Текст подготовлен  С. Виницким для  некоммерческого  распространения по
изданию: Ф. Искандер. Рассказы,  повесть, сказка, диалог, эссе, стихи. Серия
"Зеркало XX век". Екатеринбург, "У-Фактория", 1999. -- 704 с.

--------


     Вестибюль  солидной московской гостиницы. На  переднем плане в  креслах
сидят и разговаривают Думающий о России и американец. На заднем плане спиной
к нам  сидит  неизвестный человек  и рассказывает  что-то  жене  американца.
Видно,  рассказ его  производит  сильное впечатление на  него  самого  и  на
американку.  Иногда у  рассказчика  плечи  трясутся, американка  подносит  к
глазам платок, а порой подходит к бару в углу вестибюля и подает рассказчику
успокаивающие его бокалы крепких напитков. К концу сцены рассказчик передает
американке какую-то картину,  получает за нее деньги и покидает гостиницу. В
вестибюле   снуют   разные   люди.  Некоторые  из  них   выпивают  в   баре,
переговариваются со  своими спутниками и далекими  деловыми  партнерами  при
помощи карманных телефонов.  Внятно мы слышим только  разговор  американца и
Думающего о России.
     -- Что делают в России?
     -- Думают о России.
     -- Я спрашиваю, что делают в России?
     -- Я отвечаю -- думают о России.
     -- Вы меня  не поняли. Я спрашиваю, что делают в России! Какими  делами
занимаются? Дело, дело какое-нибудь есть?
     -- В России думают о России. Это главное дело России.
     --  Ну, хорошо!  Если  думать  о России  --  главное дело  россиян,  то
какое-нибудь второстепенное дело  у  них  есть?  Какие-нибудь  люди в России
есть, кроме тех, которые думают о России?
     -- Ах,  вы про остальных?  Так бы и сказали. В  России  многие думают о
России, а остальные воруют.
     -- Все остальные?
     -- Да, все остальные.
     -- Не может этого быть! Чтобы все, кроме  Думающих о России,  воровали!
{544}
     -- Как не может быть? Так оно и есть. В России все это знают.
     -- И никто с этим не борется?
     -- Нет.
     -- Почему?
     -- Некому бороться.
     -- Как некому? Это же безумие!
     -- Те,  кто в России думает о России,  тем  некогда бороться. А те, кто
ворует, не могут же бороться с самими собою. Но это  не значит, что в России
слишком  уж много воруют.  Дело  в том, что в  России очень  многие думают о
России.
     -- Так кого же больше в России:  тех, кто думает о России, или тех, кто
обворовывает Россию?
     -- Это невозможно подсчитать.
     -- Почему?
     -- Потому  что те, кто думает о  России, больше ничем другим заниматься
не могут. А те, кто ворует, заняты воровством, им некогда  подсчитывать тех,
кто ворует.
     -- Но те,  кто  ворует, могут заняться этим  в  свободное от  воровства
время.
     -- У них такого времени нет.
     -- Почему?
     -- Потому  что те, кто ворует, в перерывах между воровством тоже думают
о России. Выходит, и у них времени нет.
     --   Значит,  те,   кто   ворует,  в   свободное   от  воровства  время
присоединяются к тем, кто думает о России?
     -- Конечно!
     -- Но для чего?!
     --  Во-первых, когда воры присоединяются к тем, кто думает о России, их
нельзя отличить от тех, кто думает о России. А это им выгодно.  А во-вторых,
им любопытно думать о  России. Думать о России для  них --  кайф. Чем больше
они думают о России,  тем сильнее убеждаются в  необходимости  воровать. Это
подымает дух!
     --  В таком случае, те, кто думает о России, во время отдыха от думанья
о России могли бы подсчитать: сколько людей думает о России, а сколько людей
обворовывает Россию. Нужен же какой-то баланс. Иначе страна погибнет.
     --  Им  тоже  некогда.  Те,  кто  думает о  России, когда  отдыхают  от
российских дум, тоже подворовывают.
     -- Как, и они воруют?! {545}
     -- Нет, когда думают  о России,  не воруют! Боже упаси! Но в  свободное
время подворовывают. Жить  же надо! К тому же, подворовывая, они сливаются с
теми, кто ворует, и становятся незаметными. В России  думать о России всегда
было  гораздо  более  опасно,  чем  воровать.  Такая  традиция.  Вот  они  и
маскируются так. Но главным образом, они думают о России.
     -- Выходит, в России все думают о России?
     -- Я же с этого начинал.
     -- Но так же выходит, что в  России все воруют. В  том числе  и те, кто
думает о России?
     -- А  что им делать?  Государство же  не содержит  тех,  кто  думает  о
России, а им жить надо. У них жены и дети, которые с детства начинают думать
о России  или воровать. В  последнем случае отцы  еще глубже задумываются  о
судьбе России.
     --  А если бы  государство содержало тех, кто думает  о России, они бы,
наверное, перестали подворовывать?
     -- Ничего бы из этого не вышло. Те, кто ворует, быстро смекнули бы, что
думать  о России  выгодней,  чем  воровать,  и  переквалифицировались  бы  в
Думающих о России.
     -- Так за этим должна была бы следить какая-то комиссия, чтобы все было
честно!
     -- Не получается. Места раздают те,  кто  ворует. И  они объявят своих,
тех,  кто  ворует,  Думающими  о  России и  возьмут  их  на  государственное
довольствие.
     --  Хорошо. Разберемся в  деталях. Я  так  понял, что в  России те, кто
внизу, подворовывают. А те, кто вверху, надворовывают, что ли?
     -- Полная чепуха. Сразу видно, что вы иностранец и не чувствуете  самых
трепетных тонкостей нашего  языка и нашей психологии. Подворовывать  --  это
человечно,  скромно,  даже   уважительно  по   отношению  к  тому,   у  кого
подворовывают.  А  по-вашему,  вероятно,   подворовывать  --  значит,  грубо
выдергивать то, что лежит снизу.
     -- А что это значит?
     -- Подворовывают -- это значит, воруют с оглядкой на совесть. Воруют  и
плачут, воруют и плачут.
     -- Одновременно?!
     -- Именно одновременно!
     --  А те, что вверху,  значит,  не надворовывают? Тогда что они делают?
{546}
     -- Нет, конечно! "Надворовывают" -- звучит высокомерно. "Надворовывают"
-- значит,  презирают тех,  кто подворовывает.  Этого мы  им не позволим. Мы
люди  гордые  и обидчивые. "Надворовывать" -- у нас даже  в языке нет такого
слова. Гордый язык! Наверху у нас воруют!
     -- Какая же разница между теми, кто ворует наверху, и теми, кто внизу?
     -- Огромная. Наверху сурово воруют. А внизу мягко подворовывают. Воруют
и плачут.
     -- Одновременно?!
     --  Одновременно. Более того, у нас народ такой совестливый, что иногда
даже начинает плакать  перед тем, как начать воровать.  Еще не ворует, а уже
плачет. Порой это  заметно и на  улице. И сразу видно, бедняга подворовывать
идет.  Ему жалко человека, у которого он  идет подворовывать. Бывает,  порой
встретит на улице знакомого, поплачутся друг у друга на груди и расходятся в
разные места подворовывать.
     Только в России человек жалеет человека, у которого ворует. Он братские
чувства к нему испытывает. Он ведь хорошо знает, что украденное  у  близкого
было в свое время близким украдено у другого. И  он сразу жалеет всех троих.
Как же тут не расплакаться!
     Сколько у России жалельщиков! Соборный мы народ! А  так как в  конечном
счете все  подворовывают  у  России, включая  и тех, кто ворует  сверху, все
жалеют Россию. Ни один народ в мире так не жалеет свою страну, как мы!
     У нас даже милиционер, видя  плачущего человека и понимая, что тот идет
подворовывать, жалеет и его, и того, у которого он собирается подворовывать.
И от жалости  сам начинает плакать!  Так  что иногда не  поймешь, милиционер
плачет   по   своим  воровским  надобностям   или   жалея  того,  кто   идет
подворовывать.
     --  По-моему,  вы  мне голову  морочите!  Что-то я  не  видел  плачущих
милиционеров  и рыдающих воров,  хотя  уже месяц в Москве!  В проходах метро
видел просящих деньги, иногда всхлипывая, впрочем, фальшиво. А того, что  вы
говорите, я не видел.
     -- И  не  увидите  никогда, потому что  вы иностранец.  Потому что, как
сказал наш великий классик,  мы в основном  плачем  невидимыми миру слезами.
{547}
     -- Ладно. Это не  главное. Но из ваших  слов  получается,  что в России
воруют  и те, кто ворует,  и те, кто думает о России. Я  не  вижу между ними
разницы. А вы видите?
     --  Да,  иностранец  нас никогда не  поймет!  Огромная,  принципиальная
разница! И мы на этом  настаиваем! Те, кто думает о  России, подворовывают в
свободное от российских дум время. А у них этого времени так мало! А те, кто
ворует,  думают о  России  в свободное от  воровства время. И  у  них  этого
времени тоже  мало.  Получается колоссальная разница! Главное,  как  человек
проводит свое рабочее время, а не свободное.
     -- Удивительное дело! У нас  на Западе мы привыкли уставать от работы и
отдыхать  за разговорами. А здесь в России  я постоянно устаю от разговоров!
Скажу честно: я и от вас устал.
     -- Естественно. Вы  не привыкли. У вас -- быт. У нас -- метафизика.  Вы
научились делать, не думая. А мы научились думать, не делая.
     -- Ну, хорошо. Какая самая характерная черта Думающих о России?
     -- Самая  характерная черта  Думающих о  России  -- это  принципиальное
нежелание заниматься  практическими  делами, при поощрительной дозволенности
давать  практические советы правительству. Правительство все  равно  нас  не
слушает, но мы все равно даем ему советы.
     Сужу  по  себе.  Когда жена  подходит ко  мне  с  молотком и гвоздем  и
говорит:  "Вбей этот гвоздь  в стену!"  -- я прихожу в тихую ярость. Я готов
вбить этот гвоздь ей в голову. В Россию вбито столько  гвоздей! Мы, Думающие
о  России,  можно сказать, зубами  выдираем  эти ржавые  гвозди,  а  она мне
предлагает вбить еще один гвоздь!
     Недавно  мы с женой были на даче. Дача эта к  нам перешла по наследству
от  ее  родителей.  Вышли  погулять.  Ну, я, естественно, и  гуляя,  думаю о
России.  Довольно увесистая  сосулька  свисала с  крыши,  где проходила наша
тропка. Ну, висит. Пусть себе висит, греется на солнце. Кому она мешает. Так
жена мне говорит:  "Надо попросить у соседей стремянку. Влезь на нее  и сбей
эту сосульку, иначе она рухнет на нашу голову". "Это абсолютно  невозможно",
-- говорю  я ей. "Почему невозможно?  -- упрямо настаивает  жена.  Ты сбивай
себе сосульку и думай о России".
     Сбивай сосульку и думай о России! Какой цинизм! {548}
     "Сосулька  никак  не может рухнуть на  нашу голову, -- отвечаю я ей, --
слушай мои  доказательства, хотя ты отвлекаешь мою мысль  от  размышлений  о
России. В сутках двадцать  четыре часа.  Один час содержит в себе шестьдесят
минут. Минута  -- шестьдесят секунд.  Перемножь, и получится астрономическая
цифра секунд. Даже если мы три раза в  день пройдем под  этой сосулькой,  на
это уйдет шесть-семь  секунд, если не  стоять  под  сосулькой  разинув  рот.
Практически  нулевая  возможность  попадания  сосульки в голову. Но даже и в
этом случае она  попадет  в голову  одного из  нас. Значит, и без того почти
нулевой шанс  уменьшается вдвое. К тому же по принятому у  Думающих о России
обычаю,  проходя под сосулькой, женщину надо пропускать  вперед, чтобы  удар
принять на себя".
     Мои мощные  аргументы на жену так подействовали, что она промолчала. На
обратном пути, надо же, сосулька грохнулась с крыши и  упала в пяти шагах от
нас. Я еще не успел пропустить ее вперед.  "Вот видишь!" -- злорадно говорит
жена.
     "Что видишь, -- отвечаю  я  ей,  -- сосулька  не могла упасть  на  нашу
голову и не упала".
     "Но ведь ты останавливался прикурить от зажигалки, -- ехидно вспоминает
она.  -- Если б  не эти секунды, сосулька рухнула  бы на нашу голову!". "Как
видишь,  -- говорю,  -- твоя попытка заставить меня бросить курить стоила бы
тебе головы. Как Думающий о России я это предвидел".
     Чтобы вы лучше  поняли русский национальный  характер, я  вам  расскажу
одну веселую историю. Мне о ней поведала профессор-глазник.
