---------------------------------------------------------------
     Сокращенный перевод с итальянского Л. Вершинина
     Из сборника "На суше и на море", (где-то середина 60-х годов).
     OCR Валянский С.В.
---------------------------------------------------------------

     image002

     Необыкновенная повесть





     Я и мой компаньон пробуждаемся после
     сильной попойки. Происходят весьма странные вещи.

     Раздался телефонный звонок,  но  я никак не  могу открыть глаза. Во рту
адская  горечь, а голова  кружится даже в лежачем  положении.  Должно  быть,
вечером  я  колоссально  тяпнул.  Протягиваю  руку и беру  с ночного столика
граненый стакан,  в нем еще остался "Бурбон".  Я,понятно,  осушил  его одним
глотком. Протираю глаза  и  понемногу начинаю различать ближние предметы, но
вот что вчера  случилось,  хоть убей,  не  могу  вспомнить. А телефон просто
разрывается. Тогда я снял трубку. Голос ласковый, как у  еще  не развернутой
медовой карамельки, называет меня по имени:
     - Яко!
     Опьянение как рукой сняло. Я вскочил с постели, спрашиваю:
     - Как тебя зовут, детка?
     -  Дуарда,-  проворковала  незнакомка.-  Не  думала,  что ты так  скоро
забудешь вчерашний вечер.
     Но я, как назло, ничего не помню. Сразу нахожу уловку и отвечаю, что по
телефону у нее совсем не тот голос. Слышу, она усмехается и говорит:
     - Тогда торопись. Я жду.- И вешает трубку.
     Черт побери.  Я спрыгиваю  с кровати и единым духом  выпиваю  полный до
краев стакан  "Бурбона". Ну теперь-то мысли непременно прояснятся. Ничуть не
бывало.
     Вчера,  кажется,  ничего  особенного не произошло. Я до  самого  вечера
проторчал  в кабинете.  Сидел  за письменным столом и  зевал. Да  будет  вам
известно,  в  кабинете у  меня  стоит  письменный стол,  два  книжных шкафа,
зеленое кресло и пишущая машинка, в которой не хватает буквы "Т". В одном из
шкафов имеется обширное досье. На стеклянных дверях моего кабинета  золотыми
буквами выведено "Сыскное бюро". Якомандую Пипа и Грэгорио Скарта.
     Якомандую, сокращенно ЯКО,- это  я.  И если имя звучит немного странно,
то вина тут  не моя, а отца.  Это он назвал  меня Якомандую,  чтобы показать
жене, кто истинный глава семьи.
     Грэгорио Скарта -  мой компаньон. Я  зову его просто Грэг. Без него мне
пришлось бы плохо. В самых трудных случаях он всегда приходит на помощь.
     Кстати, куда делся этот болван? Вчера вечером мы были вместе. Может, он
помнит, что произошло. Если  только  он тоже не  был пьян в  стельку.  Иду в
кухню, смотрю, он валяется под  стулом и  дрыхнет вовсю. Легонько ударяю его
по  морде  голой ногой.  Он открывает  один глаз,  громко вздыхает  и  снова
начинает храпеть. Ничего не попишешь. Должно быть, он  вчера набрался почище
моего.  Я  ему нечаянно  на хвост  наступил, а  он хоть бы хны. Простите, я,
кажется, забыл сказать, что мой компаньон - пес.
     Я же  говорил, что у меня сегодня с утра  голова  не варит. Ну так вот,
Грэг - собака ищейка.  Три года  назад мы получили лицензию и решили  вместе
открыть сыскное  бюро. Могу  поручиться, что  Грэг работает не  хуже  любого
полисмена. Только любит выпить  лишнего.  Впрочем,  я совсем  разболтался, а
ведь меня Дуарда  ждет. Так что же было вчера? Я  стал под  душ и попробовал
пораскинуть мозгами. Никакого эффекта. Надо же быть таким кретином, чтобы не
вспомнить девушку  с таким ангельским  голоском! И тут меня  осенило.  Нужно
обойти все бары города. В одном из них  я прошлой ночью наверняка осушил все
запасы "Бурбона".
     Приняв душ, я стал одеваться. Когда натянул брюки, ничего не произошло,
когда надел рубашку - тоже, но когда снял со стула пиджак, то обнаружил, что
один  из карманов изрядно распух. Я сую  руку в  карман и  вытаскиваю  пачку
тысячных  ассигнаций.  Стою  и  смотрю  на  пачку,  словно  кретин,  впервые
увидевший в цирке двойное  сальто-мортале. Но  я быстро опомнился и принялся
считать  хрустящие  бумажки.  Когда дошел  до  трехсот  двадцатой,  пришлось
сделать передышку.  Пятисотая ассигнация  оказалась, увы, последней. Пятьсот
тысяч лир,  черт  побери! Откуда  они  взялись? Похоже, я вчера  вечером дал
какое-то обязательство? Но какое?  Кому? Я о  чем-то договорился с клиентом.
Вот только  как  его найти.  Дуарда? Кто она? Надо разыскать ее любой ценой.
Кладу пачку ассигнаций на большое  овальное блюдо, накрываю  сверху  ломтями
ветчины и ставлю в холодильник.
     Лезу в  брючный карман  и...  застываю,  как  свинячий  студень. Пальцы
нащупали  какой-то  мягкий  предмет,  чуть подлиннее  и  побольше  сигареты.
Вытаскиваю свою находку. А, это скатанная  в трубочку туалетная бумага! Я ее
развернул и увидел, что помадой большими буквами начертан адрес: 47-я улица,
432-б.  Понюхал.  Помада  цикламен.  Могу  голову  заложить,   что  девушка,
звонившая мне утром, красит губы именно этой  помадой. Дуарда! Опять она! Но
раз  есть адрес, то о чем тут гадать? Я повязал галстук "Неотразимый  удар",
перед которым ни одна девушка не устоит, надел пиджак  и зашел на кухню; мой
компаньон спал,  подлец,  и рычал во  сне,  как  перегруженный  грузовик  на
подъеме.
     image004
     Я бегом спустился по лестнице, дотопал до стоянки и сел за руль верного
"блимбуста". Включил сразу  третью скорость и, как ракета, сорвался с места.
Не  прошло и двух  минут, как за мной  увязалась  чья- то машина. Я прибавил
скорость,  преследователь тоже. Телега не новая, черный "фролей"  1949 года.
Но  мотор у нее явно чужой. Я резко свернул вправо, затем влево, но "фролей"
прямо-таки прилепился ко  мне. За рулем  идет здоровенный детина  с  желтыми
глазами,  очень  похожий на гориллу. На  правой руке у него ясно виден шрам.
Замечаю, что с  левой стороны карман  пиджака у  него сильно оттопыривается.
Мне,  конечно,  не очень понравилось, что этот тип  собирается ткнуть меня в
спину пистолетом. Я выбрал место попустыннее, внезапно  развернул "блимбуст"
поперек улицы, резко затормозил и  выскочил из  кабины. Незнакомец не  успел
даже снять ногу с тормоза, как я очутился рядом.
     - Малютка,- говорю.- Проваливай отсюда да побыстрее.-
     Сую  руку в карман и не  нахожу пистолета. Забыл  дома. Подымаю глаза и
вижу, что эта скотина целится своей пушкой в мой галстук "Неотразимый удар".
Так он мне всю красоту попортит. Недолго думая, сую указательный палец левой
руки в ствол, и в ту же секунду этот тип нажимает спусковой крючок.
     Но пуля не вылетела,  палец, как пробка, закупорил дуло. Правой рукой я
изо всех сил дернул этого наглеца за левое ухо и начисто его оторвал. Подлый
скот  застонал  от боли и  выронил пистолет. Я  рукояткой огрел  мерзавца по
голове и он сразу затих.  Ухо я сунул в карман и попытался вытащить палец из
дула. Не идет, да и только. Хороший компот! Времени-то  в обрез. Дуарда ждет
не дождется, а я тут валандаюсь.
     Завожу "блимбуст" и даю полный газ. Несусь как бешеный по автостраде, а
сам прикидываю, что от  меня надо  было этой горилле. Может быть, это как-то
связано со вчерашним? Я промчался по длинному  подземному переезду и свернул
на аллею "Трех безумцев".  47-я  улица -  это зона  отдыха финансовых тузов;
здесь  живут синьоры,  у  которых  собственная яхта,  а  мотор <мотоскутера>
заправлен не  бензином, а чистым виски. Рядом с виллой у них личный аэродром
и всегда наготове спортивный самолет.
     Вилла 432-б стоит как раз  на повороте, в глубине улицы. От тротуара до
виллы добрых сто метров по лугу с аккуратно постриженной зеленой травкой.
     Я остановил машину за поворотом. Потом спокойно, не торопясь, попытался
вытащить палец. Но он застрял, подлый, в дуле и ни туда ни сюда.
     Придется  заняться этим попозже, а сейчас дорога каждая минута. Я сунул
руку и пистолет в левый карман брюк и, насвистывая, пошел к вилле.





