шаг, прикладывает руку к пилотке и, подняв голову, торжественно
и молодцевато проходит мимо.
     Командир останавливается и хохочет.
     - Ну,  боец!  Ну,  молодец! - восхищенно заливается он, глядя в сторону
скрывшегося в окопе бойца.
     И на мой недоуменный вопрос отвечает:
     - Он  (боец) шел  в  пилотке,  а  не  в  каске,  как положено.  Заметил
командира,  деваться некуда.  Он знает,  что я  люблю выправку,  дисциплину.
Чтобы замять дело,  он  и  рванул мимо меня,  как на параде.  Шахтеры!  -  с
любовью воскликнул командир.  -  Бывалые и  умные люди.  Пошли меня в другую
часть, и я пойду в штаб и буду о своих шахтерах плакать.
     Мы пробираемся к переднему краю. На одном из поворотов командир зацепил
плащом  о  рукоятку  лопаты.  Что-то  под  отворотом его  плаща  очень  ярко
блеснуло.  На первом же уступе я осторожно, скосив глаза, заглянул сверху на
грудь командирской гимнастерки.
     А,  вот что:  там под плащом горит "Золотая Звезда".  Он,  лейтенант, -
Герой Советского Союза.
     Но вот мы уже и у самого переднего края.  Боя нет. Враг здесь наткнулся
на твердую стену.  Но берегись! Здесь, наверху, все простреливается и врагом
и  нами.  Здесь властвуют хорошо укрытые снайперы.  Здесь узкий,  как  жало,
пулемет "ДС"  может выпустить через амбразуру от  семисот до  тысячи пуль  в
одну точку из одного ствола в одну минуту.
     Здесь,  на подступах к городу,  бесславно положил свои пьяные головы не
один  фашистский полк.  Здесь была  разгромлена начисто вся  девяносто пятая
немецкая дивизия.
     Идет  одиночная стрельба.  Через  узкую  щель  уже  хорошо  различается
замаскированный вал  вражьих окопов.  Вот  что-то  за  бугром  шевельнулось,
шарахнулось и под выстрелом исчезло.
     Темная сила! Ты здесь! Ты рядом! За нашей спиной стоит светлый, большой
город.  И ты из своих черных нор смотришь на меня своими жадными бесцветными
глазами.
     Иди!  Наступай!  И прими смерть вот от этих тяжелых шахтерских рук. Вот
от этого высокого спокойного человека с его храбрым сердцем, горящим золотой
звездой.

     Действующая армия
     "Комсомольская правда", 1941, 17 сентября.



                            Фронтовой очерк


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: А.Гайдар. Собрание сочинений в трех томах. Том 2
     Издательство "Правда", Москва, 1986
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 13 декабря 2001
     ---------------------------------------------------------------------