     Много лет назад она работала  со знаменитым  офтальмологом  профессором
Авербахом. Однажды  к нему приводят слепого, чтобы  он ему выдал справку для
получения пенсии по причине полной  слепоты. Профессор Авербах исключительно
долго исследовал его зрение  при помощи  всяческих  лампочек. И его  коллега
удивилась  такому  особенному  вниманию  к  этому  пациенту.  Когда  они  на
несколько  минут оказались  в  соседнем  помещении,  она спросила профессора
Авербаха:  "Что вы так  долго занимаетесь  его  глазами?" "Да  понимаете, --
вздохнул профессор,  --  у  меня такое  ощущение, что он видит, но  доказать
никак не могу". "Ну, если доказать не можете, -- отвечает она ему, -- пишите
справку о его слепоте". {549}
     И профессор Авербах,  хоть и с некоторыми сомнениями, написал ему такую
справку.  Слепому сунули  в ладонь  справку,  и  его  увели  близкие.  И тут
гениальное совпадение! Через три дня профессор Авербах идет в  свой институт
и вдруг  видит,  что  навстречу ему  шагает его пациент  без палочки  и  без
всякого сопровождения. В пяти шагах от него профессор Авербах остановился  и
стоит как вкопанный. А слепой смотрит на него с дружеской улыбкой и говорит:
"Здравствуйте,  профессор!".  "Но ведь вы меня  не должны были  увидеть?" --
взревел профессор. "А кто  вам сказал, что  я  вас вижу,  --  не  растерялся
пациент,  -- я вас  слышу. Я ведь  не глухой, а слепой". "Но  ведь вы первым
поздоровались  со мной!" -- крикнул профессор.  "Но ведь вы остановились при
виде меня, -- продолжал слепой как ни в чем не бывало, -- а у нас, у слепых,
очень  развит  слух.  Я почуял,  что  кто-то впереди меня  остановился.  И я
подумал: кто же будет останавливаться перед несчастным слепым, кроме доброго
профессора Авербаха,  выдавшего  ему справку  о  его  слепоте".  "Да  я  сам
слепой!" -- махнул рукой профессор Авербах, и они прошли мимо друг друга.
     Давайте проанализируем эту историю.
     -- Давайте.
     --  Как вы думаете, мнимый слепой, здороваясь  с профессором Авербахом,
издевался над ним?
     -- Ну, если не  издевался, так насмешничал. Иначе он  молча  прошел  бы
мимо.
     --  Ничего  подобного!  Вы  не понимаете специфики  русской  души.  Она
способна на величайшую хитрость, но хитрость всегда одноразовая.
     Русскому человеку скучно  все время  хитрить. Сколько тонкости  проявил
этот народный умелец, чтобы  обмануть  профессора  со всеми его приборами. И
профессор, хоть и не без некоторого смущения, выдал ему нужную справку.
     И вдруг он его встречает на улице. С одной стороны, он видит профессора
и испытывает к нему благодарность. С другой стороны,  он теряет бдительность
и забывает, что  он профессора не может видеть и  здороваться с  ним. Но  он
здоровается с профессором. Благодарность победила бдительность.
     Когда  же  профессор,  некоторым  образом  возмущенный,  попытался  его
разоблачить, снова включилась хитрость, и он  фактически победил профессора.
{550}
     Кстати, это случилось возле института, где работал профессор. Вероятно,
его находчивый пациент жил где-то поблизости. Вероятно, он, имея возможность
наблюдать над  подслеповатыми  людьми, бредущими в институт,  и над слепыми,
которых туда вели, пришел к своему парадоксальному решению.
     Но вернемся к  нашей теме. Как вы считаете, этот мнимый слепой, получая
пенсию  по  слепоте  от истинно  слепого  государства,  ворует  у  него  или
подворовывает?
     -- Ворует, определенно ворует!
     -- Опять  ошибка! Именно подворовывает. Это государство воровало у него
всю  жизнь. И он,  чтобы  кое-как компенсировать это воровство, вынужден был
притвориться слепым.
     --  Я удивляюсь, сколько  умных людей в России! Почему же  они никак не
могут попасть в правительство?
     -- Надо, чтобы в России были люди, Думающие о России.
     -- А разве в правительстве нельзя думать о России?
     -- У них времени нет. Тем более они знают: зачем думать о России, когда
вся Россия и так думает о России. Но  говоря всерьез, вот что происходит. Ум
--  это  тяжелый  груз у  двигающегося  к вершинам  власти. Кто  решительнее
сбрасывает этот груз, тот быстрее подымается, глупея на ходу.
     -- Это все хорошо. Но как у вас дела с бизнесом? Я никак не пойму.
     -- У меня лично?
     -- Хотя бы у вас.
     -- Этого я вам сейчас сказать не могу.
     -- Почему?
     -- Потому что  таковы  условия игры.  Я о своем бизнесе  расскажу вам в
конце нашей  беседы. Я  вам лучше расскажу  о бизнесе  моего племянника. Все
прямо из жизни. Мой  племянник  работает на одной  московской фирме. Недавно
приходит ко  мне.  Садимся  ужинать.  "Как дела  фирмы?" -- спрашиваю.  "Еще
кое-как держимся на плаву". "В чем дело?" --  говорю. "Денег нет  ни у кого.
Купили зерно и заказали комбикорма, расплатившись  с  заводом  частью зерна.
Продали  комбикорма большой свиноферме. Свиньи в  отличие  от людей не могут
терпеть  голод.  Но  у свинофермы  денег не было, и они с нами  расплатились
сахаром,  которым государство в свою очередь им заплатило за свинину. Но  на
сахар  цена  упала.  Продавать его невыгодно.  Что делать?  Купили  шпалы  у
начальника  лагеря,  где  заключенные  занимались лесоповалом.  Расплатились
сахаром.  Сахар   {551}  поддерживает   силы   заключенных.   Продали  шпалы
железнодорожной  организации,  но у нее  тоже денег  не  было,  и она с нами
расплатилась  правом на бесплатный  провоз товаров по стране.  Купили  рис у
одной иностранной  фирмы и  расплатились  с  ней  этим  правом на бесплатный
провоз  ее   собственного   риса.  Продали  свой  рис  населению  и  немного
заработали". Конечно, казалось бы, первобытно-общинный обмен продуктами.  Но
скажите  честно,  способны ли  ваши бизнесмены  на  такой головокружительный
крутеж?
     -- Уверен, что не способны! Что вы за народ! Чем больше  о вас думаешь,
тем вы загадочней. Можно сойти  с  ума! И это  страна,  первая взлетевшая  в
космос!
     --  Я  хорошо помню день, полный  ликованья,  когда Гагарин  взлетел  в
космос и дал кругаля  над земным шаром! Именно в этот день, возможно, именно
по этому поводу, один пьяный гражданин валялся на тротуаре. Он спал и во сне
помочился.  Сдается мне  по  обилию мочи, что  он сперва долго  пил пиво,  а
потом,  резко  перейдя  на  водку, спикировал. Прихотливые  трещины  старого
тротуара привели к тому, что струя мочи описала круг над телом пьяницы.
     Я тогда же почувствовал,  что круг Гагарина над земным шаром и круг над
пьяницей  имеют какой-то символический  смысл. Но какой? Вероятно, такой: не
космосом надо  было заниматься,  а вот этим пьяницей, спящим в  петле  своей
мочи.
     Однако ваш покорный слуга его не поднял, и никто его не поднял. И  если
вдуматься, может быть,  по этой причине случилось все, что с нами случилось.
Но по этой же причине Гагарин первым прорвался в космос!
     -- Да я вижу, вы философ.
     -- Все Думающие о России -- философы. Но вот вам эпизод из жизни одного
нашего истинного философа. Он объясняет некоторую нашу космичность.
     Когда-то наш философ  был женат.  Но жена его спуталась с одним  из его
учеников.  Узнав об  этом, философ  воскликнул  в  сердцах:  "Тьфу, сволочь!
Какого собеседника ты меня лишила!"
     Жена его, потрясенная столь  высокой  оценкой философом своего ученика,
ушла к  этому ученику совсем. С тех пор наш  философ  жил один, тайно ликуя:
хороший  собеседник  исчез,  но  при  этом  освободил  его от  очень  плохой
собеседницы. Разница в пользу философа. {552}
     Итак,  он жил один. Но как-то он заболел. И одна одинокая женщина,  его
знакомая, позвонила ему.  Узнав,  что он болен, она  предложила свои услуги:
приехать,  приготовить  еду,  сходить  за  лекарствами,  постирать.  Философ
подумал, подумал и отказался. "Почему?" -- удивилась женщина. "Видишь ли, --
отвечал философ, -- если ты приедешь и будешь ухаживать за мной, это значит,
когда  ты заболеешь, я тоже должен приехать и  ухаживать  за  тобой.  А  это
отвлекает мою мысль. Болезнь мне не страшна. Страдание только  обостряет мою
мысль".   "А   сострадание?"  --  спросила  одинокая  женщина.  "Сострадание
человечеству  тоже обостряет  мою  мысль,  --  признался  философ  и  честно
добавил: -- а сострадать отдельному человеку я еще не пробовал".
     Мы слишком космичны. Отсюда наши беды. Обрабатывать свой виноградник --
не наша  философия.  А  вот  вырастить  виноградник  в  тундре  --  это  нам
интересно.
     В  это время  к ним вкрадчивой походкой  приближается какой-то человек.
Наклоняется.
     -- Ребята, девочек хотите? Как раз их две. Из балетной школы. Конфетки!
     -- А где они?
     -- У меня в машине.
     -- Они блондинки или брюнетки?
     -- Одна блондинка. А другая брюнетка. Сразу выбирайте!
     -- А сколько это будет стоить?
     -- По двести долларов с головы.
     -- Дороговатые у вас девочки.
     -- Зато двадцатилетки.
     -- Для балетной школы перестарки.
     -- Они давно окончили балетную школу. А что дорого... Опять же швейцару
заплати,  администратору  заплати,  девочкам   заплати,  и  я  хочу  немного
заработать. Номер для вас бесплатно.
     -- Но как же мы, солидные люди, в одном номере будем с двумя девочками?
Он будет кувыркаться с ней в постели, а я что, следить буду за ним?
     -- Зачем следить? Сами кувыркайтесь. Номер двуспальный.
     -- Я так не могу. Это что же: на старт! внимание! марш! Кто быстрей!
     -- А  второй номер на  два  часа  стоит  еще  пятьдесят долларов.  Если
можете, приплатите. {553}
     --  Зачем  мне  на два  часа? Что  я, черепаха,  что  ли?  Часа  вполне
достаточно!
     -- Но они  меньше, чем  за пятьдесят долларов, не  сдают  номер.  А  вы
можете там находиться хоть десять минут.
     -- Нет, такое не пойдет. Так как же нам быть в одном номере?
     --  Раз  уж вы такой чистюля, идите со своей девушкой в ванную комнату,
пока он со своей  девушкой накувыркается. А потом они пойдут  в ванную, а вы
кувыркайтесь.
     -- А что же нам делать, пока он будет кувыркаться?
     -- Ждать. Или, знаете, некоторые любят под душем. Дело вкуса.
     -- Ну, нет, я еще не дельфин!
     -- Ну, тогда ждите, пока они накувыркаются.
     -- Что же, она потом голая мимо меня пройдет в ванную? Неприлично.
     --  Впервые вижу такого капризного  клиента! При этом  учтите,  девочек
можно и не угощать. На ваше усмотрение.
     -- Как так не угощать? Они ведь могут обидеться.
     --  Нет,  они  не  обидчивые,  веселые  девушки.  Только после  постели
обязательно душ. И они уходят. Чистоплотные девушки.
     -- Правда, чистоплотные?
     -- Очень. Можете не угощать, но душ после постели обязательно.
     -- А до постели?
     -- Прикажите -- примут.
     -- Нет, нет, я не могу. Я люблю свою жену и верен ей.
     -- Мы не только любим своих жен и верны им! Я к тому  же  еще верен его
жене! А он верен моей жене!
     -- Как так? Я ничего не понимаю.
     -- Думать, думать надо. Не думать -- грех.
     -- Но  если вы верны своей жене, как же вы можете  при этом быть верным
жене друга? А! У вас что -- семейная коммуна? Я что-то слыхал про такое. Тем
более вам не привыкать кувыркаться друг у друга на глазах!
     -- Никакой коммуны. Каждый живет со своей женой, но при этом верен жене
друга.
     -- Постойте! Постойте! Этого же  не может быть!  Если верен жене друга,
значит, с ней живет. Как же при этом быть верным своей жене?
     --  Каждый из нас  верен жене друга, потому что не знает  ее. Я не знаю
его жену, а он не знает мою. Потому -- мы верны им. {554}
     --  Тьфу  ты, голову мне заморочили!  Я  думал серьезным людям  девочек
предложить! Пойду в бар, там люди посерьезней.
     И молодой человек уходит.
     -- Я думаю, он здесь быстро найдет клиентов.
