Date: 5 May 1997
  From: litmanm@erez.cc.biu.ac.il (Meir Litmanovich)

Влад  Литманович благодарит :

 Шуру Острона - первого читателя
        этого опуса,за
        непрерывное
       "жду следующей части".
 Игоря Школьника (Архип) и
 Эдуарда Брустинова (Эдичка) -
      за внимательное прочтение
      предварительного варианта.
 Игоря Гроссмана (Дюк) и
 Виталика Вайнера - за подробнейшую
      информацию на тему "как
      закосить".
 Катю Капелюшник - за неоценимую
      моральную поддержку во время
      моих армейских приключений.
 Томера Лейванда - за популярное
      изложение методики
      программирования игр для  PC,
      рассказанное мне в 3:30 ночи
      на вышке в карауле.
 Антона Носика и
 Аркана Карива
      - за великолепно
      продемонстрированную идею о том,
      что раздел благодарностей может
      быть самым интересным местом
      в книге.
 Александра Гринмана и
 Ярона Блюшейна - защищающих
      Родину и мой мирный сон
      в момент написания очерка.
 Линуса Торвалдса - за то, что во
      время написания мне не
      пришлось познакомиться с
      генералом П. Фолтом.
      (Генерал П.Фолт - это General Protection Fault,
      без сомнения знакомый всем пользователям Windows )
 И многих - многих других,без которых
     "заметки" не появились бы на свет .

             Посвящается родителям  - мы никогда о
              них не помним, но где бы мы без них были ....



                          (тиронут - курс молодого бойца )

                                    Сижу я, братцы, в тиронуте,
                                    и кошки на душе скребут,
                                    причина этому простая, -
                                    здесь каждый день меня.....

     Очень  трудно  найти  начало во всей этой истории, а конца
ей, так вообще и не видно, но я приму за начало  9  сентября  -
день  когда  нас отвезли в военный лагерь. Вообще то задолго до
этого нам выдали форму, потом прислали повестку, и т. д.  и  т.
п., но все по настоящему началось именно 9 сентября.