     Мертвец курит сигарету. Я встречаю блондинку
     с темно-фиолетовыми глазами

     Вилла на первый взгляд показалась нежилой, но я и не ждал, что изо всех
окон будут выглядывать  любопытные. Нажал кнопку звонка и стал ждать. Звонок
заливался  вовсю, но никто не открывал.  Позвонил еще раз - никакого  толку.
Сверяюсь с  туалетной  бумагой,  тот ли номер написан  помадой.  Все  точно,
432-б.  Этот номер указан и  на  дверной  табличке. Может,  Дуарда  нечаянно
уснула? Позвонил в третий раз. Ответом было полное молчание, и тогда я нажал
на  ручку, и дверь сама отворилась. Я тихонько вошел и очутился в полутемной
прихожей. Кругом  тишина.  Что-то здесь не так, определенно не  так. Надо же
было забыть дома пистолет.
     В таких  случаях легче  легкого попасть в  засаду.  Но я начеку. Справа
большая стеклянная дверь. Слева другая дверь, массивная,  одностворчатая, из
красного  дерева.  Нажимаю  на  ручку   и  чувствую,  что  дверь  поддается.
Минуточку. Главное не делать глупостей. Уже  не  одного простака за открытой
дверью ждал  удар рукояткой по голове. Но  меня  не проведешь. Я внимательно
осмотрел дверь. Петли у нее снаружи. Ничего лучше  и не придумаешь. Я крепко
захлопнул дверь, а затем правой рукой стал осторожно ее приподымать. Наконец
удалось снять дверь с петель.  И тут я мгновенно открыл ее с противоположной
от  замка стороны. Если  кто-  нибудь и  прячется  за  дверью, он не  успеет
сообразить что к чему, как сам получит рукояткой по голове.
     Пролез я,  значит,  через  дверь и попал в  чью-то библиотеку; и  вдруг
увидел  какого-то типа, который валялся на полу.  Незнакомец лежал на правом
боку, касаясь правой щекой ковра. Рядом алело красное пятно. Я тут же понял,
что это кровь. Не может же у человека из дырки в голове течь кофе!
     image006
     Голова  незнакомца  находилась  в  двадцати  сантиметрах от  моих  ног.
Кончиком ботинка я открыл ему веко и увидел белый, тусклый зрачок.
     Мертвый в дымину, мертвее не сыщешь! Я сразу сообразил, что дело пахнет
жареным. Странный  у этого покойника видок: правая рука заложена за  голову,
ладонь  полусогнута,  а  указательный  и  средний  пальцы сжимают  дымящуюся
сигарету.
     Сигарета выкурена больше чем наполовину, но целый слой пепла толщиной в
сантиметр еще не опал. Значит, кто-то выстрелил в незнакомца, когда он мирно
курил. По толщине пепла я определил,  что с момента убийства прошло не свыше
трех-четырех  минут. Сейчас ровно одиннадцать  часов двенадцать минут  утра.
еro застрелили в восемь минут двенадцатого. Не раньше.
     Я  решил  проверить. Оторвал облатку одной из сигарет и  стал осторожно
измерять  слой  пепла.  Затем  перенес замеры на неначатую  сигарету.  Вынув
хронометр,  засек время  и  закурил, держа сигарету  указательным  и средним
пальцами. Бежали секунды, сигарета постепенно  становилась  и  меньше. Когда
огонь дошел до карандашной отметки, я снова засек время. Прошло ровно четыре
с половиной минуты.  Выходит, кто-то застрелил беднягу  точно  в одиннадцать
часов семь с половиной минут. Я докурил сигарету и потом приподнял за волосы
голову мертвеца. На правом виске у него зияла дыра...
     Похоже,  я здорово влип, но пока в голове сплошной  туман. Мне  Хоть бы
вспомнить толком, что произошло вчера вечером. Мне звонила Дуарда и сказала,
что ждет. Это точно. В  кармане ежит клочок туалетной  бумаги  с  написанным
помадой адресом. И  еще я получил пятьсот тысяч лир. Но от кого  и за  какие
услуги? Возможно, это дело рук самой Дуарды. Или  этого типа, что валяется у
моих ног?  А не его  ли это  адрес?! Но  если  так, то  где же  Дуарда.  Ищу
красивую девушку, а нахожу мертвеца с дымящейся сигаретой.
     Сдается,  что надо  отсюда  удирать, да поскорее; но должен же  я, черт
побери,  разобраться, где тут  начало и  где конец. Вдруг  дверь  библиотеки
отворилась и с грохотом свалилась на пол. Похоже, я забыл ее вдеть  в петли,
и  милое создание, возникшее  в проеме, преспокойно открыло дверь, нажав  на
ручку.
     Незнакомка  взглянула  на  меня, потом на мертвеца и тоже свалилась  на
пол.
     - Дуарда! - крикнул я и бросился  к ней. Бережно поднял ее и перенес  в
гостиную  на диван.  У  этой блондинки  такой  же обморок,  как  у акробата,
застывшего под куполом цирка, паралич конечностей. Я  поцеловал ее в губы, и
она ответила.  Влопалась. Теперь-то я ее прищучил. Но она лежит себе  и глаз
не открывает.
     - Послушай, красотка,- говорю.- Брось ломать комедию.
     А она ни гу-гу.
     Тогда я  решил получше ее рассмотреть. Девица в полном порядке. Фигурка
как у статуэтки.  Зеленое,  короткое, выше  колен,  платье облегает стройное
тело.  А коленки  у  нее  такие,  что на Брюссельской  выставке  похожих  не
увидишь. Открываю ей левый глаз и  смотрю, какого цвета зрачки.  Фиолетовые!
Цвета фиолетовых чернил,  и уж если такая на тебя взглянет, то  на всю жизнь
знак в сердце останется.
     - Волшебница,- говорю,- выслушай меня.- Еще рано отправляться  баиньки.
Если ты, детка, так и не проснешься, то не увидишь парня, каких мало. А ведь
сотни красоток много дали бы, чтобы очутиться на твоем месте.
     Вдруг раздался рев полицейской сирены.
     Это можно было предположить. Теперь жди любого подвоха.
     А вот и  первый. Едва красотка  услышала рев  полицейской  машины,  она
сразу открыла глаза и улыбнулась.
     - С каких это пор, милочка, полицейская сирена действует на тебя почище
душа Шарко?
     - Это что за шутки?
     Блондинка  вскочила,  словно  пантера,  рванулась  к  входной  двери  и
распахнула ее. Затем, показав на меня пальцем, крикнула:
     - Вот он, убийца!
     image008
     На пороге выросли двое полицейских. На миг  они оказались в  тени, но я
их сразу узнал.  Это  были  двое моих  старых  знакомцев:  лейтенант  Трам и
сержант Каучу из управления по борьбе с особо опасными преступниками.
     - А, Пипа! - воскликнул лейтенант Трам.
     Каучу надулся как индюк,  шагнул вперед и наступил своими сапожищами на
кончики моих лакированных ботинок.
     - Хотел бы я посмотреть, что ты на этот раз придумаешь,- рявкнул он. Не
успел  он  поставить точку в конце фразы, как я съездил ему  по  носу,  и он
мигом очутился в объятиях своего начальника.
     - Хватит, ребята, - сказал лейтенант. - Вы не на ринге.
     - Пусть  повеселится,-  отвечаю.-  Его счастье,  что  здесь  нет  моего
компаньона.
     Вспомнив  о Грэге, я  усмехнулся.  Мой  компаньон  не  переносит  этого
скотину Каучу. Позволь ему, так он превратит бравого сержанта в антрекот.
     Блондинка   повела  нас  в  библиотеку.  Увидев  мертвеца,  Трам   даже
присвистнул.
     -  Так,-  говорит лейтенант,  подняв  с ковра  клочок  бумаги.-  Теперь
перейдем к дружеской беседе.
     Я  поглядел  на  клочок бумаги.  Это был тот самый  обрывок  папиросной
облатки, которым  я  измерял размер пепла. На сгибе  видны  две  карандашные
пометки.
     Трам вытащил из кармана конверт, положил в него клочок бумаги и спрятал
конверт в  боковой карман.Каучу прислонился к двери,  засунул большие пальцы
рук  за  пояс  и  буравит  меня  глазами. Блондинка  с  фиолетовыми  глазами
разлеглась в кресле,  лейтенант Трам расставил  ноги и молча посматривает то
на красотку, то на меня.
     - Ну,- говорю,- с кем желаете побеседовать, милый Трам?
     - Как тебя зовут? - спрашивает лейтенант у красотки.
     -  Лида  Паранко,  - отвечает  блондинка и впивается  глазами в  третью
сверху пуговицу его мундира. Я не удержался от гримасы.
     -  Должно быть,  тебя подменили,  детка.  Еще сегодня утром ты  звалась
Дуарда?
     - Дуарда?! - удивилась блондинка. Посмотрела на лейтенанта и недоуменно
пожала плечами.- Впервые слышу это имя.
     Вытаскиваю из  кармана свернутый  в трубочку клочок  туалетной бумаги и
сую ей под нос.
     - Вчера вечером,- говорю,- ты сама написала свой адрес помадой ци...
     Последнее слово застревает  у меня в горле.  Черт побери! Помада  на ее
губах  не  та,  которой написан адрес.  Я понюхал бумагу:  до сих пор пахнет
цикламеном.  Тогда я  наклонился и  понюхал  губы блондинки.  Как пить  дать
<Калипсо-73>. Ничего не понимаю. Если это не Дуарда, то кто те Дуарда? И кто
дал мне этот кусок туалетной бумаги с адресом?
     Лейтенант  Трам вырвал у меня  из  рук  клочок  бумаги,  посмотрел его,
понюхал, затем понюхал губы блондиночки.
     - Ну, рассказывай, Яко,- говорит он, пряча туалетную бумагу в кошелек.
     - Вся эта история выеденного яйца не стоит. Вчера  вечером некая Дуарда
дала мне свой адрес, а сегодня утром  позвонила и сказала, что ждет. Я сразу
помчался сюда. Прихожу и вижу мертвеца, а эта  красотка  падает  в  обморок.
Потом появляетесь вы!
     - Может, дать ему по черепу? - сделав шаг вперед, спрашивает Каучу.
     Лейтенант Трам удерживает его строгим взглядом.
     -  Вторую  версию  расскажешь  попозже,-  говорит  он  и  обращается  к
блондинке:
     - Так, значит, вас зовут Лида Паранко? Это ваш дом?
     - Да.
     - А этот на полу кто такой?
     - Мой муж,- отвечает блондинка и разражается безутешными рыданиями.
     -  Красотка,- говорю.- Нас  тут трое мужчин. Мы  можем составить жюри и
присудить тебе премию Оскара за искренние  и безутешные рыдания. Надо только
достать бутылочку, собрать две-три слезы и отнести в  научную лабораторию на
пробу. Ручаюсь, что эти слезы признают фальшивыми.
     Девицу подбросило, словно пружину, и она кинулась на меня.
     -  Успокоитесь,- говорит Трам.- Не волнуйтесь. Сядьте и расскажите  все
по порядку.
     Блондинка села, перестала реветь и впилась в меня своими глазищами.
     -  Я  даже не знала, что Дан дома. Одевалась  и вдруг услышала треск. Я
сбежала вниз и бросилась в  библиотек .  Муж валялся на полу мертвым, а этот
тип стоял рядом с пистолетом в руке.
     Трам кивнул Каучу, и тот вышел.
     - Вы уверены, что раздался пистолетный выстрел?- спросил лейтенант Трам
у блондинки.
     -  Поручиться не могу. Но когда я увидела этого типа, в руке у него был
пистолет... Тут я поняла, что в мужа стреляли.
     - Но ведь и треск лопнувшей шины похож на звук выстрела,- заметил я.
     - Вы держали в руках пистолет, а не шину,- ответила блондинка.
     Вернулся Каучу и плотно закрыл за собой дверь.
     - Никакого пистолета  не  обнаружено,- доложил  он  Траму.- Ну, отдавай
пушку,- обратился он ко мне.
     - Какую еще пушку? - удивился я.
     -  Не разыгрывай  из себя слабоумного,-  негромко  сказал  Трам.- Лучше
отдай по-хорошему.
     Он уставился на мой левый  брючный  карман. У этого Трама не  глаза,  а
рентген. Я  неторопливо вытащил из кармана брюк пистолет вместе с застрявшим
в  стволе  пальцем.  Трам рванул к себе  пистолет,  и я  очутился в объятиях
лейтенанта. Этот подлец Трам чуть мне палец не оторвал.
     - Отпусти,- говорит.
     - Попробуй, если сможешь. Я уже целый час мучаюсь, и все без толку.
     Лейтенант потянул в одну сторону, я - в другую.
     Напрасный  труд.  Рука у меня вспотела,  палец распух и закупорил ствол
лучше всякой пробки. Трам схватил мою руку и принялся ее изучать.
     - Ну, какую ты еще шуточку придумал?
     - Какие уж тут шутки? - отвечаю.- Просто у меня перед визитом на  виллу
произошел не совсем приятный разговор с одним типом.
     - Так, так! А потом ты пробрался в библиотеку, прицелился пальцем точно
в лоб синьору Дану Паранко и уложил его на месте! - воскликнул Трам.
     - Я в него не стрелял.
     - Чего с  ним  зря время терять.  В тюрьме,  уж положитесь на  меня, он
мигом расколется,- промычал Каучу.
     - Вы не имеете права меня арестовывать. Я являюсь частным  детективом и
меня заманили в ловушку. Могу это доказать.
     - Давно пора,- говорит Трам.- Мы ждем не дождемся твоих доказательств.
     - Прежде всего,- говорю  я,-  отправьте пистолет в судебную экспертизу.
Пуля, убившая Дана Паранко, не могла вылететь из этого пистолета.
     Трам посмотрел на меня в полной растерянности.
     - Ну, знаешь, тебе уже не первый раз удается меня оболванить. Но теперь
ты влип. Так и быть, считай,  что я  поверил твоим басням. Отправлю пистолет
на экспертизу.  Но  если эксперты  признают, что выстрел  был  произведен из
этого пистолета,  от виселицы тебя сам господь  бог не спасет. А пока  отдай
пистолет.
     Пробую  вытащить  палец, но где  там.  Зову на помощь Трама.  Тот берет
пистолет за рукоятку, упирается своими ногами в мои и тянет изо всех сил.
     image012
     - Хватит,- говорю.- Мне палец вам дарить неохота.
     - Весьма сожалею,- говорит Трам,- но вам придется пройти со мной.
     - Выходит, вы меня арестуете.
     - Отнюдь нет,- парирует Трам.- Просто мы конфискуем пистолет.
     Каучу  злорадно  ухмыляется. С каким удовольствием я  трахнул бы его по
кумполу.
     - Приношу свои извинения,- говорит Трам.- Поскольку мы не можем извлечь
палец из ствола, то вынуждены прихватить и вас.
     Пришлось подчиниться.  Мы  с  Каучу  сели  в  тюремную  машину,  а Трам
вернулся на виллу еще раз поговорить с блондинкой.
     - Перестань скалить зубы,- говорю я Каучу.
     - Расскажи трогательную историю о  твоей параличной тете, и я заплачу,-
отвечает этот недоносок.
     Только  я подыскал ответ,  который  должен  был его испепелить,  как  в
окошко  просунулась   голова  Трама.  Буравя  меня  своими  глазами,  бравый
лейтенант сказал:
     - По заключению  судебного врача,  убийство  синьора  Паранко произошло
более четырех часов тому назад.
     Я  посмотрел  на  него,  вспомнив  о  еще  не  потухшей  сигарете, и от
неудержимого смеха согнулся вдвое. Я хохотал до слез и еле успокоился, когда
машина подъехала к Централке.
     image010