     -- Похоже... Кстати, говоря о тундре, вы  напомнили мне то, что я хотел
у вас спросить. О московском  бизнесмене  вы мне рассказали. Но как  обстоят
дела хотя бы с малым бизнесом в глубине России?
     --  Как  раз за развитием  малого  бизнеса я полгода  назад наблюдал  в
Краснодаре. Тоже российская глубинка.
     Сидим в  краснодарском  аэропорту в  отсеке, выходящем  на летное поле.
Люди ждут объявления посадки  на свой самолет. Возле урны,  расположенной  у
выхода налетное поле, несколько человек курят.
     Объявлена посадка на  очередной самолет, и  подъезжает автобус. Курящие
делают последние затяжки, чтобы выйти из помещения  и сесть в автобус. В это
время откуда-то выныривает милиционер и подходит к ним: "Штраф. Здесь курить
нельзя".  "А  зачем урна? А где  надпись, что курить  нельзя?" -- протестуют
курящие. "Ничего не знаю. Штраф".
     Дверь  на летное  поле  распахивается,  и  люди  проходят  к  автобусу.
Курившим явно  на этот  самолет.  Они волнуются, торопливо достают  деньги и
суют милиционеру.  По  двадцать  тысяч. "Я вам сейчас  выпишу квитанцию", --
говорит  милиционер  с  олимпийским   спокойствием.  "Ради   Бога,  не  надо
квитанции!" --  испуганно  умоляют  курившие. "Как  хотите",  --  милиционер
снисходительно  берет у них деньги.  Курильщики хватают свои вещи и бегут  к
автобусу.
     Снова водворяется  тишина. Милиционер  куда-то  исчезает.  Спешащие  на
следующий рейс топчутся  у выхода. Наиболее  нетерпеливые  начинают  курить.
Объявляется посадка на следующий самолет, и подъезжает автобус.  И тут вновь
откуда-то выныривает милиционер и подходит к курильщикам. Сцена повторяется.
"Я сейчас вам выпишу квитанции", -- миролюбиво объявляет  милиционер. А люди
уже бегут к автобусу. "Только без  квитанции", -- умоляют курильщики  и суют
ему деньги. Милиционер снисходительно  берет деньги. Курильщики хватают свои
вещи и бегут к автобусу. Милиционер снова исчезает.
     Так повторялось четыре  раза, пока  мы  сами не улетели.  У милиционера
малый бизнес, основанный  на знании людей, спешащих на  самолет. Возможно, с
кем-то делится. С одной {555} стороны, гостеприимная урна у самого выхода на
летное  поле,  а  с другой стороны -- никаких  знаков, что можно  или нельзя
курить. Как говорится: всюду жизнь!
     -- А новые русские богачи помогают бедным?
     -- Я слышал, что один миллионер проявил миллиосердие и подарил детскому
дому тысячу долларов.
     -- Как вы оцениваете современное состояние России?
     --   Даю  медицинскую  справку:  галопирующий  распад  при  вялотекущем
капитализме.
     -- Да за вами надо записывать!
     -- Мы в России не любим, чтобы за нами записывали. Наши Эккерманы имеют
привычку относить  свои  записи в КГБ.  Да  еще  все  так  напутают  в своих
записях,  что  ни  КГБ, ни вызванный автор  не могут разобраться. После чего
автора, а почему-то не путаника, сажали в психушку.
     --  Я  вижу  -- несмотря  на  тяжелое  положение страны,  вы не теряете
чувства юмора.
     -- Чтобы выжить в  гибельных обстоятельствах, надо проявлять  гибельную
веселость и распространять ее  по всей стране.  Я всегда говорил: если нечем
распилить свои цепи, плюй на них, может, проржавеют.
     --  Я  часто  задумываюсь над  одним  вопросом  и оказываюсь в  тупике.
Предположим, бессовестный человек совершает бессовестный поступок. Его судят
и  сажают  в тюрьму. Но  ведь  с  философской точки зрения это  абсурд!  Раз
человек  бессовестный,  он, совершая  бессовестный поступок, не  ведал,  что
творил. Как же его за это можно сажать в тюрьму?
     -- Ваше рассуждение кажется логичным только на первый взгляд. Безумпция
невиновности!  Абсолютно  бессовестных  людей не  бывает. Самый бессовестный
человек не  бывает настолько бессовестным, чтобы в  глубине души не знать  о
своей бессовестности. Поэтому суд над ним справедлив.
     -- Что больше в России сейчас ценится, совесть или честь?
     -- Для думающей России -- совесть, а для ворующей России -- честь.
     -- Почему?
     -- Честь -- последний человек в свите совести,  но  он делается первым,
когда  совесть  дает  задний  ход.  Честь  --  совесть  картежника.  Скажем,
уголовник убил  уголовника за  то,  что тот в  каком-то деле  его обманул  и
недодал  денег.  На  самом  деле  не в деньгах дело. Самая глубинная причина
убийства -- задетая честь. {556}
     В  России сейчас бесчестные  люди бесконечно  судятся  друг  с  другом,
отстаивая свою  сомнительную честь. И  ни  у одного  судьи  не  хватает воли
встать и сказать: "Суд отменяется по причине отсутствия предмета спора".
     Христос все время говорит  нам о совести и никогда -- о чести. Меня вот
что  волнует.  Допустим, в России после нашего  смутного  времени  укрепится
правовое  государство. Будут  развиваться и  развиваться законы,  по которым
человек должен  жить.  Но не  приводит ли  бесконечное  развитие  законов  к
постепенному усыханию совести?
     Человек  живет  преимущественным  пафосом  общества.  Сейчас  в  России
преимущественный  пафос  жизни  --  беззаконие.  Но  вот  закон  победил,  и
преимущественным  пафосом   жизни   становится   подчинение   законам.   Но,
воцарившись в обществе -- как главный  пафос жизни, -- закон не вытесняет ли
совесть?
     --  Да,  вы  в  чем-то  правы.  У  нас  в Америке,  знаете,  кто  самые
бессовестные люди?  Это  юристы, законники. Если попадешь к ним  в лапы, они
так  ловко  будут  манипулировать законами,  что  оберут тебя  до последнего
цента. Не дай Бог попасть к ним в лапы.
     --  Это  само  собой, но  я  говорю  о более  широкой вещи.  Если закон
становится преимущественным пафосом жизни, совесть хиреет. Но как бы ни были
развиты законы, всегда были, есть и будут случаи в жизни, где человек должен
действовать, согласуясь с совестью. Но как же ему  действовать, согласуясь с
совестью, когда  она у него усохла?  И  усохла  именно  потому,  что  хорошо
развились законы и человек привык себя ограничивать только законом?
     --  Да, сложный  вопрос.  Видимо,  надо,  чтобы  и  законы,  и  совесть
развивались  параллельно. Но  та  драма, о  которой  вы  говорите,  --  дело
далекого  будущего. В  России,  как  я понимаю, сейчас  актуально  закрепить
демократические законы, чтобы они действовали. А то, о чем вы говорите, дело
далекого будущего. Считается, что культура развивает совесть. Что вы думаете
о ее роли?
     -- Холодно  в  мире,  холодно! Я  говорю  культуре:  "Согрей меня или я
напьюсь!"
     -- А она что отвечает?
     -- Она  отвечает:  "Ах, ты  так  ставишь вопрос?  Будет тепло!" Всерьез
говоря, или книга  будет  греть  человека,  или человек  будет  греться  над
костром из книг. Третьего не дано! {557}
     --  Тогда поговорим  о  литературе. Я  преподаю  русскую  литературу  в
университете. Что вы думаете о русской литературе советского периода?
     -- Я считаю, что вся советская литература имеет два направления. Первое
-- это  литература идеологов, их детей и внуков. Второе направление  --  это
литература жертв идеологии, их детей и  внуков. Второе направление полностью
победило первое. Но были и перебежчики с обеих сторон.
     -- А что вы думаете о Шолохове  и  романе  "Тихий  Дон"?  Я прочел горы
литературы об этом, но только окончательно запутался.
     -- Шолохова не было, но он мог быть.
     -- Загадочный ответ.
     -- Зато не ловится.
     -- Но все-таки он написал "Тихий Дон" или кто-нибудь другой?
     -- Это сейчас в России самый острый политический вопрос. Я на него могу
ответить только в присутствии своего адвоката.
     -- Но я даю вам слово джентльмена, что никогда, нигде не буду ссылаться
на вас.
     -- Хорошо.  Я  вам  верю.  У  меня  одно  доказательство --  психология
пишущего.   Это   совершенно   невозможно  подделать.  Читая  "Тихий   Дон",
чувствуешь, что его писал отнюдь не молодой человек. Его писал очень сильный
и очень усталый от жизни  человек, которому не менее сорока  лет. Защитникам
авторства Шолохова надо было бы прибавить ему лет двадцать, тогда их позиция
была бы более убедительна.
     -- Интересное доказательство. Но оно единственное у вас?
     -- Да.
     -- Но одного этого доказательства, мне кажется, маловато.
     --  А  вы знаете, что обилие доказательств  правдивости  того или иного
случая как раз может быть доказательством его лживости.
     -- Как это?
     --  Вот  вам  пример  из  жизни.  Я  о нем  узнал  от  моего  знакомого
следователя.  Очень умный человек. Произошло убийство. Ни единого  свидетеля
не  оказалось.  Мой  следователь по каким-то своим  соображениям  заподозрил
одного  человека,  назовем  его  Иванов,  и арестовал  его. И  вдруг  начали
приходить письма, отдельные и коллективные,  что Иванов честный человек,  он
ни в чем не виноват. При этом об убийстве  и  аресте Иванова {558} ничего не
было  в газетах.  Письма приходили  не только  из  Москвы,  но и  из  других
городов. Во всех письмах говорилось, что Иванов никак не мог убить человека.
И  тогда следователь окончательно уверился,  что  именно  Иванов  убийца.  И
Иванов, в конце концов, сознался, что он убийца и член шайки, которая своими
письмами  пыталась  его  спасти.  Следователь понял,  что честного  человека
столько людей не защищают.  Как видите, обилие доказательств, что он честный
человек, привело к доказательству, что Иванов убийца.
     -- Оригинально, оригинально.  Я  об этом  случае  расскажу моему другу,
американскому юристу. Но  продолжим разговор о литературе.  Я  понимаю,  что
Пушкин  великий  поэт.  Я даже  признаю,  что  он  выше Байрона.  Но нет  ли
странного преувеличения, культа Пушкина в России?
     --  Никакого преувеличения,  уверяю  вас!  Мы  все  еще  живы благодаря
Пушкину. От Пушкина струится столько добра, что каждый россиянин, читавший и
понимавший Пушкина, убеждается: раз Пушкин жил в России, значит, Россию ждет
что-то  хорошее.  Иначе появление Пушкина  в  России было бы  необъяснимо. Я
очень рад, что вы Пушкина ставите выше Байрона. Я давно так считаю.
     -- В таком случае, назовите лучшее произведение Байрона.
     -- Думаю -- "Дон Жуан".
     --  Абсолютно точно.  Но  "Евгений Онегин"  выше  "Дон  Жуана".  Я  как
англосакс это утверждаю.
     -- Это  делает честь вашему вкусу.  В  "Евгении  Онегине"  даже  ошибки
очаровательны.
     -- А разве там есть ошибки? Никогда об этом не читал и сам не замечал.
     --  Есть.  Например,  в первой главе  Пушкин дважды  пишет,  что Онегин
создавал чудные эпиграммы. "И возбуждал улыбку дам огнем нежданных эпиграмм"
и так далее. Но в той же  главе  он пишет об Онегине --  "Не мог он ямба  от
хорея, как  мы ни бились,  отличить".  Это противоречие. Милое противоречие.
Кстати, "милый"  -- любимое слово Пушкина. Но ведь понимание  техники  того,
как  один  поэтический  размер  отличается от  другого, намного проще умения
писать блестящие эпиграммы. Так  в чем же  дело? В первой  главе Пушкин  еще
только нащупывает образ Евгения Онегина, он ему еще не совсем ясен. И Пушкин
иногда невольно  придает ему  свои черты. Блестящие  эпиграммы --  это  дело
самого Пушкина. А Онегин как раз {559} мог не уметь  отличить ямба от хорея.
Не   потому,  что  туп,  а  потому,   что  его  охлажденный   ум   не  может
сосредоточиться  на таких пустяках.  "Огнем  нежданных  эпиграмм".  Огонь --
свойство самого Пушкина, а не Онегина.  Первая глава  "Евгения  Онегина" еще
заражает нас  необыкновенной внутренней радостью  самого поэта.  Откуда  эта
радость?  Впервые  гений Пушкина  вышел на замысел,  равный его гению. И эту
радость он скрыть не может и не хочет.
     --  В ваших рассуждениях много оригинального, хотя писанием эпиграмм  в
те времена  увлекались многие  люди. Почему бы вам не попросить какое-нибудь
издательство опубликовать ваши мысли?