     Я  проснулся часов в 6 с настроением, которое в свое время
хорошо описал Фазиль Искандер - "Праздник ожидания праздника ".
Меня радовал сам факт того, что сегодня должно произойти что-то
особенное.  В повестке было  написано  приехать  в  9:  30,  но
немного зная израильские реалии, я решил, что раньше, чем в 10:
00 там делать нечего. Позже выяснилось, что с таким же  успехом
я мог приехать туда и в 12: 00. Все равно забирать нас приехали
только в 13: 30.  Нас  собралась  небольшая  компания  знакомых
"русских"(приехавших  в  свое  время  из  разных  концов Союза)
Бар-Илановцев (студентов университета имени Бар-Илана ), и  мы,
сидя на крылечке начали обсуждать, что нас ждет. Я в тот момент
еще представлял  происходящее,  как  некий  турпоход.  Довольно
скоро это ощущение пропало, но об этом дальше.
     Наконец-то наши будущие командиры изволили приехать. Никто
не знал кто из них кем будет командовать, и, поэтому, ни к кому
особенно   мы   не   присматривались.  Единственным  человеком,
внешность которого бросалась в  глаза  была  девчонка-солдат  с
полностью выбритой головой.
     Панкует, подумал Штирлиц.
 Нас  построили в колонну и повели в сторону автобусов, по-пути
немножко облаяв. Я  привлек  к  себе  личное  внимание  "лысой"
девчонки,  заявившей,  что  еще  одна  моя  улыбка,  и  я с ней
познакомлюсь поближе. Несмотря на то-что ни  она  сама,  ни  ее
прическа   совершенно  меня  не  привлекали  (скорее  наоборот)
улыбаться я не перестал. Мы, наконец-то, сели в автобус.  Минут
через пять езды мы обратили внимание. что едем в сторону, прямо
противоположную месту, где мы должны были служить.
     Потом  выяснилось,  что  в  тот  день  у  наших командиров
поменялись планы, но, естественно, каким либо  образом  нам  об
этом  сообщить  они  сочли  ниже своего достоинства. Часа через
полтора нас привезли и выгрузили возле большого военного лагеря
под названием "Маханэ 80 "- "Лагерь 80". Одним из действительно
больших достоинств  этого  заведения  был  тот  факт,  что  там
проходят  службу  и  тиронут и девушки тоже.  В частности в тот
момент там проходила  тиронут  Ноа  Нетаньягу  -  дочка  нашего
премьер-министра.  Я  даже  удостоился чести получить тарелку с
кашей из царских рук (она в тот день дежурила на  кухне  ),  но
все  это  было  потом.  А  пока нас построили буквой П, условно
поделили на отделения, пообещав окончательно это  сделать  чуть
позже  и велели оставить все вещи на месте. Поставили какого-то
парня сторожить наш "багаж" и повели кушать.   Надо  отдать  им
должное,  кормят в армии, особенно на обед, вполне неплохо, но,
как в том старом анекдоте, это  единственное,  что  они  хорошо
делают.
     Мы  пошли  шеренгой  в  столовую  под крики со всех сторон
"Махлака   ашкеназов".    Необходимые   пояснения:   ашкеназами
называют  в Израиле выходцев из европейских стран, в отличие от
сефардов - приехавших, в основном из арабских стран.
     Махлака  -  это отделение, которое по идее должно состоять
из 30 человек, но  состоявшее  из  50.  Напоминает  что-то,  не
правда-ли?  Вообще  очень часто возникало ощущение "Дежа-Вю", в
смысле, что, как говорят здесь "на этом спектакле я уже был  ".
     Так, под обнадеживающие вопли, мы и пообедали.
 После  этого  нас  повели  делиться  на  отделения. К тридцати
студентам в каждом  отделении  добавили  еще  двадцать  будущих
моряков.  На  каждое  такое отделение полагалось три командира,
сержант и лейтенант. Когда я увидел в какое отделение я  попал,
я  похолодел: мало того, что одним из наших командиров была моя
"лысая"  подруга.  Две  остальные  командиры,   равно   как   и
лейтенант, тоже принадлежали к прекрасному полу.
 Я  никогда  не  был шовинистом, но в армии получать приказы от
девчонок, а еще и равных тебе по возрасту -  удовольствие  явно
ниже   среднего.   Отдельной  темой  является  их  интеллект  и
образованность.   Лейтенантша  так  и  не   получила   аттестат
зрелости.
        Из ее перлов можно выделить такие:
        "90 градусов, 180 градусов, 280 градусов"
 "Тот,  кого  поймает военная полиция, пусть даже на пороге его
дома, поворачивается на 360 (! )  градусов  и  возвращается  на
базу"
       "Берем  9/12 вычитаем и снизу и сверху 2, получаем 7/10,
значит 9/12 = 7/10 ".
       Вот  еще  несколько  перлов, часть из них - лейтенантки,
часть - остальных наших командиров:

- Тот, кто не выкупается сам, будет принимать душ вместе с
  сержантом.

- Тот, кто будет курить в неположенном месте, будет бегать по
  лагерю и собирать все окурки, а потом их сшивать с помощью
  нитки и иголки из вашего вещмешка.

- Да, и у нас бывают ошибки. Да, и у нас бывают неполадки. Но все
  они происходят по вашей вине.

- Вам нужно выстроиться рядом с баками с мусором, выпить пол фляги
  воды и привести себя в порядок. На это у вас куча времени - 10
  секунд. Вперед!

        Именно лейтенантша, кстати, должна была читать нам лекции на
разные армейские темы (как-то стрелковое оружие, гражданская
оборона, и т. д. )
Вообще ее уроки это отдельная, большая тема, итак:



        Заснул у МыМры на уроке,
        и был оставлен на шабат,
        и не писал бы эти строки,
        не будь столь милостив сержант.

     Маленькое  пояснение.  Ее официальная должность называлась
МемМемит - "Мефакедет Махлака" - начальник отделения. Отсюда  и
МыМра.   Маленькое  пояснение  номер  2.  В  Израильской  армии
принято, если нет особой боевой необходимости отпускать  солдат
на  шабат  (субботу  )  домой.  Соответственно, самое серьезное
наказание, кроме тюрьмы, конечно, которое можно получить -  это
остаться   в  армии  на  шабат.  (Кстати,  есть  люди,  которые
утверждают, что и в тюрьме не так уж плохо, но это  утверждение
я оставлю на их совести ).