     Десять  разведчиков под  командой  молодого  сержанта  Ляпунова  крутой
тропкой спускаются к речному броду.  Бойцы торопятся. Темнеет, и надо успеть
в  последний  раз  на  ночь  перекурить в  покинутом пастушьем шалаше,  близ
которого расположился и окопался полевой караул сторожевой заставы.
     Дальше - где-то на том берегу - враг. Его надо разыскать.
     Пока  десять человек в  лежку -  голова к  голове -  жадно затягиваются
крепким махорочным дымом,  начальник разведки молодой сержант Ляпунов такого
же молодого начальника караула сержанта Бурыкина предупреждает:
     - Пойдем назад,  так я  тебе,  дорогой,  с того берега пропуск орать не
буду.  И ты по этому поводу огонь по мне открывать не вздумай. Я вышлю бойца
вперед. Ты его окрикни с берега на воду тихо. Он подойдет, тогда скажет.
     - Знаю, - важно отвечает Бурыкин. - Наука нехитрая.
     - То-то,  нехитрая!  А вчера часовой так громко крикнул,  что противник
мог бы услышать. Что на том берегу? Тихо?
     - Две ракеты вот так в  направлении.  Потом два выстрела,  -  объясняет
Бурыкин. - Иногда ветер дунет - тарахтит что-то. Да! Потом самолет прилетал,
разведчик. Покрутился, покружился да вон туда, сволочь, скрылся.
     - Самолет -  хищник неба,  -  солидно говорит сержант Ляпунов, - а наше
дело -  шарь по земле, по траве и по лесу. Ну! - сурово поворачивается он. -
Как,  перекурили?  И какая у меня мечта -  это некурящая разведка, а они без
табачной соски жить не могут.
     Подвесив на шею патронташи,  держа над водой винтовки и гранаты, темная
цепочка переходит реку.
     Голубоватым огоньком мерцает  над  волнами  яркий  циферблат компаса на
руке сержанта.
     Выбравшись на  лесную  опушку,  сержант  отстегивает светящийся компас,
прячет его в  карман,  и  безмолвная разведка исчезает в  лесной чаще.  Ядро
разведки движется по  лесной дорожке.  Два человека впереди,  по два слева и
справа.  Через каждые десять минут без часов, без команды, по чутью разведка
останавливается.  Упершись прикладами в землю, опустившись на колени, затаив
дыхание люди напряженно вслушиваются в ночные звуки и шорохи.
     Чу! Прокричал где-то еще не сожранный немцами петух.
     Потом  что-то  вдалеке загудело,  звякнуло,  как  будто  бы  стукнулись
буферами два пустых вагона.
     А вот что-то затарахтело.  Это мотор. Здесь где-то бродят мотоциклисты.
Их надо разыскать во что бы то ни стало.
     Из   темноты   возникает   красноармеец   Мельчаков   и,   запыхавшись,
докладывает:
     - Товарищ сержант, на пригорке, через дорогу, под ногами - провод.
     Сержант идет вперед Он  ощупывает провод рукою и  раздумывает:  идти по
проводу влево или вправо?  Но оказывается,  что слева провод уходит в топкое
болото.  Нога вязнет, и сапог с трудом выдирается из липкой грязи. Вправо то
же самое.
     К сержанту подходит Мельчаков, вынимает нож и предлагает:
     - Разрешите, товарищ сержант, я провод перережу.
     Сержант Мельчакова останавливает.  Он  хмурится,  потом хватает провод,
наматывает его на ножны штыка и  с  силой тянет.  Провод подается.  В болоте
что-то чавкает. И вот на дорогу выползает тяжелый камень.
     Сержант торжествует.  Ага,  значит,  провод фальшивый.  Так и есть,  на
другом конце провода привязан и заброшен в осоку кусок железной рессоры.
     - "Перережу, перережу"! - передразнивает сержант Мельчакова. - "Товарищ
сержант,  доношу,  что  телефонную связь  между  двумя  батальонами болотных
лягушек уничтожил".  Очень ты,  Мельчаков, на все тороплив. Иди вперед. Ищи.
Где-нибудь неподалеку тут есть настоящий провод.
     Опять  слышится впереди  фырчанье мотора.  Разведка движется ползком по
песчаной опушке.  Отсюда виден за кустарником силуэт хаты. У хаты - плетень.
За плетнем - неясный шум.
     Сержант шепотом приказывает:
     - Приготовить гранаты. Подползти к плетню. Я с тремя иду вперед справа.
