ДОВЕСТИ РЕВОЛЮЦИЮ
                               ДО КОНЦА

                       ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛИТЕРАТУРЫ
                        НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ
                              ПЕКИН 1967

                           ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

     Настоящий перевод  с  китайского сделан по тексту четвертого тома
Избранных  произведений  Мао   Цзэ-дуна,   выпущенного   издательством
"Жэньминь чубаньшэ" в сентябре 1960 года в Пекине.
     Напечатано в Китайской Народной Республике

     Настоящая статья  представляет  собой новогоднюю статью агентства
Синьхуа, написанную товарищем Мао Цзэ-дуном 30 декабря 1948 года.

                    Комиссия Центрального Комитета
                    Коммунистической партии  Китая
                  по изданию избранных произведений
                             Мао Цзэ-дуна

     Китайский народ  скоро  одержит  окончательную  победу  в великой
Освободительной войне. В этом теперь не сомневаются даже наши враги.
     Война прошла   извилистый   путь.   Реакционное   гоминьдановское
правительство,  когда оно развязало контрреволюционную войну, обладало
армией,    примерно    в   три   с   половиной   раза   превосходившей
Народно-освободительную армию по численности и в еще  большей  степени
по   своей   оснащенности,   людским   и  материальным  ресурсам.  Оно
располагало современной промышленностью и  современными  транспортными
средствами,  которых  недоставало  Народно-освободительной армии;  оно
пользовалось огромной военной и  экономической  помощью  американского
империализма  и долго готовилось к войне.  Вот почему первый год войны
(с  июля  1946  года  по  июнь  1947  года)  гоминьдан   наступал,   а
Народно-освободительная  армия  оборонялась.  В  1946  году  гоминьдан
захватил на Северо-Востоке Шэньян,  Сыпин,  Чанчунь, Цзилинь, Аньдун и
другие города,  большую часть провинций Ляонин,  Ляобэй  и  Аньдун;  в
районах, расположенных к югу от реки Хуанхэ, захватил Хуайинь, Хэцзэ и
другие города,  большую часть освобожденных районов Хубэй -  Хэнань  -
Аньхой,  Цзянсу  -  Аньхой,  Хэнань - Аньхой - Цзянсу и Освобожденного
района в юго-западном Шаньдуне;  в районах,  расположенных к северу от
Великой стены,  захватил Чэндэ,  Цзинин, Чжанцзякоу и другие города, а
также большую часть провинций Жэхэ, Суйюань и Чахар. Гоминьдан казался
страшным  и  непобедимым.  Придерживаясь  правильного  стратегического
курса,  главной целью которого было уничтожение живой силы гоминьдана,
а  не  удержание  территории,  Народно-освободительная армия в среднем
уничтожала   примерно   8   бригад    (равных    нынешним    дивизиям)
гоминьдановских  регулярных войск в месяц и наконец вынудила гоминьдан
отказаться от  плана  всеобщего  наступления  и  ограничить  в  первой
половине   1947  года  основные  направления  его  наступления  обоими
крыльями южного фронта, то есть Шаньдуном и северной Шэньси. Во втором
году  войны  (с  июля  1947 года по июнь 1948 года) произошло коренное
изменение. Народно-освободительная армия, уничтожив большое количество
гоминьдановских регулярных войск,  перешла на южном и северном фронтах
от обороны к наступлению,  гоминьдановская  же  армия  была  вынуждена
перейти  от  наступления  к обороне.  Народно-освободительная армия не
только   вернула   подавляющую   часть   утраченной   территории    на
Северо-Востоке,  в  Шаньдуне и северной Шэньси,  но и продвинула линию
фронта в гоминьдановские районы севернее рек Янцзы и Вэйшуй.  Вместе с
тем,  в ходе боев за города Шицзячжуан,  Юньчэн,  Сыпин, Лоян, Ичуань,
Баоцзи,  Вэйсянь,  Линьфэнь  и  Кайфэн  наша  армия  освоила   тактику
овладения укрепленными  пунктами  противника.  Народно-освободительная
армия  создала  свою  артиллерию  и  инженерные  войска.  Не   следует
забывать, что у Народно-освободительной армии не было ни самолетов, ни
танков.  Но как  только  Народно-освободительная  армия  создала  свою
артиллерию   и   инженерные   войска,  превосходящие  гоминьдановские,
значение системы обороны гоминьдана вместе с его самолетами и  танками
стало  таять на глазах.  Народно-освободительная армия уже в состоянии
вести не только маневренную, но и позиционную войну. В первой половине
третьего  года  войны (с июля по декабрь 1948 года) произошло еще одно
коренное изменение. Народно-освободительная армия, длительное время не
имевшая численного превосходства,  теперь обладает им. Она в состоянии
не только брать сильно укрепленные гоминьданом города, но и окружать и
уничтожать  мощные группировки отборных гоминьдановских войск по сто и
даже  несколько  сот  тысяч  человек  в  одной  операции.  Значительно
возросли       темпы       уничтожения      гоминьдановских      войск
Народно-освободительной армией.  Обратимся к статистическим данным  об
уничтожении  регулярных  войск противника от батальона и выше (включая
восставшие и перешедшие на нашу сторону войска противника):  за первый
год  войны  уничтожено  97  бригад,  в том числе 46 полных бригад;  за
второй год - 94 бригады,  в том числе  50  полных  бригад;  за  первую
половину третьего года войны, по неполным данным, - 147 дивизий, в том
числе 111   полных   дивизий.   Число   полных   дивизий   противника,
уничтоженных  за  полгода,  на  15  дивизий больше общего числа полных
дивизий   противника,   уничтоженных   за   предыдущие    два    года.