     Лейтенант Трам во время допроса умудряется
     выкурить мои сигареты. Некоторые факты,
     которые нелегко поддаются объяснению

     Я уже целых полчаса сидел в кабинете лейтенанта Трама в ожидании, когда
меня удостоят  приятной беседы. Было  ясно,  что пистолет и экспертиза - это
только предлог, чтобы подольше задержать меня в Централке.
     Пока суд  да дело, я решил пораскинуть мозгами.  Но чем больше я думал,
тем сильнее запутывался. Когда я вошел, мертвец держал пальцами  правой руки
дымящуюся сигарету. По  слою  пепла  я определил, что  незнакомец умер ровно
четыре минуты  назад.  Между тем  судебный  эксперт утверждает, что убийство
произошло  целых четыре часа назад. Врач не мог ошибиться столь сильно, даже
если   экспертиза   была   не   слишком  тщательной.  Впрочем,  сейчас  труп
анатомируют, и скоро все разъяснится.
     Но вот зажженная сигарета?
     Неужели  порочная  и  неистребимая страсть к  курению  может  заставить
человека  даже  через  два-три  часа  после  смерти встать, взять сигарету и
сделать парочку затяжек?
     Когда вошла  жена Дана Паранко, сигарета уже потухла. Один я  знаю, что
за несколько  минут до этого она еще  дымилась.  Эту подробность до поры  до
времени лучше попридержать.
     Главное, отыскать Дуарду. И того типа с желтыми глазами, который гнался
за мной на "фролее-49". Иначе мне не найти таинственного клиента.
     Еще десять минут - и я вконец деморализуюсь. Я не заправлялся уже целый
час,  а  без  горючего  какая работа?  Я  встал .и  начал  рыться  в  ящиках
письменного  стола.  Нашел  недопитую  бутылку  шерри-бренди.  За  неимением
лучшего  проглотил и эту дрянь. Не успел сделать последний глоток, как вошел
лейтенант Трам. Он кинул на стол папку и уселся в свое кресло.
     - Не знал, что тебе нравится эта бурдюка.
     - Меня от нее тошнит,- говорю- Не найдется у тебя бутылочки "Бурбона"?
     Трам покачал головой.
     - Нет, "Бурбон" ты сможешь найти в баре напротив.
     - Значит, я свободен?
     -  Конечно.   Но  сначала  отдай  пистолет.   За   унос   вещественного
доказательства тебя могут арестовать и предать суду.
     Он стал рыться в карманах, и я понял, что он ищет сигареты. Я кинул ему
свои.
     - Держи.
     - Спасибо.
     Трам  сунул мне в  рот одну из сигарет и зажег ее. Затем закурил сам, а
пачку положил на письменный стол.
     - Итак,- сказал он, открывая папку.-  Даниеле Паранко или в просторечии
Дан был убит.  между пятью  и  шестью часами  утра выстрелом  из пистолета в
правый  висок. Его  жены Лиды  в  это время не было  дома.  Это удостоверяют
двадцать восемь  свидетелей, они заявили, что она ни  на минуту  не покидала
ночной  дансинг "Морено". Трое  допрошенных  утверждают, что  отвезли ее  из
"Морено" домой  на машине примерно в половине восьмого утра. Синьора Паранко
поднялась к себе в  комнату и легла спать. Треск,  который  она услышала, не
был пистолетным выстрелом. Возможно, где-то поблизости лопнула автомобильная
шина. К твоему  сведению, Лида Паранко физически не могла убить своего мужа,
ибо он умер до семи утра, а она вернулась домой позже. А  где  ты был в  это
время? Тут я захохотал.
     - Все ясно. Я развлекался с одной девицей и захотел ее повеселить. Взял
телефонную книгу, - открыл ее наугад, попросил у своей возлюбленной помаду и
помчался в уборную записать на обрывке туалетной бумаги первый попавшийся на
глаза адрес. Затем отправился на виллу,  увидел  синьора Паранко, пристрелил
его, засунул палец  в  дуло пистолета и стал ждать.  В  это самое время ты в
обществе милейшего Каучу слез с машины, чтобы купить пачку сигарет. Случайно
заглянув на виллу, ты  увидел  свежеиспеченного  мертвеца  и твоего  старого
друга Яко с воткнутым в дуло пальцем.
     - Допустим, что кто-то позвонил в Центральное пощюцейское управление  и
мы сразу же помчались к месту происшествия..
     - Мужчина или женщина?
     - Слон, - отвечает Трам.
     - Если так,- говорю,- то я в эти игрушки не играю.
     - Меня интересует, Яко, что ты делал этой ночью и  на кого ты работасшь
в данный момент?
     - Сам был  бы весьма  рад это узнать. Что делал  ночью,  хоть  убей, не
помню, а на кого работаю, мне и самому пока не ясно. Послушай, Трам. Выпусти
меня. Позволь хоть разузнать, кто мой  клиент. А если все это как-то связано
с убийством Дана Паранко, клянусь, я все тебе расскажу.
     Трам взял сигарету из моей пачки и закурил.
     - Ладно, - говорит. - Клади пистолет и убирайся вон.
     - Издеваешься, фараон!
     Но  тут  меня осенило.  Я придумал, как  освободиться  от этой  штучки.
Правой рукой  я  взялся  за  рукоятку  пистолета  и  спустил предохранитель.
Стиснул  зубы и  нажал курок.  И сразу  почувствовал,  что  пуля ударилась о
палец, пистолет  дернуло назад... сильнейшая  боль заставила меня подскочить
на стуле. Пуля вытолкнула палец примерно на полсантиметра.
     Лейтенант  Трам  облокотился о  стол и  стал с интересом  наблюдать.  -
Давай,-  подбодрил он меня.- Еще немного - и  ты у цели. Я  покрепче стиснул
зубы и снова нажал  курок. И в  тот  же миг ощутил адскую боль  в  плече.  Я
выиграл еще сантиметр,  но,  похоже,  подушечка пальца превратилась в мясной
фарш.
     Третий выстрел  швырнул пистолет на стол,  но Трам успел поймать его на
лету.
     - Спасибо,- улыбаясь говорит этот скот.
     Указательный  палец  стал  цвета  фиалки,  усыпанный огненно-  красными
каплями крови. А от  ногтя один  жалкий огрызок остался.  Я схватил  носовой
платок и обвязал им палец. Тут вошел незнакомый полицейский. Трам вручил ему
пистолет и что-то тихо сказал.
     - Ну, я потопал.
     -  Подожди. Нельзя же отпустить друга  в таком состоянии. Вдруг у тебя,
Яко, палец распухнет и загноится. Я велел принести тебе кусок льда.
     - Спасибо,- говорю.- Вы очень любезны, Трам.
     Вошел полицейский с чашкой, в которой плавали льдинки, и поставил ее на
стол.  Я  опустил  кровоточащий  палец  в  чашку  и  почувствовал  некоторое
облегчение.
     - Ну, ты пока отдыхай, набирайся сил,- говорит Трам, встает и уходит.
     Сижу  я себе, а  в  голову лезут всякие скверные мысли.  Что-то  мне не
нравится эта история с Даном Паранко и его женой. Очень странно, что синьора
Лида Паранко веселится в ночном клубе в то самое время, когда ее супруг ждет
дома, пока его укокошат. Будет очень  полезно  побеседовать наедине  с  этой
дамочкой.
     О, уже час  дня, а я еще ничего не ел! Я встал и положил в карман кусок
льда, чтобы палец  чувствовал свежесть и холод.  Только я  собрался  забрать
сигареты, как кто-то схватил меня за локоть и дал мне подзатыльник.
     А, это, конечно, Каучу со своей неизменной ухмылочкой.
     - Идем, красавчик,- говорит.
     Рядом стоит Трам и улыбается, кок вонючая гиена.
     - Что новенького - опрашиваю.
     -  А ничего,- отвечает Трам.- Старые штуки, как  мы и думали.  Пистолет
оказался тем самым.
     - Что? - не понял я.
     - А то, что выстрелом из этого самого пистолета между половиной  пятого
и половиной шестого и был убит Дан Паранко.
     - Пошли,- сказал Каучу и без лишних церемоний поволок меня в камеру.





     Один странный тип потолстел
     на тридцать килограммов за две минуты.
     Поездка в такси с мертвецом


     "Очень  это  некстати.   Ну  совсем  некстати,  -   подумал  я.-  Самое
неподходящее время для отдыха в отдельном номере".
     Когда  мы  спустились  на  лестничную  площадку,  у  меня  созрел  один
любопытный планчик. Я молниеносно  сунул Каучу за шиворот два куска льда. Он
разжал свои ручищи и принялся отплясывать самбу. Я ринулся вниз по лестнице.
Ракетой влетел в коридор, достиг первого этажа, бросился к дверям и очутился
в объятиях полисмена.  Здороваться с ним  я не стал. Ударом в  живот оглушил
его.  Затем в  мгновение ока  английской  булавкой пристегнул воротничок его
мундира к брюкам и отправился по своим делам.
     image014