     -- У нас в России говорят: просить и ждать хуже всего. Для меня просить
настолько хуже, чем ждать, что я  готов столько ждать,  чтобы просить  стало
поздно.  Не  дождутся  моей  просьбы.   В  России  можно  только  что-нибудь
выклянчить или выгрызть. А это недостойно для Думающего о России.
     -- Ну, хорошо. От Пушкина как раз уместно перейти к теме  любви. Что вы
думаете об этом загадочном чувстве, которое Пушкин неустанно воспевал?
     -- Да,  все  тексты Пушкина, впрочем, как и Льва  Толстого,  плавают  в
спермическом  бульоне. Для меня самое загадочное  в  любви  --  это то,  что
непонятно: отчего она возникает и почему она вдруг исчезает.
     Во времена студенчества я безумно был влюблен в одну  девушку из нашего
института. Наконец она разделила мое чувство. Родители ее были в заграничной
командировке,  она  одна жила  в трехкомнатной  квартире. Нам никто не мешал
любить! Мы ходили, клейкие от  медового месяца.  Она  жила на втором  этаже.
Однажды после  театра  приходим  к ее дому, и  вдруг она  обнаруживает,  что
забыла  на  столе ключ  от  входа  в подъезд.  Что  делать?  Будить  соседей
неудобно. Ночь пропадает!  Но я не дал ей пропасть! Цепляясь за карниз  и за
всякие выступы  кирпичного  дома,  я докарабкался до ее окна,  пролез  через
форточку в квартиру, взял ключ со стола, спустился и открыл входную дверь.
     Еще через месяц опять возвращаемся  вечером  домой, и она  опять забыла
ключ от входной двери. Я  решил повторить свой небольшой подвиг. Но  что  за
черт! Я никак не могу доползти до второго этажа. Руки срываются и срываются,
когда  я пытаюсь  ухватиться  за  мокрые выступы в  стене.  Пришлось  будить
соседей, и  они  нам  открыли  дверь. Ключи от  английского  замка  ее {560}
квартиры она никогда не забывала. А я все никак не пойму: почему месяц назад
я вдохновенно докарабкался  до ее  окна, а сейчас не смог. И только  потом я
понял, в чем дело. Оказывается, я ее разлюбил. Когда  я второй раз попытался
долезть до ее окна, мускулы мне отказали. Они уже знали, что я не люблю, а я
еще не знал. Вот, оказывается, как бывает! Мускулы уже  знали, что не люблю,
а разум не знал.
     -- Чем же закончился ваш роман?
     -- Она  вышла замуж за другого студента,  моего  однокурсника.  Я  имел
глупость рассказать ему о ее рассеянности и о том, как я через форточку влез
в ее квартиру и достал ключ.
     Этот  студент,  над  которым  мы всегда посмеивались,  оказался  весьма
непрост.  Во время  экзаменационной сессии  он от волнения почти беспрерывно
ел. И чем хуже сдавал сессию, тем больше ел. К концу сессии он обычно сильно
округлялся. "Ну что, килограммов на пять сдал сессию?" -- шутливо спрашивали
мы у него. Смеясь над глупцом, всегда помни: в шашки он играет лучше тебя.
     И вот этот простак всех перехитрил. Однажды во время лекции он попросил
мою подружку показать ему ключ от входной двери. Она показала ему, ничего не
подозревая. А у него к этому времени был готов хорошо обмятый хлебный мякиш.
Он мгновенно отпечатал ключ на этом мякише и вернул ей. Учитывая его аппетит
и бедность,  он пошел на  некоторую  жертву.  Этот  хлебный мякиш  он  отдал
какому-то  слесарю,  и  тот ему  изготовил  новенький ключ. И  этот  ключ он
аккуратно носил в кармане.
     Однажды  он провожал ее домой и, когда они дошли до дверей ее  дома, он
вытащил этот ключ из кармана и, к ее немому изумлению, открыл входную дверь.
"Откуда у тебя этот ключ?" -- спросила она. "Ты же мне показывала свой ключ,
вот я и сделал такой же!"
     Потрясенная его  талантом,  она вышла за  него  замуж.  Больше  она  не
заботилась о ключе от входных дверей, он его всегда держал в кармане. Но тут
из-за  границы приехали ее родители. Произошел  скандал. Они  выгнали  этого
бедного  студента.  И он,  уходя  от них,  забрал с  собой  второй ключ, как
единственную свою вещь в квартире.
     Родители ее, с некоторым опозданием узнав об этом и боясь, что он будет
приходить к  их  дочери в их отсутствие, и стараясь в  дальнейшем  сохранять
невинность  дочки,  затребовали ключ обратно. Но он  заломил  за  него такую
цену,  что  родители, было, {561}  решили  вообще сменить замок  от  входной
двери. Однако  после зрелых размышлений, поняв,  сколько  ключей им придется
заказать  для остальных  жильцов,  впали  в некоторую  прострацию. Но  мысль
сохранять  в дальнейшем  невинность дочки, в  конце концов, победила,  и они
выкупили этот ключ.
     Кстати, была веселая студенческая попойка по  поводу возвращения ключа,
куда и меня этот студент пригласил. При этом он делал вид, что все предвидел
заранее и заказал этот ключ, якобы зная, что  родители его выгонят, но будут
вынуждены выкупить ключ по назначенной им цене.
     -- А что, может быть, так оно и было. Он, вероятно, стал новым русским?
     -- К  сожалению, я  его  потерял  из  виду.  Возможно,  он сейчас  стал
банкиром,   сменил   фамилию,   сделал   пластическую   операцию,  чтобы  я,
соединившись с  ее родителями,  не  подал  на  него в  суд  за нанесение мне
морального ущерба и последующего  шантажа родителей при  помощи ключа. У нас
это сейчас модный бизнес.  Один богатый  человек подает на  другого богатого
человека  в суд за нанесение ему морального ущерба. Как только он выигрывает
этот суд, проигравшая  сторона немедленно подает на него в суд за  нанесение
ей морального ущерба путем вызова в суд и тем более оскорбительного выигрыша
дела.
     -- И суд принимает такие дела?
     -- Еще бы!  Единственная тонкость заключается в том, что помещение суда
и сам судья должны быть другими.
     -- Почему?
     --  Не может же один  и тот же судья  брать взятки с  обеих  сторон  по
одному и тому же поводу. Судья тоже дает зарабатывать своим коллегам.
     --  Но как  же  вы можете  подать  на него в суд, когда  сами принимали
участие в студенческой попойке? Он же найдет свидетелей!
     -- Очень просто. Я скажу на суде, что тогда мне было всего двадцать лет
и я по незрелости  не понимал, что мне нанесен моральный ущерб. Не понимал и
не понимаю! Но я это вам говорю.
     --  История  с вашей девушкой забавна. Но такое и  в Америке бывает. Не
можете ли  вы  что-нибудь рассказать  о  более  глубинном характере  русской
женщины.
     --  Кому как не мне, Думающему о России,  знать глубинные тайны русской
женщины. Вот история одной из них. {562}
     Все  это  началось  в  конце  двадцатых  годов.  Она  была  из  хорошей
интеллигентной семьи, которая относилась к советской  власти примерно как  к
победившей чуме.
     И вдруг их единственная дочь-красавица  влюбляется в лихого большевика.
Влюбилась  --  и  все!  Родители   всеми  силами  пытались  удержать  ее  от
замужества, но она вырвалась и порвала навсегда с родителями, чтобы выйти за
него замуж. Он был, видимо, обстоятельный мужик, хотя и малообразованный, но
с  бешеной энергией  и  хорошими  организаторскими  способностями. Он сделал
карьеру, стал директором завода.
     Однако  этот лихой  большевик оказался  еще  более  лихим  выпивохой  и
сердцеедом. Всю жизнь она боролась с его  любовницами.  Одних драла за косы,
других,  войдя в  союз  с их мужьями,  общими усилиями  выволакивала  из-под
своего богатыря. Иногда он уходил от нее, и тогда она обращалась в партком с
неизменной  просьбой: "Верните мне моего мужа".  И партком всегда  возвращал
его, и он на некоторое время затихал. Потом начиналось все сначала. А  у них
уже  было двое детей. Но она его так  любила,  что  все прощала. Однажды она
сидела на заводе  в его кабинете  и  туда  вдруг  влетела не  заметившая  ее
молодая смазливая секретарша:  "Л?ник, ты  что же..." -- обратилась она к ее
мужу. "Какой он тебе Л?ник!" -- закричала она и швырнула в секретаршу графин
с  водой. Но та увернулась, видимо,  с привычной ловкостью. Скандал  кое-как
удалось уладить.
     И вдруг  он  тяжело  заболел. В больнице  она  сама  ухаживала за  ним,
оставив детей соседям. Однажды, будучи без сознания, в бреду он пробормотал:
"Аннушка, любимая, единственная, спаси меня!"
     И это ее  потрясло.  Ее  звали Анна. И  она наконец  почувствовала себя
победительницей всех его любовниц! Значит, в глубине души он любил только ее
и  в бреду обращался  к  ней!  И  она ему  все  окончательно  простила: мол,
баловство! Радостная,  счастливая,  окрыленная,  она не  спала  ночами,  она
выходила его, поставила на ноги, и он снова стал ездить на свой завод.
     А  через некоторое  время она узнает, что его  последнюю любовницу тоже
зовут Анна. И она поняла,  к кому он обращался! И тут она не выдержала! Сама
прогнала  его из дому, оставшись с двумя детьми. Она все ему прощала  наяву,
но измену в бреду не могла простить.
     И кстати, сам он после этого покатился вниз. Она все-таки держала его в
каких-то рамках. А тут его пьянки-гулянки, {563} наконец, надоели  парткому,
ему припомнили и жалобы жены и перевели его в рядовые инженеры.
     После этого, то ли раскаиваясь, то  ли потому, что его  вторая  Аннушка
мгновенно покинула его, когда он потерял пост директора, он стал приходить к
своей бывшей  жене и,  грохаясь на колени, умолял  ее  простить его и начать
новую  жизнь.  Но нет,  сколько он ни просил, она  не  могла ему простить ту
измену в бреду!
     Он окончательно  рухнул, спился, а она  поставила своих детей на  ноги,
день и  ночь, тайно от фининспекторов обшивая своих знакомых  и их друзей. С
какой радостью  ее  любимые родители теперь, когда она прогнала его, приняли
бы ее в свои объятия. Но, увы, о том, что случилось, она могла рассказать им
только на их могилах!
     --  Да, вот это  история.  Значит,  все прощала, но бред  его  не могла
простить. А что, если он в бреду и в самом деле звал именно ее, жену?
     --  Нет,  конечно.  Тут  нашла  коса  на  камень!  Там  есть  еще много
подробностей. Эта вторая Аннушка во время гулянок заставляла его становиться
на четвереньки и лихо ездила на лихом большевике!
     -- Однако, я вижу, нравы у вас довольно  свободные. А та ваша  девушка,
студентка, была феминисткой?
     -- Да что  вы! Она и слова такого  не слыхала! Феминизм -- это  половой
сальеризм. Кстати, год  назад я в  Москве  познакомился с одним американским
социологом. Большой чудак! У нас с ним был бизнес.
     -- Какой бизнес?
     -- Я  вам напоминаю, что о своем  бизнесе  я вам расскажу в конце нашей
беседы. Так вот.  Идем мы с ним по  улице. Он так же, как вы, хорошо говорил
по-русски.
     -- А кстати, вы знаете английский?
     --  Я  знаю английский настолько, что англичане  в моем присутствии  не
могут меня обмануть. Но и я их не могу обмануть на  английском языке. Высшее
знание языка -- это умение правдоподобно обманывать на этом языке.
     Так вот,  значит,  идем мы  с  ним  по  тротуару  одного из  московских
переулков.  Впереди  нас какая-то пара  пожилых людей бродяжьего  вида.  Они
ругаются.   Через   некоторое  время  мужчина,  видимо   исчерпав  словесные
аргументы,  начинает  лупить  женщину. Я подбегаю  к ним,  а мой американец,
пытаясь удержать меня, кричит: "Не вмешивайтесь! Это некультурно!" {564}
     Ничего себе  некультурно, когда  мужик бьет бабу, хотя  она  и пытается
отбиваться.  Я  подскочил, схватил его за руки и крепко держу: "Подлец!  Как
можно бить женщину?!"
     Он вырывается,  кроет  меня  матом.  Я  продолжаю его крепко держать. И
вдруг  несколько увесистых ударов обрушиваются  на мой  затылок. Это женщина
стала лупить меня, приговаривая: "Муж с женой спорят! Третий лишний!"
     Я его отпустил, и они, перестав драться, пошли дальше.  Оба полупьяные,
я это чувствую по запаху. Но он оценил, что она за него вступилась.