Стратегический    фронт    противника    совершенно   развалился.   На
Северо-востоке противник уже полностью уничтожен,  в Северном Китае он
также  вскоре  будет  полностью  уничтожен,  а  в Восточном Китае и на
Центральной  равнине  осталась  лишь  небольшая   часть   его   войск.
Уничтожение  в  районах  к северу от реки Янцзы главных сил гоминьдана
значительно      облегчает      дальнейшие      военные       действия
Народно-освободительной армии по форсированию реки Янцзы и продвижению
на юг с целью освобождения всего Китая.  Наряду с победами на  военном
фронте  китайский  народ добился великих побед также на политическом и
экономическом  фронтах.  Таким  образом,  теперь  для   всей   мировой
общественности   и  даже  для  всей  империалистической  прессы  стало
совершенно бесспорным,  что китайский народ  в  своей  Освободительной
войне одержит победу во всей стране.
     Враг сам   по   себе   не  исчезнет.  Ни  китайская  реакция,  ни
агрессивные  силы  американского  империализма  в  Китае   не   сойдут
добровольно с исторической арены.  Именно потому,  что они убедились в
невозможности средствами одной лишь военной борьбы помешать китайскому
народу  одержать  в своей Освободительной войне победу во всей стране,
они с каждым днем придают все большее значение средствам  политической
борьбы.   С   одной  стороны,  китайские  реакционеры  и  американские
агрессоры  используют  нынешнее  гоминьдановское   правительство   для
осуществления  своих  темных  замыслов  под  вывеской  мира.  С другой
стороны,  они делают ставку  на  использование  людей,  поддерживающих
связь  как  с  ними,  так  и  с  революционным лагерем,  инспирируют и
подстрекают их  на  то,  чтобы  они,  зарекомендовав  себя  с  хорошей
стороны,  всячески проникали в революционный лагерь и образовывали там
так  называемую  оппозицию.  Китайские  реакционеры   и   американские
агрессоры  делают  это  в  целях  сохранения реакционных сил и подрыва
революционных сил.  По достоверным сведениям,  правительство  США  уже
разработало такие  заговорщицкие  планы и приступило к их выполнению в
Китае.  Правительство   США   от   политики   одной   лишь   поддержки
контрреволюционной войны гоминьдана перешло к политике применения двух
форм  борьбы:  во-первых,  к  организации  остатков  вооруженных   сил
гоминьдана  и  так называемых местных сил с целью оказания дальнейшего
сопротивления Народно-освободительной армии в районах к  югу  от  реки
Янцзы  и  в  отдаленных  окраинных провинциях;  во-вторых,  к созданию
оппозиции внутри революционного  лагеря,  с  тем  чтобы  всеми  силами
остановить революцию,  а если революция будет развиваться и дальше, то
придать ей умеренную окраску и не допустить слишком большого ущемления
интересов   империалистов   и   их   прихвостней.   Эту  политику  США
поддерживают и английские и французские империалисты.  Многие  еще  не
уяснили  себе  сути дела,  но,  по-видимому,  понадобится не так много
времени, как им все станет ясно.