     Как  я  уже  писал, лейтенант наша Эйнштейном не была. Вот
еще случай: На одном из уроков посвященных химическому  оружию,
она у нас спрашивает:
     "Когда первый раз оно было применено и кем? ". Народ у нас
умный, ей отвечают: "Исторический факт - первый раз  химическое
оружие  было применено Германией в первой мировой войне". Она и
спрашивает: "А до этого? ". Гробовая тишина - все знают, что до
этого хим.  оружие не применялось.
     Она  подождала  пару  минут,  и  говорит:  "Эх  вы,  а еще
студенты: Первый раз  хим.  оружие  было  применено  ДО  Первой
мировой войны, а именно в войне Ирана с Ираком ".
      Вообще-то на уроках гражданской обороны я был отличником.
Просто еще в Союзе я, как-то, когда в очередной раз закончилось
чтиво,  нашел  в  книжном  шкафу  десяток  книг  по Гражданской
Обороне и усердно их перечитал.  Проблемы  начались  на  уроках
стрельбы  из  М-16.  На  первом  же  уроке  я совершил Страшное
Преступление -- я заснул. Голос у лейтенантши  был  монотонный,
урок  скучный  до  невообразимости,  а  после  двух лет учебы в
университете у меня реакция на такие вещи почти автоматическая.
     Она  меня выгнала из класса и сказала командирше, чтобы та
меня немного "проветрила". Способная командирша намек поняла  и
организовала  мне  пробежку  в  десяток кругов вокруг здания на
время. Что-то она не так рассчитала  со  временем,  ибо  я  без
особых усилий в это время уложился, но про себя решил, что надо
будет с этими приколами чего-нибудь решать.
     И я таки решил..., но об этом чуть дальше. Меня вернули на
урок.  По мне, так лучше-бы я бегал. Наверное в этот момент Бог
услышал  мои молитвы, потому, что я снова заснул. Мне было даже
интересно, что со мной сделают сейчас, но, к моему  счастью,  в
небоевых частях командиры не особо изобретательны, а наши милые
девчонки  так  тем  более.   В  общем,  я  снова   бегал.   Моя
физподготовка  была прервана ужином.  Кстати, о распорядке дня,
он приблизительно выглядел так:

 5: 15 Подъем.
 5: 30 Построение.
 5: 45 Чистка М-16.
 6: 00 Умывание и бритье.
 6: 30 В этот момент вспоминали о наличии Бога и всех
       религиозных отпускали молиться. Светские занимались
       физподготовкой. Вообще, поразительно, как много
       людей в армии возвращались, только на срок службы,
       в лоно религии. Интересно, с чего бы это?
 7: 15 Завтрак.
 7: 45 Уборка лагеря
 8: 45 Урок МыМры.
 10: 00 Повторение урока МыМры классами по 15 человек.
 12: 00 Обед.

     После  него  у  нас,  по  идее,  должен был быть перерыв и
отдых.  Но, в связи с несовершенством мира, нас просто  немного
гоняли.   Так,  удовольствия  ради,  без всяких полезных целей.
Потом снова урок, потом снова повторение. Скука.   Очень  ярким
событием  было  построение  с  участием  сержанта.  Вообще, как
рассказывает знающий народ,  сержант  должен  быть  сволочью  -
работа  у  него такая, а лейтенантша - как раз тем человеком, с
которым, в случае чего, можно поговорить.   У  нас  было  прямо
наоборот.  Как  мы  потом  выяснили,  мы  были  его  первыми  и
последними "воспитанниками" и ему было просто "пополам".  Хотя,
какая  мне  разница,  почему человек нормально себя ведет. А на
фоне всех остальных он смотрелся просто великолепно. Правда, на
его  линейку  нужно  было  приходить  с каской и двумя флягами,
наполненными до такой степени, чтобы не хлюпало внутри. Надетый
на   себя  патронташ  с  этими  чертовыми  флягами  и  четырьмя
наполненными обоймами внутри, вдобавок к обязательному  M-16  и
каске на голове добавлял всем нам особое очарование.  И все это
после 17-ти часового дня, в ходе  которого  тебя  имели  раз  в
каждые  пару минут. Тот факт, что имели всех, а не только тебя,
утешает, честно говоря, слабо. Что вправду утешает, так это то,
что после того как нас поимеет еще и сержант, он нас отпустит в
душ и звонить домой.
     И   хотя   мне,  как  бывшему  советскому  человеку,  грех
жаловаться  на  санитарные  условия  следующий   раздел   будет
посвящен именно им.