     "Вот видишь, -- говорит мой американец, -- я тебя предупреждал. Я сразу
понял, что она  феминистка". "Какая она феминистка, -- говорю, -- это просто
пьяные  бродяги". "Феминистка,  феминистка, --  утверждает  он, -- настоящие
феминистки и бродяжничаньем занимаются. У них  принцип: ничто мужское нам не
чуждо".  "Да  какая  она  феминистка, -- пытаюсь я  достучаться  до здравого
смысла, --  у них  у  обоих  похмельное раздражение.  Вот они и подрались. У
мужчины,   который,   вероятно,   больше  выпил,   было  большее  похмельное
раздражение. Он и пустил первым в ход  кулаки". "Феминистка,  --  настаивает
он,  --  я феминисток  за километр узнаю.  Она как  феминистка  и  в выпивке
старалась не отставать от мужа". "Да при чем тут  феминизм,  -- кричу я уже,
-- они просто пьяницы!" "Россия -- родина феминизма, -- объясняет он мне, --
я по этому  поводу и приехал сюда.  Роюсь в архивах.  Хочу написать  большую
работу об этом".  "Какая там  еще Россия --  родина феминизма,  -- отвечаю я
ему, -- у нас  своих проблем по горло хватает". "Россия -- родина феминизма,
--  повторяет  он, -- и вы  можете  этим гордиться!  Екатерина  Великая была
феминисткой, знаменитая  Керн  была  феминисткой,  жена  Чернышевского  была
феминисткой, даже возлюбленная Ленина,  Инесса Арманд, была феминисткой". "У
вас  получается,  что  ни  шлюха  --  то  феминистка",  --  говорю.  "Ничего
подобного, --  отвечает он, --  принципиальная  разница. Вольные отношения с
мужчинами у  них  следствие  феминизма, а не  феминизм -- следствие  вольных
отношений.  Совсем  другая причинно-следственная  связь!  Да вы знаете,  что
Февральская  революция,  в  сущности,  была феминистической  революцией?!  А
Октябрьская  революция  была  контрреволюцией  мужского  шовинизма!  Это мое
открытие, и я его никому не отдам. Готовлю большую работу". {565}
     Я с ума схожу. "Да почему Февральская революция была феминистической?!"
-- кричу.  "Правительство  Керенского  и сам Керенский  были феминистами, --
продолжает он, --  тут  много  тонкостей,  еще не известных  вам.  Но  вы же
знаете,  что от речей Керенского  дамы приходили в  неистовство. Иногда даже
падали  в обморок  от восторга. Вы же  знаете,  что  только женский батальон
пытался защитить  Зимний  дворец.  Неужели  это случайно? Подумайте  сами --
законное правительство защищает только женский батальон! И даже легенда, что
Керенский бежал из Зимнего дворца в женской одежде, подтверждает мою  мысль.
Но Россия  была слишком патриархальной страной. И  мужской шовинизм победил.
Однако  феминистические  настроения  были  еще настолько  сильны,  что Ленин
вынужден  был  бросить лозунг: "Кухарку научим управлять государством!". "Да
что вы говорите, -- пытаюсь я его  переубедить, --  Ленин хотел сказать, что
простой,   безграмотный   человек   может   управлять  государством.  Что  и
случилось!"   "Нет,   --  отвечает  он,  --  Ленину  надо  было  утихомирить
феминисток. Иначе бы он сказал: "И повара  научим  управлять  государством!"
Первым Ленина раскусила Инесса Арманд. Она поняла, что Ленин говорит одно, а
делает совсем другое.  На этом основан их трагический разрыв и  впоследствии
загадочная смерть Инессы Арманд".
     Забавный чудак. Мы весь вечер спорили,  иногда взбадриваясь выпивкой. Я
его проводил  до  его, кстати, скромной гостиницы, когда уже было  далеко за
полночь. Дверь в гостинице была заперта. И он вдруг с такой яростью руками и
ногами  стал  барабанить  в  дверь, что  я  понял  -- несмотря на  увлечение
феминизмом, а нем еще слишком  сильно мужское начало. Я даже  испугался, что
получится политический  скандал, и я первый как Думающий о  России от  этого
пострадаю. Но ничего. Обошлось. Сонный швейцар открыл дверь и впустил его.
     -- Да, у нас в Америке феминизм иногда принимает  безобразные формы. Но
Америка всегда была слишком мужской страной. Кстати, вы бывали в Америке?
     -- Да, я был в Америке.
     -- Что вас больше всего удивило в Америке?
     -- Америка меня больше всего  удивила еще до того, как моя нога ступила
на ее  землю. В одном европейском аэропорту жду самолета в Америку. Рядом со
мной большая группа американских  старушек. Они возвращаются  домой. Одна из
них неустанно что-то рассказывает,  а  остальные хохочут. При этом  одна  из
{566}  старушек  особенно громко  хохочет, выхохатываясь  из  общего хохота.
Потом  она, не  переставая  хохотать, садится рядом  со мной на  скамейку. В
брюках.  На  вид крепкая  восьмидесятилетняя  старушка.  Закуривает  и, лихо
поставив  одну  ногу  на  скамейку,  продолжает  прислушиваться  к рассказу,
перехохатывая остальных. Поза со вздетой на скамейку  ногой -- вульгарна. Но
какой жизненной  силой веет от нее!  Старушка-хохотушка!  Закроешь  глаза --
расшалившиеся студентки!  Откроешь -- вздрогнешь!  Скажите, это старушки так
хохочут, потому что за ними могучая страна, или страна  могуча,  потому  что
там старушки могут так хохотать?
     -- Боюсь, что эти  старушки-хохотушки загубят Америку. От нечего делать
они  во  все  вмешиваются.  Смешливость не  столько  признак чувства  юмора,
сколько признак здоровья. А что в самой Америке вас больше всего удивило?
     --  Больше всего  в Америке  меня  удивило то,  что американцы с  такой
жадностью пожирают  лед,  как  будто  они  мстят  всем айсбергам  за  гибель
"Титаника"!
     -- Да, мы, американцы,  любим  лед. Для нас  лед даже средство гигиены,
как для старушки Европы кипяток. А чем еще вас удивила Америка?
     -- Чуть  не  забыл  самое главное. В  Америке я  встретил  человека,  в
прошлом Думавшего о России, а теперь превратившегося в Думающего об Америке.
Любопытная метаморфоза.
     В Нью-Йорке я несколько дней  жил у своих друзей. К  ним в гости пришел
известный в  прошлом русский диссидент,  неоднократно  выступавший  у  нас с
протестами по  поводу нарушения властями собственных  законов. Его посадили.
Но он и в тюрьме продолжал отстаивать права заключенных, которые нарушались.
За  это  он был  неоднократно бит стражниками  и неоднократно зашвыривался в
карцер. И, наконец, его выслали из страны,
     Он вошел в квартиру с овчаркой. Среднего роста, яростно-веселый крепыш.
Прекрасно говорит по-английски.
     Когда-то  в  России,  находясь  в  какой-то провинциальной  тюрьме,  он
ухитрился дозвониться в Москву своим друзьям. У нас заключенным не разрешают
пользоваться телефоном.  Потрясенные друзья решили, что он бежал из тюрьмы и
этим звонком выдаст место своего пребывания. Но он звонил из тюрьмы. Как  он
это сделал, было  непонятно и по российским условиям абсолютно  фантастично.
Может быть, думаю я, во время {567} допроса следователь вышел из кабинета, а
он  воспользовался его  телефоном. Не  знаю.  Сам он  не стал объяснять, как
именно  он  оказался у  телефона, только  мимоходом сообщил,  что нужно было
знать код, при  помощи  которого соединяют с Москвой, и подделать  голос под
голос  начальника тюрьмы, чтобы  телефонистка  ни  о  чем  не  догадалась  и
соединила его с  Москвой. Так оно и получилось. После этого звонка  в тюрьме
произошел  великий переполох,  некоторых  работников выгнали,  а  его самого
заслали в один из самых суровых сибирских лагерей. "Зачем тебе  овчарка?" --
спросил я у него. "В Нью-Йорке, -- отвечал он весело, -- овчарка незаменимый
друг. Недавно прохожу  по  одной глухой улице.  Смотрю,  на  спинке  скамьи,
стоящей перед сквером, сидит негр и  пьет пиво из банки. Выпил пиво и бросил
банку  прямо на  тротуар, хотя  урна  рядом.  А я  терпеть  не  могу,  когда
нарушается порядок". "А ну, подыми банку и положи ее в урну", -- говорю ему.
А он презрительно скалится и ничего не отвечает. Несколько раз повторяю ему,
а он продолжает презрительно скалиться.  "Джим, возьми его!" -- крикнул я  и
отпустил  собаку.  Она прыгнула на него, но  он с  необыкновенной  ловкостью
перевернулся и упал на плотные кусты сквера по ту сторону ограды.
     Собака  тык-мык,  не  знает,  как взять  негра.  (Почему она  прямо  не
последовала за негром, он не стал  объяснять. Возможно, следя за порядками в
Америке,  он приучил собаку к тому,  что ограду перелезать  нельзя.)  Собака
сначала заметалась,  но  потом  побежала вдоль ограды,  нашла вход в сквер и
выбежала  на негра. Но покамест она добежала до него, он вновь взгромоздился
на спинку скамьи. Собака  выбежала из сквера, долетела до негра  и прыгнула.
Но он опять успел перевернуться  и  рухнуть  на кусты  сквера. Собака  опять
побежала к выходу. И так несколько раз.
     "Что вы делаете! --  вдруг закричала какая-то сердобольная  американка,
оказавшаяся  рядом. --  Вы  травите негра собакой!  Я позвоню  в полицию!" Я
показал ей на банку и объяснил, в чем дело. "Безобразие, -- кричит она, -- я
сейчас  позвоню в полицию!" "А я  сейчас спрошу  у Джима,  как  он  к  этому
относится", -- отвечаю я.  Я посмотрел на Джима, после чего Джим внимательно
посмотрел на женщину. Женщина испугалась и пошла дальше.
     Собака снова взялась за негра.  На этот  раз, пока  она бежала в сквер,
негр  выскочил  на  улицу, поднял банку из-под пива и зашвырнул  ее  в урну.
Скорбно  уселся на спинку скамьи. В  глазах  {568}  тысячелетняя  тоска.  Но
порядок был восстановлен, и я против него больше ничего не имел.
     Я надел на собаку поводок и пошел дальше. На другой день прохожу по той
же улице и вижу: несколько негров стоят за стеклянной дверью кафе. Среди них
мой. Показывает на меня и что-то говорит своим друзьям, таким же пьянчужкам.
Однако пока я не прошел с собакой, они не осмелились открыть дверь кафе. Был
бы  я без своего верного Джима, неизбежно  предстояла бы драка. Может  быть,
пырнули бы ножом. А так не осмелились.
     Так Думающий о России превратился в Думающего об Америке и наводящего в
ней  порядок  при  помощи овчарки.  Америка  --  практичная  страна. А  нам,
Думающим о России, как-то и в голову не приходит заводить овчарок.
     --  Пожалуй, ваш знакомый слишком активно наводит порядок  в Америке. А
что вам больше всего понравилось в Америке?
     --  Я заметил, что если  где-нибудь в метро  или  в  магазине  случайно
останавливаешь взгляд на американце, он в ответ тебе дружелюбно улыбается. А
у  нас, если на  тебе кто-то  случайно  останавливает  взгляд,  ты внутренне
сжимаешься  в  ожидании хамства. Какая уж тут улыбка.  Дьявольская  разница.
Общее впечатление от Америки -- неряшливое благополучие.  У  нас --  нервная
нищета.
     -- Оторвемся от политики. Лучше скажите, что думают Думающие о России о
природе женственности? Или они об этом не думают?
     -- Думающие о России думают  обо всем, что связано с  будущим России. А
правильное  понимание  природы  женственности  имеет  отношение  к  будущему
России.
     Основа  женской  поэтичности -- робость. Женщина  должна  преувеличенно
бояться  за судьбу  своих  близких,  должна  преувеличенно  бояться темноты,
грозы, крыс, тараканов, плохих снов, тревожных  предчувствий. Трепет робости
-- основа  ее поэтичности. Татьяна,  Лиза, где  вы? Это возбуждает в мужчине
влечение к ней, мужество  и чувство ответственности. Разве вы не замечали --
у мужей смелых женщин всегда растерянные  лица. Нарушен баланс природы, хотя
сами  они  могут этого не понимать до конца своих дней.  Они растерянны и от
этого  делаются робкими, а  их смелые  жены  от этого  делаются еще смелей и
нахальней, от чего их мужья окончательно теряются. Беда стране,  где слишком
много  смелых  женщин.  Робкая женщина  может  быть героична, как  ласточка,
защищающая своего птенца! {569}
     Наш знаменитый поэт сказал о русской женщине: "Коня на скаку остановит,
в горящую избу войдет!" Робкая женщина как раз вбежит в горящую избу, спасая
своего  ребенка. А смелая  женщина,  бросив  своего ребенка, побежит коня на
скаку останавливать. А какого черта его останавливать! Кто тебя просил лезть
под коня! Конь -- мужское дело!
