---------------------------------------------------------------
     Написано: 1990г.
     Author: Dean C. Delis with Cassandra Phillips, 1990
     Перевод: Кирилл Савельев, 1994г.
     по изданию: Москва, "Мирт", 1994г.
     OCR: Дмитрий Макашов

---------------------------------------------------------------


     Гермия Я хмурю бровь - он любит все сильней.
     Елена Такую власть - улыбке бы моей!
     Гермия Кляну его - в нем ярче пламя!
     Елена О, если б мне смягчить его мольбами!
     Гермия Чем жестче я, тем он нежней со мной!
     Елена Чем я нежней, тем жестче он со мной!
     Уильям Шекспир

     Где  правит  любовь, там  нет  желания властвовать,  и  где  господство
власти, там нет любви. Любовь - тень власти

     Карл Густав Юнг

     Если Вы любили кого-либо. Вы обязательно найдете себя в этой книге.
     Уоррен Фэррел,  доктор философии, автор книги "Почему люди такие, какие
они есть"

     "Парадокс страсти" - одна из лучших книг, прочитанных мной, специальных
или   популярных,   о    взаимоотношениях.   Чрезвычайно   проницательная...
практическая  и  полная  предложений,  которые  люди могут  использовать для
улучшения  своих взаимоотношений... Я  рекомендую  ее всем, кто интересуется
этой областью.
     Роберт Дж  Стернберг.  профессор психологии, автор  книги  "Треугольник
любви:
     интимность, страсть и обязательства"


     Я хотела просто  пролистать "Парадокс страсти", а  закончила  тем,  что
читала  каждую страницу и делала пометки. Книга схватывает смысл сегодняшних
усложненных взаимоотношений. Не пропустите!
     Марджори Хансен Шейеиц, автор книги "Синдром суперженщины"





     Несколько   лет   назад  на   борту  трансконтинентального   лайнера  я
познакомился  с  женщиной.  Она  была  хорошо  одета,  привлекательна,  явно
интеллигентной профессии.  Я дал бы ей не более 37. Когда она села рядом  со
мной,  я заметил ее  растерянный,  встревоженный  взгляд человека,  которому
"нужно выговориться".
     Я  летел  в Нью-Йорк, чтобы прочитать лекцию о  психологическом  тесте,
который  недавно разработал. Я оставил на время полета некоторые коррективы,
поэтому  был рад, что незнакомка не  стремилась завязать разговор. Напротив,
она  вытащила  из  дорожной  сумки популярное издание в бумажной  обложке  о
проблемах взаимоотношений, что меня слегка заинтриговало, поскольку эта тема
представляла для меня особый интерес.
     Во  время ланча  мы  разговорились. Лиз была аналитиком  по  финансовым
вопросам,  и  ее  работа была  связана  с  большим  количеством  поездок  по
Западному побережью. Мне всегда было интересно видеть, как люди реагируют на
мою профессию. Одни отказываются разговаривать, другие  становятся не совсем
искренними, а третьи иногда  открываются,  Лиз  относилась  к  последним.  В
частности, она хотела узнать, знаком ли  я с работой автора,  книгу которого
она читала. Я сказал ей, что знаком и что хотел бы услышать ее  впечатления.
Затем начался разговор гораздо более серьезный, чем я мог предполагать.
     Лиз заявила о книге:

     Мне  кажется,  будто  эта  книга  написана  специально  для  меня.  Это
сверхъестественно.

     Я спросил ее, почему. Она подняла книгу и сказала:

     Я  нахожусь на полпути к настоящему кризису в моих  взаимоотношениях. Я
оказалась в ловушке между двух мужчин, моим мужем... и мужчиной, с которым я
работаю  на Побережье. Все это заставляет  меня "лезть на стену".  Мой  муж,
Нейт, чудеснейший человек из всех живущих на  земле. Он врач.  Он все делает
для меня.  После двенадцати лет брака  он  все еще приносит розы без всякого
повода и  помнит такие  события, как годовщина дня нашей встречи. Я чувствую
огромную  вину,  потому  что, хотя  я и люблю  его,  он  слишком часто  меня
раздражает. И я  чувствую  себя еще хуже,  когда он принимает все, что я ему
преподношу,  и просто становится  все милее  и  милее,  особенно в последнее
время, когда я меньше всего заслуживаю этого.

     Я заметил ее  напряжение, когда она говорила  о  муже и браке. Но когда
она говорила о любовнике, ее манера резко менялась. Внезапно  она оживлялась
и увлекалась тем, о чем говорила, -- по крайней мере сначала.

     Я встретила  Дата  приблизительно  год  назад.  Он  наш  консультант на
Западном побережье.  Даг  младше меня и, вы бы сказали,  очень  увлекающийся
человек.  Сначала я скептически отнеслась к тому, что он начал  ухаживать за
мной. Я имею а виду,  что я не из тех, за  кем  он мог бы  приударить. Но он
казался очень искренним. Я поняла, что все  больше и больше теряю голову, но
надеялась, что этим все и кончится. Во всяком  случае это продолжалось около
четырех  месяцев. Я  никогда не изменяла Нейту и поэтому подумала, что Даг -
это  просто легкое увлечение. Но после пары совместных поездок  я  осознала,
что произошло что-то  большее.  Он постоянно был у  меня в мыслях,  и  я все
время  звонила  ему со службы.  В  нашем  офисе  работала  молодая, подающая
надежды женщина  - аналитик. Ее послали на Побережье,  и  я сходила с ума от
ревности, думая, что она может увлечься Дагом.

     Я  предположил очевидное:  должно быть, это было мучительное время в ее
жизни. Она иронично улыбнулась.
     Ну, моя  ревность оказалась  беспочвенной  и  мы  с  Дагом  стали очень
близки, Это меня сильно пугало. Я чувствовала себя ужасно. О таком муже, как
у меня, можно только мечтать,  а я так с ним поступаю. Из-за  этого я хотела
порвать с  Дагом но  когда я его видела, я обо всем забывала.  Все,  о чем я
могла думать:  как сильно я его люблю. Так продолжалось еще семь  месяцев. В
конце концов я начала  думать, что, может быть, мы  с Дагом созданы друг для
друга. У меня не было детей, поэтому меня ничего не привязывало к Нью-Йорку.
Мне было  бы просто перевестись  в наше Калифорнийское отделение. К тому  же
Даг  начал  немного  отдаляться от  меня,  поэтому я  подумала,  что  должна
действовать быстро.

     Она замолчала. В ее взгляде я увидел прежнее волнение.

     Поэтому в эту поезжу я  взяла для него  традиционные золотые запонки. Я
приготовилась  поделиться с  ним своей новой  идеей. Но он казался еще более
далеким от меня, чем когда-либо. В конце концов он спросил меня, что я хочу,
и  я  заволновалась. Я сказала ему  только,  что  хорошо  было бы  проводить
побольше времени вместе. Он ответил: "Иногда лучшее -  это  уйти  от чего-то
прекрасного,  пока оно  не  потеряло привлекательность."  Я  похолодела,  но
сделала вид, что принимаю  его  слова за шутку. Я почти уверена,  что у него
есть еще кто-то.

     Мы еще  немного поговорили,  и затем я спросил  Лиз, помогает ли ей эта
книга.

     Я  смогла увидеть причину,  из-за которой  мои отношения так  изломаны.
Теперь я знаю, что все  сводится к  моему  страху перед душевной  близостью.
Именно из-за него  я  держала  мужа  на расстоянии все эти годы.  Это  также
объясняет мое нездоровое увлечение Дагом. К тому же, возможно, мои  родители
воспитали меня таким  образом, что я была склонна искать ненужных партнеров,
хотя  в  детстве  была  довольно  счастлива.  Это   все   связано  с  низким
самоуважением и  потребностью  в самонаказании. Может  быть, потому, что мои
родители слишком любили меня, а я была не в состоянии ответить им тем же...
     Поиск ответственности за все ошибки

     Большинство  людей,  прибегающих  к  помощи  психотерапевта, делают это
из-за  проблем во  взаимоотношениях.  Я  долго  удивлялся  тому,  как сложно
достичь  гармонии в любви  и как часто  мы  обретаем лишь боль. И как трудно
людям осознать,  что  любовь, самое приятное  из человеческих чувств,  может
приносить наибольшие страдания.
     Пока я слушал откровения Лиз, у меня возникло новое понимание цели. Вот
яркая и привлекательная женщина,  считающая,  что  ее чувства погубили ее. С
одной  стороны, ее можно назвать "недотрогой",  боящейся реальной близости с
супругом,  а  с другой  -  с  Дагом  она вела себя как  "чересчур влюбленная
женщина", увлеченная безразличным  к ней мужчиной. Другими  словами, пособия
по самопомощи  ставили ей прямо противоположные  диагнозы. Из  ее рассказа о
детстве  я  заключил,  что она росла  в необычайно  благодатной  обстановке,
получая  от  семьи обилие  внимания,  в  отличие  от  многих  других  детей,
сталкивающихся  с   безразличием   родителей  и  составивших   лишь   дурное
представление о взаимоотношениях между людьми.
     Я определенно  симпатизировал Лиз. От любви действительно можно сойти с
ума. И  не  имеет  значения,  кратковременны  или длительны взаимоотношения.
Боязнь  быть отвергнутой,  к примеру,  может спровоцировать понижение уровня
самоуважения, чрезмерную  настороженность,  обостренную  ответную реакцию  и
безрассудную страсть к любимому человеку.
     С  другой стороны,  если  ваша  любовь  начинает  остывать,  это  может
привести  к чувственной холодности, оцепенению, вы можете обеспокоиться тем,
что не способны любить, или испытывать чувство вины.
     Я тоже пережил подобные чувства, как Лиз, как каждый, кто бывал влюблен
и  с  кем я когда-либо говорил  об этом. Очевидно,  что эти  сильные чувства
вполне нормальны.
     В сложившейся ситуации Лиз  переживала одновременно обе формы любви. Не
удивительно, что она испытывала эмоциональный надлом. Я был поражен тем, как
менялась  се  манера вести  себя в зависимости от того,  о ком она говорила.
Взаимоотношения - это настолько мощная движущая сила, что под ее влиянием мы
можем коренным образом измениться. Природа изменения зависит от  того, какая
форма  любви владеет вами. То  есть,  опасаетесь  ли вы быть отвергнутым или
чувствуете, что сами отвергаете своего партнера.
     Я  сделал заключение, что  эмоциональная  движущая  сила  романтических
взаимоотношений, оказывающая стать большое влияние на жизнь человека, должна
обладать  своей  собственной терминологией.  Литература о  любви и проблемах
взаимоотношений  показывает, что никто еще не  занимал  такой  позиции. Наше
поведение  в  интимных  взаимоотношениях  всегда  рассматривалось  лишь  как
барометр  чего-то  другого,  обычно того, как к нам  относились  в  детстве.
Например, Лиз возлагала ответственность за проблемы в своих взаимоотношениях
на  себя,  на  свое  "несоответствие",  берущее  начало  в  детстве.  Однако
чего-либо неправильного с ней не случалось. Что  представляется ошибкой, так
это ее  желание брать  на себя  ответственность  за все.  И еще большей - та
поддержка, которую оказывала ей в этом книга.
     Я  сказал  Лиз,  что  просто сама любовь  создает  различные  проблемы,
заставляющие нас вести себя тем или иным образом, что легко можно принять за
патологию.  Однако это  совершенно нормально и предсказуемо. Лиз помогла мне
осознать, что  важно широко  распространять такую  точку зрения. Вот то, что
вылилось в определенную форму в моем сознании:
     Мы не  должны автоматически относить проблемы  взаимоотношений на  счет
эмоционального дисбаланса, коренящегося в нашем детстве. Все более и более я
осознавал, что  бессовестно заставлять людей чувствовать  себя "больными" на
основании того, что в их взаимоотношениях существуют проблемы,
     Превращение естественных и общих для всех  любовных проблем в патологию
очень  вредно. Это  заставляет  нас чувствовать свою  обреченность на вечную
неудовлетворенность  взаимоотношениями.  Такое   превращение   в   патологию
порочно, потому  что  оно не берет  в  расчет реальную неосознанную движущую
силу взаимоотношений.
     Сейчас, как  никогда прежде, важно эффективно  справляться с проблемами
взаимоотношений.  Никогда  прежде общество  не  было  настолько  сведущим  в
области психологии благодаря бесчисленным книгам по самоанализу, появившимся
за последние десятилетия. Но я  уверен,  что  многие из этих  книг  приносят
больше вреда, нежели пользы,  своим  "патологазированием"  и противоречивыми
выводами. Тот факт,  что книги о взаимоотношениях вызывают огромный интерес,
свидетельствует о том, что сейчас, как никогда, мы запутались в отношениях с
любовными партнерами и жаждем руководства.
     Парадокс страсти

     Когда  я  впервые  подверг сомнению  преобладающий  подход к  проблемам
взаимоотношений,  я вернулся  к основам. Я описал для себя, пользуясь  самой
обычной   терминологией,   то,   что  вызывает   больше   всего  проблем  во
взаимоотношениях моих клиентов (и, признаться, в моих собственных).
     Это  сводится  к  следующему:  один  из  партнеров  более влюблен  (или
"эмоционально  вкладывается"  во  взаимоотношения), чем другой. И чем больше
любви требует  более  увлеченный  партнер,  тем меньше  потребность  другого
отдавать.
     Состояние  неуравновешенности, в  котором  находится  более  увлеченный
партнер, я описал термином  "подчиненное положение",  в то время  как  менее
увлеченный партнер занимает  "ведущее положение". Из опыта я знаю,  что  как
мужчины,  так  и женщины  могут занимать подчиненное и ведущее  положение  в
разные периоды  одной и той  же  любовной связи.  Таким  образом, устойчивое
мнение о том, что  женщины  - жертвы  несправедливого  обращения  со стороны
мужчин, мне  кажется заставляет  нас упускать из виду то, что женщины  также
способны "разбивать сердца".
     Могу  сделать  и еще одно заключение: в сущности,  все  люди  в  равной
степени переживают обе формы любви. И не имеет значения, любила ли вас  мать
или  была к вам  равнодушна, счастливым ли или несчастным было ваше детство.
Никто, даже "эмоционально  здоровые"  люди, не свободен от боли,  приносимой
любовью, когда  она отклоняется  от положения  равновесия. Конечно,  люди  с
беспокойным характером обычно строят неуравновешенные взаимоотношения, в  то
время  как более  жизнеспособные  легче справляются с  проблемами  и  делают
полезные выводы. Однако любовь может превратить мир в хаос у любого.
     Эти выводы позволили мне осознать отсутствие некоего "связующего звена"
между эмоциональным дисбалансом в  увлечении и проблемам  взаимоотношений. Я
нашел в ключевой точке взаимоотношений  парадокс, противоречие, объясняющее,
почему нам было так трудно выявить суть проблемы.
     Вернемся к  ситуации,  в которой оказалась Лиз. По отношению к мужу Лиз
была  ведущей. Выражением  неуравновешенности явилось  "ухаживание" Нейта  и
ответное желание Лиз порвать с ним. Она знала, что больше не влюблена в него
и не испытывает к нему сексуального влечения.

     Сразу после свадьбы все было совсем по-другому - Нейт  был моим врачом.
К  тому же он на  четырнадцать лет старше  меня. У  него  была жена, которая
любила его до безумия. Я буквально поклонялась  ему.  В конце концов он  был
старше и был доктором. Но спустя пару лет после свадьбы я поняла, что  у нас
возникли проблемы. Он привык, что жена выполняет каждое его  требование, а я
решила стать магистром экономики управления. Он не сошелся с моими друзьями,
а я  не  стремилась сойтись  с его. Сначала я хотела иметь ребенка, а  он не
хотел, затем, наоборот, - не  хотела я, а он хотел. И все же он относился ко
мне  с большой  любовью. Иногда  мы  чудесно  вместе проводим  время  и  нас
связывают определенные узы заботы друг о друге.

     Я сказал, что, похоже, она положительно воспринимала свое замужество.

     Да...  Пока я  не  встретила  Дага.  Раньше  я была сконцентрирована на
карьере  и домашних заботах. Теперь  я сосредоточилась  на другом.  Сейчас я
чувствую, будто какая-то часть меня, которая  спала, проснулась. И она стала
главной.   Мне  приходится  бороться   с  собой,  чтобы  поддерживать   свой
профессиональный уровень. Я думаю, что Нейт начал что-то подозревать.

     Отношения с  Дагом были  зеркальным  отражением  взаимоотношений  Лиз с
мужем. Нейт эмоционально "вращался" вокруг нее, как она вокруг Дага. С мужем
она  ощущала  беспокойство, обособленность, не  испытывала  большой любви  и
чувствовала  себя  виноватой  в  этом.  В Дага она была страстно  влюблена и
чувствовала тревогу.
     Я сказал Лиз, что, когда  мы влюбляемся, основным переживанием является
потеря контроля над собой. И это порождает беспокойство. Она согласилась.

     Знаешь, первое  время с Дагом  все  было  просто чудесно. Я чувствовала
себя перерожденной. Затем я стала нервничать,  У меня возникло  беспокойство
по поводу чувств Дага ко мне, и  я боялась сказать или сделать что-нибудь не
так.

     Страх Лиз  коренился в боязни подчиненного  быть отвергнутым. В отличие
от  остальных аспектов  ее  жизни  в  своем  новом  любовном  увлечении  она
чувствовала себя беспомощной,  неуверенной и уязвимой, так как была без  ума
от любви, В начале большинства романов оба партнера чувствуют  себя подобным
образом.
     Занимающие  подчиненное  положение  испытывают  это  в   большей  мере.
Испытывая неуверенность  и желая  вернуть  чувство  контроля, они  прилагают
больше   усилий,   чтобы   увеличить   свою   "притягательную   силу",   или
привлекательность.  Основной  ритуал ухаживания  сводится к  самовозвышению:
носить самую красивую одежду, проводить часы перед зеркалом, выдумывать, что
бы такое умное сказать,  расписывать свое  кулинарное  мастерство,  свободно
тратить деньги  на подарки, рестораны и романтические затеи. Одним  словом -
делать  себя  максимально  привлекательным.  Лиз  сообщила,  что   истратила
месячную  зарплату  на дорогую косметику и парфюмерию после того, как начала
встречаться с Дагом.
     Цель подобных усилий -- добиться эмоционального, душевного контроля над
любимым для того, что бы не  бояться быть отвергнутым. Это означает выиграть
его или ее любовь.
     Но здесь ловушка
     Если  вы окажетесь слишком привлекательным, так,  что ваш партнер будет
влюблен явно сильнее вас, ваши взаимоотношения утратят равновесие Вы станете
ведущим.  Или,  если  вы  напуганы  отдалением вашего партнера,  вы  станете
подчиненным. Это и есть недостающее звено, которое я искал:
     Сильное желание  привлечь кого-то, обрести над кем-то душевный контроль
содержит в себе опасность  разрушения баланса взаимоотношений Это происходит
потому, что чувство влюбленности  на биохимическом уровне связано  с потерей
над собой контроля. Как только  вы начнете контролировать себя или уверитесь
в  любви  вашего партнера, ваши  собственные  чувства будут  остывать, былое
возбуждение, острота восприятия постепенно исчезнут.
     Конечно,  все мы понимаем, что пьянящее  чувство  новой любви  не может
длиться вечно. В  уравновешенных  взаимоотношениях  после того,  как  первое
очарование уходит, партнеры входят в фазу близости и теплоты. Но  когда один
из  партнеров  влюблен   сильнее  другого,  это  может  привести  к  разрыву
отношений.
     Именно так обстояли дела у Лиз с Нейтом. После того, как первоначальное
благоговение  перед Нейтом прошло, Лиз начала преследовать другие интересы и
оставила его без внимания. Поэтому Нейт почувствовал, что его уверенность во
взаимоотношениях  исчезает.  Из-за  этого  он  утратил  контроль  и  сильнее
влюбился  в Лиз. Его  "суперухаживание" имело  целью завоевать любовь  Лиз и
освободиться от опасения быть отвергнутым. Но это  привело лишь к тому,  что
Лиз  обрела  еще больший контроль  над  взаимоотношениями,  потеряла  к  ним
интерес и вследствие этого перестала испытывать прежнюю любовь.
     Однако, если ваш любовник имел большие успехи в завоевании вашей любви,
чем  вы в его, как в ситуации с Дагом, вы почувствуете большую неуверенность
и окажетесь влюбленным сильнее партнера Тогда вы будете стремиться к большей
близости и  обретению  контроля. Это  в свою  очередь  вызовет у занимающего
ведущее положение  чувственное отдаление от вас,  а подобная реакция вызовет
еще большую неуверенность у занимающего подчиненное положение и недовольство
у ведущего,
     Как показал пример Лиз, парадокс  страсти может неожиданно обнаружиться
в  любой  момент.  Он  может  погубить  как  новый роман,  так и  длительные
отношения. Вызван он может быть  различными источниками дисбаланса:  большей
притягательной  силой  одного из  партнеров,  объективными обстоятельствами,
"игровыми    ролями"    партнеров   или    несовместимостью   индивидуальных
особенностей. Мы  исследуем каждый из этих источников. Но вне зависимости от
причины,  от  того, скрыта  она  или  очевидна,  развитие  парадокса страсти
приводит к потере настоящей близости.
     Кризис, вызванный парадоксом страсти

     Очевидно, что  парадокс  существовал всегда.  Наверное, лучшим примером
тому служит великий роман Л. Толстого "Анна Каренина", который является моим
любимым  художественным  произведением.  Граф  Вронский и  Анна,  нарушившая
супружескую верность, достигли удивительного подъема страсти  отчасти  из-за
того, что обстоятельства не позволяли им полностью обладать друг  другом. Но
как  только  Анна  забеременела  и покинула  мужа, чувства  Вронского  стали
ослабевать. Это родило в Анне неуверенность, которая превратила ее страсть в
ревность и в конечном итоге привела к трагическому концу,
     Этот универсальный закон всегда  существовал  и будет существовать.  Но
сейчас,  в  эпоху, когда  брачные  отношения ослаблены, существует тенденция
создавать много романтических связей, а  это означает частое соприкосновение
с парадоксом страсти.  Ко мне обращались клиенты, которые причиняли боль так
часто,  что  это  стало  их  хроническим  состоянием.   Они  превратились  в
эмоционально  изолированных  ведущих.  Ко мне  обращались  деловые  женщины,
откладывавшие  замужество  до тридцати  пяти,  а  потом, охваченные паникой,
ставившие себя  в  положение подчиненных. Ко мне обращались люди.  мужчины и
женщины, с цинизмом относящиеся к продолжительным, приносящим удовлетворение
взаимоотношениям.  Люди  не  понимают, что  влечет  за собой их  забота  или
невнимание к партнеру. Они не понимают, почему у них  возникают те  или иные
чувства. Или, что еще хуже, они считают свои отношения патологией, используя
умные словечки из новейшей "популярной психологии".
     Но  меня  беспокоят не только книги,  внушающие мысль о якобы патологии
взаимоотношений. Из  опыта я  знаю, что традиционные методы могут  оказаться
опасными в сфере проблем взаимоотношений. К примеру, ко мне обращается пара:
один  из  партнеров  переживает  отсутствие душевных связей  и  ищет большей
близости, в то время  как  другой страдает от избытка эмоций  и  стремится к
отдалению. Стандартный прием а этом случае  -  побудить партнеров  оказывать
друг  другу  больше  внимания.  Но  побуждение  ведущего партнера к  большей
близости заставит его чувствовать еще большее утомление,  а также приведет к
возникновению  чувства  вины  (он  должен  быть более  любящим).  Результаты
подобной помощи  часто оказываются противоположными  ожидаемым  и приводят к
распаду пары.
     С другой  стороны я  убежден,  что  правильный подход  может привести к
укреплению  привязанности  между партнерами. Мои клиенты  хорошо относятся к
предположению,  что действительной  причиной  неурядиц  во  взаимоотношениях
является  парадокс  страсти. Как я  уже  объяснял, ни  один из партнеров  не
должен  обвиняться  в возникшем  дисбалансе. Мы  можем вместе трудиться  над
выяснением   истинного  источника   или  источников  дисбаланса,   а   затем
использовать разработанную мной технику для его устранения.

     Мы  можем быть выдающимися диагностами в проблемах других пар, но когда
дело  касается наших собственных взаимоотношений, мы становимся слепы. Чтобы
определить,  захвачены  ли  вы  парадоксом страсти,  ответьте  на  следующие
вопросы:
     Является ли один из партнеров более ревнивым, чем другой?
     Ждет ли  обычно один  из  партнеров, чтобы другой позвонил или вернулся
домой?
     Можно ли охарактеризовать одного партнера  словом "хороший",  а другого
словом "плохой"?
     Прилагает ли один из партнеров больше усилий для поддержания  разговора
и вообще общения?
     Говорит ли один из партнеров "я люблю тебя" чаще, чем другой?
     Является    ли   один   из   партнеров   более   привлекательным    для
противоположного пола, чем другой?
     Бывает ли один из партнеров менее нежным после секса, чем другой?
     Хочет ли один из партнеров "работать над взаимоотношениями" больше, чем
другой?
     Имеет ли  один  из партнеров тенденцию  чувствовать себя заброшенным на
вечеринках, в то время как другой чувствует себя скованным, напряженным (или
временно "раскрепощенным")?
     Является ли карьера одного из партнеров более удачной, чем у другого?
     Имеет  ли  один  из  партнеров  тенденцию  чувствовать  беспокойство  и
неуверенность  во взаимоотношениях,  в то время как другой  принимает их как
должное?
     Раздражается ли один из партнеров тем, как другой ведет себя на людях?
     Если вы не состоите в  браке,  поднимает ли  один из партнеров вопрос о
взаимных обязательствах и браке чаще, чем другой?
     Если  вы  состоите  в браке, поднимает  ли один  из партнеров  вопрос о
рождении ребенка (или второго и т.д.) чаще, чем другой?
     Во время ссор дает ли один из партнеров другому такие  определения, как
"занят  самим собой", "эгоистичен"  или "невнимателен", в  то время как  тот
обвиняет его в "собственничестве", "придирках" и "требовательности"?

     Если вы ответили  "да" на  несколько вопросов, в ваших взаимоотношениях
присутствует  элемент  дисбаланса.  Чем  больше  положительных  ответов, тем
больше дисбаланс.
     Конечно,  даже  пары с гармоничными взаимоотношениями испытывают иногда
дисбаланс и сталкиваются с  парадоксом.  Однако  в таких парах оба  партнера
уделяют   одинаковое  внимание  своим  взаимоотношениям.  Это  предотвращает
дисбаланс, за исключением каких-либо экстремальных обстоятельств.
     Теперь давайте  обратимся к коренным  причинам возникновения проблем во
взаимоотношениях. Постараемся понять, как мы оказываемся в ситуациях,  когда
помимо воли начинаем играть роль ведущего или подчиненного.
     Когда  самолет  начал  снижаться,  Лиз  подвела   итог   нашей  беседе,
заставивший меня задуматься над ее словами:
     Я думаю, что то, о чем ты говорил, настолько распространено и очевидно,
что перестало быть заметным.

     Ставки  высоки. Удача в любви --  один  из  великих  решающих  факторов
счастливой  жизни.  Цель  этой книги -  сделать  счастье более  доступным, а
невидимое -- видимым.






     УДОВОЛЬСТВИЯ И ОПАСНОСТИ СТРАСТИ
     Когда  мы влюбляемся, наша черно-белая  жизнь  расцвечивается радужными
красками. Новая любовь  изменяет наши  мысли, чувства,  восприятие мира Наши
мысли пугаются, чувства обостряются, мы начинаем видеть все в розовом свете.
     Я  всегда  прошу моих клиентов  рассказать о  том, что они чувствовали,
когда  только-только  влюбились.  Это очень полезно  потому,  это заставляет
вспомнить о том, что легко забывается в суете будней: они могут дарить  друг
другу величайшую радость  и  удовольствие. Я люблю подробно разбирать период
ухаживаний  -  он  объясняет  многие  причины  этой  связи,  а  также  часто
раскрывает  зачатки  противоречий,  возникших  между  ними  впоследствии.  В
большинстве  случаев признаки дисбаланса проявляются очень рано. Важно сразу
распознать  их,  поэтому  выражение  "диагноз  -  половина  лечения"  весьма
справедливо


     Я выбрал  именно эти  три  пары,  чтобы  описать период  их ухаживаний,
потому что они прекрасно иллюстрируют движущую силу привлекательности.

     Пол и Лаура
     Полу  35 лет, он юрист,  специализирующийся на  налогах. Говорит  очень
четко,  будто скрывая  душевное  волнение  от воспоминаний  о  том,  как  он
влюбился в Лауру, женщину, принесшую ему и высочайшее счастье, и глубочайшее
отчаяние.

     Я  встретился с ней,  когда  она первый раз  пришла  в фирму.  Она была
настолько привлекательна, что это помешало мне осознать,  насколько серьезно
я  заинтересовался  ею.  Я  отчетливо  вспоминаю  момент,  когда  я  впервые
задумался  о  романе.  Она  сидела  подле меня на  собрании, а  я  спорил  о
дальнейшей  политике нашей фирмы. Затем она подвинулась ко мне и прошептала:
"Держись,  Бейкер". Ее  взгляд,  аромат ее  духов, ее поддержка,  ее чувство
юмора и  естественное дружелюбие... все это  сразило меня наповал. У меня не
было никого уже долгое время, а теперь показалось, что я преодолел барьер.

     Лауре 28 лет, она высокая брюнетка, поражающая своей красотой с первого
взгляда. Вот  как обстояли дела с  ней: она "положила глаз"  на Пола, потому
что ей нравились его авторитетность и манера держать себя.

     Не хочу показаться тщеславной, но я устала от приставаний мужчин. А Пол
явно не собирался "лезть" ко  мне. Это меня заинтриговало, а как бы он повел
себя, если бы был влюблен? Я  выбрала его из-за его остроумия, находчивости,
уверенности  в себе и уважения, каким он пользовался у персонала фирмы.  Мне
даже  понравилось,  как  он  выглядит:  человек  высокого  профессионализма,
проводящий  много  времени  за рабочим столом,  но  в  этом-то  и было некое
очарование.

     Как и большинство молодых пар, Пол и Лаура не слишком хорошо знали друг
друга, когда их взаимная приязнь переросла в роман. Но их представления друг
о друге были вполне определенными и романтичными.

     Дебора и Джонатан
     Деборе  33 года,  она преподаватель  школы искусств,  с волосами  цвета
песка,  одевающаяся  с художественным  вкусом.  Она  встретила Джонатана  на
вечеринке их общего  друга. Имея за плечами несколько  серьезных и не  очень
серьезных  романов, Дебора была недовольна собой, тем, что она "теряет" себя
в  любви. Она  зареклась не встречаться  ни  с  кем целый год и вся отдалась
живописи, надеясь устроить выставку.
     Джонатан - бригадир плотников,  работал в нескольких  местах, занимаясь
своим  маленьким, но процветающим бизнесом. В свои сорок  с небольшим он уже
один раз был женат.
     Дебора вспоминает, как он ухаживал за ней:

     Сначала он не  произвел  на меня  впечатления. По конституции он мне не
подходил: слишком высокий и худощавый, и  мне не  нравятся бородачи. Но  то,
что он был очень доброжелателен и искренен, привлекло меня. Я прямо заявила,
что  не  ищу  свиданий,  однако ему все же  удалось  убедить  меня  устроить
"дружеский ужин".  Затем он рассказал мне о своем неудачном браке - его жена
ушла к другому - и о том, что я была первой женщиной, которая заинтересовала
его  за последние  несколько лет.  Я была польщена, но он  не  слишком  меня
увлекал.  Все  же  он  выглядел таким милым  и  надежным,  что я согласилась
увидеться с ним еще раз.

     Я  попросил  у Деборы разрешения поговорить с  Джонатаном  наедине, она
согласилась. Я спросил у Джонатана, что прежде всего привлекло его в Деборе.

     Вообще-то я не люблю вечеринки и  уже собирался  уходить, когда  увидел
Дебору.  Мне  понравился  ее творческий  подход к  наряду, и  я  ощутил наше
духовное родство. Она была очень обеспокоена, но  мне это было приятно.  Мне
не  нравятся  женщины,  которые  "нападают"  или  своим поведением  выражают
желание. После  ужина я был в восторге, потому что мои первоначальные выводы
подтверждались. А когда она согласилась увидеться еще  раз, я был на седьмом
небе, так как вначале она говорила, что не хочет свиданий.

     Ситуации,  когда  изначально  односторонний интерес,  как у  Джонатана,
порождает впоследствии романтические  чувства другой  стороны, как у Деборы,
не   редкость.   Это  происходит  потому,   что  перспектива  эмоционального
осуществления через роман может быть необычайно привлекательна.

     Бет и Майлс
     В отличие от  двух других пар Бет и Майлс были женаты, когда пришли  ко
мне. Они познакомились четыре года  назад, когда Майлс был нанят управляющим
шикарного, но утратившего популярность ресторана.  Капитальная реконструкция
его интерьера и замена кухонного оборудования  имели полный успех.  Частично
он был обеспечен рекламной кампанией, тщательно спланированной Бет,  которая
заведовала общественными связями.
     Бет  36 лет. Годом раньше у нее закончился длительный роман,  и  теперь
время  от  времени она ходила на свидания. Майлсу 32  года.  В городе он был
известным холостяком. Бет вспоминает их первую встречу в ее офисе:

     Майлс сразу произвел на меня впечатление, Он вел себя немного нахально,
однако   казалось,  что  он  может  делать  десять  дел  одновременно.   Мне
понравилось, как он выглядел  - красиво, хотя немного необычно. Например, на
галстуке у него были изображены  маленькие лодочки.  Но главное,  что больше
всего меня  поразило, это то, что он выглядел очень основательно. Он настоял
на том, чтобы я зашла в ресторан после работы, чтобы обсудить дела компании,
а в конце  вечера мы уже занимались любовью  на тахте в  его  офисе. Заверяю
вас, что это нетипичное для меня поведение с клиентами.

     Майлс сказал о Бет:

     Влечение возникло сразу, взаимное,  душевное я  физическое. Сначала Бет
вела себя  чисто  по-деловому, но  когда мы лучше  узнали друг  друга, у лее
проявилось  чувство юмора.  То, как  это не вязалось с ее деловым  костюмом,
пришлось  мне  по душе. В ее образе я находил множество мелких противоречий.
Ее мысли поразили меня, и когда я вышел из офиса, я все думал и думал о ней.

     Когда клиенты впервые входят в мой кабинет, они могут быть в депрессии,
озабочены  чем-то,  озлоблены  и  даже   переживать  горе.  Но   когда   они
рассказывают о  первых  порах их увлечения, в их  голосе  и глазах, кажется,
появляется  новая  надежда.  И у них  усиливается  стремление разрешить свои
проблемы.

     Почему один человек нас привлекает сильнее другого?
     Чтобы ответить  на этот  чрезвычайно  сложный вопрос,  надо рассмотреть
основы, а  именно  наши желания, в особенности желания, имеющие отношение  к
другим  людям, - так называемые межличностные желания.  Удовлетворение таких
желаний требует взаимодействия с другими людьми.  Эти желания играют главную
роль в нашем эмоциональном благополучии и представляют собой движущую  силу,
которая управляет поведением людей.
     Существуют  два  типа  межличностных желаний.  Первый  тип  - основные,
которые  включают  потребность  в  общении,  близости,  сексе  и  одобрении,
Основные  желания  толкают  нас  к  общению  с другими  людьми,  что  должно
обеспечивать выживание нашего вида.
     Ко второму  типу  относятся  специальные  желания.  У  каждого  из  нас
специальные желания составляют определенную уникальную мозаику. Они дают нам
критерии к поиску нужного  партнера, который  бы полностью нас удовлетворял.
Эти желания  заставляют нас иметь предпочтение во  всем, начиная от  системы
ценностей,  книг и профессии до цвета волос, чувства юмора  и  телосложения.
Они определяют,  какого  рода взаимоотношения мы хотим создать, -  возможно,
энергичные,  возможно,  безмятежные, - и  толкают нас к людям, которые могут
помочь нам в установлении таких отношений-
     Специальные желания могут иметь различное происхождение. Родители, люди
и   обстоятельства,  окружавшие   нас  в   детстве,  обладают   возможностью
формировать, наши предпочтения. Такой же возможностью, но в меньшей степени,
обладают  опыт  и взаимоотношения более поздних периодов жизни. Наши желания
растут  и  изменяются вместе с  нами.  Даже культурная  эпоха играет роль  в
формировании наших специальных желаний.
     Если вы когда-либо читали раздел "Знакомства" в газете или журнале,  вы
понимаете,  насколько  серьезно  мы  воспринимаем наши  специальные  желания
("молодая девушка  мечтает  о  незаурядном  мужчине  крепкого  телосложения,
симпатичном..."),  равно  как  и основные ("теплом, щедром,  желающем  иметь
детей").


     У  каждого есть  то,  что  я называю  порогом  безрассудной страсти. Мы
достигаем его, когда сталкиваются две силы.
     Во-первых,  мы должны  быть  в  состоянии озабоченности.  То  есть  это
значит,  что наши  отношения не приносят нам удовлетворения. Бывает так, что
чей-то  интерес  к нам  будит  спящую  потребность,  которая  затем  требует
удовлетворения.
     Во-вторых, мы должны встретить кого-то, кто,  как нам кажется, отвечает
всем нашим желаниям. Если в нас сильны основные желания, мы становимся менее
разборчивыми,  чем  обычно. А  если  нам  повезет,  и  мы встретим  кого-то,
отвечающего нашим бесчисленным специальным желаниям, тогда мы переживаем так
называемую любовь с первого взгляда.
     У  всех  нас  разные   пороги   безрассудной  страсти  или  склонности,
определяющие то,  как мы  влюбляемся. Некоторые  люди влюбляются  постоянно,
некоторые -  только  один  раз;  одни влюбляются  в мгновение ока, другие  -
только после того, как хорошо узнают человека.
     Когда кто-то пересекает наш порог безрассудной  страсти, .мы переживаем
внезапное и драматическое эмоциональное перерождение.  Этот человек внезапно
становится средоточием  наших  надежд и желаний,  и  у нас появляется  новое
чувство  восторга   от  жизни.   Похоже,  что  ворота  распахнулись  и  наши
сдерживаемые желания  устремляются потоком наружу.  Как  сказал Пол  о своем
влечении  к  Лауре:  "Как  будто   преодолеваешь  какой-то  барьер".   Жажда
удовлетворения наших  желаний  объясняет, почему мы  можем влюбиться,  почти
ничего не зная о партнере.

     Когда влечение перерастает  в страстную  влюбленность,  страсть  быстро
захлестывает  нас.  В  словаре  слово  "страсть"  объясняется  как  "эмоции,
вышедшие  из-под  контроля". Страсть перерезает каналы,  связывающие разум и
сердце, из-за  чего мы легко  можем перепутать слепое увлечение и  настоящую
любовь. И  то и  другое мы будем  переживать одинаково,  а  наше воспаленное
сознание не в состоянии различить их.
     Вне зависимости  от того, оборачиваются ваши чувства капризом, прихотью
или являются глубокими и длительными, первоначальные ощущения схожи, чувства
выходят  из-под  контроля и затягивают  нас. Пол  чувствовал себя  все более
неуправляемым по мере того, как его влюбленность в Лауру росла.

     Я думал только о Лауре, забыв  обо  всем остальном. Меня пугала степень
моей неуправляемости. От  этого страдала  работа. В конторе я  стал объектом
шуток из-за того, что постоянно путал папки с судебными делами. Раньше я был
очень  аккуратен.  Почти всю энергию я тратил  на то, чтобы изобрести повод,
позволяющий сбежать к Лауре, и репетировал то, что хотел ей сказать.

     Когда наконец  он пригласил Лауру  поужинать вместе,  она с готовностью
приняла приглашение,  В следующий раз  она  настояла на том,  чтобы готовить
самой. На десерт  она испекла персиковый пирог.  Затем у них была физическая
близость. Лаура рассказывала, что они

     ...отдались  течению. Мы  не  выходили на  работу два дня.  Моя мать, с
которой я разговариваю по телефону почти каждый день, думала, что я попала в
аварию. Мне было  интересно, вернусь  ли я когда-нибудь к своему нормальному
состоянию.

     В  сущности  все "новые" влюбленные находят,  что их "нормальный" образ
мышления  и  поведения  сменяется  приятным,  но  поистине  пугающим.  Страх
возникает   из-за  осознания   неуправляемости.  Вы  действительно   теряете
контроль,  когда  влюбляетесь,  потому  что  влюбленность  влечет  за  собой
эмоциональную  движущую  силу,  названную   Фрейдом   катексисом.   Катексис
проявляется, когда ваши эмоции фокусируются на предмете вашей любви до такой
степени, что вы теряете над ними контроль.
     Влюбиться - это то  же, что  произвести инвестиции в ценные бумага, Так
же,  как вы временно теряете контроль  над  деньгами,  вложив их в акции, вы
теряете контроль над своими чувствами, посвятив их своему любимому. И как вы
не  знаете  заранее результат,  который  принесут ваши  инвестиции в  ценные
бумага,  точно гак же вы  не можете предвидеть исход новых отношений. В этом
есть фактор риска, заставляющий влюбленною испытывать неуверенность и страх.

     По мере того, как чувства Деборы по  отношению и Джонатану углублялись,
она  удивлялась  происходящему  и была  немного  напугана,  но  одновременно
находилась в состоянии эйфории.

     Я не  думала,  что "влюблюсь  без  памяти",  однако это произошло после
примерно пятого свидания. Он вел себя  так, словно я явилась воплощением его
мечты,  и  одновременно  не  настаивал  на  сексе.  Наши  поцелуи  при  луне
становились все более долгими и страстными, но только и всего. Из-за этого я
не совсем понимала, что  происходит, и одновременно заметила, что все больше
и  больше  обольщаюсь  им. Я испытала  в жизни многое  и знаю, что  человек,
которому причинили сильную боль, как Джонатану, может испытывать страх перед
близостью. Таким образом, с одной стороны,  я была серьезно обеспокоена, а с
другой - влюблялась все  сильнее и сильнее. Когда же, наконец, после  нашего
шестого  свидания  я осталась на ночь, то  чувствовала себя на седьмом небе.
Так закончился мой "обет безбрачия".

     Риск  в любви,  как и любой другой риск, способствует выделению  в мозг
особых  веществ, которые  заставляют  нас действовать  оптимально  для того,
чтобы  выжить.  В  ситуациях, где  существует  реальная  угроза  жизни,  они
помогают нам бежать  быстрее, бороться  дольше, быть сильнее, терпеть боль и
сконцентрироваться  на источнике  опасности.  Однако  эти мощные стимуляторы
подчас имеют побочный эффект: они вызывают приятные ощущения. Вот почему так
много людей находят удовольствие в риске.
     Когда  вы влюбляетесь,  возникает  романтический  эквивалент ситуации с
угрозой для  жизни: вы  дрожите в ожидании, ладони потеют, сердце колотится;
вы заряжаетесь  энергией достаточной, чтобы заниматься любовью всю ночь и на
следующий  день  чувствовать  себя  нормально;  вы  фокусируетесь  на  своем
возлюбленном,  забывая  обо  всем остальном; ваши  чувства обостряются; ваше
очарование и ум пьянят; вы  не обращаете внимание на жизненные неурядицы. Вы
даже выглядите лучше.  Вы пожинаете плоды потери контроля над собой, которая
на биохимическом уровне вызывает повышенно-радостное настроение.

     Боязнь  быть отвергнутым - одна  из главных причин, вызывающих  чувство
опасности  и  любовную  страсть.  Как  только   мы  влюбляемся,  от  чувства
уверенности  не  остается  и  следа. Мы  боимся  потерять любовь.  Майлс так
выразил боязнь быть отвергнутым:

     Когда  мы  познакомились.  Бет  встречалась  с  вице-президентом  нашей
компании, и я боялся, что выгляжу слишком легковесным в сравнении  с ним или
что я для нее буду лишь развлечением.

     Боязнь Бет основывалась на разнице в 4 года между ней и Майлсом:

     Внезапно  я серьезно обеспокоилась моим  возрастом,  морщинками  вокруг
глаз и  т.п.  Мне было трудно поверить, что это  может быть ему безразлично,
особенно когда с ним  заигрывали  молодые девушки,  что  случалось  довольно
часто.

     Боязнь быть  отвергнутым открывает  в нас такие чувства,  как ревность,
подверженность  навязчивым  идеям  и  неуверенность  в  себе.  Невозможность
контроля  над  другим человеком,  чувства незащищенности  и уязвимости могут
быть чрезвычайно тревожны. Как  утверждал Фрейд: "Мы никогда  так не открыты
страданиям, как во время любви".
     Ваш любимый  может потерять  к  вам  интерес или найти  более желанного
партнера. От  этого  никто  не  застрахован. Большинство  из  нас  знают  по
собственному опыту,  что оставленному причиняется  боль, проникающая в самые
недра  души и деморализующая, как  ничто  другое.  До того, как мы не  будем
глубоко  уверены в любви партнера,  возможность быть отвергнутым делает  нас
бессильными и более страстными.

     Любовь  делает  нас  безумными.  Однако  она  редко   стирает  инстинкт
самосохранения,  который  порождает  в  нас  непреодолимое  желание понимать
чувства  партнера.  Это  желание заставляет  нас развивать  наши способности
понимания слов и действий партнера. Обычно мы  не придаем им значения, мы не
обращаем  внимания  на  ту  информацию,  которую  получаем, однако  я  редко
встречал  людей,  бывших отвергнутыми, которые бы не видели  признаков этого
заранее.

     Во время  ухаживания мы стараемся защититься путем постоянной оценки  и
расшифровки поведения нашего  возлюбленного. Дебора  описала  этот  процесс,
когда она влюбилась в Джонатана:

     Я  запуталась в его неясных знаках и  потратила много сил,  пытаясь  их
расшифровать.  С одной стороны, он всегда дарил мне цветы при встречах, но с
другой - он торопился  залезть ко  мне в постель. Мы встречались три раза  в
неделю. Сначала он горел энтузиазмом, и я полагала, что он  будет стремиться
встречаться чаще. Однако когда мои надежды не оправдались, я поймала себя на
том,  что  постоянно взвешиваю  его поведение,  выражающее  увлеченность или
отстраненность.

     Влюбленные инстинктивно  оценивают  поведение друг друга.  Они  считают
время между  последней  встречей  и следующим  телефонным звонком,  обращают
внимание на намеки о будущем, судят о том, проявляет ли партнер  большее или
меньшее  внимание. Когда мы любим, мы очень чутки  к такого рода  признакам,
показывающим, насколько  близок  или  далек  партнер.  Однако  мы  настолько
концентрируемся  на объекте  нашей  любви,  что  упускаем  из виду некоторые
нюансы поведения.  Мы  постоянно получаем информацию и просчитываем,  каковы
шансы  быть отвергнутым. Это позволяет трепещущим  влюбленным  почувствовать
слабое, но обнадеживающее чувство контроля.

     В нашей системе  оценки и расшифровки существует  один недостаток. Пока
мы не увязли слишком глубоко, она работает прекрасно. Если мы видим признаки
отдаления в поведении  нашего партнера, по логике вещей мы должны отказаться
от отношений, чтобы избежать душевной травмы. Однако, вложив огромную  часть
наших чувств в  другого  человека, мы  внутренне  протестуем  против  этого,
признаки отдаления  порождают в  нас  еще большую страсть, а  страсть  имеет
особенность   отфильтровывать  плохие  сигналы,   концентрируясь  только  на
хороших.

     Иногда  бывает, что партнер напуган опасностью быть отвергнутым,  когда
отношения  только завязались,  и  из-за этого  он  может решить рано порвать
связь. Люди, решившиеся на это, обычно переживают  период нестабильности или
все  еще страдают от  прежних отношений, закончившихся тем, что их оставили.
Приняв роль отвергающего, вы сразу обретаете силу и освобождаетесь от боязни
быть отвергнутым  самому. Однако при этом  вы упускаете возможность  обрести
настоящую близость.

     Обычно  мы полагаем, что  ухаживание - это набор "ритуальных действий",
позволяющих искать и выражать любовь. Однако я полагаю, что ухаживание имеет
иную цель, которая связана с межличностными отношениями.
     Я  уже описывал,  как  потеря  контроля над  чувствами  нового партнера
рождает как опасение,  так и страсть.  Теперь нам необходимо понять, что эти
чувства  заставляют  нас предпринимать, чтобы обрести душевный  контроль над
партнером.  Главное  наше оружие в этой кампании -- наша  привлекательность,
или  способность  притягивать.  Как  сознательно,  так и  бессознательно  мы
используем  мириады  приемов,   чтобы   казаться  восхитительными  в  глазах
партнера. Разыгрывая  представления, достойные  Шекспира,  мы  демонстрируем
собственную блестящую версию.

     Каждого  в отдельности,  Пола и Лауру,  я спрашивал о том, сознавали ли
они, что пытались сделать себя более привлекательными друг для друга.
     Лаура:

     Когда я  заинтересовалась Полом, я  начала серьезно  работать над своей
внешностью, Я  оставляла на блузке три пуговицы незастегнутыми вместо  двух,
добавляла лишнюю каплю  духов, делала менее строгую прическу. На собраниях я
садилась рядом  с ним или  прямо напротив,  Я очень  внимательно слушала его
замечания, кивая время от времени и улыбаясь ему в  подходящий момент. Прямо
стыд потеряла (Она засмеялась).

     Пол:

     Когда я  почувствовал, что интересен Лауре, я начал  заботиться  о том,
как  я  выгляжу. Обычно я  не уделяю  этому внимания. Моя негустая  шевелюра
начала действовать мне на нервы. Я  перепробовал кучу всяких причесок и даже
начал изучать в  журналах способы  выращивания  волос. Я  купил себе  модный
итальянский костюм, который не шел ни в какое сравнение с моим  старым "Брук
Бразерс".

     Хорошо выглядеть или, точнее, выглядеть так, как, вы считаете, нравится
вашему  партнеру, - основной ритуал ухаживания.  Если  бы, к примеру,  Лауре
понравился рок-музыкант, она могла бы сменить обычную юбку на мини из кожи и
сделать себе панковскую  прическу. Причина подражания состоит  в том, что мы
хотим показать человеку, насколько мы совместимы.

     Дебора практиковала еще один ритуал ухаживания:

     Джонатан очень интересовался философией  экзистенциализма,  Я не хотела
показаться совершенно неграмотной в этой области. Поэтому я купила несколько
книг по  экзистенциализму  и принялась их изучать.  Хотя  я  продвигалась  с
трудом, я полагала,  что это стоящее  занятие. Однажды  во время совместного
ужина  Джонатан вдруг начал философствовать,  и я время от времени вставляла
замечания о Сартре и Кьеркегоре, "подлинной жизни" и тому подобное. Он никак
этого не ожидал.  Но факт в том, что именно той ночью  мы впервые занимались
любовью.

     Когда мы стремимся завладеть мыслями и сердцем нашего возлюбленного, мы
интересуемся  его  самыми  серьезными  увлечениями  и  заботами,   а   затем
показываем, что он может их с нами разделить. Это не обязательно должно быть
чем-то интеллектуальным. Демонстрация  восхищения работой или хобби человека
в  сущности  является   тем   же  самым.   Любовь  делает  нас  хамелеонами;
бессознательно мы пытаемся оказать помощь возлюбленному, чтобы показать ему,
что способны удовлетворить его конкретные желаний.

     Таким же образом мы привлекаем и  очаровываем партнеров,  подавляя наши
вредные привычки  и  управляя негативными эмоциями.  Майлс  говорил  о своих
усилиях бросить курить из-за того, что Бет не выносила табачного дыма:

     Моя  привычка  оказалась крепким орешком,  но  сигареты вызывали у  Бет
отвращение. Сначала я использовал  много мяты  и освежителей дыхания, но это
не  помогало. Тогда после  двенадцати лет  курения я бросил. Думаю,  причина
этого -- любовь.

     Если по своей природе мы неряшливы,  то вдруг становимся аккуратными, у
нас  дома  никогда  не  бывает так  чисто,  как  в  момент  первого  прихода
возлюбленного, Мы никогда не выходим из себя, не показываем свой гнев или не
бываем мелочными с возлюбленными. Вместо  этого  мы "включаем" весь свой ум,
все наше обаяние, юмор,  мы оказываем поддержку, помощь, выказываем симпатию
и одобрение при любой возможности.

     Бет вспоминала, что больше всего ей нравилось в период ухаживания:

     Мы с Майлсом затеяли игру с обменом подарками.  Я дарила  ему маленькие
пластиковые  фрукты. какие  бывают в  витринах японских ресторанов, Он дарил
мне "полезные" и одновременно забавные вещицы. Так, например, он подарил мне
пресс-папье  пятидесятых годов, на котором был изображен человек, сидящий за
столом. Особенно я дорожила коробкой для завтрака в виде единорога.

     Начиная  со  скромной  коробки конфет и  кончая  дорогим  бриллиантовым
колье, подарки  являются наиболее обычным  ритуалом ухаживания.  Чаще  всего
подарок   представляет    собой   что-то    дорогое   сердцу,   романтичное,
сентиментальное или  привлекательное. Подарки, которые влюбленные дарят друг
другу,  редко бывают  чем-то  приземленным  или  практичным. как,  например,
электрическая  открывалка  консервов.  Делая   подарки,  влюбленные  как  бы
говорят:   "Люби  меня,   и   я  всегда   буду  доставлять  тебе   особенное
удовольствие".
     Ту  же цель  преследует совместное проведение  свободного  времени.  Во
время ухаживания  мы ведем себя, как миллионеры. Джонатан был удивлен своими
привычками  проведения свободного времени на ранней стадии взаимоотношений с
Деборой:

     Как  правило,  я  очень  бережлив.  Я являюсь поклонником  Торо и живу,
руководствуясь  его  девизом:  "простота".  Но когда  я начал  встречаться с
Деборой, деньги, как будто, потеряли для меня значение. Мы ужинали в дорогих
ресторанах, я всегда заказывал лучшие вина.  Когда мы отправились  в Биг Сур
на уикэнд, мы остановились в лучшем отеле,  хотя, если  бы я был один, я  бы
жил в палатке.  Я чувствовал, что,  поскольку я  так  долго сдерживал  себя,
теперь пора расслабиться.
     Люди, обычно  заботящиеся  о  деньгах, замечают, что  страстная  любовь
переворачивает их  систему ценностей. Высшей целью  становится  удовольствие
возлюбленного,  удовлетворение его желаний,  и  деньги  превращаются лишь  в
средство ее достижения.

     Первое время мысль о том, чтобы сказать Лауре "я люблю тебя", приводила
Пола в сильное душевное волнение.
     После  нескольких свиданий с Лаурой я  чувствовал, как что-то постоянно
толкает меня признаться ей в любви. Это  было, как камень на сердце. Но  мне
казалось,  что  еще  слишком  рано  и  она  ответит  что-то  типа:  "О,  как
интересно",  - и исчезнет. В конце концов мы стали близки, так  и не  сказав
этого, что  казалось противоестественным. Наконец, однажды, когда она крепко
обнимала  меня, эти  слова произнеслись  сами собой. К  счастью, Лаура  была
взволнована и сказала, что тоже любит меня.
     Признание   в  любви   является  камнем   преткновения  в   большинстве
взаимоотношений. Обычно мы не рискуем  до тех пор, пока партнер не даст  нам
достаточно  обнадеживающих поводов.  Вероятность того,  что возлюбленный  не
ответит  взаимностью,  делает  нас  максимально  незащищенными и страстными,
когда  мы говорим: "Я люблю тебя". После  того, как  влюбленные признаются в
своей любви, они  оказываются  на вершине  чувственных переживаний.  С этого
момента  может  начаться подлинная близость и постепенное ослабление  боязни
быть отвергнутым.

     Подарки, которые мы  дарим,  и  деньги,  которые  мы  тратим  во  время
ухаживания,   заставляют   нас  чувствовать  себя   образцами   щедрости   и
бескорыстия,  Но,  разумеется,  мы  получаем  кое-что  взамен,  удовольствие
доставлять  наслаждение  кому-то,   кого  мы   любим.  В   этом  нет  ничего
эгоистичного.
     Возбуждение, боязнь и альтруизм ухаживания скрывают  решающий,  главный
мотив, побуждающий нас доставлять другому удовольствие, обрести контроль над
чувствами возлюбленного через  привлекательность. Наша психология сводится к
поиску  надежного источника удовлетворения  наших  желаний.  Не менее  важно
стремление защититься от душевной травмы, которая будет вызвана тем, что нас
отвергнут.  Для  достижения  этого  мы  используем  всю   свою  силу,  чтобы
околдовать возлюбленного, надеясь,  что он  окажется настолько зачарованным,
что не посмеет и помышлять о том, чтобы отвергнуть вас.
     Я не  хочу сказать, что влюбленные цинично манипулируют чувствами  друг
друга. Наши попытки обрести некоторую уверенность в человеке,  который может
удовлетворить  наши желания,  вполне  естественны. Ухаживания направлены  на
привлечение человека,  больше всего  подходящего  нам. Когда  мы уверились в
любви  этого человека,  мы  можем вернуть контроль, успокоиться и продолжать
жить - то,  что трудно сделать, когда мы без ума от любви или  отчаянно ищем
ее.

     В гармоничных  взаимоотношениях каждый партнер уверен  в любви другого.
Они более или менее равны в силе взаимного притяжения, в том, сколько чувств
они  вкладывают  во  взаимоотношения  и  сколько  потребностей  другого  они
удовлетворяют.   Ни  один  не  чувствует  себя  подавленным,  не  испытывает
эмоционального голода  и  не воспринимает  чувства  партнера  как нечто само
собой разумеющееся. Их близость  благотворна, и сохраняемая ими  свобода  не
приносит ущерба никому из них. Они находятся в равновесии.
     После   восстановления  контроля  и   охлаждения   страсти  влюбленные,
отношения которых  находятся в  равновесии, испытывают  управляемые и  более
глубокие чувства. В  идеале страсть "вплавляет" людей  друг в друга, образуя
интимные, плодотворные, удобные обоим и возбуждающие взаимоотношения.
     Но на пути достижения этого находится ловушка: любовные взаимоотношения
так  зависят от жажды наслаждения и  страха быть отвергнутым,  что сохранять
равновесие  почти  невозможно. Теперь  перейдем  к рассмотрению сил, которые
нарушают равновесие между романтическими партнерами.

     ЧЕРЕДОВАНИЕ СИЛ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ
     Все  взаимоотношения  создаются  действиями равновесия.  Неуверенность,
неопределенность   и   очарование   молодой   любви  помогают   поддерживать
равновесие. Но когда отношения становятся достаточно зрелыми, оно может быть
нарушено  в  мгновение  ока.  Изменения  могут  происходить   и  постепенно,
невидимые  вначале,  впоследствии  они вызовут  особые  проблемы  и  нарушат
баланс.
     В моей практике  я сталкивался  с  тремя  главными  силами, нарушающими
равновесие. Некоторые нарушения  легче устранить,  чем другие,  однако, если
партнеры  будут  осознавать  присутствие  этих  сил, они  смогут  эффективно
бороться с ними.

     Пол был совершенно очарован Лаурой. Как-то я спросил у него, как, с его
точки зрения, другие люди воспринимали Лауру.

     Думаю, ее  воспринимали как  женщину, близкую к  идеалу.  Не только  ее
внешность, но также ее интеллект и профессионализм впечатляют. Она спортивна
больше меня. В дружеской компании она  умеет создавать возбуждение,  которое
делает ее центром внимания. Я думаю, у многих женщин она вызывает ревность и
многие мужчины увлечены ею.

     Тот же вопрос я задал Лауре о Поле.

     Ну,  я  думаю, на людей производят  впечатление умственные  способности
Пола  и то, насколько он посвящает себя работе. Он  не амбициозен и занимает
свое место. Люди ценят это и уважают его.

     Как видно, описание Лауры,  приведенное Полом, было более развернутым и
эмоционально  насыщенным. Даже различие в стилях речи показывает, что  Лаура
более привлекательна  для  Пола,  чем  он  для  нее. В  этой ситуации  Лаура
обладала большей притягательной силой, т.е. большей привлекательностью.

     Хотя мы  не любим  признаваться  в этом  или можем даже  не  осознавать
этого,   однако  все  мы  стремимся  обрести  силу.  Что  касается  любовных
отношений, то эти  попытки выглядят  негативными  и  разрушительными. Однако
стремиться к силе и власти в наших взаимоотношениях естественно, если делать
это разумным способом.
     Большинство  из  нас   не   стремится  управлять  людьми,   а   вернее,
контролировать  некоторые  элементы нашего  окружения  таким образом,  чтобы
удовлетворить как  можно больше чувственных желаний. Это означает завязывать
и формировать связи с нужными людьми. Взрослея, мы узнаем, что  определенные
качества  привлекают определенных  людей, и начинаем  понимать,  какие  люди
больше всего удовлетворяют всю мозаику наших желаний. Тогда мы  культивируем
в себе  конкретные качества, такие, как  определенная внешность,  интеллект,
чувство  юмора,  очарование,  сексуальность  и  разнообразные  способности .
Конечно, все это мы развиваем в первую  очередь. чтобы удовлетворять других.
Но главная мотивация,  стоящая за "работой над собой", - это желание обрести
"социальную  силу"  - наши  рычаги для  управления миром. После того, как мы
вооружились  арсеналом   притягательных  качеств,  мы  становимся   способны
притягивать людей, которые как удовлетворяют наши желания, так  и  порождают
новые.

     Индустрия косметики  является  одной из  пятисот  наиболее  прибыльных.
Каждый  год  тратятся  миллиарды на  все,  что делает  нас привлекательными,
начиная с книг по диете и кончая клубами здоровья и пластической хирургией.
     Хорошо  выглядеть  -  действительно важно.  Это  приносит  нам  чувство
уверенности и позволяет контролировать то впечатление, которое мы производим
на людей. Но исследования показывают, что то, как мы выглядим, важно лишь на
начальном  этапе привлечения. Другие  качества,  притягивающие и, что  более
важно,  поддерживающие   романтический  интерес,  -   это  душевная  теплота
жизнерадостность,  прямолинейность,  честность,  доверчивость  к  творческий
подход к жизни. И, конечно, не помешают внешние качества, такие, как власть,
слава, талант, молодость и сексуальность. Те, у кого этих качеств в избытке,
могут иметь столько притягательной силы, что не в состоящей будут справиться
с ней, в чем нас убеждает бульварная литература.

     Я  считаю, что именно партнеры  с  одинаковыми уровнями  притягательной
силы "созданы друг  дня  друга". Именно  они могут чувствовать, будто искали
друг  друга всю жизнь. Бет и Майлс упомянули о том, что их влечение возникло
"мгновенно, взаимно, на душевном и физическом уровне и все такое"
     Если вы хотите больше узнать о притягательной силе,  пойдите туда,  где
влюбленные пары любят проводить время (к примеру, пляж или парк), сядьте там
и наблюдайте. Вы увидите, что партнеры выглядят удивительно подходящими друг
другу. Их внешняя привлекательность будет почти одинаковой, и даже одеты они
будут   похоже   Бросающееся  в  глаза   различие  между  партнерами  должно
компенсироваться  сходством  в  чем-то   не   видимом  с  первого   взгляда.
Классический пример: заурядный пожилой человек с  красивой молодой девушкой.
Обычно этот человек оказывается богатым и процветающим.
     Когда  мы  думаем  о  знакомых нам парах,  мы  автоматически сравниваем
уровни их привлекательности В  случайных  разговорах вы, несомненно, слышали
"Она   настолько   умнее  его",  "Он   выглядит  гораздо  лучше  нее",  "Она
зарабатывает больше него", Мы инстинктивно обращаем внимание на такого  рода
различия,  так  как  чувствуем,  что они  предвещают  неблагоприятный  исход
отношений.  Или начинаем искать скрытые проявления  в  менее привлекательном
партнере,  которые бы компенсировали внешний  дисбаланс. Некоторые  считают,
что внешние различия не должны иметь значения. Конечно, это так, однако опыт
показывает, что обычно все-таки имеют.
     Легко  понять,  как  негативные  действия, такие,  как  физическое  или
психологическое  оскорбление,  могут   повредить  любовным  отношениям.   Но
парадокс  страсти учит нас тому,  что  дисбаланс притягательной  силы  может
привести  к  угасанию  и  гибели  любви. Даже влюбленные,  которые  вначале,
казалось,  были созданы друг  для  друга,  расходятся, когда возникает такой
дисбаланс.

     Я  спросил  у  Пола, когда он  впервые  заметил проблемы,  связанные  с
Лаурой?
     Я бы сказал, что на рождественской  вечеринке в нашей фирме, когда мы с
Лаурой,  так сказать, "вышли из чулана". Наш роман продолжался три месяца, и
о  нас уже ходили слухи. Романы между служащими из разных отделений компании
не поощряются, но мы  уже были помолвлены, поэтому  позволили себе появиться
на публике.  А оказалось, что  все уже и так все знали.  Сначала у меня было
смешное чувство, как будто  это был момент моего  триумфа.  Именно  я  был с
самой привлекательной и желанной женщиной на вечеринке. Но немного позже мое
настроение изменилось.

     С самого начала Пол чувствовал разницу между притягательной силой Лауры
и своей. Вспомните, что когда  он первый раз ее увидел, то  счел роман с ней
нереальным. Но ее увлечение им перечеркнуло его первое впечатление вплоть до
этого вечера.

     Мы разговаривали с группой  сотрудников, в основном мужчинами, и Лаура,
как всегда, была центром  внимания. Она смеялась  и болтала с  ними  в своей
обычной  очаровательной  манере.   Казалось,  что  она  флиртует,  хотя  она
продолжала держать меня под  руку. Внезапно  у меня  появилось чувство,  что
"эти люди значат для нее больше, чем я. Они лучше выглядят, более общительны
и, я уверен, сложены получше меня". Я не мог отделаться  от ощущения, что  я
надоел Лауре.

     Так Пол  впервые  оказался в положении подчиненного. В то время, когда,
казалось бы, он должен быть более всего уверен в  Лауре, в тот момент, когда
они объявили о помолвке, он испытывал беспокойство  и уныние. Причина в том,
что  избыток притягательной  силы,  которой  обладала Лаура,  заставил  Пола
сильнее влюбиться в нее, чем она была влюблена в него.
     "Тиски" подчиненного положения
     Когда влюбленный осознает, что партнер более привлекателен, чем он сам,
окутанное   удовольствием  беспокойство  ухаживания   сменяется   неприятным
чувством, что и ощутил Пол на вечеринке.

     Я был  так обеспокоен, что  не мог придумать, как  помочь себе. Я хотел
участвовать в разговоре, но продолжал  стоять,  как идиот, которому случайно
повезло  сопровождать  самую  красивую женщину  на  вечеринку. Если  бы  они
обсуждали положительные стороны закона о  налогах...  Но они разговаривали о
рок-концерте в школе, на который они хотели  сходить. В школе я участвовал в
ансамбле камерной музыки. Я попытался пошутить  по  этому поводу.  Моя шутка
была воспринята, так  сказать,  "с  холодной вежливостью", что было  ужаснее
всего.

     Полом неожиданно овладело  чувство  неадекватности.  Ощущение,  что  он
недостаточно   привлекателен,   укрепило  его   естественную   боязнь   быть
отвергнутым. Пол был перегружен ощущениями  беспокойства и бессилия. В таком
состоянии,  как  выяснилось, умение общаться  изменило ему.  Позднее той  же
ночью, когда они вернулись  домой, у него в  первый раз возникли проблемы во
время  близости  с  Лаурой.   Жертвы,  находящиеся  в   тисках  подчиненного
положения,  обычно  теряется,  когда  ситуация  требует  от  них  конкретных
поступков.

     В некоторых случаях, когда  на ранней стадии взаимоотношений появляется
дисбаланс, подчиненный первым начинает это ощущать, и его охватывает паника.
Захваченный парадоксом, он прилагает все силы к тому, чтобы завоевать любовь
партнера.  Но одновременно он  подрывает свое  положение,  открыто показывая
собственное желание. Вот как описывает это Пол:

     Я  думал  только о  том, чтобы уйти с  вечеринки и  остаться  вдвоем  с
Лаурой. В конце концов я не выдержал, взял ее за руку и предложил уйти.  Она
выглядела  немного  расстроенной,  но  согласилась,  Я  подумал,  что  Лаура
расстроилась  из-за  меня,  и на следующий день сделал ей  подарок:  золотой
брелок для ключей  в виде  сердца. Я думал, что это сможет лучше  любых слов
сказать ей о том, как я ее люблю. Ей понравился подарок, хотя она показалась
мне немного сдержанной.

     Обычно   люди   ощущают  момент,   когда  их  взаимоотношения  потеряли
равновесие. Это начинается с  беспокойства и углубления привязанности одного
партнера и отдаления другого.

     Лаура   одновременно   с   Полом   начала  ощущать   изменения   в   их
взаимоотношениях.

     Когда Пол первый раз сказал, что любит меня, я  была на седьмом небе. Я
думала, что  достигла в жизни  всего.  Ничего больше не  надо. Он был просто
очарователен, казалось, не было ничего, что бы он  не мог сделать  для меня.
Но потом у меня появилось чувство, что возник небольшой  "перебор". Он делал
мне   дорогие   подарки,   водил  в  дорогие  рестораны.   Он  стал  немного
собственнически относиться ко  мне, как тогда на рождественской вечеринке. Я
отлично проводила время, а ему хотелось уйти через час-другой  после начала.
Я немного обижалась, но одновременно чувствовала свою вину. Наверное, я вела
себя, как дура.

     Затем   произошли   еще   два   события,  которые   обострили  проблему
взаимоотношений   Пола   и  Лауры.  Лаура  впервые   вела   судебное   дело.
Приблизительно в  то  же время Пол  решил  поставить  ребром вопрос о браке.
Вспоминает Лаура:

     Я неожиданно  для себя сильно  сосредоточилась на судебном  деле, и  те
маленькие  неприятности,  которые  доставляли  мне  ухаживания  Пола,  стали
действовать  мне на нервы. Я  не  хочу  сказать, что не была преданна ему, а
скорее считала,  что нам нужно работать над нашими отношениями. Я думаю, что
из-за  неуверенности во  мне, которую  он  чувствовал,  Пол хотел,  чтобы  я
назначила день свадьбы, но это было выше моих возможностей. Я знала, что Пол
был  бы  отличным  мужем,  но  мои   чувства  можно  было   назвать   скорее
привязанностью, чем  любовью.  Я не могла  понять, что со  мной  происходит.
Наверное,  я  должна была бы быть счастлива,  что он  так  предан, но мне не
хватало уверенности в своих собственных чувствах.