        Сижу в палатке я, мечтаю,
        О книжке, девушке и Интернете,
        Что позабыл я здесь, не знаю,
        Мне игры надоели эти.

     Жили  мы  в  палатках,  на  10  человек каждая. Если бы не
теплый израильский климат и не  то,  что  происходило  все  это
ранней  осенью  -  имели  бы  мы  бледный  вид,  хотя скорее не
бледный, а синевато-замерзший. Туалеты, как ни  странно,  имели
вполне  приличный  вид, чего, к сожалению нельзя было сказать о
душевых.  Перефразируя Стругацких: "В нашей  роте  двести  душ,
все хотят горячий душ". Итак картина: 10 вечера - я, еле живой,
плетусь в душ, естественно в форме, включая сапоги, и с любимым
М-16  и  обоймой. На срок тиронута М-16 становится частью тела.
Когда я вернулся домой, то первые две недели ходил с ощущением,
что  чего-то мне не хватает. Хотя именно я трижды забывал его в
душе. Если бы меня хоть раз на этом  поймали  -  было-бы  очень
грустно,  но,  судя  по  всему Бог меня хранил. Происходило это
примерно так:
     Возвращаюсь  я  из  душа, настроение классное, ведь сейчас
нас отпустят спать, я вот только домой позвоню и сразу спать...
И  вообще  на  душе  легко... Черт, а действительно легко, и не
только на душе... Стоп, а где же моя винтовка???
     Спали  мы, понятно, тоже с ним. Друзья рассказывали, что у
них командиры по ночам ходили по их палаткам и пытались украсть
у  них ружья. Нас чаша сия миновала по той простой причине, что
сержанту было  "в  облом"  подобными  приколами  заниматься,  а
девчонки-командирши  наверно  боялись, что ночью, в темноте, мы
можем попробовать устроить им какой-нибудь прикол в их же духе.
Ладно, я отвлекся. Так вот, в душевой вода доходила примерно по
колено,  причем  после  первых  десяти  купавшихся   цвет   она
принимала  ярко-бурый. На бедные двадцать кабинок -- очередь из
двухсот человек, а на  то-чтобы  искупаться,  почистить  маслом
свое  ружье  и позвонить домой у тебя времени ровно час. Кстати
по поводу масла для ружья:  как-то  копаясь  в  моем  армейском
вещмешке,  мама говорит папе: "Смотри какая забота о солдате --
специально выдают дезодорант".  Пришлось ей объяснить, что  там
- машинное масло.
     На  этом  наш  день  заканчивался,  если не считать одного
мелкого,  но  неприятного  факта:  каждую  ночь  солдаты  одной
палатки по очереди, каждый по пол-часа охраняли наш мини-лагерь
из пяти палаток.



     Одним  из  громадных плюсов израильской армии является тот
факт, что если врач сказал, что здоровье солдата  не  позволяет
ему  что-нибудь  делать,  то ни один командир его это делать не
заставит -- затаскают по  судам,  благо  прецеденты  уже  были.
Командиры,  естественно,  тоже  не дураки -- они сделают все от
них зависящее, чтобы к  врачу,  если  у  тебя  нет  чего-нибудь
больно серьезного, ты попал не так скоро, как тебе хотелось-бы.
     Наиболее  ценной  вещью  у  нас  считались  две  справки -
аллергия на песок (единственный вид грунта в Израиле ) и полное
освобождение от любых физических нагрузок.
     (Есть  такое  понятие,  как  медицинский  профиль. Если ты
совершенно здоров -- получаешь 97. Любая болезнь  или  операция
это  число  снижают.  Кстати,  почему  97, а не 100? Злые языки
говорят, что из-за обрезания. Часто по профилю  человека  можно
узнать его болезнь. Например:

 45 - Астматик.
 72 - Практически здоровый человек с мелкими заболеваниями.
 21 - Псих. Но о психах отдельный разговор чуть ниже.

      (Если у тебя 64 и выше, и ты не единственный сын в семье,
то ты пригоден к службе в боевых частях. )

       Ни  той,  ни  другой  "всеобъемлющей " справки у меня не
было.  Но зато у меня было много разных мелких справок. Вот  их
перечень:

       Освобождение  от  переноса  грузов  весом больше, чем 10
килограмм и от подтягивания -  Дана  врачом  после  рассказа  о
профессиональной  болезни  программистов  -  болящих запястьях.
Никаких попыток проверить мои слова не производилось.