     -- Хорошо, что вас не слышат наши феминистки. Они бы вас разорвали! Как
вы думаете, секс  связан с душевной расположенностью партнеров друг к другу?
Я этот вопрос никак не могу решить. Иногда кажется -- связан, иногда -- нет.
     --  Секс вообще никак не связан с душой. Я  вам  буду отвечать притчей.
Вот что рассказывал один мытарь. У него была  добрая, верная, набожная жена.
Но она была  некрасива.  У этого  неутомимого мытаря  была также  любовница.
Очень красивая, но со стервозным характером. Когда  мытарь спал с  женой, он
воображал  на  ее  месте  свою  красивую  любовницу,  и  это  придавало  ему
дополнительную пылкость.
     Когда  же   он   спал  со  своей  стервозной  красавицей,  он   пытался
представить,  что  у  нее  добрая, боголюбивая  душа  его жены.  Но,  к  его
удивлению, он этого никак представить не мог, и на его пылкости это никак не
отражалось. Обо всем этом поведал мне сам мытарь. Из  его опыта следует, что
чувственное воображение  влияет на секс, а нравственное воображение никак не
влияет. Душа на секс не влияет. Точно так  же наш ум не влияет на наш  образ
мыслей.
     -- Почему это?
     -- Ум  только  выполняет задание  души. Я,  например, считаю,  что душа
человека намного  выше ума.  Этим самым  я унижаю  ум, но все доказательства
преимущества души логизирую через ум. Ум не  обижается на свое  унижение, он
честно выполняет  мой  заказ. Но  точно так же все  человеконенавистнические
идеи логизирует ум. Ум -- что-то вроде  самогонного аппарата. В его змеевике
охлаждаются и  превращаются в жидкость  виноградный  алкоголь или  алкоголь,
добытый из любого дерьма.
     Ум всего лишь машина логизации того, что  вибрирует  и закипает в нашей
душе. Точно так же секс -- машина логизации нашего чувственного  стремления.
Вмешательство  душ и только  мешает  сексу. Секс  даже требует отупения. Как
гениально  сказал наш Тютчев, "угрюмый  и  тусклый огонь сладострастья". Тут
особенно точное, особенно яркое слово -- тусклый. {570}
     Помню,  студентом на  комсомольских  собраниях,  забившись где-нибудь в
угол,  я  слушал  отупляющие  речи  и,  отупев  от  них, нередко  чувственно
просыпался: ложный сигнал  отупения. И обратите внимание -- человек в момент
наибольшего  напряжения  сексуальных  сил может  разрыдаться,  но  не  может
расхохотаться.  Серьезное  дело!  К этому  я могу  добавить  только то,  что
неаппетитная добродетель не допускается к состязанию добродетелей, поскольку
неясен источник ее добродетельности. И на этом мы закрываем тему.
     -- Однако Думающие о России, я вижу, думают не только о России!
     -- Попутно прихватываем.
     -- Вото чем мы еще не говорили -- о религии. Один мой друг так объяснял
свой атеизм.  "Как-то неприятно думать, -- говорил он, -- что кто-то, хоть и
с неба, за тобой следит, следит, следит. Утомительно."
     --  Остроумно. Но не хватает  гибельной  веселости.  Мне тоже  один мой
знакомый говорил: "Вот я крестился, а с похмелья все так же тяжело. Зачем же
я крестился?" То, что вера  плодотворней неверия,  это сейчас  ясно  всякому
мыслящему человеку, Но чувство Бога,  соприкосновение с его духом -- большая
редкость. Я  его недавно испытал. В тот день я беспрерывно думал о России. И
весь вечер, до того как  лечь, думал о России. И мне стало  совершенно ясно,
что не думать --  грех. Большинство  человеческих грехов происходит  оттого,
что человек не думает и не понимает, что не думать -- грех.
     И  я невольно  сказал себе  перед  тем,  как  лечь  спать,  сказал с не
поддающейся сомнению искренностью: "Господи, благодарю Тебя за этот день!"
     И было мне хорошо,  а когда я сказал себе это, стало мне еще лучше. И я
понял в тот вечер,  что услышан Им и  одобрен Им. Во всяком случае,  за этот
день. Вера  -- неистребимая  потребность человека в высшей благодарности и в
высшей  жалобе. Неистребимость  этой  потребности  в  веках  и  тысячелетиях
доказывает естественность веры в Бога.
     Кроме того, есть и чисто житейские преимущества веры.
     --  Вот о  них  я  и  хотел  бы  услышать.  Мы,  американцы,  пламенные
поклонники прямой выгоды. Ничто так не убеждает, как выгода.
     -- Расчетливые люди плохо считают, но это  выясняется на том свете. Вот
житейское преимущество веры. {571}
     Верящие в Христа, Магомета, Будду стараются быть  достойными учениками.
Им и в голову не приходит сравняться с Учителем или тем более превзойти его.
А  неверующий  человек  всегда  создает  себе  кумира,  с  которым  надеется
сравняться,  а  если  повезет, и превзойти его. И это развивает  два  разных
человеческих  качества. Недостижимость Учителя  --  источник сдержанности  и
восхищения всем недостижимым для верующего человека. Вечная мечта сравняться
с кумиром или превзойти его -- развивает в человеке наглость.
     -- Что такое гордость?
     -- Гнев, скованный презрением.
     -- Что такое скромность?
     -- Очень терпеливая гордость.
     -- Что такое зависть?
     --  Ложное  чувство,  что  другой украл  нашу  судьбу,  и  одновременно
неприятная догадка о неправильности нашей жизни.
     -- Безвыходное положение?
     --  Это  когда человек  пьет  от застенчивости,  а  лечится от  пьяного
буйства.
     -- Что такое антисемитизм?
     -- Вот вам метафизика антисемитизма. Евреи старше нас и якобы могли нас
спасти, пока мы  были  маленькими, но  не спасли и при этом  имеют  наглость
выглядеть не старше нас.
     -- Может быть, вы знаете, что такое шутовство?
     -- Тайная целомудренность истины.
     -- Кто пользуется наибольшим авторитетом?
     --  Наибольшим авторитетом  пользуется  тот,  кто не  пользуется  своим
авторитетом.
     -- Тогда скажите, что такое христианское терпение?
     -- С христианским терпением я недавно  оскандалился. Я ночевал на даче.
Перед тем, как заснуть, как всегда думал о России. Но какой-то упорный комар
мне и заснуть не  давал, и думать о России мешал. Он то  зудел надо мной, то
садился на меня. Как я ни пытался его прихлопнуть -- не удавалось. И вдруг я
увидел  картину своей  борьбы с  комаром  в  истинном  свете. Человек,  царь
природы, могучий психологический аппарат, заставляет свое тело  находиться в
ложной  неподвижности,  чтобы перехитрить  комара. Какой  позор!  И я решил:
пусть комар  сядет  на меня,  напьется  крови,  я потерплю, а он, напившись,
улетит. Я замер.  Он позудел, позудел  надо  мной, а потом сел  на мое тело.
Угомонился. Воткнул в меня свой хоботок и начал пить  {572} кровь.  Потерпи,
говорю я себе. Но что-то ему вкус моей крови, видимо, не очень понравился, и
он  добровольно  слетел с  меня.  Неужто,  думаю, так быстро напился? Слышу,
опять зудит, капризно выбирая место, где бы ему сесть. Я опять замер. Думаю,
теперь-то он  напьется.  Сел,  немного поерзал  и снова  вонзил в  меня свой
хоботок. Терпи, говорю я себе, теперь-то  он напьется. Отвалил, но почему-то
не улетает. Снова зудит надо  мной. Долго выбирал место. Сел, лапками сучит.
Успокоился.  Снова вонзил в  меня свой хоботок. Пьет. Неужто комар  знает  о
нашей крови больше нас, думаю. Может,  и в самом деле кровь  в разных местах
нашего тела имеет  разный  вкус? А  он все выбирает. После пятого раза я  не
выдержал! Забыв про христианское терпение,  я навалился на него и  раздавил,
как  взбесившаяся  бочка  своего  дегустатора!  "Да  будет  то  же  самое  с
паразитами России",  -- подумал  я и, постепенно  успокоившись,  уснул.  Как
сказал один человек,  тоже  Думающий о России, убивая комара,  мы  проливаем
собственную кровь.
     -- После комара самое время поговорить о паразитах России. Как  все это
могло случиться в России? В стране Пушкина, Толстого и Достоевского?
     -- Наш  знаменитый философ  Бердяев  как-то  сказал: в русском человеке
есть что-то бабье. Я бы сказал -- бабья доверчивость последнему впечатлению.
     Знаменитое  изречение   Ницше:  "Падающего  толкни".  Предположим,  это
становится государственным законом. Сколько непадающих толкали бы. "Он же не
падал, почему ты его толкнул?" "А мне показалось, что он падает".
     Марксизм  -- в  сущности,  ницшеанство, только  без его поэзии.  В роли
сверхчеловека  -- диктатор. Его главный лозунг:  "Буржуазное общество падает
-- толкни его".
     И  толкали  как могли.  В  результате  развалились сами,  при  этом без
всякого внешнего  толчка.  Это лишний раз  напоминает нам о том, что  каждый
человек  в отдельности и  каждое общество должны быть озабочены  собственной
устойчивостью. Сосредоточившись на мысли о чужой неустойчивости, мы поневоле
забываем о собственной устойчивости.
     Но как  они победили? Кроме насилия, есть один психологический  эффект,
который использовали  большевики. Человек, разрушающий свой собственный дом,
по меньшей мере, кажется безумцем. Человека, разрушающего все дома на улице,
мы   склонны   воспринимать   как   проектировщика   новой,    более   {573}
благоустроенной улицы.  Человеческий мозг отказывается признавать  тотальное
безумие и ищет ему рациональное оправдание. Такой особенностью человеческого
сознания  всегда  пользовались  творцы  всех великих  переворотов.  У  наших
предков  в  свое  время  не хватило духу  признать  безумие  безумием,  хотя
Думающие о России и тогда предупреждали, что все это кончится катастрофой.
     -- Но  сегодня что делать? Все  сходятся на том,  что  вы стоите  перед
пропастью.
     --   Думающие  о  России  разработали  несколько  вариантов  выхода  из
катастрофы. Я лично обдумал самый тяжелый случай:  как вести себя,  падая  в
пропасть. Мы сейчас с вами разыграем этот случай. Представьте, что мы с вами
летим в пропасть.
     -- А я при чем? Я американец.
     -- Но мы  же пока теоретически  разыгрываем этот вариант. Значит,  мы с
вами  летим  в пропасть,  имея  возможность  разговаривать  друг  с  другом.
Спросите что-нибудь у меня.
     -- Что я должен спрашивать?
     --  Включайтесь в этот пока  теоретический эксперимент. Выше голову, мы
летим  в  пропасть  и  разговариваем. Спросите что-нибудь у меня,  а я  буду
отвечать, как здесь. Все время спрашивайте у меня что-нибудь!
     -- Что-то я не пойму. Мы еще летим или уже там, на дне?
     -- Еще летим. На дне не поговоришь.
     -- Значит, нам конец там, на дне?
     -- Не обязательно. Мы можем ногами пробить дно и полететь дальше.
     -- А разве можно ногами пробить дно?
     -- Можно. Еще  Пушкин сказал: вышиб дно и вышел вон. Дно наше. А раз  у
нас все  прогнило,  значит, и  дно  прогнило. Пробьем ногами  дно и  полетим
дальше. Только ноги надо держать параллельно. Не забывайте!
     -- И будем лететь до следующего дна!
     -- Да, до  следующего. Следующее дно тоже наше. Значит,  оно  прогнило.
Пробьем его ногами и полетим дальше.
     -- А по-моему, в русском  языке нет множественного числа от  слова дно.
Мы обречены остаться на первом дне.
     -- Ошибаетесь! В русском языке  все  есть. Множественное число от слова
"дно" --  "донья".  Все  предусмотрено.  Да  здравствует великий  и  могучий
русский язык!
     -- Странное слово -- "донья", я его никогда не слыхал. {574}
     -- Но вы никогда и не летели на дно. Еще не такое услышите!
     -- Вы считаете, что мы пробьем ногами и второе дно?
     --  Уверен. Если  у  нас все прогнило, значит,  и  все  донья прогнили.
Пробьем ногами. Только нам на время полета придется стать  сыроедами. Склоны
пропасти довольно плодородны. Попадаются  черника,  ежевика,  грибы,  кизил.
Только не хлопайте глазами. На лету цап  рукой и  в рот!  Теперь я  понимаю,
почему у нас  в стране многие сыроедством стали заниматься. Предвидели! Ох и
хитер наш народ!
     -- Выходит, хорошо, что у вас все прогнило. Это сохранит нам жизнь.