     Основное, что чувствует  ведущий, это замешательство. Его ум  и  сердце
больше не работают в согласии.
     Возникновение парадокса страсти
     В  то время как чувства  Лауры остывали,  Пол раскалялся. Он настойчиво
стремился к тому, чтобы назначить конкретный день свадьбы, но Лаура...

     ...отшучивалась или меняла  тему. К  этому моменту мне порядком надоела
перемена,  произошедшая  в ее поведении. Она забывала позвонить или работала
допоздна. Я понимал, что первое дело очень важно для нее, но она могла целую
неделю не  встречаться со мной  вне работы. Казалось, ей не нужна  была  моя
помощь, Я  постоянно убеждал себя в том, что ничего не изменилось,  что  это
лишь  мое  больное  воображение. Наконец,  я рассказал  Лауре  о  всех  моих
тревогах и страхах. Она  уверила меня в своих чувствах, но так, будто просто
хотела успокоить меня. Она казалась более раздраженной, нежели обеспокоенной
моими  чувствами.  Она  сказала,  и   я  поверил  ей,  что  она  "испытывает
традиционный страх перед обязательствами, но работает над этим".

     По иронии судьбы, более всего Лауру привлекала в Поле его эмоциональная
сдержанность.  Но  когда она  очаровала  его,  он  поплатился за  это  своим
привлекательным  качеством.  Пол  посвятил  все  свои  чувства  отношениям с
Лаурой.  В результате  она получила неожиданный и нежелательный контроль над
его эмоциональной жизнью. По сути  дела, она почувствовала такую уверенность
в Поле, что от былой страсти не  осталось и следа. Лаура  обрела власть в их
отношениях, и это явилось силой, нарушившей равновесие.
     Почему Пол перестал держать себя в  руках? Потому, что в тот момент  он
находился в "тисках" парадокса страсти. Если бы он  знал об этом,  он мог бы
помочь  и себе, и их взаимоотношениям. Но ситуация сложилась так, что потеря
контроля сделала его несчастным. Кроме  того, она разжигала его страсть, что
объясняется изменениями на биохимическом уровне.
     В обстановке кризиса Пол  в значительной степени утратил способность  к
правильной оценке.  К примеру, он неверно истолковывал свои здравые сомнения
в  преданности  Лауры  как результат своего  воспаленного воображения.  Хотя
подчиненные получают тревожные сигналы из подсознания, испытывающего  страх,
чаще   всего  эти  сообщения  неверно  расшифровываются  опьяненным  любовью
поверхностным сознанием.
     Если  бы   у   Пола   не  развилось  чувство  неуверенности   благодаря
притягательной силе Лауры, их  взаимоотношения могли  бы обрести равновесие.
Но  дисбаланс  привел  к  парадоксу  страсти.  Пол  начал  наступать,  Лаура
отступать,  и  одно  подхлестывало  другое.  Вызывая поляризацию  партнеров,
парадокс страсти фактически расширил дисбаланс между ними.

     Бет  и  Майлс описывают состояние, в  котором они пребывали первые  два
года после свадьбы, как  экстатическое  счастье". Друзья постоянно говорили,
что  они идеальная пара, и они соглашались. Оба  были  превосходными людьми,
честолюбивыми,  умными  и  привлекательными. Они  прекрасно  отремонтировали
купленный дом. В довершение всего к концу второго года возникли две приятные
неожиданности:  Бет  забеременела,  а  Майлсу  группа инвесторов  предложила
полную  свободу действий в создании  нового ресторана и,  кроме  того, права
совладельца. Вот как Бет описывает этот период:

     Нам предстояло серьезно обдумать предложение. Майлс лучше кого бы то ни
было  знает, сколько  усилий требует открытие  нового ресторана,  и  расчеты
показывали, что открытие должно произойти незадолго до рождения ребенка.  Но
Майлсу предлагали  значительно более высокую зарплату, и совместное владение
выглядело слишком соблазнительным, чтобы отказаться от него.  Мы решили, что
даже если ему придется много работать в это время, жертва стоит того, что за
нее предлагали. Это позволило бы нам не испытывать материальных затруднений,
когда родится ребенок и я не смогу работать.

     Оправдания казались вескими, но  на самом деле ситуация складывалась не
совсем так, как они предполагали. Майлс говорит:

     Я человек, полностью отдающийся тому, чем занимаюсь В дело были вложены
огромные деньги, и я чувствовал большую  ответственность. Я не мог подвести.
Я  работал  от двенадцати до четырнадцати часов  в сутки и  почти не  уделял
внимания Бет.  Между  нами  возникла  некоторая напряженность.  Я  продолжал
вкалывать вплоть до дня рождения ребенка Вечерами, когда  Бет еще трудилась,
я засыпал. Материнство  легло  на Бет тяжелым грузом. С одной  стороны,  она
обожала Хлою, но в то же время не могла представить, что младенец может вить
из нее  веревки  двадцать четыре часа  в  сутки,  день  за днем. Я не мог ей
помочь, и  в  то  же  время  мне  самому  приходилось  туго, а она не  могла
поддержать меня. Мы начали обижаться друг на друга.

     Майлс  тратил  много эмоциональной  энергии на  новый ресторан,  и  ему
требовался источник  сил,  которым служили  отношения с Бет. Но одновременно
сама Бет  чувствовала  такую  же потребность. Она  оставила  свою престижную
работу и  оказалась  перед дилеммой, которая  встает  перед  огромным числом
женщин  ее  поколения:  пожертвовать  своей  карьерой или  поручить  ребенка
сиделке, которая  бы находилась с ним почти весь день.  До рождения  ребенка
Бет планировала вернуться к работе  спустя три месяца. Но  сейчас она хотела
сама ухаживать за Хлоей в течение года и родить еще одного ребенка как можно
скорее. "В конце концов мне было тридцать семь", - говорила она.
     Бет и Майлс основывали свои взаимоотношения на стремлении к равенству -
ни   один  не  должен  доминировать  или   быть  пассивным.  Каждый   должен
преследовать свои цели при поддержке другого. Все домашние обязанности также
должны быть разделены поровну.
     Но, как обычно бывает,  единственным, кто  взял на себя все обязанности
по дому,  была женщина -  Бет.  Так  как Майлс  был занят  рестораном, он не
разделял с Бет заботы о Хлое. Естественно, он  не  ощущал и вины, злобы  или
крушения надежд, связанных с  этим выбором. Бет взяла на себя  роли матери и
домохозяйки, Майлс, как большинство мужей, приобрел больше социальной власти
и  высокое  положение  благодаря  своей  карьере.  В  то  время  как  Бет  в
значительной  степени  утратила  свою  независимость,  Майлс  обрел  большую
автономию и власть.
     Это постоянное  неравноправие между женой  и мужем  создает благодатную
почву  для  развития  парадокса   страсти.   Низкое   социальное   положение
домохозяйки  в  нашем  обществе  в  совокупности  с  социальными  условиями,
толкающими  мужчин  добиваться успешной карьеры, часто нарушает баланс между
партнерами.
     Бег начала ощущать потерю власти во взаимоотношениях вскоре после ухода
в декретный отпуск.

     Я  абсолютно не была  подготовлена, и  уход с  работы явился  для  меня
шоком. Я  ушла в  декретный отпуск всего за  две  недели до  предполагаемого
срока, но роды задержались еще на две недели. К концу второй недели я начала
сходить с ума. Я поправилась на двадцать пять килограммов и стала похожей на
кита. Когда  я появилась в ресторане, все замолчали. Это было унизительно. Я
не только была не способна работать, но и  выглядела не  лучшим образом. Это
заставило меня испытывать неуверенность, сделало легко ранимой. Вид красивых
официанток способствовал снижению уровня моей самооценки. Кроме того,  Майлс
держал себя там со мной довольно напряженно. Чтобы как-то компенсировать все
это, я решила, что, пока сижу дома, буду писать роман. Это было смешно, я не
успевала справляться даже с домашними делами.


     Майлс стал  использовать работу как оправдание, чтобы избежать встреч с
требовательной Бет, и она обратилась  к Хлое, чтобы удовлетворить недостаток
любви  и близости. Любовь  к ребенку может доставлять огромное удовольствие,
но  не может удовлетворить все эмоциональные потребности взрослого человека.
У Бет росло желание получать любовь и  внимание от Майлса, но старые методы,
их вызывавшие, больше не работали. Парадокс лишил Майлса  и  Бет возможности
общения, и поляризация росла.
     Во время переходного  периода люди становятся неуверенными и уязвимыми.
Во время сильных переживаний, таких,  как  переезд в новый город, переход на
новую работу, потеря  старой  работы, рождение детей или свадьба, даже очень
устойчивые  пары могут потерять равновесие. Результаты совпадения  двух  или
более событий могут быть чрезвычайно разрушительными.

     Наиболее важным из того, что сразу понравилось Джонатану в Доборе, было
кажущееся  сходство стилей их поведения в частной жизни. Она  была не из тех
женщин,  которые сразу бросаются в объятия или демонстрируют свои желания. Я
попросил рассказать об этом подробнее.

     С самого начала  Дебора показалась мне  отчужденной и сдержанной. Я был
заинтригован.  Я получаю удовольствие, проводя время в одиночестве, и просто
не могу связать себя с женщиной, которая  постоянно хочет поболтать о разных
вещах, чувствах и так далее. У Деборы было ее искусство, она много читала, и
я почувствовал, что мы подходим друг другу. Кроме того, казалось, что она не
заинтересована в обязательствах. По крайней мере, она не говорила, что хочет
обзавестись семьей. Возможно, у меня это желание было даже сильнее.

     Я спросил, почему он так долго тянул с физической близостью.

     Я тоже задаю себе этот вопрос. Я был очень увлечен Деборой  и с  самого
начала хотел физической близости. Но что-то  удерживало меня. Думаю, это был
страх.  Раз начавшись, это должно было стать  важной частью моей  жизни. Это
немного пугало меня из-за  горького опыта  прежних отношений. Дебора сначала
держала себя "на расстоянии", и я не хотел получить резкий отпор.

     Дебора понравилась Джонатану, так как он полагал, что их индивидуальные
особенности хорошо  сочетаются.  Ее  отрешенность на раннем  этапе порождала
боязнь быть отвергнутым и углубляла страсть Джонатана, так как он не считал,
что  Дебора  серьезно  им  заинтересуется. Он  видел в Деборе  партнера, как
нельзя  лучше  приспособленного  к  его  нуждам:  склонного  к  уединению  и
независимости.
     Но из  бесед с Деборой  я понял, что Джонатан сделал серьезную ошибку в
интерпретации ее повеления, что вполне объяснимо. Она сдерживалась не  из-за
особой тяги к уединению, но по другим причинам.

     Сначала, наверное, я показалась ему  отчужденной из-за того,  что он не
привлекал меня. Затем я искренне не хотела заводить никаких связей в течение
года. Естественно,  если бы я встретила превосходного  парня, я бы  забыла о
своем решении, но Джонатан не показался мне таким. И наконец, когда я начала
привязываться к  нему, мне было страшно показаться излишне увлеченной. Такое
уже  однажды  случилось  в моей  жизни, и  я пыталась не допустить этого  во
второй  раз. Джонатан, очевидно, подумал, что я просто холодный человек.  Но
это далеко от правды. Если я влюбляюсь, то влюбляюсь по-настоящему. Просто я
хорошая актриса.

     Тем  не менее во многом Джонатан и Дебора  действительно подходили друг
другу.  Их  притягательные  силы  были примерно равны, несмотря на  то,  что
поначалу Дебора решила, что Джонатан  - не ее "тип мужчины". Были схожи и их
жизненные позиции. Но,  как я понял, между ними существовало фундаментальное
различие, заключавшееся  в ядре их  индивидуальностей. Джонатан  наслаждался
уединением,  в то время  как  Дебора  ценила  душевную  близость.  В  период
ухаживаний Дебора  не увидела истинного характера Джонатана, потому что  его
страх быть отвергнутым заставлял его пылко преследовать ее. Дебора говорит:

     В    поведении     Джонатана    с    самого     начала     проглядывала
непоследовательность.  Я знала,  что он  влюблен по тому, как  настойчиво он
хотел видеть меня и с каким творческим разнообразием устраивал наши встречи.
Например,  он  сводил меня  в  планетарий,  а  потом вытащил  на  пикник под
звездами. Он говорил, что я гораздо привлекательнее всех женщин,  с которыми
он раньше встречался. Казалось, он искал душевной близости. Я надеялась, что
мы ее обретем, но этого не случилось.

     У Джонатана  и Деборы различные способы защиты своих уязвимых мест. Это
привело  к непониманию,  хотя  и к  взаимному  влечению.  Нечаянно Джонатану
удалось увлечь Дебору,  как ей удалось привлечь его  вначале. Он дразнил  ее
ложными  надеждами  обретения  душевной  близости,  но  ее  насторожила  его
уклончивость. Почувствовав  неосуществимость  своих  желаний,  она  потеряла
контроль, начала испытывать беспокойство и страсть.

     Пока они продолжали скрывать друг от друга свои глубинные желания,  они
сохраняли  ненадежный баланс. Но  когда озабоченность  Деборы стала  слишком
серьезной, баланс был нарушен. Кульминацией явилось семейное торжество.

     На День благодарения (последний четверг  ноября) я пригласила Джонатана
к моим родителям. Мне показалось странным, что он чувствовал себя не в своей
тарелке. Моя семья очень  дружелюбная, но  он выглядел  почти неприветливым.
Эту ночь мы провели у меня, но он  казался  отдаленным. Я очень удивилась. К
тому времени  я уже была без ума от Джонатана, представляла  себе наш брак и
все  такое.  Но он ни разу  не сказал,  что  любит меня, и я очень страдала.
Тогда я оставила решение за ним,  полагая,  что мне терять нечего. Как я уже
сказала, я влюбилась в него, надеясь, что он будет рад этому. Но он ответил,
что пребывает в замешательстве, и попросил отложить разговор, потому что ему
надо побыть некоторое время одному. После того, как он ушел, я почувствовала
себя немыслимо одинокой.

     Для Джонатана приглашение Деборы было  навязчивым призывом к близости и
обязательствам. Тогда  его склонная  к уединению индивидуальность взяла верх
над теплотой ухаживания.

     Это явилось доказательством того,  что я был все больше и больше  нужен
Деборе. Получив  приглашение в  День благодарения  поужинать с  ее семьей, я
осознал, что  это для меня слишком тяжелая ноша. Я был честен с ней и сказал
впоследствии, что такие вещи не по мне. Я чувствовал,  что  все относятся ко
мне, как  к будущему члену семьи.  На следующее утро она  вытягивала из меня
признание в любви.  Если я люблю, то говорю об этом, но не терплю, когда мне
намекают. Я думаю, это - лицемерие. Так или иначе.  Для меня это было шоком,
я нуждался в некоторой независимости.
     Когда их индивидуальные особенности наконец проявились, стало ясно, что
Джонатан,  по   природе   более  обособленный,  станет  ведущим,  а  Дебора,
стремящаяся к близости, - подчиненной.
     Если  бы  они осознавали,  каким образом  их истинные желания  вызывают
парадокс страсти,  они  могли  бы,  обсудив  это друг  с  другом, установить
взаимоприемлемые отношения.  Или  они  могли  бы решить, что лучше  остаться
друзьями, нежели  любовниками. Но, не  обладая  знанием,  они действовали по
модели парадокса.
     В  дальнейшем   мы   подробно   рассмотрим   различные   индивидуальные
особенности, их совместимость и возможность поддержания между  ними баланса.
Затем  мы   сможем   более   тщательно   исследовать  положение  ведущего  и
подчиненного и способы обретения большей власти над этими положениями.


     Отношениями управляет ведущий.  Под этим я  подразумеваю,  что  ведущий
определяет, сохранятся  взаимоотношения или нет. Иногда, правда, подчиненные
оставляют ведущих, но вынужденно, так как ведущие подталкивают их к этому.
     Я уверен, что в  вашей жизни бывали моменты, когда  вы занимали ведущее
положение. Все испытывали противоречивые чувства и замешательство,  когда вы
нужны кому-то, кто не  нужен вам. Это лестно, но все же вы не удовлетворены.
Ваше самолюбие достигает  высокого  уровня, но вы эмоционально опустошены  и
почти  всегда вынуждены поступать  не так,  как вы  хотите.  Когда  ситуация
разрешается, вы рассчитываете на  приятное облегчение, но не получаете  его.
Давайте теперь  задумаемся  над тем, почему  и  как парадокс страсти рождает
положение,  в  котором  ни  один  из  партнеров не  получает  эмоционального
удовлетворения.
     Ведущий -- не чудовище
     Из-за того,  что власть  находится в  руках ведущих,  возникает соблазн
обвинить  их  в  бессердечии и  страхе  перед  близостью.  Однако фактически
большинство ведущих действительно  хотят продолжения взаимоотношений. Как  и
подчиненные, они оказываются жертвами межличностных сил,  разделяющих людей,
выводя их взаимоотношения из равновесия.
     В  этой  главе  мы  исследуем  возможные  модели  поведения  ведущих  и
сопоставим  их  с  первостепенным  человеческим   желанием:  не  чувствовать
эмоционального ограничения со стороны другого человека.
     Верно  то,  что  подчиненные  страдают  от  невыносимой боли,  когда их
отвергают. Но  и  ведущие испытывают  страдания  от  потери  равноправия  во
взаимоотношениях.  Они  переживают   чувство  вины,  злобу,  замешательство,
неуверенность в себе и разочарование. Если они  постараются  не обращать  на
это  внимания, динамика парадокса будет  развиваться еще быстрее. Они  могут
постараться   как  можно  дольше  скрывать  ослабление  любовных   чувств  к
подчиненному.  Возможно,  они сами некогда оказывались в таком  положении  и
испытывали  отчаяние  отвергнутых,  поэтому  попытаются  не допустить, чтобы
подобное  случилось с их партнером. Им и самим придется также пережить страх
одиночества и рисковать при поиске нового партнера.
     Сначала ведущий чувствует радость и облегчение  от  того,  что завоевал
любовь партнера. Затем он  оказывается в  замешательстве. Он чувствует,  что
его  любовь  остывает, но не  понимает,  почему.  Он может полагать, что это
временное явление, но его  рассудок  занят поиском  объяснений.  Если возник
парадокс  страсти,  длительность  размышлений  и  беспокойства  ведущего  не
повлияет на динамику его душевного отдаления,

     Одним  из  ранних  признаков  потери  равновесия  взаимоотношений может
служить  одностороннее  сокращение  периода  ухаживания.  Новый  ведущий  не
чувствует  больше  необходимости  дарить  подарки, свободно  тратить деньги,
подавлять дурные привычки  и улучшать  свою  внешность. Джонатан  постепенно
отошел от нежных "традиций", когда его чувства к Деборе начали остывать.

     Первые  два месяца  после знакомства я  всегда дарил  Деборе цветы  при
встречах. Я люблю  садоводство, и у меня во дворе всегда что-то цветет.  Это
стало нашей маленькой  традицией. Но я  почувствовал  охлаждение после того,
как  Дебора пожаловалась,  что  я провел больше времени с моими  растениями,
нежели с ней.

     В  любых  удачных  взаимоотношениях  интенсивное  ухаживание  сменяется
привычным  поведением.  Но возвращение Джонатана к привычному поведению было
преждевременным, указывало на его душевное отдаление. Он не осознавал, что в
то  время  как  он  отдалялся,  Дебора  как раз  все  более  углублялась  во
взаимоотношения.
     У Лауры было свое объяснение сложившейся ситуации:

     Я по натуре быстрый  человек и становлюсь Нетерпеливой  с медлительными
людьми. Такова моя природа. Пол  не любит торопиться, и меня это раздражает.
Когда он указал мне на это, я сослалась на тяжелую обстановку на работе.

     Многие ведущие, так же как и Лаура, придумывают оправдания, вуалирующие
нормальное   для   них   поведение.   Трудности   на   работе   -   наиболее
распространенное  среди  них.  Обвиняя обстановку на  работе,  мы уходим  от
нежелательных  конфронтации  по поводу проблем взаимоотношений.  Как  многие
ведущие,  Лаура хотела  верить, что  это оправдание  являлось  истиной и  ее
стресс вызван только работой.

     В  длительных взаимоотношениях  охлаждение  ведущего  принимает  форму,
которую можно охарактеризовать  словами:  "Ты  не даришь мне цветы".  Иногда
изменения не очень заметны, но немаловажны, а бывают случаи, когда они могут
изменить весь образ жизни партнеров.
     Моя клиентка Пег  - стройная  привлекательная  женщина сорока пяти лет.
Она была  замужем двадцать три года к моменту, когда смогла осуществить свою
давнюю мечту. Пег  увлеченно  собирала изделия народных промыслов. Когда она
получила наследство, дети учились  в колледже в  другом городе, и она смогла
открыть магазин. Бизнес пошел в гору неожиданно быстро.
     Успех  Пег   начал  выявлять  противоречия,  существовавшие   в  браке,
казавшемся успешным. На нашем первом занятии она сказала:

     Спустя  год  после  открытия  магазина  Билла  обошли  в  повышении  на
должность вице-президента.  Тогда  он  ушел из  этой компании, полагая,  что
сможет улучшить свое  положение в другой.  Ему  предложили  работу, но  ниже
уровнем. Потом у него родилась идея, как  расширить мой бизнес.  Это решение
казалось хорошим, пока  я не догадалась, что Билл  хочет  взять  дело в свои
руки.  Он  не понимал, что  большая  часть  моей  работы весьма  прозаична и
скучна. Но идея оказалась неудачной, и он в конце концов бросил дело.

     Пег знала,  что ее материальное положение изменилось за последний  год,
но она  не осознавала,  насколько  глубоко  изменились  в связи с этим  и их
отношения с Биллом.
     Раньше я часами изучала кулинарные книги и готовила  разные деликатесы.
Я вышивала ему на рубашках инициалы. После  открытия магазина мое  свободное
время сократилось, но я старалась по-прежнему доставлять ему радость. Мне не
хотелось,  чтобы Билл думал, что отошел на второй план.  Он обратил внимание
на то, что я  перестала делать для  него разные "мелочи", и удивительно  был
этим задет. Я сказала, что это временно.
     В   счастливых   уравновешенных   взаимоотношениях   "мелочи"  являются
распространенным выражением привязанности и любви. Но когда обмен становится
односторонним, то же происходит и с взаимоотношениями. Двадцать три года Пег
занимала подчиненное положение, но теперь неудачи в карьере Билла и се успех
поменяли их положения местами.
     Изменения, связанные с синдромом лягушки и принца
     Во  время  ухаживаний  мы не  настолько слепы,  чтобы не видеть пороков
наших возлюбленных. Но страсть не  обращает  внимания на недостатки  и  даже
превращает их в нечто очаровательное.
     Постепенно  по мере угасания  любви изменяется восприятие ведущего.  Он
перестает замечать привлекательные  стороны подчиненного  и фокусируется  на
его  недостатках.  Не   имеет  значения,  насколько  красивым   может   быть
подчиненный в глазах других. Для  ведущего принц или принцесса  обратились в
лягушку.
     Лаура так описала перемену в ее восприятии Пола:

     Одной из проблем, стоящих  на  пути к браку, было  то,  что я перестала
считать  Пола  физически  привлекательным.  По сути  дела,  некоторые  вещи,
казавшиеся  сначала  приятными,  такие,  как отсутствие тщеславия, атмосфера
рабочего беспорядка,  стали  отталкивать меня.  Иногда  я  сравниваю  его  с
другими мужчинами и удивляюсь тому, куда я раньше смотрела.

     В  идеале  во   время  ухаживаний  партнеры  испытывают  потребность  в
близости,  но "очерненный" подчиненный  может вызвать у ведущего чувственное
отдаление.  Мужчины  в  основном  на  первое  место  ставят  внешние  данные
партнерши.  В  результате  потеря  привлекательности  женщиной,   занимающей
подчиненное  положение,  может  вызвать  серьезные  последствия,  вплоть  до
измены.

     Разрешением   сложившейся   ситуации  могут   служить   методы,   часто
используемые  ведущим.  Но  они  являются  наименее  эффективными,  так  как
способствуют развитию парадокса. Эти решения, направленные на восстановление
изначальной  привлекательности подчиненного,  выглядят  вполне логичными, но
часто приводят к противоположному результату.
     Решение,  заключающееся  в украшательстве,  предполагает,  что  ведущий
делает  подчиненному  намеки,  как сделать его  более  привлекательным.  Эти
намеки  могут  быть  грубыми  или тонкими и  сводиться к  советам, как стоит
изменить цвет волос, стиль одежды, макияж на приятные для ведущего
     Майлс испробовал попытку украшательства Бет.

     Когда мы познакомились, Бет была очень стройной, но после рождения Хлои
ей пришлось попотеть, чтобы сбросить вес. Дошло до того, что я выключал свет
во   время  близости.  На   годовщину  свадьбы  я  подарил  ей  абонемент  в
гимнастический  зал.  Бет начала  ходить туда, и  я  увидел, что  она  стала
выглядеть лучше. Но я обратил внимание на то, как она стремилась получить от
меня одобрение. Бег ожидала,  что я захочу чаще быть с ней, но я не захотел.
Постепенно она перестала ходить в зал.

     Украшательство  приносит   обратный  эффект   из-за  того,  что  рвение
подчиненного укрепляет уверенность ведущего в своих силах. По мере того, как
ощущение ненадежности этой затеи растет, любовь угасает.

     Подчиненные   теряют  в  глазах   ведущего   не   только  свою  внешнюю
привлекательность,  но и свои  способности. Никто не  раскрыл  этот  феномен
лучше,  чем Мэрилин  Френч в своем романе  "Женская комната". После описания
того, как  молодая любовь  становится зрелой  и проходит  период идеализации
влюбленных, она говорит:

     Однажды случается  невероятное. Вы сидите вместе за завтраком, слегка в
"подвешенном"  состоянии,   вы   смотрите   на  возлюбленного,  прекрасного,
драгоценного возлюбленного,  и возлюбленный,  открывая  любимые  вами  уста,
подобные  розовому  бутону,  и  демонстрируя  свои  сверкающие  белые  зубы,
произносит  какую-то  глупость.  Все  ваше  существо  замирает  и  холодеет.
Возлюбленный никогда прежде не  говорил подобных  глупостей.  Вы просите его
повторить, И он повторяет:  "Этот дождь нам помешает", а вы отвечаете: "Нет,
это не дождь нам помешает. Может быть, тебе лучше проверить зрение и слух."

     Сексуальное влечение известно тем,  что заставляет не обращать внимания
на  уровень интеллекта  нового партнера. Позднее это  может  стать серьезным
источником дисбаланса. Но  даже в случае, когда уровень интеллекта партнеров
приблизительно  одинаков,  дисбаланс,  вызванный  другими  причинами,  может
сделать так,  что подчиненный  будет  казаться  не  таким  ярким,  каким  он
является в действительности.
     Печальный  факт   состоит  в  том,  что  крайнее  напряжение,  присущее
подчиненному  положению,  действительно  может  снизить  уровень  интеллекта
подчиненного,  а  также его  очарование  и находчивость, которые мы  склонны
считать    проявлениями    интеллекта.    Подчиненный    действует   зажато,
за-торможенно,  неловко.  Когда  такое  случается,  ведущий  чувствует  себя
обреченным   жить   с    кем-то   скучным,   раздражающим,   надоедливым   и
обременительным. Это питает желание чувственного отдаления.

     Когда  уровень  интеллекта подчиненного в  глазах  ведущего  снижается,
ведущий может испробовать традиционное решение.  Отличной иллюстрацией этого
может служить мой клиент Скотт. Менеджер книжного магазина и писатель. Скотт
влюбился   в  официантку  кафетерия,  который  он  часто   посещал.  Но   их
взаимоотношения быстро потеряли равновесие.
     Вкусам  Аланы  более  всего отвечали  "Полицейская  академия",  "Колесо
фортуны"   и  Дэниел  Стил,  Сначала  мне   показались   очаровательными  ее
предпочтения, потому что она могла  рассказывать  об этом удивительные вещи.
Затем  я  стал  думать,  что ее вкусы  объясняются молодостью. Я  побудил ее
посещать популярные лекции по философии и литературе на курсах для взрослых.
К ее  чести надо сказать, что она трудилась упорно, но страх перед  неудачей
угнетал ее. Она пыталась употреблять  "умные" слова и разговаривать на темы,
которые,  как   она   полагала,   были   интересны  мне.  Это  приводило   в
замешательство моих друзей, и когда она умолкала, я испытывал облегчение.

     Алана отчаянно пыталась изменить себя так, чтобы угодить Скотту. Но все
ее  усилия только  сделали более  очевидной огромную  разницу  между  ней  и
Скоттом,  она оказалась  в  положении  подчиненного  из-за  своей чрезмерной
податливости. Алана потеряла свою привлекательную естественность.

     Критический момент в развитии взаимоотношений наступает тогда, когда за
ярким   фасадом   ухаживаний   партнеры    сталкиваются   с    повседневным,
неприукрашенным обликом друг  друга.  Если взаимоотношения  не уравновешены,
ведущий   разочаровывается   "настоящей"  версией  своего  возлюбленного  Он
зачастую  обнаруживает  недостаток  основных человеческих  качеств,  которые
ожидал найти в партнере.

     Со  стороны  ведущих  фраза "Почему  ты  больше  не  можешь..."  обычно
оканчивается словами:
     быть таким превосходным;
     таким уверенным;
     таким интересным;
     таким искренним;
     таким преуспевающим;
     таким независимым;
     таким забавным, как раньше.

     Ведущий  не бросает подобные выражения в лицо  партнеру, но употребляет
их  в беседах с друзьями о своих проблемах. Эти  претензии  показывают,  что
преданная любовь подчиненного может вызвать  такую реакцию ведущего, которая
выявляет его  недовольство тем,  кем  является  подчиненный. Это  приводит к
значительному усилению отстраненности и поляризации.
     Когда  Лаура  ощутила  в  себе  возрастающее  беспокойство  и  тревогу,
вызванные изменением  отношений с Полом, она отнесла это на счет  недостатка
общения с другими людьми. Она начала скучать по  удовольствиям ночной жизни,
которую она раньше  вела  с друзьями, так как Пол был типичным  затворником.
Тогда она организовала поход в новое  ночное заведение с  друзьями из фирмы.
Пол возражал, но когда она пригрозила тем, что пойдет без него, сдался. Этот
поход напомнил ей их "дебют" на рождественской вечеринке.

     Пол был  то  слишком увлеченным, то угрюмым. Наконец, я отошла с ним  в
дальний угол и спросила, что происходит. Он  ответил,  что  это очень шумное
заведение,  и  он  хочет  уйти. Я сказала  "хорошо", на что  он  возразил "с
тобой". Затем он  тачал вести себя, как пылкий влюбленный, будто это убедило
бы  меня. Я его немного  осадила и  вернулась  к столику,  Я была возмущена,
смущена и сердита от того, что он такой глупый.

     Желание Лауры было простым, но невыполнимым, чтобы Пол был таким, каким
хочет она. Это желание стоит за всеми поступками ведущего. Но, как мы знаем,
оно губительно, поскольку  требует от подчиненного чрезмерной уступчивости и
создает дополнительные сложности.

     Постепенно сексуальный интерес, который  имеет ведущий  к подчиненному,
уменьшается.  Секс  становится  бесстрастной разрядкой напряжения  или,  как
говорили  некоторые  мои  клиентки,  чем-то, что  приходится  переносить или
избегать. Для ведущего возбуждение исчезает.
     В  фильме Вуди  Аллена  "Энни  холл"  есть  мой  любимый  пример  того,
насколько  по-разному  смотрят  на  секс ведущий  и подчиненный.  Когда Энни
заняла  ведущее положение по отношению к Элви Сингеру, на разделенном надвое
экране  показывают  ее  и  Элви  на  приемах у  психотерапевтов,  проходящих
одновременно. С одной стороны Элви жалуется, что они крайне редко занимаются
любовью,  от силы  три раза в неделю. С другой  стороны,  Энни вздыхает, что
Элви  постоянно хочет  сексуальной  близости,  по крайней  мере три  раза  в
неделю.  Энни  чувствует   безысходность  и  выбита  из  колеи  сексуальными
притязаниями Элви, в то  время как  он все больше и больше нуждается в Энни.
Когда это происходит в реальной жизни, конечно, это не смешно.

     Каждый из партнеров может внести в интимные отношения  элемент эротизма
с  целью  оживить  желания  ведущего. Пара  может попытаться  активизировать
физическую   близость   с  помощью   эротических   стимуляторов,   фантазий,
специальной  литературы,   медикаментов  или  достичь  равновесия  благодаря
дополнительным партнерам. Конечно, эротизм не  является единственным выходом
для  неуравновешенных  взаимоотношений,  однако   в  этом  случае  он  часто
становится необходимой поддержкой.
     В  случае с Пег  и Биллом Билл оказался тем, кто  привнес эротизм после
двух десятилетий  традиционного  секса.  Пег не была поставлена в тупик. Она
почувствовала,  что это  продиктовано  чувством неуверенности,  связанным  с
переменами в его жизни.
     Казалось,  он  хотел  показать  мне  и себе  свои  мужские  качества  и
ценность.  Я находила  применение своей энергии в  разных сферах и не  очень
этим интересовалась.  Но Билл стал приносить домой эротические видеофильмы и
тому  подобное. Я присоединилась к нему, потому что это, казалось, имело для
него  большое значение,  и  я  не  хотела задеть его чувства  Хотя это  было
тяжело, он знал, что я стараюсь.

     Эротическое   решение   может   также   принять  форму   путешествия  в
романтические места, где страсть может временно заново загореться. Возникает
надежда   привезти   воскресшие   страстные  чувства   домой.  К  сожалению,
романтические каникулы обычно вызывают лишь временный всплеск.
     Другая форма эротического  решения -  когда  ведущий закрывает глаза во
время занятий любовью  и  представляет кого-то другого. Впоследствии, лежа в
объятиях своего партнера, он может испытывать чувство вины за свои фантазии.
     В случае небольшого дисбаланса эротическая стратегия может иметь успех,
давая  ведущему  по крайней  мере  одну  хорошую  причину,  чтобы  сохранить
взаимоотношения.  Возможно,  вам   случалось  слышать  от  друга,  когда  он
рассказывал о своих проблемах во взаимоотношениях: "трудно уйти, потому  что
секс с ней - такое наслаждение". Но  если дисбаланс велик, наступает момент,
когда  никакой  эротизм  не  может  воскресить  любовные  чувства.  Проблема
заключается   в   том,   что   преднамеренный   эротизм    является   именно
преднамеренным.

     Два человека, находящихся  в новых, волнующих взаимоотношениях, близких
и уравновешенных, рассказывают друг другу все. Они говорят о своих чувствах,
делятся переживаниями и предположениями, просто болтают.
     Но  когда парадокс  начинает действовать,  у ведущего пропадает желание
общаться с партнером. Как и в большинстве других аспектов поведения, ведущие
не осознают, что тенденция  сдерживать общение является признаком  душевного
отдаления.  Но  подчиненный  осознает  это  и  пытается  разговорить  своего
партнера. Вот что случилось с Пег и Биллом:

     Когда  я  возвращалась  домой  после  напряженного  интересного  дня  в
магазине, Билл хотел знать все, что случилось. Но я слишком уставала,  чтобы
выдерживать допрос. Поэтому я рассказывала  ему что-нибудь одно и умалчивала
об остальном. Но он давил на меня, и я чувствовала нарастающее раздражение.

     Заметьте,  что  Пег  отнесла  свое  нежелание   разговаривать  на  счет
усталости.  Она  просто  не  хотела  признать, что  у нее  не  было  желания
доверительно  беседовать  с Биллом. Молчание является одним из  серьезнейших
барьеров, которые ведущие строят на пути к близости. Из-за того, что ведущие
чувствуют эмоциональное  раздражение, вызываемое  подчиненными, такой барьер
необходим им для выживания.

     Постепенно  запутанные  чувства  ведущего обретают  определенную форму.
Тогда  он  осознает,  что попал  в ловушку  взаимоотношений  с  любящим  его
партнером, который  так  нуждается в  нем, но в  любви к которому  сам он не
уверен.
     Лаура:

     К  тому  времени мне больше  всего не нравилось  во  взаимоотношениях с
Полом то,  что я больше никогда не  испытывала страстной любви. Было  трудно
поверить, насколько  сильные чувства  испытывал  ко мне Пол,  тогда как  мои
чувства  были...  слабыми.  Я  обижалась  на  него  за  то,  что  он  не мог
поддерживать во мне возбуждение.

     Джонатан:

     Дебора  -  человек  крайностей.  Ей  нужно  либо  полное  погружение  в
отношения,  либо  ничего.  Она не  могла принять  промежуточный  вариант,  в
котором нуждался я, т.е.  с  большой  долей личной свободы. Когда  я осознал
это, то почувствовал, будто меня засасывает зыбучий песок.
     Майлс:

     Это смешно Я достиг  всего, о чем мечтал в  жизни, -  потрясающая жена,
прелестный  ребенок, красивый  дом прибыльный ресторан -  и  я чувствую себя
таким  несчастным. Дошло до того, что я избегал рано возвращаться домой. Бет
попала в такое зависимое от меня положение, что, казалось, нет выхода.

     Ведущий может перейти к другому набору стратегий общения, надеясь снять
давление на свои чувства .и освободиться

     В начале ухаживаний влюбленные обращают внимание  только друг на друга.
Но когда у ведущего  возникает ощущение ловушки, он или она могут попытаться
"зрительно"  сбежать, наблюдая за  привлекательными  представителями другого
пола, часто в присутствии подчиненного.
     Только  человек может наслаждаться красотой другого  человека, и многие
даже счастливые пары прибегают к этому время от времени. В  некотором смысле
любование  противоположным  полом  является отдушиной для людей, склонных  к
моногамии,  мягким способом обхождения  того,  что идет вразрез с некоторыми
человеческими инстинктами.
     Но когда оно развито чрезмерно,  такое поведение может причинить  много
боли и привести к  серьезным проблемам.  Именно  так обстояли дела  с  Бет и
Майлсом.

     Во время одной из наших семейных вылазок на открытый воздух мы пошли на
пляж. Я подготовила чудесный  пикник, взяла купальник, который не надевала с
тех пор, как перестала ходить в гимнастический зал,  и спланировала все так,
чтобы отлично провести время. Но Майлс только и делал, что смотрел на других
женщин.  Было  похоже,  что  он  не   может  справиться  с   этим.  Когда  я
разговаривала  с  ним,  его  в взгляд  блуждал  где-то  за  моей  спиной.  Я
оборачивалась  и  видела двух  девушек  в  бикини.  И  совсем не обязательно
настолько привлекательных!

     Те,  кем  любуется  ведущий,  не  обязательно  должны  выглядеть  лучше
подчиненного. Значение имеет только  то, что они другие, кто-то, над кем нет
душевного контроля со стороны ведущего.
     Откровенное любование может разозлить подчиненного и спровоцировать его
на  якобы  шутливые  комментарии. Ведущий может даже пытаться избавиться  от
этой привычки, но наблюдение за противоположным полом  -  это непроизвольная
реакция  мозга  на  скуку,  способ  найти  стимулятор  на  стороне.  Однажды
застигнутый  за этим  занятием, ведущий может перейти к скрытой тактике, как
один из моих клиентов, который бросал тайные взгляды  на девушек,  пока  его
жена изучала продукты в супермаркете.

     В  следующий раз, когда придете на вечеринку,  внимательно понаблюдайте
за  поведением   пар  Вы  можете  заметить  флиртующую  женщину,  окруженную
вниманием толпы, и  хмурого мужчину в ее тени.  Или  мужчину, танцующего  со
всеми дамами, кроме той, с которой он пришел. Она беседует с друзьями, но ее
взгляд неотступно следует за ним.
     Вечеринки  служат  своего рода  временным  освобождением  для  ведущих,
которые используют их для оправдания своего неподобающего поведения.
     Обычно подчиненный следует  за ведущим  как тень, с нетерпением  ожидая
момента ухода.  Впоследствии  оба партнера  страдают  -  ведущий  еще острее
чувствует,  что он  в ловушке  после короткого глотка свободы, а подчиненный
еще больше обеспокоен возможностью быть отвергнутым.

     Когда  мы не можем получить то,  что хотим, естественно, мы  испытываем
раздражение.  Чем сильнее ведущий осознает, что он в ловушке, тем больше его
негодование. Он сердится  на подчиненного за  то, что тот разочаровал его, и
злится на себя, что  попал в такую  ситуацию, которую  может изменить только
буря  пламенных  эмоций.  Естественно,  раздражение  способствует ослаблению
чувств ведущего к подчиненному.

     Ведущий  может  контролировать  взаимоотношения,  но чувствует,  что не
может  контролировать  ситуацию. Это важное различие  -  часто встречающаяся
причина изменений в расстановке эмоциональных сил. Ведущие, чувствующие свою
беспомощность, часто  перестают себя сдерживать и набрасываются на партнера.
Впоследствии они бывают напуганы и шокированы своим поведением. Если ведущий
слаб,  обида и разочарование переполняют его и выливаются  в действия. Лаура
обнаружила, что ее раздражение постепенно переросло во вспышки оскорблений и
упреков в адрес Пола.

     Я неадекватно реагировала на храп. У меня есть брат, который,  когда мы
были детьми, храпел, как  сирена, подающая сигналы судам во  время тумана. Я
сплю чутко,  а  Пол храпит по высшему  разряду. Однажды  ночью мне  хотелось
лезть на  стену. Наконец  я не выдержала,  разбудила его и  в припадке гнева
выкинула из постели. Он заснул на кушетке.  Впоследствии  я чувствовала себя
ужасно.  Кроме  того,  после   этого  случая  я  стала  чаще  выражать  свое
раздражение. Как будто открылась плотина.

     Ведущие склонны вымещать свой гнев в на мелочах, потому  что они боятся
обсуждать более серьезные  проблемы, такие, как потеря любви. Как в случае с
Лаурой, ведущие часто начинают постоянно донимать  подчиненных. Это является
не только возможностью выражения гнева, но и способом прогнать  подчиненного
без выяснения реальных причин.

     Раздражение  ведущего, кажется, может превратить его в злодея. Механизм
парадокса страсти позволяет ему  спокойно изливать свой гнев на подчиненного
без боязни негативной отдачи со стороны своего уступчивого партнера.
     Как мы увидим, подчиненные также раздражаются, потому что их желания не
удовлетворяются. Но дело в  том, что  они  не могут свободно  выражать  свой
гнев, боязнь быть отвергнутым заставляет их молчать.
     Таким образом,  раздраженный  ведущий  опускается до  роли агрессивного
злодея,  в то время  как подчиненный играет  роль преданного  и  страдающего
героя.  Такой  сценарий развития  парадокса очень коварен. Ведущий чувствует
себя все  хуже  и хуже,  и  все более  склонен винить в  этом  подчиненного.
Последний в  этом  случае оказывается в "положении Жанны д'Арк",  величайшая
добродетель  которой  заключалась  в  терпении,  с  которым  она  переносила
равнодушие.  Но,  назвав  ведущего плохим,  мы снимаем вину  за проблемы  во
взаимоотношениях с подчиненного, который ответственен не меньше.

     Испытывать  и проявлять раздражение -- нормальная  реакция  ведущего на
скованность  рамками взаимоотношений. Как  я  говорю своим  клиентам,  такое
поведение  не  делает вас  плохими.  К  несчастью, существуют люди,  которые
склонны выражать свой гнев опасными способами.
     Некоторые  клиенты обращались ко мне по  вопросам, связанным с судебным
разбирательством.   Большинство   из   них  -  мужчины,  занимавшие  ведущее
положение, которые физически и морально  оскорбляли  своих подруг. Лечение в
таких  случаях очень сложно  и  не всегда успешно,  но поддающимся лечению я
объясняю, что  их  чувства  разочарования и гнева  часто  оправданы.  Однако
жесткое  поведение,   вызванное  этими  чувствами,  никогда  не  может  быть
оправдано.
     Придание  подобными  людьми  вида  законности  своему  разочарованию  и
раздражению  показывает  их  непомерный  эгоизм.   Лучше  бы  они  научились
справляться с гневом более эффективно, не нанося оскорблений.

     У гнева, возникшего на почве парадокса, есть одна хорошая сторона - его
можно  использовать  как  средство  борьбы с самим парадоксом.  Давая  выход
своему   гневу,  ведущий  иногда  пытается  спровоцировать  подчиненного  на
ответные  действия  и  разрушение  барьера  пассивности.  Ведущий  правильно
полагает, что равноправное  выражение  накопившегося гнева обоими партнерами
способствует восстановлению баланса.  Многие ведущие,  как  Лаура,  начинают
думать, что их партнеры слабые или мягкие.

     Казалось, Пол может стерпеть все, что я ему преподнесу. Иногда я просто
хочу, чтобы он  взорвался,  показал, на  что  он способен. Я  бы  больше его
уважала.

     Но  у  гнева  как  лекарства  есть  побочный  эффект  -  он  заставляет
подчиненного чувствовать еще большую неуверенность. Помните, что подчиненный
должен  испытывать  сильное  раздражение  или  необычайное  самоуважение   и
гордость для того, чтобы выразить свой гнев.

     Большинство  поступков  ведущего,  имеющих  отношение  к  подчиненному,
вызывает у него ощущение вины. Он чувствует  вину за потерю  любовного пыла,
склонность  к  измене,   нежелание  интимной   близости,  критику  а   адрес
подчиненного, нечестность и так далее. Кроме того, ведущий чувствует вину за
выращивание в себе злобы на подчиненного.
     Гнев  подталкивает  ведущего  уйти,  но  чувство  вины  заставляет  его
вспоминать хорошие моменты взаимоотношений. Вина  может  незаметно и коварно
заставить ведущего  настолько возненавидеть себя,  что  он приговорит себя к
тому, чтобы  остаться, т.е.  наказать  за  ужасное  поведение, которому  нет
оправдания.

     Связь между  гневом и виной очень тесная, настолько,  что ведущий часто
чувствует  их одновременно. Не только гнев рождает в  нем чувство вины, но и
вина может породить в нем чувство гнева. Во  время одной  из вечерних стычек
Майлс ясно прочувствовал эту спираль в своих взаимоотношениях с Бет.

     Вечер в  ресторане выдался  ужасный. Шеф-повар  заболел, и мне пришлось
выслушать много нареканий от посетителей.  Когда наконец  я вернулся  домой,
при входе споткнулся об игрушку Хлои. Кругом был беспорядок. Это вывело меня
из себя.  Я раскричался,  что мы  живем,  как в  хлеву, разбудил Хлою, и она
начала плакать. Тут  же  проснулась и  Бет и принялась  ругать  меня за это.
Тогда я завелся. Я стал  обвинять ее в беспорядке и в том, что она ничего не
доводит до конца. Это ее серьезно задело, и она расплакалась. Я почувствовал
себя виноватым в том, что так ее расстроил. Но затем подумал, что у меня нет
выхода и нет нужды винить себя.

     Спираль "гнев -- вина"  поглощает  большую часть эмоциональной  энергии
ведущего.   Спираль  может   стать   ловушкой  для  него,   потому  что   ее
раскручивающаяся динамика питает чувство безысходности.

     Ведущие  часто  чувствуют,  что их  злоба и  обида на партнера  сильнее
рассудка.  Когда они пытаются объяснить  себе  свои  чувства,  они  способны
подняться на ступень выше по логической лестнице.
     1. Мой партнер любит меня и готов ради меня на все.
     2.  Мой  хороший  и  любящий спутник  определенно заслуживает всей моей
любви.
     3. Но я чувствую скорее обиду, чем любовь к нему, Следовательно:
     4. Что-то может быть "неправильно" во мне.
     Часто ведущие приходят к  заключению, что "неправильное" кроется  в  их
характере,   укоренившемся   эгоизме   и  холодности,   которые   делают  их
неспособными к  любви. Именно  такой  вывод  сделала  Лаура,  найдя  в  себе
патологию.

     То, как я обращалась с  Полом, заставляло меня  думать: "Господи, какая
же я сволочь. Если я не могу ничего  создать вместе с таким  человеком,  как
Пол, способна ли я вообще любить кого-то дольше двух месяцев?"

     Обвинение  себя в патологии  - это форма самонаказания. Наказывая себя,
мы расплачиваемся  за  боль,  причиненную  другим.  Это похоже  на наложение
епитимьи.
     В этом кроется серьезная опасность. Ведущие часто возлагают на себя всю
ответственность  за угасание  любви,  как будто  чувства  можно  включать  и
выключать по своей воле. Это может породить у них такое  сильное презрение к
себе, что  они готовы на все,  чтобы избежать  этого.  Обычно это приводит к
дальнейшему отстранению  от отношений. Заставить их освободиться  от  цепкой
хватки вины - одна из наиболее сложных задач в  моей работе. Я напоминаю им,
что  подчиненные в  равной  степени  ответственны за  взаимоотношения и  что
истинный виновник - динамика взаимоотношений.
     С ослаблением  ощущения  вины к ведущим приходит частичное освобождение
от   чувства  обремененности  взаимоотношениями   и  усиление  веры  в  них.
Парадоксально,  но  в этот момент  перестать  винить себя  в потере  любви -
лучшая возможность вернуть ее.
     Заметьте, однако, что  я нигде не  говорил, что вы  никогда  не  должны
винить  себя.  Если  ваше  разочарование выливается в  оскорбления партнера,
чувство  вины  совершенно  справедливо  заставляет  вас прекратить  подобное
поведение. Но  для подавляющего большинства моих  клиентов  (и для читателей
этой книги) проблема заключается именно в излишнем  чувстве вины за "плохие"
эмоции и мысли (Стратегии исправления таких ситуаций я опишу в главе 10.)

     Самая  трудная моя  задача  как  терапевта - избавить женщин-ведущих от
чувства вины. С детства девочек учат,  что  быть женственной -- это означает
проявлять  поддержку   и   заботу.   Гнев  считается  агрессивным,  мужским,
негативным чувством. Раз так, женщине это чувство не пристало. Хотя подобные
представления немного устарели, тем  не менее они имеют влияние, особенно на
женщин, которым за  тридцать.  Поэтому, становясь  ведущими, они чрезвычайно
склонны скрывать  свой гнев за виной, обращая его внутрь себя, что порождает
гибельный эффект. Многие из них  боятся даже мысли  о  том,  что  они больше
контролируют  взаимоотношения, чем  их  мужья, как Пег. которую я  бы назвал
"замаскированным лидером".
     Пег почти никогда не выражала свой гнев по отношению к Биллу, пока была
подчиненной.  Но даже  когда  она заняла ведущее положение, она  по-прежнему
сдерживала свой гнев.  Ее постоянное  чувство  вины  делало ее  подавленной,
потерявшей надежду и в некотором отношении даже опасной.

     Иногда   я  чувствовала,  что  я   настолько   злая,   что   недостойна
существования.  Вы  не поверите,  но  я представила,  что  у  Билла случился
инфаркт, и  я стою,  одетая  в  черное, на его похоронах. Все жалеют меня. И
хуже  всего то,  что в глубине  души я чувствую себя счастливой от того, что
наконец освободилась.  Когда  я  думала об  этом,  я  просто хотела свернуть
машину в обрыв.

     Гнев Пег вызвал ненависть к себе и депрессию. У  нее начали проявляться
физические  симптомы:  головная  боль  и  потеря  аппетита,  из-за чего  она
выглядела изможденной.

     Ядром  депрессии Пег  была "фантазия  вдовы/вдовца" -  распространенное
поведение ведущих,  склонных подавлять свой гнев виной: "Если бы подчиненный
внезапно умер, я  освободился бы без чувства вины". В действительности  люди
скорее сопереживают ведущему, нежели называют  его бессердечным злодеем. Пег
было  сложно  понять,  что такие фантазии являются предупреждением из нашего
подсознания  о  том,  что  оно  перегружено виной и  стыдом. Я рассказал ей,
насколько  такие фантазии распространены, и  предложил считать их барометром
ее несчастья и разочарования  в браке, а  не усиливать ненависть к себе (что
вызвало  бы  обострение  чувства  вины и  еще  большую  склонность  к  таким
фантазиям).
     Некоторые  ведущие  инстинктивно  чувствуют,  что  в   действительности
происходит,  как только  появляются первые признаки парадокса  страсти. Если
подчиненный  возлюбленный  слишком  наступает,  ведущий  отступает быстро  и
грациозно. Но  если парадокс  скрыт  сильными желаниями и страстью  с самого
начала отношений и если сами отношения пустили глубокие корни, то происходит
нечто иное.  Многие, может быть, большинство  ведущих, увязают в том, что  я
называю "СПО -- синдром противоречий и обязательств".

     Ведущий в выжидательной позиции
     Когда пара обращается ко мне за помощью,  во  время  первой встречи они
оба  говорят,  что  хотят  спасти  отношения.  Однако  с  течением   времени
становится  очевидным, что  только  подчиненный  определенно преследует  эту
цель.  Ведущие не могут  точно  сформулировать,  чего  же они  хотят,  какие
надежды  возлагают  на  психотерапевтическую  помощь.  Может  ли  она  снова
превратить подчиненного в  волнующего возлюбленного? Может ли она предложить
безболезненный выход из обременительных взаимоотношений?
     Я пришел к заключению,  что  то, чего действительно желают ведущие, так
это разрешения противоречий. Они не  знают, сохранять ли  отношения,  и  они
надеются, что врач-арбитр скажет решающее слово.
     Джонатан выразил  типичные сомнения ведущего, когда описал свои чувства
сразу после того, как сказал Деборе, что ему нужно побыть одному и подумать.

     Мои  чувства сильно беспокоили меня -  настолько быстро они  из горячих
превратились в теплые. Но объективно я понимал, что не хочу встречаться ни с
кем другим. Я  представил себе, что бы я  чувствовал, если бы  Дебора начала
встречаться с другим. Так что было глупо даже думать о том, чтобы прекратить
взаимоотношения.  Я переживал трудные времена.  Я был не так  сильно увлечен
отношениями с  ней, но  будь  я проклят,  если  вообще не был. И ставки были
высоки.

     Чувство   противоречия  сводит   с   ума.   Определение   его   таково:
"Одновременное влечение  и  отвращение к предмету,  человеку или  действию".
Человек,   охваченный  противоречием,  находит  аргументы  "за"  и  "против"
определенного  поступка.   Наверное,  более   всего   в   важных   решениях,
определяющих взаимоотношения, удручает  то, что,  принимая  их, не знаешь, к
чему это  приведет  в будущем. Вам хотелось  бы  знать,  обернется ли разрыв
величайшей ошибкой в вашей жизни  или гораздо лучший партнер  ожидает вас за
углом. Кажется, что существуют  правильное и  ошибочное решения, но какое из
них  верное  - никто  не  может понять.  Вы  всегда хотите  оставить пути  к
отступлению,  ибо  это  один  из  случаев,  когда   нельзя  заранее  выбрать
оптимальный вариант.
     Почти  каждого  разрывают  противоречия при  принятии  важных  решений,
потому что не  бывает совершенных взаимоотношений  и,  как сказал  Джонатан,
ставки  высоки.  Но  ведущего противоречия могут привести к  продолжительным
душевным  мукам.  Как  мы   увидим,  ведущие  используют  несколько  тактик,
помогающих  правильной  оценке возможных  вариантов  выхода  из болезненного
плена противоречий.
     Такое  поведение я называю "синдром противоречий и обязательств" (СПО).
Это  название поясняет  дилемму, возникающую  перед неженатым/незамужним, но
серьезно увлеченным ведущим, равно как и ситуацию женатого ведущего, который
должен  решить,  сохранять ли  ему  брачные узы.  Как  мы увидим, существуют
различные степени СПО.
     Умеренный СПО
     Многие ведущие решают для себя не вступать в брак уже на  ранней стадии
отношений. Так обстояли дела со  Скоттом, управляющим  книжного  магазина, и
Алапой, официанткой.

     Я был одержим идеей быть с ней, но  о браке я не  думал, хотя начальное
влечение и  давало мне такой  импульс, что, может быть,  я  и задумывался на
пару секунд о возможной женитьбе. Однако в глубине души я знал, что у нее не
тот уровень  интеллекта. Мне очень  нравилось, как она проявляла заботу  обо
мне,  и я не хотел причинять  ей  боль,  Я  думаю, именно  поэтому отношения
продолжались дольше, чем следовало.

     Такие отношения образуются  на  основании минутных побуждений. Зачастую
ведущий переживает трудные  времена, и ему нужна ласка именно в этот период.
Студенты,   учащиеся   по   сложной   программе,    часто   оказываются    в
неуравновешенных  отношениях,  так же как и люди с неудавшейся карьерой  или
пострадавшие от распада  взаимоотношений.  Скотт только что  закончил писать
свой первый роман. Но друзья довольно прохладно приняли его. Именно тогда он
увлекся Аланой.
     Такой  ведущий обычно скрывает, что заранее установил  потолок развитию
взаимоотношений  Он  не  хочет  без  нужды  причинять боль своему  партнеру,
затевать бесполезные  споры или устраивать  драмы  из-за своих  определенных
планов.  Он не  показывает своих намерений,  не дает  клятв и глубоко прячет
свои чувства.
     В таких случаях ведущие могут разорвать взаимоотношения в любой момент.
Их может привлечь новый  партнер. Они могут чувствовать излишнее давление со
стороны подчиненного.  Или тяжелые времена в их жизни могут закончиться, что
повлечет за собой изменение желаний. Часто эти причины возникают комплексно.
И  хотя   они  могут   быть  уверены  в  непоколебимости   своих  намерений,
противоречия  внезапно охватывают  их, когда  они  открываются подчиненному.
Тогда переживания и протесты последнего могут усилить сострадание ведущего и
его беспокойство, связанное с разрушением надежного положения, и убедить его
пересмотреть свои планы, противоречия затуманят его ясное будущее.
     Серьезный СПО
     Ведущие, серьезно страдающие СПО, обычно с теплотой  относятся к идее о
браке до тех пор, пока их отношения не начинают терять равновесие. СПО может
охватить также и семейных ведущих, чьи отношения вышли из равновесия, однако
форма будет немного другой, ведущий начинает задумываться о разводе.

     Охваченные противоречиями  ведущие задумываются о  браке, взвешивая все
"за" и "против". Уникальная и мучительная особенность СПО заключается в том,
что "за" очень похожи на "против"
     