     Сейчас перед китайским народом, всеми демократическими партиями и
народными организациями стоит вопрос:  довести революцию до конца  или
же  остановить ее на полпути?  Довести революцию до конца - это значит
революционным путем  решительно,  окончательно,  начисто  и  полностью
ликвидировать  все реакционные силы,  непоколебимо и упорно добиваться
свержения империализма,  феодализма  и  бюрократического  капитализма,
свержения   в   масштабе  всей  страны  гоминьдановского  реакционного
господства и создания  республики  демократической  диктатуры  народа,
руководимой  пролетариатом  и  основанной на союзе рабочих и крестьян.
Итак, в жизни китайской нации произойдет полный переворот, полуколония
превратится   в  подлинно  независимое  государство;  китайский  народ
добьется полного  освобождения,  сбросит  с  себя  гнет  феодализма  и
бюрократического   капитала  (то  есть  китайского  монополистического
капитала). В результате этого будет установлен мир на началах единства
и  демократии,  будут  созданы  предпосылки  для превращения страны из
аграрной в индустриальную,  появится возможность перехода от общества,
основанного  на  эксплуатации человека человеком,  к социалистическому
обществу.  Остановить революцию на  полпути  -  это  значит  поступить
вопреки   воле  народа,  подчиниться  воле  иностранных  агрессоров  и
китайских реакционеров,  дать гоминьдану возможность залечить  раны  и
затем в одно прекрасное утро яростно обрушиться на революцию, задушить
ее и вновь низвергнуть страну в царство  мрака.  Именно  так  четко  и
остро  стоит  теперь  этот  вопрос.  Какой  же  из  двух путей следует
избрать?  Каждая демократическая партия и каждая народная  организация
Китая должны  подумать  над этим вопросом,  должны избрать себе путь и
заявить о своей позиции.  Смогут ли демократические партии и  народные
организации  Китая  искренне  сотрудничать и не разойтись на полпути -
это зависит от того,  придут ли они к единому мнению в этом вопросе  и
смогут  ли они предпринять согласованные действия для свержения общего
врага  китайского  народа.   Здесь   нужно   добиваться   единства   и
сотрудничества, а не создавать какую-то "оппозицию" или придерживаться
какой-то "промежуточной линии".
     Разве за    долгие    двадцать    с   лишним   лет,   начиная   с
контрреволюционного переворота  12 апреля 1927 года,  еще не доказано,
что китайские реакционеры во главе с  Чан  Кай-ши  и  Ко  представляют
собой  шайку  палачей,  с  ног  до головы обагренных кровью,  палачей,
которые совершают убийства,  не моргнув глазом? Разве еще не доказано,
что   они  являются  шайкой  профессиональных  лакеев  империализма  и
предателей родины? Вспомните, сколько великодушия со времени сианьских
событий в  декабре  1936  года,  со  времени  переговоров  в Чунцине в
октябре 1945 года и состоявшегося в  январе  1946  года  Политического
консультативного совета  проявил  китайский  народ по отношению к этой
бандитской шайке, надеясь установить с нею мир в стране! Однако смогли
ли  все  эти  добрые  намерения  изменить  хоть  на  йоту ее классовую
природу?  Среди этих бандитов нет ни одного,  чье прошлое не  было  бы
неразрывно   связано   с   американским   империализмом.  Опираясь  на
американский империализм,  они ввергли 475 миллионов соотечественников
в  пучину  небывало  жестокой  и крупной гражданской войны.  Используя
предоставленные    американским     империализмом     бомбардировщики,
истребители,   пушки,   танки,  базуки,  автоматы,  напалмовые  бомбы,
химические снаряды и другие виды смертоносного оружия,  они  истребили
миллионы  людей - мужчин и женщин,  стариков и детей.  В свою очередь,
американские империалисты захватили  с  их  помощью  суверенные  права
Китая  на  территорию,  территориальные воды и воздушное пространство,
захватили в Китае право судоходства во внутренних водах,  привилегии в
области  торговли,  во  внутренних  и  внешних делах и даже привилегию
безнаказанно убивать людей,  давить их своими автомашинами, насиловать
женщин.  Неужели  китайский народ,  вынужденный вести столь длительную
кровопролитную войну,  должен еще изливать любовь и  нежность  к  этим
самым  жестоким  и  злейшим  врагам,  вместо  того  чтобы окончательно
уничтожить и изгнать их?  Разве не ясна та истина,  что Китай  обретет
независимость,  демократию и мир лишь после окончательного уничтожения
китайской реакции и изгнания из страны агрессивных  сил  американского
империализма?