     Мне совершенно необходимо было повидаться с компаньоном. Я взял такси и
велел отвезти меня  домой. Дома я первым делом  заглянул в кухню. На обычном
месте  под столом Грегорио не  оказалось. Протрезвившись, он наверняка пошел
опохмелиться.
     Вспомнив о выпивке, я тут же осушил  два стакана  "Бурбона". Мне  сразу
стало легче. Нельзя  было терять ни минуты.  Фараоны наверняка  нанесут сюда
визит. Я наспех принял душ и переоделся. Да, а монеты?!
     Открыл холодильник. Тарелка с ветчиной стоит на месте. Ей-ей, никому не
придет в голову искать деньги в ломтях ветчины. Я поливаю ветчину бульоном и
снова ставлю в холодильник. Только собрался уйти, как зазвонил телефон.
     Снимаю трубку.
     - Кто у телефона, Яко Пипа? - Черт побери, это звонит Трам.
     - Да, я. Но не надейся застать меня дома, милейший Трам. Если даже твои
фараоны заняли все выходы и входы, меня им не поймать.
     - Не будь идиотом. У  меня нет ни малейшего желания нанести тебе визит.
Может,  ты  сам заглянешь ко  мне на  минуту?  Твой компаньон  ждет  тебя  с
нетерпением.
     - Прибереги свои шутки для кого-нибудь другого.
     - Да нет же, послушай сам.
     И верно, в трубку доносится собачий лай.
     -  Очень  любопытно,- говорю.- Твой друг Каучу - большой мастер. Может,
он умеет подражать и курице-несушке, когда она сидит на яйцах?
     - Не болтай ерунды,- отвечает Трам и передает кому-то трубку.
     Слышу голос Грэга. Это он лает в телефон.
     - Слушай, Грэг,- кричу.- Что ты потерял в этом поганом заведении?
     Только Грэг собирался пролаять ответ, как Трам отнял у него трубку.
     - Вы его арестовали? - рявкнул я.
     - Не мели чепухи,- отвечает Трам.- Грэг пришел сам, чтобы выручить тебя
из беды.  И  частично ему  это удалось. Ты больше не находишься в  состоянии
ареста. По крайней мере до новых распоряжений.
     - А ты не врешь?
     - Увы, нет,- отвечает Трам.- Похоже, синьор Дан  Паранко покончил жизнь
самоубийством. Вчера вечером он опустил письмо на имя жены, в котором просит
у нее  прощения за  свой ужасный поступок. Оказывается, Дан  Паранко  вконец
разорился.  Восемь  дней назад бедняге  пришлось закрыть фабрику барометров;
убыток  был  в  тридцать миллионов.  Письмо,  это  установлено  с абсолютной
точностью, написано рукой покойного.
     - Очень мило, - говорю, - но при чем здесь мой компаньон?
     - Э,  твой  компаньон в полном порядке. Утром  он увидел, что  тебя нет
дома,  и  отправился  за  тобой.  Он добрался  до  виллы  432-б  и спрятался
неподалеку в  кустах. Когда пришел почтальон, Грэг выхватил у него  письмо и
примчался с добычей сюда.
     - Вот это молодчик!
     - Да, компаньон у тебя  что  надо. Тебе остается лишь  рассказать,  как
попал к  тебе пистолет и почему  он  валялся  возле трупа  Дана  Паранко. Не
думай, что теперь мы будем тебя поить сахарным сиропом.
     - Нашли чем угощать,- отвечаю.
     - Все наши подозрения остаются в силе. Несмотря на достоверность письма
и всего  прочего,  остается  проверить,  как  это синьор  Паранко  умудрился
застрелиться, держа средним и указательным пальцами зажженную сигарету. Ведь
в этой же руке он держал и пистолет.
     - Возьми и проверь,- говорю.- Пистолет у тебя есть. Сигареты тоже. Если
не ошибаюсь, я оставил пачку на твоем столе.
     - Я их как раз и курю. Тебя это огорчает?
     -  Ничуть,-  отвечаю.-  Может,  докурив последнюю сигарету, ты  найдешь
решение одной несложной проблемы!
     Чувствую, что Трам вовсю заработал мозгами, и улыбаюсь про себя.
     - Грэг сам отыщет дорогу домой.
     Затем кладу трубку  и начинаю соображать. Версия о  самоубийстве весьма
правдоподобна. Лишь мне одному известно что, когда Дан выстрелил  в себя, он
не держал сигарету в руках. И потом пистолет.  Как он очутился у того типа с
желтыми глазами?  Какое он имеет отношение ко всей этой истории? А жена Дана
Паранко? Тут я  хлопнул  себя по  лбу. Черт  побери, видно,  у  меня  совсем
протухли мозги. Как же  я забыл про ухо?  Первым  делом надо разыскать типа,
которому принадлежало раньше это ухо. Впрочем, лучше подождать Грэга. А пока
стоит еще раз обдумать  историю с зажженной сигаретой.  Когда  я вошел,  она
дымилась, да  еще  как.  Кто же мог ее зажечь и сунуть мертвецу в руки между
средним и указательным пальцами за  пять  минут до моего прихода? Только его
жена.
     Внезапно дверь распахнулась, и влетел Грэгорио. Он стал меня  лизать, а
я погладил ему шею.
     Потом вынул из бокового кармана  ухо и  показал его Грэгу. Грэг обнюхал
его и посмотрел на меня.
     - Понял? - спрашиваю.
     Грэг направился к дверям. Значит, ему все  ясно как божий  день. - Будь
осторожен,- говорю.  Грэг в ответ громко залаял. Либо  я, либо  Грэг  отыщем
этого одноухого мерзавца.
     Тут у меня в голове затрепыхалась одна любопытная мыслишка. А что, если
наведаться  еще  разок на  виллу молодой  вдовы.  На  ходу  ополоснул глотку
стаканчиком "Бурбона"  и пошел на  стоянку. Внезапно я вспомнил, что оставил
"блимбуст" на 47-й улице. Тогда я остановил первое попавшееся такси.
     За рулем сидел худой низенький  типчик,  которого без форменной фуражки
можно  было бы  принять за половую щетку. Я  велел ему отвезти меня  на 47-ю
улицу. Машина тронулась, и тут я подумал, что мне может  понадобиться пушка.
Я хлопнул шофера по плечу.
     image016
     - Остановись и подожди меня здесь. Я забыл портсигар.
     Он остановил  машину,  я вылез  и  помчался  домой.  Вытащил  из  ящика
пистолет, проверил, заряжен ли  он,  и для верности выстрелил  в рукомойник.
Все  в  полном  ажуре. Такси  ждало на  прежнем  месте.  Я  открыл  дверцу и
плюхнулся на заднее сиденье. Машина рванулась вперед.
     В  первый  момент я  не  понял, что  меня  так  встревожило,  но  потом
сообразил. Сзади шофер казался не таким худосочным.  Клянусь  всеми святыми,
этот тип изрядно потолстел  за какие-нибудь пять минут. Шея у него стала как
здоровенный окорок, который еле запихали в узкий воротник рубашки, а фуражка
что-то  уж  слишком мала  для круглой, словно тыква,  головы.  Я его взял за
плечо.
     - Блондинчик,- говорю.- Ты мне потом дашь рецепт, как потолстеть в одну
минуту. Договорились?
     Я вытащил пистолет и пощекотал дулом шейный окорок.
     - Не глупи,-  говорю.- Соблюдай правила уличного движения  и вези меня,
куда  тебе  велели. Он кивнул и сбавил скорость. Вскоре я обнаружил, что  на
сиденье возле шофера лежит сверток и  из него высовывается чей-то ботинок. Я
протянул руку и  расстегнул у этого субчика пиджак. Извлек оттуда  пистолет,
финку, свинчатку и чугунный пестик.
     Мой шофер что-то промычал и плюнул  в окошко. Поудобнее устраиваюсь  на
заднем сиденье. Посмотрим, куда он меня  отвезет. Вижу, сворачиваем  на 47-ю
улицу.
     - Эй, ты,- говорю.- Вези меня, куда приказано.
     Он кивнул и остановился в двух шагах от моей машины.
     - Н-да,- говорю. Твои хозяева - любезные люди.
     Мы  оба  вылезли  из  машины. Я сунул  пистолет  в карман,  но  руки не
отпустил.
     - А теперь,- говорю,- развяжи-ка этот сверток.
     Толстяк влез в машину, пошуровал там, а  затем выволок на  тротуар того
типчика. Бедняга от слабости и страха на ногах  не держался. Я пощекотал его
слегка рукояткой пистолета, и он сразу вытянулся в струнку.
     - Ну, а теперь,- говорю,- мотай отсюда.
     Этот мозгляк  долго себя упрашивать не заставил. На тротуаре остались я
и жирный боров. Ростом он пониже меня, но много толще.
     - Ну, говорю,- а что теперь будем делать? Продолжим нашу прогулку?
     Толстяк показал на мою машину.
     - Влезай,- говорит.- Поведу машину я.
     Толстяк сел за  руль, я устроился рядом, и мы помчались. Я заметил, что
он умело  притормаживает  на  перекрестках,  не  обгоняет  машины на спуске,
уступает дорогу велосипедистам.
     - Беру тебя личным шофером,- говорю.
     Я думал,  что  толстяк повезет  за город,  в самые  глухие  места,  ну,
скажем, на  заброшенную ферму. И здорово ошибся. Этот странный тип выехал на
центральную площадь, сбавил скорость и стал оглядываться по сторонам, словно
искал  знакомую улицу. Наконец свернул вправо на довольно  широкую, но тихую
улицу.  Миновав  два  больших  здания,  он  подъехал  к  тротуару  и  плавно
затормозил.
     - Прибыли? - спрашиваю.
     В этот момент  раздался  слабый  треск. Толстяк вдруг раскрыл  в  ужасе
глаза, словно увидел, что на него грузовик прет, вскрикнул и ткнулся носом в
руль.  В ту же  секунду открылась задняя дверца и на землю спрыгнула тень. Я
молниеносно выскочил из  машины.  Вижу,  люди спокойно идут по  своим делам.
Мчатся машины. А убийца словно испарился. Левая  дверца осталась открытой, и
я в сердцах ее захлопнул. Потом занялся толстяком.
     image018
     Бедняга  всерьез отдал концы. В спине  у него  дыра.  Ясное  дело - его
подстрелили из пистолета с глушителем.
     Похоже,  все  это  было  продумано заранее  и разыграно, как по  нотам.
Толстяк привез меня на такси к моей машине, а в ней уже прятался убийца. Все
это надо хорошенько обдумать. И выпить стаканчик "Бурбона".
     Я открыл  приборный  щиток, вытащил  бутылку,  она оказалась пустой.  Я
вынул  пробку  и  попытался  заткнуть ею  дырку  в  спине у толстяка,  не то
запачкает  кровью  сиденья,  а  потом  отмывай  их.  Ну и  дырища!  Пришлось
завернуть пробку в носовой платок. Но что  мне делать с мертвецом? Выгрузить
его на  тротуар? Нет,  лучше скинуть его где-нибудь  на окраине в  первую же
яму. А пока не мешает осмотреть карманы бедняги.
     С огромным трудом перетащил его на соседнее сиденье. Такое впечатление,
будто в спине у него застряла не обычная пуля, а десятикилограммовый снаряд.
     Наконец удалось устроить толстяка в такой позе, точно он спит. Я сел за
руль и дал газ.