Хорошие стороны брака Плохие стороны брака
Преданный супруг Потеря свободы
Конец неудобств холостяцкой жизни Потеря радостей холостяцкой жизни
Ребенок Ребенок
Безопасный доступный секс Скучный, однообразный секс
Близкое общение Отдаление старых друзей
Домашний уют Скучные домашние дела
Душевная стабильность Чувство безысходности
С таким равновесием между "за" и "против" ведущие бесконечно могут быть одержимы выбором решения. При этом их беспокойство увеличивается. Неважно, что они выберут, - в любом случае они испытают болезненную потерю. Кажется, что это действительно безвыигрышная ситуация. СПО вызывает конфликт между сердцем и умом. Ум ведущего говорит, что глупо оставлять такого преданного и любящего партнера, но сердце требует большего, чем ведущий может получить от подчиненного. Таким образом, ведущий думает, что лучше сохранить взаимоотношения, а чувствует, что лучше их прервать. Конфликт подчиненного прямо противоположен - его сердце хочет остаться с ведущим, но ум, видя отдаление последнего, советует от него уйти. Большинство ведущих хорошо относится к подчиненным, но при этом не знает, действительно ли это настоящая любовь. Этот вопрос, который подобные люди задают себе, вызывает значительные противоречия. Даже когда у Лауры были самые серьезные сомнения по поводу того, связать ли свою жизнь с Полом, она никогда не теряла к нему привязанности. Я так запуталась. Даже когда я была раздражена, я испытывала много положительных, любовных чувств к нему. А как же иначе? Он был таким нежным и благородным и всегда поддерживал меня. Я восхищаюсь им. И мы так хорошо друг друга знали. Он был лучшим из друзей, каких может иметь человек. Разочарование происходило из поверхностного источника - нехватки возбуждения. Я думаю, что относилась к нему, как к чему-то само собой разумеющемуся. Я не настолько наивна, чтобы ожидать, что возбуждение будет длиться вечно. Может быть, я чувствовала то, что и должны чувствовать люди, давно знающие друг друга. Честно говоря, я не знала этого. Английский язык, богатый разнообразными смысловыми нюансами, становится сухим в области любви. Мы знаем, что любовь к спутнику жизни существенно отличается от любви к новому возлюбленному, не говоря уже о любви к определенным блюдам и т.п. И все же мы вынуждены обходиться одним словом для описания всех этих чувств. Не удивительно, что Лаура и многие другие ведущие приходят а замешательство. Я объяснил Лауре, что чувство, которое она описала, было тем, что психологи называют "дружеская" любовь - противоположность романтической любви. Пол перешел в качество "очень близкого друга", который больше не вызывает вспышек романтических чувств. Многие счастливые и крепкие взаимоотношения основаны на дружеской любви. Но сомнения Лауры ясно показывают, что ей были нужны страсть и романтика. Я побуждаю ведущих, таких, как Лаура, понять ценность стремления к романтическим чувствам в длительных взаимоотношениях. Если они перестают ругать себя за это естественное желание, они становятся способными работать над взаимоотношениями. И по мере того, как в отношениях восстанавливается равновесие, появляется реальный шанс вновь испытать романтические чувства. Как уверяет Пег, иногда возникает замешательство, если одновременно чувствуешь к кому-то жалость и любовь. Это было действительно очень страшно. Я все еще была крепко связана с Биллом. У нас общее прошлое, дети и все остальное. Но когда он перестал работать, мне стало его жалко, как. например, раненую птичку. Я хотела заботиться о нем, но романтические чувства просто исчезли. Жалость - естественный враг страсти. Партнер, вызывающий жалость, "по определению" потерпел поражение, а поражения почти всегда меняют баланс сил между партнерами. Ключевая цель в помощи Пег - объяснить ей, как она может помочь Биллу не растеряться после двойного удара, быть обойденным повышением и иметь жену, достигшую успеха. Маятник желаний Это способ любви по Эдгару Аллану По. Жертвы СПО чувствуют себя пойманными в ловушку нерешительности, в то время как противоречия заставляют их желания колебаться взад и вперед, как маятник. В одном положении маятника все кажется дурным и неправильным Ведущий пытается заставить себя оценить положительные качества подчиненного, но это ни к чему не приводит. Перспектива заточения в душевный Алькатрас заставляет его горячо взывать к жизни. Иногда дневной страх проникает в ночные сны. Вскоре после похода в клуб Лауре приснился сон, который наглядно выражает страх ведущего: она, одетая в красивый свадебный наряд, идет к церкви, где се ждет Пол. Органная музыка, доносившаяся из церкви, была мрачной и, казалось, предвещавшей что-то. Когда Лаура подошла ближе, то увидела "бездонную яму", зияющую перед ней. Она потеряла равновесие и упала в нее. Чувство было столь ужасное, что она проснулась в холодном поту. Ее подсознание ясно и требовательно толкало ее уйти от Пола. По мере того, как негативное давление растет, ведущий убеждается, что он должен разорвать отношения. Должен быть кто-то другой, более подходящий, более умный, веселый, красивый, сексуальный и более совершенный, кто-то, кто вдохновит на вечную страсть и кто не будет вызывать противоречивых чувств. Он перебирает в уме возможных кандидатов, и это занятие доставляет ему наслаждение... Эти мысли настолько приятны, что ведущего охватывает сильное чувство вины за неверность. Как заметил Майлс, Мысль о занятиях любовью с другой женщиной все больше и больше привлекала меня, и я, наверное, начал бы действовать, если бы одновременно это не вызывало во мне презрения к себе. Я думал о том, чем я рисковал, о неприятностях, которые принесет развод, сложном положении и отчаянии, в котором окажется Бет. И маленькая Хлоя... Мое сердце разрывалось. Когда ведущий представляет реальные последствия разрыва отношений, он впадает в сентиментально-ностальгическое состояние. Когда бы Пег ни думала о разводе с Биллом, каждый раз ее захлестывали воспоминания о прекрасном времени, проведенном вместе. Я начинала вспоминать, как мы были счастливы, когда купили наш первый дом. Он был так горд, что мог перевезти меня из прежней квартиры. Или я вспоминаю тяжелые роды, когда на свет появился наш второй сын. Я очнулась от анестезии, а вокруг были цветы, и рядом со мной стоял Билл, держа Бобби и улыбаясь со слезами на глазах, - это были незабываемые минуты. Вина, сострадание и ностальгия, тайно сговорившись, толкают маятник в сторону супружеских обязательств. Иногда перемена положения происходит так быстро и драматично, что ведущему становится трудно поверить в то, что он серьезно хотел уйти. Фокус переносится на тепло и уют супружеских взаимоотношений, одновременно приходит мысль о неудобствах и неприятностях одинокой жизни. Ведущий думает о реальной возможности заразиться СПИДом. Он сомневается, действительно ли его ждет кто-то лучше его партнера. А если даже и так смогут ли они понять друг друга. Возможно, что нет. Он остерегается быть слишком жадным до любви. Он так легко может потерять все Теперь маятник на стороне брака. Сбрасывание тяжести вины приносит такое облегчение, что ведущий может пережить моменты истинного счастья. Единственное, чего он хочет, - сохранить это чувство. Но вскоре динамика меняется. Теперь ведущий свободен от вины и беспокойства, которые сопровождают мыши об уходе. Но старые мысли постепенно возвращаются. Он снова смотрит на подчиненного - тот все такой же, с теми же качествами, которые однажды уже принесли разочарование. Внезапно ведущий перестает быть уверенным в своей решимости вступить в брак. Почему я хотел остаться с партнером, из-за любви или из-за боязни возвращения вины и беспокойства? Теперь недостатки подчиненного отталкивают сильнее, чем когда-либо. Проиграю ли я, если останусь? Фантазии о разрыве возвращаются. Маятник вновь качнулся в сторону ухода. Только теперь ведущий еще глубже увяз во взаимоотношениях. Чувство безысходности еще сильнее, чем прежде, и начинается новый цикл. Когда такие обстоятельства, как беременность или работа, вынуждают к скорейшему принятию решения относительно взаимоотношений, маятник может раскачаться слишком сильно. Для ведущего это как катание на американских горках. Он то непоколебим в своем решении уйти и собирает чемоданы, то страстно стремится к подчиненному, клянясь никогда не покидать его. Фактически все ведущие, охваченные СПО, которых я знал (включая клиентов, коллег, друзей и меня самого), кому было необходимо быстро принять решение, переживали своего рода .временное безумие. Это состояние характеризуется резкими переменами настроения и тенденцией сводить с ума друзей своими призывав о помощи и поддержке. Причем вместе с ведущим на американских горках катается подчиненный, испытывая те же опасности взлетов и падений. Загоняя страх, вызванный противоречиями, внутрь, Джонатан поступил так, как поступает большинство ведущих в его положении. Он тянул время. Дебора позвонила через несколько дней после Дня благодарения и спросила, пришел ли я к какому-нибудь решению Я честно признался ей, что единственное заключение, которое я сделал, состоит в том, что я не знаю, чего хочу. Я предложил поговорить об этом не по телефону Мы решили встретиться за завтраком в ближайший уикэнд. Личная встреча была идеальным выходом для Джонатана. С одной стороны, он не прервал отношения, а с другой - установил границу ожиданию Деборы. Хотя перемена в Джонатане причиняла ей боль, Дебора восприняла как оправдание то, что его прежний неудачный брак поселил в нем глубокий страх перед серьезными отношениями. Он хотел действовать не спеша, надеясь, как все ведущие, что все само собой образуется. Многие ведущие сохраняют отношения на уровне периодических свиданий очень долгое время Несмотря на ожидание быстрого исхода, отношения устанавливаются удивительно стабильные. Многие подчиненные понимают, что подталкивание к браку может привести к потере ведущего. Есть еще один путь тянуть время, но гораздо более рискованный, чем свидания. Это -- испробовать совместную жизнь. Когда партнеры хорошо подходят друг другу и серьезно задумываются о браке, совместная жизнь может служить ступенью на пути к супружеским отношениям. Даже при хороших, уравновешенных отношениях существует страх перед обязательствами, и совместная жизнь может привести к разделению общего жилища и жизни врозь. Но я совершенно уверен, что большинство пар, живущих вместе без серьезных планов на брак, лишь расшатывает взаимоотношения. Совместная жизнь - это еще один путь для ведущего оттянуть принятие решения. Ведущий оставляет за собой право выбора, владея подчиненным (который все еще необходим для удовлетворения желаний), и при этом не исключает возможности будущих романтических взаимоотношений. Главным образом ведущий надеется на то, что совместная жизнь разрешит его противоречия, ясно проявит его чувства Возможно, совместная жизнь с партнером окажется раем на земле, возможно, сушим адом. Иногда ведущие пытаются избежать обязательств совместной жизни. История Филипа и Джессики показывает, как ведущий часто превращает переезд к возлюбленному в чисто практическое мероприятие. Филип был продюсером телевизионных шоу-новостей в Нью-Йорке, Джессика была шоу-сценаристом и работала вместе с Филипом. Обеды переходили в ужины, что однажды подтолкнуло Филипа к признанию в любви. Джессика была тронута и польщена. Филип был высокоуважаемым специалистом в своей области, и ее друзья тепло относились к нему, ценя его интеллект, доброту и юмор. Была только одна проблема. Хотя Джессика чувствовала тягу к нему, она не ощущала той страсти, которую испытывала прежде в отношениях с другими. Она вспоминает, что подтолкнуло ее к совместной жизни с Филипом. Когда люди в Нью-Йорке завязывают отношения, это постоянно приводит к совместной жизни, так как арендная плата за жилье очень высока Когда мы сошлись с Филипом, мне было 32 года и я еще продолжала жить вместе с моим бывшим приятелем. Вы знаете, как в определенный момент перестаешь обращать внимание на товарища по комнате. У Филипа был прекрасный дом в Виллидже. Я знаю, что похожа на того, кто пользуется своим положением, но сочетание хорошего отношения к Филипу и такого отличного дома было слишком привлекательным, чтобы отказаться. Иногда я задумываюсь, что бы случилось, если бы мы встретились не в Нью-Йорке... Если один из партнеров имеет сильную материальную заинтересованность, нет сомнений, что он станет ведущим, раздираемым противоречиями. Когда партнеры поселяются вместе, новизна обстановки может вызвать временный подъем взаимоотношений. Но когда "медовый месяц" позади, ведущий оказывается перед углубившимися противоречиями. Правда, полузаточение совместной жизни консолидирует отношения, объединяя жизнь и собственность партнеров. Но подчиненный неизбежно становится более зависимым от ведущего, который чувствует еще большие ограничения. Необходимость принятия важного решения по-прежнему висит над ним, не давая СПО ослабнуть. Подверженные синдрому ведущие часто просто снимают с себя ответственность. Они избегают принятия решений, всецело полагаясь на судьбу в определении исхода отношений. Так поступают более пассивные ведущие, такие, как Джессика. Я жила с Филипом несколько лет. Он не оказывал на меня давления, но время от времени затрагивал вопрос о браке. Мой обычный ответ был: "Пока нет..." Потом моя сестра родила девочку. Я никогда раньше не была связала с детьми, а тут сразу влюбилась в нее. Я поняла, что хочу ребенка, но никак не могла себя заставить выйти замуж за Филипа. Затем я забеременела, но все еще занимала выжидательную позицию по отношению к браку. Я думала решить этот вопрос после рождения ребенка. Но сказалось мое воспитание, и мы обвенчались, когда я была уже на пятом месяце беременности. Джессика откладывала принятие решения до тех пор, пока биологические и социальные силы не заставали ее это сделать. Единственным выходом для нее было следовать по пути наименьшего сопротивления. Брак является общественным институтом, хорошо приспособленным для борьбы с синдромом противоречий и обязательств. Существуют два основных типа свадеб: скромные, на скорую руку, и грандиозные феерии. В первом случае ведущий, охваченный противоречиями, решается на этот шаг в момент, когда маятник переместился в положительную сторону. Это спонтанный, относительно безболезненный и даже возбуждающий шаг, а не тщательно продуманное решение. Затея с грандиозной феерией заставляет раздираемого противоречиями ведущего чувствовать беспомощность и безысходность. Она просто захлестывает его своей солидностью и размахом. Даже если феерия не столь грандиозна, планирование, расходы, приглашения и ожидания все запутывают и заставляют ведущего строго следовать заведенным в обществе правилам. Предстоящая свадебная феерия наполняет ведущего особым страхом, и, как заяц, застывший в лучах фар, он редко находит в себе мужество изменить планы. Я не хочу сказать, что свадьба - это всегда плохая идея в случае неуравновешенных отношений. Я бы счел гораздо более правильным работать над взаимоотношениями до свадьбы, но она сама может иногда помочь восстановлению равновесия. Даже на пороге развода большинство людей придают серьезное значение и осознают важность брака, Многие пары говорили мне, что не будь они супругами, они никогда с такой ответственностью не работали бы над своими взаимоотношениями. Но если ведущий ожидает, что брак дарует по мановению волшебной палочки сказочное счастье (что свойственно многим), его ждет большое разочарование. Если до свадьбы он чувствовал безысходность, то после он ощутит себя погребенным заживо. И когда он осознает, что вступил в договор оставаться вечно с подчиненным и что разрыв соглашения повлечет душевные и материальные бедствия, у него возникает искушение испробовать еще более радикальное средство лечения прогрессирующего СПО. Неверность - драматичный путь раздираемых противоречиями ведущих, пытающихся выйти из внутреннего тупика. Иногда ведущий сознательно ищет связи, но чаще он просто впадает в состояние непроизвольного ухаживания за людьми, которые его привлекают. Помните, что неудовлетворенность на начальных этапах отношений может быть не до конца осознанной, и в связи с этим интерес к возможным партнерам может быть не совсем преднамеренным. Сознательно или нет ведущий оказывается захваченным возбуждением, новизной, страстью и переменами, которые приносит новый партнер. В то же время чувство вины, стыд и страх не позволяют ему потерять контроль. Однако наступает момент, когда ведущий понимает, что сама связь могла бы помочь ему разобраться в своих взаимоотношениях. Этот рационализм помогает ему преодолеть ощущение вины и страха в интересах проверки своей преданности подчиненному. Ведущий может быть удивлен пылкостью первой встречи с новым любовником. Запретность усиливает страсть. Майлс познал это на собственном опыте, когда прозрение относительно отношений с Бет привело его к. пылкой связи с шеф-поваром кондитерского цеха, привлекательной женщиной двадцати с небольшим лет. Я зная, что Моника интересовалась мной и интерес был взаимным, но я также знал, что любая связь может оказаться очень запутанной. Но однажды вечером Бет звонила несколько раз по мелочам, и мне это надоело. После закрытия ресторана Моника принесла мне стакан вина и спросила, не хочу ли я поговорить. Вскоре мы занимались любовью у меня в кабинете. Должен признать, это было удивительно. Если только новый любовник явно не лучше прежнего, неверность не помогает решению и только ухудшает положение. Связь Майлса с Моникой позволила ему смягчить подавленность от разочарования в Бет и удовлетворила его растущие сексуальные желания. Но это также безмерно усилило его вину перед Бет и его гнев на нее за то, что она не оправдала его ожиданий. Короткое наслаждение запретной связью убедило Майлса продолжать отношения с Моникой, усугубляя чувства вины и гнева. Такое поведение входит в привычку и приводит к нарастанию проблем. Когда маятник находится на отрицательной стороне по отношению к брачным обязательствам, ведущий может предложить еще одну популярную тактику для того, чтобы выиграть еще больше времени: расстаться на некоторое время. Привлекательность этого решения состоит в том, что оно дает ведущему неограниченную свободу романтических отношений и все же не означает завершения прежних. Ведущий деликатно предлагает испробовать разрыв, подчеркивая, что это дает им обоим время подумать. Он говорит, что ему нужны одиночество, свобода, независимость, возможность расставить все по местам. Подчиненный может спросить, в чем его вина, но ведущий охотно берет всю вину на себя. Он говорит, что "сейчас совершенно запутан", и часто указывает как причину обстановку на работе. Он будет чувствовать вину за то, что все так вышло, и выражать уверенность в том, что, возможно, подчиненный сам почувствует себя лучше, если ведущего не будет рядом некоторое время. Через два месяца после того, как он вступил в связь с Моникой, Майлс не мог больше выносить "лицемерия". Он и Бет едва разговаривали, и его жизнь все больше замыкалась на ресторане и Монике, о которой официально Бет еще ничего не знала. И все же решение давалось ему с огромным трудом. Майлс разрывался между двумя совершенно разными образами жизни - семьянина и ресторанного бонвивана. Он вспоминает вечер, когда все изменилось. Я вернулся домой из ресторана поздно. Бет не ложилась и читала книгу. Я все еще обдумывая разрыв, но события меня подгоняли. Бет вышла ко мне и начала обвинять в связи с Моникой. Я не возражал, но сказал, что, по-моему, нам стоит временно разойтись. Она расплакалась и все повторяла, что не может поверить, что до этого дошло. Я сказал, что окончательно запутан, и если бы мы некоторое время пожили врозь, то, я уверен, смогли бы все уладить. Она посмотрела на меня, как на подлеца, швырнула в меня книгой и разрыдалась, повторяя, что ненавидит меня за это. Для некоторых ведущих провоцирование временного разрыва - "мягкий" способ порвать взаимоотношения. Предполагая, что еще существует надежда, ведущий постепенно подводит партнера к мукам и унижениям отвергнутого. Однако многие ведущие действительно верят в свои слова о временности разрыва. Но вне зависимости от предварительных предположений ведущего скорее всего он будет удивлен реальностью. Потому что, когда вы оставляете интимные взаимоотношения, парадокс приводит в движение новую мощную эмоциональную движущую силу. Когда ждет третий Когда разрыв спровоцирован новой любовной связью, могут быть три возможных исхода: Связь оказывается более плодотворной и уравновешенной, чем первоначальные отношения. Противоречий больше нет, но проблемы, чувство вины и душевная боль остаются. Особенно, если прежние отношения были длительными, ведущий будет испытывать сильное чувство потери, горя и иногда неудачи. Он понимает, что, если бы не было третьего, разрыв был бы не таким мучительным для него и его партнера, но это не умаляет боли. После разрыва ведущий надеется, что его бывший партнер быстро найдет себе нового спутника, освободив его от чувства вины. Когда ведущий порывает с подчиненным и уходит к новому партнеру, его чувства переживают странную метаморфозу. Теперь, когда основным стал второй партнер, ведущий обнаруживает, что скучает по оставленному подчиненному. Внезапно он кажется ведущему более волнующим и желанным, чем новый партнер, которому он теперь посвящает свои мысли и мечты. Это расстраивает все планы. В подобной ситуации оказался Майлс. Я не мог поверить в то, что происходит. Вскоре после моего ухода от Бет мы с Моникой поехали в Палм Спринте на уикэнд. Но я думал только о Бет. Наверное, я ожидал от нее более активной борьбы. У меня появилась навязчивая идея, что другой парень вступит в игру и возьмет себе мою семью. Обычно такая трансформация происходит, когда ведущий сохраняет свое положение и в новых отношениях. Любовник кажется более волнующим, когда он находится в отдалении, вне досягаемости естественного желания ведущего обрести над ним контроль. Пока этого не случилось, любовник остается свободным и может вступить в связь с кем-то еще. Но когда ведущий соединяется с ним, его бывший партнер становится свободным. И когда ведущий представляет, что оставленный подчиненный волен связать себя с другим человеком, он снова начинает беспокоиться и хочет вернуть контроль над ним. Это беспокойство может стать таким серьезным, что ведущий способен оставить нового партнера и вернуться к старому, полагая, что он допустил серьезную ошибку. Если оба подчиненных настолько влюблены в ведущего, что хотят вернуть его, он может поочередно уходить то к одному, то к другому партнеру. "Шатающегося" ведущего разрывает чувство страсти между двумя уступчивыми любовниками, и он всегда стремится к тому, кого оставил. Он может решить, что любит обеих и мечтает о жизни с обеими. Теперь у ведущего два партнера, являющихся причиной его противоречий, и его эмоциональное качание, вероятно, усугубит его мучения. Обычно один из подчиненных доходит до предела своего терпения и заявляет ультиматум. Именно этот подчиненный обычно становится спутником ведущего, потому что именно он наиболее вероятно может уйти. Это противоположность второго исхода. Когда ведущий оставляет подчиненного и соединяется с новым любовником, последний начинает разочаровываться. Тот факт, что ведущий порвал свои прежние отношения, доказывает его преданность новым. Ведущий переходит в положение подчиненного и все сильнее и сильнее увлекается новым партнером по мере того, как тот отдаляется. Новый партнер действует почти так же как бывший ведущий вел себя с подчиненным, которого он только что оставил. Он не избежит злой иронии судьбы. Обычно такие отношения разваливаются, оставляя ведущего уязвленным, смущенным и одиноким с единственной надеждой что старый партнер снова примет его. Почти все разрывы попадают в одну из этих трех категорий. Краткость описания не позволяет вообразить душевные муки и страх, сопровождающие их. Когда третьего не существует Если ведущий прибегает к временному разрыву до того, как он нашел кого-то еще, он обычно планирует подождать немного, прежде чем заводить новый роман Он хочет насладиться вкусом свободы. В этом случае уход для ведущего немного похож на поездку в холостяцкий отпуск. По крайней мере сначала. Когда ведущий вырывается на свободу, он чувствует внезапный приступ эйфории. Он наслаждается жизнью в своем собственном доме, возможностью есть когда и где угодно, идти куда угодно по своему желанию и готовиться к поиску нового партнера. Подготовка может заключаться в посещении спортзала, различных курсов и покупке новых туалетов. Некоторые ведущие продолжают наслаждаться свободой слишком долго, находя особую прелесть в независимости, и решают не завязывать новых отношений, что бы ни случилось. Многие ведущие, в первое время наслаждавшиеся вкусом свободы, обнаруживают, что после нескольких дней это настроение проходит. Взамен приходит чувство отчаянной неуверенности. Пока ведущий жил с подчиненным, он имел гарантию спокойствия, комфорта и близости, воспринимаемых им как должное. Ночь в одиночестве развивает чувства изолированности и неопределенности Он борется с одиночеством ищет общения, надеясь найти романтическую перспективу. Он не удовлетворен собой. Может быть, подчиненный не устраивал его, но к такой пустоте он был не готов. Джонатан обнаружил это, когда ушел от Деборы. Я мечтал о возвращении к прежней жизни, как будто Деборы никогда не было: просто слушать музыку, читать книги, копаться в саду. Но когда я попробовал заняться этим снова, что-то было не так. Я делал это как-то неискренне, не так спонтанно, как раньше. Я чувствовал недостаток чего-то. Я привык быть с кем-то. Джонатан столкнулся с самой большой неожиданностью для ведущего - с "дырой", которую оставил в его жизни бывший партнер. Однажды вечером я вышел перекусить. Я смотрел по сторонам и видел обнимавшиеся парочки. Они болтали и смеялись. От этого я почувствовал еще большее одиночество. У меня возникло неприятное чувство, как будто я проиграл. Я вспомнил о совместных ужинах с Деборой, которые мы устраивали во время ухаживаний. Тогда и мы были, как эти парочки, и жизнь казалась многообещающей. Для многих ведущих потеря подпитки самолюбия и надежности, которые обеспечивал подчиненный, вызывает душевное голодание. И не имеет большого значения, насколько связанным он чувствовал себя до ухода. Без эмоциональной поддержки со стороны подчиненного ведущий чувствует себя в окружающем мире неожиданно неуютно. Когда вскоре после разрыва ведущий находит внутренние возможности для нового романа, он может столкнуться с еще одним сильным потрясением. После разрыва с Аланой Скотт обнаружил, что его попытки очаровать привлекательных женщин не имеют успеха. Время от времени мы устраиваем в магазине встречи с авторами. На одну из них, с ирландским поэтом, пришли, казалось, только красивые женщины. После чтения все стояли кругом, пили вино и пытались поговорить с поэтом. Мне особенно понравилась одна женщина, и я подошел к ней. Я представился и предложил вина. Она согласилась, но когда я наливал, моя рука немного дрожала. Она извинилась и присоединилась к группе слушателей вокруг поэта. Когда я был с Аланой, женщины сами всегда подходили ко мне. Чтобы объяснить потерю привлекательности ведущего, взглянем на изменяющуюся динамику его душевного мира. Пока он находился со старым партнером, его основные межличностные потребности, такие, как секс, душевная близость и общение, всегда удовлетворялись. Свободный от необходимости заботиться об этом, он не был "зажат" и очаровывал окружающих людей. То, что он был официально "занят", увеличивало его недоступность и желанностъ. Когда ведущий покидает теплый приют старых отношений, его основные межличностные желания снова пробуждаются. По мере того, как они усиливаются, сквозь его очаровательную непосредственность начинает проступать душевная озабоченность. Как и Скотт, ведущий выглядит озабоченным от беспокойства, подавленности и чрезмерного стремления понравиться. Женщины, с которыми он общается, интуитивно понимают, насколько отчаянно стремится он создать новые отношения. Если бы в этот момент ведущему это удалось, он сразу стал бы подчиненным, и большинство потенциальных партнеров чувствует это. Страстная интерлюдия Вскоре после временного разрыва ведущий, как правило, снова ищет встречи со старым партнером, Обычно в оправдательных мотивах нет недостатка: это могут быть одежда или дети, которых надо забрать, или важные веши, которые надо обсудить. Иногда мотивы весьма убедительны. В фильме "Энни холл" есть великолепный этому пример. Вскоре после разъезда Энни, которая занимала ведущее положение, звонит посреди ночи Элви. Она говорит, что у нее в ванной комнате огромный жук, и она хочет, чтобы он приехал и убил его, Элви, конечно, с радостью соглашается. Иногда "старый" партнер будет выглядеть очень привлекательно. Почти так же, как во время ухаживаний. Причина ясна: после разрыва ведущий потерял над ним прямой контроль. Подчиненный может делать вес, что захочет, так же как и ведущий. И как только последний теряет контроль, подчиненный вновь становится привлекательным и волнующим для него. Снова начинаются скачки, и ведущий испытывает удивительное и приятное чувство пробуждения. Во время встречи по "официальному поводу" он может "случайно" коснуться подчиненного. От прикосновения в нем пробуждается желание. Как раз это и случилось, когда Майлс после трехнедельного отсутствия впервые вернулся домой. Бет была настолько расстроена, что потеряла аппетит и выглядела заметно похудевшей. Она решила подрабатывать и, казалось, освоилась с новой жизнью. Она выглядела на самом деле отлично. Я был так счастлив ее видеть, что автоматически хотел обнять, но она остановила меня. Она все еще сильно злилась на меня. Но когда я уже собирался уходить, она смахнула что-то с моего плеча. Я обернулся и снова попытался обнять ее. На этот раз она тоже обняла меня. Неожиданно мы поцеловались и направились в спальню. Позже я хотел остаться, но она сказала, что я должен уйти. Большинство подчиненных продолжают любить ведущего долгое время после разрыва, даже если они все еще злятся на него. Некоторые пытаются заманить его обратно, другие, как Бет, слишком горды для этого. Ведущие, которым не удалось создать новые, более совершенные взаимоотношения, во время временного разрыва могут переживать резкий и болезненный спад самоуважения. Погружение в одиночество порождает смесь неудовлетворенности и чувства неуверенности. Отдалившиеся ведущие начинают стремиться к близости, которую давал им подчиненный и которую они считали само собой разумеющейся. И когда появляется эта жажда, ведущий ощущает, что произошел душевный прорыв: противоречия исчезли. Теперь у него остается одно сильное желание - вернуться к оставленному им подчиненному. С волнением он готовится объявить об окончании временного разрыва. Теперь судьба отношений в руках подчиненного. Если подчиненный встречает ведущего с распростертыми объятиями, пара снова начнет с периода ухаживаний, проходя тот же путь, что и прежде, но только в "ускоренном темпе". Временный разрыв делает партнеров равными: ведущего - более нуждающимся и менее уверенным, подчиненного - более независимым и привлекательным для ведущего. Примирение возвращает период ухаживаний, когда ведущий первый раз ощутил радость и облегчение, завоевав любовь партнера. Если пара не связана брачным союзом, именно в это время они могут решить пожениться. Супруги же могут провести еще один медовый месяц, решиться на рождение ребенка, купить новую мебель или новый дом. Но радость воссоединения - недостаточно эффективное средство, если проблемы взаимоотношений серьезны. Это хорошее время для спутников, чтобы прибегнуть к помощи психотерапевта, потому что они оба заинтересованы в налаживании отношений. Но в то же время наименее вероятно, что они сделают это сейчас, потому что их проблемы, как им кажется, исчезли. К несчастью, рано или поздно партнеры возвращаются к старым моделям поведения. Для занимающих ведущее положение при сильно неуравновешенных взаимоотношениях это означает возвращение неудовлетворенности и СПО. Неудовлетворенность может приобрести серьезный характер, потому что ведущий чувствует себя еще крепче связанным браком, ребенком или новым домом. Многие из таких ведущих снова уходят. Некоторые осознают, что им надо просто преодолеть страх перед одиночеством. Другие приходят к заключению, что их уход на самом деле будет благом и для подчиненного тоже. Многие прибегают к помощи психотерапевта, чтобы обрести уверенность в самих себе и своих романтических отношениях. Другие ведущие понимают, что их отношения теряют равновесие, но все равно решают остаться. Они используют отношения как надежное убежище на время, пока они будут искать новых связей. А некоторые просто сдаются. Они эмоционально опустошены неудачными попытками найти новую любовь, они решают остаться в неуравновешенных отношениях и терпеть неудобства. Иногда они становятся трудоголиками, телеголиками, алкоголиками или находят другие интересы вне дома, чтобы заполнить пустоту, которую они чувствуют. Для многих ведущих временный разрыв служит важным жизненным уроком. Они понимают, что потеря страсти - это небольшая цена за преимущества комфорта, надежности и общения. Они принимают своего несовершенного партнера и зарекаются больше никогда не относиться к нему, как к само собой разумеющемуся. В их жизни большое место начинает занимать ответственность: работа, забота о семье, обеспечение детей, супружеские обязанности человека, на которого можно положиться/ Такие ведущие бывают с лихвой вознаграждены: они будут чувствовать глубокую привязанность к партнеру, осознавать и ценить комфорт, тепло, уют, надежность и любовь, даруемые партнером. И когда последний ощутит уверенность в том, что он принят, баланс и гармония естественно восстановятся. Однако, хотя ведущий смиряется с неуравновешенными отношениями, у него остается чувство, что он мог бы лучше жить, иметь приносящий радость романтический союз, если бы он только подождал более совершенного партнера. Когда любовь возникает, оба партнера находятся в подчиненном положении. Любой, кто испытывает громадную страсть к другому человеку независимо от того, взаимно или нет, оказывается в положении подчиненных, а они не контролируют свои эмоции. В новой любви подчиненные испытывают одно из величайших наслаждений в жизни - взаимную страсть. Но быть подчиненным в неуравновешенных отношениях - жестокое мучение. Я слышал от подчиненных, что легче пережить смерть партнера, чем его уход. Все начинается с неясной напряженности. Подсознательно один из партнеров начинает ощущать возрастающий интерес со стороны другого. Чувство отдаления Дебора сказала, что лишь спустя некоторое время осознала, что признаки отдаления возникали и раньше. Я слышала, что три с половиной месяца -- критический период для взаимоотношений, и я верила в это. Именно тогда я заметила перемены. В первое время я чувствовала значительную уверенность в преданности Джонатана Но затем что-то произошло или, лучше сказать, закончилось. Мы все реже встречались. Сначала мы проводили вместе весь уикэнд, но потом это свелось к субботнему вечеру и воскресному утру. Он все еще не признался мне в любви. Мне это казалось странным, но я полагала, что у нас под ногами твердая почва. Но затем стало очевидно, что мы действуем по какой-то модели. Именно тогда я начала думать о возможных неприятностях. Я объяснил Деборе, что первые признаки отдаления действительно трудно заметить. Когда вы влюбляетесь, ваш естественный оптимизм делает вас невнимательным к таким знакам, И когда впервые отношения теряют равновесие, скорее всего ваш партнер и сам не осознает, что происходит. Наряду с приятными чувствами у него появляется новое чувство - чувство отдаления. Поэтому знаки в поведении ведущего действительно трудно различимы. Первые признаки отдаления остаются незамеченными, потому что они выглядят естественными для новых взаимоотношений. Когда развиваются здоровые отношения, у обоих партнеров возникает чувство, что они плывут под парусом в неизведанных водах. И рано или поздно случается так, что один из партнеров забывает позвонить или опаздывает. В уравновешенных отношениях такие ошибки искупаются искренним извинением или попросту забываются. Но в неуравновешенных отношениях только один из партнеров допускает невнимательное поведение, в то время как другой берет на себя весь груз беспокойства. Я говорю людям, которые на ранней стадии отношений ощутили беспокойство, что нужно придавать значение своим чувствам. Ключевой момент - контролировать свою реакцию и не допускать давления на ведущего, не требовать от него близости и заверений. Беспокойство может стать союзником, предупреждая вас о возникновении парадокса страсти. И чем раньше обнаружен парадокс, тем больше шансов исправить положение. Даже ранние, самые незаметные симптомы эмоционального отдаления партнера могут углубить любовные чувства подчиненного. Это делает для него еще более трудным признание, что что-то не так. По мере того, как любовь углубляется, проявляется искажение восприятия. Молодая любовь делает возлюбленного красивее, но дисбаланс может превратить ведущего в образец совершенства. Когда подчиненная целует своего принца, ей кажется, что перед ней король. Это обратная сторона "синдрома лягушки и принца" ведущего, который преувеличивает недостатки подчиненного и умаляет его достоинства. Изменение восприятия Деборы показывает, как дисбаланс может возвеличить ведущего. Когда я впервые встретила Джонатана, я думала, что он вообще не мой "тип". Мне не нравятся бороды - у него была борода, мне не нравятся сухопарые, а он был худым. Но с течением времени он казался мне все лучше и лучше. Я не могла представить себя с другим человеком, даже если вспоминала первое впечатление, которое он произвел на меня. Теперь мне нравятся худые и бородатые мужчины. Такое же искажение восприятия пережил и Пол. Во всех отношениях Лаура - необычайно привлекательная женщина. Когда наши отношения впервые дали крен, я чувствовал отчаяние, отчасти вызванное тем, что я знал, что никогда не смогу полюбить другую женщину. Лаура была для меня тем мерилом, с которым я подходил ко всем другим женщинам. Психологически этот факт объясняется тем, что так называемое объективное восприятие зависит от эмоционального состояния наблюдателя. Особенно это заметно, когда наблюдатель без ума от любви. Крайне положительное отношение подчиненного к ведущему объясняется его надеждой на то, что он наконец-то нашел идеального партнера. По мере роста его страсти он все больше и больше чувствует обоснованность своих призрачных надежд. Со временем подчиненный перестает чувствовать отдаление ведущего, он уже ясно видит его. Растущая потребность ведущего в независимости начинает проявляться открыто: он не звонит, опаздывает или не приходит на свидания, работает допоздна, выглядит расстроенным, и нетерпеливым. Это в конце концов проникает в сознание подчиненного. Пол рассказал мне о вечере, когда он серьезно был обеспокоен такими знаками: Лаура все силы отдавала делу о мошенничестве. Это было крупное дело, в нем участвовали несколько защитников и группа юристов из нашей и еще одной фирмы. Лаура работала до четырнадцати часов в день, отдавая все время "группе". Мы ни одной ночи не провели вместе за последние две недели, потому что она всегда говорила, что слишком занята или устала. Я предложил хотя бы поужинать вдвоем, но она говорила, что они всегда заказывают ужин в офис. Затем в город приехали мои родители, и я сводил их в отличный ресторан. Мы уже переходили ко второму блюду, когда я заметил Лауру, сидевшую через шесть столиков от меня с коллегой Ником. Я чуть не лишился чувств. Я был в очень затруднительном положении, мне было неудобно перед родителями, которые хотели познакомиться с той Лаурой, на которой я собирался жениться. Я был поражен, когда она подошла к нам и разговаривала в своей обычной любезной манере. Она сказала, что обсуждает с Ником дальнейшую стратегию ведения процесса, и была очень убедительна. Но я знал. что дело не только в этом. Так произошла первая встреча Пола со "страхом подчиненного". Всем своим сердцем и умом он стремился поверить, что его паранойя, вызванная потерей Лаурой интереса к нему, была беспочвенна. Но этот эпизод все расставил по своим местам. Он чувствовал себя более неуправляемым, чем когда-либо. Страх и надежда Когда отдаленность ведущего становится нормой, для подчиненного начинается новый, "темный" период жизни, на границе страха и надежды. Страх рождает беспокойство - этого постоянного спутника подчиненного. Он также сталкивается с неприятными ощущениями от неуправляемости и безнадежности любви. Любой знак внимания со стороны ведущего разжигает надежду. Однако глубинные чувства ведущего не изменились, лишь сто внешнее поведение стало другим. За надеждой скрывается естественное желание подчиненного иметь хоть какой-то контроль над взаимоотношениями. Страх и надежда Бет сменяли друг друга, как будто она каталась на какой-то карусели, в то время как Майлс возвращался домой все позднее и позднее. Я сидела на постели, читая журналы, не способная сосредоточиться на чем-либо, и тем не менее я не могла уснуть. Глаза просто не закрывались, Я говорила себе, что Майлс скорее всего помогает в ресторане, но затем ко мне изнутри приходило такое чувство, очень реальное, что он с кем-то. Я даже знала, с кем: я видела ее пару раз. А иногда я просто знала, и все. Затем появлялось новое чувство, вытесняя предыдущее: как не стыдно мне относиться к нему с недоверием. Тогда я начинала беспокоиться, не попал ли он в аварию по пути домой. Мой ум как будто находился на какой-то карусели, которая крутилась все быстрее и быстрее. Как подчиненный теряет себя в любви Страсть и боль подчиненного сплавляются в одно ноющее чувство, которое полностью его захватывает. Он действует инстинктивно, начиная маневрировать с целью вновь разжечь любовь ведущего, избавить себя от мучений и обрести контроль. К несчастью, эти маневры облекаются в форму уступчивого повеления, из-за чего, по иронии судьбы, он еще больше теряет себя и любовь ведущего. Пол вспоминает: Я хотел, чтобы все было особенным. Я думаю, что пытался показать Лауре, что никто другой не сможет так любить и так заботиться о ней, как я. Я делал все, чтобы угодить ей, от походов в дорогие рестораны до бега по утрам. Я не уставал оказывать ей поддержку и заботиться о ней. Я срывался с собраний, обрывал телефонные разговоры, если собирался встретиться с ней. Я даже забирал ее вещи из химчистки. Я забыл о себе, но она по-прежнему была не удовлетворена. Это было выше моего понимания. В суперухаживании вы используете те же приемы, что и в ухаживании, но только гиперболизируя их. Это логичный подход: если ваши щедрость, заботливость, внимательность однажды помогли завоевать любовь ведущего, почему это не сработает во второй раз? Я отвечаю подчиненным, что ухаживания срабатывают только в случае новой любви, потому что оба влюбленных чувствуют беспокойство, неуверенность и желание. Но когда один из партнеров ощущает слишком большую уверенность и власть, пылкое поведение другого действует отрицательно. Меньше всего ведущий желает услышать от подчиненного клятвы в вечной верности. Клянясь пожертвовать собой и своей жизнью ради отношений, подчиненный, хотя он этого и не осознает, обеспечивает гарантированный дисбаланс и умаляет в себе те самые качества, которые могли бы помочь ведущему вернуть страсть. В греческой мифологии Эхо - одна из нимф, которая допустила ошибку, разгневав могущественную богиню. Эхо была известна своим талантом вести беседы, поэтому богиня наказала ее, позволив только повторять чужие слова. Это оказалось ужасной трагедией для Эхо, когда она влюбилась в прекрасного юношу Нарцисса. Однажды Нарцисс заблудился в лесу, и Эхо получила редкую возможность поговорить с ним. Но она не могла заговорить первой. Он крикнул: "Есть кто-нибудь здесь?", и она ответила из кустов, где пряталась: "Здесь!" Она продолжала повторять все, что он говорил, и некоторое время это ему нравилось. Эхо подошла к нему, но когда он понял, что она всего лишь повторяет его слова, он оттолкнул ее, говоря: "Я скорее умру, чем буду с тобой". Эхо могла только ответить: "Буду с тобой!" В отчаянии она скрылась в ущелье, где и увяла. Остался только ее голос. У мифов Древней Греции есть свойство схватывать суть человеческой природы. История Эхо иллюстрирует самую распространенную модель поведения подчиненного. Снова рассказывает Пол: Меня считают человеком, который всегда говорит то, что думает, не обращая внимания на последствия. Но Лаура превратила меня в бесстыдного "соглашателя". Например, "Мир с позиции Гарпа" - ее любимая книга. Хотя она показалась мне надоедливой, я сказал Лауре, что книга мне понравилась. То же самое с фильмами. Она всегда была права. Пол заметил, что, хотя с другими он по-прежнему яростно отстаивал свою точку зрения, с Лаурой все было по-другому. Страх доставить ей неприятность или показаться несоответствующим чему-то заставлял его разделять ее взгляды. Пол не осознавал, что придерживайся он смело своего мнения, он показался бы ей гораздо более интересным. В психологии есть принцип, известный как один из законов Йеркса-Додсона, который в общих чертах можно сформулировать следующим образом: "Лучше всего мы действуем в состоянии умеренного возбуждения". Повышенное возбуждение, как и отсутствие его, затрудняет для нас выполнение любого дела. А когда подчиненный видит первые признаки потери интереса к нему со стороны ведущего, он сильно возбуждается. Дебора описала, как она совершенно изменила стиль своего поведения, когда Джонатан начал отдаляться от нее: После фиаско Дня благодарения дни проходили, а Джонатан все не звонил. Я просто обезумела и потеряла гордость, которая могла удержать меня от соблазна позвонить ему. Итак, я позвонила, но у него был включен автоответчик. Я приготовилась разговаривать с ним, а не с машиной. Когда прозвучал гудок, я растерялась и выпалила: "Привет, это я", но затем все мысли вдруг исчезли, и я повесила трубку. Я понимала, что эта запись выглядела слишком странно, поэтому мне пришлось позвонить снова и оставить нормальное сообщение. Но я запнулась, пытаясь объяснить первый звонок, так как боялась показаться слишком жалкой, и тогда поняла, что выгляжу полоумной. Господи, как я мечтала влезть к нему домой через окно и уничтожить мои сообщения до того, как он вернется. Беспокойство мешало Деборе действовать. Она сказала, что в школе однажды была настолько выбита из колеи, что ее вызвал к себе директор и спросил, все ли у нее в порядке. Ее явная обеспокоенность подсказала Джонатану, что она потеряла хладнокровие, которое ему в ней так нравилось. Поиски потерянного "я" Подчиненные осознают, что они "немного не в себе". Они недоумевают, что стало с их прежним "я" и почему его сменило другое, страдающее и недостойное уважения. Потребность подчиненных вернуть свое прежнее "я" является стимулом их борьбы за любовь ведущего. Если они получат эту любовь, по условиям сделки они вернут свое утерянное "я". Но усилия подчиненного только вредят ему. Дебора была в восторге от предстоящей встречи с Джонатаном в кафе на берегу океана, куда они раньше часто ходили. Ее интуиция ее не подвела: она повела себя так, как будто они продолжали встречаться и ничего не случилось. Я поклялась, что не возьму с собой мою боль на эту встречу. Я буду сама собой - умной, неуступчивой, немного злой и с долей сарказма. Я хотела рассказать ему, будто провела неделю, почти не думая о нем, вместо постоянной одержимости им на самом деле. Я рассказала даже несколько анекдотов. Пока все правильно. Дебора поняла, что ее непосредственность могла бы стать ключом для управления его чувствами. Но вот что произошло на самом деле: Когда я его увидела, мое сердце стало колотиться так громко, что я перестала слышать собственные мысли. Он наклонился, чтобы поцеловать меня в щеку. Он взял меня за руку, и я ощутила, что мои руки холодные, влажные и липкие. Я спросила его, что у него на уме, стараясь показаться беззаботной, и опрокинула стакан. Он пристально посмотрел на меня и спросил, все ли со мной в порядке. Я сказала, что пару дней болела гриппом. Естественность поведения требует от подчиненного преодоления своей скованности. Парадоксально, но это требование делает его еще более скованным. Если когда-нибудь вам говорили "будь естественным", отчего ваша скованность только усиливалась, то вы понимаете динамику этого процесса. Если бы Дебора сказала себе, что пусть Джонатан даже и увидит ее расстройство, это пустяки, в конце концов такое сильное чувство скрыть почти невозможно, она выглядела бы естественно расстроенной, что гораздо лучше, чем выглядеть надуманно веселой. После этого завтрака, к несчастью для Деборы, Джонатан решил сделать небольшую передышку в несколько недель. Как во время трансляций спортивных состязаний, когда по телевидению показывают немедленный повтор важных моментов, так же и подчиненный проигрывает в уме снова и снова сцену своего "неверного" поведения с ведущим. Он становится самым резким критиком, безжалостно оценивая свои поступки и пытаясь определить, как надо действовать в следующий раз. Перед тем, как им расстаться, Бет сбивалась с ног, пытаясь ублажить все более критичного Майлса. Я никогда не знала, что выведет его из себя. Когда он возвращался из ресторана, я думала, что ему будет интересно услышать о последних проделках Хлои. Но он быстро терял терпение, когда я начинала ему рассказывать. Я пыталась говорить более кратко, но получалось неестественно. Постепенно я перестала делиться с ним новостями. Когда я просила его о каком-нибудь одолжении, например передать молоко, он выходил из себя. Поэтому, когда мне что-то было нужно, я делала несколько намеков, чтобы моя просьба не выводила его из себя. Но это не помогало, и я начала думать, что со мной что-то действительно не так. Негативное отношение Майлса ко всем поступкам Бет развило в ней "чувство внутреннего беспокойства". Как бы подробно и тщательно она ни исследовала свое поведение, ее усилия были обречены на провал. Бет еще не осознала, что единственный способ завоевать ведущего - это не пытаться делать этого. Страсть подчиненного Потеря контроля над собой у подчиненного компенсируется чувством счастья и страсти. Он чувствует любовь глубже, чем, как ему раньше казалось, это возможно. То, что любовь неотделима от страдания, только усиливает чувство. Большая страсть насыщает жизнь подчиненного драматизмом. Его эмоции вызывают в нем особые ощущения, хотя и безразличные для ведущего. И, несмотря на очевидность обратного, многие подчиненные считают, что их любовь сама по себе постепенно решит все проблемы взаимоотношений. Подчиненный может утрачивать естественность в присутствии ведущего, но одна фраза сходит с его уст так же естественно, как дыхание: "Я люблю тебя". Он не может сдержать свою огромную любовь. Пег заметила, что вскоре после того, как Билл ушел с работы, он стал необычайно много говорить о своей любви. Билл не тот человек, который любит говорить о своих чувствах. Могло пройти несколько месяцев между его признаниями в любви, и то если я вытягивала их из него. Но после ухода с работы он начал постоянно говорить о своей привязанности ко мне. Например "Знаешь, я думаю, ты действительно оказалась замечательной женщиной, и я люблю тебя". Сначала я подшучивала над ним, и это его сильно задевало. Произнесение слов "я люблю тебя" - шаг навстречу душевной близости с другим человеком, приглашение к близости. Во время ухаживаний подчиненный может обнаружить, что эти слова действительно могут приблизить партнера. Но когда равновесие нарушено, они становятся источником страха для ведущего. Ощущая свою вину, он практически не может произнести в ответ ничего другого, кроме аналогичной фразы. Однако этот ответ постепенно становится формальным. Не желая лицемерить, ведущий может стремиться избегать слов, отвечая рукопожатием или объятием. Когда подчиненный чувствует отдаление партнера, его тактика может измениться. Он может стать чрезмерно настойчивым, ища заверений в неизменности отношений и прямо спрашивая: "Ты любишь меня?" Вероятнее всего он услышит в ответ нетерпеливое: "Конечно, люблю" или еще менее убедительное: "А ты как думаешь?" Несмотря на двусмысленность таких ответов, некоторые подчиненные нуждаются в подобного рода регулярных заверениях. И, как все действия подчиненного, это делает ведущего еще более связанным, еще больше отдаляет его и умаляет его любовь. Сексуальная страсть Страсть подчиненного никоим образом не ограничивается только чувствами. Она распространяется также и на физическую сферу. Подчиненное положение усиливает половое влечение. Большинство подчиненных часто думают о сексе с ведущим. И многим приходится заставлять себя не оказывать постоянное сексуальное давление на партнеров. Дебора вспоминает свои чувства по отношению к Джонатану: Он был не самым лучшим моим любовником и он, конечно, не самый сексуальный мужчина, но он возбуждал меня, как никто другой. Когда в кинотеатре он брал мою руку, все мое тело начинало трепетать. Когда он заходил ко мне, я вела его в спальню настолько быстро, насколько позволяли приличия. Мое тело никогда еще не было таким отзывчивым. Ему не приходилось делать что-то самому. А для Пола отношения с Лаурой, явились неожиданным сексуальным пробуждением. Я никогда не знал разницы между понятиями "секс" и "занятия любовью", пока не влюбился в Лауру. Она самая творческая из всех женщин, с которыми я был. У меня просто никогда раньше не было таких ощущений. Я хотел секса больше, чем она, и это стало проблемой. Я беспокоился и был в отчаянии из-за того, что у меня не всегда получалось с ней. И это, естественно, ухудшало положение. Сексуальная страсть подчиненного может стать решением проблемы. Она является симптомом неуправляемости, потому что потеря контроля заставляет мозг вырабатывать способы получения наслаждения, которые обычно доставляет любовь. И это может быть использовано для удовлетворения отчаянной необходимости подчиненного обрести контроль над ведущим, потому что секс - это способ обладания другим человеком. Для подчиненного интимная близость символизирует его самое большое желание слиться с ведущим. На чисто физическом уровне секс позволяет направить все внимание ведущего на подчиненного. Как мы видели, наслаждение от секса является аргументом в пользу сохранения отношений для ведущего, который охвачен противоречиями. Но подчиненные более амбициозны: они надеются, что секс вновь разожжет любовь ведущего и заставит его пересмотреть свое отношение к ним. Однако стремление ведущего к сексу и близость, которую он влечет, могут с новой силой разбудить чувство несвободы, особенно для женщин-ведущих. Но подчиненному трудно отказаться от этого пути, потому что плата слишком приятна и приносит новые силы. Считается, что секс без любви - самый необычный опыт, который мы можем получить. Некоторые мужчины-подчиненные могут быть настолько без ума от любви и настолько возбуждены, что, как у Пола, у них возникают проблемы во время близости, вызванные беспокойством. Это может быть одной из причин, почему мужчины стремятся занять положение ведущего. Болезненная сторона страсти После того, как подчиненный испробовал "любовные" пути выхода из положения, которые были описаны выше, его с новой силой охватывают беспокойство, страх и пессимизм. Его чувства очень противоречивы: с одной стороны - это серьезная боль, с другой - любовь и желание, порожденные эмоциональным риском. Приняв во внимание все, что беспокоит подчиненного, нетрудно убедиться, что у него тоже возникают противоречия. Вспомним, какие противоречия у ведущего, его ум говорит: "Я должен сохранить эти взаимоотношения, потому что они надежны и удобны для меня и мой партнер так сильно меня любит". Но его сердце выражает: "Я должен вырваться из плена этих отношений, иначе я задохнусь". Подчиненного раздирают противоположные чувства. Его ум спрашивает: "Почему я сохраняю эти отношения? Они причиняют мне столько боли, несчастья и унижений. Моя жизнь запутана. Я больше не понимаю самого себя. Мне надо найти нового партнера, который действительно полюбит меня". Но его сердце умоляет: "Я не могу порвать эти отношения. Я никогда не был так влюблен и никогда не был с тем, кого так хотел. Может быть, я несчастен с ним, но без него я стану еще несчастнее". Гнев подчиненного Если вы когда-либо бывали на месте подчиненного, а большинство из нас бывали, вы знаете, что кроме любви, страсти и боли есть еще одно чувство - сильный гнев. Подчиненный злится на ведущего за то, что он причиняет ему страдания, разрушил его жизнь, сделал его бессильным и остыл к нему. Первые приступы гнева могут утонуть в страсти и остаться незамеченными. Но по мере развития дисбаланса взаимоотношений любовь и страсть подчиненного значительно слабеют от равнодушия ведущего. Тогда гнев и обида начинают доминировать. Я считаю все чувства правомерными, включая гнев. Проблема в том, как мы реагируем на наши эмоции. Сильные чувства, такие, как гнев, страх и вина, если мы к тому же считаем их правомерными, могут многое рассказать как о нашем внутреннем мире, так и о внешних жизненных обстоятельствах. Но когда мы стараемся не замечать своих эмоций, они почти всегда умножают наши проблемы. Желание, которому помешали исполниться, постепенно и неизбежно рождает враждебность. Но когда у подчиненного развивается чувство гнева, он становится уязвимым. Единственное его стремление - восстановить самоуважение и обеспечить романтический интерес со стороны ведущего. Меньше всего он хочет увеличить риск разрыва, открыто выражая свой гнев ведущему. Как он понимает, гнев оттолкнет ведущего, а не будет способствовать близости, к которой он так отчаянно стремится. Поэтому он подавляет в себе гнев, как это сделала Дебора. Я так хотела высказать Джонатану за завтраком, как он провел меня, заставив думать, что его любовь надежна, а затем ушел. Что у него нет никакого права решать судьбу отношений. Думаю, если бы мы подольше задержались там, я бы так и сделала. Но у меня все еще теплилась надежда что все образуется, и я не хотела сжигать мосты. Перед подчиненным стоит дилемма: как бороться со своим гневом, чтобы не оттолкнуть ведущего и не разрушить отношения. Он может скрывать его, продолжая угождать ведущему, но, как заметил Фрейд, прятать голову в песок бесполезно. Вам может показаться, что, подавляя гнев, вы устранили его совсем, но на самом деле вы создали еще большую проблему. Гнев имеет склонность тихо разрастаться в коридорах вашей души и затем проявляться в различных мучительных формах. Если источник гнева не устранен, гнев может превратиться во враждебность. Когда подчиненные подавляют в себе гнев долгое время, у них возникает модель отношений "любовь/ненависть". Бет рассказала мне об инциденте, в котором проявилась эта динамика. Помню, я готовила Майлсу на день рождения его любимую паеллу. Это очень сложное блюдо, но я старалась сделать абсолютно все в точном соответствии рецепту. Поверьте мне, совсем не просто угодить едой работнику ресторана. В то утро у нас, как обычно, произошла размолвка, и он ушел рассерженным. Я проклинала его, пока резала овощи для блюда, которое, я надеялась, заставит его проявить больше любви ко мне. Пока подчиненный борется со своим страхом быть оставленным его главная стратегия остается "любовной". Однако его обиды проявятся либо в других аспектах его жизни, либо в двусмысленном поведении с ведущим. Выражение враждебности В сущности у каждого из нас существуют проблемы с проявлением гнева. Но для подчиненного это самая сложная проблема в жизни. Он не рискует отдалить ведущего, поэтому направляет свою враждебность на другие объекты. Когда Майлс стал возвращаться домой все позднее и позднее, Бет мысленно вымещала свой гнев на ресторане и даже срывала зло на маленькой Хлое. Я страстно желала, чтобы ресторан разорился, и злилась на людей, которые организовали его и втянули Майлса, и на их возмутительные ожидания, которые они возлагали на него. Это вместо того, чтобы орать на Майлса, требуя объяснений, как он, мой муж, мог так надолго оставлять меня одну с его ребенком. Меня действительно расстраивало то, как я легко выходила из себя с Хлоей. Думаю, где-то в глубине моего сознания жила мысль, что если бы не она, мы были бы по-прежнему счастливы с Майлсом. Бет вымещала свой гнев, чтобы не вбивать огромный клин между собой и Майлсом. Но если козел отпущения - человек, тем более ребенок, это рождает еще большие страдания. А в это время действительные виновники, с которыми надо бороться, остаются безнаказанными. Вымещая свой гнев, Бег усилила парадокс, потому что старалась угодить Майлсу, а не противостоять ему. У Билла возникали различные идеи, как улучшить дела Пег в магазине, и он хотел применить их на практике. Билл настаивал и ожидал, что все будет происходить так, как он хочет, что было для него типично. Пег очень страдала от его вмешательства и испытала облегчение, когда он постепенно разочаровался и оставил ее в покое. После того, как Билл пустил все на самотек, он целый день провел перед телевизором, пил, а затем ушел в бар. Его обычно не было дома, когда я возвращалась. Он мылся не часто, и мне было противно находиться с ним в одной постели. Тогда он стал спать на кушетке, обычно не раздеваясь. Однажды я просмотрела объявления о приеме на работу и отметила то, что, как мне показалось, было близко к его специальности. Когда я показала газету, он посмотрел на меня, как на ненормальную. Он сказал: "Какому черту нужен такой раздолбанный старый ублюдок, как я, на должность так называемого управляющего?" Когда я предложила ему обратиться за помощью к психотерапевту, он сказал, что в этом нет никакой пользы, и вышел из комнаты. Его слова меня просто убивали. Я знаю, Биллу причиняла боль мысль, что я не только преуспеваю там, где он потерпел неудачу, но еще и сама организовала этот бизнес. Он часто мечтал, как он откроет свою компанию, но никогда ничего для этого не делал. Билл выражал свою злость, губя себя самого. Это общий и очень опасный побочный эффект потери самоуважения, которую переживают подчиненные. Вполне естественно чувствовать себя неполноценным, когда партнер отдаляется, особенно если потеря власти во взаимоотношениях сопровождается поражением на службе. Саморазрушающее поведение объясняется желанием наказать или даже уничтожить свою сущность, которая кажется такой никчемной. Ревность - одно из самых ядовитых и сильных чувств - является постоянным спутником подчиненного. В гармоничных взаимоотношениях один или оба партнера могут время от времени переживать приступы ревности, которая является следствием их привязанности друг к другу. Но в неуравновешенных отношениях ревность - удел одного из партнеров, а именно - подчиненного. Ревность - вид гнева, вызванного яростью и беспомощностью, когда ведущий не только отдаляется, но и интересуется кем-то еще. Подчиненному это грозит быть отвергнутым и полностью потерять контроль. Пол стал жертвой ревности. Меня беспокоило, что Лаура проводит много времени с тремя мужчинами из группы, но я заставлял себя относиться к этому философски. Когда же я увидел Лауру в ресторане с Ником, самообладание мне изменило. После этого мы были с Лаурой наедине, и она по-прежнему утверждала, что между ними ничего не было, что с точки зрения тактики было правильно. Тем не менее я смешал Ника с грязью. Он был известным бабником и, к несчастью, очень хорошим юристом. Я сказал ей, насколько он, по-моему, поверхностный, непостоянный, пустой и непорядочный человек. С тех пор я с трудом мог уснуть ночью - все думал о Лауре и Нике. Может показаться, что ревность является выходом, однако есть и другие способы выплескивания гнева на ведущего как бы косвенно, не задевая его лично. Пол приревновал Лауру к Нику, но он не обвинил Лауру а том, что она привлекает других мужчин. По крайней мере он смог выразить свой гнев, не делая из себя врага Лауры. Но цена, которую платит подчиненный за вспышку ревности, высока. Ведущие боятся ревности, как анафемы, потому что она показывает, как цепляется за них подчиненный и как он зависим от них. Вначале гнев подчиненного, направленный на ведущего, выражается в том, что он требует больше времени проводить вместе. Поскольку любовь и лесть не помогают, подчиненный пытается принудить ведущего к близости. Постоянная неуверенность рождает в его голосе хныкающие нотки. Потом тон становится более гневным. Майлс рассказывает о собственничестве Бет: Хуже всего я переносил хныканья Бег о том, как мало я бываю дома. Она не понимала, что я хочу от жизни больше, чем только дом и ресторан. Мне надо повидать друзей, поиграть в гольф, заниматься другими делами. Но если я проводил свободное время не с ней и Хлоей, Бет выходила из себя. Даже если ведущий уступает собственническим требованиям подчиненного, победа призрачна. Собственничество - очевидное выражение потребности подчиненного полностью распоряжаться ведущим. Это часто заставляет последних, как в случае с Майлсом, обращать внимание на душевный голод подчиненного. А это, как мы знаем, толкает его к отдалению. Собственничество враждебно в том смысле, что оно выражает гнев подчиненного, изливаемый на ведущего за то, что тот ведет себя не так, как того хочет подчиненный. Он хочет, чтобы ведущий всегда был с ним без напоминания, но это происходит редко. Собственнические запросы - это способ выразить желания подчиненного о поведении ведущего как любящего партнера. Это урок, вдохновляющий ученика на сопротивление. Последние попытки Подчиненный может быть несчастным, отчаявшимся, но его инстинкт самосохранения остается прочным. И пока он не может выразить словами причины, из-за которых отношения расшатываются, у него появляется чувство, что если он хочет когда-нибудь вернуть любовь ведущего, он должен использовать новую тактику. С этой точки зрения подчиненный может даже решить рискнуть потерять ведущего из-за своих попыток регенерировать его любовь. Тактика, которую он использует, будет более агрессивной и изобретательной, своего рода последний натиск. Самое тяжелое оружие в новом арсенале подчиненного - разыгрывание недоступности. Универсальность этого решения показывает, что большинство людей инстинктивно понимают парадокс страсти. Разыгрывая недоступность, подчиненный хочет показать ведущему, что не управляется им вопреки убеждениям последнего. Это против характера подчиненного, но ему уже терять нечего. Вот как мыслил Пол, когда разрабатывал план пробуждения в Лауре ревности после того, как она порвала отношения, продлившиеся шесть месяцев: Когда Лаура призналась насчет Ника, я решил не сдаваться без боя. Библиотекарша в муниципальной библиотеке всегда вела себя так, будто я интересовал ее, хотя я никогда не давал для этого поводов. На пикнике, который устроила наша фирма, я попросил Дафну, так ее звали, быть моей дамой. Лаура, конечно, была с Ником. Было более чем приятно наблюдать за ней, когда она увидела, что я с кем-то. В уравновешенных взаимоотношениях небольшое притворство, включая разыгрывание недоступности, просто придает тот или иной оттенок развитию отношений. Но для подчиненного игра в недоступность - последнее средство. Он не только хочет испугать и произвести впечатление на ведущего своей автономией, очень часто он хочет причинить ему боль в наказание за свои страдания. Но теперь на сцене появился другой уязвимый игрок - третий. Недостаток разыгрывания недоступности в том, что оно не устраняет проблем, лежащих в основе дисбаланса. Поэтому получаемый эффект обычно недолговечен. Но в некоторых случаях, как с Полом, подчиненные не добиваются даже временного успеха из-за того, что они не могут скрыть свои истинные намерения. Так рассказывала Лаура о попытке Пола: Когда я увидела Пола с Дафной на пикнике, это действительно шокировало меня. Но спустя некоторое время мне показалось, что он играет для меня. Что-то было неискреннее в его манерах, и, кроме того, он постоянно поглядывал на меня. Поведение Пола показало Лауре, что его интерес к Дафне не вполне искренний. Пол был так расстроен неудачей, что после того, как Лаура и Ник ушли, он отвез Дафну домой, жалуясь на боль в животе. У подчиненных, которые хотят иметь детей, и даже у тех, кто в этом не совсем уверен, парадокс может вызвать навязчивую идею иметь детей от ведущего. Такое желание возникло у Деборы. В тридцать три я осознала, что мое "время" начинает уходить. Наверное, поэтому идея иметь ребенка от Джонатана была такой привлекательной. Я представляла, как будет выглядеть наш малыш, как Джонатан помогает родам, Я упоминала о детях раз или два, но он говорил об этом неохотно. Я подумала, что вначале все мужчины такие. Ребенок может показаться совершенным решением проблем подчиненного. Ребенок потребует самых строгих обязательств, безвозвратно связывая партнеров на биологическом, а не только на социальном уровне. Именно по этой причине ведущий может быть настроен отрицательно к общему с подчиненным ребенку. В супружеских парах, в которых нет детей, если взаимоотношений не уравновешены, подчиненный постоянно настаивает на ребенке, а ведущий постоянно сопротивляется. В другом случае муж-ведущий может осознать, что ребенок отвлечет внимание его жены от него, а это как раз то, чего он хочет. Некоторые женщины-подчиненные, замужние или нет, могут спустя рукава подходить к предохранению, сознательно или подсознательно надеясь воплотить в реальность свою идею родить ребенка. Такое решение, конечно, опасно, потому что беременность может многократно усилить требовательность подчиненного и чувство несвободы ведущего. Подчиненный взрывается Когда враждебность подчиненного не находит выхода, а разочарование слишком сильно, может возникнуть взрыв жестокости и гнева. Пег рассказала об инциденте, который побудил ее прибегнуть к помощи: Однажды я вернулась домой поздно вечером. Билл сидел перед телевизором и пил виски. Я поздоровалась и, сославшись на усталость, пошла спать. Внезапно он оказался позади меня, схватил меня за руку и повернул к себе лицом. Он сказал: "Не смей быть такой приторно вежливой со мной" и кое-что еще похуже. Так как он был неуправляем, Билл дал мне несколько пощечин. Я смогла вырваться от него, побежала в ванную и заперлась там. Он сильно колотил в дверь, я даже подумала, что он хочет ее выломать и убить меня. Но, наверное, он захотел еще выпить и ушел. Физическая атака казалась Биллу последним способом контролировать Пег. Дела в магазине у нее шли успешно, что противоречило его желаниям. Ее отдаление заставило его думать, что он отвергнут. Общение между ними почти совершенно прекратилось, и у него не осталось способа выразить свой гнев или попытаться восстановить отношения. Взрыв Билла был самым открытым проявлением не только гнева и враждебности, но и тяжелейших душевных страданий. Второе рождение подчиненного Подчиненный отчаянно цепляется за разбитые мечты о любви. Он, казалось бы, уже не должен удивляться, когда ведущий предлагает разойтись, и все-таки он удивлен. Реакцией Деборы на предложение Джонатана "передохнуть" была как физическая, так и душевная боль. Когда я ехала домой, у меня было реальное ощущение, как будто дно желудка отпало, и осталась холодная пустота внутри. Конечно, я плакала. Чувство пустоты и боли было каким-то странным. Холод заставил меня подумать, что у меня был реальный физический шок. Удивительно, что я ожидала чего-то подобного, но тем не менее это было очень болезненно. Думаю, это похоже на то, что даже если знаешь, что твой любимый умрет, когда это случается, ты оказываешься к этому не готов. Дебора пережила так называемую психологическую смерть. Джонатан стал настолько важен для нее, буквально стал центром ее жизни, что его уход был равносилен смерти - настолько же непереносим. Ее аналогия с шоком была вполне уместна. Физический шок замедляет процессы распада в теле для того, чтобы быстрее началось выздоровление. Душевный шок подготавливает подчиненного к выполнению трудной задачи самоисцеления. Это как жонглирование на высокой качающейся проволоке. Подчиненный должен заполнить зияющую дыру, оставленную ведущим, и в то же самое время справиться с сильной болью. Он должен смочь отпустить ведущего в тот момент, когда он больше, чем когда-либо, хочет, чтобы тот остался. Это крайнее проявление парадокса страсти; один из партнеров ушел, взяв с собой все те чувства, которые другой вложил в их отношения. Но процесс восстановления целостности уже начался, пока подчиненный еще не оправился от шока. "Я не переживу" У отвергнутого возникает такое пронизывающее чувство потери, что подчиненный может сначала ощущать себя совершенно разбитым. Мысли путаются. Я часто слышу от недавно отвергнутых: "Я не переживу", "Я никогда больше не полюблю", "Я никогда не найду счастье" или "Я никогда больше не стану самим собой". Эта реакция очень сильна и не поддается сознательному контролю, как поняла Бет. После того, как Майлс переехал, я продолжала повторять себе: "0'кей, просто успокойся. Все образуется. Это удар судьбы, но я его переживу, как всегда переживала в прошлом". Но тут же начинала реветь, полностью утратив контроль над собой, как будто это был конец света. Многие психологи полагают, что потеря возлюбленного пробуждает глубинный страх быть оставленным, который инстинктивно чувствует младенец, зависимый от кормилицы. В некотором смысле мы действительно, как дети, которых оставляют, только наш страх ставит в центр проблему душевного выживания. Отчаяние разрыва романтических отношений говорит о том, насколько насущна эта проблема. Бет поступила правильно, позволив себе выразить свое горе и в то же время успокаивая себя. Самоубеждение может иметь немедленный эффект при свежей сердечной травме, но главное - оно проникает в подсознание и способствует быстрому выздоровлению. Чувствовать себя жертвой - это естественный этап, который проходят отвергнутые. Они предложили ведущему самое дорогое, что у них было, - безбрежную и неумирающую любовь, делали ему добро (столько раз!), и все же он их отверг. Это чрезвычайно несправедливо. Кроме того, подчиненный чувствует, что ведущий, способный отвергнуть его так жестоко, обошелся с ним несправедливо в душевном или моральном плане. Поэтому подчиненный чувствует себя не только жертвой, но и праведником, Он наделяет ведущего некоей патологией, заключая, что тот не способен вообще что-либо чувствовать. Сочувствующие друзья обычно поддерживают его в подобном мнении. Все, кто был близок к Деборе, сказали ей, что Джонатан "не достоин" ее, включая медиума, к которым раньше она никогда не ходила. Это была женщина. Ее рекомендовали мне друзья. До кризиса с Джонатаном я никогда не интересовалась медиумами. Но я настолько запуталась, что была готова слушать кого угодно. Сначала она сказала пару удивительных вещей о моем прошлом. Когда она дошла до любовных отношений, должно быть, лицо выдало меня. Медиум сказала, что человек, с которым я была, слишком эгоистичен, чтобы быть хорошим партнером. Ведущий может выглядеть "плохим", в то время как подчиненный - "хорошим" или невинной жертвой. И во время