       Освобождение  от  бега,  марш-бросков и отжиманий - Дана
после  рассказа  об  искривленной  носовой  перегородке.   Это,
кстати,  правда.  Другой  вопрос  --  насколько  это мешает мне
бегать.

       Освобождение  от  ношения сапог на 5 дней. Была получена
под конец  тиронута  и  только  по  предъявлению  действительно
крепко растертых ног.

       Теперь  еще  одна  картинка из нашей повседневной жизни:
Солдат  роняет  M-16.  Стандартное  наказание:  от  30  до   70
отжиманий, в зависимости от настроения командирши.
        Диалог:

 К(Командирша): 40 Отжиманий.
 С(Солдат): У меня справка.
 К: Тогда 60 прессов (лежишь на  спине и поднимаешь ноги к  голове).
 С: У меня справка.
 К: Тот столб видишь?
 С: Да.
 К: У тебя двадцать секунд на то чтобы...
 С: У меня справка.
 К: Ладно, пиши к обеду сочинение на 2 страницы,
    почему ронять оружие это плохо.

       С сочинениями был еще один прикол, произошедший лично со
мной: Шла уже последняя неделя тиронута  и  я  был  на  субботу
дома.   По  возвращении  на  базу  в  воскресенье  я  умудрился
опоздать на две минуты. Мне поручили писать сочинение на  тему:
"Почему я опоздал ". Сделать мне уже ничего не могли, и я решил
взять маленький реванш. Я таки написал сочинение, но, во первых
я  использовал  самый  красивый  иврит,  на  который только был
способен,  а  во   вторых   -   подробнейшим   образом   описал
социологические и психологические причины опозданий вообще, и в
израильской  армии  в   частности.   Вот   мелкий   отрывок   в
приблизительном  переводе:  "Взглянем  на  израильское общество
вообще, и на армию -  его  неотъемлемую  часть.  Армия  являясь
недемократическим      образованием,     представляет     собой
конгломерат... " и т. д. В общем бред. К моему ужасу командирша
начало это читать. Прочитав примерно строки три, она закричала:
"прекрати.. ать мне мозги", бросила  мне  сочинение  в  лицо  и
удалилась. Никаких других последствий не было.

       Отдельной  темой  является  самое  страшное преступление
совершенное мной в армии. Итак,



       Пояснение.  "Бургер  Ранч"  -  достаточно  крупная  сеть
израильских  закусочных.   Меню  -  один  к  одному,   как,   в
Макдональдсе:  гамбургеры,  кола, салаты.  Чизбурегеров нет, по
причине  запрещения  иудаизмом  одновременной  еды  мясного   и
молочного  (для  желающих  по  всему  Израилю  есть натуральные
Макдональдсы с совершенно нормальными чизбургерами).
       Итак,  в  один  из прекрасных дней, нас решили ненадолго
оставить    в    покое    и    послали    заниматься    разными
общественно-полезными  работами  на  базе.   Меня  с  еще одним
парнем послали помочь  солдаткам,  ответственным  за  наведение
порядка  в учебных классах, средства массовой агитации, и т. д.
После наших командирш эти  девчонки  воспринимались,  как-будто
были  верхом  изящества,  красоты и интеллигентности. Мы помыли
пару классов, прибили в одном из них плакат  к  стенке,  надели
противогаз на чучело солдата. Вдруг вспомнилось из Стругацких:

       "Рассказывали,  что  в  углу  кабинета стоит великолепно
выполненное  чучело  одного  старинного  знакомого   Кристобаля
Хозеевича, штандартен фюрера СС в полной парадной форме...
       Хунта  был  великолепным  таксидермистом (таксидермист -
чучельник, В. Л.  )  Штандартен  фюрер,  по  словам  Кристобаля
Хозеевича,  -  тоже.   Но  Хунта  успел раньше. " ("Понедельник
начинается в субботу").