     Заслуживает внимания тот факт, что теперь враги китайского народа
вдруг  начали  усиленно  прикидываться  безобидными  и  даже   жалкими
существами (запомни,  читатель, такими жалкими они будут прикидываться
и впредь).  Разве в июне прошлого года Сунь Фо, который совсем недавно
занял   пост   председателя   Исполнительной  палаты  гоминьдановского
правительства, не заявлял:
     "Если в  военном плане вести борьбу до конца,  то вопрос рано или
поздно может быть разрешен"?  Теперь же, едва прийдя к власти, он стал
разглагольствовать    о   "почетном   мире",   утверждая,   будто   бы
"правительство  усиленно  добивалось  мира,  но  ввиду   невозможности
осуществления  этой цели было вынуждено прибегнуть к оружию;  конечной
целью применения оружия  по-прежнему  является  восстановление  мира".
Агентство  Юнайтед  Пресс в своем сообщении из Шанхая от 21 декабря не
замедлило предсказать,  что заявление Сунь Фо "встретит самое  широкое
одобрение  как среди официальных лиц США,  так и среди гоминьдановских
либералов". В настоящее время официальные лица США не только проявляют
горячий  интерес к "миру" в Китае,  но и вновь и вновь заявляют,  что,
дескать,  еще со времени Московского совещания  министров  иностранных
дел СССР,  США  и  Англии,  состоявшегося  в  декабре  1945 года,  США
придерживаются "политики невмешательства во  внутренние  дела  Китая".
Как   же  следует  поступить  в  отношении  этих  господ  из  "царства
Благородных"?  Тут  уместно  привести  одну   древнегреческую   басню:
"Старик-Крестьянин  нашел зимою окоченевшую от холода Змею,  поднял ее
из чувства сострадания и положил  себе  за  пазуху.  Отогрелась  Змея,
пробудились   в   ней   природные  инстинкты,  и  она  ужалила  своего
благодетеля.  "Поделом мне, - говорит Крестьянин, борясь со смертью, -
я пожалел опасную тварь"".  Заморские и китайские ядовитые змеи хотят,
чтобы китайский народ погиб так же,  как этот крестьянин, хотят, чтобы
Коммунистическая партия и все революционеры-демократы  Китая  так  же,
как  этот крестьянин,  питали добрые чувства к ядовитым змеям.  Однако
китайский   народ,   Коммунистическая   партия   и    все    подлинные
революционеры-демократы  Китая  слышали  и  помнят  предсмертные слова
этого крестьянина.  К тому же змеи,  обосновавшиеся на  большей  части
территории  Китая,  -  и  большие  и  маленькие,  и черные и белые,  и
показывающие свои ядовитые зубы  и  превратившиеся  в  обольстительных
красавиц  -  все  еще  не  окоченели,  хотя  они  и  чувствуют  угрозу
надвигающейся зимы!
     Китайский народ ни в коем случае не пожалеет  этих  змей-злодеев.
Он  прямо и откровенно заявляет:  Не является верным другом китайского
народа тот,  кто ханжески твердит о том,  что нужно бы  пожалеть  этих
змей-злодеев, что иной подход не соответствовал бы национальному духу,
означал бы  недостаток  величия  и  т.п.  С  какой  стати  жалеть этих
змей-злодеев?  Кто из рабочих, крестьян и солдат стоит за то, чтобы их
жалеть?  Действительно  есть такие гоминьдановские и негоминьдановские
"либералы",  которые  советуют  китайскому   народу   принять   "мир",
предложенный   США   и  гоминьданом,  то  есть  считают,  что  остатки
империализма,  феодализма и бюрократического капитализма надо  хранить
как святыню, чтобы подобные сокровища не исчезли с лица земли. Но ведь
эти "либералы" вовсе не являются рабочими, крестьянами и солдатами. Их
нельзя даже отнести к числу друзей рабочих, крестьян и солдат.