первых шагов к восстановлению эта мысль может давать эгоизму подчиненного требуемую пищу, убеждая его, что именно ведущий, а не он виноват в разрыве. Но я пытаюсь заставить подчиненных взглянуть поглубже. Вместо того, чтобы видеть только то, что ведущий эгоистично брал, а он так щедро давал, я хочу, чтобы подчиненный понял, почему он дал возможность или даже подтолкнул ведущего к такому поведению. Мы должны понять, почему он так цеплялся за эти отношения, когда они уже перестали приносить удовлетворение и начали причинять боль. Осознав свою роль, подчиненный убедится в том, что у него гораздо больше власти во взаимоотношениях, чем он думал. И в то же время я хочу, чтобы он перестал винить себя или ведущего, а осознал мощную динамику парадокса страсти. В реакции Бет на уход Майлса присутствовал элемент, типичный для поведения всех отвергнутых подчиненных. Я была так захвачена жалостью к себе, горем и моральным оскорблением, причиненным Майлсом, что, казалось, все мои нервы были обнажены. Я с трудом могла смотреть вечерние новости, потому что все казалось таким печальным или отвратительным. Меня особенно поразила одна история о женщине, которую лишили права опеки над детьми в пользу ее бывшего мужа из-за ее депрессии. Я все плакала о ней и не могла остановиться. Будучи с презрением отвергнутым, подчиненный часто распространяет свою боль и трагедию на внешний мир, так же как, напротив, влюбленные раскрашивают мир розовыми красками. Он чувствует близость ко всякому, кто пережил трагедию. Он находит созвучие своей душе в грустной музыке, трагических фильмах, стихах о страданиях безнадежной любви. Это может убедить подчиненного, что страдания сделали его более чувствительным и глубоким человеком. И часто это действительно так. Седина от душевной потери дает возможность духовного роста. Шок отвергнутого наполняет подчиненного чувством душевного опустошения. Он борется, пытаясь заполнить пустоту делами, что в умеренных количествах является вполне правильным. Эти дела и поступки искусно начинают процесс восстановления душевной целостности подчиненного. Они переносят центр внимания с ведущего на что-то другое. Такое поведение, помогающее заполнить пустоту, не является исключительным для отвергнутого подчиненного. К нему часто прибегают подчиненные в неуравновешенных, но все еще поддерживаемых отношениях. Многие подчиненные находят утешение в новом или обновленном религиозном чувстве. Религиозность становится отличным заменителем потерянной любви. Это объясняет, почему нам так знаком образ отвергнутого возлюбленного, уходящего в монастырь, присоединяющегося к Корпусу Мира или другой благотворительной организации. Религиозность у нас ассоциируется с самопожертвованием, верой и преданностью, понятиями, которые для подчиненного воплотились в жизнь. В союзе с новым самосознанием подчиненный находит новый выход своей любви в духовной преданности и бескорыстном служении. Обычно духовность означает "путь". Следование определенным духовным верованиям может вернуть целостность жизни, которая была приведена в смятение разрывом романтических взаимоотношений. После визита к медиуму Дебора посетила несколько занятий по духовному самосовершенствованию. Мне помогли понять, что самое важное в жизни происходит не в любовных отношениях. Я осознала, что возлагала слишком много надежд на обладание человеком. Мне надо было продолжать эти занятия, но я почему-то бросила. Дебора чувствовала, что несправедливо наказана Джонатаном и что заслуживает чего-то, что бы подбодрило ее. Обычно я хожу за покупками раз в сезон, но неожиданно для себя я стала проводить все выходные в лучших магазинах. Я покупала возмутительно дорогие вещи, такие, как кожаная куртка за триста пятьдесят долларов и пара черных ботинок за двести пятьдесят. Это я, которая всегда делала покупки на дешевых распродажах или покупала уцененные вещи. Я чувствовала себя новым человеком, когда надевала новую одежду, и это было приятно. Позднее Дебора поняла, что купила куртку и ботинки, чтобы чувствовать себя более уверенно. Очевидно, эти вещи компенсировали внутреннюю неуверенность в себе, которую она ощущала. Она была захвачена известным в психологии бумом покупки новых вещей, чтобы преодолеть свою депрессию. Хорошо обращаться с собой - важный момент в самоисцелении. Но любая тактика, используемая с "перебором", может стать ловушкой. Увлечение Деборы покупками закончилось и сменилось отчаянием, когда она получила счета. Уверенность, которую ей дала новая дорогая одежда, была призрачной, а счет на три тысячи долларов - реальным. Практика постоянного приема пищи во время преодоления душевного кризиса может стать любимым занятием, но недавние исследования показали, что такое поведение имеет общие корни со склонностью к наркотикам. С детства мы знакомы с глубоким покоем, возникающим после еды. Это чувство подавляет беспокойство и негативные эмоции, создавая приятное чувство комфорта. Наркотики действуют таким же образом, блокируя как душевную, так и физическую боль и вызывая эйфорию. Пол обратился к еде, чтобы заполнить пустоту, оставленную Лаурой. Я обнаружил, что ищу блюда, которые готовила моя мать. Горячая каша, крем из цыпленка, яблочный пай а 1а mode - такие вещи привлекали меня. Недалеко от моего дома расположена закусочная с домашней кухней, и я ходил туда завтракать и ужинать. Я начал толстеть. Не удивительно, что еда "из юности" Пола приносила ему наибольшее удовлетворение. Его детство было необычайно счастливым и спокойным, и пища, которую он ел тогда, воскрешала в нем сейчас чувства надежности и теплоты. Интересно, что покупки Деборы повышали ее привлекательность, в то время как увлечение Пола едой имело противоположный эффект. Однако оба способа заполнения пустоты отражают снижение уровня самоуважения. У других подчиненных отношение к еде прямо противоположное, они попросту избегают ее, как Бет. Я стала почти презирать еду, частично из-за проблем с желудком, частично из-за того, что я относилась к еде, как к врагу. Я знала, что излишний вес не проблема для меня, но это тоже имело значение. Потом еда ассоциировалась у меня с Майлсом, сотрудником ресторана. Поэтому я видела смысл в противостоянии еде. Пока подчиненный находится в шоке после разрыва, еда может показаться ему невкусной и неаппетитной. Для некоторых подчиненных, однако, равнодушие к пище - самонаказание, также отражающее снижение уровня самоуважения. Есть и другая интерпретация. Психологи, изучающие отклонения в приеме пиши, говорят, что разрыв романтических отношений обычно вызывает потерю аппетита. Решительный контроль над потреблением пищи компенсирует неуправляемость в сфере чувств. Как говорит Пег, Билл всегда употреблял довольно большое количество спиртного и был начинающим алкоголиком. Кризис на работе, а затем ухудшение отношений с Пег столкнули его в пропасть. Хотя он не посещал курсы терапии вместе с Пег, решив делать все по-своему, вскоре после нападения на Пег он начал посещать собрания группы анонимных алкоголиков (АА), желающих излечиться. Билл использовал алкоголь, чтобы притупить чувство неудачи. Привлекательность алкоголя и других популярных способов "решения проблем", в частности наркотиков, таких, как валиум, кокаин и героин, в том, что они немедленно ослабляют душевную боль. Такое самоотравление не только притупляет боль, но и позволяет подчиненному наказывать себя за то, что он такой нестоящий. Вот почему наркотики так притягательны для большого числа подчиненных. Биллу повезло. Собственная способность к жестокому насилию испугала его и толкнула на правильный путь. Я знавал много случаев, когда подверженным дурным привычкам подчиненным везло гораздо меньше. Если сделанный однажды неправильный выбор станет постоянной заменой полным смысла человеческим отношениям, последствия могут быть трагическими как в душевном, так и в физическом плане. Гнев подчиненного, направленный на ведущего, часто провоцирует фантазии возмездия. Иногда эти фантазии приводятся в исполнение. Некоторые поступки, которые я называю благотворным возмездием, могут на самом деле помочь подчиненному перевести гнев в нужное русло и вернуть ему чувство собственной силы. В некоторых случаях это является и последней возможностью возвратить ведущего. Бет почувствовала себя значительно лучше после того, как написала Майлсу письмо, суть которого сводилась к фразе: "Уйди и никогда не показывайся мне на глаза". У меня накопилось много такого, чего я не успела сказать или на что не хватило мужества, когда он уезжал. Самое плохое - я была ужасно напугана, но затем, чем больше я думала об этом, тем лучше могла сформулировать, что же произошло. Письмо помогло мне выразить все, что я не сумела сказать вовремя. И мне хотелось, чтобы Майлс знал, что он не подарок, хотя, когда я писала, желала, чтобы он вернулся. Письмо-возмездие дает подчиненному возможность выразить себя, если между партнерами не было нормального общения. Это также и возможность оставить за собой "последнее слово" и почувствовать в себе силы от того, что именно он положил конец спорам по поводу взаимоотношений. Такие письма полны колкостей, направленных на уязвление самолюбия ведущего. Но Бет призналась, что ей просто хотелось, чтобы Майлс получил письмо и "держал его в руках - как будто он держит меня". Часто мысли о возмездии не выходят за пределы сознания подчиненного и остаются в виде фантазий, таких, например, как трагическая гибель и похороны ведущего. В то время, как у ведущего такие фантазии вызваны стремлением обрести свободу, не будучи виновным, подчиненному это даст ощущение безболезненного контроля. В романе Норы Эфрон "Изжога" героиня рассказывает о подобной фантазии на занятиях с психотерапевтом в группе поддержки (в связи с неверностью своего мужа Марка): - Что ты хочешь? - спросила Ванесса. - Марк скоро придет, и ты должна знать, что ты хочешь от него. Я подумала об этом. - Я хочу, чтобы он вернулся, - ответила я, - Почему ты хочешь его возвращения? - спросил Дэн, - Ты только что сказала, что он негодяй. - Я хочу его возвращения для того, чтобы я могла наорать на него и сказать, что он негодяй, - ответила я. - В конце концов он мой негодяй. - Я немного помолчала, раздумывая, - И я хочу, чтобы он перестал встречаться с ней. Я хочу, чтобы он сказал, что никогда ее по-настоящему не любил. Я хочу, чтобы он сказал, что, наверное, сошел с ума. Я хочу, чтобы она умерла. И я хочу, чтобы он умер тоже. - Но ты же сказала, что хочешь, чтобы он вернулся, - недоумевала Элис, - Ну да, - ответила я, - Но я хочу чтобы он вернулся мертвый. Я улыбнулась. Это был первый раз, когда я отнеслась с юмором к своей ситуации. Подчиненный мысленно убивает ведущего, потому что он думает, что боль была бы меньше, если бы ведущий умер, а не отверг его. Что мне нравится в романе Эфрон, так это, как хорошо показана роль юмора в возрождении подчиненного. Наиболее эффективный способ возмездия, названный мной "Я ему покажу", вдохновил многих на достижение успехов в работе. Поднявшись в профессиональном отношении выше ведущего, подчиненный надеется достичь более высокого социального статуса не только для того, чтобы устранить дисбаланс, но и добиться дисбаланса в "свою пользу". По мысли подчиненного, ведущий должен провести остаток жизни в раскаянии от того, что он потерял такого партнера. Перенесение романтического разочарования в сферу работы помогает подчиненному быстрее восстановиться. Иногда это даже поворачивает взаимоотношения к счастливому концу, вновь привлекая ведущего или еще лучшего партнера. В следующих главах я расскажу, как подчиненный может эффективнее избавиться от страданий. Крайности возмездия В небольшом, но все же настораживающем количестве случаев разрыв романтических взаимоотношений может усилить тенденцию к агрессивному поведению подчиненного. Яркий пример того можно найти в популярном фильме 1987 года "Роковая привлекательность". Для подчиненного, который чувствует себя абсолютно обессиленным после разрыва, причинение боли бывшему партнеру может решить две задачи: вернуть ощущение собственной силы и скорректировать резкий дисбаланс. Раз так - возмездие тесно связано с динамикой парадокса страсти. Чем более агрессивны и враждебны тенденции подчиненного в других областях жизни, тем более крайние формы принимает возмездие. Это очень распространенная форма возмездия, когда подчиненный распространяет слухи и вредную полуправду о ведущем и их взаимоотношениях. Классический пример - мужчина-подчиненный заявляет, что его бывшая партнерша была фригидной или проституткой. Пачкая ее репутацию, он поддерживает свое самолюбие, убеждая в том, что она недостойна занять первое место в его жизни, и тонко намекая, что это он отверг ее. Женщины-подчиненные могут использовать ту же тактику, заявляя, что у него были сексуальные проблемы или что он был бесчувственным. Женщины и мужчины, пользующиеся возмездием в такой форме, надеются унизить ведущего так же, как были унижены они, и умалить его привлекательность на романтическом рынке. Место работы - главный источник завязывания романтических связей и область, где возмездие может быть особенно губительным. Пол с осознанием своей вины признал, что намеревался повредить Лауре таким образом. Я был в ревизионной комиссии, и как раз должны были рассматривать дела Лауры за первый год ее работы. Я уже думал над тем, какую занять позицию, и решил, что, может быть, сделаю одно негативное замечание: "Рассеянность, беспорядочность" - как раз годилось. Но когда подошла ее очередь, я понял, что не смогу этого сделать, и просто ушел. К тому же, я думаю, наши взаимоотношения были хорошо известны, и это едва ли задело бы ее. Новый закон о сексуальных домогательствах заверяет, что было слишком много случаев, когда женщины, да и мужчины тоже, несправедливо страдали профессионально из-за романов с коллегами, которые заканчивались разрывом, особенно если при этом были задеты интересы начальника. Приносящие удовлетворение любовь и работа рассматриваются всеми психологами как краеугольные камни счастья, поэтому нападки на профессионализм ведущего могут быть особенно опасными. Некоторые подчиненные терзают своих бывших партнеров визитами без приглашения в любое время дня и ночи или превращают телефон в орудие пытки. Иногда такие изводящие подчиненные совершают даже акты вандализма по отношению к машине или дому ведущего. Они просто так не остановятся, даже понимая, что тем самым убивают последний шанс на примирение Использование детей как орудия возмездия - наиболее разрушительно с психологической точки зрения. К счастью, большинство родительских пар, с которыми мне приходилось работать, не вмешивали детей в свои брачные проблемы. Но некоторые пары превращают детей в пешек в своей шахматной партии отмщения. Наиболее распространенная тактика при этом - когда отвергнутый настраивает ребенка против ушедшего супруга. Основной смысл этой тактики заключается в том, чтобы лишить ведущего любви его ребенка, чтобы он понял, "каково это". Крайней формой этого возмездия является похищение собственных детей. Примерно месяц спустя после совместного завтрака с Джонатаном Дебора чувствовала себя в совершенном отчаянии. Я не слышала Джонатана уже несколько недель, но знала, что звонить ему бесполезно и унизительно Казалось, все на меня навалилось Я послала слайды моих картин в некоторые галереи, но все они вернулись с отказом. Я бралась за новые картины, но работа не шла. Мне пришлось просить денег у мамы. чтобы оплатить свои шикарные покупки, и у нас вышла ссора. После того, как я повесила трубку, я чувствовала себя никому не нужной, очень посредственной и никчемной. Я выпила немного вина и заплакала, просто разрыдалась от бесполезности своего существования. Неожиданно я пошла в ванную и высыпала на ладонь таблетки. В этот момент у меня перед глазами стояла картина того, как Джонатан поражен известием о случившемся, и все считают его виновным в этом. Деборе повезло. Когда она глотала третью таблетку, позвонила ее подруга. Я даже не могла говорить, просто всхлипывала. Келли велела мне ничего не предпринимать, иначе она вызовет полицию, и сразу помчалась ко мне. Она заставила меня выбросить таблетки, здорово отчитала меня, что оказало отрезвляющее воздействие. Это помогло мне воспринять ее слова о том, что она сразу поняла, что Джонатан неудачник и оставить меня здесь одну умирать вполне в его духе. Она также настояла на том. чтобы я обратилась за помощью к психотерапевту. Вот почему я здесь. Подчиненные, которые пытаются совершить самоубийство, интуитивно приходят к пониманию парадокса страсти. Они знают, что существует внутренняя связь между их отчаянием, любовью и отдалением ведущего. Когда охваченные депрессией отвергнутые чувствуют бессилие перед своей страстью к ведущему, самоубийство кажется им замечательным решением. Внезапно они ощущают спокойствие и силу. Одним ударом самоубийство сметет все их проблемы: прекратит невыносимое страдание, освободит от чувственных уз и заставит ведущего расплатиться за ту боль, которую он причинил, по самой высокой цене - цене человеческой жизни. Хотя отвергнутые часто позволяют себе наслаждаться мыслью о самоубийстве, большинство все же сохраняет понимание, что отчаяние со временем пройдет. Позднее Дебора призналась мне, что чувствовала себя недостаточно смелой, чтобы привести свои планы в исполнение и убить себя. Но она была рада, что Келли позвонила в нужный момент и ей не пришлось проверять, хватило ли бы ей храбрости или нет. Довольно обычно и даже полезно для отвергнутого подчиненного представлять себе ужасную участь отвергшего их партнера. Настораживает, однако, число отвергнутых супругов, решивших покончить с оставившим их партнером. По статистике ФБР, около тридцати процентов всех убитых женщин погибли от руки с презрением отвергнутого партнера. И, хотя погибших мужчин значительно меньше - шесть процентов, не забывайте, что лишь маленькая доля всех убийств совершается женщинами. Конечно, убийство является свидетельством серьезнейших психологических проблем, приведших к патологической неспособности справляться с гневом, разочарованием и чувством бессилия. Когда подчиненный убивает своего партнера, он хочет эти сказать: "Раз она не может быть моей, она не будет ничьей". Хотя гнев является нормальным чувством, жестокость и насилие нельзя оправдать. В последующих главах мы подробно рассмотрим здоровые способы избавления от гнева. Как алкоголики или наркоманы, многие охваченные страстью подчиненные опускаются "на дно". Пьяное нападение Билла и попытка самоубийства Деборы показывают, какой глубины отчаяния достигают отвергнутые. Этих двоих жизнь подтолкнула к возрождению. Пол выбрался из бездны менее драматичным, хотя не менее решительным, путем вскоре после фиаско на пикнике. Я сидел в моем любимом кафетерии, ел печенье с мясной подливкой и набрасывал очередное письмо Лауре, когда внезапно увидел свое отражение в зеркале. Лицо было отекшим и бледным, с каплей подливки на подбородке. Меня охватило отвращение. Вот он я, в свои тридцать пять, толще, чем когда-либо, бледнее, с лысеющей головой. Чего я достиг? Сознания того, что я могу быть полным ничтожеством столько времени. В тот же день Пол записался в гимнастический зал и решил не вспоминать больше о Лауре. Вечером он позвонил Дафне и пригласил ее на ужин и концерт классической музыки в следующий уикэнд. Последняя степень падения выводит человека из состояния подчиненного. После самой низкой точки на этой синусоиде для него существует только один путь - путь наверх. Многим подчиненным, однако, не хватает сил и смелости на резкий, решительный подъем, и они постепенно, часто слишком медленно, освобождаются от боли и забывают о ведущем. Триумф наступает в тот день, когда впервые мысли о ведущем не посещают их. Возрождение: восстановление своей целостности Первая после разрыва стадия самочувствия подчиненного характеризуется сосредоточенностью исключительно на ведущем и собственных страданиях. Все его эмоции замкнуты на ведущем. Вторая стадия начинается одновременно с активизацией стремления отвергнутого к началу новой жизни, когда оно пересиливает стремление назад, к возвращению ведущего или простому смирению с болью. Постепенно борьба подчиненного за душевную независимость заставляет его забыть ведущего, Часто самый короткий путь к этому, хотя не обязательно лучший, - новый партнер. Недавно отвергнутые подчиненные и подчиненные, пойманные на крючок односторонних отношений, ищут связь на стороне по одной и той же причине: восстановить их пострадавшее самолюбие. Для ведущих связь с третьим лицом имеет другую мотивацию: вновь пережить страсть и возбуждение. Но у ведущих и подчиненных есть один общий мотив: желание, иногда подсознательное, связать себя с кем-то, кто подходит им лучше прежнего партнера. И даже когда подчиненный понимает, что новый партнер мог бы сделать его счастливее, для него может быть крайне сложным преодоление естественной неприязни ко всем, кроме ведущего. Бет оказалась в подобной ситуации, когда Кевин, ее врач-терапевт, узнал об их разрыве с Майлсом и предложил прогуляться. Я была немного удивлена, когда Кевин позвонил. Это напомнило мне о старых письмах "Дорогой Эбби" (так он меня называл) с выражением критического отношения к разведенным супругам, хотя этот вопрос меня тогда не интересовал. Я думаю, что у нас с Кевином были в то время несерьезные отношения, но он, очевидно, был очень расстроен, когда я оставила его ради Майлса. Кевин всегда был излишне внимателен к моим вкусам. Я знаю, что Майлс немного ревновал к нему, и в основном из-за этого я приняла приглашение. Кроме того, мне было приятно быть приглашенной. На первом свидании я с трудом заставила себя поцеловать его на прощание. На втором свидании я позволила соблазнить себя. Было трудно противостоять напору Кевина. Впоследствии он сказал мне: "Ты еще можешь стать отличной женой". Для Бет Кевин не шел ни в какое сравнение с Майлсом, однако он мог удовлетворить два ее первостепенных желания: чувствовать себя вновь желанной и отомстить Майлсу. Подчиненный надеется, что новый роман отвлечет его мысли от постоянного размышления о ведущем, но часто это не помогает. Подчиненный может одновременно с этим бороться с ощущением собственного предательства и чувством страха, когда он начинает новую любовную связь. Типично и то, что после первой встречи подчиненный бывает очень подавлен, как это было с Бет. Я знаю, это похоже на безумие, принимая во внимание то, что сделал мне Майлс, но я не могла избавиться от ощущения предательства по отношению к нему после того, как я спала с Кевином. Я также боялась, что, если Майлс узнает, исчезнет последний шанс на примирение. Бет сохраняла эмоциональную дистанцию в отношениях с Кевином ("Я не хотела вручать Хлою псевдоотцу "на следующее утро"). Но Пол после болезненного падения имел различные мотивы, чтобы встретиться с Дафной во второй раз. Когда я пригласил Дафну на пикник, это была лишь уловка. Но даже тогда я восхищался тем, как она держалась. Она прекрасно понимала, что происходит, и мне пришлось долго уговаривать ее встретиться со мной во второй раз. Но когда она согласилась увидеться со мной снова, я почувствовал, как будто начинается новый день. У меня пропал интерес ко всяким душевным передрягам. Привлекательность Дафны была в целостности ее личности, хотя она еще не достигла "высоты" Лауры. Может быть, однако, она не была такой интересной. Хотя Пол допускал, что Лаура все еще имеет на него влияние, он был полон решимости вырваться из плена страстной одержимости ею. Свидание с Дафной повышало уровень его самоуважения. То, как она держала мою руку, когда мы выходили из концертного зала, сделало меня очень счастливым. Так естественно, просто и дружелюбно. Я снова ощутил себя сильным человеком, а не каким-то униженным дураком. Дафна прямо сказала, что не хочет воспользоваться моим состоянием, и я отнесся к этому с уважением. Мы еще несколько раз встречались, прежде чем вступить в интимную близость, во время которой я не вспоминал о Лауре. Пол испытывал наслаждение от процесса "переложения" своих эмоций в новую любовь. Неосознанно он создавал этим огромные перемены в отношениях с Лаурой. Эмоциональный бумеранг После того, как Пол начал встречаться с Дафной, он стал избегать Лауру на работе. Но все же до него дошли слухи, что Ник бросил ее после того, как они проиграли дело о мошенничестве. И ее визит спустя некоторое время в его кабинет удивил, но не шокировал Пола. Лаура старалась говорить так, будто с ней случилась беда, но она и на самом деле казалась обеспокоенной. Она спросила, может ли она по-прежнему считать меня своим другом, потому что сейчас ей нужен друг, кто-то, кто хорошо ее знает. Наверно, она быстро увлеклась Ником, но из этого ничего не вышло. Она сказала также, что чувствует себя ничтожеством потому, что не относилась ко мне должным образом. Затем она спросила, не хочу ли я вместе с ней поужинать. Я сказал, что сегодня встречаюсь с Дафной, но завтра мы могли бы вместе пообедать. Она казалась застигнутой врасплох. Пол был в замешательстве, но предложение Лауры ему льстило. Хотя он знал, что Дафне не понравится, что он обедает с Лаурой, но благополучие Лауры действительно беспокоило его. Она казалась искренне страдающей, и это вызвало в нем симпатию к ней. Кроме того, это просто дружеский обед, и скрывать здесь нечего. И все же он не хотел говорить Дафне об этом, чтобы напрасно не расстраивать ее. То, что было для Пола таким сложным, становится очевидным в свете парадокса страсти. Пережив трудное начало, он зажил хорошо после разрыва с Лаурой. Он решил оставить Лауру в прошлом, он завязал новые отношения, которые основывались на более твердой, хотя и менее страстной, основе. Он снова обрел возможность контроля, и во всех областях его жизнь наладилась, В то же время жизнь Лауры была не столь хороша. Она искала более волнующих отношений и нашла их, только ее волнение было рождено подчиненным положением, которое она заняла по отношению к Нику - первому мужчине, который бросил ее "за все время после школы". Она также потерпела серьезное профессиональное поражение. Пережив эмоциональное потрясение и лишившись гордыни, Лаура пришла обратно к Полу, надеясь получить утешение от того, кого она считала по-прежнему преданным. Но когда она узнала о новых отношениях Пола и Дафны, ее представление о ситуации изменилось. Пол снова стал недоступным, он снова стал интересовать ее как мужчина. Единственное, что не приняла Лаура в расчет, это то, что она больше не была так привлекательна для Пола, как раньше. Фактически их положения поменялись местами. Пол рассказывал о своем изменившемся восприятии Лауры: Лаура, казалось, стала простой смертной! За обедом я воспринимал ее не больше, чем другом, кем-то, кто пережил серьезные испытания и кому нужна была моя поддержка, Я пытался вернуть прежние чувства к ней, но все, что я заметил, -- это ее эгоизм и родинку возле губы. Это было удивительно -- смотреть на нее без розовых очков. И когда она попыталась заигрывать со мной, это выглядело очень странно. Пол вряд ли знал, что делать с незнакомым и, бесспорно, приятным ощущением силы, которое он осознал в присутствии Лауры. Ее откровенная озабоченность еще больше увеличивала это чувство. В конце обеда Лаура сказала Полу, что Дафна "недостаточно хороша" для него. Когда ведущий узнает о романе отвергнутого им подчиненного, их положения резко меняются. Майлс описал свою реакцию, когда он узнал о связи Бет с Кевином: Я совсем сошел с ума. Я сильно скучал без Бет и однажды ночью решил навестить ее. Я сел в машину и поехал к ней. На мой звонок открыла сиделка Хлои. Она была очень удивлена и сказала, что Бет нет дома. Я сказал ей, что она может уходить, потому что я сам посижу с Хлоей. Девушка сильно занервничала, поэтому мне взбрело в голову, что Бет не одна. Как будто мне вонзили нож в сердце. Я катался вокруг около часа, купил бутылку водки и припарковался в двух домах от нашего. Примерно через двадцать минут подкатил "ягуар". Из него вышла Бет, и я увидел, что она была со своим старым другом Кевином. Я не верил своим глазам! Я вернулся к себе и едва не прошиб кулаком стену. Самолюбие Майлса было уязвлено. Взрыв эгоизма способен вызвать дикий гнев паже у самого уравновешенного человека. Майлс не сомневался в том, что Бет примет его назад, когда бы он того ни пожелал. С Моникой дела пошли на ухудшение - всплыла очень серьезная проблема - она употребляла кокаин, и он почувствовал необходимость в "теплом коконе" семьи и дома. И хотя Бет всегда утверждала, что Кевин ее не впечатляет, Майлс не верил этому, в особенности теперь. На следующее утро Майлс попытался взглянуть на все со "светлой" стороны. Поскольку Бет имела роман с Кевином, ему, Майлсу, больше нет нужды винить себя в уходе. Но его прежнее стремление к свободе угасло. Бет вышла из-под его контроля, и парадокс страсти вновь сделал ее привлекательной. Он хотел ее. Наивно и немного самоуверенно Лаура не считала Дафну серьезной угрозой. Она была более чем удивлена сдержанностью Пола по отношению к себе. Особенно вспоминая их последний разговор, когда она призналась в романс с Ником. Пол поклялся тогда, что, когда бы она ни переменила свое решение, он всегда будет рад этому, потому что его любовь навсегда. После того, как Ник отшвырнул меня, именно отшвырнул, я чувствовала себя полной идиоткой. Рядом со мной был такой парень, как Пол, а я не обращала на него внимания. Вдалеке трава всегда зеленее и гуще. Но теперь я почувствовала, что многому научилась и знаю, чего я хочу. Это - Пол. За обедом он сказал, что не доверяет мне. Это было очень больно слышать. Но я не могу винить его. Теперь я хочу доказать ему, что я изменилась, что мы созданы друг для друга и что Дафна была нужна ему, чтобы успокоиться. Я серьезно думаю о браке. Мне кажется, именно страх перед обязательствами заставил меня увлечься Ником, но подсознательно я оставалась с Полом. Так мало порядочных мужчин, и мысль потерять Пола ужасает меня. Я буду за него драться. Лауре был кто-то нужен. Сейчас, после спланированного разрыва, она демонстрирует серьезность своих намерений, предложив обратиться за помощью к психотерапевту. Это было открытым вызовом честности Пола, потому что, когда Лаура вступила в связь с Ником, именно Пол энергично толкал ее к встрече с врачом. Узнав о связи Бет с Кевином, Майлс почувствовал, что его предали. Неожиданно к этому добавилось еще одно чувство. Чувство глубокой любви. Мы провели одну ночь вместе после моего ухода, и меня удивило, насколько это приято. Теперь я чувствовал настоящую страстную любовь. Я устраивал встречи с Бет пару раз после Кевина, не выдавая, что я все знаю об этом. Она выглядела превосходно. Бет вновь начала подрабатывать, поэтому она одевалась хорошо, умело пользовалась косметикой. Но она вела себя немного холодно, поэтому я не видел возможности открывать свои чувства. По правде говоря, мои ладони становились влажными и холодными при встречах с ней. Как и Лаура, Майлс вплотную столкнулся со страхом подчиненного. Он чувствовал себя несвободным в своем поведении, как подчиненный, и вкусил отдаление ведущего в виде прохладности Бет. Но он не знал, хочет ли Бет наказать его перед тем, как принять назад, или она действительно остыла к нему. Обратное суперухаживание: бывший ведущий прилагает усилия Вскоре после совместного обеда Лаура сделала Полу еще одно предложение. Она сказала, что ценит то, что я не сразу доверился ей, и уважает мое право встречаться с кем-то еще. Но, сказала она, я слишком важен для нее, чтобы просто так расстаться. Она пригласила меня на обед к себе домой. Я поступил неблагоразумно и согласился. Она пережила пару довольно значительных неудач, я не хотел причинять ей лишнюю боль. Она приготовила обед, почти такой же, как в первый вечер, когда я был у нее. Она выглядела очень красивой. От нее сильно пахло духами. Очарование первой ночи меня больше не трогало, но Лауре трудно отказать. Мы обнялись, и между нами была интимная близость. Стараясь воссоздать атмосферу их первой ночи, Лаура пыталась суперухаживать за Полом. Как говорит Пол, она сознавала комичность ситуации и шутила, говоря, что это единственное необычное блюдо, которое она умеет готовить. Но она не видела, насколько было похоже ее поведение на поведение Пола, когда он почувствовал ее эмоциональное отдаление. Она не пыталась представить себя на месте отвергнутого, поменявшись с Полом местами, а скорее скромно признавала свою ошибку в том, что позволила себе оставить Пола, и пыталась показать свою откровенность. Она думала, что этих двух вещей достаточно, чтобы вновь завоевать Пола. Но она действовала, не имея понятия о парадоксе страсти. Перед тем, как Майлс начал суперухаживать за Бет, он устроил представление. Он хотел показать, что это был не настоящий Майлс, который так плохо обращался с ней перед разрывом, - обстановка на работе и другие обстоятельства были настоящими виновниками. Бет вспоминает содержание письма, которое написал ей Майлс вскоре после того, как он узнал о Кевине: Это было очаровательно. Майлс писал, что работа допоздна делала его постоянно раздраженным. И, конечно, давление его деловых партнеров. Он также писал, что ему с трудом удавалось примирять "две свои стороны: "одинокого ночного волка" и "семьянина". И хотя он однажды утверждал, что сделал ошибку, заведя семью, теперь он, мол, знает, что это самое правильное решение в его жизни. Затем, рассказывала Бег, она стала получать цветы и глупые, но милые подарки, и. наконец, ей пришли по почте билеты на Гавайи с запиской, что там они "начнут работать над ребенком номер два". Майлс весь отдавался этому новому ухаживанию за Бет. Противоречия воскресшего подчиненного Когда бывший подчиненный "принимает командование" взаимоотношениями, он наследует противоречия, присущие ведущему положению. Свободным от иллюзий взглядом, видя в своем партнере простого смертного, он может задаться вопросом - любил ли он его когда-нибудь? Может, с самого начала это была просто ловушка привязанности. Вкусив радость свободы, удовольствия и теперь власти, он думает над тем, стоит ли мириться с партнером. Это кажется ему возвращением к старому. Новые негативные чувства усиливаются той враждебностью, которую он когда-то прятал в себе. Теперь, управляя отношениями, он может выражать гнев без боязни отчуждения партнера. Его задетая гордость советует отвергнуть партнера, чтобы проучить его. Бывший подчиненный может, кроме того, опасаться, что оживление старых отношений вновь поставит его в подчиненное положение. Бет столкнулась с этим страхом. Было очень соблазнительно поехать на Гавайи с Майлсом, но я боялась. В основном он говорил мне то же, что и перед нашей свадьбой: всю эту чепуху о том, как важен для него брак. Но что помешало бы нам вновь попасть в ту же ловушку? Не будет ли он становиться таким же чудовищем каждый раз, когда в ресторане возникают проблемы? Я очень хотела второго ребенка, но серьезно боялась того, что возникнут старые трудности. Опасения Бет полностью оправданы. С одной стороны, многие вновь объединившиеся пары действительно возвращаются к старым губительным моделям поведения. С другой стороны, воссоединение может создать идеальные условия для партнеров, чтобы разобраться в тех силах, которые управляют ими, и разработать эффективные способы управления взаимоотношениями. Я убеждаю пары, решившие вновь соединиться, насладиться счастьем второго медового месяца. Но я также предостерегаю их от ухода от тяжелой работы по улучшению взаимоотношений, пока они еще не разбалансированы. Укрепленное сотрудничество поможет им выдержать неизбежные натиски парадокса страсти. Теперь, когда вы знакомы с развитием чувств, вызывающих крушение любви и близости, давайте исследуем пути их восстановления. В последующих главах я проведу вас тем же путем, которым я веду своих клиентов. В процессе анализа мы подвергнем сомнению некоторые принятые основные положения о том, как лучше решать проблемы взаимоотношений. Обращение пары к психотерапевту Я сел за работу над парадоксом страсти, потому что был не удовлетворен традиционными методами психотерапевтической помощи взаимоотношениям пары. Как и многих других, на поиски решения меня вдохновил личный опыт. Во время учебы у меня были два продолжительных романа. Тогда я не мог создать какой-либо теории о неуравновешенных отношениях, но по прошествии времени я вижу, что в одном случае я был подчиненным, в другом - ведущим. Не удивительно, что, когда любовь превращалась в страдание, мы обращались к психотерапевтам за помощью. В обоих случаях отношения со временем распались. Позже меня поразила резкая разница в отношении к помощи ведущего и подчиненного. Как подчиненному мне помощь очень нравилась. Психотерапевт старался спасти наши отношения - то, чего я хотел сильнее всего. Но моя партнерша вскоре утратила интерес к этому процессу, как и к нашим отношениям, что поставило меня в тупик, потому что а ее сильно любил. Затем я обратился к помощи уже как ведущий. Какая огромная разница! Я сохранял энтузиазм во время первых нескольких приемов, когда психотерапевт изучал наши проблемы и проявлял сочувствие. Но на втором этапе, когда он начал вмешиваться в наши отношения, чтобы спасти их, для меня что-то изменилось. Я почувствовал слабое, но настойчивое давление с его стороны, направленное на то, чтобы я стал более близким и любящим партнером. Точно такое же давление я чувствовал со стороны моей подруги. Парадоксально - чем большее давление я чувствовал, тем сильнее отдалялся от партнерши и помощи. Это было незадолго до того, как я сам занялся психотерапевтической практикой. Я встречал похожие ситуации у большинства моих клиентов, быстрое развитие, за которым следует сопротивление менее заинтересованного партнера. Я понял внутренний механизм моей неудачи, и моя теория начала выкристаллизовываться. Старые методы: предубеждение против ведущего Рассмотрим популярное решение, используемое многими брачными консультантами, то, что я называю решением выкупаться в шампанском: пару просят проводить побольше романтического времени вместе. Подчиненный и не желает большего наслаждения. Наконец, он получает близость, которая ему так необходима. Он парит на крыльях мечты. Это романтическое время должно проявить всю скрытую любовь, которую его партнер боится показать. А в это время ведущий скорее всего настроен скептически или отрицательно. Я обнаружил, что большинство ведущих находят такие методы насильственными или надуманными, хотя они искренне надеются, что это приведет к переменам и положит конец противоречиям. Обычно, однако, они просто будут чисто внешне проявлять близость, но при этом чувствовать свое притворство, лицемерие и вынужденность такого поведения. Это не поможет восстановлению отношений. Я считаю, что такая односторонняя близость обычно имеет обратный эффект, потому что партнеры делают из этого три вывода: 1. Что главная проблема их взаимоотношений заключается в отрицательном отношении одного из партнеров к близости, 2. Что эта проблема может быть решена, только если отдалившийся партнер изменит свои чувства и откроется для любви, 3 Что более заинтересованный партнер - "хороший", потому что он хочет любви, следовательно, он должен получить то, что ему нужно, - близость, не проводя никакой работы над собой. Если эти три вывода трудноуловимы, они заставляют ведущего винить во всем себя, приводят к разочарованию и отчаянию от того, что его не понимают. Естественно это обрекает на неудачу даже искреннее желание ведущего наладить взаимоотношения. Близость также предполагает, что самую тяжелую работу над своими чувствами выполняет ведущий. Именно он избегает ее, враждебен и должен "привести себя в порядок". Он слышит от психотерапевта и подчиненного, что должен любить, что, конечно, приводит к обратным результатам. Традиционная помощь может многократно усилить чувство безысходности у ведущего. Я вынес жизненно важный урок из моего личного опыта и клинической практики: отдалившийся партнер - такая же жертва жесткой динамики отношений, как и его партнер, давление на него со стороны психотерапевта не имеет эффекта из-за его страданий. Мой подход также не основан на предубеждениях против подчиненных. Однако факт заключается в том, что именно ведущий наиболее вероятно оставит своего партнера. На основе своей практики я заключил, что ведущие чувствуют громадное облегчение, когда я определяю, что оба партнера одинаково виновны в возникновении проблем, Я прошу их обоих приложить усилия для урегулирования отношений, Я разрабатываю свои методы, принимая во внимание и одинаково уважительно относясь к страданиям обоих партнеров. Когда отдаление ведущего воспринимают с пониманием, а не с осуждением, он гораздо лучше относится к себе и к взаимоотношениям. Только после этого мы имеем право надеяться на возрождение любви. Старые методы: фатальное обвинение в патологии Я работаю главным образом над тем, что я называю сутью проблем - динамикой, которая создает дисбаланс. Я не делаю акцент на происхождении, включая последствия воспитания в детстве. Мне кажется более эффективным исправление "переднего" плана, за исключением крайних случаев. Конечно, я бы рисковал своим хорошим положением в Американской ассоциации психологов, если бы заявил, что детские впечатления утрачивают влияние, когда человек становится взрослым. Однако я полагаю, что важность анализа детских проблем в практической помощи раздута традиционными психотерапевтами и книгами по самоанализу. Поиск проблем в прошлом может отвлечь наши усилия от решения нынешних проблем. Хуже того, возлагая вину на прошлое, мы можем вселить в обоих партнеров чувство безнадежности. Этот подход я называю фатальным обвинением в патологии. Фатальное обвинение в патологии "работает" следующим образом: если у вас проблемы во взаимоотношениях - вы выросли в семье, где в вас вложили порочную модель любовных отношений. Вы до конца своей жизни обречены искать партнеров, которые сделают вас таким же несчастным, каким делали вас родители. Если вам удалось вырваться от одного из таких партнеров, извините, но вы попадете прямо в руки следующего. Ваш новый партнер может выглядеть противоположностью первому, но спустя некоторое время вы осознаете, что он умело маскировался. Вы сделали ошибку, погнавшись за противоположностью. Звучит знакомо? В романе "Изжога" Нора Эфрон приводит хороший пример психотерапевта, использующего фатальное обвинение в патологии. Героиня книги - Рейчел. Ее психотерапевт, Вера, объясняет, почему та связалась с мужем, который должен был изменить ей. "Вы выбрали его, - говорит Вера, - потому что его неврозы превосходно сочетаются с вашими". Мне действительно нравится Вера, но разве все, что с вами случается, не провоцируется вами? "Вы выбрали его потому, что вы знали, что из этого ничего не выйдет", "Вы выбрали его потому, что вы знали, что он не будет ценить вас, как не ценили вас ваши отец или мать". Именно это они говорят вам, но правда заключается в том, что независимо от того, кого вы выбрали, ваши неврозы сочетаются иногда хорошо, иногда ужасно. Независимо от того, кого вы выбрали, он не ценит вас, как не ценили отец или мать. "Вы выбрали единственного человека на земле, с которым вам не следует иметь отношений". Ничего интересного в этом нет - такова жизнь. Каждый раз вы связываетесь с тем, с кем не следует... Но давайте согласимся, что все люди на земле - как раз те люди, с кем вам не следует связываться. Этот отрывок показывает нам, как излишний акцент на детских переживаниях может развить пессимизм в любви. Это отвлекает наше внимание от нормальных предсказуемых любовных проблем, которые можно понять и преодолеть. Я не говорю, что полностью исключаю детские переживания из рассмотрения. У некоторых пар проблемы, очевидно, вызваны неправильными моделями отношений. Большинство этих моделей формируется в детстве и может вызвать предрасположенность человека к ведущему или подчиненному положению. В таких ситуациях мы исследуем "детское" влияние, чтобы понять, как можно улучшить отношения клиента с его партнером и со всеми людьми, с которыми он сталкивается в жизни. Более подробно я буду рассматривать это в последующих главах. Вторая часть книги посвящена моему подходу к помощи. В первых главах анализируются изменения существующей динамики отношении. Далее мы перейдем к особенностям индивидуальных моделей поведения, вызывающих отрицательную динамику, а также способам их уравновешивания. Женщины хорошие, мужчины плохие? Существует еще одна форма фатального обвинения в патологии, в которой все мужчины без разбора признаются бесчувственными, причиняющими страдания типами, а женщины - чувствительными жертвами. Именно так считала Бет, когда я попросил ее сказать, какая, по ее мнению, самая большая проблема у Майлса. Я думаю, Майлс оказался типичным мужчиной. Я как-то позволила себя одурачить и считала его другим. Я видела это сто раз: парень притворяется, будто его волнуют те же вещи, что и тебя, а затем оказывается, что единственное, что его волнует, - это положение в глазах окружающих и возможность удовлетворять свои желания. Похоже, действительно, мужчины не способны на истинную близость. Затем я спросил, чувствовала ли она когда-нибудь свое отдаление в продолжительных отношениях. Сейчас. Дайте подумать. Не совсем. Может, что-то вроде того. У меня была пара романов до Майлса. Я думаю, Кевин был довольно серьезно настроен. Мы встречались с ним почти целый год, но я никогда не подталкивала его к обсуждению более тесных отношений. После того, как я встретила Майлса, я была искренней с ним в том, что происходит. Я спросил, не видит ли она параллели между поведением Майлса и своим. После возражений, мол, "ситуация была совсем другой", она все-таки признала, что женщины, как и мужчины, могут "избегать близости". Несомненно, что стереотипы предрасполагают мужчин занимать ведущее положение, а женщин - подчиненное. Мы ожидаем от мужчин таких качеств, как стремление к власти, а воспитанность и теплоту - от женщин, исподволь мы вселяем те же идеалы в наших детей. И до сих пор существуют различия между властью мужчин и женщин на работе и их домашними обязанностями. (Дисбаланс, вызываемый ситуацией и личными качествами, усиленный различиями в отношениях к мужчинам и женщинам, имеет важное значение, и я подробно буду рассматривать его ниже.) Существует несколько причин, почему тенденцию сваливать все грехи на мужчин можно считать опасной: Женщины, которые подвержены ей, могут считать себя невинными жертвами, которым нет нужды исследовать свою роль в расшатывании отношений, Это усиливает парадокс страсти, приводя к поляризации полов. Это отвлекает женщину-подчиненную от наиболее эффективного средства изменения своего подчиненного положения: настойчиво исследовать динамику парадокса страсти вместе с партнером. Это усиливает склонность к наделению патологией женщин. Недавние исследования в Йельском университете показали, что тридцать шесть процентов исследуемых женщин были менее заинтересованной стороной в отношениях - то есть ведущими (мужчины занимали ведущее положение в сорока пяти процентах исследованных случаев). Возможно, женщины - наиболее вероятные подчиненные, но часто они имеют больше власти над отношениями, чем они полагают. Если они охотно называют всех мужчин "избегающими ответственности", они, вероятнее всего, будут наделять патологией себя, когда окажутся в положении ведущего. Я объяснил Бет, что важно понять, как половые стереотипы проникают в наше подсознание и управляют нашими отношениями. Я предостерег ее, заметив, что объявлять Майлса "типичным мужчиной" и тем самым ставить на нем крест - проявление фатализма, а оно не конструктивно и даже вредно. Такая позиция мешает женщине добиться или вернуть равенство во взаимоотношениях, потому что это равносильно сложению оружия. Скрытый смысл парадокса страсти: новая надежда Когда я начинал формулировать свои мысли о несбалансированных отношениях, я пессимистично смотрел на возможность когда-либо обрести постоянную любовь. Друзья, коллеги и я сам боролись только за то, чтобы поддерживать отношения на "плаву". И мне казалось, что я открываю динамику, которая доказывает обреченность моей любви. Вначале я скрывал свои мысли о парадоксе страсти от клиентов. Но я обсуждал их с друзьями и коллегами. К моему удивлению, мои мысли о сущности парадокса вселили в нас надежду вместо ожидаемой депрессии. Один из моих лучших друзей - Джейсон, тридцати пяти лет, женат на Джейн уже шесть лет. Незадолго до того, как я попросил его почитать наброски этой книги, Джейн получила звание магистра экономики управления и престижное место в большой компании. Меня поразили слова Джейсона после того, как он прочитал книгу. Когда Джейн получила работу, я неожиданно понял, что она постоянно будет общаться с разными важными типами, и это вызвало во мне беспокойство. Сейчас я думаю, что я переживал влияние сил, скрытых во взаимоотношениях, которые толкали меня на путь подчиненного: я звонил ей на работу и просил не назначать ни с кем встреч за ужином. Я сводил ее с ума. Мы постоянно ссорились. Она перестала быть со мной общительной, какой была раньше. Я начал думать: "Раз так, раз она собирается развлекаться со всеми этими мужчинами, я нанесу удар первым и найду себе кого-нибудь". В это самое время ты дал мне прочитать рукопись. Я не мог поверить своим глазам, читая ее. Я смог сказать себе, что все о'кей, расслабься, ты вполне предсказуемо реагируешь на переход власти к твоему партнеру; не усугубляй положения глупым поведением, пытаясь ограничить свободу Джейн и наказывая ее, завести кого-то на стороне. Сказав себе это, я смог оставить свои заблуждения и дать Джейн свободу и поддержку, которые ей были так нужны. И что было просто потрясающим и, я полагаю, предсказуемым; она начала проявлять больше любовных чувств по отношению ко мне. Такие отзывы помогли мне ухватить "лечебные" возможности парадокса. Я понял, что мой взгляд на суть явления позволил партнерам избавиться от тех проблем, которые их раньше захлестывали. Внезапно люди, которые были игрушками в руках сил, разрушающих взаимоотношения, смогли сказать: "О'кей, я реагирую предсказуемо на поведение партнера и только ухудшаю положение. Поэтому начнем действовать против этих реакций". Я и мои друзья обнаружили, что даже вооруженные знанием о парадоксе, мы все еще не можем выдержать натиск его мощной динамики. Но теперь мы осознаем, что происходит. Мы можем выявить и объяснить происходящие с нами изменения (и, что еще проще, с другими, для нас это стало чем-то вроде спорта). Что самое важное - знание сути происходящего направляет нас строго в сторону противодействия разрушительной динамике. В случае с Джейсоном мы знали, что ему надо отступить, пережить свое беспокойство и поддержать Джейн, дав ей веру, которая была ей необходима. Одно дело - восстановить баланс и гармонию между партнерами. Но можно ли вернуть "волшебство" отношений после того, как они увяли или погибли? Парадокс страсти предполагает и это. Романтика любви не обязательно вызвана новизной отношений. Она также не является постоянным чувством, которое вы либо всегда испытываете, либо не испытываете вообще по отношению к партнеру. Любовь - чувство, которое может проявляться и исчезать в зависимости от той динамики взаимоотношении, которая существует между партнерами. Как Лаура, так и Майлс, например, обнаружили романтическое стремление к партнеру, к которому, им казалось, они уже потеряли всякий интерес. Многие ведущие, а может быть, и вы сами оставляли партнера только для того, чтобы обнаружить свою тягу к нему. (В 1982 голу вышел фильм "Ночное бегство", который предлагает отличный пример этого феномена.) Потенциально романтическая любовь никуда не исчезает, она лишь бывает скрыта за разрушительной динамикой. К несчастью, люди, не имеющие понятия о парадоксе, могут быть разрушителями, и лишь впоследствии к ним, возможно, вернутся романтические чувства к партнеру. Только поддавшись искушению связи с Моникой, Майлс ощутил возрождение любви к Бег, которую он недавно оставил. Но его связь сократила шансы восстановления их союза, потому что она уничтожила доверие между ними. Опыт показал, что, изменяя нездоровую динамику отношений между двумя людьми, можно добиться замечательных результатов: подчиненный становится более независимым и привлекательным для ведущего, а в ведущем вновь пробуждаются дремлющие, а не погибшие любовные чувства. Хотя верно, что страсть новой любви не может быть длительной, верно и то, что чувства, разделяемые пришедшими к гармонии партнерами, восхитительны и по-своему свежи. Моя программа представляет собой не "десять способов усилить страсть в ваших взаимоотношениях", а скорее пути изменения отношений с целью создания благодатных условий для нового расцвета романтических отношений. Можно и стоит ли спасать все неуравновешенные взаимоотношения? Конечно, нет. И будет ошибкой полагать, что мы терпим поражение, если не можем спасти взаимоотношения. Природа обеспечила наше выживание, сделав влечение к противоположному полу таким сильным и ослепляющим. Подстегиваемые инстинктивными силами, мы легко связываем себя с людьми, которые удовлетворяют наши мимолетные желания, а не постоянные нужды. Даже если вы и ваш партнер отлично подходили друг другу в тот момент, когда вы только познакомились, вы можете измениться. Иногда один из партнеров опережает другого, и тогда складывается сильно неуравновешенная и болезненная ситуация. Она бывает менее болезненной, если оба партнера развиваются, но в разных направлениях. Я называю это синдромом несогласованного роста и считаю его наиболее распространенной причиной неудачных браков между молодыми людьми, поэтому я предпочитаю более поздние браки (В главах 15 и 16 мы рассмотрим основные черты жизнеспособных и обреченных отношений). Я верю, что любые отношения стоят того, чтобы над ними работать. Цель этой книги - не спасти отношения сами по себе, но помочь найти удовлетворение в любви. Это тонкое, но очень важное различие. С моей точки зрения, вы должны сначала постараться изо всех сил смягчить гибельную динамику и воскресить любовь. Если вам удалось - примите мои поздравления. Но если отношения хронически не уравновешенны и вы не можете доставить себе и вашему партнеру удовлетворение, это не означает что вы потерпели неудачу. На самом деле это означает, что вы освободили себя и партера от тягостных отношений. Учитесь, когда вы работаете над взаимоотношениями. Если они разваливаются, вы лучше поймете, к какому партнеру вам следует стремиться, а какого избегать в будущем. Люди невежественные, не стремящиеся постичь природу взаимоотношений, перескакивают от одного партнера к другому, иссушая свою душу и ничему не учась на своих ошибках. Некоторые пары пересекают ту грань, за которой становятся возможны оскорбления и насилие. После этого вряд ли стоит надеяться на восстановление отношений. Если такое произошло с вами, пожалуйста, обратитесь за помощью к профессионалу как можно быстрее. Если вы чувствуете, что способны сами нанести оскорбление - устранитесь от этой ситуации. Специалисты, изучавшие поведение человека, начиная с Фрейда и заканчивая Энн Лэндерс, соглашаются в том, что психически здоровые люди способны находить счастье как в работе, так и в любви. Если люди обращаются за помощью к психотерапевтам, это почти всегда означает что они не могут найти удовлетворение либо в чем-то одном, либо и в том, и в другом. Однако существуют различия и любопытное неравновесие в подходах людей к работе и любви. Давайте обратимся к тем усилиям, которые мы в течение многих лет посвящаем нашей карьере. Мы ходим в школу, затем в институт. Мы учимся и сдаем экзамены. Затем мы расширяем и оттачиваем наши знания, опыт и навыки. А теперь посмотрим на наш подход к другой сфере жизни. Мы почти не тратим времени на приобретение знаний и навыков, необходимых, чтобы построить крепкие отношения. Вместо этого мы учимся у станка, ищем партнера, вступаем в связи, страдая, отступая, мстим, ищем новую любовь, причиняем боль новому партнеру и так далее. Мне хотелось бы побудить вас относиться к взаимоотношениям как к сложному и особому мастерству. Выдающийся психотерапевт Джей Хейли советует подходить к решению любовных проблем в качестве исследователя взаимоотношений. Пользуясь различными тактиками, вы выбираете самые продуктивные, как в любой исследовательской работе. При этом подходе нет такого понятия, как неудача, потому что вы в любом случае получаете знания о том, что эффективно, а что нет. Ваши цели при этом остаются ясными постичь динамику взаимоотношений и использовать ее для создания сильной и постоянной любви. Я побуждаю моих клиентов подходить к решению проблем активно и ответственно. Обычно я говорю приблизительно так "Если вы на скучной вечеринке, вы можете отпускать язвительные замечания, а можете поставить старые записи "Битлс" и заставить всех танцевать. Если вы угодили на томительную презентацию, вы можете сидеть, охваченные тихой агонией, а можете ставить людей в тупик провокационными вопросами, оживляя обстановку. Если вы сталкиваетесь с непосильной задачей на работе, вы можете избежать ее, направив усилия на решение более простых задач, а можете занять активную позицию и решительно преодолеть проблему. Именно в таком состоянии духа, я надеюсь, вы прочтете оставшуюся часть этой книги и используете то, чему вы научитесь. Кроме того, я призываю вас никогда не оставлять попыток спасти свои отношения вне зависимости от результатов. Одной из первых проблем, о которых мне рассказала Пег, было то, что она не представляла, как ей теперь общаться с Биллом. Если она рассказывала ему о дне, проведенном в магазине это вызывало в нем неприязнь. Если она пыталась заговорить о его состоянии - выпивке к инертности в жизни, неизменным результатом был взрыв защитного гнева, хлопанье дверью и его исчезновение на целые часы. Вскоре она сдалась "Я решила, что, если ему надо будет поговорить, он сам подойдет ко мне. В глубине души она знала, что Билл никогда так не поступит, тем не менее она почувствовала облегчение. Вместе с разрушением взаимоотношений теряется способность партнеров к общению. Между ними вырастает "стена молчания", как в случае с Пег и Биллом. Или же партнеры будут общаться без устали, крича друг на друга, хныча, обвиняя и критикуя. Это стереотип, но, как большинство стереотипов, он весьма правдив - ключом к хорошим взаимоотношениям является хорошее общение. Как и подавляющее большинство психотерапевтов, я уверен в целебной силе общения. Чем я отличаюсь от большинства, так это советами, как и что говорить. Как дисбаланс сказывается на общении Взаимоотношения, пришедшие к парадоксу страсти, имеют одну общую коренную проблему: одному партнеру отношения нужны все больше и больше, в то время как другому все меньше и меньше. Но это не означает, что у всех неуравновешенных пар одни и те же проблемы с общением. На основании моей практики я выделил три категории людей с проблемами общения. Если вы страдаете от таких проблем (а это случается с каждым), жизненно важное значение имеет определение того, к какой категории вы относитесь. Неравновесие породило молчание между Пег и Биллом. Пег очень стыдилась своих отрицательных эмоций, которые у нее возникали по отношению к Биллу. Ее основные силы уходили на то, чтобы скрыть эти чувства от Билла и от самой себя, и на общение с переживающим трудные времена мужем почти ничего не оставалось. Молчание Билла имело более сложные причины. Для него, как и для многих подчиненных, молчание было способом скрыть глубину своего одиночества и боли. Мужчины особенно склонны молчаливо страдать, а не признаваться в своей ранимости самим себе или другим. Для них проявление "слабости" гораздо хуже страдания и одиночества. Но молчание оказалось обманчивым источником силы для Билла. Некоторые подчиненные инстинктивно становятся молчаливыми, используя динамику парадокса. Притворное отчуждение, как они надеются, привлечет ведущего, подобно тому, как отдаление ведущего привлекло их. Другие подчиненные слишком критично подходят к своим словам из боязни быть отвергнутыми. Они не хотят раскачивать лодку и не рискуют вызвать несогласие у ведущего. Многие, включая ведущих, как, например, Пег, не терпят конфликтов и стремятся к "миру любой ценой". Молчание может быть также использовано как наказание. Обиженный подчиненный может в виде возмездия прекратить общение, а вместе с ним проявление заботы и нежности. Подчиненные знают, каково чувствовать холодность со стороны партнера, поэтому они занимают что-то вроде псевдоведущего положения, используя отчужденность и необщительность. "Стена молчания" характерна для определенного вила дисбаланса. Ведущие подвержены очень сильным противоречиям и чувству вины из-за отрицательного восприятия подчиненного. Подчиненные, как, например, Билл, склонны обиженно отступать, чтобы наказать партнера. Пег однажды сказала то, что я часто слышу от партнеров в похожей ситуации: "Я чувствовала свою беспомощность. Я не знала, как справиться с этим положением без риска усугубить его". Необщаюшиеся пары склонны к коротким пугающим взрывам устного выражения возмущения. Они часто становятся жертвами крайнего проявления своих неудач, становясь алкоголиками, трудоголиками и неверными супругами. Дисбаланс превратил Бет и Майлса в плохих собеседников. Бет вспоминает: Мы не переставали болтать. Но наши разговоры в основном состояли из язвительных замечаний. Я жаловалась на него, а он переходил в контратаку. Или он жаловался, а я защищалась. Время от времени наши замечания в адрес друг друга перерастали в скандалы. Затем мы немного остывали, но через некоторое время все повторялось сначала. Не все подчиненные подобны хамелеонам. Бет, например, имела привычку говорить то, что думает. Но, как подчиненной, ей не всегда нравилось то, что она говорит. Я полагаю, происходили две вещи. Во-первых, моя гордость была задета, когда Майлс стал отдаляться. Я совсем не чувствовала, что он меня ценит. Это заставляло меня вести себя немного задиристо. Возможно, это компенсировало мое чувство беспомощности. И, во-вторых, я хотела отомстить Майлсу. Он так легко мог причинить мне боль, а сам казался неуязвимым. Я могла его разозлить, но причинить ему боль мне не удавалось. Майлс тоже был разочарован и сердит. И, как и Бет, он не лез за словом в карман. У него не возникало проблем с выражением своего гнева. Мелочи постоянно выводили меня из равновесия. Невыключенный свет мог разозлить меня. Мне казалось, что Бет старалась действовать мне на нервы. Я терял над собой контроль и говорил ей пару ласковых. В основном я критиковал то, кем она была. Я хотел, чтобы она стала кем-то другим, как будто это могло остановить тот кошмар, в который превратилась наша жизнь. Гнев Майлса возрастал, потому что он боролся со следствиями, а не с причиной. Его колкие замечания были направлены на то, чтобы Бет изменилась. Он действовал по схеме "Почему ты больше не можешь..." Но такое поведение мешает нормальному общению, питает дисбаланс и не приводит к желаемым результатам. Не удивительно, что плохое общение значительно увеличивало дисбаланс. Ее обида и требовательность злили Майлса. Его гнев ведущего и критичность заставляли Бет чувствовать себя нелюбимой, ненужной, менее естественной, и подталкивали к открытое выражению обиды и требований. Третья модель - когда один все больше и больше молчит, в то время как другой болтает без умолку. Пол обнаружил, что "говорит за двоих", когда Лаура погрузилась в судебное дело (и в отношения с Ником) и отдалилась от него. В поведении Лауры я стал чувствовать какое-то раздражение. Я стал составлять списки тем, которые планировал обсудить с ней при встрече. Но, казалось, ничто не увлекало ее. Когда я чувствовал особенное беспокойство, мне хотелось поговорить о "нас", главным образом, чтобы увериться, что Лаура все еще любит меня. Но это, казалось, раздражало ее сильнее всего. Она меняла тему разговора. Иногда она начинала беспокоиться и, извинившись, уходила. Очевидно, что Пол использовал суперухаживание в ответ на растущую душевную отчужденность Лауры. Его попытки установить "открытое" общение несли в себе незаметное требование отзывчивости и любви со стороны Лауры. В соответствии с динамикой парадокса Лаура чувствовала давление, сильнее отдалялась, испытывала большую вину из-за своего сопротивления попыткам Пола установить общение. Практически, однако, в положении "болтуна" чаще оказывается женщина, так как мужчина обычно более сдержан. Еще одна пара моих клиентов находилась в схожем положении: Рон, мастер по ремонту машин, был душевно отчужденным и общался по большей части отрывистыми фразами. Его жена Мэри, парикмахерша, была трепетной эмоциональной женщиной - противоположностью его темпераменту, Он был ведущим, который ненавидел "сцены" и часто уходил посреди стычки, садился в машину и надолго уезжал или возвращался в свой автомагазин. Она была подчиненной и сходила с ума от того, как мало он уделял ей внимания. Тот факт, что Рон был "прекрасен", еще больше усиливал се беспокойство. Такую модель поведения трудно сломать, потому что она основана на различиях поведения мужчин и женщин и на индивидуальных особенностях партнеров. Мы еще вернемся к этому в последующих главах. Все же, даже находясь в таком сложном положении, если партнеры начинают пользоваться новыми инструментами общения, перемены происходят почти мгновенно. О парадоксе страсти трудно говорить, потому что вам придется признать дисбаланс в ваших взаимоотношениях. Это означает, что ведущий признается в своих сомнениях, а подчиненный помогает ему от них избавиться. Это также означает, что подчиненный признает то, в чем он нуждается, а ведущий ему помогает. Оба партнера должны исследовать и разоблачать свои самые тщательно скрываемые страхи. Я никому не советую пытаться вести подобные разговоры, предварительно не узнав, как обсуждать столь тонкие вопросы. Да, очень сложно бороться со своей большей уязвимостью или большей силой по сравнению с партнером, но необходимо. Однако из этого не обязательно устраивать пытку. Если это начинает выглядеть именно так - вы используете неправильный метод общения. Люди так боятся раскрыть "настоящую правду" о своих чувствах, что научились искусно скрывать ее, Для большинства ведущих - это вопрос доброты. Они не хотят убить подчиненного, прямо сказав ему, что больше его не любят. Поэтому они говорят, что с ними что-то не так (то есть обвиняют себя в некой патологии), или обвиняют проблемы на работе либо другие внешние факторы, отвлекающие их внимание от партнера. Эти псевдо-, или вторичные, проблемы становятся предметом обсуждения и предметом для оказания психотерапевтической помощи традиционными методами. У подчиненных есть гордость. Многие, вроде Билла, могут вести себя как ведущие, чтобы скрыть свою уязвимость. Другие обвиняют ведущего в "страхе перед близостью" или в чем-нибудь подобном и тем самым сильнее расшатывают взаимоотношения. Партнеры чувствуют себя в безопасности под зашитой техники маскировки. Но в то время как они обеспечивают временную безопасность своего "я", они ставят под угрозу перспективы взаимоотношений, потому что не решают коренных проблем. Если вы говорите горькую правду, но при этом нашли правильный способ ее выражения, это поможет вам, а не повредит. Общение без обвинений На основании опыта работы с сотнями пар я выявил минимально болезненный метод общения, объединяющий пару в их усилиях добиться равновесия и благоприятствующий близости. Суть метода в том, чтобы изменить образ мыслей партнеров и способ их выражения. Важно не только, что, но не менее важно, как, в какой форме это будет звучать. Использование этого метода поможет партнерам докопаться до причин возникновения их проблем. Я называю свой метод общением без обвинений. Его цель - заставить партнеров прекратить бесцельную кампанию обвинений друг друга и перевести их внимание в область проблем динамики взаимоотношений. Он состоит из нескольких ключевых тактик. Используя эти тактики, вы сможете действительно добиться равновесия во взаимоотношениях с помощью общения. Даже если только один из партнеров будет использовать метод общения без обвинений, результаты могут быть значительными. Обучение общению без обвинений немного напоминает изучение иностранного языка - для этого необходимы усилия и практика. Я прошу вас внимательно прочесть эту часть книги и попробовать выполнить все упражнения. Пожалуйста, постарайтесь, даже если ваши отношения не переживают кризиса, это поможет вам поддерживать равновесие. Избавляйтесь от скандалов с обвинениями. У каждого из нас были случаи, когда мы пытались провести с партнером спокойное и благопристойное обсуждение того, что нас не удовлетворяет во взаимоотношениях. Но дискуссия превращалась в решительную устную борьбу не на жизнь, а на смерть, за которой следовало ледяное молчание Тяжело оставаться в рамках мирной дискуссии, потому что такие разговоры обычно основываются на открытых или скрытых обвинениях. Вскоре партнеры стараются лишь защититься и доказать неправоту оппонента. На раннем этапе курса психотерапевтической помощи я попросил Бет и Майлса обсудить эпизод, который бы демонстрировал повторное ухудшение отношений после возвращения Майлса. Вот что они сказали. (Сопровождаю это своими комментариями -- обвинениями, которые они бросали Друг другу.)
Заявление Обвинение
Бет: Я считаю, что вчерашний вечер - хороший пример. Ты вернулся на два часа позже обещанного и не позвонил. Это, я думаю, подтверждает мою точку зрения, что ты больше заботишься о ресторане, чем обо мне и о Хлое. Ты бездушный эгоист и не заботишься ни о ком, кроме себя.
Маилс: Я же говорил тебе, что сломалась посудомоечная машина. Что мне, по-твоему, было делать? Пусть вода бьет струей по всей кухне - я пошел звонить жене? Почему я не позвонил7 Потому что, котла у меня наконец появилась возможность, было уже поздно. Ты требовательна, сварлива, и во всем, что я делаю, видишь плохие стороны
Бет: Достаточно. Обожаю твои извинения - ты всегда прав, а я не права. Ты знаешь, как я терпеть не могу тебя ждать. Принимая во внимание твое прошлое. Я просто хочу, чтобы ты вел себя, как будто я что-то для тебя значу. Ты на все готов, что бы оправдать себя. Я не удивлюсь, если у тебя появится новая любовница
Маилс: Если ты перестанешь вести себя, как параноик, все станет гораздо проще Ты крайне неубедительна