     -- Да, выходит. Если уж гнить, то до конца!
     --  Как хорошо, что есть донья! Да здравствуют донья! Но ведь и  доньям
когда-нибудь придет конец?
     -- Есть шанс,  что  мы когда-нибудь плюхнемся в рай.  Представляете  --
радость-то какая! Здравствуй, мамочка! Здравствуй, папочка! А вот и я!
     -- А если плюхнемся в ад?
     --  Еще лучше!  Я все обдумал, я  об  этом  мечтал  всю  жизнь. Там  мы
встретим всех вождей  революции.  Я им  крикну:  "Учение  Маркса  всесильно,
потому что оно суеверно!"
     Я так мечтал встретиться с  ними.  Увидев Сталина, я скажу: "А  с вами,
товарищ Сталин, я хотел бы продолжить дискуссию о языкознании!" Но он скорее
всего мне ответит: "Тэбэ не по рангу".
     Тут  из  своего адского  кабинета выскочит уже  навеки бодрый Ленин. Он
воскликнет: "Ходоки  из России? А  вы, товарищ, из  Коминтерна? Превосходно.
Там у вас кухарки управляют государством, как я предсказывал? Очень хорошо!
     А мы опять в эмиграции. Архидикая страна!  Далековато им до  Швейцарии!
Азиатчина! Какие-то странные аборигены.  Никакой агитации не поддаются.  При
этом утверждают, что  именно для нас, как для родственного племени,  создали
почти кремлевские условия. Ничего  себе кремлевские условия, чай и то пахнет
серой. Кругом горячие реки! В них купаются какие-то ревматики, и день и ночь
кричат, по-видимому,  от  болезненного  удовольствия.  Я  их вождям  говорю:
"Горячие  реки!  Надо  тепловые  электростанции  ставить.  Коммунизм  -- это
советская власть плюс электрификация всего ада!"
     Как только начинаю их вождям говорить  об этом, они  делают вид, что не
понимают  языка.  Я  уж  с  ними  и  по-русски,  {575}  и  по-французски,  и
по-немецки!  Они  на все отвечают:  "Моя  твоя не понимай! Бесы  и черти  --
братья  навек!" Чушь  какая-то!  На  днях  прямо вывели  меня из  себя,  и я
закричал: "Папуасы проклятые! Я вам не  Миклуха-Маклай! Я  Ленин! Я  прикажу
Феликсу Эдмундовичу вас расстрелять!"
     Нервишки  пошаливают.  Это, конечно,  можно  истолковать  как шовинизм.
Получается, что  русские выше папуасов. А мы, большевики, всегда утверждали,
что все народы равны. Особенно  перед расстрелом! Придется извиниться  перед
товарищами. Извиниться и расстрелять! Диалектика!
     А тут  еще  Коба продолжает  свои  интриги. Он  считает,  что по  моему
тайному указанию гроб с его телом вынесли из Мавзолея. Бред какой-то! И  это
при  том,   что  мой  труп  без  моего   разрешения  поместили  в  Мавзолей.
Архиглупость! Вообще  Коба  относится к  своему  трупу  с  недопустимым  для
большевика пиететом. Помесь идеализма с язычеством. Не  стыдно, Коба? Я могу
этот  вопрос  поставить  перед ЦК.  "Труп трупу  рознь, -- угрюмо надувшись,
ответит Сталин. -- У меня труп генералиссимуса". "И вот этого интригана,  --
воскликнет Ленин, -- местные аборигены  считают главным теоретиком партии! И
это затрудняет мою работу! Невежество немыслимое!"
     И тут я им врежу всю правду. Об этом я мечтал всю жизнь. Я крикну: "Вот
вы все здесь вожди революции. Скажите, есть ли во всей вашей истории хотя бы
один благородный поступок?"
     И  тут  они сначала загалдят со всех сторон, заспорят, а потом придут к
единомыслию и  станут  кричать:  "Голодный обморок Цурюпы!  Голодный обморок
Цурюпы!"
     -- Кто такой Цурюпа? Я что-то не слыхал о нем.
     --  Был  такой  деятель,  он  заведовал   всеми   продуктами  Советской
республики и  действительно однажды упал в голодном обмороке. "А где  же сам
Цурюпа? -- спрошу  я. --  Что-то я его не  вижу". "А его направили в рай, --
вмешается Калинин, поглаживая бородку, -- к нему приводят  делегации ангелов
и показывают  на  него: вот  большевик, который  заведовал всеми  продуктами
страны, а  сам  упал в голодный обморок.  Святой Цурюпа! И ангелы плачут  от
умиления, глядя  на  Цурюпу.  А мы,  между  прочим,  уже  налаживаем связи с
Цурюпой. С его помощью мы  переберемся в рай и взорвем его изнутри". "Знаю я
этот ваш голодный обморок Цурюпы, -- вмешается тут вечно завистливый Сталин,
-- я  его попросил выдать  из  складов ЦК дюжину бутылок {576} кахетинского.
Гостей  ждал. А  он мне отказал. Тогда я на  него так  посмотрел, что  он  в
обморок упал. Вот вам и голодный обморок Цурюпы". "Коба опять  клевещет,  --
вмешается Ленин,  --  голодный обморок Цурюпы подтвержден всеми кремлевскими
врачами. А  то,  что  в раю его признали, --  тоже неплохо. Иногда признание
врагов  служит  лучшим  доказательством  нашей  правоты.  А   кстати,  среди
сегодняшних ваших вождей бывают голодные обмороки?" "Среди вождей не слыхал,
--  отвечу  я,   --   но  среди  шахтеров  и  учителей  случаются".  "Подвиг
заразителен! --  воскликнет  Ленин.  --  Народ  подхватил  голодный  обморок
Цурюпы! Я всегда стоял за монументальную пропаганду!"
     -- Боже, какой кошмар! Но, может, мы пролетим мимо ада?
     -- Все  может  быть! Летим себе,  пробивая донья! Наговоримся всласть и
разрешим все неразрешенные русские вопросы. Видно, их надо было разрешать на
лету. А мы пытались на своих кухнях под чай или под водочку их разрешить. Не
получилось. А ведь недаром какой-то  мыслитель сказал: движенье -- все. Цель
-- ничто.
     -- Но  что толку разрешать  ваши  вопросы,  когда вы  ничего не  можете
передать наверх, своим.
     -- Зачем наверх? Наши все будут внизу.
     -- Все?
     -- Все, кто долетит.
     -- Долетит до чего?
     -- Вот этого я не знаю. Главное -- долетит.
     -- Так вы считаете, что не все долетят?
     -- Конечно, не все долетят. Но те из нас, кто долетит, поделятся своими
мыслями с согражданами.
     -- Так вы считаете, что мы все-таки долетим?
     -- Все так считают.
     -- И те, кто не долетит, тоже так считают?
     -- Конечно.
     -- Мне жалко их. Но ведь у нас шансов больше?
     -- Конечно.  У  меня опыт прыжков с  парашютом. Я увлекался  парашютным
спортом. Но потом все парашюты у нас отобрали и засекретили. Уже тогда можно
было догадаться, что дело плохо, но я не догадался. Доверчивый.
     -- Так ведь мы летим без парашютов?
     -- Но у  меня большой  опыт приземления. Делайте, как я. Кстати, ноги у
вас опять ножницами. Держите их параллельно! Привыкайте! {577}
     -- Тогда начнем обсуждать: кто во всем этом виноват и где выход?
     --  Сейчас поздно обсуждать, мы приближаемся ко дну. Пробьем его ногами
и начнем обсуждать.
     -- А если не пробьем?
     -- Тогда тем более было бы глупо сейчас это обсуждать.
     --  Как  выдумаете,  начальство  перед  падением  прихватило   с  собой
парашюты?
     -- Не думаю, а уверен! Недаром они сперва засекретили парашюты, а потом
разворовали. Но как раз из-за этого их ожидают полные кранты.
     -- Почему?
     --  Мягкая  посадка. Они никак  не смогут  пробить  ногами  дно. Так  и
останутся на первом дне -- ни вверх, ни вниз. С голоду перемрут.
     -- Но, может, им будут гуманитарную помощь спускать на парашютах?
     -- Не смешите людей! Никто же не будет знать, где они. Они сами во всем
виноваты.  Оторвавшись  от  народа,  они решили,  что  дно  окончательно.  А
народная мудрость гласит, что нет дна, но есть донья.
     -- А что дает эта мудрость?
     -- Все!  Народ уверен, что  ничего дном не  кончается, потому что  есть
донья,  а не  дно. И  вся  жизнь продолжается  между доньями.  Народ, падая,
живет,  потому что верит в донья. И потому народ -- бессмертен. А начальство
не верит в донья и потому, падая, гибнет.
     -- Да здравствуют донья! Да здравствуют донья! Все-таки странное слово.
В нем есть что-то испанское.
     --  А  разве  вы  не  слышали о  всемирной  отзывчивости  русской души?
Революция, инквизиция, гражданская война. У нас с испанцами много общего.
     -- А где Франко?
     -- Долетим, будет и Франко.
     -- Как вы думаете, он уже летит?
     -- Летит. Даже с опережением.
     -- А что если он с парашютом летит?
     --  Не такой он  дурак. Когда  будем  пролетать  первое дно, мы мельком
увидим начальство всех  мастей. Одни будут  кричать: "Остановитесь, мы уже в
коммунизме!"  Другие будут кричать: "Остановитесь, у нас полная демократия!"
А мы {578} пролетим и крикнем: "Привет от Цурюпы! Да здравствуют донья!"
     Пусть они там сами выясняют отношения друг с другом. А мы пролетим мимо
них и ногами пробьем дно! Только ради этого стоило лететь! Мы приближаемся к
первому дну. Ноги параллельно! Глубже дышите!
     -- Привет от Цурюпы! Да здравствуют донья!
     -- Привет от Цурюпы!  Да  здравствуют донья!  Будем надеяться,  что  мы
пробили первое дно. Те из нас,  кто долетит, узнают, наконец, в чем спасение
России...
     В это время к ним подходит какой-то парень.
     -- Купите полное собрание сочинений Ленина и Сталина?
     --  Боже мой, последние национальные богатства уплывают!  И сколько они
стоят?
     -- Пятьдесят долларов собрание сочинений Ленина и столько же Сталина.
     -- А где они у вас?
     -- В машине.
     --  Прямо как балетные девочки! Но как  же у вас  получается --  полное
собрание сочинений Ленина, кажется, пятьдесят пять томов. А Сталина -- всего
десять томов. А цена одна.
     --  А  когда  начали  запрещать  Сталина?  Еще  при  Хрущеве!  А Ленина
фактически никогда  не  запрещали, хотя и не  переиздавали. Поэтому собрание
сочинений Сталина -- редкость. Его начали раскупать еще при первых запретах.
     -- А где вы их достаете?
     -- У внуков и правнуков старых большевиков.
     -- Ну и как покупают?
     -- Неплохо покупают. Марксистские кружки и иностранцы.
     -- Что, опять  марксистские кружки?! Я этого не вынесу! А на таможне не
отбирают сочинения Ленина и Сталина?
     -- Даю гарантию! Не отбирают! Есть тайный приказ правительства поощрять
вывоз марксистской литературы из России. Особенно в Америку.
     -- А что это дает?
     --  Наивняк.  Они  думают, что марксистская литература мешает реформам.
Они  думают,  что  и   коммунисты  покинут  страну  вслед  за   марксистской
литературой. А  коммунистам  нужна власть, а не сочинения Ленина  и Сталина.
Сам я демократ... {579} Я вижу, что вы иностранец. Берите собрание сочинений
Сталина -- всего пятьдесят долларов.
     -- Нет, вы знаете, я этой литературой мало интересуюсь.
     -- Даю в придачу к собранию сочинений Сталина бесплатно два тома Ленина
с письмами к Инессе Арманд. Берите, не пожалеете!
     -- Нет, спасибо, обойдусь как-нибудь без писем к Инессе Арманд.
     -- Боже,  что  я  слышу! Ленина бесплатно  в придачу  к Сталину!  Ленин
перевернется в гробу, если, конечно,  то, что в гробу, это  он! Впрочем, это
месть истории. В последние годы жизни Ленина он уже был в придачу к Сталину.
А если купить собрание сочинений Ленина, можно в придачу бесплатно  получить
два тома Сталина?
     -- Нет: Сталин -- дефицит. Его еще при Хрущеве стали запрещать, поэтому
почти все раскупили. Редкость.  Так вы купите что-нибудь или мы  будем время
терять?
     -- Нет, молодой человек, таких книг мы ни при какой погоде не читаем.
     -- Ну, ладно. Я здесь похожу. Если передумаете, дайте знать.
     -- Мы уже и так все передумали.
     И молодой человек отходит.

     --  Однако,  я вижу,  личных  машин  в  Москве стало  гораздо больше. В
прошлый свой приезд я этого не заметил...
     -- Да, личных машин  стало больше...  Боже,  как грустна  наша  Россия!