     Девушка, лет так шестидесяти, смотрит в окно.
     Я выигрываю партию в покер

     Проклятая бутылка.  Надо же ей  было оказаться пустой. Еще  минута, и я
умру  от жажды. Не мешает остановиться  и промочить  горло. Главное, выбрать
место побезопаснее. Если кто-нибудь увидит  мертвеца, сидящего  в машине, он
может удивиться.  В  нашей стране  мертвецы не разъезжают  в машине по своим
делам. А вот и подходящее место. С одной стороны забор строящегося здания, а
рядом пустырь.  Прямо напротив  траттория. Я  остановил машину на  пустыре и
отправился  в  тратторию.  За  стойкой  стоял  небритый  молодой  человек  и
любезничал  с девицей.  Сзади  ей  с одинаковым успехом можно  было дать  от
двадцати  пяти   до   шестидесяти   лет;  но   она   вела   себя   как  юная
восемнадцатилетняя девушка.
     image020
     В глубине какой-то тип в грязном фартуке мыл кофейные чашки.
     Глаза у него  были желтые, а нос приплюснутый. Из приемника  доносилась
приятная танцевальная мелодия.
     - Двойную порцию "Бурбона",- говорю.
     Перезрелая девица обернулась и внимательно поглядела на меня. На лице у
нее лежал толстый, в два пальца, слой краски, а губы ей, верно, красил маляр
со стройки.  Она вынула из сумочки  сигарету и сунула ее в  рот. Закурила  и
спрашивает.
     - Простите, а ваш друг не пьет?
     Я обернулся. Сквозь витрину видна моя машина и неподвижно сидящий в ней
толстяк.
     - Нет, - говорю.- Он трезвенник.
     = И вы?
     - Я нет.
     - Официант,- говорю.- Бутылку шипучки для синьоры. В этот момент музыка
умолкла и  четкий, звонкий  голос объявил  по  радио: -  Внимание, внимание.
Разыскивается серый автомобиль марки <блимбуст>, номерной знак МУ-3356, и ее
владелец,  мужчина  ростом  метр  восемьдесят два,  с рыжеватыми волосами  и
темными глазами. В машине находится труп толстого человека невысокого роста.
В случае обнаружения просим сообщить в  Центральное полицейское  управление.
Повторяем...
     Девица  с оштукатуренным лицом  смотрит  через  витрину  и  щурит  свои
глазки. Затем вставляет сигарету в черный мундштук.
     -  Ручаюсь,  что ваш  друг  не  пьет. Могу поспорить,  что  он и курить
бросил.
     Покачивая бедрами, она прошла мимо, подошла к стеклянной двери, открыла
ее и  пересекла улицу. Посмотрела  номер моей  машины, хорошенько разглядела
толстяка и неторопливо  вернулась в  тратторию. Все  также  вихляя бедрами и
подбоченившись,  встала прямо против меня.  Пожевала мундштук  и  громко так
объявила:
     - Номер машины МУ три тысячи триста пятьдесят шесть.
     Бармен  впился глазами в машину,  со  лба  у него стекают крупные капли
пота.  Юноша широко  раскрытыми глазами уставился мне в  рот. При этом вид у
него такой, словно я переодетый эскимос и во  рту у меня  горящий  фонарь. Я
осушил стакан и с размаху хлопнул им о стойку.
     - Не нужен ли кому-нибудь покойник? - спрашиваю.
     - Нет,  мы и сами сможем вскоре продать желающим свежий труп, - говорит
размалеванная девица, показывая в глубь зала.
     Оборачиваюсь и вижу, что молодой человек валяется на полу в обмороке.
     - Телефон,- пробормотал бармен и направился было к дверям.
     - Не волнуйся,- говорю.- Сейчас я тебе принесу твой телефон.
     Я  пересек  зал,  одним  рывком  оторвал  подвешенный к  стене телефон,
вернулся к стойке и погрузил его в таз с водой.
     - Прежде  чем звонить,  помой хорошенько  свой телефон,  а  то на  него
глядеть тошно.
     - A ты мне нравишься, парень,- говорит оштукатуренная девица.
     Я сунул ей в карман тысячу лир, взял  со  стойки ключ, вышел, встав  на
цыпочки, опустил металлическую решетку, запер дверь и бросил ключ за ворота.
Слышу, девица молотит кулачками по решетке и кричит:
     - Синьор! .. Эй, синьор!
     Я пожал плечами, глубоко вздохнул и дал ходу. Выскочив на людную улицу,
я мгновенно затерялся в толпе. Иду  себе не торопясь и ворочаю мозгами.  Тут
сам черт ногу сломает. Пока ясно одно: кто-то хочет любой ценой убрать меня.
Сначала  они  попробовали  скомпрометировать меня в связи с  убийством  Дана
Паранко.  Но потом оказалось, что речь идет о самоубийстве. Наконец, прямо в
моей машине отправляют  на  тот свет  толстяка,  а  затем  пускают по  следу
проклятых  фараонов. Но зачем, с  какой  целью? Тут я  вспомнил  о чудесном,
чарующем голосе Дуарды. Замешана она в этом  деле или нет?  Может, она ждала
все  утро  и  пыталась  мне дозвониться. Надо  ее разыскать во что  бы то ни
стало.
     Вдруг  у  самого  бара "Зеленая  труба"  па противоположном тротуаре  я
увидел дворняжку. Она сидела  на задних лапах и  держала в зубах шляпу. Один
из  прохожих  остановился и бросил в нее монету. Разрази меня гром, если это
не Грэг, загримировавшийся под дворняжку. Я прошел мимо и притворился, будто
ничего не понял. А Грэг незаметно подмигнул мне серым глазом.
     image022
     Отлично.  Теперь  я  точно  знаю,  что  в  "Зеленой  трубе"  меня  ждет
какой-нибудь сюрприз. Открываю дверь и вхожу. В комнате плавает сизый дым, а
шум стоит  такой, что уши глохнут. Кто режется в бильярд, кто пытает счастье
у <однорукого убийцы>. Радиола гремит на всю катушку.
     Я осмотрелся  и не  обнаружил ничего  особенно  интересного. За стойкой
сидел  Ферри,  по прозвищу Гол. Кадык у  него  такой  здоровый, круглый, что
хочется  ударить по нему ногой. Со  времени нашей  последней встречи  прошло
целых  два года. Последний раз я  виделся  с Голом  в остерии у порта, когда
Бруно Держу Пари пытался запихать его кадык в бутылку из-под анисовки.
     image024
     Раньше  Бруно  был специалистом по  отмычкам, но  потом  забросил  свое
<опасное  ремесло>  и стал работать  на  ипподроме:  с любым желающим держал
пари, какого цвета будут лошади- победительницы забегов.
     - Вижу, ничего тогда у Бруно не вышло,- говорю.
     - Что не вышло? - еле слышно пролепетал он, узнав меня,
     -  Запихать  твой  кадык в бутылку анисовки.- Я сразу понял, что у него
техника хромает.
     Гол вспомнил эту историю  и  стал  багровым,  как новенький кирпич.  От
страха он попытался проглотить свой кадык-мяч, но без успеха.
     -  Подожди,  я тебе забью голешник,-  говорю.  Указательным  пальцем  я
надавил на его кадык, и тот  едва  не выскочил  у бедняги с  другой стороны.
Какой-то  тип в  красной  полосатой  майке  сел рядом на табуретку, вынул из
кармана свисток и пронзительно свистнул.
     - Штрафной,- объявил он.-  Разве  тебе  не известно, что  по  мячу бьют
только ногой.
     Мы оба начинаем гоготать, как жеребцы, и я убираю указательный палец.
     - А ты,- говорю,- молоток! Я думал, ты не заметишь нарушения.
     Я хлопнул его по спине, он меня по плечу,  я его по животу, он мне  дал
под  дых... А  сам  другой  рукой  щупает, нет  ли  у  меня пистолета.  Я  с
неизменной улыбкой  беру  его  за <лапку>,  кладу  ее  под лимоновыжималку и
нажимаю рычажок.
     - Ты слишком размахался своей милой ручкой, - говорю.
     Спортивный малый сразу помрачнел и попытался высвободить руку.
     -  Хочешь  схлопотать  по  роже?  -  процедил  он сквозь зубы.  - Отдай
пистолет.
     - Ну зачем так? - говорю.- Мой пистолет без меня ужасно скучает.
     Малый посмотрел на меня, на свою подпорченную ручку и молча возвратился
к своим четырем приятелям, которые резались в автоматический бильярд.
     Гол тем временем осушил стаканчик и немного приободрился,
     - Послушай,-  забормотал он.- Оставь меня  в покое. Я в этот раз ничего
такого не сделал.
     - Врешь,  скотина,- говорю. - Впрочем, меня не  интересуют твои грязные
делишки. Но  если  мне придется  еще минуту ждать двойную порцию  "Бурбона",
то...
     - Тройную,- закричал Гол, не дав мне закончить.- Я угощаю.
     -  Ладно,-   говорю.-  Не  будем  вспоминать  прошлые  дела.  Мне  надо
побеседовать с одним типом, но чего-то я его не вижу.
     - Посмотри  получше,  может, тогда  увидишь.  Никто  тебе не  запрещает
разглядывать посетителей,- отвечает Гол.
     - Уже смотрел,- говорю.- Пока без толку. Все дело в  том, что я не умею
глядеть через стену.
     - Как тебя понять? - спрашивает эта каналья. Я вынимаю из кармана ухо и
показываю его Голу.
     - Узнаешь?
     Гол немного побледнел, но притворяется, будто все это ерунда.
     - В глаза не видел,- отвечает.
     -  Посмотри  получше,-  говорю.-  Возможно,  ты  не понял  вопроса, мой
мальчик.
     Кадык у Гола затрепыхался взад и вперед.
     - Я тут ни при чем,- забормотал он.-  Просто хозяин не любит скандалов,
а Дик Катраме даже запах фараона не переносит.
     - Значит, его зовут Дик Катраме? - говорю и кладу ухо в карман.
     Впрочем, этому подонку Голу нельзя доверять. Не такой он простак, чтобы
взять и задаром выложить нужное имя. Тут без тысячи- другой лир не обойтись.
     - Насчет монеты за мной дело не постоит,- говорю.
     В ответ Гол только пожал плечами.
     - Все и так знают, что Дик Катраме потерял ухо, играя в покер.
     - Да ну?! Кто тебе рассказал эту сказочку для малолетних?
     - Никакая это не сказочка. Он точно проиграл ухо в покер.
     -  Послушай, красавчик,-  говорю,  схватив его  за кадык.-  Это  ухо  я
выиграл самолично, но играли мы не в покер. Ясно тебе?
     Он выпучил глаза и забормотал:
     - Но я правду сказал. Спроси у любого.
     Я его отпустил и говорю:
     - Понятно, значит, он и сейчас играет в покер?
     И тут чувствую, что чья-то рука обняла меня за талию и чужие лапы легли
мне на плечи. А по бокам выросли двое верзил. Краешком глаза заметил, что за
талию  меня  обнял   судья  в  полосатой   майке.   А  окружили  все  пятеро
бильярдистов.
     - Извиняюсь,-  говорит судья.-  Если хочешь, мы  составим тебе партию в
покер.- А сам легонько подталкивает.
     Я притворился,  будто здорово струсил, и вместе  с пятью  бильярдистами
вышел в  коридор.  Один из  моих  ангелов-хранителей прошел вперед и отворил
дверь. Мы очутились в узком, глухом переулке.
     - Неплохое место для игры,- говорю.- Кто начинает?
     - Я,- говорит судья и берет меня за локоть.
     - Теперь моя очередь сдавать,- отвечаю.
     Хватаю его за шиворот и вежливо так запихиваю в окно подвала. Потом тем
же манером отправляю  в подвал еще трех и,  наконец,  одним  щелчком  сшибаю
типчика,  зачем-то  повисшero  у меня  на  плечах.  Отряхиваюсь  и  спокойно
отправляюсь по своим делам.
     -  Грэг,  пошли,-  говорю  своему компаньону.  Грэг встряхнулся и сразу
принял нормальный вид. Он стал прыгать вокруг, спрашивая, чем все кончилось.
     Я ему объяснил. Грэг пролаял, что понял меня, и рванулся было на поиски
того типа без уха, но я его позвал.
     -  Этим мы займемся попозже,- говорю.- А пока ты мне здесь  нужен. Хочу
побеседовать с молодой вдовой.
     Грэг бодро пристроился мне в кильватер,  и мы пошли дальше, Но время от
времени мой верный  компаньон останавливался  и  делал  то,  что делают  все
собаки мира.





     Компаньон снова приходит мне на помощь.
     Странная фасолина и несколько вопросов,
     которые остались без ответа