Заметьте, как быстро дискуссия переросла в ссору и насколько она выглядит заурядной. Факт заключается в том, что, когда человека задели или он чувствует угрозу, он использует язык, ранящий собеседник, а не помогающий ему. Даже самый заурядный обмен обвинениями деморализует, поскольку доказывает неблагополучие отношений. Теперь давайте научимся избавляться от обвинений Наша потребность в самозащите и самооправдании воздвигаем между нами барьеры. Мы ставим свой ум на рельсы обвинений и отчаянно сражаемся. Мы можем разрушить барьеры, лишь став чувствительными к ранам другого. После следующей стычки с вашим партнером сядьте и запишите ее содержание. Постарайтесь восстановить ход битвы насколько возможно точно. Затем против каждого предложения, содержащего обвинение, скрытое или явное, поставьте галочку. Бет и Майлс были шокированы, когда оказалось, что каждое предложение содержало обвинение. Большинство людей бывают поражены количеством содержащихся в их словах обвинений. Исследуйте свои записи, и вы увидите, что вами управляет парадокс страсти. Вы поймете это по тому, в чем вы обвиняете друг друга. Арсенал подчиненного включает следующие обвинения: "невнимательный к другим", "бесчувственный", "незаботливый" и "нелюбящий", эпитеты: "эгоист", "негодяй" или "безответственный". Из-за своей вины ведущие не так разнообразны в эпитетах. Среди их колкостей могут быть такие, "собственнический", "требовательный", "придирчивый", "ревнивый", "зависимый", "назойливый" и "почему ты больше не можешь...". Затем найдите те способы, посредством которых вы пытаетесь "извести" друг друга или избегаете нормального общения. Ниже перечислены некоторые опасные тактики, используемые как ведущими, так и подчиненными в период напряженности отношений "Обработка" партнера молчанием. Выбор роли психотерапевта, обвиняющего партнера в патологии, маскируя это под помощь (например: "Твои родители виноваты в том, что у тебя ничего не выходит") "Обобщение": обвинение партнера в том, что он "постоянно" ведет себя неправильным образом, хотя вы и знаете, что он ведет себя так лишь изредка. Разжигание чувства вины ("Ты любишь свою работу больше, чем меня"). Нажатие на "кнопки" вашего партнера (например, раскапывание старых обид, воспоминания о которых все еще причиняют боль). Враждебные действия, "украшенные" улыбкой и заявлениями, что все в порядке, когда ваш партнер спрашивает, что случилось. Критика, направленная на подрыв уверенности партнера в себе. Конечно, вы иногда используете некоторые из этих тактик. Это инстинктивные способы самозащиты, избавляющие от чувства уязвимости. Чем лучше вы осознаете свои приемы, тем вернее сможете их "обезвреживать". Это просто понять, сложно выполнить, однако тактика очень эффективна. Если ваш гнев начинает укреплять позиции, воспользуйтесь тем, что психотерапевт и писатель Дэн Вайл называет "пересмотр формулировок" своих пагубных побуждений. Давайте рассмотрим первое заявление Бет в ее ссоре с Майлсом. Она начала с обвинения в том, что он не позвонил, задерживаясь, и в том, что он заботится больше о ресторане, чем о ней и Хлое. Напомнив о его прошлом, она намекала на возможную связь на стороне. Когда она набросилась на него со своими скрытыми и явными обвинениями, естественной реакцией Майлса была контратака. Если бы Бет "пересмотрела формулировки" своего порыва, она выразилась бы приблизительно так: Должна сказать тебе, Майлс, что я чувствую, что ты меня уже доводишь: ты возвращаешься домой слишком поздно, да еще и не звонишь. Я не хочу к этому возвращался еще раз, поэтому, думаю, мы должны поговорить. Отметьте разницу; она не обвиняет. Она сказала, что чувствует, что ей придется обвинить его. Воспользовавшись "пересмотром формулировок". Бет говорила бы о той же самой проблеме, но менее провокационным и более располагающим к принятию конструктивного решения способом. Майлс мог бы ответить, "пересмотрев формулировки": Должен признать, что я боялся твоего гнева из-за моего позднего возвращения и приготовился к битве. Но ты права, нам надо поговорить. "Пересмотр формулировок" может "обезвредить" конфликт, пока он еще только зарождается, ставя барьер между порывом к конфликту и настоящим конфликтом. Это открывает дверь исцеляющему общению. Иногда сложно пользоваться "пересмотром формулировок", когда вы чувствуете первый порыв гнева Если у вас возникает такая проблема, попробуйте формулировать, когда вы спокойны. Хороший прием - вернуться к списку пагубных тактик, приведенному выше, и практиковать обезвреживание их с помощью "пересмотра формулировок". Например: Я чувствую желание не общаться с тобой. Я настроен очень критично по отношению к тебе Я так расстроен, что едва сдерживаюсь, чтобы не затронуть твои больные вопросы. Затем продолжите это чем-то вроде."... и я думаю, нам надо поговорить". Конечно, "пересмотр формулировок" не обеспечивает 100%-ного предотвращения конфликта. Вот почему так важно изучить искусство принимать конфликт и уметь восстанавливаться после него. Наша задача - изучить более эффективные способы выражения гнева и подхода к проблемам. Но практически невозможно спокойно и плодотворно беседовать с партнером, когда вас переполняет гнев. Гнев, как пар в скороварке, надо выпускать. Когда он вырастает до определенного уровня, вы перестаете думать о "работе над взаимоотношениями" или о целебной технике общения. Ваше сознание заполнено гневом, и его надо выпустить. Парадоксально, но те пары, которые воспринимают гнев и ссоры как нормальное явление, легче восстанавливаются. Они выпускают свой гнев и становятся способными бороться с проблемами, которые его породили. Если правильно обращаться с приступами гнева, они могут подготовить почву для исцеляющего общения. Заранее осознавая, что разговор о взаимоотношениях может вызвать обмен обвинениями и ссору, вы не будете так деморализованы, если это случится. Как только вы успокоились, вы можете использовать пересмотр формулировок" и начать фазу восстановления. Отличное начало для этого: "Извини, я погорячился но, думаю, хорошо, что я высказал все накопившееся. Теперь мы можем спокойно разобраться в том, что с нами происходит" Тактика 2: Разговор о моделях проблем Проблемы взаимоотношений проявляются в жестоком поведении и плохом общении. Я делаю основной акцент в моей психотерапевтической помощи на внимательном отношении партнеров к пагубным моделям поведения и подталкиваю их к обсуждению взаимоотношений через рассмотрение этих проблем как моделей. Начиная исследовать модели своего поведения, помните, что вы должны стараться, помимо всего прочего, формулировать свои мысли без обвинений, признавая вовлеченность в конфликт обоих партнеров. Использование следующих примеров может помочь вам: "Мы, кажется, попали в замкнутый круг", "Мы, кажется, не понимаем друг друга", "Мы, кажется, говорим о разных вещах". Основная идея общения без обвинений такова: "Наши отношения, кажется, приняли характер, вызывающий в тебе такую-то и такую-то естественную реакцию, на что я, понятно, реагирую так-то и так-то, что заставляет тебя..." Если партнеры смогут понять характер ситуации, в которую они попали, они увидят ее движущую силу. Тогда станет очевидным, почему взаимные обвинения - это пустая трата времени. Знание этого поможет партнерам объединить свои усилия для изменения своих привычек. В обсуждении проблем взаимоотношений легко зациклиться на деталях. Вы говорите об обидах и о том, как вы относитесь друг к другу, но забываете о моделях, лежащих в основе. Например, Бет и Майлс впервые пришли ко мне потому, что не могли решить, кто из них прав, а кто нет. Они анализировали свои ссоры, и каждый искренне чувствовал себя жертвой несправедливого отношения. Они углубились в детали. Мы искали модели их поведения, для начала оценив их ссоры, как основанные на понятных и разумных реакциях. Затем мы определили причины их действий. После этого мы смогли заглянуть за внешнюю оболочку моделей их конфликтного поведения и увидеть распространенную динамику: когда Майлс отдалялся, Бет злилась, и ее гнев заставлял Майлса еще больше отдаляться, и так далее. Выявляя модели, старайтесь не уходить в сторону, задаваясь вопросом: "Кто начал первым?" Обычно невозможно и даже вредно пытаться определить зачинщика. После того, как вы выявили все ваши модели поведения, приводящие к конфликтам, вы готовы начать первую атаку на парадокс страсти. После воссоединения с Лаурой у Пола была болезненная встреча с Дафной. Он сказал, что еще не разобрался в своих чувствах к Лауре и ему нужно время. Вскоре после разрыва с Дафной на поверхность стали всплывать старые сомнения Лауры, а вместе с ними - неуловимые модели. И Пол, несмотря на то, что думал, что чему-то научился, снова начал терять контроль. Парадокс вернулся к своему исходному положению, потому что ни Лаура, ни Пол на самом деле не изменились. На совместном сеансе психотерапии я попросил Пола описать его неуверенность в Лауре, пользуясь терминологией моделей поведения. Он немного подумал и затем обратился к ней: Ну, мне кажется совершенно ясным, что мы возвращаемся к нашим старым моделям: я предлагаю - ты отказываешься. Я постоянно строю планы и хочу быть с тобой, но у меня всегда возникает чувство, что ты вот-вот уйдешь. Я думаю, нам надо заглянуть в прошлое и обсудить способы изменения положения. Лаура сразу поняла, о чем он говорит, и согласилась. Когда подчиненный пользуется соответствующей терминологией при обсуждении обвинений во время ссор, он тем самым приобретает средство для достижения цели. Эта терминология дает ему контроль над дистанцией между его импульсами и действительным поведением. Это также смягчает чувство вины ведущего из-за его отчужденности и делает его более близким подчиненному. Общение без обвинений естественным образом позволяет подчиненному взять на себя часть вины за дисбаланс, что делает его более сильным. Наконец, работа над моделями взаимодействия партнеров даст подчиненному конкретные цели для изменения способов его общения с ведущим. Ведущий, при обсуждении взаимоотношений партнеров, пользуясь соответствующей терминологией, сможет открыто говорить о своей отчужденности. После того, как Бет описала их ключевые модели, Майлс смог исследовать щекотливый предмет своих поздних возвращений домой, не вызвав при этом конфликта. Бет, мне кажется, мы начинаем следовать определенной модели поведения, когда я задерживаюсь в ресторане. Ты расстраиваешься, и это понятно. Затем я стараюсь подольше задержаться, чтобы не попасться тебе на глаза. Ты становишься еще злее. Поэтому я даже не хочу звонить домой. И тогда ссора почти гарантирована. В такие моменты я действительно хочу оставить тебя. Мы должны придумать как разрушить эту модель. Майлс смог объяснить одну из наиболее неприятных моделей поведения, не обвиняя себя или Бет. Затем он предложил Бет помочь отказаться от пагубной модели и снял напряжение с ситуации. Теперь Бет будет его партнером в работе над взаимоотношениями. Тактика 3: Оставьте любовь в стороне Это один из нетрадиционных видов моей психотерапевтической помощи я прошу партнеров на время отодвинуть решение любовных вопросов на второй план, пока они обсуждают свои проблемы. Использование слов любви затрудняет разговор о проблемах взаимоотношений. Майлс описал, как терял спокойствие каждый раз, когда Бет касалась любовной темы: Когда у нас возникли первые проблемы, мы пытались обсудить их пару раз. Я помню, Бет спросила меня: "Почему ты так поступаешь? Разве ты меня больше не любишь?". Это сбило меня с мысли. Я сказал: "Конечно, люблю", а затем винил во всем давление со стороны моих хозяев. Я не мог понять, что со мной происходит. Вопрос Бет поставил Майлса в трудное положение. Варианты у него были следующие: солгать, уклониться от ответа или сказать горькую правду - он и сам не понимал, что он чувствует. Большинство ведущих, таких, как Майлс, на самом деле раздираемы противоречиями, они не знают точно, какие чувства они испытывают к партнеру. Обычно ведущие думают следующим образом: "Я не чувствую прежней любви к партнеру, поэтому я отдаляюсь". Эта "логика" обвиняет ведущего в отчуждении из-за охлаждения его любви. Такая мысль опасна, потому что делает главной проблемой потерю любви ведущим. Я побуждаю ведущих перевернуть ход мысли: "Что-то происходит с нашими отношениями, что заставляет меня терять любовь и отдаляться". Такая постановка вопроса интерпретирует его "потерю" любви как симптом динамики отношений. Это также и обнадеживает, потому что проблемы взаимоотношений можно уладить и тем самым вернуть любовь. Партнеры перестают беспокоиться о том, насколько они любят друг друга. Они могут более плодотворно обсуждать пагубные модели своего поведения. Краеугольным камнем должно стать то, как слаженно партнеры взаимодействуют, а не то, насколько они в данный момент любят друг друга. Тактика 4: Разделяйте негативные чувства Даже в самых гармоничных отношениях партнеры иногда испытывают негативные эмоции: ревность, подавленность, вину, озабоченность, гнев. Но в неуравновешенных отношениях эти чувства преобладают над всеми остальными. Когда человеком овладевают такие негативные эмоции, он может не понимать, то ли он просто принимает все слишком близко к сердцу, то ли действительно есть проблемы. Часто это становится навязчивой идеей, причем люди ничего не делают для избавления от отрицательных эмоций, и это мешает нормальному общению. Не зацикливайтесь на том, насколько обоснованы ваши негативные эмоции. Вместо этого представьте, что на пятьдесят процентов они обоснованы, а на пятьдесят - нет. Используя это правило, вы можете сказать: "Конечно, я где-то хватил через край. Но, несомненно, что-то произошло между мной и моим партнером, что вызвало эти чувства". Если я чему-то и научился за время своей психотерапевтической практики, так это тому, что любые чувства имеют под собой основание. На одной из индивидуальных встреч Пол сказал мне: Я ловлю себя на том, что опять ревную Лауру, хотя уверен, что у нее больше никого нет. Поэтому я стараюсь убедить себя, что это лишь мой страх, но чувство вновь и вновь возвращается. О негативных чувствах, таких, как ревность, очень трудно говорить, потому что это вызывает либо обвинения, либо ощущение чрезмерной незащищенности. И хотя мы часто уверены, как Пол, в том, что наши чувства безосновательны, мы ничего не можем с ними поделать. Я спросил Пола о том, когда у него вновь возникло чувство ревности. Первый раз я заметил его спустя пару недель после нашего "воссоединения". Я зашел к ней в офис, чтобы поздороваться, но ее там не было. Вместо того, чтобы подумать: "Где она?", я подумал: "С кем она?" Позже я узнал, что она была на плановом собрании, и мне были известны все, кто там присутствовал. Поскольку Пол был уверен, что у Лауры нет романа, я предложил ему подумать над тем, почему ревность так настойчива. На самом деле она появилась по весьма веской причине, в их взаимоотношениях опять возникал дисбаланс. Негативные чувства являются барометром тончайших изменений равновесия во взаимоотношениях. Вы можете увязать такие чувства с определенным характером взаимоотношений с партнером? Вы видите модель отношений? При этом не забывайте, что мы не ищем виновного, а стараемся выявить пагубную динамику, лежащую в основе отношений. Я спросил Пола, возможно ли, что его ревность указывает на пагубную модель отношений. Он ответил: "Определенно так. Возможно, это связано с моей неуверенностью в Лауре." После того, как вы поняли, что вызывает данное чувство, вы можете перейти к рассмотрению общения. Существует способ поделиться переполняющими вас негативными чувствами с партнером, не обвиняя его или себя. Метод заключается в представлении их симптомами отрицательных моделей Например, вы можете начать с "пересмотра формулировок": "Недавно у меня появилось чувство ревности (вины, подавленности, гнева...)" и далее: "Я думаю, это из-за того, что мы следуем модели... А ты как думаешь?" Умение правильно сформулировать то, что вы испытываете, и поделиться со своим партнером - важная часть здоровой душевной близости. Но в моей системе это не является конечной целью. Рассматривайте свои чувства, как окно, через которое можно увидеть пагубную динамику, которой следуете вы и ваш партнер. Тактика 5: Проявляя сочувствие для превращения дисбаланса в близость Партнеры, сочувствующие друг другу, делятся своими ощущениями, и это вдвое улучшает понимание ими сути причин, вызывающих пагубные модели поведения. Я объяснил важность сочувствия Пег и Биллу. Билл очень усердно работал над воссозданием их отношений и решился поделиться с Пег тем, что, по его мнению, она переживала во время их кризиса. Я знаю, ты сожалела о том, что у тебя в магазине дела идут успешно после того, как я потерял должность. Но я могу понять, почему твой бизнес так важен для тебя. Я тоже много лет отдавал силы банку и своей карьере. А магазин, я думаю, был интереснее и приносил большее удовлетворение, чем домашние дела. Я также понимаю, как тебя разочаровало мое поведение - я вел себя, как последний пьяница. И каждый раз, когда ты пыталась помочь, я тебя отталкивал. Понимаешь, мне было противно даже то, что я нуждаюсь в помощи. Затем сказала Пег: Я и представить не могу, насколько это, должно быть, ужасно, когда с тобой так обошлись. Святые небеса, я была в отчаянии, когда меня не выбрали старостой класса в школе. Я видела, как упорно ты работал все эти годы для своей семьи. Я уверена, что я бы пережила такое еще хуже, случись это со мной. Проблемы во взаимоотношениях дают нам редкую возможность углубить душевную близость. Люди, разделившие беду, будь то кораблекрушение или кризис брака, выходят из нее со способностью к глубокому сопереживанию и крепко привязываются друг к другу. Не пережившим трудностей людям очень нелегко сочувствовать партнеру во время кризиса. Обычно они оба лишь обвиняют друг друга, еще сильнее отдаляясь при этом. Некоторые оказываются в затруднительном положении, когда я предлагаю им проявить сочувствие. Но раз эта задача столь трудна, тем более значительными будут результаты. Выражение сочувствий показывает глубокую душевную близость, которая делает партнеров во много раз сильнее. Принимаясь обсуждать проблемы взаимоотношений, даже используя общение без обвинений, вы испытываете ощущения, немного похожие на те, что мы испытываем, садясь в кресло зубного врача. Вы что угодно готовы сделать, чтобы избежать этого. Ниже приводятся некоторые способы, которые помогли моим клиентам преодолеть страх перед общением. Это похоже на то, как Соединенные Штаты и Советский Союз вели диалог о том, стоит ли им вести переговоры. Но если ваши отношения в кризисе, напряженном и болезненном, предварительный разговор о том, чтобы обсудить взаимоотношения, может растопить лед и дать партнерам время подготовиться. Начните с замечания, как трудны такие разговоры. Хорошим началом послужит фраза типа "Терпеть не могу такие разговоры, но у нас возникли проблемы, и, я думаю, было бы неплохо как-нибудь их вместе обсудить". Затем выберите место и время, удобное для вас обоих. Второй этап: предварите разговор предупреждением о возможной сильной эмоциональной реакции Вероятно, вы знаете заранее, какую эмоциональную реакцию вашего партнера вызовет предмет разговора. Поэтому, заранее "пересмотрев формулировки", вы сможете ее смягчить. Например, Пег так предварила свой разговор с Биллом: "Я понимаю, что эта тема расстраивает нас обоих. А что ты думаешь?" После того, как партнеры поделятся своими опасениями, их объединит взаимное беспокойство и общая цель - помочь их нездоровым отношениям. Представьте свои чувства в виде реакции на пагубные модели поведения, существующие между вами (не затрагивая любви). Если ваш партнер начнет обвинять вас или себя, не критикуйте его. Лучше постарайтесь переформулировать его слова с позиции общения без обвинений. Иногда бывает трудно сразу определить модель отношений, но не волнуйтесь. Вы можете вернуться к этому после того, как все обдумаете. Если вы оба начали обвинять друг друга, вспомните важность восстановления после ссор и использования "пересмотра формулировок" для получения положительных результатов. Вы можете надеяться обрести приятные товарищеские чувства после того, как начнете общение без обвинений. Я часто наблюдал это, потому что, когда вопрос "Кто виноват?" больше не ставится, позитивная энергия партнеров освобождается для решения проблем. Совершенствуйте искусство общения Мы изучили основы общения без обвинений Теперь я предлагаю несколько существенных советов, которые помогут вам усовершенствовать ваше искусство общения. Некоторые пары беспокоятся о том, что искренняя беседа о глубинных проблемах уничтожит последний шанс сохранения своей загадочности и романтичности. Но факт заключается в том. что в несбалансированных взаимоотношениях нет места романтике и загадочности. Когда вы исследуете ваши проблемы без обвинений, вы вызываете чувства глубокой близости и доверия. И если вам приводилось когда-нибудь испытывать такие чувства, вы знаете, насколько они могут быть восхитительны. И когда вам удалось изменить пагубные модели поведения, отношения обновляются, становятся свежими и. конечно, романтичными. Парадокс страсти может поразить взаимоотношения в любой момент, даже после первой встречи. Но никогда не рано использовать общение без обвинений. Если после встречи с кем-то вы чувствуете дисбаланс, попробуйте сказать что-то типа: "Я понимаю, мы только начали встречаться, но мне кажется, что между нами возникает такая модель: я (ты) увлекаюсь слишком быстро, а ты (я) отступаешь. Что ты думаешь об этом?" Парадокс может возникнуть во взаимоотношениях даже тогда, когда партнеры подходят к ним мудро. Мой любимый пример - дисбаланс, возникший в общении без обвинений. Один из партнеров постоянно хочет обсуждать модели поведения, не оставляя места естественности взаимоотношений. Другой партнер возмущается бесконечными обсуждениями, но в то же время чувствует вину за свое сопротивление. В этом случае я советую провести дискуссию без обвинений. Можно начать так: "Кажется, мы следуем модели поведения, в которой я (ты) всегда хочу обсуждать модели поведения, а ты (я) хочешь избежать этих разговоров. Как тебе кажется?" Точно так же может быть неверно истолковано проявление сочувствия. Ведущий может снисходительно заметить: "Бесполезно за меня цепляться из-за того, что я заставляю тебя беспокоиться". Или подчиненный может проявить сочувствие с целью обвинения ведущего: "Я понимаю, почему тебе так нужно отдалиться: потому что тебе со мной скучно. Поэтому, пожалуйста, иди, я только хочу, чтобы ты был счастлив". Смотрите, чтобы эти "решения" не появлялись в вашем поведении. И если они возникают, используйте их для выявления и борьбы с дисбалансом. Сломать привычные модели поведения и начать общаться эффективно может показаться непосильной задачей. Если вы не можете начать общаться по-новому или, раз начав, опять скатываетесь к старым моделям, не отчаивайтесь. Это не значит, что ваша проблема неразрешима. Это значит лишь то, что вам следует обратиться за помощью к профессионалу. Некоторые люди избегают всего, что хотя бы отдаленно напоминает психотерапевтическую помощь, особенно "многозначительного общения", касающегося проблем взаимоотношений. Если ваш партнер не стремится работать над взаимоотношениями, я настоятельно советую вам не критиковать его. Взаимоотношения можно поправить, даже если вы будете использовать общение без обвинений в одиночку. Как только вы овладеете им свободно (это потребует времени и усилий), вы обнаружите, что оно вытягивает на разговор молчаливого партнера и обезоруживает озлобленного. Хорошо начать работу со скептически настроенным партнером с объяснения ему сути общения без обвинений. Скажите, что люди так привыкли думать и говорить в обвиняющей тональности, что не осознают, что есть другие пути. Объясните ему разницу на примере, взяв ваше недавнее обвинение в его адрес, и переформулируйте его, используя соответствующую терминологию, в проблему определенной модели поведения. Скажите, что вы стремитесь в дальнейшем обсуждать проблемы, не прибегая к обвинениям, и надеетесь, что он сделает то же. Но заметьте, что полностью избавиться от обвинений почти невозможно. Важно то, как мириться после ссор и продолжать переговоры. Помните, что ваши отношения могут выжить, а могут и нет. Ваша задача - отдать им все силы, чтобы впоследствии ваши душа и совесть были спокойны. Однажды ко мне пришли Майлс и Бет и заявили, что у них была жуткая неделя. "Как так?" - спросил я, "У нас постоянно возникали ПМП", - сказала Бет. "ПМП?" - спросил я, беспокоясь, не заразно ли это. "Пагубные модели поведения", - ответил Майлс, и мы рассмеялись. Мне было радостно видеть, что их чувство юмора восстанавливается. Клинические исследования доказали, что юмор ускоряет процесс выздоровления. Аналогично он ускоряет и восстановление отношений. Вы не можете, однако, искусственно вызвать его, но если вы вновь обрели чувство юмора - не медлите, пользуйтесь им. И когда вы смеетесь над динамикой парадокса страсти (что может быть как комично, так и трагично), вы делаете ее более понятной и не столь опасной. После того, как вы выявили проблему в динамике отношений, разработайте план, по которому вы и ваш партнер будете исправлять ее. Майлс и Бет, например, разработали следующий план борьбы с поздними возвращениями домой Майлса: Майлс обещал, что, если задерживается больше, чем на полчаса, он звонит Бет. Бет сказала, что не будет встречать Майлса жалобами и плохими новостями. "Может быть, я его даже поцелую", - сказала она. Если после того, как план уже составлен, вы чувствуете неудобство, скажите об этом. Попробуйте привлечь партнера к выявлению того, что именно в плане вызывает в вас это чувство. Рассматривайте такой план, как эксперимент с целью получить информацию. Если план удался, поздравьте себя. Если нет - эксперимент все равно можно считать успешным, потому что вы поняли, что нужна другая тактика. При оценке планов необходимо использовать общение без обвинений. Оно также жизненно важно при разработке новых. Если дисбаланс не сталь резок, то, возможно, общение без обвинений - это все, что вам нужно. Но а тяжелых случаях у партнеров впереди много трудной работы. Хотя понимание сути и открытое общение необходимы, кроме этого вам может понадобиться изучение способов разрушения моделей поведения ведущего и подчиненного. Но сначала давайте исследуем, что может сделать подчиненный. СЕМЬ СТРАТЕГИЙ ДЛЯ НАХОЖДЕНИЯ РАВНОВЕСИЯ Когда Дебора впервые пришла ко мне, она была на грани срыва. Глядя в окно, она рассказывала о своих отношениях с Джонатаном, явно переигрывая в своих усилиях казаться безразличной. Но когда она призналась, что надеялась вступить с ним в брак, не выдержала и сорвалась. Вся боль, унижение и горькое разочарование недавно отвергнутого подчиненного наконец-то вырвались из нее. Я дал ей платок и попросил не начинать разговор, пока она не придет в себя. Дебора плакала, а я убеждал ее в том, что она делает очень важную и своевременную эмоциональную работу: смотрит в лицо своему чувству утраты. Стратегия 1: Будьте добры к себе Один из первых уроков, который дают психотерапевты, - это важность ощущения времени. Всегда тяжело работать над изменением своей личности. Почти невозможно делать это во время эмоционального кризиса. Если все в жизни пошло кувырком из-за того, что вас собирается бросить партнер (или уже бросил), не пытайтесь ничего изменить сразу же. Прежде всего необходимо пережить вашу острую боль. Во время наших последующих встреч Дебора осознала, что она была счастлива получить моральную поддержку от своей лучшей подруги Келли. Когда у нас с Джонатаном это началось всерьез, я как бы забыла обо всем остальном, включая друзей, Келли было особенно плохо, потому что я всегда меняла наши с ней планы, когда звонил Джонатан. Я удивлялась, как это она еще продолжала звонить мне. Потом уже я поняла, что Келли с самого начала чувствовала, что у меня будут проблемы. Зачастую люди рассматривают свои интимные отношения как основной источник эмоциональной поддержки. Но если эти отношения не сбалансированы, подчиненный партнер оказывается в очевидной ловушке - он не может ожидать поддержки от партнера, чья отдаленность причиняет ему боль. И здесь мы снова обнаруживаем парадокс: если подчиненный все-таки будет искать в ведущем такой источник, тем самым он еще больше будет отдалять ведущего от себя. Таким образом, во время кризиса отношений основным источником утешения становятся скорее друзья. Именно поэтому я всегда спрашиваю своих подчиненных клиентов, заботятся ли они о поддержании хороших отношений со своими друзьями. Друзья (а часто и члены семьи) предлагают поддержку и сопереживание, два основных источника восстановления. Друг подтвердит ваше ощущение самоценности. Вероятно, вы уже когда-то помогали своему другу в беде. Теперь настало время, чтобы помогли вам. Психотерапия или дружеские советы могут поддержать вас и помочь излечиться от острой душевной боли. И последнее. Когда отношения с партнером слишком неопределенны, мы чувствуем себя особенно одинокими. И в это время важно найти поддержку друзей, родственников, а также профессионалов, которые могут оказать помощь. Я обнаружил, что люди восстанавливаются гораздо быстрее, если они не борются со своим одиночеством, а пытаются найти некую гармонию в этом состоянии. Некоторые очень трудно переносят одиночество, но для большинства это возможно. Наступило время получить то, что вам необходимо, так что поддерживайте сами себя, отдайте себе свое время. Возьмите выходной и проведите его на море, на озере, в парке или ботаническом саду. Природа - уникальный утешитель. Если это возможно, посвятите себе вечер сходите на концерт или в кино, почитайте стихи, сделайте записи в дневнике или постарайтесь выплакаться. Не гоните свою печаль, не пытайтесь приглушить ее развлечениями, по крайней мере в первое время. Пожалейте себя, без самооправданий или извинений. Это самый быстрый способ преодолеть чувство обездоленности и начать восстановление душевных сил. Стратегия 2: Не теряйте связи с реальностью Эмоциональный кризис затуманивает восприятие действительности, мешает вам действовать, исходя из ваших интересов. Со своими подчиненными клиентами я сначала вырабатываю модели мышления, а только затем - модели поведения. Давайте взглянем на те ловушки мышления, в которые мы попадаем во время разрушения наших взаимоотношений. Вот некоторые из заявлений Деборы, которые она сделала во время нашей первой встречи: Я никогда не встречу человека, которого смогла бы любить так же сильно, как Джонатана Я никогда не захочу снова сблизиться с мужчиной Я никогда не выйду замуж и не стану матерью Дебора воспринимала свой случай как катастрофу, поверив в то, что ее жизнь в дальнейшем сложится плохо. С позиции подчиненного его взаимоотношения приобретают стать немыслимую важность, что их сохранение становится вопросом жизни и смерти. Поэтому перспектива утраты этих взаимоотношений вызывает такой пессимизм и панику. Находящиеся на позициях подчиненного впадают в своеобразный гипноз, который делает их глухими к голосу разума. Друзья, родственники, даже собственное рациональное начало убеждают их "проснуться и почувствовать запах кофе". Однако они слишком запуганы для того, чтобы прислушаться к голосу разума. А, так как их взаимоотношения становятся все более несбалансированными и пагубными и все менее надежными, парадоксальным образом подчиненный ощущает все меньше сил для того, чтобы пережить свою потерю. Пойманные в тиски этого противоречия, подчиненные сопротивляются, стараясь избежать взаимоотношений, требующих больших душевных сил. В конце концов Дебора осознала, что по большей части ее безнадежное подчиненное поведение с Джонатаном было вызвано ее восприятием ситуации как катастрофы. На примере следующего упражнения я показываю своим клиентам опасности такого восприятия и других ловушек мышления. Восприятие Деборы: Джонатан отдаляется от нее. Первая реакция Деборы: нормальное беспокойство и тревога, Чрезмерная реакция Деборы как подчиненной: паника и катастрофизация ситуации. Ей 33 года, почти конец. Тревога и страх разрыва с Джонатаном становятся непреодолимыми. Неожиданно Джонатан становится последним шансом Деборы на любовь, брак, детей, счастье. Решение Деборы как подчиненной: экстремальное подчиненное поведение, чрезмерное "эхо" и суперухаживание. Она ведет себя с Джонатаном, как попугай, уступает ему во всем. Старается максимально облегчить ему жизнь. Она застенчива и скованна, пытается говорить "успокаивающе". Конечный результат: отчаяние Деборы становится очевидным для Джонатана. Она "окружает" его, не оставляя "дистанции", которую он хочет держать во взаимоотношениях. Он еще больше отдаляется и при первой возможности прекращает отношения. Приступы катастрофического восприятия ситуации встроены в подчиненную позицию так же, как парадокс встроен в природу человека. Тем не менее, хотя мы и не можем уничтожить их совсем, мы можем эффективно с ним справляться. Если вы обнаружите, что говорите или думаете вещи типа: "Я никогда больше не полюблю", для вас это должно стать предупреждением. Запишите эти мысли на бумаге: если вы увидите их написанными, это поможет вам отделить их от себя. Скажите себе, что ваше мышление было искажено и негативно окрашено парадоксом страсти. После этого атакуйте катастрофическую "логику" ваших страхов. Вспомните, что и вы, и почти все вокруг уже переживали подобные страхи. Реализовались ли они? Есть ли у вас друзья, не пережившие окончания любовных отношений? Кто из них никогда больше не любил и не был счастлив? До этих взаимоотношений оставлял ли вас кто-нибудь, кого вы считали единственным на всю жизнь? Подобная перспектива умерит панику и иррациональность вашего кризисного мышления. А это означает, что вам не нужно будет обращаться к отчаянным решениям подчиненного в качестве последнего средства спасения от вашей "катастрофы". Помните, у вас действительно трудная ситуация, но если вы воспринимаете ее как катаклизм - вы выдумываете себе катастрофу. Быть человеком означает ощущать беспокойство, по крайней мере хоть иногда. Но создается впечатление, что у многих из нас есть "внутренний диверсант", который подрывает наше самоуважение и склоняет к подчиненному поведению при проявлении тревоги. Это мощный союзник парадокса страсти. Билл получил самый сильный удар в жизни как раз в тот момент, когда ожидал пика своего успеха. Этот удар был усугублен неожиданным успехом его жены. Даже если бы самоуважение Билла было более прочным, он все равно был бы очень опечален, разочарован и зол. Но у Билла, как у многих "традиционных" мужчин, не был выработан механизм преодоления эмоционального кризиса. Эта пустота была заполнена "внутренним диверсантом", который поддерживал его ощущение провала, подрывал уверенность в себе и толкал к алкоголизму, самоуничижению, оскорбительному поведению и жестокой депрессии. При поддержке Пег и группы анонимных алкоголиков Билл начал восстанавливать свои эмоциональные силы. Однако лишь значительно позже, после нескольких индивидуальных бесед со мной, он смог без страха взглянуть на крах своей карьеры. Я попросил Билла мысленно вернуться к моменту наибольшего падения духа. Я просыпался утром и чувствовал, как на меня давит мой провал, как будто я лежал под прессом. Я думал о тех, кто это сделал. Видимо, у меня был какой-то серьезный недостаток, который видели все, кроме меня самого. Мне кажется, я был переполнен ненавистью. Я ненавидел свою компанию. Я ненавидел Пег. Больше всего я ненавидел самого себя. Мне было безразлично, умру ли я или буду жить. Ненависть немного ослабевала, когда я был пьян, и я бы не возражал, если бы пьянство убило меня. После чего я спросил его, как бы он мог переформулировать свои негативные, самоуничижительные мысли так, чтобы стать самому себе другом, а не врагом. У многих в моей группе анонимных алкоголиков в жизни случались серьезные провалы, и с помощью алкоголя мы действительно становились врагами самим себе. Я думаю, что могу сказать о себе, что я нормальное, подверженное падениям человеческое существо, у которого, как и у всех остальных, могут случаться неудачи. В конце концов компания "Форд" не просто просмотрела Ли Якокку - они уволили его. Я думаю, что дело не в том, чтобы отомстить тем, кто разрушил твою карьеру или семью, и тем более разрушить их в ответ (хотя я много нафантазировал на этот счет). Дело в том, чтобы перевернуть ситуацию в свою пользу. Этим можно отомстить им, и это я и собираюсь сделать. На самом деле Билл намерен превратить свое увлечение парусным спортом в основную профессию. Он решительно настроился на то, чтобы его "внутренний диверсант" не смог пустить ко дну его мечту, Способ утихомирить вашего "внугреннего диверсанта" - победить его самодискредитирующую логику мыслями, которые не разрушают, а поддерживают ваше самоуважение. Подумайте о последних эпизодах, в которых ваши мысли не воскрешали, а убивали вашу уверенность, и запишите их на бумаге. Вот некоторые из распространенных самодискредитирующих мыслей, свойственных подчиненным: Я слишком (толстый, тощий, высокий, низенький и т.п.) Со мной неинтересно Я не очень удачлив Я слишком стар Я слишком ненадежен Я не очень умен Я настаиваю на том, что вы можете противостоять своим самодискредитирующим мыслям, становясь другом себе самому. Вы должны осознать, что подобные побуждения находятся вне сферы влияния вашего партнера, и перестать перекладывать на него вину за то, что вы воспринимаете как свои личные недостатки. Поймите, что подобные побуждения и мысли ввергли вас в период неуверенности, заставив почувствовать себя непривлекательным и совершать поступки, которые вы считаете неприемлемыми. Такое случается со всеми. Будет ошибкой считать, что это может продолжаться вечно. Займите твердую позицию вы - тот, кто вы есть, и если кто-то реагирует на вас так, что это заставляет вас думать о себе плохо, - это его проблемы, а не ваши. Чувствуйте злость, осознавайте ее мотивы, но не унижайте себя, не впадайте в депрессию. Основная паническая реакция на кризис взаимоотношений - преувеличение вашего поведения как подчиненного. Оно тесно связано с катастрофическим восприятием и самодискредитацией, все это может проявится одновременно и мгновенно, как вспышка, - до того, как у вас появится возможность остановить подобную реакцию. Но вы способны овладеть следующим, самым лучшим приемом замечать и противостоять вашим рефлексивным реакциям подчиненного. Для развития этой способности прежде всего необходимо составить список своих наиболее типичных реакций подчиненного. Вот что написал Пол: Всегда соглашаться с мнением Лауры. Никогда не говорить ей, что я расстроен или зол. Звонить ей или приходить к ней на работу каждый раз, когда я чувствую себя неуверенно или ревную. Оказывать ей как можно больше услуг с тем, чтобы сильнее нравиться ей Всегда делать то, что хочет она, даже если я этого не хочу Пол сказал мне, что ему ненавистна мысль быть "занудным, положительным придурком" при Лауре. Но ему казалось, что он не сможет прекратить вести себя так. Я посоветовал ему изучить этот список, чтобы быть готовым обнаруживать эти реакции, как только они появятся. Затем ведите внутренний диалог с собой. Вот что Пол говорил себе при появлении рефлекса подчиненного: Это было в пятницу после обеда. Лаура позвонила мне на работу и сказала, что ее только что пригласили на вечеринку Она звонила, чтобы узнать, не хочу ли я пойти с ней. Я здорово устал и мечтал о том, чтобы спокойно провести этот вечер дома. Но автоматически я ответил "да". После того, как я повесил трубку, у меня возникло отрицательное отношение и к себе, и к этому вечеру. Я понял, что снова сделал это, я согласился, потому что боялся не быть там, где будет она, не "охранять" ее, боялся, как бы она не подумала, что я - старомодный зануда. Поэтому я позвонил ей и сказал, что, немного подумав, я в действительности не захотел идти туда, но было бы замечательно, если бы она сходила без меня. И знаете, что? Это было здорово, хотя, честно говоря, я беспокоился о том, что она там одна, без меня. Самое смешное то, что она рано ушла с этой вечеринки и пришла ко мне. Я даже чувствую легкое самодовольство из-за этого. Будьте готовы поймать нежелательный рефлекс подчиненного и отговорить себя от подобной реакции. Со временем вы будете управлять своими реакциями столь четко, что сможете пресекать их в корне. Со временем вы научитесь контролировать свои чрезмерные реакции и рефлексивное поведение, ваши мысли приобретут чистоту, ваш импульс подчиненного реагирования ослабнет. Не ожидайте, что наступит полное освобождение от этих ловушек мышления, они - только часть человеческого опыта. Однако вы вправе ожидать от себя готовности к формированию нового здорового отношения к себе и своим взаимоотношениям. Стратегия 3: Смелые новые мысли Подчиненные теряют присутствие духа, когда все их усилия оживить взаимоотношения кажутся безуспешными. Перед ними встает необходимость изменить тактику. Это рискованно и ведет к изменению самого себя. Это, конечно, не только трудно, но и может испугать. В то же время парадокс страсти и требует не изменять тактику подчиненного а наоборот, активизировать ее. Далее следуют указания, как превратить свое сознание в позитивное и смелое, что поможет вам найти другой подход к проблемам. Вы хотите, чтобы ваш партнер изменился, стал более любящим, внимательным и преданным. Но вы начинаете понимать, что вся любовь, доброта, мольбы, подкуп и сокровища мира не сделают этого. Вы не можете изменить своего партнера, и чем больше вы стараетесь, тем больше он сопротивляется. Но вы можете изменить себя - в особенности модели мышления, общения и поведения как подчиненного. Это - тяжелая и пугающая перспектива. Но изменить себя - это наиболее эффективный способ изменить своего партнера, потому что вы измените динамику ваших взаимоотношений. Склонность из всего делать катастрофу заставляет подчиненного иррационально бояться того, что, изменившись, он потеряет своего партнера. Он убежден, что его непоколебимая любовь и преданность удержат партнера рядом, невзирая на свидетельства обратного. Когда этот страх определяет ваше поведение, это сковывает вас и препятствует непосредственности реакций. Ваше отчаяние будет трудно скрыть, а это может стать угрозой вашей цели - вернуть любовь своего партнера. Но наибольший вред, вероятно, страх потерять партнера причинит тем, что будет удерживать вас от участия в деятельности вне ваших взаимоотношений. Парадоксально, конечно, но чем смелее вы идете на здоровый, разумный риск в ваших взаимоотношениях, тем больше шансы сохранить их. Конечно же, я не сторонник того, чтобы вы просто играли в эмоциональные игры со своим партнером. Я не хочу, чтобы вы рисковали ради самого риска. Я хочу, чтобы этот риск придал вам силы быть тем, кем вы хотите быть со своим партнером. Если "катастрофические" мысли удерживают вас от полезного риска, сопротивляйтесь им, оспаривайте их. Что, если ваши отношения не сложатся? Да, вам придется испытать и пережить душевную боль. Но вы переживете ее и станете сильнее, мудрее и лучше подготовитесь к тому, чтобы найти сбалансированные и результативные взаимоотношения - взаимоотношения, которые заставят вас относиться к себе хорошо в отличие от того, что вы испытываете сейчас. Когда наступит время настоящего риска, помните, что, если вы не чувствуете беспокойства и напряженности, - это ненормально. Не забывайте, что напряженность - спутница роста, ее следует рассматривать как признак прогресса в вашей жизни. Для того, чтобы уйти с позиции подчиненного, нужны сила и смелость. Я хочу, чтобы вы обратились к источнику силы, о котором вы, возможно, и не подозреваете. Это - гнев. Большинство подчиненных часто испытывают гнев, так как многие их потребности не удовлетворяются. Но они неохотно дают ему прямой выход, так как боятся еще больше оттолкнуть отдаляющегося партнера. Иногда они подавляют свой гнев столь сильно, что забывают о нем. Но сдерживаемый гнев перерастет только во враждебность и горечь. В этой форме внешне он все равно будет направлен на вашего партнера, внутренне - на вас или и то, и другое вместе, что будет пустой тратой хорошего источника. Не растрачивайте ваш гнев, оборачивая его против своего партнера или против себя. Его следует оценить как великий мотив к переменам. Вы можете использовать свой гнев, сказав себе: "Черт возьми, мне надоело быть подчиненным! Пора становиться тем, кем я хочу быть в наших взаимоотношениях". Давайте теперь обратимся к лучшему из известных мне способов сделать это. Стратегия 4: Создайте здоровую дистанцию В основе моей психотерапевтической программы для подчиненных лежит единственная предпосылка: шанс подчиненного усилить свои позиции во взаимоотношениях заключается в направлении его эмоциональной энергии на что-нибудь другое. Его целью должно стать достижение того, что я называю здоровой дистанцией. Это не значит, что нужно изображать из себя недотрогу или перестать любить своего партнера. Это означает, что нужно добиваться большего равновесия в своей собственной жизни. Для некоторых это повлечет за собой восстановление собственных сил, которые, казалось, исчезли с ростом проблем во взаимоотношениях. Другим это поможет приобрести новые силы. В обоих случаях это означает сознательное эмоциональное "отступление" от ваших взаимоотношений. У вас две важные цели: освободиться от состояния подчиненного и от всех его деморализующих воздействий и усилить свою привлекательность для ведущего. Сначала здоровая дистанция покажется вам неправильной во всем. Я прошу вас перейти к ней в тот момент, когда вы почувствуете себя практически безысходно привязанными к вашим взаимоотношениям. У вас будет множество причин подчиненного не создавать здоровую дистанцию. Но я прошу вас, хотя бы в порядке эксперимента, не обращать на них внимания. Вы должны также освободить свое сознание от общепринятого мнения, что единственный способ улучшить взаимоотношения - поддерживать близость со своим партнером. Из всех известных способов завоевания близости здоровая дистанция - лучший. Во время нашей первой беседы Бет жаловалась на то воздействие, которое ее неуравновешенные отношения с Майлсом оказывали на ее жизнь. Когда я еще была уверена в Майлсе и, конечно, до нашей женитьбы, все было так, как будто я была свободна быть самой собой. Я бывала в кинотеатрах и ужинала с друзьями, ходила по магазинам, путешествовала, читала хорошие книги, посещала какие-то занятия. Конечно, появление ребенка все здорово изменило. Но здесь есть нечто большее. Жизнь как бы сократилась от чего-то большого до маленькой точки. Все стало неопределенным из-за ожидания того, что с нами будет. Моя прежняя интересная жизнь кажется теперь сном. Я сказал Бет, что позволять беспокойству за их отношения уводить ее в этом направлении - естественно, но вредит и ей, и их отношениям. Если вы замечаете в себе симптомы подчиненного, нужно думать о двух вещах: как уменьшить давление на партнера, и как самому стать сильнее. Лучший способ добиться и того, и другого - работать над восстановлением своих сил независимо от взаимоотношений. Перед тем, как составить план создания здоровой дистанции, я прошу моих клиентов, занимающих подчиненное положение, составить описание самого себя. Задайте себе следующие вопросы: Какая деятельность доставляла мне удовольствие до возникновения отношений с моим партнером (или до возникновения проблем)? Каковы мои личные цели вне наших отношений? Нахожусь ли я на пути к их достижению? Какова моя общественная жизнь вне наших отношений? Каковы мои силы? Использую ли я их сейчас? Чем более подробными будут ваши ответы на вопросы, тем большую помощь окажет вам это описание. Например, говоря о своих личных целях, не пишите просто "получить другую работу". Опишите эту работу, какие шаги нужно предпринять для ее получения, составьте расписание выполнения каждого шага. После составления описания самой себя Бет обнаружила, что она пренебрегает многими сторонами своей жизни, которые когда-то были очень важны. Восстановление сил составило основу ее плана создания здоровой дистанции. Временно сохранить нынешнюю работу на неполный рабочий день по связям с общественностью, но начать подготовку к занятиям свободной журналистикой. Подготовить буклет (апрель). Разослать буклет в выбранные издательства (июнь). После этого созвониться с ними и договориться о встрече за обедом (июль). Забыть аэробику и вернуться в бассейн. Одна миля по крайней мере дважды в неделю. Записать Хлою на занятия в бассейн (немедленно). Выделить один день в неделю для встреч и обедов с другом (немедленно). Один раз в неделю выполнять благотворительную работу по проекту "Грамотность" (немедленно). По крайней мере один раз в месяц выезжать на природу (немедленно). Спустя месяц я спросил Бет о том, как продвигается ее работа по созданию здоровой дистанции. Это было не так просто. Умом вы понимаете, что вам нужно делать. Но получается, что проблемы взаимоотношений - оправдание для того, чтобы остаться лентяем на всю жизнь. Стараешься заставить себя начать что-либо, например физические упражнения. Но расхолаживаешься очень легко, а это негативно влияет на все остальное. Я на этом потеряла пару дней, но потом увидела, что все опять катится под гору и вернулась в колею. Я заверил Бет, что задержки и попытки вернуться назад естественны и приемлемы, поэтому нет оснований заниматься самодискредитацией. Я поддержал ее и убедил придерживаться плана. Через два месяца передо мной появилась новая Бет. Она описала воздействие здоровой дистанции на ее изменившееся отношение к жизни и на отношения с Майлсом. Я ощущаю себя более энергичной, но лучше всего то, что у меня появилось чувство контроля над собственной жизнью. Я также более спокойна насчет Майлса. Исчезло то, что так нервировало меня. Я знаю, это помогло нам улучшить наши взаимоотношения. Иногда мне кажется, что мы знакомимся заново. Бет чувствовала себя более реализовавшейся, более занятой, более уравновешенной, уверенной в себе, менее зависимой и обиженной. Постепенно ее узкая направленность только на Майлса исчезла. Отношения их изменились в положительную сторону. Билл чувствовал, что совершил ошибку, чрезмерно сосредоточившись, как он говорил, "на том, что, как я думал, ожидали от меня, а не на том, что мне действительно было интересно". Он признал, что банковское дело как таковое никогда по-настоящему не устраивало его. Я думаю, что одной из причин моей обиды на Пег было то, что она любила свои занятия в магазине. Моя карьера никогда не доставляла мне радости, и, может быть, это было заметно. Возможно, это было одной из причин, почему ничего не получалось. Билл "заболел" парусным спортом, когда еще мальчиком отдыхал со своей семьей на берегу Че-сапикского залива. В колледже он участвовал в нескольких гонках и регатах, но никогда не пытался превратить свое увлечение в профессию. После женитьбы он продолжал подписываться на журнал "Парусный спорт" и иногда по выходным катал Пег и сыновей на взятой напрокат лодке. Но теперь, получив выходное пособие и приняв во внимание все их сбережения и новый доход Пег, Билл осознал, что у него есть возможность заниматься тем, что он сможет любить, и кажущееся поражение превратилось в победу. При поддержке Пег он купил 33-футовый кеч, требующий ремонта (его он сделает сам), Билл завел связи в мире парусного бизнеса. Он "по-настоящему поладил" с брокером, продавшим ему кеч, еще одним излечивающимся алкоголиком по имени Джек. Джек пригласил его подрабатывать в своей конторе и учиться бизнесу. Я спросил Билла, насколько все это было эффективно для создания опоры в его жизни. Это как ночь и день. Мне нравится возиться с лодкой, да и Пег прониклась этим духом. По воскресеньям она помогает мне соскабливать старую краску. Мы уже планируем первое плавание. В то же время я работаю неполный день у Джека, пока без зарплаты, но зато я учусь. Мы приобретаем лодки, которые он считает нужным купить, и еще Джек раскрывает мне кое-какие секреты брокерского бизнеса. Он считает меня "настоящим". Я даже не могу описать, какое удовольствие получаю от жизни. Когда мы чему-нибудь учимся или развиваем в себе таланты, мы тем самым предпринимаем серьезную атаку на свое подчиненное положение. На самом деле желание быть с партнером на равном уровне является одной из сильнейших мотиваций успешной карьеры. Это и стимул ("я им покажу"), и конструктивный способ справляться с отрицательными эмоциями. Вскоре после нашего первого обсуждения здоровой дистанции Бет позвонила мне "по маленькому вопросу". Они с Майлсом планировали съездить на выходные на курорт (Хлоя оставалась с бабушкой). Она спросила... ...как мне вести себя с Майлсом в связи со здоровой дистанцией? Стараться ли мне держаться в стороне от него? Может, мне взять пару книг или какую-нибудь работу? Должна ли я потребовать, чтобы мы спали на разных постелях? (Она засмеялась.) Я объяснил Бет, что цель здоровой дистанции не а том, чтобы отдаляться от партнера. На самом деле вы не должны действовать как-либо преднамеренно со своим партером - это только убьет непосредственность ваших отношений. Скорее, вы должны действовать так, как вам хочется. Иногда это может означать и чтение, и работу в присутствии вашего партнера. А если случилось так, что вы испытываете любовные чувства, выражайте их всеми способами. Но если вы в то же время озабочены чувствами вашего партнера, скажите ему что-либо типа: "Мне очень нравится быть с тобой, и я хочу, чтобы так и продолжалось. Дай мне знать, если захочешь уединиться, хорошо?" Такие выражения сочетают интимность и автономию без всякого давления. Позже я узнал, что эти выходные Бет и Майлс провели великолепно. Майлс сказал мне о новой деятельности Бет: Сейчас, когда я прихожу домой, меня не встречает фраза: "Ну, что я напортачила сегодня?" Я вижу, что Бет нравится то, что она делает, и я счастлив. На самом деле она очень опрятная. Мне нравится помогать ей, когда она сталкивается с проблемами и непорядком в своих делах, потому что в этом я разбираюсь очень хорошо. Это здорово сближает нас. Постоянный эмоциональный нажим на партнера делает жизнь обеих сторон невыносимой. Но здоровая дистанция позволяет вам развивать следующие качества, придающие вам большую силу. Автономия. Эмоционально расслабляясь и в то же время обогащая свою жизнь другими делами, вы снова становитесь цельной и уравновешенной самостоятельной личностью. Автономия - отдельное в целом - это одна из самых мощных контрмер против парадокса страсти. А когда она уравновешена интимностью, то является половиной того, что делает прекрасные отношения прекрасными. Непосредственность. Мы уже видели, как решение подчиненного "быть непосредственным" рождает тревогу сродни той, что испытывает актер во время представления. Но вы можете вновь вернуть себе непосредственность, когда перестанете думать, насколько смешно каждое ваше движение. Когда наладятся все остальные сферы вашей жизни, вы будете чувствовать себя более уверенно и менее беспокойно. И будете более естественны. Самоуважение. Проблемы самоуважения зачастую появляются раньше, чем вы становитесь подчиненным. Когда низкий уровень самоуважения заставляет вас чувствовать себя недостойными чьей-то любви, ненадежность отношений неизбежна, и ее трудно скрыть. Мысль о том, что партнер любит вас все меньше, разъедает ваше самоуважение. Ключевой аспект здоровой дистанции - поиск новых источников самоуважения и уверенности в себе, это компенсирует ощущение ненадежности ваших отношений. Использование парадокса страсти. Здоровая дистанция действует потому, что использует побуждения самого парадокса для того, чтобы противостоять ему. Мы знаем, что "преследование" подчиненным ведущего создает между ними большую дистанцию. Когда вы меняете направление вашего "преследования", уводя его в сторону от ведущего, вы тем самым делаете себя более сильным. В некоторые моменты вы не будете убеждены в действенности здоровой дистанции. Ваши чувства могут быть полностью отданы ведущему, и любое действие здоровой дистанции может показаться обманом. Но я прошу вас не прекращать. Если вы удержитесь, вы начнете замечать позитивные результаты, которые подкрепят ваши усилия. Среди моих клиентов были подчиненные, которые сопротивлялись здоровой дистанции, потому что она казалась им похожей на игру. Но существует большая разница между здоровой дистанцией и игрой. Меня пугает нынешний поток книг и статей типа "помоги себе сам", которые рекомендуют поиграть в "недотрогу" для того, чтобы заполучить партнера. К сожалению, большинство этих советов дают психотерапевты. Игра - это попытка подчиненного манипулировать чувствами ведущего при помощи псевдосильных, т.е. ложнодистанциониых действий. Вот некоторые из рекомендаций, которые я встречал: Не отвечать на послания, оставленные на автоответчике. Флиртовать с другими в присутствии ведущего. "Исчезать" на пару дней. Встречаться с другими, чтобы "заполучить" ведущего. "Лечить" ведущего молчанием. Не допускать сексуальных отношений. Изображать безразличие по отношению к поведению ведущего. Пагубность этих советов в том, что, даже если они и сработают, существует большая вероятность того, что они добавят злости и недоверия чувствам ведущего. А реального улучшения взаимоотношений не произойдет, потому что они не изменят ваш эмоциональный вклад в эти взаимоотношений. Игры - это решение типа лейкопластыря, в лучшем случае они могут на время отвлечь ведущего, "оглушив" его эмоционально. С другой стороны, здоровая дистанция - сильное лекарство для ваших отношений и, что еще важнее - для вас. Не забывайте также, что игры не являются секретом для ведущего. Помните, как Пол пытался вызвать ревность в Лауре во время пикника адвокатской фирмы? Его попытка бумерангом вернулась к нему, так как Лаура легко разглядела суть. Если вы прибегаете к играм для сохранения отношений, это означает, что вы чересчур много вкладываете в них. А это трудно скрыть. Стратегия 5: Объясняйте ваши действия Жизненно важно, чтобы во время действия здоровой дистанции вы продолжали общаться со своим партнером. Иначе вы рискуете так же, как при использовании игры; ваш партнер может смутиться, стать недоверчивым, отчужденным и злым. Вспомните Мэри и Рона, пару, упомянутую в главе 8. Она приходила в ярость от того, что он был сдержан с ней, и в то же время беспокоилась из-за его привлекательности: он всегда был готов навострить лыжи в сторону. Во время индивидуальных сеансов мы с Мэри разработали для нее план здоровой дистанции. Ей он очень понравился, так как включал две вещи, которые она всегда хотела делать: занятия в классе современного танца и работу надомного парикмахера-добровольца для пожилых людей. Мэри принялась за выполнение плана с характерным для нее пылом. Но она не рассказала партнеру о своих новых занятиях. Она описала мне первую реакцию Рона. Когда я занялась делами вне дома, он начал задерживаться, приходить домой пьяным, что совершенно не характерно для Рона. Я спросила его, что происходит. Он ответил: "Это ты мне расскажи, ведь это ты с кем-то встречаешься". Я сказала, что это нелепо, но он не поверил, и это кончилось скандалом. И он ушел... Мэри признала, что пренебрегла практикой своих новых навыков общения параллельно со здоровой дистанцией. Ей казалось, что новые занятия окажут большее "влияние", если она сохранит их в секрете, она боялась, что Рон будет смеяться над тем, чем она занимается. Я объяснил Мэри, что здоровая дистанция, практикуемая без общения, часто ведет к реакции, подобной той, с которой она столкнулась, и это может свести на нет всю ее пользу. Из-за того, что Рон прореагировал подобным образом, Мэри решила объясниться с ним, написав ему письмо. "Дорогой Рон, мне очень жаль, что мы не поняли друг друга. Уверяю тебя, я ни с кем не встречаюсь - это последнее, что я хотела бы сделать. Ты знаешь, что я прохожу курс психотерапии и пытаюсь избавить тебя от своего давления. Видишь ли, я осознала, что сводила тебя с ума, стервозничая так, что ты не хотел иметь со мной никаких дел. Но теперь я понимаю, что самая большая причина, по которой ты не давал мне многое из того, что я хотела, - это то, что я хотела слишком много. Теперь я пользуюсь тем, что называется "здоровая дистанция" (это термин моего психотерапевта, а не мой). Это значит, что я занимаюсь тем, чем всегда хотела ( классы современного танца), и стараюсь быть лучшим другом для Сью и Делис и лучшей дочерью и сестрой, потому что я пренебрегала своей семьей. Иногда мне приходится заставлять себя, но это хорошо тем, что я стала лучше чувствовать себя, а это означает, что я не вымешаю на тебе свой гнев. Хорошо звучит? Больше никаких придирок, я обещаю. Надеюсь, это поможет, И надеюсь, что мы сможем когда-нибудь поговорить об этом. Мне жаль, что я не объяснила этого раньше. С любовью, Мэри". Она послала письмо ему на работу. На следующий день, когда Рон пришел домой, он в шутку спросил, не означает ли ее здоровая дистанция, что ему нельзя прикасаться к ней. Этим вечером они пошли в ресторан и провели "один из самых романтичных вечеров за последнее время". Когда подчиненные рассказывают о своем плане здоровой дистанции, они сообщают ведущим очень важную информацию: Что они чувствуют в себе достаточную уверенность для доверительного участия в решении проблем взаимоотношений. Что они предпринимают шаги для облегчения давления, для близости, поощряющей любовь и доверие. Что ведущему не нужно чувствовать себя виноватым за свою эмоциональную сдержанность (ему не нужно все время защищаться). Что ведущий - это не центр вселенной (что дает ему здоровую встряску и осознание растущей автономии подчиненного). Стратегия 6: Взгляните в лицо своему страху перед здоровой дистанцией Бет призналась мне, что испытывает страх, который здоровая дистанция не сняла, а только усилила. Я не могу избавиться от мысли, что Майлс каким-то образом может использовать тот факт, что я сейчас более занята, чем раньше, в качестве оправдания своего романа с кем-нибудь. Он вообразит, что он мне безразличен или что он не удовлетворен, и использует это как причину заняться кем-либо на стороне. Общение с партнером сводит до минимума риск реакции, подобной той, которая пугает Бет. Тем не менее элемент риска всегда присутствует в развитии автономии подчиненного. Однако позволить этим страхам взять верх означает сдаться парадоксу страсти. Если ваши отношения настолько хрупки, что здоровая дистанция, соблюдаемая таким образом, как это может делать только любящий партнер, все равно разбивает их, то вы, вероятно, всего лишь ускоряете неизбежный конец. С этими страхами, однако, можно бороться Далее следует упражнение, которое помогло Бет и другим подчиненным преодолеть страх перед здоровой дистанцией. Этап 1. Запишите на бумаге все то, чего вы больше всего боитесь, увеличивая дистанцию между вами и вашим партнером. Бет: у Майлса роман. Этап 2. Представьте, что этот страх воплотился в жизнь. Какова будет ваша реакция? Бет: чувство двойного предательства. Крайняя печаль, гнев, разочарование. Я буду чувствовать себя дурой от того, что доверяла ему и дала еще один шанс Этап 3. Выразите ваш страх без обвинения. Бет: Я знаю, что было важно дать Майлсу и нашим отношениям еще один шанс. Я все еще верю что мы должны быть вместе, и для Хлои будет лучше всего, если у нас все получится. Но в этот раз я не попадусь в ловушку гнева и отвращения к себе и к Майлсу. Я на верном пути, я чувствую себя лучше и сильнее, а если у Майлса роман, я буду уверена что он не тот человек, который мне нужен. Я также буду знать, что изо всех сил старалась сохранить наши отношения перед тем как отказаться от них. А теперь самая тяжелая и решающая часть упражнения: сказать партнеру, что, если он сделает то, чего вы боитесь больше всего, он подвергнет риску ваши отношения и, возможно, закончит их. Бет предпочла выполнить 4-й этап во время нашего совместного сеанса с ней и Майлсом. Майлс был тронут ее страхом и с уважением отнесся к ее твердости. Он заверил Бет, что этот урок пошел ему впрок. Он также признался в своих страхах, вызванных здоровой дистанцией. Он все еще "немного волновался насчет Кевина". Поняв, что они боялись одного и того же, оба почувствовали себя намного лучше. Здоровая дистанция беспокоила Майлса. Некоторые ведущие упорно ей сопротивляются. Если вы встречаете открытое сопротивление партнера, не осуждайте его. Но не следует забывать и о том, что может лежать в основе этого сопротивления. Очень может быть, что вашему упорно сопротивляющемуся партнеру необходимо контролировать вас из-за глубоко в нем заложенной неуверенности. Также может быть, что эти отношения сложились из-за того, что у нас есть необходимость перекладывать контроль на кого-либо. Необходимость контролировать и быть контролируемым обычно обнаруживается в людях с ограниченными способностями к межличностному общению, что вызывается нарушениями в воспитательном процессе (Мы обсудим это в главах 13 и 14). Самое важное в такой ситуации - помнить что способность смело взглянуть в лицо даже самой неприятной действительности во взаимоотношениях - это лучший способ исправить положение. Стратегия 7: Определите "границы" своей здоровой дистанции Мэри и Рон добились большого прогресса, но в определенный момент ее переживания вернулись. Я чувствую себя намного уверенней, и отношения наши значительно улучшились. Просто он не тот тип, он не может быть "влюбленным голубком" во всем. А для меня это значит очень много. Здоровая дистанция требует от подчиненного некоторых компромиссов в близости. Но иногда в силу определенных причин - в данном случае из-за глубоких различий в индивидуальных особенностях - здоровая дистанция может значительно ограничивать потребности подчиненного в близости. Если ваш ведущий партнер редко способен предложить вам близость, даже при улучшении ваших взаимоотношений они могут нуждаться в серьезной переоценке. Попробуйте использовать здоровую дистанцию всерьез в течение нескольких месяцев. Обсуждайте, что вы ожидаете от ваших взаимоотношений, без всяких обвинений. И если выяснится, что объективные обстоятельства или индивидуальные особенности играют свою роль в том, что вы несчастны, обсудите их. Обсуждайте и будьте готовы к компромиссам. Ищите такой баланс, который будет отвечать хотя бы минимальным вашим потребностям в близости и потребностям вашего партнера в уединении. Если после всех усилий вы все еще чувствуете эмоциональную неудовлетворенность, вам предстоит тяжелый выбор. Перед тем, как сделать его, откровенно и без обвинений поговорите со своим партнером. Выразите свой страх, что, возможно, вы - не лучшие партнеры друг для друга. Проявив эту инициативу, вы перехватываете контроль над ситуацией и вносите большее равновесие в отношения. Иногда, уже на этом краю, взаимоотношения могут быть спасены и начнут расцветать. Ультиматум - последний способ определить ваши личные "границы". Это мощный инструмент, часто используемый - и часто неверно - подчиненными. Ультиматумы должны предъявляться осторожно и экономно во избежание синдрома "мальчика, который кричал: "Волк! волк!". Их нельзя использовать для завоевания преимущества в отношениях или для того чтобы запугивать ведущего. Перед тем, как использовать ультиматум, подчиненный должен уяснить для себя, что именно он не может больше выносить во взаимоотношениях. Он должен сосредоточиться на побуждениях и отказаться от обвинительного отношения к партнеру. Его ультиматум может быть выражен в следующей форме: "До тех пор, пока мы оба не начнем изменять себя, о чем мы уже говорили, мне кажется, нам лучше расстаться". То есть, используйте силу ультиматума для того, чтобы начать перемены. Иногда шоковое воздействие ультиматума дает положительный результат. Но будьте реалистичны, даже когда вам кажется, что ультиматум сработал. Если чрезвычайно противоречивый ведущий подчинится вашему ультиматуму, предложив взять на себя какие-либо обязательства, например замужество, вам это скорее всего очень понравится. Но ультиматум - это "быстрое средство", а не причина глубоких перемен. Он может "завоевать" вам обязательство человека, который окажется неспособным давать вам любовь и близость, которых вы желали, в течение длительного времени. При известных обстоятельствах Мэри предъявила Рону ультиматум. Она начала с того, что убедила его в том, что она его не винит - она просто не чувствует, что удовлетворяет все свои потребности во взаимоотношениях. Она сказала, что надеется, что они все еще способны решить свои проблемы, но, если ничего не изменится, она уйдет. Мэри почувствовала себя опустошенной, когда Рон со злостью сказал ей, что она может делать все, что ей угодно, после чего ушел сам. Но на следующий день он согласился начать курс семейной психотерапии. Теперь у вас есть несколько стратегий, которые призваны помочь изменить ваше неуравновешенное поведение подчиненного. Рассматривайте их как источник личной силы, инструмент для обретения того, что вы хотите получить от взаимоотношений. Подчиненные могут совершать великие дела в своей жизни и в своих взаимоотношениях, если только они этого захотят. Противоречивые ведущие являются специалистами в области самоистязания. При нашей первой встрече Лаура обнаружила типичный комплекс переживаний ведущего. Я думаю, мне никогда не было так плохо. Я никогда не воспринимала себя как человека, которым легко манипулировать, но сейчас я хочу это выяснить. Самое плохое то, что мне кажется, будто я больше не знаю сама себя. Вот что я имею в виду: сначала мне казалось, что Пол - мужчина моей мечты. Затем я неожиданно поняла, что чувствую постоянное раздражение и неприязнь к нему. Я обманывала его и устраивала ему скандалы. После этого он обманул меня, я первое, что я хотела сделать, - это отобрать Пола у женщины с которой, вероятно, ему было намного лучше, чем со мной. Все, что я хочу сейчас, - это почувствовать к нему любовь, а не это ужасное, изводящее сомнение. Можете ли вы сделать что-нибудь, что бы как-то "зафиксировать" меня на этом? Противоречивые ведущие, такие, как Лаура, ставят под сомнение свою врожденную доброту. Они не верят, что хороший человек может чувствовать то, что чувствуют они, поступать так, как поступают они, и думать так, как думают они. Конечно, они уже "знают" ответ - хороший человек не может, только плохой. Я сказал Лауре то, что говорю большинству моих клиентов-ведущих: сначала устройте себе перерыв. Стратегия 1: Сопереживайте самому себе Сопереживать самому себе означает принимать свои чувства ведущего и не винить себя за них. Это включает чувство вины, гнев, сдержанность и огорчение, скуку и нетерпение, чувство изолированности, желание страсти. Подобные чувства не только нормальны, хотя и вносят неустойчивость в ваши отношения, это еще и ключи к пониманию и устранению неустойчивости, а очень возможно, что и к возрождению любви. Фактически ведущие являются жертвами парадокса страсти совершенно в той же степени, что и подчиненные. Они приходят в замешательство, потому что их чувства, возбужденные парадоксом, говорят им, что во взаимоотношениях они являются сильной стороной. Они не осознают того, что их сила лишает их возможности относиться в партеру романтично. Первая задача ведущих - понять, что не они вызвали появление проблем во взаимоотношениях своей любовью. Неуравновешенность, возрастающая во взаимоотношениях партнеров, порождает нежеланные чувства. Правда заключается в том, что и вы, и ваш партнер оба лишены любви и близости. Когда ведущие воспринимают свои чувства как нормальные, их чувства вины, гнева и отчаяния утихают. Взаимоотношения начинают выглядеть дли них лучше. Итак, жизненно важно, чтобы ведущие на учились сопереживать себе в качестве первого шага к исцелению. Представьте себе, что у вас есть хорошая подруга, с которой вы делитесь всеми трудностями своих взаимоотношений Она обращается к вам за помощью. Что вы скажете, чтобы успокоить ее? Запишите те слова, которые вы хотели бы сказать ей. Опираясь на свое знание парадокса, найдите связь между эмоциональным состоянием подруги и разрушительными силами, появляющимися в результате неустойчивости во взаимоотношениях. Пег, законченная самоистязательница, очень нуждается в сострадании к самой себе. Далее следует выполненное ею упражнение. Знаешь, ты ведь не хочешь сделать больно своему мужу. Больше всего ты хочешь, чтобы вы оба были счастливы. Просто сейчас наступил очень неудачный для этого момент. Впервые за сорок четыре года ты начала становиться самой собой. Ты нашла занятие по душе, и это заставляет тебя чувствовать себя великолепно. Не твоя вина, что компания твоего мужа нанесла ему такой страшный удар как раз в тот момент, когда у тебя все наладилось. И что же тебе теперь делать? Бросить свой магазин, чтобы ему стало лучше? Это все равно не поможет, вероятно, все станет только хуже. Вы оба годами играли одни и те же роли, и ни один из вас не знает, как приспособиться к резким переменам в вашей жизни. Вы оба ошибаетесь, вам обоим больно, и вы оба - всего лишь люди. Посмотри, как многому ты научилась, как упорно ты работаешь, чтобы все стало лучше. Ты даже не можешь представить, как я сочувствую тебе. Мне знаком тот ад одиночества, в котором ты сейчас пребываешь... Когда Пег прочитала мне это упражнение, последняя строчка вызвала у нее хорошие, очищающие слезы сочувствия к себе. Сопереживание самой себе начало освобождать ее от потребности самонаказания. Она была готова к продуктивной работе над своими взаимоотношениями. Обычно у ведущих столь же искажено мышление, сколь и у подчиненных. Но между ними существует четкое различие. Искажение мышления у подчиненных заставляет их быть более "прилипчивыми"; искажение мышления у ведущих порождает противоречия, бороться с которыми они не могут. Для них основным становится вопрос, на который нет ответа: что будет гибельной ошибкой - прекратить взаимоотношения или сохранить их? Противоречивые ведущие стремятся к объективности, но им трудно ответить даже на самые важные вопросы о своих чувствах: Люблю ли я своего партнера? Хороши ли для меня наши взаимоотношения? Я в основном счастлив с моментами несчастья. или я в основном несчастлив с моментами счастья? В поиске ответа на эти вопросы ведущий гоняется за собственным хвостом. При большой значимости подобных вопросов ведущим лучше оставить их и обратить внимание на побуждения, которыми они руководствуются. Я прошу ведущих не принимать важных решений во время острых приступов СПО (синдром противоречий и обязательств). Моя цель - помочь вам понять свои модели искаженного мышления и исправить их. Только после этого вы сможете получить четкое представление о своих действительных потребностях во взаимоотношениях. Стратегия 2: Учитесь у своей вины Когда ведущий осознает, что он больше не любит своего партнера, у него появляется чувство вины, особенно если его партнер очень любящий и/или очень уязвимый. Лауре досаждало чувство вины. Ей не приходило в голову, что оно само играло значительную роль в возникновении проблем ее взаимоотношений. Она думала, что это просто неприятный побочный эффект ее негативных чувств по отношению к Полу. Чувство вины заставляло Лауру отвергать мысль о том, что желание вернуть Пола было вполне понятным, даже предсказуемым. Ей казалось более естественным оценивать свое поведение как злобный контроль. Вина рождала у Лауры желание наказывать себя обвинениями в некой патологии. Вина - комплексное понятие, горячо обсуждаемое в среде психологов. Я резко не согласен с психотерапевтами, которые считают, что вина - это "бесполезная эмоция". Как я уже говорил, я уверен, что появление каждого чувства имеет важную причину. Умеренное чувство вины может быть своего рода моральным маяком, предупреждающим нас о том, что мы несправедливы к другим. Оно также может быть советником, помогающим нам учиться на собственных ошибках. Но ведущие склонны к особого рода неконтролируемой вине, которую я называю виной беглеца. Она порождает ментальносгь (склад ума) камикадзе, что может привести к чрезвычайно ущербному поведению. Ведущие с виной беглеца считают себя настолько плохими, что им "нечего терять", искупление для них невозможно. Неверность и жестокое поведение зачастую встречаются у тех ведущих, которые уже списали себя за нелюбовь к своим партнерам. Парадоксально, однако, то, что вина беглеца склоняет именно к тому, что заставляет их чувствовать себя все более виноватыми за причинение боли своим партнерам. Часто невыносимая боль от чувства вины приводит ведущего к самому чрезвычайному: избавлению от источника боли -- взаимоотношений. Вина стремится к подавлению надежды на взаимоотношения, поэтому я прошу ведущих выполнять это упражнение всякий раз, когда они чувствуют ее приступ. Этот процесс превращает вину в способ помочь разрешению внутренних проблем взаимоотношений. Этап 1: Записывайте свои обвинения в патологии Я попросил Лауру записать обвинения, которые она предъявляет себе за возникновением проблем во взаимоотношениях. Вот что она написала: Я - незрелая личность. Я ожидала найти идеального партнера, который всегда бы был восхитительным и романтичным. Я столь эмоционально поверхностна, что, как только "получаю" человека, он мне больше не нужен. Это может означать, что я боюсь принимать на себя обязательства. Я могу быть по-настоящему эгоистичной в том, что касается моей карьеры. Когда приходится выбирать между Полом и делом, я всегда отдаю предпочтение делу. Этап 2: Применяйте правило 50/50 к вашей вине. Для каждого обвинительного утверждения определите, насколько оно является преувеличением и насколько - отражением собственно проблем взаимоотношений. Вот что написала Лаура: 1. Временами мои романтические фантазии действительно уносят меня куда-то далеко. Но думаю, что я достаточно зрелый человек для хорошего начала в сложной профессии. Пол - это тот человек, в которого я очень влюблена, но иногда он бывает настолько одержимым, что даже мои друзья считают меня на удивление терпеливой. 2. Я понимаю, что настанет день, когда мне придется взглянуть в лицо своему страху перед обязательствами, особенно если это нужно, чтобы найти мужчину определенного типа. Но в то же время необходимо быть осторожной. Вот что я имею в виду: посмотрите на всех тех, кто недостаточно боится обязательств. Они, торопясь, заключают неудачные союзы, а потом годами расплачиваются за это. Я рада, что мы пытаемся понять, почему мои романтические чувства к Полу создают проблемы. Эти даст нам шанс принять верное решение. 3. Это на 90 процентов преувеличение. Я знаю, что благополучные супружеские союзы, в которых оба партнера высокопрофессиональны каждый в своей области, в значительной степени отделяют работу от личной жизни. И это у меня получается намного лучше, чем у Пола. Этап 3: Смотрите в лицо основным проблемам Хорошо испытывать некоторое чувство вины - до тех пор, пока вы не начнете обвинять себя. Используйте свое чувство вины в качестве побудительного мотива для поиска пагубных моделей и для обсуждения их с вашим партнером. Признайте, что вы играете определенную роль в динамике ваших взаимоотношений, но не упускайте из виду то, что ваши проблемы были порождены дисбалансом, которого могли избежать и вы, и ваш партнер. Даже если вы сделали что-то, причинившее боль партнеру, вы сделаете ему еще больнее, если будете осуждать себя. Скажите себе: "Да, я совершил кое-какие ошибки. Что я сейчас могу сделать, чтобы улучшить наши отношения?" Вина придает отношениям огромный отрицательный заряд. Но когда ведущие обретают контроль над своей виной, этот отрицательный заряд теряет свою ударную силу. Именно поэтому мне нравится иметь дело с виной беглеца на ранних этапах работы с ведущими. При освобождении от этой вины отношение ведущих к их взаимоотношениям зачастую поразительно улучшается. Стратегия 3: Используйте свой гнев С одной стороны, ведущие чувствуют себя виноватыми и заслуживающими порицания, с другой стороны, они испытывают сильный и вполне понятный гнев. Они злы на своих партнеров за то, что те разочаровывают их; они гневаются потому, что чувствуют себя неудовлетворенными и попавшими в ловушку. Но очень редко ведущие чувствуют, что их гнев оправдан, потому что подчиненные обычаю сталь любят их и столь ранимы. Даже при наиболее благоприятных обстоятельствах большинство людей не может эффективно выражать свой гнев. Ведущие - не исключение. Когда их гнев набирает силу, они обычно делают одно из трех: впадают в обвинительный настрой и винят во всем своего партнера, направляют свой гнев на себя, превращая его в вину и обвинения в патологии; или находят косвенные способы его выражения. Если вы постоянно раздражаетесь или "взрываетесь" в ответ на довольно незначительные действия вашего партнера, вы, вероятно, переносите свой гнев с более серьезных проблем взаимоотношений на что-то другое. Майлс, например, время от времени "срывается", когда Бет делает самые незначительные и обыденные веши, например забывает выключить свет. Лаура однажды набросилась на Пола за то, что он храпел. Проблема перенесенного гнева заключается в том, что она напрямую питает движущие силы парадокса страсти, разрушая самоуважение подчиненного и поддерживая чувство вины у ведущего. А гнев ведущего будет продолжать расти, потому что основные проблемы не затрагиваются. Ключом к прямому и конструктивному направлению гнева на основные проблемы взаимоотношений является общение без обвинений. Если вы затаиваете большую часть своего гнева на вашего партнера, просмотрите еще раз главу 8. Я также предлагаю своим клиентам-ведущим следующую аналогию, которая помогает им понять и принять свой гнев и направить его в другое русло: Люди, которым приходится заботиться о партнере с серьезными проблемами в области здоровья, часто бывают злыми и обиженными. На них неожиданно ложится бремя новых тяжелых ограничений и ответственности. Обычно они трактуют причину своего гнева как "больной супруг". А это неверно и заставляет их заниматься самоосуждением, поскольку их супруг столь беспомощен и нуждается в заботе. Людям в этой ситуации можно оказать огромную помощь психотерапевтическим предложением переоформить свой гнев так, чтобы основная тяжесть его ложилась не на партнера, а на изменившиеся объективные обстоятельства. Этот подход развивает отношение "я могу это сделать" для достижения наибольшего эффекта в каждой ситуации. У ведущих подобный эффект достигается тем, что они переносят обвинение на отрицательные движущие силы взаимоотношений. Перенесение гнева в этом направлении делает его оправданным и даже придает новые силы. Ведущие могут превратить гнев в мощный источник мотивации, сказав себе: "Эта ситуация злит меня, и я сделаю все, что смогу, для ее исправления". Стратегия 4: Учитесь объективно воспринимать своего партнера Когда подчиненные воспринимают ситуацию как катастрофу, они воображают, что не могут жить без своих взаимоотношений. Когда ведущие воспринимают ситуацию как катастрофу, они воображают, что не могут жить с этими отношениями, - что они навечно пойманы в ловушку партнером, который их не привлекает или не удовлетворяет. Они теряют сексуальное влечение к своим партнерам и соответственно начинают обвинять себя в "недоразвитой" потребности романтических переживаний. Они начинают сомневаться - не являются ли их критерии чересчур завышенными. Я прошу вас не преуменьшать негативного восприятия вами своего партнера. Очень может быть, что личность вашего партнера, его ум, внешность, чувство юмора и т.д. не во всем соответствуют вашим потребностям. В то же время помните, что ведущая позиция заставляет вас преувеличивать плохое и не замечать хорошего в партнере. Будьте особенно чуткими к искажениям, если ваши взаимоотношения были уравновешенными и испортились во время изменения ситуации. Это упражнение помогает ведущим объективно увидеть своих партнеров и при помощи этого ослабить сковывающие их страхи. Сначала запишите отрицательные качества вашего партнера, которые беспокоят вас больше всего. Пусть этот список будет продиктован вашими глубинными эмоциями, не пытайтесь подавлять себя. Далее, рядом с этими отрицательными качествами перечислите привлекательные стороны партнера, которые могли быть обесценены разбалансированностью ваших взаимоотношений. Это может помочь вспомнить то, что изначально привлекало вас с партнере. Вот мнение Лауры о Поле:
Плохие качества Хорошие качества
1. Он чересчур старателен 2. Он не атлетичен 3. Внешность немолодого человека Он неуклюж на людях Он - собственник 1. Его очень уважают 2. Он очень умен 3. Он внешне привлекателен 4. Он - любящий и экспрессивный 5. Он щедр
Изучите ваш список отрицательных качеств и подумайте о том, что они могли быть порождены его подчиненным положением. Лаура поняла, что непривлекательное поведение Пола по отношению к ней было вызвано его ненадежным положением подчиненного. Она также заключила, что ее восприятие его негативных качеств было усилено ее взглядом с позиции ведущего. Далее, представьте своего партнера в ситуации, такой, как вечеринка, в которой его ненадежное положение выглядит особенно острым. Наглядно представьте себе его поведение подчиненного, такие моменты, когда он все время держится слишком близко к вам, хочет уйти или пытается вызвать у вас ревность, флиртуя с другими. Заметьте, как обостряется ваше негативное восприятие. Далее, представьте его в роли партнера надежного и уверенного в вашей любви. Вы бросаете взгляд в другой конец комнаты и видите его, оживленно беседующего с группой интересных и симпатичных людей; заметив ваш взгляд, он подмигивает вам. Или: к вам подходит поговорить бывший ухажер, и ваш партнер находит изящный повод оставить вас наедине. Когда вы отделываетесь от своего бывшего ухажера, чтобы присоединиться к вашему уверенному и надежному партнеру, он сжимает вашу руку и говорит: "Я скучал по тебе". Так, Лаура представила себе уверенного и надежного Пола, "Забавно, - сказала она, - но он именно такой, когда общается со своими коллегами. Она поняла, почему: потому что в своих профессиональных отношениях он чувствовал себя уверенно и надежно: он не был в них подчиненным. Я заверил Лауру, что Пол мог бы чувствовать себя столь же уверенно и в их взаимоотношениях. Ключом к этому была работа над пагубными движущими силами их взаимоотношений. После этого я спросил Лауру, чувствует ли она себя все еще в ловушке. Как и многие мои клиенты-ведущие, она ответила: "Нет. В основном я чувствую возбуждение от сложности задачи. Я действительно хочу поработать над этим". Стратегия 5: Сохраняйте право свободного выбора Право свободного выбора - очень мощная концепция, которая помогла многим из моих клиентов-ведущих бороться с ощущением ловушки и разрешить свои противоречия. Это самый прямой способ для ведущего преодолеть ощущение ловушки взаимоотношений. Источник этого ощущения не имеет значения. Это может быть боязнь не найти взаимоотношений лучше существующих, боязнь независимости, чувство долга, беспокойство о том, что подумают люди, вина и страх испортить жизнь партнеру или детям и тому подобное. Если вы твердо верите, что на самом деле пойманы в ловушку, независимо от причины вам гарантированы три состояния: вы будете пойманы в ловушку, вы будете несчастны, потому что ощущаете себя в ловушке, и вы будете все больше сопротивляться взаимоотношениям. Попытки сдерживать ощущение несчастья будут отравлять ваши чувства. Вы можете начать выражать свое отчаяние через злоупотребление алкоголем или наркотиками, романы, стать морить эмоциональным голодом вашего партнера. Как мы уже видели, преодоление парадокса страсти часто само зависит от парадокса. То же самое и с правом свободного выбора. Если вы обладаете правом свободного выбора - вы осознаете, что можете и должны прекратить взаимоотношения, если ваше ощущение несчастья продолжает расти. Это означает сказать себе, что у вас есть все права сделать такой выбор, если ваши потребности не удовлетворяются и если сохранение взаимоотношений является серьезным компромиссом. Убедив себя в этом, вы значительно увеличите шансы на возрождение взаимоотношений. В таком настроении вы не будете ощущать себя в ловушке, поэтому уменьшится необходимость сопротивляться своей привязанности к взаимоотношениям. Если вы перестанете стараться отдалиться от своего партнера, партнеру не нужно будет хвататься за вас. Таким образом, право свободного выбора противостоит динамике парадокса тем, что: Освобождает вас от панических, искаженных, негативных мыслей о вашем партнере. Позволяет вам оценить взаимоотношения более объективно. Дает вам больший стимул улучшить ваши взаимоотношения. Помогает вам снова почувствовать любовь. Когда Пег начала курс индивидуальной психотерапии, она ощущала себя не только в ловушке, но и связанной по рукам и ногам. Ее "решение" - постоянные фантазии на тему вдовства - создавало ей еще большие проблемы. Часто она обнаруживала, что мечтает о смерти Билла (от естественных причин) и о своем "освобождении без позора" от бремени их брака. Однако она могла наслаждаться чувством свободы лишь краткий миг перед появлением крайней ненависти к себе и депрессии. Когда Билл был пьян или вел себя оскорбительно по отношению к ней, она чувствовала, что не имеет права защищаться, в конце концов любой, кто фантазирует о смерти супруга, заслуживает оскорбительного обращения. Таким образом, ее фантазии неизбежно служат пищей для ощущения себя заключенной в тюрьму. Основная часть курса психотерапии показывает клиентам, что у них гораздо больше вариантов выбора, чем они думают. В то время как мои занятия с Пег были сосредоточены на том, чтобы помочь ей обрести равновесие в браке, я чувствовал, что жизненно необходимо было выполнить с ней следующее упражнение на Право свободного выбора на ранней стадии нашей совместной работы Я хотел показать Пег, что, если она согласится со своим правом оставить Билла в случае продолжения его оскорбительного поведения, она почувствует себя вправе противостоять ему в том, что касалось их проблем. Вот что она написала:
Причины, по которым я должна остаться Возражения по поводу права свободного выбора
Билл нуждается во мне. Если я уйду от него он может встать на скользкую дорожку Билл - взрослый человек и должен отвечать за свои поступки. У меня есть право быть любимой и уважаемой.
Наша совместная жизнь Мне дорого наше общее прошлое, но это не повод терпеть оскорбления ни сейчас, ни в будущем.
Мальчики Если мне придется оставить Билла, у каждого из ребят все равно будут источники поддержки.
Я клялась оставаться с Биллом в радости и в горе Мне нужно найти лучшие способы помочь Биллу, когда ему плохо, но я не клялась терпеть оскорбления.
Страх перед процедурой развода Я перенесу эту боль и, вероятно, буду счастлива спустя какое-то время
Я слишком стара что бы найти нового партнера Возможно, а быть может и нет. Но одной мне может быть лучше чем с теперешним Биллом.
Пег было тяжело принять право свободного выбора из-за ее ценностей типа "это старомодно, но нужно оставаться со своим мужчиной". Но после выполнения этого упражнения она почувствовала себя не настолько пойманной в ловушку. Пег начала понимать, что она может отстаивать свои права и потребности в браке. И если бы Билл не захотел принять свою долю участия, у нее был выбор - она могла уйти от него. Действительность - дети на иждивении, ограниченные финансовые перспективы - может заставить право свободного выбора выглядеть не более чем несбыточной фантазией. Но это не так. Ключ - в определении долгосрочных целей, которые сделают вас более свободными и независимыми, и в том, чтобы подходить к ним реалистично. Это может означать ожидание момента, когда дети пойдут в школу, неспешная работа над диссертацией по вечерам или работа по совместительству Любое конкретное усилие изменить свою жизнь заставит вас почувствовать себя менее загнанным и поднимет ваш дух. С исчезновением ощущения тюрьмы вы можете обнаружить, что ваши взаимоотношения улучшились. Право свободного выбора предназначено не для того, чтобы у ведущего был легкий выход из взаимоотношений при возникновении первых же проблем. Скорее оно предназначено для ведущих, подверженных чувству вины и страха перед жизнью, или тех, которых сдерживает ограничивающая действительность. Главная задача права свободного выбора - дать противоречивым и лишенным возможности маневра ведущим ощущение выбора и наличия клапана эмоциональной безопасности. В своей практике я видел, как право свободного выбора превращало многих отчаявшихся ведущих в людей, эффективно разрешающих свои проблемы. Стратегия 6: Попытка сближения Это - ключевая стратегия в моей психотерапевтической помощи ведущим. Попытка сближения - ответ ведущего на здоровую дистанцию подчиненного - является именно тем, что значат эти слова: противоположностью попытки разлуки. Вы знаете, что, когда парадокс страсти действует, ваша эмоциональная сдержанность вынуждает партнера оказывать на вас давление с целью сблизиться с вами. Но его усилия в результате заставляют вас быть все более сдержанным. Представьте себе, что случится, если вы вдруг начнете искать сближения со своим партнером. Я видел результаты подобной попытки, и часто они были просто поразительными. Очень скоро подчиненный почувствует себя более уверенным и менее нуждающимся во внимании и заботе. Он восстановит свою уверенность, самообладание, эмоциональный контроль, непосредственность и, что бывает очень часто, свое влечение к ведущему. Иногда конечно, когда дисбаланс отношений очень велик, полного восстановления взаимоотношений не произойдет. Однако попытка сближения предлагает наилучший способ разрешения дисбаланса взаимоотношений. Ключевое слово здесь - попытка. Подобный подход освобождает вас от обязанности быть ближе и сохраняет ваше право свободного выбора. Цель не в том, чтобы вы сблизились, а в том, чтобы вы поняли, можете ли вы сблизиться. Это резко отличается от подходов традиционной семейной терапии, которая рассматривает ведущего как уклоняющегося от обязательств и близости, и именно его вынуждает преодолевать это. Такое решение предлагает только поверхностную близость, а не верное понимание или обращение с отчужденностью ведущего. Когда вы используете попытку сближения, результат, которого вы добиваетесь, - устранение дисбаланса. И каков бы ни был этот результат - возобновленная любовь к вашему партнеру или еще большее желание отчуждения, вы обретете перспективу, понимание и большую определенность в том, что касается ваших взаимоотношений. Вы чувствуете отчуждение, крушение надежд и общее недовольство вашими взаимоотношениями. И все же я прошу вас сблизиться со своим партнером. Как вам сделать это без возникновения желания сопротивляться, без обиды или лицемерия? Самое важное, что вы должны знать, начиная попытку сближения, это то, что ее основу составляет общение. Когда вы делитесь своими чувствами без обвинений - даже негативными чувствами, - вы делаете шаг навстречу вашему партнеру. Лаура волновалась о том, как она поделится с Полом своими чувствами вины и разочарования. Я попросил ее не торопиться, все обдумать и выбрать те слова, в которых не прозвучит обвинение. Как и Пол в свое время, она выразила наболевшее через аналогии. Это может быть очень действенным способом для того, чтобы достичь максимального воздействия и постараться вообще избежать обвинений. Вот что она сказала: Пол, помнишь, ты рассказывал, как тебе было трудно навещать свою мать, потому что она была настолько рада видеть тебя, что жила лишь твоими визитами и бросалась исполнять любое твое желание, даже невысказанное, и это рождало в тебе чувство вины. И ты всегда уходил от нее разочарованный, потому что надеялся, что вы просто отдохнете вместе и побудете сами собой. Так вот, иногда мне кажется, что у нас бывает так же. Ты можешь быть настолько милым и отзывчивым со мной, чти я начинаю чувствовать вину и разочарование. И тогда мне трудно не отдаляться от тебя, как что происходит, когда ты начинаешь по-настоящему занудствовать. Хотя это и заставило Пола содрогнуться, аналогия Лауры позволила ему по-новому взглянуть на свою роль в их проблемах. А Лаура избавилась от основных негативных чувств к Полу. В результате она ощутила большую близость к нему и захотела продолжить свою попытку. Иногда, поделившись негативными чувствами, вы все же не можете разогнать тучи и сблизиться - особенно, когда делаете это в первый раз. Если один из вас или вы оба чувствуете угрозу, вы можете привести общение к нападкам или глухой защите. Тем не менее поделиться своими чувствами - значит сделать решающий шаг. В конце концов вы предлагаете подчиненному истинную близость - ваши настоящие чувства, освобожденные от духа обвинений. Вы также делитесь важной информацией с подчиненным, который может быть не осведомлен о том, что успокоит вас. Иногда не обвиняющие, но негативные откровения ведущего вызывают замедленную реакцию. Через день-два после такого разговора подчиненный может подойти к своему партнеру и сказать, как он счастлив, что вы вместе открыто обсудили эти вопросы. Вот что Пол сказал позже об откровении Лауры: Оно открыло мне, что она волнуется за наши взаимоотношения. Оно также дало мне понять, что я могу сделать для улучшения ситуации. Теперь я чувствую, что это научило меня кое-чему. Ведущие предпочитают не делиться с партнерами своими чувствами, мыслями, опытом, всем тем, что создает костяк близости между двумя людьми. Так делятся между собой друзья, и это то, что я прошу попробовать ведущих со своими партнерами: восстановить их дружбу. Когда Пег начинала свой бизнес, а Билл все еще работал, у них были "прекрасные разговоры" о ее открытиях и работе в качестве начинающего предпринимателя. Но с крахом карьеры Билла и упадком духа пришел конец их откровениям и дружбе. Теперь Пег хочет возродить эту область их взаимоотношений. В хорошую погоду мы обычно сидели на веранде, любовались закатом и разговаривали. Поэтому однажды вечером я пришла домой и позвала туда Билла. Я просто хотела рассказать ему, как у меня прошел день. Я упомянула о чем-то, что услышала по радио по дороге домой, и о старом друге, который заходил в мой магазин. Поначалу он был не особенно отзывчив, но потом я спросила его об одном их моих работников, с которым у меня были проблемы. И Билл вроде как оживился. То, что он мне ответил, показало его проницательность, и я сказала ему об этом. А потом я спросила, как пришел его день. И он рассказал мне о смешном споре, который у него вышел с членом секты свидетелей Иеговы, который пришел к ним в дом с проповедью. Мы сидели там до тех пор, пока не стало слишком прохладно. Пег показала Биллу, что она хотела дать ему частичку себя, даже если это что-нибудь простое вроде того, как она провела свой день. Попросив у него совета, она дала понять, что ценит его и признает за ним особые способности. Пег просила Билла о дружбе. Как сообщила мне Пег, около недели они "ходили вокруг да около". Но она придерживалась этого, пока новые модели общения и положительные откровения не пустили корни. Когда противоречивый ведущий чувствует, что его взаимоотношения благополучны, я предлагаю ему попробовать провести эксперимент с привязанностью. Проще говоря, он совершает умышленную попытку выразить привязанность - большую, чем обычно. Многие ведущие бывают приятно удивлены, обнаружив, что выражение привязанности усиливает саму привязанность. Энергия, которую дает эта возможность, - есть парадокс страсти в чистом виде. Выражая привязанность, ведущие помогают своим партнерам почувствовать себя более уверенными и меньше страдать от недостатка внимания. Это в свою очередь ослабляет сосредоточенность подчиненных исключительно на своих ведущих партнерах. Результат - лучшая сбалансированность отношений между партнерами. Подумайте о знаках привязанности, которые будут много значить для вашего партнера. Майлс составил следующий список: Растирать Бет ноги, что она очень любит. Приносить домой цветы, Провести выходные вдвоем в пансионате или на курорте. Делать ей комплименты. Чаще целовать ее, прикасаться к ней. Делать ей сюрпризы, такие, как билеты в кино, театр, на концерты и т.д. Говорить ей, что я люблю ее. Я предложил Майлсу, чтобы каждый раз, когда у них были хорошие отношения, он пробовал проявить один из этих знаков внимания. Через две недели я спросил его, как идет эксперимент. Первое время это выглядело немного натянуто, даже когда у нас были хорошие отношения. Но я постоянно напоминал себе о том, что вы мне сказали, - что моя задача - увидеть, могу ли я быть ближе к Бет. Я даже объяснил это Бет, - что я хотел бы быть ей более близким человеком. И ее реакция была очень хорошей. Она сказала: "В таком случае, почему бы тебе не обнять меня?" В наших отношениях все еще есть взлеты и падения, но падения уже не такие глубокие. И это так мило, когда между нами возникает привязанность, что я хотел бы, чтобы это сохранилось у нас навсегда. Хотя это и не было определенной целью, Майлс обнаружил, что большая привязанность во взаимоотношениях ведет к очень нежной интимной близости, Бет это тоже поправилось. Я прошу своих клиентов-ведущих делиться с партнерами своей глубинной болью, страхами, сомнениями в себе и секретами - тем, чем раньше они, возможно, никогда не делились. Это может показаться опасным, но это - эффективный способ выровнять несбалансированные взаимоотношения. В каком-то смысле ваш эмоциональный риск делает вас подчиненным, а вашего партнера - временно контролирующим ситуацию. И снова результат этого может быть мощным подкреплением ваших отношений. Хорошо, когда вы снимаете свою защиту и позволяете партнеру разделить с вами то, что может быть большим эмоциональным бременем, чем вы думаете. Лаура опробовала эту стратегию. Во время совместной беседы она рассказала, как это было: Позавчера вечером я рассказала Полу то, что никогда никому не рассказывала. Я имею в виду всю правду, а не часть ее. В общем, это о моей матери. У нее были проблемы с депрессией. Пару раз она попадала в больницу, один раз - после попытки самоубийства. Нам говорили, что она уехала в гости к своей сестре. Но я не узнала всей правды, - включая то, что она проходила курс электрошоковой терапии, - до тех пор, пока не поступила в колледж. Я поняла, что боюсь рассказывать людям об этом из опасения, что они подумают, что и я тоже "неустойчива". Из-за этого я чувствовала себя виноватой и предательницей, я как будто стеснялась женщины, которая так любила меня и от многого отказалась а жизни (а ведь в выпускном классе ей даже доверили читать прощальную речь), чтобы стать хорошей матерью. Лаура прервалась и глубоко вздохнула, стараясь не расплакаться Она положила свою руку на руку Пола и сжала ее. После этого она закончила свою мысль. В общем, когда я рассказала это Полу, он нашел нужные слова и поддержал меня. И я почувствовала понимание и не ощутила прежнего страха. Поделиться уязвимостью с партнером и получить в ответ эмоциональную поддержку - мощный источник близости. Некоторые ведущие избегают таких откровений именно потому, что не хотят терять чувство контроля. Однако, когда ведущие привносят эмоциональный риск в свои взаимоотношения, их чувства становятся глубже. Лаура сказала, что после признания Полу почувствовала себя настолько лучше, что пожалела, что не сделала этого раньше. Несколько слов предостережения по отношению к этой стратегии вам не нужно рассказывать вашему партнеру все о вашем прошлом. Начинайте обсуждение с удобных для вас тем, посмотрите, как складывается ваш разговор. Не взваливайте свое бремя на партнера, если он не в настроении. Спросите его, не хочет ли он услышать кое-что личное о вас. Запланируйте разговор на другое время если этот момент покажется вам неподходящим. Наконец, будьте готовы почувствовать беспокойство - даже приветствуйте его. Это признак того, что вы действительно уязвимы, а не изображаете уязвимость. Если вы не расскажете партнеру о своей попытке сближения, эта стратегия все равно поможет вашим взаимоотношениям. Но если вы предпочтете обсудить с партнером свою попытку сближения, это покажет подчиненному партнеру, что вас волнует улучшение ваших взаимоотношений. А это, в свою очередь, может подтолкнуть подчиненного сделать его часть работы по их улучшению. Когда ведущий и подчиненный координируют свои попытку сближения и здоровую дистанцию, парадокс страсти получает двойную терапевтическую дозу, он теряет свой потенциал в качестве отрицательной силы во взаимоотношениях. После этого партнеры могут освободиться от искаженного мышления и экстремального поведения, вызванных парадоксом. С большей ясностью и спокойствием они смогут работать над основными вопросами как одна команда. Некоторые ведущие не хотят обсуждать попытку сближения со своими партерами потому, что она кажется им очень похожей на эмоциональную игру. В конце концов, попытка сближения действительно является частью теста на взаимоотношения, который ведущий проводит со своим партнером (и с самим собой). Это скорее всего заставит подчиненного нервничать, так стоит ли вообще говорить? Мой ответ на это таков: ведущие уже проводят в уме тестирование взаимоотношений, стараясь решить, уходить им или остаться. Подчиненные обычно чувствуют это. Таким образом, "тест", или "проверка взаимоотношений" так или иначе происходит естественным образом. Но с точки зрения психотерапии лучше проводить эту проверку сознательным, спланированным и направленным на достижение результата способом. Ведущий, который может сказать своему партнеру: "У нас проблемы; давай посмотрим, не можем ли мы улучшить ситуацию", уже улучшил ситуацию. Во время попытки сближения особое значение должно придаваться не количеству времени, которое вы проводите со своим партнером, а его качественному наполнению. Если вы чувствуете себя обязанным проводить с партнером каждую свободную минуту во время попытки, может оказаться, что вам трудно поддерживать в себе любовное отношение. С другой стороны, из-за необходимости выполнять свои профессиональные и родительские обязанности и у вас, и у партнера может не быть возможности часто проводить время друг с другом. В таком случае запланируйте регулярное время для встреч наедине. Лучше всего попытка сближения действует, когда ваша эмоциональная близость предлагается без всяких дополнительных условий. Например, частью попытки сближения Пег были особые субботние ужины при свечах с Биллом. Но когда она начинала эту традицию, она не говорила Биллу: "Я организую для тебя особые ужины, если ты завтра получишь работу и перестанешь околачиваться дома". Действия Пег показывали ее привязанность и принятие Билла таким, какой он есть. И эта поддержка его "я" помогла Биллу стать человеком, в которого она снова смогла влюбиться. Стратегия 7: Будьте терпеливы Когда Майлс начал эксперимент со сближением, он почувствовал "неестественность". Но он не позволил этому чувству породить в нем панику, вину или самообвинение. Он терпеливо продолжал. И со временем с помощью Бет он обнаружил, что его любовь к жене растет, углубляется и становится устойчивой. Я могу поручиться за эффективность стратегий, предложенных в этой главе, но степень успеха зависит от вашего терпения при их использовании. Движущие силы дисбаланса мощны, и иногда требуется достаточно много времени, чтобы понять, возможно ли улучшение. Некоторые из моих клиентов работали около года, перед тем как к ним начали возвращаться равновесие и романтическая любовь. Эти ведущие были настойчивы в попытках использовать различные стратегии исцеления и останавливались на тех, которые помогали. Они учились искусству восстанавливаться после конфликтов и переносить неизбежные провалы. Мои бывшие клиенты-ведущие согласны с тем, что восстановленная любовь и близость во взаимоотношениях с лихвой окупают затраченные на это усилия. Когда вы проделываете ради сохранения взаимоотношений серьезную эмоциональную работу, вы реально усиливаете любовь и углубляете близость. Ведущие, которые не могут вновь обрести любовь, все равно получают пользу, потому что с окончательным разрешением их вопросов исчезает и их противоречивость. Они знают, что старались изо всех сил возродить взаимоотношения, и это знание весьма облегчит прекращение этих взаимоотношений. ОБЪЕКТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛОВ И ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ СИЛА Вы научились обсуждать со своим партнером сложные вопросы и узнавать деструктивные модели ваших взаимоотношений. У вас есть высокоэффективные стратегии для противостояния мыслям и действиям ведущего и подчиненного. Теперь давайте пойдем глубже, к самым корням дисбаланса ваших взаимоотношений - к тому, что порождает негативные модели, проблемы и боль. Из главы 2 вы узнали о трех причинах дисбаланса, это: объективные обстоятельства, притягательная сила и несовместимость индивидуальных особенностей. Я часто вижу несбалансированные отношения с симптомами более чем одного типа. Но всякие взаимоотношения имеют свою особую зону уязвимости - ахиллесову пяту взаимоотношений, и важно знать, где находится ваша. Узнав это, вы сможете защитить ее. Дисбаланс объективных обстоятельств Бет и Майлс начинали как обычная супружеская чета. Но когда Бет стала матерью со всеми соответствующими проблемами и заботами, и примерно в это же время Майлс открыл свой ресторан, на них навалилась огромная тяжесть. Их роли поменялись, и так же поменялись и их силовые позиции. С потерей баланса взаимоотношений пришли беспорядок, паника и разочарование. Бет сказала: "Я была ошеломлена, когда поняла, что между нами на самом деле все изменилось. То, что выглядело твердокаменным, вдруг оказалось чувствительным и хрупким". Дисбаланс объективных обстоятельств заставляет людей ценить хрупкость их взаимоотношений. Ошибочно считать, что угроза взаимоотношениям исходит только изнутри, от личных изменений или несовместимости. Внешние события могут оказывать мощное воздействие на вашу интимную жизнь, истощая эмоциональные резервы. Когда эмоциональный вклад смешается, то же происходит и с динамикой межличностного общения. В указанном случае, когда Бет оставила работу, она лишила себя возможности профессиональной и личной реализации, к которой уже привыкла. На новом поле деятельности - в материнстве - она чувствовала себя несколько неуверенно и самореализовалась меньше. Но состояние эмоциональной недостаточности не возникло бы, если бы ее положение не изменилось. Положение Майлса тоже изменилось. Раньше он никогда не попадал в ситуацию на грани срыва. Это была война. Кредиторы вкладывали в меня деньги, но подспудно звучала мысль, что мне не поздоровится, если ресторан прогорит. И я сделал неверное предположение, что домашний фронт позаботится о себе сам. Итак, эмоциональный фокус Майлса сместился на ресторан в ущерб взаимоотношениям. Если бы Бет все еще работала, эта перемена внесла бы лишь легкий дисбаланс. Но с ее новой эмоциональной недостаточностью дисбаланс стал экстремальным. Большинство пар, консультирующихся у меня, пытались преодолеть дисбаланс объективных обстоятельств, сами не зная того. Тенденция возлагать вину на человека мешала им увидеть, какое огромное влияние может оказывать сама стрессовая ситуация. Иногда их диагноз был близок к истинному: "Наша жизнь полностью изменилась после того, как мама перенесла операцию" или (то, что я часто слышу в нашей части страны): "...-после того, как мы переехали из Топики" (или откуда-нибудь еще). От них ускользает окончательный вывод - почти все пары в стрессовой ситуации становятся такими же жертвами пагубных сил во взаимоотношениях. Обычно я чувствую облегчение, обнаружив у моих клиентов симптомы дисбаланса объективных обстоятельств. Это наиболее поддающаяся исправлению форма дисбаланса. Иногда объяснения парам драматургия ситуации достаточно для того, чтобы они пришли в норму. Для большинства пар, однако, не все так просто. Испытать дисбаланс - это как открыть ящик Пандоры, высвобождаются эмоциональные демоны, и их надо контролировать, как и неуравновешенную ситуацию. В то время, когда у вас начали появляться проблемы во взаимоотношениях, вы или ваш партнер: Имели какие-либо изменения в профессиональном статусе? Прошли через перемены, ведущие к стрессу, такие, как переезд, рождение ребенка, свадьба, потеря родителей или другого любимого человека? Переживали кризис в семье, такой, как подростковый бунт или переезд к вам на жительство пожилых родственников? Сильно рисковали, несли большую ответственность или участвовали в проектах типа политической кампании, возглавляли родительско-учительскую ассоциацию и т.п.? Перенесли болезнь или аварию, грозящую инвалидностью? Выиграли или потеряли значительную сумму денег? Если вы положительно ответили на любой из этих вопросов, возможно, что ваши взаимоотношения страдают от дисбаланса объективных обстоятельств. Для контраста вспомните Дебору и Джонатана. Их социальное положение было относительно равно и относительно стабильно. Однако между ними начал развиваться парадокс страсти, потому что у них была несовместимость индивидуальных особенностей (скоро мы будем это изучать). С другой стороны, Бет и Майлс немедленно оценили свою ситуацию как несбалансированную. Такое восприятие было для них хорошей терапией, так как корни их проблемы были внешними и вполне осязаемыми, а не таились в каких-то психологических дебрях. Конечно, им еще надо было поработать над моделями ведущий/подчиненный. рожденными дисбалансом их ситуации. Но атака на эти модели одновременно с атакой на саму ситуацию взаимно умножает их усилия. Изменение объективных обстоятельств Здесь дается программа поэтапного, шаг за шагом, очищения ваших взаимоотношений от дисбаланса. Вы можете заметить, что существует естественная связь между этой программой и такими же программами здоровой дистанции подчиненного и попытки сближения ведущего. Так что не беспокойтесь о координации этих программ. Это произойдет само собой. Марси и Стив, супружеская чета сорокалетних, пришли ко мне, зная, что ситуация привела к хаосу в их взаимоотношениях. Но с их точки зрения, эта ситуация (отнюдь не необычная) выявила самые худшие черты каждого из них. Теперь они знают "ужасную правду" друг о друге, они больше даже не нравятся друг другу. И Марси, и Стив занимаются торговлей: она - недвижимостью, он - медицинским оборудованием. У них двое маленьких детей. Все было прекрасно, пока только что овдовевшая мать Стива не переехала в Калифорнию, где жили Стив и Марси. Хотя у нее есть своя квартира (Марси: "Слава Богу, она не мечтала жить в нашем доме"), ее присутствие сильно ощущалось в семейной жизни этой пары. Стив, беспокоящийся об адаптации матери на новом месте, много времени проводил с ней, возил ее по магазинам и показывал окрестности. Марси была несчастна во время визитов свекрови, потому что та была настроена слишком критично к ведению хозяйства, к манерам детей, "ко всему". Марси пыталась поддерживать хотя бы видимость сердечности в отношениях со свекровью, но до и после ее визитов она срывалась в истерику, слезы и ярость. Она также обнаружила, что она... ...ревновала Стива к свекрови. Однажды дети остались на ночь у своих двоюродных братьев. Я приготовила романтический ужин и закуталась в шелковое сари. Когда ужин подходил к концу, зазвонил телефон. Это была мамочка: она в панике, поскольку услышала подкрадывающегося вора. Что удивительно, так это то, что она слышит их несколько раз в неделю. Стив бросился из дома. Я допила остатки шампанского и заснула на диване. Стив возвратился домой и лег спать. Утром я проснулась на диване. Марси чувствовала, что проблема появилась из-за нездоровой привязанности Стива к матери. Стив чувствовал, что Марси вела себя, как эгоистичный ребенок, и не сопереживала его матери в ее положении. Другими словами, они винили друг друга. За несколько сеансов я привел Стива и Марси к заключению, что в основном они - совместимая и уравновешенная пара, страдающая от дисбаланса сложившейся ситуации. Забота Стива о матери сделала его ведущим, стремление Марси к большей близости сделало ее подчиненной. Очевидно, оба они испытывали сильные и очень личные чувства к матери Стива, а у нее были собственные запросы, продиктованные ее комплексами. Следующий важный шаг партнеров - сопереживание чувствам друг друга. Для Стива и Марси я предложил одно очень действенное упражнение. В конце нашей второй встречи я попросил каждого из них представить себе чувства партнера и подготовиться поговорить о них во время следующей встречи. Вот что рассказал Стив на третьей встрече: С точки зрения Марси, я могу понять, что приезд матери расстроил наш образ жизни. Это правда, что я сильно беспокоюсь о своей матери, меня волнует, что она не очень хорошо перенесла смерть отца. Но я знаю, что это должно раздражать Марси, ведь мы обычно жили друг для друга, и вдруг такие перемены. К сожалению, моя мать - не самый легкий в общении человек. Если бы она и Марси поладили, не было бы никаких проблем. И я знаю, честное слово, что Марси старалась подружиться с мамой. В конце речи Стива Марси в слезах наклонилась и поцеловала его в щеку. У Стива сильное чувство долга, а так как его сестра с матерью в таких же примерно отношениях, как и я, и от нее не было помощи со времени смерти отца, вся ответственность легла на Стива. Я думаю, для Стива это слишком серьезно, ведь мать всегда его очень любила и много дала ему, вероятно, потому что отец часто уезжал из дома. И теперь он чувствует себя в долгу перед ней. А я знаю, что Стив понимает, что такая ситуация требует уступок. Но давление и разочарование пришли раньше, чем мы смогли найти решение. Теперь, с усилением их союза, Марси и Стив готовы к поиску решения. Если обстоятельства достаточно серьезны, чтобы выбить пару из равновесия, они обычно еще и сложны. Поэтому я прошу своих клиентов избегать "неопределенной искренности" при изменениях для исправления проблемной ситуации. Гораздо лучше составить конкретные и действенные краткосрочный и долгосрочный планы, как это сделали Стив и Марси. Стив и Марси решили не ожидать больших перемен в ближайшем будущем. Сопереживание Марси позволило ей понять, что мать Стива, пожилая и осторожная по своей природе, не сможет приспособиться быстро и никогда - полностью. Но Марси вызвалась предпринять огромное усилие. Как бы тяжело это ни было, она еще раз пойдет на контакт со своей свекровью. Пригласит ее на обед, прогуляется с ней по антикварным магазинам - это хобби матери Стива. Стив сказал, что он начнет с определения пределов общения с матерью, например запланирует определенное время для визитов к ней или для совместных выездов и прогулок. Он будет любящим, но твердым, напомнив ей, что он не может вести две отдельные семейные жизни, и пригласит ее почаще присоединяться к остальным членам семьи. Стив и Марси понимали, что даже если мать Стива и сможет заключить перемирие с Марси, ситуация не будет разрешена полностью, пока у нее не появятся какие-либо занятия и собственные друзья. Таким образом, составляя долгосрочный план, супруги планировали заняться вовлечением матери Стива в общественную жизнь. Поначалу мать Стива твердо сопротивлялась их усилиям и постоянно говорила о своем желании "присоединиться" к своему мужу. Но ко времени нашей последней встречи, три месяца спустя, она начала получать удовольствие от бридж-клуба для людей ее возраста, дважды в неделю приходила на ужин к Марси и Стиву и предложила свои услуги одной компании в качестве няни. Допустим, вскоре после описываемых событий матери Стива поставили диагноз - болезнь Альцгеймера. Допустим также, что для Стива имеет огромное значение забота о матери у них дома, и так долго, насколько это возможно. Я верю, что всегда есть способы улучшить плохую ситуацию. Всегда есть десяток способов справиться с любыми серьезными обстоятельствами. Другими словами, вы никогда не лишитесь всех вариантов выбора. Но если вы считаете, что вы не беспомощная пешка в руках обстоятельств, вы также должны принять на себя ответственность за нахождение наилучшего выхода из данной ситуации. Очень важно сохранить общение без обвинений и почаще говорить о чувствах, вызываемых стрессовой, безвыигрышной, несбалансированной ситуацией. Также важно, чтобы партнеры следили за появлением пагубных моделей взаимодействия, которые могут увеличить дисбаланс. Самые плохие обстоятельства могут облагородить нас, когда мы поднимаемся в ответ на их вызов. Для партнеров они могут быть богатым источником сопереживания, близости и взаимоуважения, которые являются мощными факторами равновесия взаимоотношений. Ваш босс только что объявил о банкротстве, ваш доктор сказал, что вы беременны двойней, а новая секретарша вашего мужа выглядит, как Ким Бейсинджер. Ожидайте потрясений в ваших взаимоотношениях. Поговорите со своим партнером. Обсудите свое восприятие ситуации и определите пагубные модели, которые могут возникнуть в этой ситуации. Простите себя авансом за неизбежные конфликтные проявления. Следите за предсказуемыми мыслями и поведением ведущего и подчиненного и старайтесь вместе противостоять им. Поймите, что преодоление подобных проблем может занять месяцы, а то и годы. Но каждое предпринимаемое вами усилие может ускорить этот процесс и углубить ваши взаимоотношения. Индивидуальные особенности полов Когда мы исследуем роль дисбаланса объективных обстоятельств в романтических взаимоотношениях, мы должны всегда учитывать одно из самых значительных внешних влияний, о которых знают любые мужчина или женщина: ожидания и правила общества в отношении приемлемого мужского и женского поведения. Я рассматриваю эти ожидания как решающий фактор в формировании жизненных ситуаций и индивидуальных особенностей. Стереотипы мужской и женской ролей неоспоримо изменились за последние двадцать лет. Однако традиционные представления о мужских и женских характеристиках все еще лежат в основе наших предположений. Например, мы все еще описываем агрессивную, многого добивающуюся женщину как вырвавшуюся из женского стереотипа, а мужчину, который сидит дома с детьми, как идущего против мужской природы. Полезно взглянуть на эти цепкие базовые предположения о мужчинах и женщинах и на некоторые определения, ассоциирующиеся с ними.
Традиционная женщина Ведомая Воспитательница Пассивная Зависимая Покорная Мать Дом Финансово уязвимая Традиционный мужчина Лидер Воспитуемый Активный Независимый Господствующий Добытчик Работа Финансово сильный
Очевидно, что женщина, отвечающая стереотипным женским характеристикам, будет подчиненной, так же как традиционный мужчина будет ведущим. Эмоциональный фокус мужчины находится вне взаимоотношений - там, где находится его место в мире. Для традиционной женщины взаимоотношения и семья являются центром ее эмоциональной жизни. С ростом ориентации мужчины на внешний мир женщина чувствует растущую потребность в его удовлетворяющем ее внимании, и цикл парадокса страсти приходит в движение. В этой модели оба начинают ощущать себя в ловушке и оба могут пренебречь своими партнерами для удовлетворения важных для себя потребностей. Друзья, дети, любовники, работа и сторонние интересы становятся заменяющими источниками удовлетворения, когда несбалансированность между двумя партнерами нарушает связь между ними. Случай Бет и Майлса иллюстрирует, насколько сильными могут быть индивидуальные особенности полов в появлении деструктивных моделей взаимоотношений. Перед принятием на себя временной роли матери/домохозяйки Бет была по-настоящему современной женщиной. У нее была приносящая удовлетворение и многообещающая карьера, она была независима, уверенна, напориста, счастлива, самостоятельна и финансово обеспечена. "Но я также чувствовала, что мне в жизни чего-то не хватает, - вспоминала она, - поэтому, когда появился Майлс, я пошла ему навстречу, чтобы восполнить это". Но потом: Мне казалось, что где-то на клеточном уровне я превращаюсь в свою мать. Мой материнский инстинкт был очень силен, и в первые шесть месяцев или около того мысль о том, что кто-то другой будет заботиться о Хлое, приводила меня в панику. И я потеряла ощущение того, что мои прежние чувства были обоснованы. Уборка дома была огромным переполохом. Я чувствовала, что женщина не должна быть обязанной делать все это, даже если она "не работает", - нелепая концепция, как будто дети только нарисованы на картине. Но я чувствовала себя виноватой за желание попросить Майлса помочь мне, потому что видела, как много он работает "для нас". Но потом я поняла, что он занимается тем, что доставляет ему удовольствие. Грязные подгузники и тарелки не совсем соответствовали моему представлению об удовольствии. Вот тогда-то и появилась обида. Желание Бет заботиться о своем ребенке вступило в противоречие с ее современными ценностями. Эти противоречия стоили ей власти во взаимоотношениях. Она не знала, как эффективно выразить свои проблемы или как экспериментировать со стратегиями для решения проблем, и это привело ее к разочарованию и потребительскому образу мыслей подчиненного. В то же время Майлс, как многие мужчины, так сосредоточился на своей успешной карьере "для моей семьи и для меня", что не смог увидеть, как счастье уходило из их жизни. Так как традиционные индивидуальные особенности полов связаны с парадоксом страсти, мы не удивляемся, когда слышим о сдержанных мужьях и нуждающихся в опеке женах. Но эти особенности могут быть дымовой завесой, скрывающей власть жены и потребность в опеке мужа даже от самих партнеров. В этих случаях парам нужно заглянуть под внешнее поведение. Чисто внешне эти пары соответствуют стереотипной картине отношений мужчина - женщина. Мужчина руководит, контролирует, он активен, женщина пассивна, зависима и покорна. Но есть еще один фактор, действующий под внешним поведением, и именно он в конечном счете определяет, у кого из партнеров больше власти. Это не имеет никакого отношения к тому, кто зарабатывает или распоряжается деньгами, или кто принимает главные решения, или кто кого заставляет страдать. Внутренняя власть во взаимоотношениях принадлежит тому из партнеров, кто меньше эмоционально вовлечен во взаимоотношения. Поверхностный контроль может принадлежать или ведущему, или подчиненному, но внутренняя власть всегда принадлежит настоящему ведущему. А иногда настоящий ведущий по виду выглядит подчиненным. Женщина может быть пассивной, зависимой и покорной. Но если она меньше предана взаимоотношениям, чем ее партнер, ей принадлежит внутренняя власть. В конечном счете она определяет, будут ли существовать их отношения. Очень часто именно жесткая доминирующая личность партнера ослабляет эту преданность. Она - "замаскированный ведущий", ее партнер - "замаскированный подчиненный". Их маски сохраняются до тех пор, пока женщина остается во взаимоотношениях. Эта маски столь эффективны, что зачастую ни она, ни он не осознают власти женщины во взаимоотношениях. Но если она уходит или вскрывается адюльтер, маски неожиданно спадают. Для замаскированного ведущего часто нет пути назад; чувство освобождения женщины может перевесить ее чувство вины. У замаскированного подчиненного могут быть дикие метания между возмездием и мольбами о возвращении. Существуют браки, в которых партнеры принимают традиционные роли полов - и оба счастливо и одинаково преданы своим взаимоотношениям. И снова все проясняет лежащая в основе эмоциональная модель. В данном случае любовь, уважение и забота партнеров сбалансированы, хотя партнеры могут выражать их самыми разными способами. Часто у жены есть привлекательные качества, такие, как ум, эмоциональная сила, чувство юмора, красота, самоуважение и т.д. Эти силы жены могут зеркально отражать силы мужа или компенсировать его силы в тех областях, где они слабее. И снова этот тип мужа покажется тем, кто монополизирует власть и контроль во взаимоотношениях, - тем, кто "носит штаны". Но так как он вовлечен эмоционально во взаимоотношения так же, как его жена, они равно разделяют внутреннюю власть и любовь. Приверженность стереотипам увеличивает риск того, что ваши взаимоотношения падут жертвой парадокса страсти. К счастью, большинство современных мужчин и женщин на практике не ищут традиционных партнеров. Мужчина ищет свой женский эквивалент для любви, дружбы, строительства семьи и для того, чтобы разделить с ней финансовое бремя погони за Американской Мечтой. Женщины платят им той же монетой, не желая обслуживав могучую мужскую особь. У них увеличилось количество вариантов выбора, и теперь женщин меньше привлекает долгосрочная зависимость от мужчин. На первом месте у них сейчас выбор между карьерой и материнством. К сожалению, до сих пор существует недопонимание того, что на самом деле женщины и мужчины хотят друг от друга. Часто оказывается, что то, что люди выдают за желаемое, прямо противоречит тому, что они ищут (т.е. мужчина хочет, чтобы его "свободная женщина" была счастлива от выполнения всех традиционных домашних обязанностей). Поэтому мы должны быть внимательны к тому, что касается "остатков" традиционных ролей полов. Мы живем во время, предлагающее беспрецедентные возможности для достижения баланса между мужчинами и женщинами, - время, когда обе стороны могут поровну делить свою душевную энергию между заботами о карьере и заботами о взаимоотношениях. И я вижу иногда очень глубокие и динамичные романтические взаимоотношения среди моих друзей и коллег. Но существуют и не столь "гладкие" варианты, один из которых - "Суперженщина", которая пытается "делать все". Бет попробовала исполнять традиционную женскую роль и попала в положение подчиненного. Многие женщины пытаются справиться со всем - с материнством, домом и карьерой - и сталкиваются с другой стороной парадокса страсти. Рассмотрим одну из пар, проходивших у меня курс психотерапевтической помощи, Хью и Луизу. Он был ответственным руководителем в сфере коммунальных услуг, она возглавляла бухгалтерию в местном университете. У них было двое детей, они были заняты, уравновешены и счастливы. Но вот Луиза, активный член профсоюза, была избрана президентом отделения. Плотность ее жизненного "расписания" чрезвычайно повысилась. И раньше она несла львиную долю ответственности за детей, и теперь ее доля осталась без особых изменений. Скоро почти вся эмоциональная энергия Луизы оказалась направленной на детей, работу и профсоюз. Для Хью ее оставалось так мало, что он почувствовал, будто им пренебрегают. Когда Хью хотел заниматься любовью, у Луизы или не было времени, или она была слишком уставшей. Когда он предлагал сходить куда-нибудь, у нее всегда было еще какое-то дело. Как и у многих женщин в этой ситуации, постоянный спрос на время и энергию Луизы превратил ее в ведущего, а ее мужа - в подчиненного. Какое-то время спустя Луиза заметила, что больше не чувствует сильной любви к Хыо. Он был просто частью ее жизни, а иногда - и раздражающей частью. С другой стороны, Хью чувствовал эмоциональную обездоленность, потребность в опеке и обиду. Они обратились за помощью после того, как Луиза узнала, что у Хью роман с его секретаршей. Пагубная модель Луизы и Хью была создана ими совместно. Хью не понимал, что путь к тому, чтобы проводить больше времени с Луизой, - это помощь ей по дому и с детьми. Как это ни смешно, но Луиза приложила много усилий к поиску помощницы по хозяйству, поскольку не допускала мысли, что Хью сможет или захочет делать эту работу. Как и любая другая пагубная модель взаимоотношений, дисбаланс, основанный на различии полов, должен быть выявлен, после чего "атакован" при помощи общения без обвинений и уравновешивающих стратегий. Но женщине трудно общаться без обвинений, когда дело доходит до разделения домашних обязанностей. Это не тривиальный вопрос, так как дом - показатель всех взаимоотношений. Существуют обнадеживающие признаки перемен, но последние изучения семейных пар с одинаковыми запросами партнеров в отношении карьеры и престижа обнаружили, что на женщине по-прежнему лежит от 80 до 90 процентов домашней работы и ухода за детьми. Комбинация карьеры и домашних забот у женщины занимает в среднем восемьдесят часов в неделю. Мужчин нельзя винить во всем. У многих были матери, которые всегда убирали за ними, не прививая с детства хороших привычек. Некоторым свойствен настоящий страх начать выглядеть не по-мужски, даже в глазах собственных жен, если они будут заниматься уборкой дома. А некоторые женщины позволяют мужчинам отделываться меньшим, чем они должны. Существуют различные стратегии преодоления неравенства в труде, вызванного различием полов. Каждая женщина может найти свой собственный способ. Например, метод постепенного поощрения мужчин к выполнению честной доли их работы по дому. Для Хью и Луизы такой метод оказался очень полезным. Если домашняя работа является источником обид и дисбаланса в вашем доме, как бывает у многих, я настоятельно рекомендую вам этот метод. Другая стратегия использует новый взгляд на ваши финансовые ресурсы. Деньги могут быть мощным союзником в преодолении дисбаланса, основанного на различии полов, если один или оба партнера работают. Хороший пример этого - Майлс и Бет. У них были сбережении, но они неохотно тратили их на то, что могло помочь им изменить ситуацию. Они говорили, что это вопрос приоритетности. Деньги откладывались на такие вещи, как дом, машина, отпуск. Для них выгода от того, что Бет сидела дома с Хлоей, включала экономию на няньке и на расходах по уборке дома. Когда жена оставляет многообещающую карьеру ради дома, ситуация может стать неустойчивой. Она начинает ощущать себя в ловушке, чувствует обиду на более свободного супруга, и склоняется к мыслям, чувствам и поведению подчиненного. Как в случае с Бет, такая ситуация может заключать в себе кризис равенства. Потеря своего статуса, вероятно, приведет ее к противоречию с основой самооценки. Объяснив им ситуацию, я показал Бет и Майлсу, какой выигрыш будет противостоять расходам на няню и уборку дома. Регулярное, без чувства вины, освобождение от забот о доме и ребенке - когда муж не вмешивается - может помочь матери-домохозяйке заняться другими интересными ей делами и сохранить ощущение равенства. В дополнение к этому, используя деньги для поддержания эмоционального баланса во взаимоотношениях, вы можете избежать более высоких расходов, могущих возникнуть позднее: на психотерапевтов, адвокатов, развод и не поддающуюся оценке душевную боль от потерянных взаимоотношений. Когда привязанные к дому жена или муж не могут преодолеть своего разочарования, им, возможно, стоит вернуться к работе на полный или неполный рабочий день. Если жена не получит высокооплачиваемой работы, это все равно может привести к успеху, даже если и увеличивающиеся расходы на уход за ребенком и транспорт. Но с точки зрения взаимоотношений это оправдано. К тому времени, когда ваш ребенок пойдет в школу, способность жены зарабатывать будет значительно выше, чем была бы, проведи она это время вне рынка труда. Это компенсирует несколько предыдущих непростых лет. Но главное то, что ее личная удовлетворенность поднимет уровень взаимоотношений. Работая с некоторыми "быстро растущими" парами, я видел, как погоня за материальным успехом и карьерой может привести к опасной эмоциональной динамике. Погоня за успехом и вознаграждением за него - деньгами и властью - воспитывает в мужчинах и женщинах ориентацию ведущего. Успех карьеры соблазнителен, потому что предлагает привлекательную отдачу - рост, поддержку, похвалы, увеличение счета, роскошные вещи - это напрямую подкармливает ваше "я". Но для достижения этого мужчинам и женщинам приходится скрывать свою уязвимость и поддерживать осторожный, контролируемый образ мыслей, то есть образ мыслей ведущего, который может служить источником недовольства. Для финансово независимой "новой женщины" позиция ведущего обычно выражается в ощущении своей избранности, в откладывании поиска партнера на потом, пока детородный период не пойдет на убыль, в этот момент она может неожиданно почувствовать себя отчаявшейся подчиненной. Стремящийся к успеху мужчина может почувствовать себя в вечной ловушке роли ведущего и с ярлыком боящегося обязательств или незрелого. Легко по ошибке принять вознаграждение за успех за настоящее счастье. Каждая победа в карьере ощущается как момент полного удовлетворения. Но это ощущение уходит, указывая на новые вершины, на которые надо взбираться. К сожалению, может показаться, что взаимоотношения предлагают больше проблем, чем вознаграждений, за исключением их начала. Ими также сложнее управлять, чем карьерой, поэтому личная жизнь предается забвению. Иногда у "преуспевающих" даже нет времени на близость с другими. Если вы выбираете успех и игнорируете важность взаимоотношений, вы начинаете ощущать заполняющую вас пустоту. Эта пустота может подтолкнуть вас к новым, но эфемерным "высотам" карьеры. Так как женщины рожают детей, им легче избавиться от "синдрома успеха", чем мужчинам. Но при этом они часто сталкиваются с шокирующим их изменением своего статуса. Когда я работаю с людьми, которые предпочли близости успех, я выделяю эмоциональные побудительные мотивы их выбора. И я уверяю их, что нет необходимости отказываться от успеха для того, чтобы найти эмоциональное удовлетворение. Но очень полезно сознательно стремиться к равновесию между этими сферами жизни. В противном случае вы можете застрять в положении ведущего, что ограничит вашу эмоциональную близость и отправит вас в погоню за растущими и ускользающими признаками успеха. Притягательная сила Я обнаружил, что концепция притягательной силы у многих людей вызывает беспокойство. Это подтверждает мою уверенность в том, что эту концепцию необходимо исследовать. Очевидная претензия притягательной силы в том, что на первый, взгляд она поверхностна. Но с моей точки зрения, притягательная сила так же глубока и сложна, как и другие силы во взаимоотношениях, а часто и намного таинственнее. Как и сама любовь, притягательная сила не абсолютна. В разное время вас влечет к разным "типам". Иногда люди, которых на первый взгляд вы находите неотразимо привлекательными, оказываются совершенно несовместимы с вами. Что еще более загадочно, некоторые люди продолжают привлекать вас, даже когда для этого нет видимых причин. Как я рассказывал в главе 2, в притягательной силе присутствует элемент субъективности, который связан с нашими эмоциональными потребностями и идеалами. Притягательная сила - это больше, чем красивое лицо или хорошая фигура. Именно поэтому она столь таинственна. Я вспоминаю моих друзей Джери и Тома. Джери очень полная, но носит свой вес с изяществом и без застенчивости. У нее прекрасное чувство юмора, а сердечность прямо-таки распирает ее. Том разделяет любовь Джери к приятному времяпрепровождению, он к тому же классически красив. Но если в их отношениях и есть дисбаланс, это целиком "заслуга" Джери. Другими словами, во взаимоотношениях "красота", или притягательная сила, определяется взглядом смотрящего. Как я уже говорил, движущая сила парадокса страсти может изменять баланс притягательной силы между партнерами. Когда вы не уверены в любви партнера, он может казаться вам более привлекательным, чем обычно; когда вы задыхаетесь от любви вашего партнера, он или она могут казаться менее привлекательными. Наоборот, изменения во внешнем виде или самоуважении партнера могут сделать его более или менее привлекательным постольку, поскольку это влияет на динамику взаимоотношений. Например, женщина изменяет цвет волос и неожиданно начинает выглядеть лучше и чувствовать себя лучше, - и это неуловимо меняет динамику взаимоотношений между ней и ее партнером. Другими словами, притягательная сила может быть как причиной, так и следствием движущих сил парадокса. Самая большая проблема появляется, когда спустя какое-то время один из партнеров оказывается более привлекательным, чем другой, - не важно, по какой причине. Однако не стоит торопиться предсказывать обреченность этих взаимоотношений. Когда я чувствую начальный этап дисбаланса взаимоотношений, основанного на дисбалансе привлекательности, в семейных парах моих клиентов, я осознаю сложность задачи. Решение, которое подсказывает здравый смысл, - подчиненный должен постараться стать более привлекательным для ведущего. Но парадокс говорит нам, что подгонка подчиненного под вкусы ведущего не создаст "больше" любви. Решение "украшения себя" порождает всего лишь чрезмерную уступчивость подчиненного. Здесь предлагаются шаги, которые вы можете сделать, чтобы справиться с дисбалансом, вызванным притягательной силой. Эти шаги предназначены для использования движущей силы парадокса в вашу пользу. Итак, я прошу вас сдержать свое нетерпение и внимательно прочитать об этом "чувствительном" предмете. Между Полом и Лаурой существовала внешне ощутимая разница в притягательной силе. Это не значит, что Пол был непривлекательным. У него были чрезвычайно успешная карьера и престиж - ключевые элементы мужской притягательности. Он мог и не быть душой вечеринки, но являлся приятным и очень умным человеком. Хотя его внешность можно было оцепить как "среднюю", он выделялся своим ростом. Их проблемы основывались на том, что Лаура была необычайно привлекательна. Для Пола, как и для всех подчиненных на его месте, главное - это определить и нейтрализовать неуверенность и другие классические рефлексы подчиненных для восстановления баланса. Подчиненный может и не знать точно, что происходит, когда возникает дисбаланс взаимоотношений, основанный на дисбалансе притягательной силы. Но он точно знает, что у него появилось растущее чувство беспокойства, заставляющее его нервничать необычайно неприятным образом. Он может быть чрезмерно чувствительным к своим возможным соперникам и может думать о том, что катастрофически теряет свои взаимоотношения. Его "внутренний диверсант" убивает его самоуважение, заставляя чувствовать себя непривлекательным, занудным и не контролирующим свои взаимоотношения. Вспомните рождественскую вечеринку, где Пол впервые почувствовал дисбаланс из-за разницы притягательной силы между собой и Лаурой. Вот как Пол пал жертвой предсказуемого нарушения хода мыслей подчиненного. Восприятие Пола: Лаура уделяет больше внимания этим молодым сотрудникам, чем мне. Первая реакция Пола: нормальное волнение и беспокойство. Чрезмерная реакция Пола как подчиненного: паника на "животном" уровне, чрезмерное волнение и сомнения в себе, пессимизм, презрение к себе, выливающиеся в дискредитацию себя; "Очень плохо, Пол, но эти молодые ребята намного более привлекательны и интересны, чем ты. Это доказывает, что ты на самом деле занудный, непривлекательный придурок. Рано или поздно Лаура поймет это и уйдет от тебя к одному из этих ребят". Решение Пола как подчиненного: я должен изо всех сил стараться удерживать внимание Лауры. Попробую посостязаться в остроумии с этими ребятами, и если ничего не выйдет, заберу ее от них и с этой вечеринки как можно быстрее, чтобы она была только со мной. Завтра куплю ей дорогой подарок, чтобы нравиться ей еще больше. Конечный результат: Лаура начинает чувствовать, что Полу не хватает социальной гибкости и он становится чрезмерным собственником. Пол мог справиться с этой ситуацией по-другому. Во время одной из наших индивидуальных встреч я попросил его представить себя на вечеринке, где Лаура флиртовала бы со всеми, кроме него. Потом я предложил ему попробовать оставить свои дискредитирующие мысли и противостоять им логикой самоподдержки. Я сказал бы себе: "Вот он я... Начинаю чувствовать себя неуверенно, когда Лаура разговаривает со своими друзьями". Обычно в такой ситуации я паникую. Я перебарщиваю. Я пытаюсь выдавливать из себя шутки и конкурировать там, где я не чувствую себя уверенно. На этот раз я собираюсь просто слушать, вступая только тогда, когда это уместно, и посмотреть, действительно ли я увлечен этой беседой. Если нет, я вежливо извинюсь, веря, что Лаура не сбежит от меня с одним из этих парней, возьму бутерброд и поговорю с Ларсом о деле Батлера. Настроившись таким образом, он мог бы терпеливо наслаждаться беседой Лауры или же спокойно заняться чем-нибудь еще, Лаура, чувствуя спокойствие и уверенность Пола, может приложить больше усилий для того, чтобы включить его в разговор. Она, конечно же, не будет чувствовать вину или давление, и это освободит ее для того, чтобы почувствовать любовь и уважение. Самоуважение - сильнейшее противоядие против дисбаланса, вызванного различием притягательных сил. Когда вы осознаете себя достойной личностью, вы больше не зависите от восприятия вас другими людьми как от источника вашей состоятельности (или несостоятельности). Это означает, что вы можете расслабиться. Вы не впадете в панику, когда ваш партнер будет уделять больше внимания другому, потому что у вас хватит уверенности не воспринимать это, как то, что вас отвергли. Вы откажетесь от суперухаживания и других решений подчиненного, которые ослабляют вашу позицию и увеличивают дисбаланс. Даже независимо от всего остального уверенность сама по себе является чрезвычайно привлекательной чертой, возможно, даже возбуждающей. Конечно, самоуважение - предмет, о котором легче говорить, чем его развивать. Работая над этим (см. здоровую дистанцию в главе 9), рассматривайте данные стратегии как помощь, если вы чувствуете себя непривлекательными для своих партнеров. Выглядите хорошо для себя. Женщина-клиент рассказала мне, что бывший муж уговорил ее сделать операцию по увеличению объема груди. Ей не нравилась эта просьба ("Это просто не для меня"), но свои настоящие чувства она скрыла из желания угодить мужу. На короткое время операция возродила интерес к ней мужа, но, в конце концов, он все равно ушел. Ей все еще не нравится "новая" грудь. Это был тяжелый способ понять опасность сверхуступчивости. Забота о своей внешности - признак эмоционального здоровья. Но лучше, если ваши усилия в этом направлении вы совершаете прежде всего для себя - как выражение основы самоуважения. Это может включать и косметическую хирургию, если вам так этого хочется. У меня были клиенты, прошедшие через различные виды косметических процедур и почувствовавшие себя лучше. Однако, если вы украшаете себя только со имя партнера, будьте готовь к реакции парадокса страсти. Сверхуступчивость в этой области понижает уровень вашего самоуважения и повышает чувство контроля ведущего в вашем партнере. Не старайтесь выглядеть безупречно. Вы лихорадочно собираетесь на встречу с партнером. Вас мучают сомнения относительно прически, одежды и макияжа. Нелепый хохолок не желает укладываться. На блузке появляется таинственное пятно. Или кошмар законченного подчиненного - прыщик на лице. Поймайте и оспорьте свои "мысли-катастрофы" ("О, Боже, никакой надежды на эти взаимоотношения. ведь я выгляжу так несовершенно"). Скажите себе: "Я стараюсь выглядеть как можно лучше. Но если мой партнер не может воспринимать меня такой, какая я есть, значит, он не заслуживает меня". Поймите, что старание и желание выглядеть внешне безупречно поощряют самоограничения подчиненного. Рассматривайте свою одержимость как ценный ключ к разгадке. Если вы вдруг обнаруживаете, что одержимы мыслью о том, как вы выглядите или ведете себя, поищите пагубную динамику, появившуюся в ваших взаимоотношениях. Возможно, ваш партнер стал более сдержанным или менее любящим. Возможно, ситуация заставляет вас чувствовать потребность в опеке и заботе. Боритесь с этой динамикой, используя стратегии из нашей книги. Не пытайтесь решить проблемы своих взаимоотношений через попытки выглядеть безупречно. Привлекательность через здоровую дистанцию. Две наиболее привлекательные черты, которые теряет подчиненный, - автономность и независимость. Я прощу вас рискнуть и восстановить эти качества, используя стратегии здоровой дистанции, приведенные в главе 9. Когда вы преуспеете в этом, вы не только будете выглядеть более привлекательно, вы будете чувствовать себя более привлекательно, что само по себе является мощным соблазнительным фактором. Наибольшее внимание, не впадая в панику, ведущие должны уделять тому, чтобы выяснить, что вызывает ослабление их чувств к партнерам. Во-первых, возможно, что, несмотря не первоначальное влечение, вы и ваш партнер не равны в важных областях, таких, как интеллект, творческое начало и социальный опыт. Если ваш партнер далеко не оправдывает ваших ожиданий, естественно, вам будет трудно получать удовольствие от взаимоотношений. Во-вторых, возможно, в основе исчезающей привлекательности вашего партнера могут находиться движущие силы взаимоотношений. Я видел множество пар, которые хорошо подходили друг другу до тех пор, пока не проявлялась динамика дисбаланса. Итак, дисбаланс на основе разницы притягательных сил может быть вызван пагубными моделями или отражать базовое несоответствие. Не важно, какую из этих причин вы предполагаете, я рекомендую ведущим попробовать следующие балансирующие упражнения. Не обвиняйте себя в патологии. Вот классическая реакция ведущего: "Что я за поверхностный, бессердечный, незрелый человек, раз я хочу оставить своего партнера из-за его непривлекательности". Когда вы ловите себя на подобных самодискредитирующих мыслях, спорьте с ними. Скажите себе, что это нормально - пройти через периоды меньшей очарованности своим партнером. Когда вы почувствуете себя менее виновным и сдержанным, вы перестанете давать пищу пагубной динамике, которая, возможно, и создает ваше отрицательное восприятие. Не играйте со своим партнером в "Пигмалиона". В период взаимоотношений, когда вы думаете, что он выглядит наиболее привлекательно, говорить партнеру об этом - нормально. Но если вы попробуете использовать "украшательство", вынуждая своего партера приукрашивать себя, вы будете тем самым давать пищу пагубным побуждениям двумя способами: вы заставите его чувствовать себя более неуверенно и подчиненно, а его уступчивость приведет к тому, что вы будете чувствовать себя более контролирующим и менее любимым. Рассматривайте свое отрицательное восприятие как ключ к разгадке. Потеря положительного восприятия - как потеря любви: если вы рассматриваете это как главную проблему, вы стараетесь исправить не то, что нужно, т.е. вы прибегаете к "украшательству". Я бы советовал вам рассматривать свое отрицательное восприятие следующим образом: "В моих взаимоотношениях развилась пагубная модель, и она заставляет меня смотреть на партнера слишком критично". Таким образом, ваше негативное восприятие становится ценным ключом к настоящим проблемам во взаимоотношениях. А это плодотворно сосредоточит вашу энергию на исправлении пагубной модели. Развивайте самоуважение. Иногда вас тянет к человеку, про которого ваши друзья говорят, что "он недостаточно хорош для вас". Это влияет на ваше мнение о партнере, который может идеально подходить вам в том, что не является очевидным для других. Если вы чувствуете уверенность в своем мнении, вы не допустите, чтобы мнение третьих лиц умаляло достоинства вашего партнера. Когда вы уверены в себе и душевно спокойны, вы меньше подвержены побуждению критично судить о своем партнере. Вместо этого вы будете более восприимчивы и станете выше ценить его сильные стороны. При долгосрочных взаимоотношениях одни только эти качества могут означать сохранение притягательной силы. ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО О ТИПАХ ЛИЧНОСТИ Когда пары впервые приходят ко мне, обычно они находятся в состоянии кризиса. Знакомясь с ними ближе, я пытаюсь как можно быстрее определить источник их проблем. Если проблемы связаны с объективными обстоятельствами или притягательной силой, мы работаем со сложившейся ситуацией. Но если один или оба партнера выказывают признаки хронического ведущего или подчиненного, я переношу свое "лечение" на более глубокий уровень. Мы изучаем индивидуальные особенности партнеров, исследуем их прошлое для того, чтобы обнаружить проблемы и решения, но не патологию. Проблемы без патологии Во время моего обучения я с трудом воспринимал стандартные теории личности, предлагаемые нашими учебниками. Казалось, каждая теория выдвигала очень красноречивое объяснение того, какие мы все ненормальные. На этом можно было поставить точку. Возьмем самую знаменитую теорию - психоанализ Фрейда. Буквально тысячи томов, написанных Фрейдом и неофрейдистами, объясняют, как и почему каждый из нас имеет отношение к какой-либо психопатологической категории. Вы можете выбирать из патологического рога изобилия: истерия, навязчивые состояния, анальная задерживаемость, анальная изгоняемость, мазохизм, самовлюбленность, меланхолия - и это только умеренные расстройства. К сожалению, теория психоанализа предоставляет нам лишь ограниченное понимание того, что составляет здоровое, адаптивное поведение. В соответствии с Фрейдом, лучшее, что мы можем делать, - это непрерывно бороться за минимизацию "психопатологии повседневной жизни". Когда я начал оказывать помощь своим клиентам, то почувствовал, что, если разбирало их проблемы в соответствии с теорией психоанализа, в наше взаимодействие проникает нотка отрицания и враждебности. Подобные разбирательства держали моих клиентов прикованными к терапии, подобно тому, как диагноз "рак" постоянно заставляет пациента возвращаться в больницу для лечения. К тому же они неуловимо подрывали самоуважение и достоинство моих клиентов. Лишение достоинства уродует как внутреннюю силу личности, так и способность к переменам. По этой причине я и занял непреклонную позицию в отношении опасности наделять кого-либо патологией. Конечно, существуют люди, чьи глубоко укоренившиеся проблемы последовательно ведут к нездоровым взаимоотношениям, и это невозможно отрицать. Но как, интересно, возможно распознать серьезность их личностных проблем, не подрывая их и без того хрупкое самоуважение? Затем в интернатуре я обнаружил книгу, написанную в 50-х годах не кем иным, как Тимоти Лири. В качестве руководителя проекта, финансируемого Фондом Кайзера, Лири помогал в разработке новой теории, названной межличностной психологией. Эта теория, основанная на передовых идеях американского психиатра Гарри Стака Салливана, предлагает революционный способ осмысления человеческого поведения; здоровому функционированию придается столь же большое значение, как и нездоровому поведению, и предлагается убедительная "непатологическая" основа патологии. Основа теории заключается в том, что "проблемы" личности на самом деле - созидательные механизмы, развившиеся во время преодоления стрессовых ситуаций в детстве. В ответ на недостатки семейного окружения ребенок учится наилучшим способам эмоционального выживания путем совершенствования определенных типов отношений - т.