       По  окончанию  работы,  вместо того, чтобы придумать нам
какое-то занятие, как вне  всякого  сомнения  сделали  бы  наши
командирши,  (Однажды  мы всем отделением таскали камни, туда -
обратно, раза три.  О  Сизифе,  понятное  дело,  никто  из  них
никогда не слыхал )
       Так  вот,  вместо  этого они пригласили нас на склад. На
складе  среди  гор  разного  хлама  стоял   новенький   цветной
телевизор.   Показывали   какой-то  фильм.  Все  это  настолько
отличалось от уже привычного к нам отношения, что мы  полностью
потеряли   бдительность:   поставили   винтовки  в  угол,  сели
поудобней на какой-то старенький диван, стоявший в углу. В этот
момент  одна из солдаток - наших временных командирш и говорит:
"Я пойду позвоню, закажу себе  что-нибудь  поесть  из  "Бургер-
Ранча",   чтобы   мне  сюда  привезли  с  посыльным",  (кстати,
совершенно нормальная  израильская  практика),  "никто  из  вас
ничего  не хочет себе?  ".  Парень, который был со мой, расцвел
буквально на глазах. "Конечно хочу", сказал он.  "А  можно?  ".
"Никаких  проблем  "-  ответила  ему солдатка.  Он заказал себе
полный обед,  я  -  гамбургер  (говоря  честно,  не  люблю  еду
подобного типа, но упускать такую возможность было просто жалко
).  Минут через пятнадцать она вернулась. Мы вернули ей  деньги
и  все  вместе  сели  кушать.  Когда  я  был  где-то  посредине
гамбургера, а мой товарищ заканчивал  чипсы,  в  комнату  зашла
наша МыМра - лейтенантша.
      Немая сцена.
      По идее, надо было отдать ей честь. Но наши винтовки были
в другом углу, а, кроме того, наш вид не вполне  соответствовал
облику  доблестного  израильского  солдата.  У  меня  появилась
мысль, что, по  законам  восточного  гостеприимства  хорошо  бы
предложить  ей  разделить  с  нами  трапезу, но я как-то быстро
отказался от этой идеи. МыМра тоже была  в  шоке,  что,  честно
говоря  было  ей  совсем не свойственно. Постояв так пару минут
она вдруг сказала: "Чтобы вы через двадцать минут были в штабе"
и выбежала из комнаты.
       Ровно  через  двадцать  минут мы пришли в штаб роты. Нам
сказали, что нас будет  судить  военно-полевым  судом  командир
(вернее  командирша)  роты, но ее сейчас нет. Нас водили на суд
еще раз десять, но каждый раз его отменяли.
       "Проблема"  была  в том, что формально никаких армейских
законов (по крайней мере,  тех  которые  нам  сообщили)  мы  не
нарушали,  но  оставить нам это просто так они тоже не могли. В
итоге нас оставили на субботу на базе без  всяких  следов  суда
или  следствия, но протестовать было уже поздно (так получилось
), а махать кулаками после драки  --  совершенно  бессмысленно.
     Правда,  каждый  раз,  когда  МыМра  устраивала  отделению
головомойку (это происходило в среднем раз в два дня ) она  мне
это вспоминала. Происходило это так:
      - Отделение два!
       -  Если Лифшиц заснет на посту, а Абрамов будет, стоя на
боевом посту, жевать жевательную резинку, то что  мне  остается
делать?
       - Литманович, встань! Может вместе Бургер-Ранч закажем?!

Или еще вариант:

     - Как вы смеете так обращаться к вашей командирше!
     - Я вам что, ваша подружка?!
     -  Может придете ко мне в мою комнату, посидим за чашечкой
кофе, сигаретку выкурим?
     - Литманович встань! Может еще и Бургер-Ранч закажем?!