     Я свернул на  27-ю улицу, пересек Парк Блинчиков и потопал вдоль ограды
Музея энто... этно... ну, того, где всяких бабочек да стрекоз выставляют.
     Возле  самой  виллы  Дана  Паранко  я  остановился.  Мне  не  улыбалось
наткнуться  на полицейских, устроивших на вилле засаду. Я объяснил  Грэгорио
его задачу и под прикрытием зарослей рододендронов сел покурить.
     Грэг  отправился  на задание,  держась  поближе  к  живой  ограде.  Мой
компаньон  знает свое  дело, и  теперь можно  спокойно отдохнуть в  холодке.
Отсюда вилла кажется безлюдной. Да и  вокруг ни  души.  Прошло  уже четверть
часа, а Грэгорио все нет. Будем надеяться, что все идет как по  маслу. И тут
я почувствовал, что кто-то дышит мне  в лицо. Грэг так ловко подобрался, что
я ничего  не заметил.  Он стал прыгать, радостно вилять хвостом,  показывая,
что путь к дому свободен.
     -  Спасибо,- говорю.-  Я пошел. А  ты оставайся здесь и следи. Заметишь
что-либо подозрительное, дашь сигнал.
     Грэг  тут  же  сел  у самых кустов,  высунув язык и настороженно поводя
ушами.
     Я подошел  к дверям  и  позвонил. Никакого ответа.  Подождал и позвонил
снова. Похоже,  красотка опять  решила  надо мной подшутить. Но  на этот раз
дудки.
     Я  потопал  прямо к  черному ходу.  И здесь дверь  заперта. Попробовать
открыть окно,  ведущее  в  кухню.  Створки поддались, я влез на подоконник и
спрыгнул на пол.  Через  коридор проник в  прихожую,  а  оттуда в  гостиную.
Никого. Заглянул в библиотеку. Вижу, что петли  на дверях новые, но и тут ни
единой  души. Все как  утром. Вот только покойника уже нет и ковер свернут и
положен у окна.
     - Эй, есть кто-нибудь в доме? - крикнул я.
     В ответ  молчание.  Как бы не  наткнуться еще на один  труп. Не  то это
войдет у меня в привычку. Поднимаюсь на верхний этаж.  Лестница закачивается
большой  площадкой. Здесь  стоит диван и два кресла, образуя как бы открытую
гостиную. Справа и слева два коридора. Я пошел вдоль левого коридора. Должно
быть, это был "дворец" покойника -  комната,  ванная, гардеробная. В комнате
стоит унылого  вида мебель  - кровать,  шкаф,  комод, стол и кресло. Все  из
дешевого дерева.  В жалкой ванне сняты все краны, а  трубы  заткнуты паклей.
Черт  побери!  Скверно  же пришлось  бедняге Дану, если  он  даже краны и те
продался
     Я направился в покои его жены. Едва я вошел в  спальню, как присвистнул
от изумления. Вот это спаленка!  Я так и  застыл на месте. Наконец отважился
поставить ногу  на голубой ковер. Он был  такой мягкий, словно я  ступал  по
голубому  пухов ау  облачку.  Постель верняком семиспальная, а уж на перины,
видно, не один килограмм страусовых перьев ушел.
     Мебель вся из  драгоценного дерева и украшена  пластинками из  платины.
Ножки  кровати и шкафа  сделаны в форме  львиных  когтей.  Массивные золотые
ручки соединены  с  миниатюрным  электрическим  устройством,  которое  зимой
поддерживает  в  постели тепло,  а  летом  - прохладу. Занавески  сотканы из
розовых лепестков, прошитых тоненькой шелковой нитью.
     При  одной мысли,  сколько это все стоит,  у меня мурашки  побежали  по
коже. Ничего не скажешь - шик модерн.
     Я решил заглянуть в ванную. Тут тоже есть  на что поглядеть. У  меня от
восторга  нижняя челюсть  отвисла, и пришлось хлопнуть себя по подбородку, а
то бы она сама по себе не закрылась.
     Начал осматриваться вокруг. Ванна ей-ей не меньше бассейна. Пол выложен
зелеными  керамическими  плитками,  а  разрисовывал  их,  должно  быть,  сам
президент  федерации  плавания.  Потрогал краны -  они из чистейшего золота.
Один кран для  холодной воды, другой - для горячей. И  еще есть  кран только
для тончайших духов и отдельно - для бороталька.
     Бедняга Дан,- думаю я,-  прогорел, разорился дотла; жил в комнате,  где
вся мебель сделана  из  бросового дерева.  Ему ничего другого не оставалось,
как попортить себе висок, а жена тем временем утопала в роскоши.
     Немало же она выудила деньжат  у своего супруга. Конечно, глаза  у нее,
как фиалки, и все такое  прочее, но позволить обобрать себя дочиста! Неужели
он не мог послать ее к чертовой матери?!
     - Яко,- говорю  я  себе.-  Хоть ты и знал немало женщин, но  понять  их
невозможно. Увы, почти  все  мужчины  при виде  красивой женщины  становятся
полными кретинами. Но что толку рассуждать  об этом. Лучше посмотрим, нет ли
тут чего интересного?
     Я потопал в гардероб. Потом опять прошел в спальню и направился прямо к
зеркалу.  На  подставке  стояли  всевозможные  баночки,  пузырьки,  вазочки,
пудреницы, золотые и серебряные безделушки. Попробуй в них разберись.
     Я  огляделся. Кругом сплошные  шелка,  кружева, парча,  бархат,  атлас.
Вдруг  я  увидел  на  ковре возле  спинки  кровати маленький белый кружочек.
Наклонился,  поднял его  и  не поверил своим  глазам. Положил его  на ладонь
левой  руки, потом - на  ладонь  правой. Представляете  себе, это  оказалась
фасолина! Маленькая белая фасолина с черной точечкой!
     Тосканская фасоль, хоть и не очень я разбираюсь в сортах фасоли, но эта
явно из Тоскани. Как же она очутилась в этой роскошной спальне, среди духов,
лепестков роз, крыльев бабочек,  кружев? Разве  ей место в спальне  красивой
блондинки с фиолетовыми глазами? Нашел бы я ее в кухне или даже  в прихожей.
Но в спальне? Как и  зачем она сюда попала?! Может, она  была у  блондинки в
сумочке или в перчатке. Но где эта  красотка могла подобрать сухую фасолину?
На центральном рынке?.. В  овощном  магазине? Непохоже, чтобы блондинка сама
ходила на рынок или в  магазин  за  покупками. Ясно,  что крохотная фасолина
играет очень важную роль во всей этой темной истории.
     Вдруг я  услышал мяуканье.  Черт побери! Это мой компаньон подал сигнал
тревоги. Кто-то появился поблизости.
     Я сунул фасолину  в  карман и  подбежал к  окну; возле  главного  входа
затормозила полицейская машина. Каучу соскочил  на землю и побежал открывать
заднюю дверцу. Из машины вышла белокурая вдова  и вместе с Каучу направилась
к вилле; слышу  скрипнула  входная дверь. Я уже собрался бежать, как увидел,
что  Каучу  возвращается  назад.  Проклятый  фараон сел в машину  и  укатил.
Отлично.
     Послушаем, что хорошего расскажет нам вдовушка.
     Я  уселся в кресле с  высокой спинкой так, чтобы блондинка  не заметила
меня,  войдя в  комнату. Только я устроился поудобнее, как в спальню молнией
влетела синьора  Паранко. Она  промчалась  прямо  в  гардеробную  и  тут  же
вернулась  с пустым чемоданом. Бросила чемодан на  кровать и  стала поспешно
напихивать в него разные вещи.
     - Так,-  говорю я.- Красавица собирается дать деру.  Услышав мой голос,
блондинка застыла, словно статуя в парке.
     - Вы? - говорит.
     - Как видишь,- отвечаю, а сам встаю и подхожу к ней сзади.-
     Проходил  мимо,  и  мне  пришло  в  голову  потолковать  с  тобой.  Она
поворачивается и впивается в меня своими фиолетовыми глазами.
     - Мне не о чем с вами разговаривать!
     Она  еще не пришла в  себя  от испуга, и грудь у нее  то вздымается, то
опускается. Но надо  сказать, весьма  ритмично. Не сводя с меня взгляда, она
хватается за горло.
     - Не волнуйся, дорогая! Мы  можем с тобой побеседовать мирно, спокойно.
Ведь  до  отхода  поезда  еще  есть  время.  Впрочем,  ты,  верно,  полетишь
самолетом?
     image030 
     Теперь она вполне успокоилась. Глаза у нее  стали ласковыми,  зовущими,
и,  покачиваясь на ходу не хуже океанского лайнера, она подошла к туалетному
столику у зеркала. Открыла ящичек, вынула из него два  хрустальных  бокала и
бутылку <Бурбона>. Налила бокалы до краев и один протянула мне, а сама  села
на диванчик, мягкий, как взбитые сливки.
     - Так мы скорее поладим, - говорю.
     Красотка одним духом осушила полбокала, и хоть бы  хны. Смотрю на нее и
поражаюсь. Ничего не скажешь, бабенка первый класс.
     - Выкладывай свои вопросы, малый, и катись отсюда.
     Неплохо  выражается эта  вдовушка, всего  лишь  несколько  часов  назад
потерявшая  мужа.  Сажусь рядом с красоткой, выпиваю  свой бокал  и  начинаю
задумчиво вертеть его в руке.
     - Прежде всего позволь выразить  глубочайшее  соболезнование  по поводу
смерти твоего обожаемого супруга.
     Она пожала плечами.
     - Ближе к делу, - говорит.
     -  Отлично, опустим вежливые  фразы,  всякие  там церемонии и  перейдем
прямо к делу. Расскажи мне, красотка, что  произошло сегодня утром и  как ты
очутилась в полиции.
     Она глубоко вздохнула.
     -  Я не знала,  что  Дан  покончил самоубийством.  Бедный мой  Дан.  Мы
поженились три года назад и до последней минуты обожали друг друга, как двое
новобрачных. Он был человеком  смелым, жизнерадостным.  Первые  два года его
дела шли как нельзя лучше, потом...
     - Да, потом? - спрашиваю.
     - Потом  что-то  случилось. У  него  возникли  финансовые  затруднения.
Постепенно он  вконец разорился,  но не  хотел, чтобы  я  знала об этом.  Он
по-прежнему удовлетворял  мои малейшие  желания, холил  меня и нежил.  Я  до
последнего дня думала, что все идет прекрасно. Представь себе мое изумление,
когда лейтенант Трам рассказал мне о всех переживаниях  бедного Дана. Утром,
когда я тебя увидела  возле трупа, я  решила, что это ты убил Дана  с  целью
грабежа. А  часа два тому назад лейтенант прислал  за мной машину  и  там, в
полиции, показал мне письмо, написанное Даном в день самоубийства.
     - Весьма мило, - говорю.
     Встаю,  ставлю  стакан и  отвешиваю  красотке  такую  пощечину, что она
хлопается головой о валик дивана.
     - Извини,- говорю.- Время от времени мне необходимо потренировать руки,
не то мускулы ослабнут.
     Едва  она  поднялась, я взял ее за  подбородок большим  и  указательным
пальцами.
     - Поговорим о сигарете, детка. Утром, когда я вошел, она еще дымилась.
     Вдовушка стала как лепесток маргаритки, вымытый в знаменитом стиральном
порошке  <"деон", и вся кровь у нее внезапно прилила  к нижним  конечностям.
Тогда я ее осторожно усадил на диванчик.
     -  Ты  знала, что Дан  застрелился,-  говорю.-  Но  хотела  представить
самоубийство как преднамеренное убийство. Для этого ты сунула  покойничку  в
правую руку горящую сигарету. Лейтенант Трам, понятно,  решил, что  сигарету
сунул  тот самый  тип,  который забрал  пистолет.  А  так как пистолет взял,
вернее, насадил на  палец я, полиция тебя ни в чем  не заподозрила. Впрочем,
если они узнают...
     - Что узнают? - спрашивает она еле слышно.
     Я улыбаюсь и сажусь с нею рядом на диванчик.
     - Лейтенант  Трам,- говорю,-  малый гвоздь  и  рано  или поздно  он все
раскумекает.  Но  мне на  это  наплевать. Я  только  хочу выяснить кое-какие
подробности.
     Она придвинулась ко  мне. Глаза у нее  опущены,  а  вид как у  монашки,
которая  осматривает памятники древности.  Правой  рукой она обвила меня  за
талию.  Я понял  ее  тактику и уже  приготовился отразить  атаку,  как вдруг
услышал  мяуканье. Это  мой компаньон  подал  сигнал. Я вскочил и подбежал к
окну. Возле  аллеи остановились  две полицейские  машины. Не успели уехать и
уже вернулись!





     Я схитрил и снова вышел сухим из воды.
     В полицейском управлении наблюдается большое оживление