     Мы считаем, что революционный лагерь китайского народа необходимо
расширить,  что нужно включить в него  всех  тех,  кто  желает  теперь
принять  участие  в  деле революции.  Делу революции китайского народа
нужны как  главные  силы,  так  и  союзники,  ибо  армия,  не  имеющая
союзников,  не  может  одержать победу над врагом.  Китайскому народу,
переживающему революционный  подъем,  нужно  иметь  своих  друзей;  он
должен помнить своих друзей и не забывать их.  В Китае несомненно есть
немало верных друзей народной революции,  которые всемерно  отстаивают
интересы  народа и выступают против защиты интересов врагов;  никто из
них,  разумеется,  не  должен  быть  забыт  или   встречать   холодное
отношение.  Но  мы также считаем,  что революционный лагерь китайского
народа  необходимо  укреплять,  нельзя  допускать  проникновение  туда
вредных элементов,  нельзя допускать, чтобы ошибочные мнения брали там
верх.  Китайский  народ,  переживающий  революционный  подъем,  должен
помнить  своих  друзей  и  в то же время крепко помнить своих врагов и
друзей своих врагов.  Как  говорилось  выше,  враги  используют  такие
коварные  приемы,  как  разглагольствование о "мире" и проникновение в
лагерь революции в целях сохранения  и  укрепления  своих  позиций,  а
коренные  интересы народа требуют полного уничтожения всех реакционных
сил и изгнания агрессивных сил американского  империализма  из  Китая;
поэтому  все  те,  кто  советует  народу  пожалеть  врагов и сохранить
реакционные силы, являются не друзьями народа, а друзьями его врагов.
     Бурный подъем  китайской  революции  вынуждает  все слои общества
определить  свою  позицию.   Соотношение   классовых   сил   в   Китае
претерпевает новые  изменения.  Народ  массами  высвобождается  из-под
влияния  и  контроля  гоминьдана  и  становится  на   сторону   лагеря
революции.  Китайские  реакционеры  оказались в совершенно безвыходном
положении,  они  изолированы  и  лишены  всякой  поддержки.  По   мере
приближения  окончательной победы в Народно-освободительной войне весь
революционный народ и все друзья народа будут еще теснее  сплачиваться
воедино,  будут решительно выступать под руководством Коммунистической
партии  Китая  за  полное  уничтожение  реакционных  сил  и  всемерное
развитие   революционных  сил  и,  наконец,  создадут  во  всем  Китае
народно-демократическую республику,  установят мир на началах единства
и  демократии.  В  противоположность  этому американские империалисты,
китайские реакционеры и их друзья не в состоянии  сплотиться  воедино,
они будут вести бесконечную грызню,  ругать, упрекать и предавать друг
друга.  Но в одном они будут сотрудничать между собой -  в  стремлении
всякими   средствами   подорвать   революционные   силы   и  сохранить
реакционные силы.  Они будут действовать открыто и тайно, напролом и в
обход.  Однако можно определенно сказать,  что их политические происки
потерпят такой же крах,  как  и  их  военное  наступление.  Обладающие
достаточным   опытом   китайский   народ  и  его  генеральный  штаб  -
Коммунистическая партия Китая - безусловно сорвут политические происки
врагов так же, как они разгромили их военное наступление, и доведут до
конца великую Народно-освободительную войну.
     В 1949  году  Народно-освободительная армия будет продвигаться на
юг от реки Янцзы и одержит еще более великие победы, чем в 1948 году.
     В 1949 году на экономическом фронте мы добьемся еще более великих
успехов,  чем в 1948 году.  Наше сельскохозяйственное  и  промышленное
производство  поднимется на ступень выше,  железнодорожный и шоссейный
транспорт    будет    полностью    восстановлен.    Полевые     войска
Народно-освободительной  армии в своих боевых действиях освободятся от
некоторых пережитков партизанщины и достигнут более  высокого  уровня,
соответствующего регулярной армии.
     В 1949 году будет создан Политический консультативный  совет  без
участия реакционных элементов,  целью которого явится завершение задач
народной революции, будет провозглашено образование Китайской Народной
Республики   и   создано  Центральное  правительство  Республики.  Это
правительство  явится  демократическим  коалиционным   правительством,
которое  будет  находиться  под  руководством  Коммунистической партии
Китая и в котором примут участие  соответствующие  представители  всех
демократических партий и народных организаций.
     Таковы главные и конкретные задачи,  осуществления которых должны
энергично  добиваться  в  1949 году китайский народ,  Коммунистическая
партия,  все демократические партии и народные организации  Китая.  Не
зная  страха  ни  перед  какими трудностями и сплачиваясь воедино,  мы
осуществим эти задачи.
     В ходе  нашей  борьбы  мы  раз  и  навсегда покончим с феодальным
гнетом,  существовавшим тысячелетиями,  и с империалистическим гнетом,
длившимся  свыше  ста  лет.  1949  год  - год исключительной важности.
Удвоим же наши усилия.

Популярность: 21, Last-modified: Wed, 15 Jul 1998 17:46:18 GMT