       Даже попрощалась она с нами не по-человечески. Последний
ее урок превратился  в  грандиознейшую  головомойку.  Хотя,  по
правде говоря, повод у нее был. Вот с чего это началось:
       За  день  до  окончания  тиронута  нам устроили присягу:
Привезли в музей славы НаХаЛя. (вид войск в котором мы служили,
типа  пехоты  с некоторыми различиями, не столь важными сейчас)
Подстригли, отрепетировали раз 5 всю процедуру. И вот, ровно  в
3  часа  нашим  родителям разрешили войти и церемония началась.
Сам процесс не представлял собой ничего интересного, интересное
началось  потом, когда после церемонии нас отпустили пообщаться
с родителями. Пользуясь случаем, и фактом,  что  у  отца  моего
друга  была  при  себе видеокамера мы решили устроить сценку на
тему: "Доблестное отделение 2 и его командиры".  Выглядело  это
великолепно. Ребята устроили совсем неплохие пародии и на наших
командирш, и на сержанта, и на лейтенанку  --  ее  то  как  раз
пародировать   было   легко,   например  у  нее  была  привычка
посередине собственного урока стать, прошу прощения, задницей к
нам,  поставить  ногу  на  один из стульев, и начать завязывать
шнурки. Похоже, что о таком  понятии,  как  элементарные  нормы
поведения в обществе она просто не слыхала.
       Позже  выяснилось,  что  заснять нас не удалось, но зато
наши командирши очень внимательно за  всем  этим  наблюдали.  И
вот,   сразу  после  отъезда  родителей,  за  нас  принялись...
Кульминацией того вечера и стал  ее  знаменательный  урок.  Как
человеческое  горло  способно 3 часа без перерыва кричать, я не
знаю. Может у лейтенантки были  какие-то  особенные  данные,  а
может именно этому их тренировали на курсе подготовки офицеров.
Факт остается фактом - кричала она долго.



      Общего между нашей базой и советской зоной (представление
о которой, у меня, честно говоря, в  основном  из  Довлатова  и
Солженицина)  были вышки охраны с автоматчиками в них, вернее с
полу-автоамтчиками,  ибо,  если  я  правильно  помню,  M-16   -
полуавтоматическая винтовка, а к "Узи" нас не очень подпускали,
разве что  только  на  стрельбищах  (у  "Узи"  есть  неприятная
привычка  стрелять, если его уронить на землю, без особой связи
с тем, стоит ли он на предохранителе ).
       Разницей  было  отсутствие  собак,  и  факт,  что в зоне
охраняли, чтобы зэки не сбежали, а у нас вообще непонятно зачем
(зачем  сбегать,  если  можно  просто  не вернуться с шабата из
дома, а шансы вооруженного арабского нападения на базу в  самом
центре  Израиля  приблизительно  равны  шансам вторжения к нам,
скажем, украинской армии. Тем не менее базу  усердно  стерегли.
Кто? Риторический вопрос.
       Говоря  честно,  несмотря  ни на совершенно ненормальный
распорядок дня (2 часа ты на вышке, 4 часа ты спишь,  и  это  в
идеале,  а  на  практике  из  4  часов твоего сна, если тебя не
забыли наверху (а такие "приколы" тоже случались и не  раз)  по
полчаса   уходят   на   пересменку,   плюс   время,   пока   ты
разденешься/оденешься,  плюс  завтрак/обед/ужин  -  в   среднем
получается  не больше двух часов сна на два часа дежурства) это
было самое лучшее время в тиронуте. Во первых если тебе попался
неплохой  напарник  (дежурят  обычно  вдвоем)  можно  интересно
поговорить, во вторых, все это время нас практически не трогали
командирши.
      Вообще, многие израильтяне с нетерпением ждут повестки на
свои резервистские сборы (один месяц раз в  год)  -  никто  ими
особенно  не командует, компания вполне неплохая (из года в год
это одни и те-же люди), государство полностью платит  зарплату,
на  шабат  ты  все-равно  дома и т. д. С другой стороны дома --
жена, дети, проблемы..., на работе -- опостылевший начальник, и
проект  который  надо  срочно заканчивать... В общем, непонятно
где лучше. Но резервистские сборы это одно, а служба  -  совсем
другое, поэтому очень у многих возникает совершенно вопрос:



      Закосить в Израиле от армии вещь очень сложная, но, как в
том старом анекдоте:  "Одному  из  наших  ребят  это  все  таки
удалось".   Основная  проблема  состоит  в  том,  что  учеба  в
университете отнюдь не освобождает от службы. Тебе просто  дают
отсрочку  (даже  ее  получить достаточно сложно), после первого
года обучения тебя забирают на тиронут (курс молодого бойца), а
закончив  учиться ты идешь служить Отечеству. Если тебе повезет
- возьмут по специальности, но уже не на 3 года, как обычно,  а
на  6  лет. Последние 3 года, правда, тебе платят зарплату, но,
по крайней мере для программиста, их зарплата просто  смешна  -
приблизительно   половина  от  минимальной  зарплаты  студента,
только что закончившего университет. Кроме того,  у  "русского"
израильского  студента отношение к армии сложилось еще в Союзе,
и от избытка желания служить,  он,  в  отличие  от  большинства
коренных  израильтян,  не страдает. Итак, что делать? Вариантов
немного, вот они по-порядку неприемлемости для большинства моих
знакомых  (сам я, наверное, пойду служить. Почему? Об этом чуть
ниже ). Итак, вот варианты:

1. Принять мусульманство (арабов и мусульман
  по понятным причинам в армию не призывают)

2. Уйти учиться в "черную" ешиву (ешива - высшее
  еврейское религиозное учебное заведение
  Их, нестрого говоря, два типа: "черные"
  (по цвету одежд учащихся и преподавателей)
  и "есдер" - учащихся этих ешив служат, и
  еще как служат.

3. Жениться и "родить" себе пару детей - полностью
   не освободят, но крепко скостят срок службы.

4. Заболеть чем-то очень тяжелым (не дай Бог) -
  притвориться не получится - проверяют очень
  скурпулезно. И, кроме того, если ты не при смерти -
  пошлют в тыловые части, но служить придется
  полный срок.

5. Попасть таки в армию и сбежать из части. В первый
  раз тебя посадят в тюрьму недели на две, а потом
  вернут в часть. Самое время снова сбежать. Тебя,
  естественно, снова посадят. По рассказам, это
  продолжается от пары месяцев до полугода. После
  этого тебя освобождают от службы по непригодности.
  Большой плюс этого варианта - отсутствие неприятных
  последствий, как в следующем. Минус - полгода в
  тюрьме все-таки не подарок.

  Итак, самый распространенный:

6. Стать "психом"- наиболее распространенный вариант.
  Врачи-психологи предпочитают оставить дома десять
  симулянтов, чем взять в армию одного настоящего
  психа. Кажется идеальным вариантом? К сожалению,
  есть слишком много минусов:

  а) Никогда не сможешь стать членом кнессета
     (израильский парламент) или мэром города
     - впрочем и не очень то хотелось.
  б) Никогда не получишь разрешение на ношение
     оружия - это уже неприятно, пистолет (вместе
     с сотовым телефоном ) обязательный атрибут
     израильского варианта "нового русского".
  в) Никогда не сможешь устроиться на работу в
     более или менее приличном государственном
     учреждении - еще менее приятно, хотя, в
     принципе, и это переживаемо.



       Я попытаюсь быть чуть серьезней обычного, надеюсь у меня
получится: -) ( если на этот значок смотреть сбоку, можно, если
крепко  постараться,  увидеть  улыбку  ) При всем вышеуказанном
следует отметить, что отношение большинства израильтян к  армии
хорошо  выражается  словами  одного  американского  президента:
"Пиночет, конечно, сукин сын, но это наш сукин  сын".  Несмотря
на  то,  что любая армия, в конце концов, действует, как машина
для  подавления  личности,  несмотря  на  глупость   командиров
(сегодня  прочел  в  газете  еще  историю:  Офицер рассказывает
солдатам, как ориентироваться на  местности  и  говорит:  "Если
что,  ищите на небе созвездие Южный Крест" (это созвездие видно
только в южном полушарии,  а  Израиль,  пока  еше  находится  в
северном). Так вот, несмотря на все это, если-бы не было армии,
мы бы все уже давно  находились  там,  где  желают  видеть  нас
соседи - арабы, а именно - в море.
        Кстати, на эту тему старый анекдот:
" -Это правда, что во время следующей войны снова будут
   выдавать противогазы? (противогазы выдавали во время
   войны в Персидском Заливе)
 - Нет, во время следующей войны будут выдавать акваланги. "
       И в этом, мне кажется основная разница между израильской
и советской армиями. Если там можно было сказать, что ты  идешь
непонятно  куда, непонятно зачем, и непонятно кого защищать, то
здесь это как раз очень даже понятно...

     Вот, вроде, и все.
     Я  везде  выражал  только свою личную точку зрения.  Любые
комментарии и/или реакция:

  E-mail: (электронная почта) :
     Влад Литманович,
     meir@xpert.com
  Адрес:
       Meir Litmanovich,
       Baal Shem Tov 14,
       Ramat Gan,
       Israel
       52300
  Телефон (972)-51-225-972
          (972)-3-676-1379

Популярность: 40, Last-modified: Sun, 18 Jan 1998 08:04:42 GMT