     Э, черт побери! Дело дрянь. Тут уж не до шуток.
     Из машины вылезли лейтенант Трам, Каучу и  еще несколько фараонов. Трам
вместе с Каучу направился к главному входу, остальные окружили дом. Шарики у
меня заработали  вовсю,  и я  в десятые  доли  секунды  обдумал  простой  до
гениальности  план. Фараоны,  конечно,  не  подозревают,  что  я  здесь.  Их
интересует  вдова. Видно, они что-то пронюхали и помчались ее искать.  Ясно,
что ее хотят зацапать. Но мне такая перспектива не очень улыбается. Конечно,
блондинка это заслужила, но не сейчас.  Еще  рано. Сначала я кое-что  должен
выяснить, и притом непременно у самой вдовы.
     -  Пошевеливайся,-  говорю.-  Исчезни.  И  чтобы звуку твоего  не  было
слышно.
     Она смотрит на меня и ничего не соображает.
     Тогда я без лишних слов запихал ее в шкаф и отволок чемодан в  гардероб
и  все мигом перевернул вверх дном: вытащил ящики  буфета, бросил их на пол,
сорвал  с  кровати  одеяло и простыни. Не  успел я  доломать  стул, как меня
схватили сзади за шиворот. Я оборачиваюсь: в семи с половиной сантиметрах от
меня стоит и нахально скалится этот недоносок Каучу.
     - Лейтенант,- завопил он,- посмотрите, какой я гриб нашел!
     Тут я ему врезал по левой ноздре. От  души врезал, и Каучу, понятно,  с
копыт. Но брякнулся  об пол он не очень сильно и  тут же попытался вскочить.
Только я уже был у двери. Распахнул ее и...
     очутился в объятиях Трама и еще двух фараонов.
     - Вот это мило,- говорит Трам.-  Какой приятный сюрпризец! Ну  ь теперь
давай плюй.
     - С моим удовольствием,- отвечаю. И как плюну прямо в глаз Каучу: очень
уж пристально он меня  разглядывал. Только я  ему  заклеил форточку, как  он
смазал меня  по физиономии. Я притворился, будто  умираю от  боли, и  закрыл
лицо руками. В ту же секунду Каучу надел мне наручники.
     - Плюй - значит  выкладывай все начистоту,-  говорит Трам. И  тебе  это
отлично известно.  Так что  хватит прикидываться. Рассказывай,  что  ты  тут
делал и куда делась вдова. Но сначала отдай пистолет.
     Каучу  вырывает  у  меня пистолет  и отдает  его лейтенанту. Я  глубоко
вздыхаю.
     - Только постарайся поменьше врать, - говорит Трам. -
     Вдова,- начинаю я рассказывать,- смылась. Я хотел с  ней побеседовать и
решил заглянуть сюда. Только подошел к аллее, вижу, катит ваша машина. Тут я
спрятался за  изгородь. Гляжу, из машины выходят  Каучу и блондиночка. Потом
Каучу уехал, а вдовушка скрылась в доме. Она, видно, юркнула в черный ход, и
поминай как звали. Сработано все было чисто.
     - А потом ты надумал пошуровать на вилле? - спрашивает Каучу.
     - Да нет,- говорю.-  Просто в  доме никого  не было,  и  мне захотелось
взглянуть на новую мебель. Ведь я собираюсь обставить свою  квартиру в стиле
модерн.
     - О твоей квартире государство позаботится, - хмыкнул Каучу.
     Тем временем Трам стал  шарить  по  комнате.  Если  он вздумает открыть
шкаф,  я  пропал.  Он  осмотрел  кресла,  заглянул  под  кровать,  раздвинул
занавеси.
     - Что же ты все-таки искал? - спрашивает Трам.
     - Сам не знаю. Когда ищешь, чего-нибудь да найдешь.
     - Мы утром итак все перерыли,- говорит Каучу.- Все уголки обшарили.
     Трам в сердцах пнул ногой ворох белья на ковре.
     - Пошли, - сказал он.
     - Куда? - спрашиваю.
     - В Центральное управление,- отвечает Трам.- Ты арестован по  обвинению
в нарушении  неприкосновенности жилища. Посиди, милейший,  в холодке.  Не то
снова повезешь в своей машине покойничков на прогулку.
     И мы потопали. Проходя мимо живой изгороди, за которой прятался Грэг, я
стал насвистывать одну модную песенку. Теперь Грэг знает, что ему делать.
     Наконец мы подъехали к Централке. Трам повел меня прямо в свой кабинет,
и Каучу потрусил за нами, словно верная собачонка.
     -  А   теперь  давай  побеседуем,  -  сказал  Трам,  когда  мы  уселись
поудобнее.- И выкинь из головы, что ты опять сумеешь удрать.
     -  Не  беспокойся,  -  отвечаю.  -  Мне  надо  отдохнуть  и  хорошенько
выспаться. Ну, спрашивай!
     Трам вынул мою пачку сигарет и бросил ее на стол. Я взял ее и открыл.
     - Пустая, - говорю.
     - Знаю,- отвечает Трам. - Пустая и клочок обертки оторван.  Вот он. Что
ты об этом скажешь?
     Он вынул из ящика клочок бумаги и положил его на стол. Я улыбнулся.
     - Допер,- говорю. - Я так и думал.
     -  Не у одного тебя черепушка  работает. Не  нужно большого ума,  чтобы
понять: раз ты измерил слой пепла, значит, сигарета  еще дымилась. А раз она
дымилась,  то  сунуть  ее  в  руку  покойничку  могла одна  вдова.  Остается
выяснить, зачем вдовушке понадобился этот трюк. Ты сам что-нибудь знаешь?
     - Ровным счетом ничего. Пока вся эта история - темный лес. Есть  у тебя
хоть какие-нибудь догадки?
     - Целых сто и ни  одной вполне убедительной,- говорит Трам. - А пока  я
хотел бы узнать от тебя кое-что о толстяке Доменико.
     - Кто такой? - спрашиваю.
     - Тот самый тип, которого ты  возил на  прогулку в  машине.  -  Впервые
слышу, что его звали Доменико.
     - Значит, ты его хлопнул, даже не познакомившись,- удивился Трам.
     - Никого я не хлопнул, -  говорю и рассказываю, как было дело. Только я
умолк, как Трам и Каучу загоготали, словно им пятки щекочут.
     -  Тебе бы  надо писать комические  пьески  для телевидения,  - говорит
Каучу. - Фантазия  у тебя здорово работает, да только  здесь твой талант зря
пропадает.
     Я похвал плечами.
     - Можете гоготать сколько вам влезет. А только все так и было.
     - Выходит,  ты продырявил  ему  спину, желая  посмотреть,  что  у  него
внутри? - спрашивает Каучу.
     - Дырку  в спине ему  не  я проделал,- говорю,- а тот, кто прятался под
задним сиденьем моей машины.
     - Толстяк Доменико был одним из шоферов Блю Катарро. Ты что, и этого не
знал? - спрашивает Трам.
     При имени Блю Катарро я насторожился.
     "Черт  побери!  -  говорю  я себе.-  Кое-что начинает  проясняться. Блю
Катарро - владелец ночного клуба "Морено". А вдова с фиолетовыми глазами, по
ее  словам, именно там  провела ночь  в то  самое  время, когда  ее  муженек
отправился к праотцам.
     Ну а что за тип Блю Катарро; все знают. И полиция тоже  знает. В архиве
на  него  имеется  солидное  досье,  но  полиции  так  и  не  удалось  найти
свидетелей.  Начал он свою карьеру с  того, что  ограбил  автобус туристов и
многих из них укокошил,  затем изрезал на куски президента одного страхового
общества,  причем в присутствии всего  наблюдательного  совета. Но и  тут он
выкрутился,  доказав, что произошла ошибка. Лишь один  единственный  раз его
поймали на месте преступления, упекли в  тюрьму и  даже судили. Он пощекотал
кинжалом  владельца  обувного  магазина.  Корреспондент  газеты  <Курьерский
вестник> сфотографировал Блю в тот самый миг, когда он сжимал в руке кинжал,
вонзившийся в спину жертвы.
     Но и тогда Блю Катарро доказал, что он лишь  вынимал кинжал из раны.  А
разве можно  осудить человека, вынимающего кинжал  из спины ближнего?  Всего
Блю  Катарро укокошил  девяносто шесть человек, включая пассажиров автобуса.
Полиции  все  это  известно,  но  она  не  в силах что-либо  предпринять. Со
временем Блю  Катарро  отошел от активной деятельности и открыл ночной  клуб
"Морено". Там он  по-прежнему занимается  всякими темными делишками,  но уже
под прикрытием законности. "Морено"  -  лучший  ночной  клуб  в  городе, его
посещают самые уважаемые  граждане и первые богачи. На втором этаже играют в
азартные  игры.  Но  попасть  туда могут лишь очень  немногие. Пока дирекция
"Морено" не наведет о  вас  все  справки, о втором  этаже нечего и  мечтать.
Полиция  не  раз  пыталась  проникнуть наверх, но так и не сумела. Ведь  для
этого надо иметь большие связи в верхах".
     Все  это я  вспомнил  буквально  за одну  минуту и  попытался соединить
вместе  разрозненные  куски.   Но   тут  оплеуха   Каучу  вернула   меня   к
действительности.
     - Еще рано спать, милейший,- говорит Каучу.- Лейтенант о чем-то спросил
тебя, а ты до сих пор не ответил.
     -  Прости,- говорю.- Я забыл  о чем ты меня  спрашиваешь, Трам.  Может,
повторишь свой вопрос?
     - Ты знал,  что толстяк Доменико был  одним из шоферов Блю  Катарро?  -
спокойно сказал Трам.
     - Нет, но сам факт, что тут замешан Блю  Катарро, открывает  новые пути
для расследования.
     Трам поднялся и стал расхаживать по комнате.
     -  Если только  этот путь  не  окажется  в  итоге тупиком. -  Надо  еще
доказать, что Блю Катарро замешан в этой истории, - заметил Каучу.
     Трам   остановился,   пристально   поглядел  на   меня.   В   ответ   я
многозначительно улыбнулся. Вижу,  что  он растерян и никак не может принять
решения.  В этот  момент  вошел фараон и  положил  на  стол  пистолет и лист
бумаги. Трам взял бумагу, прочел ее и тихонько вздохнул.
     -  Можешь  забирать  свою  игрушку.  Пуля,  уложившая  наповал толстяка
Доменико, от пистолета другого калибра.