Гранаты бросать точно по тому направлению,  куда я  дам пологий удар красной
ракетой.
     Приготовить гранаты -  это значит: щелк - взвод, щелк - предохранитель,
щелк - и капсюль на место.
     И  вот  он,  скрытый,  готовый взорваться огонь,  лежит возле груди,  у
самого сердца.
     Проходит минута,  другая,  пять, десять. Ракеты нет. Наконец появляется
сержант Ляпунов и приказывает:
     - Разрядить гранаты.  Дом брошен. Это бьется во дворе, у сарая, раненая
лошадь.  Быстро поднимайся.  Берем влево.  Слышите?  Немцы где-то здесь,  за
горкой.
     К сержанту подходит Мельчаков. Он мнется и правую руку, сжатую кулаком,
держит как-то странно наотлет.
     - Товарищ сержант,  -  сконфуженно говорит он,  -  у меня граната -  не
"бутылка", а "Ф-1", "лимонка". И вот - результат печальный.
     - Какой результат? Что ты бормочешь?
     - Она, товарищ сержант, стоит на боевом взводе.
     Мгновенно, инстинктивно от Мельчакова все шарахаются.
     - Химик!  -  отчаянным шепотам восклицает озадаченный сержант. - Так ты
что... уже чеку выдернул?
     - Да,  товарищ командир.  Я думал:  сейчас будет ракета,  и я ее тут же
брошу.
     - "Брошу,  брошу"! - огрызается сержант. - Ну, теперь держи ее в кулаке
и не разжимай руки хоть до рассвета.
     Положение у  Мельчакова незавидное.  Он  поторопился,  и  боек  гранаты
теперь держится только зажатой в ладони скобой.  Вставить предохранитель, не
зажигая огня,  нельзя.  Бросить гранату в лес,  в болото нельзя тоже - будет
сорвана вся разведка. Бойцы на ходу шепотом Мельчакова ругают:
     - Ты куда, парень, к людям жмешься? Ты иди стороной или боком.
     - Куда  ему  боком?  Пусть идет дорогой,  где  глаже,  а  то  о  корень
зацепится да как брякнет.
     - Не махай рукой, не на параде. Ты ее держи, гранату, двумя руками.
     В  конце  концов  у  обиженного Мельчакова забирают  винтовку и  его  с
гранатой посылают вперед, головным дозорным.
     Через несколько минут ядро разведки застает его сидящим на краю дороги.
     - Ты что?
     - У меня тут под ногой провод, - хмуро сообщает Мельчаков.
     Разведка идет по  проводу.  Вдруг треск моторов раздается совсем рядом.
Блеснул и потух огонь.  Впереди, у колхозных сараев, шум, движение. Сержант,
за  ним вся разведка плашмя падают на  землю и  ползут прочь от  дороги,  на
которой вот-вот,  вероятно неподалеку,  стоит  сторожевое охранение.  Двести
метров  разведка  ползет  минут   сорок.   Потом   долго   лежит   недвижно,
прислушиваясь к  шуму,  треску и  звукам незнакомого языка.  Сержант дергает
Мельчакова за  пятку и  показывает ему  на  заряженную ракетницу.  Мельчаков
молча и понимающе кивает головой. Сержант отползает.
     Опять одна,  другая,  долгие минуты.  Вдруг красной змейкой,  показывая
направление, вспыхивает брошенная сержантом ракета.
     Мельчаков вскакивает и  что  есть силы бросает свою гранату через крышу
сарая.
     Раздается гром,  потом вой, затем оглушительный треск моторов сливается
с трескам немецких автоматов. Разведчики открывают огонь.
     Загорается соломенная крыша сарая.  Светло.  Видны враги.  Так и есть -
это мотоциклетная рота.
     Но вот в бестолковый треск автоматов ввязываются тяжелые пулеметы.
     Перерезав в нескольких местах провод, разведка отходит.
     Пальба  сзади  не  прекращается.   Теперь  она  будет  продолжаться  до
рассвета.
     Темно.  Далеко на  том  берегу проснулся,  конечно,  командир роты.  Он
слышит этот огонь и думает сейчас о своей разведке.
     А его разведчики шагают по лесу дружно и быстро.  Не сердито ругают они
теперь длинноногого Мельчакова. Нетерпеливо ощупывают карманы с махоркой.
     И,  чтобы хоть за рекой, в шалаше, он дал им вдоволь накуриться, дружно
и громко хвалят они своего молодого сержанта.

     Действующая армия
     "Комсомольская правда", 1941, 4 октября.

Популярность: 44, Last-modified: Sun, 30 Dec 2001 18:55:48 GMT