е. межличностных отношений. Но часто это происходит за счет развития других, дополнительных сил. Я нашел эту теорию наиболее подходящей для психотерапии, так как она не несла отрицательного заряда или заряда фатальности. Она скорее поощряла человеческую изобретательность при адаптации к тяжелым ситуациям и указывала на решение: уравновешивать чрезмерно развитую силу воспитанием недоразвитых межличностных отношений. Это подход, который сохраняет достоинство человека и дает конкретные результаты. Работа Лири в то время была оценена настолько высоко, что для него это вылилось в наивысшую академическую почесть: профессорское звание в Гарварде. К сожалению, дурная слава, сопровождавшая его противоречивые эксперименты с ЛСД, бросила тень на его блестящую теорию личности. На самом деле только в последние голы психологи заново открыли для себя новаторскую основу его работы и начали развивать ее дальше. Стили межличностных отношений Психология межличностных отношений начинается с четырех основных типов поведения, которые лежат в основе нашего взаимодействия с другими людьми. Они - бинарные, как "инь" и "ян". контроль/уступка типы: ведущий и ведомый разделение/соединение типы: сохраняющий автономность или соединяющийся с людьми Из этих основных типов поведения вытекают восемь стилей (или умений, или сил) межличностных отношений, все они равно важны для здоровых взаимоотношений. Эти восемь стилей поведения показаны на рисунке "Межличностный круг". В идеале все восемь стилей поведения, в умеренном проявлении, должны играть свою роль в вашем взаимодействии с другими людьми. Когда ситуация требует воспитателя (например, успокоить ребенка), вы можете воспитывать; когда ситуация требует предусмотрительности (например, при покупке подержанного автомобиля), вы можете быть осторожны; когда требуются решительные действия (например, при совершении деловой сделки), вы можете быть напористы; и так далее. Если вы освоили каждый из этих стилей межличностных отношений, вы на самом деле сбалансированная личность. Ключом к этому является гибкость. Мы должны быть способны гибко переходить от одного стиля повеления к другому в соответствии с ситуацией. Детство - критический период формирования стилей отношений. Начиная с грудного возраста, мы инстинктивно пробуем различные способы взаимодействия с родителями. Некоторые способы помогают нам чувствовать себя спокойно и удобно, другие вызывают пугающую или угрожающую нам реакцию родителей. Эти "эксперименты" - часть процесса обучения. Мы учимся занимать такое положение относительно других людей, которое позволит нам чувствовать себя более спокойно. Дом, в котором используются несколько стилей отношений, затруднит поиск ребенком здорового баланса личных стилей поведения. В таком окружении он инстинктивно будет подстраиваться под "искривленные" межличностные отношения, созданные его родителями. Посмотрите на ребенка, чьи родители - жестокие тираны. В процессе нормального развития ребенок естественно стремится к самостоятельности, к усилению своей автономности. Но если его контролирующие родители реагируют на это негативно, ребенок лишится важных навыков напористости и лидерства. Вместо этого он может стать виртуозом уступчивости, сговорчивости, соглашательства и следования за лидером с тем, чтобы обеспечить эмоциональную связь с родителями. Он усваивает то, что я называю межличностным девизом, который приказывает ему всегда быть милым, насколько это возможно. Когда он вырастет, этот девиз окажет мощное влияние на его взаимоотношения. Если авторитарные родители ребенка недовольны, даже когда он уступает, он может попробовать более крайние типы межличностных отношений. Например, он может обнаружить, что агрессивные контратаки против родителей могут нейтрализовать их оскорбительное поведение по отношению к нему. Или он может оставаться на заднем плане в своей семье, найдя себе убежище, например, в своей комнате. Эта стратегия "одиночки" поддерживает его чувство безопасности, снижая до минимума возможность еще одного болезненного отпора. Факторов, формирующих определенные черты характера ребенка, очень много. Они включают нюансы родительских стилей поведения, ожидание исполнения роли пола, копирование стилей поведения старших братьев и сестер и врожденную предрасположенность ребенка. Однако основа несбалансированности личности обеспечивается родителями, чьи собственные стили отношений крайне несбалансированны. Неудивительно, что большинство из нас по меньшей мере немного не сбалансированы в нашем взаимодействии с другими людьми, что означает, что мы предпочитаем одну или две специальные силы всем другим. Однако мы можем утешиться постулатом Лири о том, что небольшая или "нормальная" несбалансированность часто идет нам на пользу. Человек с чрезмерно развитой силой воспитателя может стать, например, прекрасным психотерапевтом. Чрезмерно предусмотрительный человек может стать, например, получающим Пулитцеровскую премию журналистом. Только когда у человека очень мало чрезмерно развитых сил для межличностных отношений, возникают реальные проблемы. Люди, входящие во взрослый мир только с одним или двумя стилями межличностных отношений, сильно рискуют подвергнуться воздействию парадокса страсти. Обычно эти несколько сил расположены или на ведущей, или на подчиненной стороне межличностного круга. Таким образом, человек с небольшим количеством навыков почти всегда окажется хроническим ведущим или подчиненным. Эта позиция будет влиять на все его взаимодействия с другими людьми, а сильнее всего - на взаимоотношения с самыми близкими партнерами. Как только человек начнет действовать как ведущий или подчиненный, его межличностная "искривленность" будет усиливаться под влиянием движущих сил парадокса. Межличностный круг предлагает модель внутренней работы личности. Когда любой из восьми стилей поведения набирает подавляющую силу, межличностный круг говорит нам, какие поведенческие преувеличения скорее всего ему грозят. Он показывает, как контролирующий и разделяющий стили вызывают качества ведущего и как стили уступки и соединения вызывают качества подчиненного. Заметьте, как преувеличенные стили меняются по кругу в зависимости от их положения в секторах контроль/уступка и разделение/соединение. Например, наибольшая сила милого подчиненного - соединение с людьми. Но у него также есть определенное количество сил в контролировании, что очевидно проявляется в его способности воспитателя. Вы можете наблюдать, как стили подчиненного и ведущего зеркально отражают стереотипные понятия мужественности и женственности. Для меня убедительность этой модели состоит в том, что она показывает, как сбалансированная смесь черт характера может создать на самом деле хорошо сбалансированную личность. Лечение сломанного круга У каждой теории личности есть свои ограничения. Тем не менее я обнаружил, что межличностный круг - последовательно ценный инструмент психотерапии. Часто он очень быстро даст ключ, необходимый мне для понимания того, почему у клиента существуют проблемы во взаимоотношениях. Он также помогает мне формулировать стратегии, необходимые для того, чтобы помочь партнерам привести их взаимоотношения в равновесие. Когда я располагаю клиента в межличностном круге, информация, которую он предлагает, позволяет мне сделать следующее: Похвалить клиента за стили межличностных отношений Определить дополнительные стили, которым может понадобиться поддержка Объяснить, как силы и слабости клиента могут сами подпитывать или получать подпитку от пагубных движущих сил парадокса Помочь клиенту сопереживать самому себе, объяснив, как эмоционально важно было для него в детстве развивать несколько стилей межличностных отношений Вербализовать бессознательный межличностный девиз, который держит его в жестких рамках роли ведущего или подчиненного Научить клиента сознательно спорить со своим девизом, особенно в вызывающих волнение межличностных отношениях Поощрить клиент к постепенному увеличению риска в выражении его недоразвитых стилей межличностных отношений Показать клиенту, как заручаться поддержкой его умений в межличностных отношениях для помощи в создании большей сбалансированности всех навыков Следующие две главы посвящены исследованию наиболее общих типов личности ведущих и подчиненных и предлагают стратегии для достижения большего баланса. Во время чтения вы можете обнаружить, что отождествляете себя с аспектами не одного или двух, а нескольких типов. Если это так, это просто означает, что вы хорошо сбалансированная личность и способны обращаться к широкому спектру стилей межличностных отношений по мере надобности. Однако, если отождествление с одним или двумя типами очень сильно, вы можете обнаружить в себе дисбаланс. Помните о том, что рассматривать эти стили нужно как свои силы, и позволяйте вашему опознанию этого побуждать вас к переменам. Обучение новым личностным навыкам требует объективности, эмоциональной поддержки и других качеств, которых лишен работающий в одиночку человек. Другими словами, если вы чувствуете, что вам нужно нечто большее, чем просто разбираться в этой области, я прошу вас поискать помощи профессионала. Результаты придут быстрее, воздействие будет глубже, когда вас направляет хороший психотерапевт. УЧИТЕСЬ ЦЕНИТЬ СЕБЯ Хороший термин для подчиненных - "несчастные в любви". Они - хронические подчиненные, люди, которые последовательно находят себе партнеров, или бросающих их, или плохо обращающихся с ними. Хотя здесь и может присутствовать элемент невезения, гораздо более серьезный фактор - несбалансированность личности. Настоящие подчиненные личности недоразвиты в разделении (независимости) и/или контроле (лидерстве). Их энергия направлена на уступки и соединение с другими людьми. Конечно, здесь, как мы сейчас увидим, существует множество разнообразных оттенков. Милый подчиненный Милый подчиненный дружелюбен, щедр, вдумчив и почти сверхъестественно лишен чувства гнева. Он не таит недовольства, всегда готов сотрудничать и радовать Он хорошо сходится со всеми Он расстро ится. если узнает, что кому-то не нравится Он избегает "негативных" эмоций, которые несут, например, "жестокие" фильмы и злобные слухи, предпочитая все приятное или поднимающее настроение, например романтические новеллы и выпечку пирожных. Самое большое удовольствие для милого подчиненного - делать что-то для других. Он с большим удовольствием тратит деньги на других, чем на себя. Его самое сильное желание - быть хорошим человеком и помогать другим. В списке его приоритетов успех собственной карьеры находится далеко не на первом месте. Друзья считают его "самым милым человеком, с которым хотелось бы встретиться". Здесь мы рассмотрим случай моей клиентки Джинни сорока с половиной лет, мягкой, даже своей внешностью сразу же вызывающей в воображении образ матери. Ее муж Френк служил детективом в полиции. Поженившись, едва им перевалило за двадцать, Джинни и Френк никогда не отходили от традиционных ролей полов. Френк практически не занимался домашним хозяйством, много работая и проводя большую часть своего свободного времени с ребятами. Прошли годы, и у Джинни появились доказательства того, что Френк "крутил романы". Вместо того, чтобы взглянуть этому в лицо, она бросила всю свою мыслимую энергию на воспитание четверых детей и создание домашнего очага, который, как ей нравилось думать, был тихой гаванью для Френка. Любимая всеми, кто знал ее, Джинни всегда была тут как тут, когда требовались добровольцы для организации благотворительного ужина в церкви или для проведения какого-либо мероприятия в школе. Она стала превосходным поваром, потому что, как говорит она сама, "люди получают от этого такое удовольствие". С детьми она, однако, чувствовала, что ... могла быть слишком снисходительной. Я их очень люблю, и мне всегда больно, когда они несчастны. Я думаю, что они видели достаточно несчастья в жизни, и я готова сделать все возможное, чтобы они почувствовали себя любимыми и нужными. А так как Френк не очень много занимался ими, я хотела это компенсировать. Самым большим отрицательным фактором в ее жизни была, конечно, беготня Френка за юбками. Сначала она пыталась не замечать этого. Она находила ему оправдания, веря, что постоянное высокое напряжение и риск, связанный с профессией, время от времени выбивали его из седла. Но годы шли, и распутство Френка становилось все более бесстыдным. Однако, когда бы он ни возвращался домой, проведя выходные за городом, "расследуя дело", Джинни обнаруживала, что, нервничая, ждет его возвращения целым и невредимым. Она молилась о том, чтобы ее глубокая любовь и преданность привели его в чувство, и все снова стало прекрасно. Но однажды их сын-подросток взял трубку телефона, чтобы позвонить, и услышал, как его отец назначает свидание. Он разоблачил Френка за обеденным столом, и Джинни поняла, что ей придется действовать. Она обратилась к психотерапевту за помощью. Семья милого подчиненного - любящая и дающая поддержку, такова была и семья Джинни. Плохо было лишь то, что ей приходилось играть роль "милого ангелочка" для того, чтобы получить в награду любовь и понимание. Мой старший брат и отец всегда вцеплялись друг другу в глотку, а я не могла понять этого. Отец был так добр со мной, мы с ним отлично ладили. Я думала, что брат специально пытается испортить все, и говорила ему, что если он просто перестанет это делать, все будет прекрасно. Во время сеансов мы с Джинни вскрыли тот факт, что она была перепугана сражениями отца с братом. Ее любовь к отцу была топкой маской, скрывавшей постоянный страх перед ним. В раннем детстве она узнала, что быть милой, готовой помочь, со всем согласной значило иметь щит против отцовского гнева. С "утяжелением" этого щита она теряла другие типы межличностного поведения: способность отстаивать свои идеи и мнение, быть напористой, независимой и чувствовать себя уверенно. "Белая ворона", как брат Джинни, и "милый ангелочек", как Джинни, часто происходят из одной семьи. При необходимости противостоять жестким требованиям родителей "белая ворона" приносит соединение (любовь) в жертву разделению (автономии). С другой стороны, "ангелочек" меняет разделение на соединение. Девочки гораздо более склонны к тому, чтобы быть милыми подчиненными, чем мальчики, так как их силы удваивает "кнут и пряник" давления индивидуальных особенностей пола. Милые подчиненные могут иметь неприятности при поиске романтических взаимоотношений. Стиль их межличностных связей, столь успешно защищавший от огорчений в детстве, порождает "отказ" от романтической перспективы. Вот как это было у Джинни: Я была тем человеком, к которому все шли со своими любовными проблемами, как ребята, так и девочки. Но в выпускных классах у меня не было ни своих любовных проблем, ни парня. Подруги говорили мне, что это из-за того, что ребята считали меня слишком "чистой" для них. Закрывшись внутри своей милой оболочки, Джинни почти превратила себя в существо среднего рода. Она не восхищала, не волновала, не интересовала противоположный пол. Милая подчиненная легко становится подругой, потому что дает очень много. Это относится и к мужскому соответствию ее, к мистеру Милому Пареньку. Он сделает все для своих друзей, но часто этим и заканчивается. Подчиненные мужчины и женщины этого типа попадаются в одну и ту же ловушку: их жажда делать приятное и всем нравиться "высушивает" напряжение, жизненно необходимое для романтической "химии". Им не знакома притягательность автономности. Через одно-два свидания милый подчиненный начинает бояться слов: "Ты нравишься мне, как друг, но..." Когда милый подчиненный наконец возбуждает в ком-то романтический интерес, то этот кто-то разбит и повержен, эмоционально или физически или одновременно и то и другое вместе, и нуждается в поддержке. Так было в случае с Джинни и Френком. Он выздоравливал после аварии на мотоцикле; она была его физиотерапевтом. Они поженились спустя три месяца после знакомства, и Джинни ушла с работы, когда забеременела первым ребенком. Поначалу Джинни была в восторге от Френка и своего замужества. Но их эмоциональная жизнь была ущербной, и нужно было совсем немного времени, чтобы выздоровевший Френк начал смотреть в сторону. Джинни говорила от лица многих милых подчиненных, когда сказала следующее: Я чувствую себя выполнившей свое предназначение и теперь должна быть просто хорошей женой и не ожидать слишком многого. Я знаю, ему нравится, что у него есть я - та, кто сделает для него все. Я хочу делать для него все. Но когда почти ничего не получаешь взамен, начинаешь думать, что с тобой что-то не так. Когда все милое в милом подчиненном не может доставить удовольствие партнеру, как это было с родителями, он теряется. Его главная стратегия преодоления - быть милым. Но милая уступчивость милого подчиненного на самом деле срывает его попытки угодить ведущему, потому что включает движущую силу парадокса. Если неверность ведущего является фактом, желание милого подчиненного простить и забыть не поможет обуздать ее. На самом деле зачастую это желание дает партнеру возможность обманывать. Если вы считаете себя милым подчиненным, вы, вероятно, разделяете бессознательный межличностный девиз: "Пожалуйста, любите меня". Я предложил Джинни переформулировать свой девиз следующим образом: "Люди не обязаны все время любить меня". Постоянное напоминание себе нового девиза, особенно в моменты тревожного волнения, поможет вам восстановить похороненные сильные черты вашей личности. Ваша цель - быть твердым и напористым, когда этого требует ситуация, а не рефлексивно милым и соглашающимся. Я поощряю изучение навыков напористости и самоограничения. Сейчас вы можете и не знать, что кто-то переступает ваши "границы" или использует вас. Близкий друг или психотерапевт может помочь вам выявить ситуацию, которая требует, чтобы вы установили определенные ограничения. Возможно, такие ситуации складываются гораздо чаще, чем вам кажется. Жизненно важно, чтобы милый подчиненный принимал свой гнев как должное. Возможно, выражение гнева пугает подчиненного больше, чем что бы то ни было. После того, как вы научились замечать, что кто-то нарушает ваши "границы", позволяйте себе испытывать и выражать свой гнев. Использование общения без обвинений поможет вам более эффективно выразить свой гнев. Оно также поможет вам справляться с ответной реакцией партнера. Готовьтесь к тому, что его реакция будет очень экспрессивной. В конце концов, он не привык к подобным проявлениям с вашей стороны. Обучение этим навыкам требует времени и терпения. Не ожидайте моментального или безболезненного прихода мастерства. Но ждите растущего вознаграждения. С совершенствованием навыков ведущего вы обнаружите, что ваша сила в межличностных отношениях - дружелюбие и заботливость - начнет лучше работать на вас. Она больше не превратит вас в подчиненного, предоставляющего прекрасные возможности другим, но не себе, так как будет подкреплена новой уравновешивающей силой. Несмотря ни на что, Джинни все еще любит Френка. Она не была готова к тому, чтобы уйти от него или разрушить семью. Во время курса психотерапии Джинни нашла в себе смелость предпринять серию ограничивающих Френка действий. Перед каждым шагом она репетировала со мной все с точностью до последнего слова, которое она скажет ему. После обращения к Френку по незначительным вопросам и преодоления своего страха перед конфронтацией она перешла к большим проблемам. Она выразила свою боль и гнев, вызванные его романами, и набралась храбрости сказать, что выкинет его из дома, если он не остановится. Как рассказывала Джинни, Френк был немногословен; он выглядел потрясенным, но после этого обращался к ней с большим уважением. После шести месяцев психотерапии и начала использования здоровой дистанции (Джинни прошла учебный курс, чтобы освежить свои знания и умения физиотерапевта, и устроилась на работу на неполный рабочий день). Она восстановила те грани своей личности, о которых даже не подозревала. Я мог видеть перемены в ней. Когда-то неуверенная и извиняющаяся почти за все, теперь она была уверенной, энергичной и привлекательной. У нее все еще были проблемы в браке, но она смогла уговорить Френка присоединиться к нам для прохождения курса терапии. "Эхо" "Эхо" не чувствует себя живым или цельным вне взаимоотношений. Сила его межличностных отношений - в способности терять свою бдительность и открываться наиболее уязвимыми сторонами. Жутко чувствительный, он тонко настроен на эмоциональные нюансы своих взаимодействий с другими. Рискующий в интимных отношениях, "эхо" делится со своим партнером всеми своими восприятиями. Но он не различает, где кончаются его чувства и начинаются чувства партнера. "Эхо" растворяется во взаимоотношениях, теряя свои "границы". Его качества могут сделать его ценным работником, так как он предвидит все потребности вышестоящих и исполняет свои обязанности с инстинктивным знанием того, что важнее всего. В романтических взаимоотношениях, однако, его "эхо" создает проблемы. У Деборы, художницы, сильная склонность к "эху". До встречи с Джонатаном она осознавала, как и многие другие "эхо", что она склонна терять себя во взаимоотношениях с мужчинами. Воспоминания о страданиях, перенесенных ею во время предыдущих романов, заставляли ее долгое время активно избегать романтических отношений вплоть до встречи с Джонатаном. Но она признавала: Не проходило и дня, чтобы я не думала о том, как найти кого-нибудь. Пару лет я вела дневник, и почти каждая запись была о мужчинах. Или я интересовалась кем-то, или они интересовались мной, или я начинала с кем-то встречаться... Остальное вы сами можете дополнить., Очевидно, попытки избегать взаимоотношений не будут настоящим выходом для "эха". В детстве "эхо" чувствует необходимость оставаться в роли "беспомощного ребенка", чтобы завоевать любовь своих родителей. Вспоминает Дебора: Мой отец вроде как оставил мать одну, и она, я думаю, обратилась ко мне за эмоциональной поддержкой. Это было так, как будто я всегда должна была оставаться ее "маленькой девочкой". Я никогда не могла принять самостоятельного решения... Всегда все было, как она хотела. Больше всего она любила меня, когда у меня были проблемы и я нуждалась в ней. В то же время она капризничала, когда я шла против нее. Однажды я попыталась не пойти с ней в магазин. Она так расстроилась, что заперла меня в моей комнате и вернулась домой только поздно вечером. Я была напугана, я боялась, что она никогда не вернется. Без слияния с кем-либо "эхо" чувствует себя брошенным и одиноким. Взрослый "эхо" не может осознать, почему он страшится разделения. Он несчастен, чувствуя постоянную потребность в близости с кем-то, свою "неполноценную" зависимость от этой потребности. Мы все теряем чувство собственных "границ" когда сильно влюбляемся. К счастью, у большинства из нас есть "основное" ощущение своей личности, проводящее нас через помешательство страсти. Для "эха", однако, это основание менее прочно, особенно для начала. Когда "эхо" привязывается, это ощущение, кажется, совсем исчезает. Дебора говорила, что ее взаимоотношения с Джонатаном, казалось. "проглотили" ее. Сначала я думала, что буду в безопасности с Джонатаном, потому что не влюбилась мгновенно. Но потом он заполнил меня всю. Я не виделась с друзьями, забросила живопись. В школе существовала просто механически. Я тратила все свободное время на чтение книг, которые нравились Джонатану. Я делала себе массаж лица. Когда мы только начали встречаться, мы ходили по художественным выставкам, но постепенно я переключилась полностью на его пристрастия; букинистические магазины и центры садоводства. Теперь я вижу, как я постепенно отказывалась от самой себя. Хотя может показаться, что "эхо" в любви теряют себя, они не всегда пассивны. "Эхо" знают, как подать себя, чтобы привлечь к себе партнера, который нужен им для ощущения своей цельности. Дебора отметила, что, хотя результат ее связи с Джонатаном был типичным, начало не было таковым. На самом-то деле на той вечеринке, где я познакомилась с Джонатаном, была еще пара мужчин, и у меня было искушение заговорить с одним из них, когда ко мне подошел Джонатан. Я не бросалась на мужчин, но знала, как ускорить события. "Эхо" старается удержать партнера своей совместимостью: он разделяет вкусы, интересы и заботы ведущего и демонстрирует, насколько эмоционально щедрым он может быть. Обычный результат - начало любви восхищает и "эхо", и его партнера. Партнер чувствует, что нашел любовь всей своей жизни, того, кто знает его, кажется, уже целую вечность и кто любит его таким, какой он есть. Но "эхо" продолжает подлаживаться под партнера, и эмоциональный климат меняется. Партнер начинает испытывать скуку, потом раздражение и "нехватку свежего воздуха". Парадокс страсти берет верх, заставляя ведущего отдаляться, а "эхо" - все больше стараться не отпустить его. Обычно в этот момент у "эха" наступает депрессия. Его сила в межличностных отношениях - чувствительность - заставляет его остро ощущать неудовлетворенность своего партнера. Так как самооценка "эха" определяется отношением к нему партнера, охлаждение в любви недвусмысленно доказывает, что "эхо" ничего не стоит. Так Дебора говорит о своей попытке самоубийства: Когда я потеряла контроль над взаимоотношениями с Джонатаном, я пришла к заключению, что не способна быть самой собой. И как бы странно это ни звучало, но я думала, что самоубийство - лучший способ для меня восстановить себя. Я могу умереть, но по крайней мере это сделаю я сама. Если у вас сильные тенденции "эха", скорее всего ваш бессознательный девиз: "Без тебя я ничто". Каждый раз, когда вы чувствуете охлаждение в отношении к вам и связанное с этим беспокойство, этот девиз понуждает вас крепче цепляться за партнера. Спорьте с этим девизом, повторяя про себя: "Я могу выжить самостоятельно". Стараясь разрушить модель своих взаимоотношений, Дебора делала две обычные ошибки: она оценивала свое желание близости, как "плохое", и старалась подавить это желание, полностью избегая взаимоотношений. Я объяснил ей, что эмоциональная близость очень важна для нее, и ее нельзя приносить в жертву. На самом деле способность к сближению была ее самой большой силой в межличностных отношениях; просто ее необходимо было уравновесить. Вместе с Деборой мы определили для нее новую цель: укрепить запущенные навыки ведущего, которые позволят ей найти себе подходящего партнера, который так же ценил бы близость. Так как чувствительность была одной из ее сил, я попросил Дебору сосредоточить эту силу на способности нового партнера к близости. Если бы он выглядел подающим надежды, она бы сразу задействовала один из своих новых навыков ведущего. Используя общение без обвинений, она бы выразила всю важность, которую она придавала близости, - шаг "не-эха", так как она подвергала себя риску отказа. Дебора спросила бы в необвиняющей манере, ценит ли он близость так же, как она сама. Если его ответ и последующее поведение не убедят ее, она прямо взглянет в лицо ситуации, сказав себе: "Я могу выжить самостоятельно". Она уклонится от почти неизбежного приступа парадокса страсти и еще одного деморализующего опыта подчиненного. Однако, если сбалансированная близость покажется возможной, Дебора сознательно будет сопротивляться потребности быть хамелеоном. Она использует свои личностные силы - живопись, любовь к педагогике, дружеское участие, - которые придадут ей больше привлекательности и помогут укрепить близость, которую она ценит в партнере. Как у многих "эхо", у Деборы было только приблизительное представление о себе "настоящей". Большая часть ее работы - а потребовалась большая работа - заключалась в восстановлении самоуважения. Осознание того, что у нее было много сил для межличностного общения, и воспитание автономности и напористости на их основе помогли ей узнать, что близость может быть более эффективной. Изменился даже стиль ее поведения. Когда-то очень нервная и хрупкая, она стала более спокойной и хладнокровной. Мститель Может показаться, что здесь есть противоречие в терминологии: "подчиненный" и "мститель". Но я часто встречаюсь с этим в своей практике. В отличие от других типов подчиненного мститель может испытывать здоровый гнев, когда ему кажется, что с ним обошлись несправедливо. Эта способность принадлежит силе в его межличностных связях. Его проблема - в способе выражения гнева. Мои клиенты Барбара и Стюарт - еще одна пара, иллюстрирующая классический парадокс страсти. Стюарт занимался политикой, его работа требовала долгих отлучек из дома и страстной преданности делу. Барбара была дизайнером-флористом. Они пришли ко мне разобраться с проблемой Барбары, которая становилась просто безумной, когда в руки ей попадали их кредитные карточки. Барбара объясняла: Каждый раз я теряю над собой контроль с этими кредитными карточками. Я это не планирую. Я иду в магазин и покупаю одну вещь. А потом покупаю еще одну и еще. Как алкоголик, который выпьет одну рюмку, а потом уже не может остановиться. Но я покупаю только на распродажах. А Стюарт добавил "Да Двухсотпятидесятидолларовые туфли, уцененные до двухсот" Поначалу Стюарту и Барбаре показалось, что они решили эту проблему. Стюарт закрыл все кредитные карточки, кроме одной, которую держал при себе. Барбара училась жить с проверкой счетов, в то же время постепенно выплачивая свой долг. Через шесть месяцев Барбара стала другим человеком. Стюарт вознаградил ее за это, вручив ей дубликат оставшейся карточки. Вскоре после этого он поехал на конференций в Чикаго. Когда он выписывался из гостиницы, его кредитную карточку не приняли - Барбара исчерпала весь кредит. Это происшествие поставило их брак под угрозу и заставило обратиться к психотерапевту. Оба они понимали, что у Барбары была проблема принудительные покупки. Но после того, как мы немного побеседовали, мне стало ясно, что магазинные кутежи Барбары соответствовали периодам наибольшей сдержанности Стюарта когда он вплотную занимался важными проектами или заданиями, когда у него на работе возникал кризис и когда он уезжал на конференции, не приглашая ее с собой. Вместо того, чтобы прямо выражать свой гнев, Барбара била Стюарта по карману - и утоляла свое одиночество удовольствием от покупок новых вещей. У Барбары было типичное для мстителя детство. Моя мать постоянно придиралась ко мне. У нее был способ сдерживать меня, говоря что-то вроде: "Ни один мужчина никогда не женится на тебе, если ты будешь так поступать". Но на самом деле она как бы и не хотела, чтобы я выросла. Она не разрешала мне ходить на свидания, пока мне не исполнилось семнадцать лет, да и потом у меня был крайний срок возвращения домой - десять часов. Однажды я вырвалась на вечеринку, и когда вернулась, около часа ночи, она ждала меня. Она надавала мне пощечин, и после этого два месяца я была наказана. Я восхищалась своим отцом. Он часто брал нас с братом на небольшие прогулки. Но даже он не мог возразить матери. Как у большинства подчиненных, у мстителя обычно один из родителей был авторитарным и чрезмерно критичным. Но, в отличие от других типов подчиненных, у мстителя один из родителей или бабушка (дедушка) являлся очень любящим. Авторитарный родитель руководил домом, заставляя ребенка развивать в себе навыки подчиненного покорность и приспособленчество. Но любовь более пассивного родителя воспитывала в ребенке чувство самоуважения и достоинства. Именно чувству собственного достоинства мститель обязан своим здоровым гневом, который он испытывает, когда ему больно или он расстроен. Однако испытывать гнев - совсем не то, что выразить его. Мститель должен привести свой полуразвитый навык испытывания гнева в равновесие со своим страхом подчиненного перед неуступчивым поведением. Для того чтобы сделать это, он должен научиться прямому выражению своего гнева. Личность мстителя может показаться не чрезмерно подчиненной. Многие из них очаровательны и оживлены в обществе, но это не значит, что они могут защитить себя в интимных взаимоотношениях. Комбинация общительности и уступчивости может быть почти невыносимой для некоторых типов ведущих, особенно для авторитариста (см. главу 14), которому необходимо контролировать взаимоотношения и в то же время иметь партнера, который бы представлял остальному миру его приятное отражение. После того, как взаимоотношения наладятся, ведущий считает своего партнера счастливым и довольным своей ролью подчиненного. Он самодовольно предается собственным занятиям и заботам. Таким образом, ведущий в основном слеп и глух к несчастьям своего партнера. Последний продолжает использовать уступчивость подчиненного, но обида вырастает из его чувства бессилия, зависимости и эмоционального пренебрежения им. Мститель не может найти способ лавировать между своими гневом и обидой и выступить в свою защиту. Он может получить некоторое облегчение, излив свои чувства другим. Но в момент, когда он едва может сдерживать свою растущую враждебность, он достигает бессознательного компромисса: он выражает свой гнев косвенно и таким образом поддерживает видимость уступчивости. Его основной козырь - острое ощущение того, какие именно косвенные действия ударят ведущего "по самому больному месту". Обычная тактика мстителя - флирт. В обществе он может действовать чрезвычайно соблазнительно, если находится в поле зрения своего партнера. Его партнер почувствует себя неуверенно и униженно. После этого мститель получит от партнера нагоняй за такое поведение. Ответ мстителя - он просто старался быть дружелюбным. Как можно ожидать, внебрачные связи обычны для мстителей. Взаимоотношения Барбары и Стюарта показывают, как их модель поведения ведущий/подчиненный разрушительно саморазвивается. Магазинные кутежи Барбары подвигли Стюарта к более авторитарным действиям: он был "вынужден", например, забрать у нее кредитные карточки. Но его контроль всего лишь заставил ее почувствовать большую зависимость и бессилие и большее желание отомстить. Скрываете ли вы обиду на своего партнера из боязни сказать ему, что вас огорчает в нем? Выражается ли ваша обида в форме косвенной мести? Если это так, то скорее всего ваш межличностный девиз: "Без конфронтации". Мстители, веря, что прямая конфронтации вызовет их эмоциональную заброшенность, предпринимают скрытые действия против своих партнеров, и это почти всегда создает еще большие проблемы. Для того, чтобы начать перемены, создайте себе новый девиз: "Вставай на свою защиту" и почаще думайте о нем. Осознайте, что вы уже на середине пути. У вас уже есть здоровый гнев. Теперь надо научиться выражать его способом, не вредящим, а помогающим вам. Прочитайте главу 8, поучитесь использованию общения без обвинений. Попрактикуйте его сами с собой, отрепетируйте, что вы скажете своему партнеру, когда вновь вспыхнет ваш гнев. Барбаре, например, пришлось научиться без обвинения говорить Стюарту, что она чувствует себя эмоционально обделенной. Когда вы напористо атакуете свои реальные проблемы напрямую, вы нейтрализуете свои мстительные импульсы и восстанавливаете баланс ваших взаимоотношений. Барбара и Стюарт - разумные люди. Они быстро разобрались в побудительных мотивах, которые противопоставляли их друг другу. Для меня наградой было видеть, как они определяли свои более слабые навыки межличностных отношений и начинали работать над их развитием, так как Стюарт нуждался в равновесии ровно настолько же, насколько и Барбара. В то время, когда Барбара училась "вставать на свою защиту" и выражать соответствующий этому гнев, Стюарт становился более чувствительным к тому, как его авторитарные "решения" их проблем питали расстройство Барбары. Когда они начали совместную работу над достижением баланса, их взаимоотношения стали значительно лучше. Оскорбленный подчиненный Любой ярко выраженный подчиненный - кандидат на эмоциональное или физическое оскорбление. Это относится и к типам, которые мы уже рассмотрели: милому подчиненному, "эхо" и мстителю. Они - не мазохисты. Они не получают удовольствия от оскорблений. Но у них все-таки есть две серьезные проблемы: низкое самоуважение может делать их чрезвычайно восприимчивыми к оскорблению, а самые сильные навыки межличностного общения скорее дозволяют, чем противостоят, оскорбительное поведение их партнеров. Например, милый подчиненный отреагирует на оскорбление тем, что постарается снести его, надеясь, что, если он будет достаточно милым и приятным, оскорбление "прекратится". "Эхо" постарается еще в большей степени стать той личностью, которую хочет видеть в нем его партнер. Мститель найдет способ косвенной мести, которая всего лишь разозлит его партнера еще сильнее, что вызовет большее оскорбление. Оскорбленный подчиненный определяется собственной тенденцией закончить свой путь в оскорбляющих его взаимоотношениях. Он страстно желает найти себе "прекрасного человека", но это, кажется, так и не получается. Очень хочется навесить на оскорбленного подчиненного ярлык настоящего мазохиста - того, кто "нуждается" в наказании. Но я не думаю, что это тот случай. Оскорбленные подчиненные так же страдают от своих несчастливых оскорбительных взаимоотношений, как любой другой на их месте. От большинства людей они отличаются чрезмерным количеством полученных в детстве уроков. Мой отец был тем, кого вы называете базовым тираном. У него была очень суровая работа - он работал на верфи, - и обычно он приходил домой злым и пьяным. Я думаю, это был тот случай, когда, получив выговор от своего начальника, он хотел бы прийти и пнуть собаку или того, кто подвернется. Не важно, что было не так, - это всегда было по чьей-то вине. Даже если спустило колесо. Самый худший момент из тех, что я помню, - когда он не мог найти бутылку виски, которая, как ему казалось, у него была. Сначала он обвинял маму. Затем моя сестра сказала что-то вроде "умник чертов" и заплатила за это. Когда он начал избивать ее, один из братьев попытался заступиться и тоже был избит, В конце концов я соврала и сказала, что нечаянно разбила эту бутылку. Он наорал на меня, но сказал, что я была единственной честной в семье, потому что сказала ему правду. Кроме того, что семья Ли была крайне "нефункциональной", ее возглавлял человек, в котором проявилась основная черта родителей оскорбленных подчиненных. Он был обвинителем. Что бы ни случалось плохого, это никогда не происходило по его вине. Всегда виноват был кто-то другой. Ребенок, отчаянно пытающийся завоевать одобрение такого родителя, часто учится соглашаться с обвинениями. В своем эмоционально опасном и тревожном мире обвиняемый ребенок может поверить, что он действительно виноват. В конце концов родители - авторитет для ребенка. Они должны знать, что правильно, а что - нет. Как и другие типы подчиненных, этот подчиненный узнает, что "вставать на свою защиту" - значит добиваться наказания, словесного или физического. Но если он принимает обвинение, заслуженное или нет, он максимально возможно приближается к получению одобрения своего обвиняющего родителя. А это - отсрочка следующих наказаний. Таким образом, ценой в данном случае является признание вины, Имея такой огромный жернов, трудно даже представить себе, какой будет сила в межличностных отношениях этого оскорбленного подчиненного. Часто она прикрыта эмоциональным смятением от его нездоровых взаимоотношений. Но достаточно лишь взглянуть на конечные результаты контактов с оскорбляющим его родителем для того, чтобы увидеть, где лежит его сила и почему он и оскорбляющий его партнер безошибочно находят друг друга. Специализация оскорбленного подчиненного - разминирование. В детстве он - хранилище для иррациональной непостоянной злости родителя. Получая выговор, он кладет конец жестокой ситуации. Таким образом он доказывает свою полезность злому обвиняющему родителю. К несчастью, само это действие, дающее ему ощущение собственных способностей - принимать на себя обвинение, также заставляет его думать о себе плохо, как о заслуживающем оскорбления. В межличностном круге оскорбленный подчиненный выказывает чрезмерно развитое чувство скромности. Скромность, не уравновешенная уверенностью в своих силах, ведет к ощущению себя нестоящим человеком, к тенденции признания "это я виноват". Чрезмерно скромный ребенок верит, что вызывает гнев, так же как разряжает его. Многие психотерапевты считают оскорбленных подчиненных мазохистами, причина же в том, что они выглядят отдающими предпочтение непостоянным, оскорбляющим их партнерам, избегая "хороших людей". На первый взгляд модель взаимоотношений Ли укладывается в эту схему; она даже признала, что во время своего "тупикового" романа с Броком отвергала ухаживания других. Однако, с моей точки зрения, мазохизм не играет здесь никакой роли. Во-первых, самоуважение оскорбленного подчиненного серьезно ослаблено. Он убежден, что он - плохой человек и не заслуживает "хорошем" партнера. Это убеждение двоякого действия. Часто нехватка самоуважения у оскорбленного подчиненного неосознанно ощущается "неоскорбляющими" ведущими, и это умаляет привлекательность оскорбленного подчиненного в их глазах. Другой побудительный мотив начинает действовать когда оскорбленный подчиненный ищет романтического партнера; и этот мотив согласуется с парадоксом страсти. Обвиняющий человек может быть чрезвычайно очаровательным и восхитительным, когда встречает того партнера, который ему нужен. Он - хороший "продавец", потому что обычно что-нибудь скрывает, и это делает его более привлекательным для подчиненного, взращенного на эмоциональных фейерверках. Но сразу под поверхностью спрятан крючок - его потребность в человеке, который способен ужиться с его злостью и раздражительностью. Парадокс укладывается в эту схему потому, что оскорбленный подчиненный всегда чувствует себя вне контроля своего непостоянного партнера, и это добавляет любви к его боли. Это может быть трагической склонностью. Если вы находитесь в оскорбляющих вас взаимоотношениях, я настоятельно советую немедленно обратиться за помощью к профессионалу. Довольно сложно справляться с несбалансированными взаимоотношениями, в которых отсутствует злоупотребление. Но когда злоупотребление присутствует, страхи и реальная опасность делают вас безнадежно скованными. Уверяю вас, у вас гораздо больший выбор, чем вы можете себе представить сейчас. Хороший психотерапевт поможет вам найти и сделать этот выбор. Если вы не знаете, можно ли вашу ситуацию определить как оскорбительную, спросите близкого друга, родственника или своего врача. Или попробуйте такое упражнение: представьте свою реакцию на другого человека в вашей ситуации. Будет ли вам казаться, что он мирится слишком со многим? Если это кто-то, кто вам дорог, будете ли вы волноваться за него или даже захотите, чтобы он вышел из этой ситуации? Если это так, то вам необходимо действовать. Если вы - оскорбленный подчиненный в течение уже какого-то времени, вам пора переоценить свой подход к взаимоотношениям. Во-первых, будьте осторожны с быстрыми Ромео, которые уносят вас на облаках и кружат вам голову своими непредсказуемыми поступками. Они могут быть очень романтичными. Но, как будет показано в следующей главе, им часто не хватает навыков межличностного общения: чувствительности и скромности. Сначала вы можете быть в восторге от излучаемой этими людьми любви. Но любовь никогда не будет единственным критерием взаимоотношений. И никогда она не оправдает вашу терпимость к пренебрежению или оскорблению. Любовь, которую вы чувствуете от того, что находитесь вне контроля вашего оскорбителя, - опасный побочный эффект парадокса страсти. Во-вторых, дайте больше шансов "хорошему человеку". Поначалу он покажется вам совсем "неправильным". Вы можете подумать, что не заслуживаете его "прекрасности". У вас может быть сильное ощущение "нестыковки" с ним - как будто он не замечает в вас самого лучшего. Но время, проведенное с ним, позволит вам почувствовать себя более спокойно в его присутствии и начать обретать новые способности к межличностному общению. Если в ваших взаимоотношениях появляются признаки оскорбления, вам нужно оспорить полученный в детстве межличностный девиз: "Всегда виноват я". Этот девиз заставляет вас поверить, что только вы ответственны за то грубое обращение, которое вы получаете, это вы должны прилагать больше усилий для исправления взаимоотношений, и если ничего не улучшится, вы заслуживаете этого грубого обращения. Жизнь с этим девизом позволит вашему партнеру быть более оскорбительным и заставит вас относиться к себе еще хуже. Существенно важно, чтобы вы противопоставили своему старому девизу новый: "Я заслуживаю любви и уважения, как все". Этот новый девиз поможет вам восстановить ваше самоуважение и избавиться от модели самообвинителя. Он поможет вам установить пределы поведению партнера по отношению к вам и понять, когда, если это становится необходимым, прекратить взаимоотношения. Во время курса психотерапии Ли научилась сопереживать себе самой и преодолевать собственную тенденцию винить себя и искать эмоциональный дисбаланс. Знание движущих сил парадокса страсти помогло ей увидеть, почему "плохие парни" казались ей более восхитительными, чем хорошие, и почему это восхищение имело столь высокую эмоциональную цену. После нескольких недель сеансов психотерапии и нескольких недель планирования и репетиций она решила, что пора поговорить с Броком об их отношениях. Когда он в следующий раз предложил "побыть вместе", она, используя общение без обвинений, объяснила ему, что все кончено. В их отношениях ее потребности не удовлетворялись, сказала она, и осталась твердой, несмотря на все его протесты. Потом она сказала мне: "Это одно из самых трудных решений, которые мне доводилось принимать, Но это так здорово - вставать на свою защиту". Несколько месяцев спустя Ли познакомилась с хорошим человеком и начала встречаться с ним. Для нее это было немного странно, особенно потому, что ее романтические чувства к нему развивались медленно. "Я привыкла к мгновенной великой любви, - сказала она. - Но это новое чувство намного здоровее. Значит ли это, что я начинаю нравиться себе?" УЧИТЕСЬ БЫТЬ РАНИМЫМ У ярко выраженного ведущего много лиц. Он может быть строгим и авторитарным, невозмутимым и отстраненным, агрессивным, даже оскорбляющим. Он может начать страстно и сильно, потом быстро закружиться в своих эмоциях, оставляя партнера смущенным и подчиненным. Он может сбежать от самой мысли об эмоциональной близости с другим человеком. Он может быть так измотан личными делами, что у него почти не останется эмоций для интимного партнера. У многих хронических ведущих было трудное детство, как и у подчиненных. Но вместо уступок и сближения с требовательным родителем они использовали сопротивление и отчуждение. Некоторые надевали доспехи ведущего для ослабления эмоциональной боли, другие убеждались в том, что быть ранимым - плохо. Все они обладают той силой в межличностных отношениях, которая толкает их к разделению и контролю в любовной жизни. Авторитарист Авторитарист - лидер. Его жизнь упорядочена и дисциплинирована. Он гордится своей рациональностью. Для него правила жизни - черно-белые: есть правильный путь и неправильный путь, и его жизнь представляет собой пример правильного пути. Обычно он работает на руководящих должностях или имеет собственный бизнес. Он любит председательствовать в неопределенных или экстремальных ситуациях, и его решения часто очень остроумны. Обычно он достигает успеха в карьере и рассматривает сопутствующее материальное вознаграждение как доказательство правильности избранного им пути. Авторитарист считает, что существуют два типа людей: слабые и сильные. Его тип межличностных отношений хорошо определен: он чувствует себя вынужденным контролировать слабых и превосходить сильных. Когда я думаю об авторитаристе, мне вспоминается мой бывший клиент Маршалл 55 лет, директор крупного медицинского центра. Хотя он и не был особенно популярен, но завоевал уважение своими способностями лидера и руководителя. Для Маршалла был важен образ успеха, и ярким примером этого был его прекрасно сшитый костюм и блестящий черный "мерседес". Он гордился своими консервативными взглядами, которые, как ему казалось, обеспечили его восхождение. Манера общения Маршалла была какой-то негибкой и неуклюже веселой. Например, во время нашей первой беседы его "ледоколом" было: "Благодаря всем этим придуркам, о которых я читал в газетах, я думаю, ваш бизнес должен процветать", Маршалл был женат на Сюзанне двадцать пять лет, у них было трое детей, двое учились в колледже, один заканчивал школу. Маршалл любил держать всех в узде, и дома, и на работе. Сюзанна завоевывала его одобрение ловким ведением хозяйства, "правильным" участием в общественной жизни и абсолютной уступчивостью. Их дети посещали частные школы, занимались в хоре и не попадали в переделки. По его собственному признанию, он не был "отцом - принудителем", но всем были известны возлагаемые им на детей большие надежды. Он сам устанавливал наказания в случае необходимости. Такие люди, как Маршалл, редко обращаются к психотерапевту. Психотерапевтическая помощь неэффективна без желания и способности клиента быть ранимым, склонности к самоанализу, признания слабостей и ошибок. В мире авторитариста нет места беспорядочности и буйству эмоций, и он посвящает значительную часть своей энергии тому, чтобы избежать их. Маршалл никогда бы не прибегнул к моей помощи, если бы в его жизни не произошла трагедия. За три месяца до нашей первой встречи Маршалл обнаружил свою дочь лежащей ничком на полу их домашнего бассейна; она умерла от сверхдозы героина. За неделю до этого он единолично принял решение, которое было призвано разрешить проблему с возможными осложнениями. Его дочь, учившаяся в выпускном классе школы, забеременела. Он настоял, чтобы она бросила школу, и договорился о том, чтобы она пожила в семье его сестры в Огайо до тех пор, пока не родится ребенок. Теперь образ его погибшей дочери постоянно стоял перед ним. А вся его семья, включая ранее покорную жену, восстала против него. Авторитарист растет в семье, которая жестко придерживается традиционных ролей полов. Обычно его отец - авторитарист. Его презрение к эмоциям "слабаков" передается сыну. Вот как Маршалл описывал свое воспитание: Наш дом напоминал тренировочный лагерь новобранцев. Если мы делали что-то не совсем так, как этого хотел отец, мы знали, что будем выпороты. Никакого шатания по дому. Я бы не назвал его злым человеком. На самом-то деле, я думаю, он мог бы гордиться нами. Но мы знали, что нельзя делать и шага в сторону. Я помню, как однажды, когда мне было около четырех лет, я разобрал его карманный фонарик, и он отшлепал меня. Я начал реветь. Он сказал мне, что я уже взрослый и должен перестать плакать, иначе получу урок на всю жизнь. И, я думаю, это был единственный раз, когда у меня остались ссадины. Нет необходимости говорить, что я научился делать все так, как он велел. Но знаете, я думаю, что во многих отношениях его способ воспитания был хорош. В отличие от нынешних детей, мы действительно учились отвечать за свои действия уже в самом начале жизни. В детстве авторитарист бывает отвергнут и/или наказан каждый раз, когда проявляет уступчивость. Он быстро узнает, что его ценность определяется успехом в мире, как это установлено его родителями. Визг, плач и прочее "сюсюканье" просто неприемлемы. Личная цель авторитариста - стать "героем". В детских играх его фантазия вращается вокруг военных завоеваний, в школе он стремится к атлетическому и академическому совершенствованию. Героизм взрослого авторитариста измеряется завоеванным им благополучием и престижем. Социолог Уоррен Фаррелл писал, что традиционный мужчина запрограммировал быть "объектом успеха", так же как женщин учат быть "сексуальными объектами". Высокая цена этой цели - эмоциональное разъединение. После одобрения воспитательных методов своего отца Маршалл умолк. Он впал в свой "я-всегда-прав" способ мышления. Но его жесткий подход натолкнулся на образ его мертвой дочери, который теперь навсегда застыл в его сознании. Большинство людей в юности переживают по крайней мере одно романтическое поражение, но восстанавливаются после него. В каком-то смысле авторитарист не восстанавливается никогда. Юношеская неудача потрясает основы его представления о себе как об объекте успеха, потому что превращает его в раненого проигравшего. С этого момента он начинает избегать женщин, которые равны ему по положению, привлекательности или силе своего "я". Сильные женщины лишают его присутствия духа. Он нейтрализует свой страх насмешками и критикой: сильные женщины - "разрушители", остальные - "слабаки". Бессознательно он ищет связи только с женщинами, которых он может уверенно контролировать. Обычно женщина, на которой он женится, имеет выраженные наклонности подчиненного и будет или заниматься домом, или работать в должности значительно ниже его. Жена и семья авторитариста занимают важное место в его плане достижения успеха. Хотя он может никогда не испытывать страстной любви к жене, он будет ценить ее, если она сможет соответствовать его "образу" и общему успеху. Жена Маршалла, Сюзанна, была "сделана" точно по его мерке. Ее семья была социально более значима, чем его, что повышало его статус, к тому же она была идеальной милой подчиненной. Но самоубийство дочери поколебало ее податливость. Теперь она противостояла Маршаллу своим гневом. Стабильная несбалансированность их брака обернулась хаосом. Для разрушения "праведного" состояния авторитариста требуется опустошительная эмоциональная или финансовая потеря. Такая потеря может даже уничтожить его. Навыки межличностного общения, которые могли бы помочь ему пережить жизненный кризис, совершенно не развиты. Он не умеет ослаблять свою настороженность, обнаруживать эмоциональную боль, принимать помощь других людей. Он, как дуб из пословицы: сопротивляется вместо того, чтобы склониться по ветру, и в бурю сломается быстрее, чем "слабая" ива. Неудивительно, что одну из самых вероятных групп суицидного риска составляют мужчины в конце пятого - начале шестого десятка, пережившие первую в жизни неудачу. Маршалл не мог рационализировать и "убрать" свою боль по погибшей дочери, и у него не было места для ее "хранения". Стресс привел его к большей опоре на основную силу межличностного общения - лидерство. Он отчаянно пытался проявить свою силу: спорил с Сюзанной из-за планов похорон, а на работе срывался на подчиненных из-за пустяков. Ультиматум Сюзанны: "Сделай что-нибудь с собой, или между нами все кончено", - был последним ударом по его авторитарному чувству определенности. Он заплакал первый раз в своей взрослой жизни. Также впервые он последовал совету Сюзанны: согласился на курс психотерапии. Если у вас есть наклонности авторитариста, я прошу вас использовать свои сильные навыки рационального мышления. Исследуйте модели своих взаимоотношений и посмотрите, как они могут быть связаны с вашими способами взаимодействия с людьми. Межличностный девиз, принятый в детстве: "Мой путь - это правильный путь", не позволяет вам иметь предохранительный клапан права на ошибку. Вы вынуждаете членов своей семьи, которые не согласны с вашим образом жизни, прибегать к крайним мерам. Они могут восстать, или отомстить, или начать наказывать себя (дочь Маршалла соединила все три способа). Их стрессовая реакция вынудит вас еще больше опереться на свои наиболее развитые навыки руководителя. Проблема - в вашем страхе перед неконтролируемостью любой ситуации. Как позже сказал Маршалл: "Я выиграл семейные баталии, но мы все проиграли войну". Вы будете лучшим лидером, если научитесь сопереживать и быть гибким. Когда бы вы ни почувствовали угрозу и контроль, повторяйте про себя ваш новый девиз: "Иногда проигрывая, вы выигрываете". Во время курса психотерапии Маршалл горько разрыдался, когда наконец признал невыносимую правду: если бы он не вел себя с дочерью, как несущийся на всех парах паровоз, а подошел бы к ней с пониманием, трагедия скорее всего не произошла бы. Несколько месяцев прошло прежде, чем острая фаза его страданий начала ослабевать. Хотя скорее всего Маршалл никогда не освободится от чувства вины и тяжелой утраты, он осознал, что ужасный опыт может дать ему что-то хорошее. На самом деле этот опыт полностью изменил его. Маршалл возглавил новую программу по предотвращению самоубийств в своем медицинском центре, он и Сюзанна присоединились к родительской группе. Дома он активно поддерживает своих детей - студентов и обсуждает с Сюзанной практически все - от планов на ужин до решений по медицинскому центру. Его навыки лидера, уравновешенные состраданием, расцвели еще более полно. Искатель острых ощущений Искатель живет ради риска. Если жизнь становится слишком спокойной и предсказуемой, скука заставляет его искать новые острые ощущения и опасности. Он агрессивно состязателен, потому что состязание стимулирует его. Ему нужны большие впрыскивания адреналина для достижения оптимального уровня действия. Его профессия или хобби отражают потребность в биохимическом возбуждении: он - автогонщик, альпинист, дельтапланерист. Он - атлет, лучше всего действующий в экстремальных обстоятельствах. Искателя привлекают такие сферы, как война, политика, большие финансы, зашита закона, преступность и сексуальные победы. Муж Джинни, Френк, полицейский детектив, был искателем острых ощущений. Во время беседы я спросил его, почему он выбрал эту работу. Он ответил с оттенком иронии: Я люблю возбуждение и драму. На любой другой работе я скучал бы до смерти. Вы не привязаны весь день к одному рабочему месту. Вы смешиваетесь с преступными элементами. Вы встречаете людей всех типов, мне особенно нравятся дамочки, у которых неприятности. Как у многих искателей, возбуждение Френка требует распространения на сексуальную сферу. Не удивительно, что стабильные, моногамные взаимоотношения не возглавляют список ее приоритетов. Как только взаимоотношения становятся рутиной, тяга к новым сексуальным приключениям может стать непреодолимой. Стремление искателя к стимуляции может проявиться в раннем детстве, что предполагает генетическую составляющую. Раннее обусловливание роли мужчины как героя объясняет, почему искателей мужчин гораздо больше, чем женщин. Вполне возможно, что свою роль здесь играют и мужские гормоны. В дополнение к этому, некоторые образцы детского опыта порождают озорство, бесшабашность и состязательность. Френк в детстве испытал нечто подобное: Моя мать была разведена, и ей приходилось работать. Она была хорошей, любящей матерью, но мы с братьями были настоящими дикарями. Я был сметливым независимым ребенком. Все время шатался где попало. Я, можно сказать, получил свое образование на улице. Мы думали, что мы крутые, и нарвались на неприятности. Не очень серьезные, знаете. Но в глазах моей матери я не мог поступать плохо... Она всегда верила в мою версию этой истории. Ну, в общем, мне все сошло с рук. Эмоционально нуждающийся родитель иногда любит столь безоглядно, что ребенок убеждается в том, что он действительно "не может поступить плохо". Ребенок получает уверенность в противостоянии экстремальным ситуациям с минимальной тревогой Но его уверенность не уравновешивается нормальным уровнем скромности и чувствительности. Его состязательность ничем не сдерживается, и он может нарушить эмоциональные "границы" других людей. После этого доведение ситуаций и людей до их пределов становится жизненной потребностью. Некоторые искатели - дети привилегированных родителей, не имевших проблем с материальным обеспечением ребенка, но менее щедрых в отдаче ребенку любви и понимания. Искатели острых ощущений всех типов разделяют уверенность в том, что земля их детства была враждебной и не давшей поддержки. Скромность, застенчивость и чувствительность не являлись там нормой. Приспосабливающийся ребенок учился скрывать подобные проявления своей личности. Вопрос в том, станет ли жесткий, склонный к риску ребенок другом или врагом общества. Правда и то, что полицейский и вор скроены из одного куска. Искатель привносит в ухаживания особый "огонь". Тогда как многие из нас с трудом переносят пот и лихорадку новой любви, искатель получает от этого удовольствие. Он живет для всего того, что предлагает период ухаживания - неопределенность, риск, новизна, удовольствие. Он чувствует уверенность в жизни. Он излучает возбуждение. Женщина, которая является объектом его внимания, редко способна к сопротивлению. Она чувствует, что это будет запоминающаяся связь. Френк описывает наплыв чувств, которые он испытывает каждый раз, когда обращает внимание на привлекательную женщину: Я не могу выразить словами, на что это похоже, когда ты видишь прекрасную женщину и знаешь, что собираешься сделать ее своей. Вы смотрите на ее палец, чтобы узнать, замужем ли она, и если да, то отлично. Риск. Если нет, тоже отлично, но нужно быть осторожным. Сначала ты весь в деле, а между делом - маленький сюрприз. Маленькая шутка о том, как великолепно она выглядит, но она даже не уверена, что это ты сказал. Через пару дней - побольше дел и еще поддразнить. Можно наткнуться на нее как бы случайно. А в следующий раз, когда вы пересечетесь, она уже ищет тебя, но старается быть сдержанной. И ты играешь, как в азартную игру. Это самый лучший период. Иногда я приглашаю их на обед или на чашку кофе. Вы знаете, что хотят услышать женщины? - "Ты нужна мне". Вы даже не представляете, как здорово это может быть в секретарской после окончания рабочего дня. (Он хихикнул.) Из-за того, что искатели столь уверенны, независимы, не подконтрольны, другими словами, столь возбуждающи, партнеры часто влюбляются в них. Вполне предсказуемо, что, когда любовь искателя идет не убыль, его глаза начинают шарить в поисках новой дозы секса. Не то, чтобы он боялся обязательств как таковых, он просто не может представить себе жизнь без романтических приключений. Его стремление к новизне и возбуждению пересиливает потребность в близости и безопасности и фактически гарантирует положение ведущего в ситуации парадокса страсти. Как и Френк, большинство искателей заканчивают женитьбой. Некоторые - много раз. Они не свободны от социальных стереотипов или желания иметь детей и жену. Искатели обычно женятся после того, как получают серьезный урок, связанный с их балансированием на грани. Вспомните, что Джинни была физиотерапевтом Френка после того, как он попал в аварию на мотоцикле. Но как только искателю становится слишком комфортно, неверность почти неизбежна. Для того, чтобы терпеть такое положение дел, нужен ярко выраженный подчиненный, такой, как Джинни. Искателям сначала следует похвалить себя за свою силу: здоровую уверенность, независимость, обаяние, состязательность, чувство юмора и непосредственность. Однако та же самая сила, которая составляет его привлекательность, может загнать его в ловушку разрушительных моделей. Их подход к жизни редко бывает неопределенным. Когда же это случается, обычное последствие - депрессия. Более того, сегодня сексуальные искатели играют в "русскую рулетку" со СПИДом. На первый взгляд это может выглядеть странно, но искатели страдают в основном от неправильно воспитанного в них чувства скромности. Скромность - важный инструмент межличностных отношений; он - связь с реалиями общества. Нескромные люди склонны считать себя в определенном смысле "над законом". На первом месте у них - собственные потребности, и они не всегда принимают в расчет, как удовлетворение этих потребностей может повредить другим. Скромность помогает людям оценивать уместность или неуместность, приличие или непорядочность их действий. Люди, которым не хватает скромности, живут по межличностному девизу: "Я могу иметь все". Люди, воспринявшие этот девиз, рискуют потерять все. Обычно искатель знает, что ходит по лезвию ножа и в любой момент может упасть. Но не забывайте, что его манит сама опасность. И мы получаем портрет человека, который непрерывно подставляет себя под огонь, надеясь "получить все", включая заряд бодрости от постоянного риска. Подвиги искателя могут быть невероятными. Когда его супруге все это наконец надоедает и она уходит, он может быть поражен тем чувством опустошенности, которое сваливается на него. Очарование и смелость, которые приносят ему огромный успех вне основных взаимоотношений, могут быть уничтожены депрессией. Консультации для искателей обычно вызывают дилемму. То, что придает их жизни величайшее значение, - особенно, если они искатели сексуальных приключений, - зачастую болезненно для других людей. Однако совет искателю проявлять сдержанность только вдохновляет его на потворствование большему возбуждению и риску. Мой подход к искателям прямолинеен. Он скорее поддерживает, чем бросает вызов их свободной воле. Проще говоря, я приглашаю их самих сделать выбор между краткосрочными и долгосрочными удовольствиями. Если вы чувствуете тягу к неверности или другим пагубным формам риска, обдумайте свой новый девиз: "Я склонен забывать, сколь много могу потерять". Когда вас манят краткосрочные удовольствия, вспомните о тех долгосрочных вознаграждениях, от которых вы отказываетесь. Этот девиз применим не только к вашим взаимоотношениям, но и к краткосрочным удовольствиям, таким, как алкогольное или наркотическое опьянение или азартные игры. Френк искренне признал, что он не знает, сможет ли он навсегда прекратить свое волокитство. Он также сказал, что мысль о том, что он причиняет боль и теряет своих жену и детей - классическое "последнее предупреждение" искателю, - изменила его приоритеты и ослабила тягу к сексуальным приключениям. Он стал проводить больше времени дома и с удивлением обнаружил, что ему это нравится. Мне было ясно, что старания Джинни приобрести навыки ведущего давали свои плоды. Она больше не поощряла подвиги Френка своей милой любезностью. Их взаимоотношения вступили в фазу большей сбалансированности, которая эмоционально вознаграждала того и другого. Одиночка В школе у вас, вероятно, была пара одноклассников, которые не входили в ваш коллектив. Они и не пытались. Казалось, они идут своим, отдельным путем, безразличные к социальным группам и часто увлеченные своими собственными особыми интересами. Иногда они были нонконформистами, иногда немного нервными. Одиночки из моего класса стали: пианистом (мальчик) и молекулярным биологом (девочка). На самом деле ряды одиночек включают художников, музыкантов и писателей. Они также включают людей, участвующих в минимальных социальных контактах: лесников, архивариусов, фермеров. лаборантов, водителей грузовиков на междугородных трассах. История науки полна отчетами о важнейших прорывах, сделанных учеными, работавшими в одиночестве, иногда растянутом на годы. Джонатан, партнер Деборы, обладает индивидуальными особенностями одиночки, усиленными его болезненным разводом. Хотя он и вступал в случайные связи, их было очень мало и они были крайне редки. "Я не тот, кого называют бабником", - прокомментировал Джонатан. Я спросил его, как он проводит свободное время. Я читаю, слушаю музыку, иногда хожу по книжным магазинам, захожу в парочку кафе, атмосфера которых мне нравится. Я читаю книги по философии и истории, люблю джаз и классическую музыку. У меня есть проигрыватель компакт-дисков, качество звука у него невероятное. Летом стараюсь один сходить в поход на пару недель. И я делаю разные приспособления и усовершенствования для дома, работаю в саду, который сейчас переделываю в японском стиле. У меня есть несколько друзей, с которыми я встречаюсь приблизительно раз в две недели. Я люблю полностью контролировать свое время. На самом деле это неплохая жизнь. Я спросил Джонатана, не кажется ли ему, что в его жизни чего-то не хватает. "Иногда - да", - ответил он. Я думаю, мы склонны рассматривать одиночек с точки зрения "просто он такой" благодаря их предрасположенности к стеснительности или интравертности. Когда одиночка к тому же и творческая личность, легко поверить, что именно творческое начало привело его на путь одиночества. Хотя я и считаю, что мы обладаем врожденными склонностями к тому или иному стилю поведения, у меня есть достаточно данных, чтобы принять это как целый комплекс различных факторов. Свидетельства доказывают, что большинство одиночек эмоционально "обожглись" в детстве. С Джонатаном произошло именно это. Мой отец был алкоголиком, и я никогда не знал, как он себя поведет со мной. Иногда он был веселым, но обычно - просто очень пьян, зол и жесток. Безо всякой причины он начинал орать на меня. Я не знаю, почему основная тяжесть этих обвинений всегда ложилась на меня. Он никогда не кричал на сестру или маму. Что меня всегда беспокоило, так это то, что мама обычно просто сидела, как будто ничего не происходило. Иногда с меня было "достаточно", и я орал на него в ответ, что всегда было ошибкой. Тогда он бил меня, а он был здоровый. Единственное место, где я чувствовал себя в безопасности, - моя комната. У меня всегда руки росли откуда надо, когда мне было около восьми лет, я поставил на дверь засов. Ребенок - одиночка испытывает естественный гнев, вызванный его эмоциональным исключением из семьи. Однако в отличии о большинства ярко выраженных типов ведущего он не чувствует себя вправе злиться. То, что только он один из всех детей отлучен от родительской любви, вполне предсказуемо заставляет его чувствовать себя в чем-то виноватым. По существу одиночка вырабатывает стиль приспосабливающегося ведущего, потому что чувствует себя таким же уязвимым, как подчиненный. Вместо использования силовых стратегий ведущего он отступает, пытаясь контролировать ситуацию своим отсутствием. У него формируется бессознательная вера в то, что самое безопасное место для него - в изоляции от других людей. Принимая сдержанный стиль межличностных отношений, он редко предлагает или ищет эмоциональной близости с другими. Его поведение отражает тот печальный урок, который он получил в детстве: "Когда вы сближаетесь с людьми, они отвергают вас и делают вам больно". Некоторые одиночки тяжелее всего переносят травму, будучи отвергнутыми равными им. Оставленные в одиночестве на игровой площадке, они чувствуют себя грубо осмеянными и отвергнутыми. Но даже эти одиночки обычно не могут получить эмоциональную поддержку, необходимую для оживления их самоуважения, у себя дома. Как и у Джонатана, у многих одиночек были непредсказуемые и противоречивые родители. Джонатан никогда не знал, когда его отец сорвется на него. Для того, чтобы выжить, он был вынужден полагаться на навык осторожности в межличностном общении, который в своей крайней форме выливается в недоверие. Он рос настороженным, сверхчувствительным к неуловимым признакам, предупреждающим его о приближении одного из отцовских срывов. Как только Джонатан замечал, что у отца напрягались челюсти, он старался выскользнуть из комнаты как можно скорее и незаметнее. Для облегчения боли отвергнутого многие одиночки фантазируют о своих замечательных карьерах, жизненных достижениях, которые принесут им любовь и поощрение. Иногда эти фантазии воплощаются в реальность - когда ребенок направляет свой гнев на достижение высоких целей. Одиночка чувствует себя разрываемым в разные стороны. Одиночество и сексуальные потребности толкают его к романтическому сближению, тогда как глубоко укоренившийся страх перед сближением и боязнь еще раз обжечься удерживают его на расстоянии. Он достигает компромисса, принимая пассивную стратегию межличностных отношений. Обычно он расслабляется и ждет, пока потенциальный партнер не сделает первого шага. Получившаяся в результате этого отстраненность позволяет ему начать взаимоотношения с позиции эмоциональной силы, намеренно отдавая меньше, чем его партнер. К сожалению, у этого подхода есть и оборотная сторона, ударяющая и по использующему этот подход. Джонатан описывает эпизод, иллюстрирующий обычную модель одиночки: Пару раз в неделю я бегаю. А знаете, всегда есть люди, которых вы видите постоянно, когда выходите из дома. Мне встречалась одна женщина, очень дружелюбная, хорошая бегунья, и я ею заинтересовался. Она начала немного сближаться, например, предлагая как-нибудь вместе попить кофе. Мне было приятно, но я немного сдерживал себя. Так продолжалось около двух недель, пока наконец я собрался с духом, чтобы пригласить ее. И представьте себе, именно в этот день она бежала с каким-то другим парнем. У меня было такое чувство, как будто я получил по рукам. Но в тоже время я почувствовал какое-то облегчение... Когда женщина начала сближаться с ним, Джонатан инстинктивно отшатнулся. Она скорее всего расценила это как отказ и сдалась. Джонатан в свою очередь почувствовал боль, когда она сблизилась с другим. Для него это было еще одним доказательством своей уязвимости и мудрости одиночества. Когда одиночка сам является инициатором романтической связи, его потребности обычно очень сильны, и часто незадолго до этого его уверенность в необходимости такой связи полчипа сильное подкрепление. Когда Джонатан познакомился с Деборой, он не был с женщиной уже больше года. Он также только что заключил самый крупный контракт в своей жизни. Дебора казалась ему добрым духом, несмотря на сильный риск. Вспомните, однако, что он избегал сексуального контакта несколько недель. Дебора вскружила ему голову, однако посылаемые им сигналы о желании большей близости были довольно неопределенными. Даже сила ухаживания не могла преодолеть его рефлекса самозащиты. Не будучи способной пробить защиту Джонатана, Дебора забеспокоилась. Склоняясь перед силой парадокса страсти и собственными мощными тенденциями "эха", она начала "окружать" его собой. К этому времени Джонатан понял, что она будет безопасным, неотвергающим партнером. Но теперь им овладел новый страх, эмоциональная клаустрофобия. Дебора "окружала" его. Эта реакция подчиненного не только охладила его чувства к ней, но и оставила один на один с первобытным страхом одиночки потерять возможность побыть одному и контролировать свое время и свою жизнь. Если вы отождествляете себя с одиночкой, сначала признайте свою потребность в уединении действительной и важной. Вам есть, что сделать для расширения своих навыков межличностного общения, которых сейчас у вас мало. Возможно, что в определенном смысле ваша изолированная жизнь вполне успешна. В одиночку вы можете совершить многое из того, что удовлетворяет вас, и можете чувствовать себя в безопасности от угрозы эмоциональной путаницы. Однако все, за исключением самых ярко выраженных одиночек, начинают воспринимать свою изолированность, как своеобразную тюрьму. Придерживаясь межличностного девиза, защищавшего вас в детстве: "Никогда не сближайся с людьми", вы удерживаете себя в эмоциональном изгнании. У большинства одиночек нет проблем в оценке своей потребности в уединении как действительно необходимой. Теперь я прошу вас признать также ваше естественное, здоровое, биологически обоснованное желание разделить свою жизнь с другим человеком. При продолжительном разобщении ваша ценная уединенность может быть омрачена депрессией, обычным последствием эмоциональной изоляции. Статистика подтверждает также, что у вас склонность к появлению проблем со здоровьем. Когда одиночка находит партнера, эмоциональные запросы которого невелики, в сущности, другого одиночку, его удовлетворенность оптимальна. Но такие партнеры редки. Женщины обычно не склонны к боязни одиночек эмоционального риска и не разделяют их модели поведения. Если ваши тенденции одиночки проявляются в данный момент, самый важный навык, которому вам необходимо обучиться, - общение. Скажите партнеру, что вы наслаждаетесь уединением. Открыв ему свою потребность в сдержанности, вы парадоксальным образом углубите вашу связь с партнером. Это также поможет ему не перепутать вашу сдержанность с отказом. Далее, поговорите о моделях, которые пагубно влияли на ваши прежние взаимоотношения. Вам не нужно вдаваться в болезненные детали, но обязательно скажите о том, как ваша сдержанность принималась за отказ. Объясните, что подобная ошибка может привести к отчуждению между партнерами и что такая реакция делает вас более осторожным. Объясните также, как иногда люди начинают оказывать на вас давление, когда вы отстраняетесь, и это усиливает ваше побуждение исчезнуть. Потом спросите у партнера, какого уровня близости он хочет достичь, и попытайтесь определить, когда его потребность в близости может столкнуться с вашей потребностью в уединении. Партнерам не нужно иметь одинаковые потребности в близости/уединении. Но те, у кого потребности в близости резко отличаются, должны быть осторожными, чтобы не сыграть на руку движущей силе парадокса страсти. И снова общение и беседа - ключи к достижению взаимно удовлетворяющих отношений. Я работал со многими партнерами, которые обладали разными потребностями в близости и были способны на компромиссы, ведущие к успеху. Когда вы испытываете побуждение бежать от партнера, - а периодически вы будете его испытывать, - противопоставьте этому импульсу свой новый девиз: "Я также нуждаюсь и в близости". Это отношение поможет вам уравновесить тенденций одиночки нормальным желанием сближаться и эмоционально рисковать. Иногда вы будете думать, что обо всем договорились, но на практике вы оба можете продолжать чувствовать, что ваша эмоциональная жизнь не изменилась. Возможно, от этого будут зависеть ваши взаимоотношения. Но по крайней мере теперь вы прямо и открыто разговариваете с партнером. Вас не нужно будет отпускать на поруки, как это делают Джонатан и Дебора. Как большинство ведущих, одиночки значительно выигрывают от сеансов психотерапии, но с большой неохотой обращаются к ним. То же, что мешает им сближаться с другими - недоверие, боязнь открыться, отказаться от уединения, - делает терапию нежеланной для них. Парадоксально, но именно эти страхи очень хорошо реагируют на психотерапевтическую помощь, превращаясь в безусловное принятие ее. Я очень прошу вас подумать о курсе психотерапии, особенно если вы чувствуете острое одиночество и изолированность. Наказывающий Несколько лет я вел курс психотерапии для участников войны во Вьетнаме в медицинском центре для ветеранов Сан-Диего. Боб, 32 лет, был клиентом в моей группе. Он вырос в маленьком фермерском городке в центральной Калифорнии. Его юность была отмечена агрессивным поведением и частыми драками. Но, по стандартам своего городка, Боб был нормальным здоровым мальчиком. На самом деле он был довольно популярен. Он был "звездой" футбольной и борцовской команд, а его постоянная подружка была лидером команды поддержки. Боб закончил школу в самый разгар войны во Вьетнаме. Его отец был в морской пехоте, а все друзья записались добровольцами. Мысль о том, чтобы остаться в стороне, никогда не приходила ему в голову. На второй день пребывания во Вьетнаме погиб его лучший друг. Боб оцепенел, как он сам рассказывал. Это оцепенение росло все время его девятимесячного похода, помогая пережить ужасы Вьетнама. По его оценке, он убил несколько сотен вьетконговцев. Во время боя в окрестностях одной из деревень смерть нескольких друзей превратила его в "берсеркера"'. Он напал на деревню с пулеметом и гранатами, убив нескольких женщин и детей. Его бешеное буйство было остановлено осколком шрапнели, попавшей ему в живот; это ранение положило конец службе. Вернувшись домой, Боб попытался восстановить "нормальную" жизнь. Его школьная подружка вышла замуж и уехала, но он женился на Кейт, девушке, которая всегда была без ума от него. У них было двое детей. Однако Боб так и не вернулся к нормальному течению жизни. Он чувствовал себя отчужденным от окружающих его людей. Изнутри меня разъедала горечь, как яд. Сначала я пытался изгнать ее выпивкой. По ящику пива каждый вечер. Но дела шли все хуже. Знаете, кошмары и все такое. Я начал шататься по барам. Я включился в "игру" по поиску хиппи. Вы знаете, тех, кто обвинял нас, вьетнамских ветеранов, за эту проклятую войну. Я носил свой старый берет морского пехотинца, и как только кто-нибудь из них отпускал замечание насчет берета, я вырубал его. Но самые плохие вещи я делал дома. Я обвинял Кейт во всем. Я приходил домой пьяный, как свинья, и хлестал ее безо всякой причины. А еще ужаснее то, что она все это принимала. И чем больше она терпела, тем больше дряни я вываливал на нее. Боб попал в порочную модель наказывающего. Агрессия, необходимая ему для выживания в кошмаре Вьетнама, не отключилась после его возвращения в родной город. Однажды вечером Боб пришел домой и обнаружил, что Кейт, дети и все их вещи исчезли. Не было никакой записки. В пьяной ярости он перевернул весь дом, потом ездил по городу, стреляя в воздух из пистолета. Он был арестован за нарушение общественного порядка - это был его четвертый подобный арест. На этот раз судья выдвинул ультиматум: шесть месяцев тюрьмы или лечение в реабилитационном центре ветеранов Вьетнама. Большинство наказывающих знакомятся с жестокой агрессией во время критического периода их детства или юности. Воспитание Боба включало множество традиционных условностей типа "мужчина должен быть жестким", и у него была предрасположенность к агрессии в межличностном общении. Но в его семье было также и много любви. У Боба деликатное равновесие между злой агрессией и любовью и близостью было опрокинуто войной во Вьетнаме. Он попал на войну в критическое время своей жизни, в тот переходный период от юноши к мужчине, от которого зависит многое в формировании личности. То, как он проходит, будет влиять на жизнь молодого человека еще много лет. Бобу было 18, он еще был больше мальчиком, чем мужчиной, когда высадился во Вьетнаме. Ужасы, встретившие его там, требовали адаптивной реакции. Ею стало оцепенение, о котором он говорил, и потеря навыков сближения, которые он получил, когда рос. Остались только агрессия и злость, и они явились его спасением в джунглях Вьетнама. Конечно, есть много наказывающих, которые никогда не были на войне. Но если вы исследуете их детство, то обнаружите, что многие получали такое воспитание, которое для маленького ребенка было равнозначно грохоту боя. Трехлетний мальчик, который видит, как пьяный отец избивает мать, и после этого в ужасе понимает, что он следующий, будет видеть мир жестоким, злым, угрожающим жизни. Крайним случаем этого был один мой наказывающий клиент, который в возрасте 7 лет видел, как отец насмерть зарезал мать. Подобные травмы, не уравновешенные любовью, заботой или ощущением эмоциональной безопасности, часто превращают ребенка во враждебного, агрессивного, жестокого человека, убежденного в том, что, если он первым не доберется до "них", они доберутся до него. Он вырастает в пороховую бочку из пословицы, готовую взорваться от малейшей искры. Большинство женщин инстинктивно держатся подальше от наказывающего. Его внешность и манеры часто выражают злость, кипящую в нем. Когда он замечает уклонение от контактов с ним, то становится еще злее и резче, что делает его еще менее привлекательным. Это порочный круг. Конечно, он нуждается в любви и хочет обладать женщиной по вполне естественным причинам. Когда потребность становится очень сильной, он способен на своего рода грубое очарование, что будет нравиться, особенно подчиненным женщинам. Они ощущают его потребность в заботе, но их может также привлечь аура мужественной опасности, часто окружающая его. Кейт вспоминает, что когда она повстречала Боба после его возвращения из Вьетнама... ...