Марксистские кружки! Это меня убивает, даже если он врет!
     -- Кстати, что вы думаете о Ленине как о мыслителе?
     --  Ленин  --  мировой  рекордсмен  короткой  мысли.  Если  вы  увидите
документальное  кино с  его  участием, то  вы  заметите,  как он  бесконечно
жестикулирует. Все люди, у которых  короткие мысли, пытаются удлинить их при
помощи  жестикуляций.  Они  думают,  что  мысль  при  помощи вытянутой  руки
удлиняется.  У  Ленина  была  жесткая  душа,  а  монета  мысли  лучше  всего
отпечатывается на мягкой душе.
     -- Но ему никак нельзя отказать в последовательности.
     -- Последовательное безумие и есть самое подлинное безумие.
     -- Интересно, был он суеверен хоть в чем-нибудь?
     -- Не думаю. Суеверие -- следствие неуверенности во внутренней правоте.
Суеверие  бывает свойственно очень  простым  {580} и  очень  сложным  людям.
Пушкин  был суеверен, но человек с  гипертрофированной уверенностью  в своей
внутренней правоте не бывает суеверным.  Ленин не мог сказать:  "Понедельник
-- тяжелый день. Нельзя начинать революцию в понедельник".
     -- Но кого же из деятелей русской истории вы считаете самым великим?
     -- Видимо, все-таки Петра  Первого. Он обладал могучей волей, обширными
планами и  в  самом  деле  был  работником  на  троне.  Но,  как  пишет  наш
замечательный историк Василий Осипович Ключевский, Петр защитил Россию от ее
врагов, но при этом он так ее разорил, как не могли бы ее разорить все враги
вместе взятые.  В России никто  никогда  не считался с жертвами и  сейчас не
считаются.
     -- Есть среди новых политиков России харизматическая личность?
     -- Харизматической личности не видел, но харязматических много.
     -- Вы прямо как Собакевич Гоголя.
     --  Из всех героев Гоголя, к сожалению,  Собакевич больше всего прав. В
самом деле -- кругом разбойники.
     -- Ну, хорошо. Еще до чего-нибудь додумались Думающие  о России? Только
коротко и ясно.
     --  Есть еще два варианта. Первый. Божий гнев потрясет  Россию, а затем
явится мощная личность и  скажет:  "Братья,  надейтесь! Мы  вместе с Россией
распрямимся! -- И тут же громовым голосом: -- А вы, сволочи, по местам!"
     И сволочи расползутся по местам, и свет надежды заструится над Россией.
     -- А второй вариант? Только так же коротко и ясно.
     -- Думающие  о России додумались  до великой планетарной мысли, которая
повернет ход мировых событий.
     -- В чем она заключается?
     --  Если  коротко, она заключается в  том,  что еврейское время  должно
оплодотворить русское пространство.
     -- Ну, это слишком коротко. Как это понять?
     -- Оказывается, мы и евреи  --  это  два  духовно  родственных  народа.
Только эти  два  народа  в  течение  многих  веков говорили о  своей  особой
исторической миссии на земле.
     Получилось так, что евреи захватили время. Официально пять тысяч лет, а
сколько у них в загашнике, никто не знает. Может,  еще десять тысяч лет. Но,
увлекшись  захватом  времени,  евреи  {581}  потеряли  пространство.  А  мы,
русские,  увлекшись  захватом пространства,  выпали из  времени.  Величайшая
задача самой природы -- соединить еврейское время с русским пространством.
     Что такое Израиль? Это наша русская лаборатория, хочет он того или нет.
Через десяток лет русский язык станет вторым государственным языком Израиля.
     -- Допустим. Что это меняет?
     --  Это  создает  между  русскими  и  евреями  новый  закон  всемирного
тяготения. Значит, в руках у евреев время. У нас в руках пространство. А что
такое время? Кстати, американское  научное открытие:  время -- деньги. Время
тянется к пространству или пространство тоскует по времени. Это безразлично.
Но  это факт,  хотя и  метафизический.  В  результате  соединения  времени с
пространством  инвестиции,  инвестиции,  инвестиции  по-сыплются на  Россию,
строго и равномерно оплодотворяя ее пространство.
     --  Интересно  у  вас  получается.  Еврейское  время тянется к русскому
пространству,  а сами евреи бегут  из  России.  Надо думать,  прихватив свое
время.
     -- Никакого противоречия! Истинная любовь как раз проявляется только на
расстоянии. Полюса времени и пространства  принимают  законченный вид  и уже
неостановимо тянутся друг к другу.
     -- А если они не захотят оплодотворять деньгами ваше пространство?
     --  Как не захотят?  Заставим! Вернее, закон природы  заставит. Это  не
зависит  от личной воли евреев или  русских. Время  ищет свое  пространство,
пространство ищет свое время, и они в  конце концов  соединятся. Израильская
лаборатория  работает на нас, сама этого не  ведая. У них процветают кибуцы.
Но это же хорошо отредактированный наш колхоз! И это не случайно.
     Выпав из времени,  мы запутались,  мы не знали, где,  когда  и как надо
было начинать. Поэтому у нас колхозы  провалились. Но вот вам доказательство
действия  мировых законов, независимо от воли человека. Почему при  огромных
внешних связях с Америкой  евреи не  развивали фермерское  хозяйство? Тайная
любовь.  Тяга времени к пространству. Скоро, скоро в историческом  смысле  в
России начнется изумительная жизнь.
     --  Допустим, я поверил в эту безумную,  хотя  и оригинальную идею.  Но
куда же денутся  ваши бесчисленные воры?  Если верить вам, они кишмя кишат в
России. {582}
     -- О, тут  своя  хитрость! Каждый, кто живет в России, знает, чувствует
на своей шкуре, как буквально  с каждым днем воруют все больше и больше, все
быстрее и быстрее!
     -- Что ж тут хорошего?
     -- Это результат могучего сближения времени с пространством. Чем больше
крадут,  тем   неизбежней  момент,  когда  воровать  будет  нечего   и  воры
самоистребятся,  как крысы после кораблекрушения, выплывшие  на голую скалу.
Гениально!
     -- И до этого додумались Думающие о России?
     --  И  до  этого,  и  до  многого  другого,  что  пока из  политических
соображений нельзя раскрывать.
     --  А  вам  не кажется,  что  Думающие  о  России  однажды  окажутся  в
сумасшедшем доме?
     --  Новая сталинщина? Тоже возможно.  Но что для истории  пятьдесят или
сто  лет?  Миг! Никто и ничто не может остановить  тысячелетнюю тягу друг  к
другу времени и пространства. Тут планетарные законы!
     -- Я  знаю, что  вы  из Думающих о России. Но  какая-нибудь гражданская
профессия у вас есть? Где вы работаете?
     -- Россия -- так красиво звучит, что работать неохота. Шучу. Я физик по
профессии, но нашу лабораторию уже три года как закрыли: денег нет.
     -- А сейчас это ваше рабочее время или свободное?
     -- Свободное. Потому-то я и оказался в вестибюле вашей гостиницы.
     -- Но согласно вашей  теории,  что делают Думающие о России в свободное
от думанья время?
     -- Как джентльмен джентльмену могу признаться. Мой  друг  художник  мне
сказал: "Займи этого господина, а я постараюсь продать его жене лжестаринную
икону". Судя по тому, что он уже удалился, операция завершена.
     -- Мэри, ты что-нибудь купила?
     -- Да, милый. Пока  ты шлифовал свой русский язык с  этим  человеком, я
приобрела чудесную икону  шестнадцатого века!  И всего  за  двести долларов.
Продавец  иконы оказался отпрыском потомственных  священнослужителей. Он сам
чудом  уцелел во  время  сталинских  чисток,  хотя  был еще совсем ребенком.
Душераздирающая  история. Я тебе  потом расскажу. Она  сама  стоит не  менее
двухсот долларов.
     -- Считай, что ты за нее уже заплатила. {583}
     -- Он сперва запросил пятьсот долларов. Но я ему сказала, что я не жена
богатого  бизнесмена,  а  всего  лишь профессора-русиста.  "Ах, русиста,  --
приятно  удивился  он, --  тогда другое  дело! Даю вам  икону почти даром за
поддержку нашей культуры". Видишь, как я тебя удачно приплела. И все правда!
Но  какой он патриот!  Я только боюсь, пропустят  ли в  таможне такую ценную
вещь. Не связаться ли с нашим посольством, чтобы они помогли?
     -- Поздравляю тебя с удачной покупкой! Уверен, что помощь посольства не
понадобится... Но, мой друг, вы за ваши соображения о России, сделав  из них
лекцию в Америке, могли бы заработать гораздо больше двухсот долларов.
     --  Как  джентльмен джентльмену могу  признаться, что я  заработал  сто
долларов. Мой  друг художник,  чтобы  внедриться  в шестнадцатый  век,  тоже
потрудился на сто долларов. Для нас, Думающих о России, это немалые деньги.
     -- Клянусь  Мэри,  вы  мне нравитесь!  Но  неужели  вы  не записали  на
магнитофон свою фантазию? Неужели вы каждый раз так импровизируете?
     -- Конечно.  Если бы я  записал на магнитофон свои соображения, а потом
повторял их, как попугай, это было бы воровством. Что касается моей лекции в
Америке, то это исключено. К лекции надо заранее готовиться, а я могу только
импровизировать.  Можете сами  воспользоваться моими соображениями для своей
лекции, только не ссылайтесь на меня.
     -- Почему?
     -- Потому что неизвестно, кто в  России будет у власти, когда вы будете
читать свою лекцию.
     -- Выходит, и я  заработаю на вашей лекции.  Выходит,  я подворовываю с
вашего согласия.
     -- Выходит.
     --  Из вашего  рассказа  мне показалось,  что  в  России  подворовывают
меланхолично. Но на вас это не похоже.
     -- У  нас  подворовывают довольно бодро, но при этом плачут  невидимыми
миру слезами.
     -- Я приглашаю вас  в этот бар выпить со мной виски. Разумеется, за мой
счет.
     --  Охотно принимаю  ваше  приглашение.  Но  было  бы в высшей  степени
странно, если бы вы пригласили меня в бар выпить за мой счет. {584}

     -- Удивительное дело! Оказывается, у вас в России проблемы со льдом.
     --  Это  недоразумение. Среди  природных  богатств России  снег  и  лед
занимают первое место.
     --  А вот послушайте меня. Это забавно. Мы с женой были на юге  России.
Зашли в  ресторан. Мы заказали  водку, закуски, минеральную  воду, а  я  еще
попросил официанта принести  нам лед, не без основания догадываясь, что  сам
он  этого  не сделает. Он как-то  странно  на меня  посмотрел  и  неуверенно
удалился.  Его так долго  не  было,  как будто он этот лед  добывал нагорных
вершинах.  А потом приходит и приносит нам пузырек с йодом. "Лед! Лед!  А не
йод!" -- кричу ему.
     Он был совершенно ошарашен, а потом спрашивает у меня: "Зачем вам лед?"
Я говорю ему уже раздраженно: "Мы, американцы, обедаем со льдом". "Но у нас,
--  говорит  он,  -- лед электрический,  его  кушать  нельзя". "Что  еще  за
электрический  лед?"   --  спрашиваю.  "Из  холодильника",  --  отвечает  он
сокрушенно.
     Тут я расхохотался.  "А  вы думаете, мы лед привозим со Шпицбергена? Мы
тоже достаем лед из холодильника".
     Он  все еще удручен чем-то. "А йод пока оставить или взять?" -- говорит
он. "Если у нас не предстоит драка, -- говорю ему, -- можете забрать".
     Как  бы  не  уверенный,  что драка  не предстоит,  он  забирает  йод  и
удаляется. Вскоре принес тарелку  с каким-то ноздреватым льдом и перечницу с
собой прихватил. "Спасибо, -- говорю, -- но зачем перечница?"
     И тут он не выдержал. "Но ведь лед пэресный, пэресный!" -- вспылил он и
оскорбленно  удалился, однако перечницу оставил.  Тогда я сказал  жене: "Это
страна дураков!" Но теперь глубоко извиняюсь и беру свои слова обратно.
     -- О невежестве  официантов  я вам могу сейчас  же  прочесть лекцию,  и
притом совершенно бескорыстно. Мой бизнес завершен.
     -- Нет, знаете ли, достаточно. Пить будем с одним условием: молча.
     -- Виски стоят такого условия. Идет!
     -- Мэри, мы пошли в бар. Присоединяйся к нам.
     -- Нет, я здесь еще посижу и погляжу на людей.
     -- Если тебе предложат что-нибудь вроде вазы времен государства Урарту,
воздержись от покупки.
     --  Хорошо, милый.  Я сама знаю,  что два  раза подряд  так повезти  не
может. Не такая я дурочка. {585}

Популярность: 16, Last-modified: Sun, 08 Oct 2000 16:35:57 GMT