он был милый и застенчивый, почти как маленький мальчик. Я работала в банке, и у него вошло в привычку ждать у моего окошка, пока я не освобожусь. Он назначил мне свидание, когда я увидела его в третий раз. Я чувствовала, что что-то не так, что он несчастен, но, конечно, я думала, что смогу все поправить. В основном он казался мне очень лихим. Кейт - типичная милая подчиненная. Ей было больно думать о тех ужасах, которые пережил Боб, и для нее очень важно было стать поддерживающей, верной женой. Но еще до свадьбы она поняла, что для нее все закончено. Как и большинство наказывающих, Боб недолга оставался очаровательным. Я видела, что у неги были проблемы с алкоголем и что со Вьетнама в нем сидело множество демонов. А когда мы обручились, я начала получать представление о том, как они берут над ним верх. Вскоре я забеременела, и иногда думаю: женился бы он на мне, если бы этого не произошло? Чувствуя себя обязанной помочь Бобу "пройти через это", Кейт никогда не уклонялась от того, чтобы поддерживать его и быть с ним милой, даже когда дало дошло до оскорбления действием. Им обоим, конечно, было неизвестно, что она давала ему возможность так себя вести. Когда эта модель и оскорбления начали становиться все нестерпимее, она, наконец, ушла. Это спасло их обоих, ускорив кризис, который повлек за собой полезное вмешательство. Если вы попали в жестокую модель наказывающего, немедленно обратитесь за профессиональной помощью. Ваша модель - одна из наиболее трудных для исправления. В какой-то момент в прошлом вы, вероятно, почувствовали, что вам для выживания необходимо положиться на физическую агрессию. Но сейчас эта агрессия обращает весь мир против вас. А это заставляет вас давать сдачи с еще большей силой. Любая помощь книг только царапнет по поверхности модели. Хотя вы будете гнать от себя мысль обратиться к психотерапевту, я прошу вас посмотреть на свою альтернативу. Ваша жизнь, вероятно, далека от того, какой бы вы хотели ее видеть, и крайне маловероятно, что вы сможете самостоятельно изменить се так же быстро, как под руководством и при поддержке профессионала. Эмоциональный прорыв Боба произошел в нашей группе. Так как другие члены группы мужественно смотрели в лицо своим вьетнамским кошмарам, его стена враждебности начала разрушаться. Во время одной беседы он услышал, как другой мужчина бичевал себя за убийство вьетнамского мальчика. Боб качал кричать ему: "Парень, это была не твоя вина, Они пытались убить тебя! Ты никому не мог там доверять". Он начал рассказывать, как сделал то же самое, и тут это и произошло. Все воспоминания и эмоции, которые он скрывал своей злостью, начали высвобождаться. Боб закрыл лицо руками, его тело начало бурно сотрясаться. Он вскочил, чтобы выйти из комнаты, но тот, кто говорил первым, обнял его за плечи. Эти два человека, вынужденные с детства отрицать свою уязвимость, тренированные убийцы и свидетели непередаваемого ужаса, наконец, через десять лет после войны, начали находить исцеляющее равновесие, которого они никогда не знали. В конце занятия с группой Боб сказал, что взглянуть в лицо этим эмоциям было в каком-то смысле страшнее любых боевых действий во Вьетнаме. Это был настоящий поворотный момент. На последующих групповых занятиях и во время сеансов семейной психотерапии вместе с женой он заставил себя смягчить настороженность и справиться со своей эмоциональной агонией. В сущности, он использовал силу своей агрессии в межличностных отношениях для того, чтобы ответить на "нападение" психотерапии. Боб сказал, что после каждого мучительного разговора он испытывал облегчение. Он чувствовал себя менее отчужденным и оцепеневшим, более "живым". К концу программы лечения он усвоил уравновешивающие навыки подчиненного, которые дали ему ощущение личного баланса. Он больше не чувствовал необходимости превращать свой дом и свой город в поле боя. У меня есть хороший приятель, который женился на своей однокласснице. Они были друг для друга романтическими "первыми" на каждом этапе: первое свидание в 14 лет, первый поцелуй, первые "постоянные" отношения, первое "я тебя люблю", первый секс. Они поженились сразу же по окончании школы. Между ними была очень глубокая любовная связь. Когда мой друг поступил в аспирантуру, между ними начал возникать дисбаланс. Его жена работала медсестрой в больнице и идеализировала его. Он ценил ее стабильность, заботу и любовь. Но в браке ему не хватало того, что он делил со своими подругами по аспирантуре: остроумия, общих интересов и интеллектуального равенства. У них родился ребенок, и это ненадолго сблизило их. Он все еще чувствовал приливы удовлетворения и нежности в этом браке. Но другие чувства начали превалировать: недовольства, вины, разочарования - чувства настоящего ведущего. Несколько лет он пытался исправить положение. Он прошел курсы семейной и индивидуальной психотерапии, старался сдерживать влечение к другой женщине. Иногда казалось, что положение исправляется, по крайней мере внешне. В то время он думал: "Да, все получится, если только я буду заниматься этим". Но в душе он испытывал неудовлетворенность. Попав в железную хватку противоречивости, он не мог выбраться из нее. Поворотный момент наступил, когда у него начал развиваться роман. Он знал, что должен был принять решение. Самый трудный выбор В жизни много раз приходится делать трудный выбор, но нет ничего труднее, чем выбор, который встает перед вами, когда ваши взаимоотношения не работают. Слишком на многое в собственной жизни и в жизни других людей повлияет этот выбор. Проблема в том, что не существует правил, которыми вы могли бы руководствоваться. Я видел слишком много чрезвычайно напряженных взаимоотношений, которые впоследствии выправлялись, чтобы утверждать, что существует некая абсолютная точка, после которой возвращение невозможно. Я был свидетелем разрывов между партнерами, которые на самом деле выглядели "созданными друг для друга". Слишком много факторов играют тут свою роль, и для каждой пары каждый фактор имеет разный вес. Когда вы осознаете, что есть парадокс страсти, вы обладаете преимуществом. Вы можете избежать тупиков и найти способы облегчить боль и неуверенность принятия решения. В определенней момент мой друг остановился и попытался логически оценить свою дилемму. Он использовал старый метод Бенджамина Франклина, записав на одной половине листа все "за", а на другой половине - все "против", чтобы увидеть, какой список длиннее. Но он обнаружил, что это не помогает. Наоборот, это привело его в еще большее замешательство. Если вы торгуете моющими средствами или выбираете место для отпуска между Европой и Таити, вы можете положиться на этот почтенный метод принятия решений. Но когда ваш выбор направлен на нечто, столь эмоционально значимое, как судьба ваших взаимоотношений, метод Франклина обычно не срабатывает, Одна из причин, как мы видели в главе 4, в том, что одни и те же факторы часто попадают в обе половинки - и "за", и "против". Более досадно то, что каждый фактор имеет свой, отличный от других вес. Вы приходите к тому, что начинаете сравнивать такие веши, как "хорошо готовит" в колонке "за" и "избегает секса" - в колонке "против". Более того, относительная важность факторов может изменяться каждый день. Однако главная причина, по которой этот метод добавит вам замешательства, это то, что существует так много решающих переменным. Таких, как вкусы, интеллект, работа, секс, внешность, религия, чувстве юмора, деньги и т.д. И даже совпадение один к одному всех этих пунктов не гарантирует отличных взаимоотношений. Все сводится к динамике развития межличностных отношений, где все остальные факторы играют вспомогательные роли. Например, мой друг может сказать о своей жене, что она привлекательна, добра, прекрасная мать, у нее успешная карьера на хорошо оплачиваемой работе, она любящая, отзывчивая, всеми любима, отличная хозяйка, опрятная, заботливая и хорошо организованная. Он ценит все эти качества, но они не много значат при более широком взгляде на вещи. Женщина, которую, как он считал, он полюбил, была привлекательна, но полностью погружена в себя и свою карьеру и была решительно беспорядочна о своих личных привычках. Она была немного грубовата, всюду опаздывала и все забывала. Он, конечно, не особенно ценил эти качества, но они не были для него помехой в новой любви. Она была яркой, динамичной и при этом возбуждающей. Их взаимопроникновение было очень естественным, спонтанным и уравновешенным. Поэтому, если вы попробуете быть логичными в отношении принятия решения о взаимоотношениях, вы вряд ли получите верный ответ. Принятие решения Во-первых, поймите самого себя. Не вините себя в нерешительности или неустойчивости. Другими словами, не наделяйте себя патологией, не увеличивайте тем самым отрицательный заряд ситуации. Поймите, что вы делаете все, что в ваших силах. Поймите, что любое решение - уйти или остаться - принесет свои выгоды и болезненные потери. Это одно из важнейших решений, которые вы принимали в жизни. Оно и не должно быть легким. Хотя оно и болезненно, по крайней мере вы смотрите в глаза проблеме, а не бежите от нее. Если вы пытаетесь избавиться от противоречивости обдумыванием ее по методу Франклина, вы будете гоняться за собственным хвостом. Но подход, ориентированный на действие, поможет вам получить ответ. Действовать - означает изо всех сил стараться исправить пагубные модели ваших взаимоотношений. Цель этого - предпринять все усилия для улучшения взаимоотношений перед тем, как вы примите окончательное решение. Таким образом, вы будете уверены в мудрости своего выбора. Вы также больше узнаете о своих потребностях во взаимоотношениях. Ниже приводится краткое изложение наиболее полезных стратегий действия. Общение без обвинений - единственное наиболее исцеляющее действие, которое вы можете предпринять. Оспаривание моделей мышления самодискредитации и катастрофического восприятия и направление вашего гнева в позитивное русло. Борьба с динамикой развития парадокса страсти с использованием здоровой дистанции подчиненными и попытки сближения - ведущими. Установление причины дисбаланса: объективные обстоятельства, индивидуальные особенности полов или притягательная сила. Развитие более сбалансированной личности через приобретение новых навыков ведущего и подчиненного. Предвидение и восстановление после неизбежных неудач. Использование этих стратегий потребует больших усилий, мужества и зрелости. Если ваше мнение о своих взаимоотношениях очень пессимистично, вам также потребуется усилие воли. В контексте брака, особенно если есть дети, я рекомендую попробовать эти стратегии в течение одного-двух лет. Это не так уж и много, если учесть те глубокие последствия, которые ваше решение будет иметь для вашей жизни, жизни вашего партнера и детей. Независимо от результата вы будете благодарны себе за то, что сделали все, что в ваших силах. Годами мой друг страдал от синдрома противоречий и обязательств (СПО). То он отчаянно хотел избавиться от своего брака, то всего через минуту ощущал себя дураком, потому что даже подумал о том, чтобы оставить любовь и безопасность, которые ему давала жена. Но в то время как его мысли скакали от "за" к "против", одно оставалось неизменным: "Почти физическое ощущение, грызущее меня в самой глубине души - настоящее животное чувство". Его самое глубокое чувство, оно же единственное постоянное, - это та хроническая боль, которая никогда не исчезала, даже когда он сосредоточивался на положительных сторонах своего брака. Наконец он больше не смог отрицать эту боль. Он спал с женщиной, к которой его влекло, и осознавал, что должен расторгнуть свой брак. Это было тяжелейшее время и для него, и для его жены, и сомнения сопровождали каждый его шаг на этом пути. Несмотря на глубокую привязанность к жене, на боль расставания с ней и развал семьи, несмотря на чувство вины за причиненные ей страдания, он доверился своей интуиции и довел дело до развода. Теперь, десять лет спустя, у них снова есть семьи и новые супруги, и оба они чувствуют себя более счастливыми. Она поняла, что, несмотря на ее любовь к нему, его эмоциональная дистанция в браке оставляла ее одинокой и разочарованной большую часть времени. Он понял, что нуждался в более волнующих, удовлетворяющих взаимоотношениях "на равных". Из-за общего ребенка бывшие супруги все еще регулярно встречаются и остаются добрыми друзьями. Во время окончательного анализа вы должны доверять своим инстинктам. Но доверяйте им только после того, как вы сделали все возможное для восстановления баланса ваших взаимоотношений, и не торопитесь. На самом деле иногда кризисы проходят, если вы работаете над этим. Одна из жестокостей жизни состоит в том, что мы можем нежно любить кого-то и в то же время быть отчаянно не удовлетворены этим человеком. Мой друг рассказывал мне о многих своих "темных ночах души", когда он проклинал свою жизнь за то, что она допустила такую ситуацию. Иногда жизнь предлагает неприемлемую альтернативу, и любое решение причиняет ужасную боль. Как сделать такой выбор? Когда мой друг в конце концов решил, что должен уйти, он сделал это с убежденностью, что продолжать жить с семьей будет несправедливо по отношению к нему самому и его жене. Когда вы принимаете решение о том, быть или не быть взаимоотношениям, всегда лучше сосредоточиться на долгосрочных перспективах. Многие люди продлевают уже умирающие взаимоотношения, потому что не могут взглянуть в лицо краткосрочной агонии разрыва. Перетерпев эту быструю агонию, вы освободите себя от наказания долгосрочными страданиями. Критический вариант в случае моего друга очевиден: юный возраст, в котором он и его жена вступили в брак. В выпускном классе он еще не сформулировал для себя цели своей карьеры. Он не знал, что, когда его стремления определяться, он будет встречать людей, непохожих на тех, кого он знал в юности. Его жена осталась прежней, но он изменился. Ситуация такого типа - плодородная почва для развития парадокса страсти, и немногие иные ситуации могут стать причиной такого самоосуждения, комплекса вины и разочарования. Если вы находитесь в положении моего друга, вам обязательно требуется самосострадание. Вас нельзя винить за стремление удовлетворить свое честолюбие. Иногда люди растут и изменяются одновременно, но в разных направлениях. Это может создать проблемы. Еще сложнее ситуации, когда один из партнеров растет и изменяется, а другой остается прежним. Мой друг все сделал правильно. Он давал своим взаимоотношениям шанс за шансом. Он воспользовался курсом психотерапии. Они попробовали пройти этот курс вместе. Он предпринимал то, что я считаю образцовым периодом попытки сближения в течении нескольких лет. Он делил со своей женой заботы по воспитанию ребенка и работу по дому. Он перепробовал все стратегии, которые помогли многим из моих клиентов. Но для него гармония, возникшая в выпускном классе, оказалась невосстановима. Когда Лаура впервые ушла от Пола к Нику, она даже представить себе не могла, что захочет вернуться. Но она пошла буквально на все, чтобы вновь завоевать его после крушения романа с Ником и после того, как Пол оставил Дафну. Лаура ощущала необходимость общения с Полом все время, пока Пол, казалось, находился вне сферы ее эмоционального контроля. Она обнаружила, что ее переполняет страстная тоска по отвергнутому любимому. Лаура начала "переписывать" свою эмоциональную историю, "Она была дурой, что оставила его". Пол был лучшим и единственным партером для нее. Она не знала, что вышло не так, но теперь она собиралась сделать все как надо. Большинство ведущих, которые уходят от подчиненных, проходят через период желания вернуть своего партнера. Они будут мучить себя мыслями о том, что, уйдя, совершили самую большую ошибку в жизни. Если восхищающий их партнер ждет их возвращения и они об этим знают, это может не происходить годами. Но может случиться и очень быстро, через несколько дней или недель, в зависимости от того, как хорошо идут собственные дела у ведущего и у подчиненного. Если у подчиненного все хорошо, а у ведущего все плохо, перемена парадокса очень вероятна. Неожиданно оказывается, что ведущий, как Лаура, помнит только хорошее и ничего плохого. Вопрос в том, где заканчивается парадокс и начинаются "настоящие" чувства. Когда мы хотим вернуться к партнеру, от которого ушли, происходит ли это главным образом потому, что мы потеряли контроль над ним и нашу любовь, основанную на его недоступности? Или мы оценили перспективу взаимоотношений, которая позволяет нам восстановить положительные чувства, которые всегда были с нами, но скрывались за пагубными моделями". По тому же признаку, когда мы хотим прекратить взаимоотношения, происходит ли это потому, что парадокс преувеличивает недостатки партнера и наше чувство безысходности? Или мы хотим уйти, потому что объективно знаем, что взаимоотношения не отвечают и не смогут отвечать нашим потребностям. Я наблюдал Лауру и Пола четыре месяца Они были показательными клиентами. Оба старались изо всех сил и овладели общением без обвинений и оба четко поняли свои модели взаимодействия. Они добились хорошего баланса между здоровой дистанцией и эмоциональной близостью. Ни один из них не вел себя, как ведущий или подчиненный. Но на четвертом месяце у нас состоялась решающая беседа. Лаура призналась, что, несмотря на ее сильную любовь к Полу, ей все еще хотелось почувствовать себя "чем-то немного большим". Я знаю, что должна использовать это неявное чувство для истолкования лежащей в основе модели. Но разве не может быть, что у меня "легкое похмелье", или, может, несколько индивидуальных бесед помогут поставить все на свои места? Потому что я на самом деле думаю, что у нас с Полом что-то особенное, и он такой хороший человек, и я не хочу, чтобы мы что-то настолько поверхностное превращали в проблему. Ну, по крайней мере, я думаю, что это - поверхностное... В любом случае, мне кажется, что очень важно, чтобы мы могли принимать определенные моменты в наших взаимоотношениях, которые могут и не быть безупречными, потому что ничего не бывает совершенно безупречным. Правда? Лаура, очевидно смущенная, снова начала искать а себе патологию. Я взглянул на Пола. Не удивительно, что он выглядел встревоженным и печальным. Он сказал: Все в порядке, Лаура. Мы оба знаем, о чем ты говоришь, и я не хочу, чтобы ты снова почувствовала себя плохо. На самом деле я тоже кое с чем борюсь. Лаура выглядела удивленной. Пол продолжал: Это трудно произнести. Я безоговорочно доверяю тебе, но я тоже не могу избавиться от определенных чувств. Когда ты встречаешься с кем-нибудь за обедом, только ты и другие парни, я страдаю все это время. Когда я прохожу мимо твоей работы, а тебя там нет, для меня это, как нож в спину. Появляются мысли о тебе и других мужчинах, которые не должны тревожить меня, но они тревожат. И мне приходится ежедневно иметь дело с этой тревогой... это изматывает меня. И я знаю, что это что-то значит, как и твои чувства. У них обоих в глазах появились слезы. Лаура, мы так старались. И я думаю, у нас появилось что-то замечательное. Но я боюсь, что это... скорее дружба. Я думаю, иногда приходится вот гак взглянуть этому в глаза... Лаура взяла руку Пола и сжала ее. Какое-то время она не могла говорить. Потом она сказала: Пол, я действительно люблю тебя. Я ни с кем не чувствовала себя столь близкой. Но иногда это выглядит, как будто мы силой заставляем себя делать что-то, и я знаю, что мы оба это осознаем А сейчас я чувствую себя такой виноватой, как будто я во второй раз завлекла тебя и снова сделала твою жизнь несчастной. Пол быстро прервал ее: "Послушай, Лаура, иногда просто нужно время, чтобы обнаружив такие вещи". Мы провели остаток этой встречи и следующую, изучая их чувства. Чем больше мы разговаривали, тем более они понимали необходимость прекратить взаимоотношения. Оба они были печальны и обсуждали практические детали того, как они справятся с этим на деле. Пол сказал, что для него трудно стать "активным другом" прямо сейчас, но он надеется, что они с Лаурой смогут иметь глубокие дружеские отношения после того, как он восстановится. Она сказала, что иного себе и не представляет. Уходя с последней беседы, они держались за руки. Во время этой решающей беседы Лаура подняла важный вопрос. Она пожелала узнать, должна ли она считать приемлемым для себя тот факт, что Пол не вызывал в ней тех романтических чувств, которые она так ценила. При всех остальных его качествах, возможно, это было достаточной причиной. На самом деле приятие - основная составляющая всех взаимоотношений. Оно также требует сбалансированной перспективы. Существует опасность слишком одобрять взаимоотношения, которые просто не удовлетворяют ваши самые основные потребности. К сожалению, не всегда бывает легко обнаружить чрезмерное приятие. И снова, лучше прислушаться к своей интуиции, обратить внимание на самые глубинные чувства. Если бы романтика не была стать важна для Лауры (а она была), и если бы все остальное в Поле полностью удовлетворяло ее потребности и се идеалы (почти, но не совсем), тогда приемлемость этих взаимоотношений не была бы такой сложной задачей для нее. Но Лаура была молода, она ждала многого от карьеры и личной жизни. Она не была готова пойти на компромисс или успокоиться .Допуская это в себе, она осознавала, что повредит и себе, и Полу, если постарается силой заставить взаимоотношения работать на себя. Придирчивая тревога Пола была "слабой" стороной дилеммы приятия/неприятия Лауры. Должен ли он был терпеть ее или она была слишком эмоционально истощающей? В подобной ситуации подчиненные обычно выбирают приятие своей тревоги, потому что она также питает их любовь и привязанность. Но когда подчиненные допускают чрезмерное приятие, их начинают мучить ощущения слабости и презрения к себе. Пол уже обжегся на этих ощущениях и выбрал жизнь без них. Сохранение перспективы необвиняющего общения во время разрыва позволит вам оценить, насколько вам повезло и как вы должны быть горды собой. В конце концов, у вас хватило мужества пойти на риск. У вас действительно были радостные моменты. Вы отважно вытерпели боль. Вы стали более мудрым и сострадательным. И вы узнали, что эмоциональная агония не является необходимым спутником любви. Лаура и Пол пришли к взаимному без сожалений решению о разрыве настолько согласованно, насколько это возможно для супружеской пары. Они были счастливы, что смогли защитить свои чувства близости и любви от разрушительных воздействий парадокса. Больше всего они были довольны тем, что смогли избежать, по выражению Пола, "эмоциональных "Челюстей-2"". С тех пор, как я в последний раз видел Пола и Лауру, прошло два с половиной года. Недавно я связался с ними, чтобы узнать, как у них идут дела. Лаура встречалась с хирургом: "Шесть месяцев назад у меня прорвался аппендикс, и ..." Вскоре после разрыва с Лаурой Пол вернулся к Дафне. Год спустя они поженились, и сейчас она ожидала ребенка. "Мы очень счастливы, - доложил он, - и наши отношения хорошо сбалансированы". Лаура в Пол также выразили самые лучшие чувства по отношению друг к другу. Мэри, парикмахер, изо всех сил старалась ввести здоровую дистанцию в свой брак. Как вы помните, когда Рон, ее муж-механик, не изменился, она поставила ему ультиматум. К счастью, это встряхнуло его, Рон согласился пройти курс семейной психотерапии. Они начали вырабатывать лучшую сбалансированность между се потребностью в близости и его потребностью в уединении, они проводили больше времени вместе, включая один день в неделю, план которого составляла Мэри, и Мэри пообещала Рону предоставить ему два вечера в неделю и один день в выходные для того, чтобы он занимался, чем хочет. (У нее все еще были ее собственные отдельные интересы.) Уровень конфликтности между ними значительно снизился. Какое-то время казалось, что они сбалансировали свои взаимоотношения. Пять месяцев спустя картина не выглядела столь безоблачной. Когда они занимались чем-нибудь вместе, Рон обычно был угрюмым и необщительным. Он считал, что большинство увеселительных прогулок по выходным было пустой тратой времени. Он хотел ходить на соревнования или на рыбалку, что не представляло для Мэри особого интереса. Потом Рон начал находить причины не посещать сеансы психотерапии. Постепенно их семейный курс снова превратился в индивидуальный для Мэри. Во время одной из наших бесед она сказала мне: Я чувствую, что делаю все возможное. И кое-что приносит свои плоды. Я чувствую себя сильнее. Раньше, когда Рон оставлял меня одну, я ощущала себя уродливой и нежеланной, хотя все вокруг говорили, как я "мила". Теперь я понимаю, что проблема в основном не во мне, а в Роне. Он все еще самый привлекательный мужчина из тех, с кем я была. Больше всего на свете я хотела бы, чтобы у нас все наладилось. Но я думаю, что мы просто очень разные люди. Это так просто. У него не нежный тип, а у меня - нежный. Его представление о нежности - это секс. А мне нужно, хотя бы иногда, чтобы он меня обнял, поцеловал, сказал: "Эй, детка, ты просто великолепна". Как он делал во время наших первых свиданий. Но мне нужно перестать биться головой об эту стену и решить, остаюсь я с Роном, которого узнала, или ухожу. Три фактора, часто в сочетании, могут побудить подчиненного отказаться от хронически несбалансированных взаимоотношений: эмоциональная неудовлетворенность, новый партнер или возрождение самоуважения (именно это делает здоровую дистанцию столь мощной программой). У Мэри это было сочетание неудовлетворенности с обновленным самоуважением. Она оставалась с Роном еще четыре месяца и за это время осознала, что никогда не почувствует себя действительно любимой им так, как она этого хотела. Она не винила его. Мэри понимала, что это она не могла дать ему то уединение, которого он хотел, так же как Рон не мог дать ей ту близость, которой хотела она. Оглядываясь назад, Мэри также поняла, что их двухмесячного ухаживания перед свадьбой было недостаточно для того, чтобы узнать об очень разных индивидуальных особенностях друг друга. В конце концов Мэри ушла от Рона. Она переехала к сестре и начала искать себе новое жилье. Поначалу Рон звонил и приходил к ней, стараясь убедить вернуться. Это было соблазнительно, потому что теперь он вел себя так же, как тот Рон, которого она по-настоящему хотела. Но она подозревала, что парадокс сыграл свою роль в этом неожиданном ухаживании. Они поужинали вместе, но Рону нечего была сказать, Мэри печально поцеловала его на прощание в самый последний раз. Если это должно закончиться Если все ваши усилия не могут предупредить распад ваших взаимоотношений, пора предпринимать реальные шаги. Несколько дальнейших соображений могут помочь вам прояснить ситуацию и немного ослабить неизбежную боль. Приготовьтесь пройти через период эмоциональной ломки. Он может быть более суровым для подчиненных, но и у ведущих нет к нему иммунитета. В конце концов, даже проблематичные взаимоотношения рождают глубокую привязанность, и потеря партнера подобна эмоциональной ампутации. Необходим период приспособления. Вы будете чувствовать сильное беспокойство, сомнения, одиночество и сожаление. У вас будут возникать мысли о катастрофе, самая обычная из которых: "Я никогда не найду другого возлюбленного". Это не патологическая реакция. Это - нормальное последствие древней биологической реакции, которая изначально развивалась для обеспечения супружеской связи и выживания вида. Острая фаза этой реакции обычно длится около шести недель. (Что интересно, это тот же период восстановления, который обещают своим пациентам хирурги.) Душевная боль может сохраняться несколько месяцев (или дольше). Во время этого периода помогайте себе душевной поддержкой друзей, родственников, духовных наставников, возможно, психотерапевта. Сопереживайте себе. (И просмотрите еще раз раздел "Будьте добры к себе" в главе 9.) Взглянув в лицо своей боли, приняв ее как норму и погоревав о своей утрате, вы восстановитесь и наберетесь сил гораздо быстрее. Иногда, когда пара пытается разойтись, развивается модель карусели. Ведущий уходят, потом возвращается, снова уходит, снова возвращается. Или то же самое делает подчиненный. Если вы быстро возобновите старые модели ведущий/подчиненный после воссоединения, особенно если вы работаете над преодолением этих моделей, вы, вероятно, сможете увидеть, что побудил вас к воссоединению парадокс. Это болезненный факт, но не прекратить это, когда начала развиваться хроническая модель карусели, - значит позволить парадоксу овладеть разрушительным контролем над вашей жизнью. С другой стороны, уход и на самом деле может быть неверным шагом. Но у вас все равно возникнет сложный период, когда вы будете пытаться отличить поворот парадокса страсти от возобновления настоящего чувства любви, если только вы не способны предоставить взаимоотношениям еще один шанс. Если вы способны вернуться к своему партнеру и вы действительно испытываете сильное чувство облегчения и счастья, которые явно перевесят ваши сомнения, ваша интуиция, вероятно, подсказывает вам остаться. Тем не менее не думайте, что все ваши проблемы уже позади. Немедленно принимайтесь работать над этими пагубными моделями. Если они один раз уже возникали, скорее всего, они возникнут снова. Ваше обновленное ощущение счастья во взаимоотношениях - хороший стимулятор того, чтобы подавить развитие парадокса страсти в зародыше. Развод всегда тяжело отражается на детях. Они, возможно, самая важная причина сделать все возможное для сохранения взаимоотношений. Но, как говорит мудрость, нет ничего хорошего в сохранении хронически пагубных взаимоотношений "ради детей". Дети, когда их родители отчуждены или воюют, испытывают опустошительное сочетание тревоги и депрессии. Эти симптомы часто исчезают, когда родители расходятся. Вот варианты возможностей облегчить эмоциональные травмы, вызванные разводом: Всегда стремитесь скрывать от детей проявления конфликта с партнером. Когда детям требуется сообщить что-либо о проблемах между вами, никогда не обвиняйте партнера. Никогда не используйте детей в качестве союзника против своего партнера. Конструктивно используйте свое чувство вины за причинение боли детям, максимально увеличивая время, которое они проводят с обоими родителями, и поддерживая их любовью. После разрыва уходящий ведущий часто пытается использовать то, что я называю решением "Останемся друзьями". Даже если взаимоотношения не сработали на романтическом уровне ведущего, он хочет сохранить дружескую связь с подчиненным - на своих условиях. В конце концов, подчиненный знает его очень близко. Вероятно, он самое близкое ему человеческое существо. Такое обустройство дел помогает ведущему ослабить ненадежность, возникшую, когда он внезапно остался один, и ослабить чувство вины за боль, причиненную партеру. Часто для ведущего легко поменять роль возлюбленного на друга, так как его романтические чувства не востребованы после окончания взаимоотношений. Для подчиненного, однако, перемена роли зачастую эмоционально очень трудна, если вообще возможна, - по крайней мере, сразу после разрыва. Он может попытаться убедить себя, что следует быть более зрелым для того, чтобы справиться с дружбой со своим бывшим возлюбленным. Он может изо всех сил стараться сыграть эту роль. Он может даже стать наперсником ведущего в его новых романтических приключениях. Подсознательно, однако, роль друга для него - последний луч надежды на возвращение возлюбленного. Рано или поздно его эмоции выдадут, что он только играет роль друга. Случайно или нет, но выражение любви или ревности, или и того и другого вместе вырвется наружу. После этого ведущему придется взять быка за рога и оборвать все отношения со своим бывшим партнером. Что же делать? Если романтические взаимоотношения на самом деле закончились, какое-то время обоим партнерам необходимо побыть вдали друг от друга. Этот период позволит подчиненному погоревать над своей душевной утратой, пройти через нее и начать перестраивать свою жизнь. Он позволит ведущему взглянуть в лицо своей неуверенности, не превращая бывшего партнера в эмоциональный костыль. Конечно, нет ничего необычного (хотя это и не норма) в том, что бывшие партнеры становятся близкими друзьями. Но до того, как это произойдет, необходим период разделения для того, чтобы оба партнера начали приспосабливаться к жизни друг без друга. Нормальная и важная часть периода восстановления, особенно если вы - подчиненный, - период гнева. Вы будете злиться на вашего бывшего партнера за всю свою боль и на себя - за то, что были "таким дураком". Однако мстительное бичевание никогда не помогает, а обычно и продлевает агонию Но существуют эффективные способы справиться с вашим гневом. "Проветривание" гнева неопасными и иногда юмористическими способами поможет вам почувствовать себя значительно лучше. Вспомните, например, письмо Бет (уйди и никогда не показывайся мне на глаза") или фантазии Норы Эфрон из главы 6. Многие отвергнутые подчиненные направляют свой гнев в поведение типа "Я ему покажу", что выливается в успех их карьеры или в потрясающую внешность. Другие превращают гнев в творчество или добрые дела на пользу людям. Как всегда, я прошу вас ценить ваш гнев - он придает вам энергию для более полной самореализации в жизни. Скажите себе: "Да, у меня было большое препятствие. Но, черт возьми, этот опыт меня кое-чему научит, и я смогу найти себе лучшего партнера". И наконец, давайте разоблачим миф о том, что, когда речь идет о том, прекращать взаимоотношения или нет, могут быть какие-нибудь правильные и неправильные решения. Мы все еще надеемся на то, что "правильное" решение принесет вечное счастье, а "неправильное" - бесконечное страдание. Самые счастливые люди, которых я знал, мужественно делали свой выбор, получали удовольствие от своих достижений, принимали свои потери и двигались дальше к своей самореализации. При таком настрое решение, которое вы принимаете, - верное. Парадокс может оказывать пагубное влияние на взаимоотношения, но понимание его учит нас, как сохранить любовь живой и свежей. Подчинение парадокса означает принятие того факта, что возникновение "плохих" моментов - это нормально и не нужно паниковать. Это означает искать его приметы в том, как вы с партнером обращаетесь друг с другом, и слышать подтекст того, что вы говорите друг другу. Это означает искать причины дисбаланса взаимоотношений и работать над их устранением. Это означает действовать в соответствии с новым знанием и направлять его на создание глубокой и полной жизни, долгой любви и счастья. Вот некоторые проблемы, с которыми сталкивались мои клиенты, претворяя знания о парадоксе страсти на практике, - и плоды их усилий. Колебания Даже у наиболее совместимых и уравновешенных партнеров есть свои периоды взлетов и падений. Здоровая автономность поддерживает их привязанность друг к другу, но любой из партнеров может "вскормить" случайное чувство ненадежности. В колеблющихся взаимоотношениях партнеры часто меняются ролями ведущего и подчиненного. Когда колебания становятся чрезмерными, партнеры также начинают "качаться" между чувствами любви и боли. Для наиболее страстных из таких пар существует связь между любовью и болью, которую они испытывают. Чем больше они любят друг друга, тем им становится больнее, когда в их отношениях что-то не ладится. Я видел эти пары, когда колебания запирали их в клетку безвыигрышной борьбы сил. Положительная сторона колебаний в том, что партнеры не принимают друг друга как нечто само собой разумеющееся. Они способны почувствовать влюбленность и уязвимость подчиненного. А благодаря тому, что в основном они сбалансированы, они хорошо реагируют на сеансы семейной психотерапии. Как в ситуации с Майлсом и Бет, где парадокс в основном вызывается объективными обстоятельствами. Через четыре с половиной месяца Майлс и Бет были почти готовы сделать перерыв в курсе психотерапии. Они хорошо общались и стали просто экспертами в обнаружении и исправлении пагубных моделей Они знали, что им следует ожидать случайных препятствий, и понимали, что некоторые ситуации могли вывести их из состояния равновесия. Но когда они пришли ко мне для предпоследней беседы, по их внешнему виду можно было сказать, что на этот раз ситуация оказалась очень серьезной. Когда они вошли и сели на свои обычные места, на их лицах не было приветственных улыбок. Я спросил, что произошло. Бет сказала: Вы знаете, как здорово у нас все шло? Ну, я думаю, это все было только для вас. Потому что сейчас мы вернулись к самому началу. Я попросил у нее подробных объяснений. Все как бы перевернулось наоборот. У меня появился новый контракт с парнем, который производит модную обувь - сапоги с джинсовым верхом. Он хочет запустить свою новую линию с большой помпой, а я разрабатываю дня него кампанию. Это отнимает время, но у него есть деньги. Два дня назад у нас была встреча за ужином, которая растянулась допоздна. У Майлса рот был в пене, когда я вернулась домой. Вы знаете, такого никогда не случалось, чтобы я пришла домой позже него. Он сказал, что я должна была позвонить, и что я была очень невнимательна к няньке, ей ведь утром в школу. Я сказала, что знала, что он будет дома рано, вот и не волновалась... Майлс перебил ее: Она была невнимательна. Видели бы вы ее лицо, когда она вошла. Как новая Мисс Америка. От нее пахло отличным вином. А этот "парень" - не просто парень. На прошлой неделе про него была статья в деловом разделе "Предприниматель девяностых: молодой, умный и очень богатый". Я спросил, использовали ли они общение без обвинений. Бет ответила: Да, но оно не сработало. Я сказала Майлсу, что могу понять, как он себя чувствует, потому что я чувствовала себя так же все те месяцы. Я даже признала, что, возможно, я попробовала - совсем чуть-чуть - поддразнить его. Но он все еще злится, да и я тоже. Я сказал Бет и Майлсу, что рад, что это препятствие возникло до окончания курса, потому что оно подняло несколько важных вопросов. Во-первых, сказал я им, совершенно нормально чувствовать гнев, даже когда вы используете терминологию общения без обвинений. Главное - это то, что вы общаетесь и не ухудшаете положения, общаясь только обвинениями. Одна из главных функций общения без обвинений - помочь вам взглянуть на проблему с другой стороны без бичевания и нанесения взаимоотношениям серьезного или даже непоправимого вреда. Я сказал Бет и Майлсу, что все у них было лучше, чем они думали. Четыре месяца назад подобное происшествие привело бы к тому, что они приехали бы ко мне на разных машинах. Иногда, когда дела идут необычайно хорошо, препятствие воспринимается, как более суровое и зловещее, чем на самом деле. Может показаться, что оно указывает на ужасные, закореневшие, глубоко укоренившиеся проблемы, которые вы просто приняли за что-то другое. Появляется своего рода амнезия, заставляющая вас забыть, что большую часть времени ваш партер дорог вам. Любовь играет нашей памятью. Я рассказал Бет и Майлсу, что существуют научные свидетельства того, что сильные эмоции мощно влияют на мыслительные процессы на каждом уровне. Та область мозга, которая передает воспоминания, - лимбическая система - также проводит наши эмоции. В результате, когда мы любим, мы склонны помнить только хорошее и вычеркивать плохое. Когда мы злы на своего партнера, мы даже представить себе не можем, почему у нас такие ужасные взаимоотношения. Объяснение на уровне физиологии помогло Бет и Майлсу. Бет сказала: Это объясняет, почему общение без обвинений представилось таким нереальным. Нам показалось, что тот прогресс, которого мы достигли с вами, был фальшивкой, - и зачем тогда стараться дальше? Я сказал им, что серьезные препятствия не были чем-то необычным для пар, заканчивающих курс консультаций. Некоторая тревога, связанная с освобождением от наблюдения психотерапевта, - явление нормальное, и часто такая тревога возобновляет стрессовые отношения между партнерами. Я также напомнил им, что значительный прогресс их взаимоотношений превратил эту ситуацию, по контрасту, в видимость сокрушительного удара. Продолжительная страстная любовь в сбалансированных взаимоотношениях - не миф. Это - верхняя точка колебания, и я часто вижу ее. Но во всех случаях, которые я наблюдал, партнеры должны были завоевать эту любовь. Им приходилось учиться справляться с болевыми периодами "я ненавижу своего партнера" так, чтобы они заканчивались счастливым воссоединением, а не бракоразводным процессом. Иногда пара сгорала в боли, иногда сгорал только один из партнеров. А иногда боль доводила одного или обоих партнеров до неверности, или до физических оскорблений, или до разочарования во взаимоотношениях, и тогда проблема многократно усложнялась. Прототипом колеблющейся пары служат Элизабет Тейлор и Ричард Бертон во время расцвета их скандальных взаимоотношений. Их стычки походили на состязания в крике, который был слышен по всему миру. Но когда они целовались и мирились, они достигали наивысшей привлекательности и страстности; не существовало бриллианта, который был бы слишком велик для изящной ручки Элизабет. Их легендарный крайности включали два брака и два развода. Резко колеблющиеся взаимоотношения типа связи Тейлор и Бертона значительно смягчаются терпением. Умение терпеть уменьшает резкость колебаний и играет важную роль в любых "сильных" взаимоотношениях. Я просил Бет и Майлса стараться быть более терпеливыми, как я прощу всех, находящихся в близких взаимоотношениях. Обладать терпением - значит помогать "охлаждению" в период острой душевной боли. Это означает не "подогревать" взаимоотношения, когда они двигаются от хороших к плохим. Это означает избегать принятия крайних решений ведущими или подчиненными. Это означает не реагировать бурно и не набрасываться в страхе или гневе на партнера. Это означает вести внутренний диалог для большей объективности восприятия ситуации: напоминать себе, что вы переживаете период острой душевной боли, которая вызывает амнезию, т.е. вы забываете о милых качествах своего партнера, и порождает сомнения в ценности ваших взаимоотношений. Это означает говорить себе, что у всех такие же проблемы, как у вас. Они универсальны. Это значит обдумывать свои действия, прежде чем совершать их. Конечно, ошибаться - это вполне нормально. Будет и общение с обвинениями, и месть. Любой может оступиться, но совершать в период острой душевной боли серьезные действия, намеренно ранящие партнера, - значит увеличивать и продлевать собственную боль. Быть терпеливым означает давать время своим эмоциям успокоиться, чтобы вы могли восстановить перспективу общения без обвинений. Это означает понимание того, что в период острой душевной боли ваша склонность к ощущению собственной праведности и к поиску чужой вины естественна. Это означает одобрение вами единственно нормального пути - не использовать все стратегии, о которых вы читали в книгах по проблемам взаимоотношений, подобных этой. Я предложил Майлсу и Бет, как и всем моим семейным клиентам, подумать о способах воздействия на период острой душевной боли. Наличие плана игры наводит мост между плохими и хорошими временами, он может послужить сохранению вашей эмоциональной жизни в момент, когда боль толкает вас к отчаянию. Хороший первый шаг для партнеров - просто признать, что они находятся в этом периоде. Майлс и Бет сделали это. Я спросил их, как они себя чувствуют после этого. Бет сказала: Лучше. Особенно мне нравится слово "период". Оно говорит о том, что это всего лишь временное явление. Мы пройдем через это. Но после подобного признания вес пары избирают различные стратегии, действенные именно для них. Далее следует несколько стратегий, которые помогли моим клиентам. Договоритесь о времени словесной "баталии" - наедине и подальше от детей. Но не подходите друг к другу, как претенденты на мировую корону в супертяжелом весе. Вместо этого позвольте себе полностью высказать свои точки зрения. Признайте, что гнев блокирует ваше сопереживание друг другу. Если вы будете поддерживать разговор, вы начнете восстанавливать контроль над своими эмоциями. Договоритесь избегать друг друга сколько это возможно, до того, как почувствуете себя спокойнее. Или разделитесь, разойдясь в нейтральные места, например, к родителям или к друзьям. (Но следите за тем, чтобы не проводить это время, мысленно дискредитируя своего партнера.) После этого поговорите. Эту стратегию не следует смешивать с "лечением охлаждением"; период разделения должен быть взаимно согласован. Занимайтесь любовью, даже если это выглядит неловко. Иногда при достижении мира действия намного эффективнее слов. Общайтесь со своими друзьями как супружеская чета. Смотрите вместе комедии. Просите друг у друга прощения. (Любить не означает никогда не просить прощения.) Поговорите об этих вариантах и выберите подходящий. Затем договоритесь в плохие времена изо всех сил стараться действовать по вашему плану игры. Ключ, конечно, в том, чтобы снять причиняющую вам боль самозащиту партнера и претворить план в действие. Майлс и Бет приняли мои предложения на уровне рассудка, но эмоциональная реакция более замедленна. Когда они снова пришли ко мне неделю спустя, они уже были способны посмеяться над "ночной выходкой Бет". Они согласились подождать до вечера с обсуждением этого эпизода. Но потом восстановили контроль над своими сильными эмоциями и смогли начать настоящее общение. Майлс сказал: Конечно, я знал, что "пробую вкус моего собственного лекарства" из рук Бет, но в моем сознании то, что она делала, было хуже, чем это же делал я, потому что у нас был период, когда мы пытались улучшить наши взаимоотношения. Я также предполагал, что она преследовала какую-то цель, а это было несправедливое предположение. Когда мы поговорили об этом происшествии, мы поняли, что Бет все еще была обижена на меня за мой роман, и я боялся, что она попытается отомстить, если ей представится хотя бы полшанса. Бет продолжила: Потом мы поговорили и о том, что стояло за всем этим, и стало очевидно, что мое более или менее успешное возобновление карьеры создало стрессовую ситуацию. Когда мы обратили на это внимание, давление ослабло. Я смогла убедить Майлса, что меня ничуть не привлекал этот король обуви, - знаете, для него кроссовки, как религия, - и что он встречается с молоденькими манекенщицами. Простое знание того, что временами вы бываете неразумны и это нормально и неизбежно, - лучший способ снова стать разумным. Восстановив свое равновесие, вы сможете сосредоточиться на восстановлении любовной гармонии между вами. Крепкая любовь Во время нашей последней беседы Майлс и Бет держали друг друга за руки и излучали радость. Я заметил, что они выглядят очень счастливыми. Бет сказала: Так хорошо снова это почувствовать. Случайные баталии выглядят стоящей вещью, мы можем выпустить пары и снова стать близкими. Я раньше думала, что каждая стычка будет последней в том смысле, что мы никогда не восстановимся после нее. Но теперь у меня появляется уверенность в том, что их можно пережить, хотя в момент схватки кажется, что это конец всему. Майлс добавил: Я чувствую себя все больше и больше влюбленным в Бет. На этот раз она начала общение, и это поразило меня. Я чувствую, что мы можем доверять друг другу, а это самое лучшее для наших взаимоотношений. Ясно было, что у Бет и Майлса наступила фаза исключительной близости, любви и нежности. Мы должны ожидать таких светлых моментов от наших взаимоотношений. Интимное партнерство должно иметь под собой такой фундамент из утешения, доверия, товарищества и поддержки с пиками сильного романтического чувства. Вы можете обладать всем этим и все равно время от времени переживать такие стычки. Бет и Майлс будут продолжать колебаться и "искрить". В этом я был уверен. Но теперь, когда они полностью осознали этот факт, то есть подчинили парадокс страсти своему браку, я был уверен, что они смогут пережить короткие промежутки дисгармонии. Очевидно, в подтверждение этой уверенности я недавно, через два года после окончания курса психотерапии, получил приятное известие. Они прислали мне открытку, сообщив, что у них родился мальчик. Когда вы одиноки После шести месяцев психотерапевтической помощи Дебора восстановила свой эмоциональный стиль. Не привязанная больше к Джонатану, она почувствовала облегчение от того, что не была больше вовлечена в отношения с человеком с эмоциональным настроем, полностью отличным от ее настроя. Она приняла тот факт, что их индивидуальные особенности были просто несовместимы и что расставание явилось наилучшим выходом для них. Теперь ее целью было прийти в такую эмоциональную форму, которая, помимо всего прочего, свела бы к минимуму возможность еще одного эпизода типа "Джонатан" в ее жизни. Она понимала, что это означало развивать силу своей личности, работать над самоуважением и добиваться понимания себя самой и динамики парадокса страсти. Для выполнения всех трех задач она сосредоточилась на своем искусстве. Но как она сказала во время одной из наших встреч: Я знаю, что у меня есть технические навыки, но, мне кажется, я не могу стряхнуть свою "блокировку". Мне все еще надо найти свой собственный "голос". Это расстраивает, и мне очень тяжело сосредоточиваться. Догадайтесь, о чем я начинаю думать? О красавчике в магазине фототоваров или о новом преподавателе истории. Мы с Келли часто гуляем вместе, и всегда паши прогулки заканчиваются в местах, где можно повстречаться с людьми. Почему я просто не могу забыть о парнях и превратиться в еще одну Джорджию О'Кифф? Дебора смотрела в лицо самой сложной задаче, которая встает перед одинокими людьми, желающими романтических взаимоотношений. Любовные взаимоотношения, особенно новые, могут быть столь восхитительны, что становятся эмоциональным святым Граалем. Они кажутся единственным настоящим источником счастья и удовлетворения, единственной целью, к которой стоит стремиться. Работа, друзья, семья и различные интересы могут наполнять нашу жизнь, но все равно останется сверхмощное ощущение пустоты. Мы не можем быть счастливы, пока не найдем себе партнера. Когда наша жизнь вращается вокруг поисков романтического партнера, мы склонны выглядеть эмоционально "голодными", то есть подчиненными в глазах других. Легкая склонность к подчиненному поведению сигнализирует о вашей доступности, а это хорошо. Но если вы отчаялись в поисках нужных вам взаимоотношений, очевидны эмоциональные опасности. Когда взаимоотношения - фокусный центр нашей жизни, мы также склонны пренебрегать той самой целью, которая может наделить нас притягательной силой, - созданием наших личностных сил. Это объясняет, почему люди, находящиеся в крикливом "поиске", менее привлекательны, чем те, у кого есть другие интересы, кроме охоты за супругом. Когда поиск любви руководит вашей жизнью, вы можете начать ожидать от любви столь многого, что ваш потенциальный партнер, которого влечет к вам, никогда не будет соответствовать вашим запросам. Эти беспочвенные ожидания могут сделать вас очень чувствительным к ощутимым недостаткам в новом, доступном партнере. Тогда вы можете создать слишком большую дистанцию между собой и ведущим еще до того, как дадите вашим взаимоотношениям справедливый шанс. Это вызовет у вашего партнера подчиненное поведение, выводя тем самым взаимоотношения из состояния баланса. Парадокс, таким образом, заключается в том, что, направляя все свой усилия на поиски романтики, при ожидании, что романтические взаимоотношения будут вашим эмоциональным спасением, вы уменьшаете свои шансы найти длительную, удовлетворяющую вас любовь. Парадоксально также и то, что создание ваших сил для себя - это то, что больше всего добавляет вам притягательной силы в глазах других. Но даже в этом надо быть достаточно мудрым, чтобы не вылететь за борт. Люди, чересчур занятые собой, могут отпугнуть потенциальных партнеров, так как кажутся эгоистичными, рассеянными или неприступными. Искра притягательной силы должна быть встречена соответствующей искрой. Если на это не приходится рассчитывать, большинство людей обращает свой взгляд на кого-нибудь еще. Наиболее привлекательны те, кто находит равновесие между поведением ведущего и подчиненного, между автономностью и доступностью. Это те, в ком есть одновременно уверенность и эмоциональная открытость. Дебора знала, что у нее есть сильная тенденция ставить все на кон взаимоотношений. Она также знала, что это не оставляло ей достаточно эмоциональной энергии для занятий тем видом искусства, который был ей по нраву. Более того, она с трудом убеждала себя, что ее сознательные усилия переключить энергию с взаимоотношении на занятия искусством принесут результат. Это старое чувство, овладевающее практически каждым, кто пробует здоровую дистанцию во взаимоотношениях: чувство, что они просто "делают вид". Я уверил Дебору, что не имеет значения то, как это выглядит для нее. Когда вы работаете над созданием собственных сил, эффект будет достигнут независимо от того, что вы чувствуете. Вы изменитесь, может быть, слегка, может быть, очень заметно. Потому что, когда вы изменяете свое поведение, вы изменяете и способы взаимодействия с другими людьми. Вы на самом деле изменяете движущие силы межличностного общения. Больше всего Дебора чувствовала себя одинокой, когда возвращалась с работы в пустую квартиру. Мне даже телевизор не нравился, но первое, что я делала, это включала его. Он удерживал стену от падения на меня. Моя мать сказала, что мне нужно завести кошку, но я не уверена. Иногда я начинаю плакать и не могу остановиться, потому что у меня такое чувство, что я никому не нужна и никогда не буду нужна. Даже кошке. Боль одиночества напоминает нам, что люди - общественные животные. На своем основном уровне одиночество является еще одним биологическим импульсом к поиску партнера. Очевидно, что некоторые из нас переносят одиночество легче остальных. Те, кто переносит его тяжелее всех, это люди, считающие, что ненормально чувствовать себя одиноким. Чувствуя это, они нагнетают нормальное ощущение несчастья от одиночества вплоть до обвинения себя в патологии. Они думают, что из-за своего одиночества они - социальные неудачники, или, как Дебора, что никому не нужны. У каждого в жизни бывают периоды одиночества, и, как и в период острой душевной боли во взаимоотношениях, одиночество может создать своего рода амнезию. То есть во время коротких промежутков одиночества вам может показаться, что вся ваша жизнь бессмысленна и пуста. И снова, ключ здесь в принятии факта, что одиночество не только нормально, но и биологически обоснованно. Если вы не будете часть времени чувствовать себя одиноким, вы будете ненормальной личностью. Во время приступов одиночества неплохо сказать себе: "Так, ну вот и я. Чувствую себя изолированно, одиноко и безнадежно. Значит, пора хорошенько позаботиться о себе, чтобы это не завело меня слишком далеко". Некоторые борются с одиночеством, насыщая свою общественную жизнь, другие - упорнее и дольше работая или развивая новые интересы. Благодаря своей художественной одаренности, Дебора пыталась трансформировать свое одиночество в занятия искусством. Мы надеялись, что в процессе сублимации она сможет снять свою "блокировку". Она решила противопоставить своим чувствам серию картин на тему потери личности в любви. Дебора назвала ее "Эхо, эхо", и с самого начала она у нее получалась хорошо. Это для меня своего рода прорыв. Я вам говорила, что, когда вела дневник, мне казалось, что я должна записывать свои весомые мысли о таких предметах, как жизнь и искусство, но заканчивала тем, что писала о парнях и взаимоотношениях. По отношению к искусству у меня есть похожее чувство, будто я должна писать определенным образом, чтобы мое искусство выглядело так, как должно выглядеть современное искусство. В этом и была проблема, потому что в моих картинах не было жизни. Теперь я перестала сражаться сама с собой. Мое искусство, как мой дневник, - совершенно откровенно. Дебора принесла мне несколько предварительных набросков, и, хоть я и не искусствовед, они произвели на меня впечатление. Один набросок был особенно поразителен: женская фигура, растворяющаяся в мужской. Этим она выражала самый большой свой страх и, делая это, обретала над ним контроль. Требуется изрядное мужество, чтобы начать новые взаимоотношения после серьезной неудачи. Но когда Дебора перенесла свой страх в искусство, она начала освобождаться от его тирании. Ее искусство не было больше частью той жизни, в которой господствовали мечтания о взаимоотношениях. Она думала о своем искусстве, как о самостоятельной цели, и это делало ее страстной. Дебора была взволнована, когда ее новые картины были отобраны галереей для участия в выставке трех художниц. "Это не самая престижная галерея в городе, - сказала она, - но у нее есть собственный раздел в каталоге новых талантов". На открытии выставки Дебора познакомилась с интересным мужчиной. Примечательно, что она рассказала мне о нем после полного отчета о выставке и своих чувствах по этому поводу. Она согласилась с тем, что шесть месяцев назад начала бы свой рассказ с мужчины. Джек был другом одной из участниц выставки. Он работал звукорежиссером в независимой кинокомпании в Лос-Анджелесе. Дебора сказала: Он очень милый и очень привлекательный, Он каждый день ездит из нашего города в Лос-Анджелес, а сейчас у него перерыв между съемками. Ему на самом деле понравились мои картины, и он считает, что мне надо попробовать устроить выставку в Лос-Анджелесе. Мы встретились на следующий вечер и здорово провели время. Кажется, у нас все получается хорошо. Мы встречаемся и сегодня вечером. Я стараюсь сдерживаться, но я очень возбуждена. Я чувствую, что наступает время спросить его, чего он хочет от наших взаимоотношений. У меня предчувствие, что у нас совместимые индивидуальности. Я поздравил Дебору с ее планом. Она проделала долгий путь. Через два месяца новых взаимоотношений у Деборы были и хорошие, и плохие новости. Хорошая новость заключалась в том, что Джек разделял ее подход к взаимоотношениям. Он прошел через бурные длительные взаимоотношения, которые закончились по взаимному согласию. Ему не нравилось быть одному; он сказал ей, что ему хочется, чтобы было к кому прийти домой или чтобы кто-нибудь приходил к нему. Он хотел проводить с ней все время до своего возвращения в Лос-Анджелес на новые съемки. В то же время три из четырех картин Деборы были проданы. Она сказала: Два замечательных события происходят одновременно, Джек и мой творческий успех. С Джеком все идет хорошо, и он, кажется, создан для меня. Но он отнимает у меня каждую свободную минуту - так ему хочется, и у меня не остается времени на живопись. Это превращается в проблему, и приводит меня в замешательство. Растущая автономность Деборы обогатила ее новым опытом в любви. Я подтвердил то, что она подозревала: она превратилась в ведущего во взаимоотношениях, и это отражалось на чувствах, которые она испытывала. Дебора думала, что могла бы полюбить Джека, но в этот момент она не переживала того исступления, которое ассоциировалось у нее с любовью. В своих прежних взаимоотношениях она была обычной подчиненной, и поэтому ее реакция не являлась удивительной или необычной. Я предложил Деборе воспротивиться ее побуждению охладить роман с Джеком через два месяца после его начала. Было еще слишком рано, чтобы определить, смогут ли эти взаимоотношения работать на нее. К счастью, Джек был достаточно спокоен, чтобы не попасться в ловушку суперухаживания. Он сказал Деборе, что понимает ее затруднения; он знал, что взялся за дело чересчур рьяно и его было "слишком много" для нее. Когда Джек уехал для работы над следующим фильмом, Дебора обнаружила, что очень скучает по нему. Она поняла, что у него есть чувствительность и гибкость, необходимые для сглаживания их конфликтов. Что самое главное, его дела соответствовали его словам. Он начал предварять свои приглашения фразой: "После того, как ты закончишь свои занятия, давай..." Шесть месяцев спустя Дебора сказала мне, что они с Джеком уже говорят о браке. Это исключительное чувство. Я люблю Джека и знаю, что он с ума сходит по мне. Вы знаете, как бывает, когда кто-то любит тебя так сильно, что не нужно беспокоиться, что тебе причинят боль? Вот так и у нас с Джеком, и это действительно здорово. Я бы не сказала, что у нас "дико" страстные взаимоотношения, хотя иногда бывает и так. Я счастлива, когда я с Джеком, и это намного лучше, чем те выворачивающие наизнанку отношения с Джонатаном и другими. Дебора нашла "удобную" для себя любовь, от которой получала эмоциональное вознаграждение, которое искала так долго. Не чувствует ли она, что принесла немыслимую жертву, лишившись столь ценимой ею страсти? Некоторые обычные подчиненные, такие, как Дебора, с трудом приспосабливаются к жизни без "выворачивающих наизнанку" отношений. Дебора ответила: Иногда я скучаю по ним, но я подошла к такому периоду в жизни, когда есть вещи и поважнее. С меня достаточно агонизирующих взаимоотношений. Мы с Джеком думаем о детях. Кто захочет, чтобы ребенок попал в сумасшедшую обстановку? Я могу принять то, что я имею и что не имею с Джеком, потому что, в общем, все очень хорошо. Я счастлива, когда думаю о том, что проведу свою жизнь с ним. Дебора сказала, что она чувствует себя достаточно сильной, чтобы прекратить сеансы психотерапии, и так она и поступила. Я думаю, что уроки, извлеченные из парадокса страсти, ей пригодятся. Пег и Билл также нашли "удобную" для себя любовь после смятения и кризиса. Их возрождение в качестве сбалансированной пары пришло после двух десятилетий стабильного дисбаланса. Раньше у них были договоренности. Теперь у них есть любовь и близость, которые столь же часто удивляют их, сколь и удовлетворяют. В некоторых аспектах прежние взаимоотношения Пег и Билла были проще. Они шли предсказуемым традиционным путем. Их роли были хорошо определены. Так как они шли по самой людной дороге, им не нужна была эмоциональная карта. Они могли выдерживать курс всего с несколькими навыками взаимоотношений. Когда традиционный брак удовлетворяет партнеров, особенно когда действует "скрытый баланс", он также несет в себе большую опасность. Традиционные супружеские пары могут оказаться очень уязвимыми при возникновении дисбаланса между ними, особенно когда изменения касаются жены-подчиненной, начавшей развивать свои силы, как Пег. Мне никогда не нравилось быть домохозяйкой. Кажется, я впервые осознала это, когда мой младший сын пошел в школу. Я посвящала свою жизнь другим, но сама становилась все более и более одинокой. Я знаю, это был естественный ход событий, так всегда бывает, когда ваши дети растут. Но я также чувствовала себя изолированной от Билла, хотя мы и жили под одной крышей. Однако я годами ничего не делала, чтобы изменить это. Частично потому, что чувствовала себя спокойно без перемен, и отчасти потому, что не знала, как и что менять. Когда жена-подчиненная начинает действовать напористо, она создает новую динамику отношений со своим мужем. Если ее муж не очень уверен в себе, последствия могут быть "крутыми", как это было у Пег с Биллом. Традиционный брак не вооружил их комплексными навыками взаимоотношений, необходимыми для того, чтобы справиться с этим смещением баланса. Незадолго до окончания нашей совместной работы, Билл размышлял по поводу их кризиса: В то время я думал, что наступил конец света. Но сейчас я благодарю Господа за то, что тогда не получил продвижения. Это заставило меня взглянуть в лицо моим проблемам, от которых я всегда бежал. Конечно, если бы я получил это продвижение, я бы чувствовал себя великолепно. Но тогда я бы так и застрял в этой крысиной гонке и все еще был бы несчастен. Только я бы этого не знал, потому что находился слишком внутри всего этого. Сейчас я близок к завершению своей первой сделки по продаже лодок. А наша лодка - просто драгоценность. Я могу честно сказать, что никогда не чувствовал себя более счастливым. (Он повернулся к Пег.) И я самый везучий на свете, потому что в моей жизни есть ты. Буря, которая почти разметала их брак, на самом деле привела к более крепкому союзу. Если в ваших взаимоотношениях возникли острые проблемы, вы можете начать спрашивать себя, сохранятся ли они или даже - хотите ли вы их сохранить. Это будет трудно, но я прошу вас учесть терапевтический потенциал вашего кризиса. На самом деле вы и ваш партнер можете с боями пройти через критический период, чтобы освободиться от пагубных моделей взаимоотношений и достичь более глубокого уровня интимности. Но кризис взаимоотношений чаще вредит, чем приносит пользу. Поэтому, если ваши конфликты выходят из-под контроля, я прошу вас обратиться за помощью к профессионалу. Незадолго до окончания курса психотерапии я виделся с Пег и Биллом раз в две-три недели. Я хотел поддерживать с ними хотя бы минимальный контакт в течение пары месяцев, чтобы увидеть, как они справятся с неизбежными препятствиями. Это случилось вскоре после того, как Билл закончил ремонт своей лодки. Он описал мне, что произошло: Я пригласил вот эту леди пройтись со мной под парусом. После всего того, что мы пережили, я думаю, мы заслужили это. Ничего слишком честолюбивого. Всего неделю-другую вдоль побережья. Я думал Пег согласится, но она отказалась. И я начал спрашивать себя, что для нее важнее: я или ее бизнес. Пег возразила: Я бы очень хотела поехать с тобой, Билл. Но как раз сейчас я не могу. У меня столько всего еще не сделано в магазине. Я боюсь, что если сейчас уеду, то буду все время думать о бизнесе, и никакой радости от этого не будет. Билл повернулся ко мне: Ха, очень иронично. Все эти годы я говорил Пег то же самое, и теперь это возвращается ко мне. Я попросил Билла поделиться со мной тем, что расстроило его больше всего. О, я думаю то, что за многие годы я привык к тому, что Пег всегда была в моем распоряжении. Ее жизнь вращалась вокруг моей, и никак иначе. Я просто еще не привык к новой Пег. Но я на самом деле горжусь ею. Иногда я думаю, что я всего лишь ребенок-переросток. Признав, как трудно было ему приспособиться к новой автономности Пег, Билл активизировал их новые навыки сопереживания. Потом Пег сказала: Нет, нет, дорогой. Когда я думаю о том, где мы были шесть месяцев назад и где мы сейчас, мне начинает казаться, что я живу во сне. Я чувствую себя молоденькой влюбленной девчонкой. Я действительно очень недовольна собой и очень горжусь тобой. Ты прав, как был прав всегда. Нам действительно нужно совершить это плавание вместе... Билл прервал ее: Стоп, стоп. Помни, я ведь уже побывал в твоей шкуре. Я знаю, что значит выдерживать такое давление. Давай в этот раз я возьму с собой мальчиков. Они все равно не отстанут от меня. Мы с тобой поедем через пару месяцев, когда у тебя будет отпуск. Пег сказала: "Ну вот, ты и выпросил себе свидание". Это произвело на меня сильное впечатление. В течение нескольких минут Пег и Билл устранили возникший дисбаланс. Я больше не увижусь с ними. Они были готовы к проблемам равноправной активней любви. Вы могли заметить, что ни у одной из пар, с которыми я работал, не было незамысловатого конца "и они жили долго и счастливо". В сказках нас интересуют отнюдь не бодрые концовки. В них привлекают проблемные ситуации - злые ведьмы, хитрые волшебники, ежевичные леса, драконы, проклятия, которые не дают влюбленным соединиться, и тем приходится сражаться, чтобы обрести друг друга. Теперь давайте представим реальные эквиваленты препятствий из сказки - наши сложные эмоциональные проблемы. Вместо дракона или злой мачехи нам приходится справляться с ненадежностью, общением с обвинениями, а иногда - с непрошеным вниманием сексуальных соперников. В сказках препятствия преодолеваются, но никогда не исправляются. В жизни они являются постоянными характерными чертами наших взаимоотношений. Иногда они кажутся большими, стоящими прямо перед нами, иногда - маленькими и далекими. Но они никогда не исчезают. Только справляясь с ними, глядя им в лицо, интимная жизнь может сохраниться. Поэтому я считаю, что парадокс должен быть принят как реальность, как неизбежная данность нашей жизни, и так же тепло, как мы принимаем того, кто усложняет насту жизнь, но в то же время обогащает ее

Популярность: 310, Last-modified: Wed, 17 Oct 2007 17:57:55 GMT