     Один мертвец сверх программы.
     Родственники бурно протестуют

     Я сразу догадался, почему  Трам так легко  меня  выпустил. Он  ясно дал
понять это своими улыбочками и многозначительными взглядами. Не первый раз я
таскаю  для  полиции каштаны из огня.  И  каждый раз рискую при  этом  своей
драгоценной шкурой. Трам знает свое дело, и  он далеко  не дурак. Ну  что ж.
Раз  полиция  бессильна,  придется потрудиться. Впрочем,  такова моя работа:
ведь не за красивые глаза мне  деньги платят. Скажем, эти пятьсот тысяч лир.
Тут я  вспомнил о  бумажках,  которые  лежат  в холодильнике,  и огрел  себя
кулаком по голове. Проклятые пьянки! Когда я только научусь пить поменьше. Я
просто обязан пить меньше. Меньше, но немного-то выпить надо.
     Я  сел  в  машину  и помчался  в первый же  бар.  Там прополоскал горло
стаканчиком "Бурбона" и сразу почувствовал себя лучше. Я снова влез в машину
и стал обдумывать план действий.
     Вот если бы удалось отыскать Дуарду! Но она неуловима, как призрак.
     А  пока  надо  наведаться   в  "Морено".  Да,  но  клуб  открывается  в
одиннадцать вечера,  а  сейчас  всего половина десятого. Ловко лавируя между
машинами,  я  подкатил  к  остерии "Жареный и  жареная".  Там  всегда  можно
подкрепиться жареной  рыбой и жареным  картофелем. Я заказал жареного леща с
горчицей, тарелку земляники и полбутылки  "Бурбона".  Купил свежую  газету и
стал просматривать последние новости.
     Самоубийству Дана Паранко отведено место на первой странице. Но  подано
оно так, словно это  обычное самоубийство без  всяких загадок  для  полиции,
решившей  сдать дело в архив. Отлично. Я расплатился и вышел. Было еще рано,
и я решил заглянуть к себе в контору.
     Оставив машину  у подъезда, я поднялся  на  одиннадцатый  этаж  и  стал
открывать дверь. И тут я заметил, что она уже открыта. Я вошел, хотел зажечь
свет,  но  увидел, что он  уже  зажжен.  Кто-то позаботился открыть ящики  и
раскидать все бумаги.
     image026
     Не успел  я сказать: <Черт побери! Похоже, я землетрясение  проморгал>,
как  увидел  типа, который валялся в  моем кресле.  Я прямо опупел.  Руки  у
малого  болтаются,  как  мочалки,  а  глаза уставились в  одну  точку.  Рожа
абсолютно  незнакомая.  А одет хорошо. В темном костюме, темном галстуке, на
ногах лакированные  туфли. Я обшарил его карманы. Пусто.  Голова без единого
пулевого  отверстия, и на полу  ни пятнышка крови.  Ну и компотец! Откуда он
взялся, этот красавчик?
     Тут распахивается дверь, и вваливаются Трам и Каучу.
     - Что за порочная привычка! - восклицает Трам.
     -  Послушайте,-  говорю.-  Мне  эта  история  плешь  проела.  Не  успею
повернуться, как рядом труп валяется.
     - А ты не поворачивайся, - бросает Каучу.
     - Вот что, Яко,- говорит Трам,- я человек терпеливый,  сначала я закрыл
один  глаз,  потом  второй,  но  больше  у  меня глаз  нет.  По-  моему,  ты
злоупотребляешь.
     - Дать ему по черепушке, начальник?
     - Награди его наручниками и отведи,-  приказывает Трам. Я покорно вышел
на лестничную площадку. Каучу нежно придерживал меня под локоток.
     -  Знаешь, эти  бесконечные поездки туда-сюда мне надоели.  Сколько раз
прикажешь наносить визиты в ваш дворец?
     -  Это последний,- ухмыляется Каучу.- Теперь ты  отдохнешь лет десять -
двадцать.
     Вскоре мы подкатили к Централке. В коридоре толпится народ. Все одеты в
черное, орут, рыдают. Нас провели прямо в кабинет Трама.
     - Давненько мы с вами не виделись, мой милый лейтенант, - говорю.
     Трам в ярости захлопнул ящик письменного стола, пнул ногой стул.
     - Кто он? - спрашивает грозно.
     Я пожал плечами.
     - Впервые вижу. - Когда и как ты его ухлопал?
     - Ухлопал?! Да я его первый раз увидел за две минуты до вашего прихода.
     - Самое  большое  через  пятнадцать  минут мы узнаем,  каким  путем  ты
отправил  его  на  тот свет.  Кончай  запираться.  Доктор  Тэлли  производит
вскрытие  трупа.  Так  что  обвинения  в  преднамеренном  убийстве  тебе  не
избежать.
     - У меня  есть железное алиби,- отвечаю.- Я был в "Жареной  и жареном".
Можешь навести справки.
     Тут зазвонил телефон, и Трам снял трубку. Послушал и как рявкнет:
     - Это  отдел  по борьбе с убийствами,  а  не стол находок. Он с яростью
бросил трубку. Потом, видно, передумал и набрал какой-то номер.
     - Кто пропал? - спрашивает. Выслушав ответ, он повесил трубку.
     - Кто такой Альфредо Трумма? - обращается он ко мне.
     - Слыхом не слыхал, - отвечаю.
     - Спустись в архив,-  приказывает  он Каучу,-  и посмотри,  есть ли там
дело на Альфредо Трумма.
     Каучу открыл  дверь  и  вышел. Трам зло хлопнул  дверью и снова  сел  в
кресло, снял трубку и набрал номер:
     - Привет, капитан Эккеме. Ну, как дела?
     Услышав ответ, он нахмурился.
     -  Я послал  Каучу  в  архив  поискать досье  на Альфредо Трумма. Нет?!
Вполне добропорядочный человек?! Тогда это мне не подходит.
     Возвратился Каучу.
     - На Альфредо Трумма не заведено никакого дела.
     Трам кивнул головой и продолжал разговаривать по телефону.
     - Да,- отвечает.- Я  нашел труп,  но не  знаю  кого... Вполне возможно.
Только не говори ничего родственникам. А то они разволнуются.
     Он вешает трубку и сердито фыркает.
     - Ничего не понимаю, - говорю.
     - Скоро поймешь, - отвечает Трам.
     Вошел незнакомый фараон, и я догадался,  что это и есть  капитан Эккеме
из отдела розыска пропавших без вести.
     - Кажется, исчез дядюшка  Альфредо,- говорит он Траму.- В моем кабинете
рыдает целая толпа родственников.
     - Похоже, речь идет  о  покойничке, которого я обнаружил  в  доме этого
красавца.- Трам кивнул на меня.- Есть у тебя его приметы?
     - Возраст  о шестьдесят  четыре года,  рост - метр  семьдесят два,  вес
пятьдесят восемь килограммов. Волосы редкие, седые.
     - Приметы совпадают, - говорит Трам.
     - Одно непонятно,- замечает  капитан Эккеме.- Почему родственники одеты
в траур, откуда они могли заранее знать, что его убили? !
     - А ты ничего не можешь сказать? спрашивает у меня Трам.
     - Рад бы, да пока для меня все это темная ночь.
     -  Пойду  допрошу  родственничков, - говорит Эккеме. - Потом свожу их в
морг и погляжу, узнают ли они милого дядюшку.
     Не успел  он уйти,  как  в комнату ввалился  доктор Тэлли.  Он протянул
Траму лист бумаги. Трам посмотрел на меня с гнусной ухмылкой и начал читать.
Гляжу, рожа у него потихоньку меняет цвета. Из  желтого стала розовой, потом
красной с алыми  пятнами  и, наконец, фиолетовой.  Когда из  фиолетовой  она
стала  мертвенно синей, он вскочил,  схватил  беднягу доктора за  воротник и
стал его трясти.
     image028
     - Это шутка, - орет. - Глупая шутка.
     -  Какая еще шутка! Как ты  смеешь, паршивый  фараон?  - Доктор схватил
лист  бумаги, повернулся  и вышел, фыркая от ярости.  Трам рухнул в кресло и
обхватил голову руками.
     - Умер от воспаления легких,- процедил он.
     -  Признаюсь,-  говорю,-  Альфредо Трумма убил я. Заставил  его принять
холодный душ, а он, бедняга, простудился и откинул сандалии.
     Трам заскрипел зубамп.
     - Сними наручники,- говорит он Каучу.
     - Вам еще  не  надоело  надевать мне наручники  и  тут  же  снимать?  -
спрашиваю.
     В эту самую минуту влетает капитан Эккеме.
     - Его не могли убить, он уже был мертвый,-  объявляет. А за капитаном в
комнату ворвалась целая толпа родственничков.
     - Где дядюшка Альфредо? - кричит одна из женщин.
     - Успокойся, дорогая Гортензия,- говорит другой родственник, обнимая ее
за плечи.
     - Тише, тише,- орет  Трам.- Так мы век не разберемся.  Расскажите,  что
произошло. Но только спокойно, по порядку.
     -  Мы  живем  на  одиннадцатом  этаже  в  квартире   восемь,-  начинает
рассказывать один из родственников.
     Черт побери! Моя контора тоже на  одиннадцатом этаже, а квартира восемь
совсем рядом.
     - Дядюшка Альфредо умер вчера  утром.  Сегодня должны  были  состояться
похороны. Покойник  лежал  в  своей  комнате,  и  в  доме  были  только я  и
Гортензия.  Гортензия спала: она  всю ночь  просидела  возле покойника, а  я
пошел  в ванную.  Моюсь, а  сам  слышу какой-то шум.  Ну, я  решил,  что это
проснулась Гортензия. Потом я зашел в комнату Гортензии и увидел, что та еще
спит. Тогда я бросился в комнату, гляжу: трупа нет. Исчез.
     - Когда это случилось? - спросил капитан Эккеме.
     - Примерно час тому назад. Я разбудил Гортензию,  и мы стали  искать по
всей квартире. Потом позвонили Клаудио и Томмазо, и они сразу примчались.
     -  Он воскрес  и  потихоньку  улизнул,  - закричал  один из  догадливых
родственничков.
     -  Спокойно, спокойно,-  сказал  Трам.- Мы нашли  вашего дядюшку вполне
мертвым.  Кто-то  перенес его  из комнаты в кабинет вот этого синьора. Потом
кто-то  позвонил  в  Центральное  полицейское  управление  и  сказал, что  в
кабинете вот этого  господина,- он  показал на меня,- находится труп. Мы тут
же примчались.
     - Проклятье! - закричал я.-  Кому-то очень  хочется  меня убрать,  и он
подкидывает  мне  одного  покойничка  за  другим. А  я  тем  временем должен
выслушивать болтовню этих кретинов.
     Я бросился к дверям, но Каучу схватил меня у самого порога.
     - Отпусти его,- устало сказал Трам.
     Я  высвободился из  объятий Каучу и мимоходом сломал ему  мизинец левой
руки.  Только  я выскочил из кабинета лейтенанта, как там началось настоящее
светопреставление.





     Вдова с фиолетовыми глазами продолжает
     рассказывать байки. Неожиданный телефонный звонок
     помог мне установить мировой рекорд в беге вниз по лестнице

     Я спустился вниз,  сел в машину и поехал домой. Мой компаньон  уже ждал
меня у подъезда.
     - Ну,- спрашиваю,- какие новости, дружок? Как поживает вдовушка?
     Грэг завилял хвостом, давая понять, что надо скорее подняться наверх. Я
помчался по  лестнице, а Грэг  за мной. Влетел я  в  комнату,  а  там словно
ураган пронесся.  Ящики  письменного  стола  выдвинуты,  дверцы  распахнуты,
мебель поломана. Вошел в спальню, и  здесь меня чуть кондрашка не хватил. На
моей кровати валяется чье-то тело.
     "Еще один покойник", - подумал я, но сразу успокоился. На  моей постели
удобно разлеглась вдова с фиолетовыми глазами. Спокойно покуривает сигарету,
а рядом на столике недопитый стакан "Бурбона".
     - Привет,  красавчик, - говорит  она,  пустив  колечко дыма. -  Я  тебя
ждала.
     В ответ  я схватил ее за ногу и сдернул  с кровати. Она  сразу  пустила
слезу.
     - Поплачь,- говорю.- Это очень полезно. А когда устанешь, то мы с тобой
побеседуем.
     А  сам пошел в гостиную. Вижу,  Грэг приводит комнату  в порядок. Налил
ему "Бурбона", и он сразу возликовал. Я тоже немного подкрепился.
     -  Ты хорошо  поработал,- говорю.- А теперь  брось возиться.  Есть дело
поважнее.  Нужно разыскать типа  с одним ухом.  Я показал Грэгу ухо, он пару
раз тявкнул и полетел вниз. Только он скрылся за дверью, вошла блондиночка.
     -  Выкладывай,- говорю.-  Но только  правду,  всю правду. И не  вздумай
комедию ломать, у меня  на  вранье  нюх просто собачий. Она  подходит совсем
близко и опускает ресницы.
     - Я не знала, куда деться, и вот пришла сюда. Мне страшно.
     Я посмотрел ей прямо в глаза, и она выдержала мой взгляд.
     - Рассказывай все по порядку,- говорю.
     Я усадил ее рядом на диван и сунул ей стакан "Бурбона".
     - Толстяк Доменико шантажировал моего мужа.
     - Тебе-то откуда это известно?
     - Я точно знаю. Навела справки.
     Она шмыгнула носом, и я понял, что все врет, зараза. Но решил послушать
ее басни.
     - Когда я  это обнаружила, было уже поздно. В то утро, вернувшись домой
и найдя  Дана мертвым, я  подумала,  что его убил толстяк  Доменико и решила
донести на него.
     - Когда ты приняла столь мудрое решение? - спрашиваю.
     - В половине восьмого утра, едва я вернулась домой.
     - А спустя четыре часа ты так и не позвонила в полицию,- говорю.
     - Толстяк Доменико прятался в моей спальне. Он ждал меня.
     - А дальше? - спрашиваю.
     - Он сказал, что своими глазами видел, как Дан застрелился. Едва только
Доменико ушел, я  схватила пистолет, бросила его  в  унитаз,  сунула горящую
сигарету Дану  в пальцы, снова поднялась к себе  и стала одеваться.  В  этот
момент явился ты.
     - А теперь,- говорю,- начни  сначала. Учти, что пистолет я не в унитазе
отыскал, а отобрал у той гориллы с желтыми глазами! Как это объяснить?
     - Не знаю,- пробормотала она вся  в слезах.- Толстяк Доменико  явился в
"Морено" и сказал, что Дан  застрелился. Когда я вернулась  домой, пистолета
уже не было. Может, его прихватил тот тип.
     -  Это уже  малость  походит  на  истину,-  говорю.-  Так,  значит,  ты
снюхалась с толстяком Доменико.
     Она вцепилась в лацканы моего пиджака.
     -  Нет,-  говорит,-  клянусь  тебе,  нет. Он  вымогатель, убийца. Я  не
поверила,  что Дан  застрелился.  Во  всем  виновата я,  одна  я!  Она стала
всхлипывать, уткнувшись головой в подушку, а я решил размять ноги.
     Прохаживаясь  себе взад и вперед, жду, пока  она  успокоится. Понемногу
она утихла.  Встала, поправила прическу, подкрасилась. "В ее  рассказе много
темных мест, но главное - проявить выдержку. Пусть  сначала подкрепит силы".
Налил ей бокал "Бурбона", и она осушила его одним глотком.
     Вдовушка ласково улыбнулась мне.
     - Ну как, лучше стало? - спрашиваю.
     - О, да! - Она пригладила платье, посмотрелась в зеркало.
     - В этой  комнате кто-то рылся в твое  отсутствие. Что  он тут искал? -
спрашивает она.
     - Понятия не имею.
     Она огляделась.
     "Сдается мне, что и она тут  шарила до моего прихода". Красотка подошла
к холодильнику и открыла его.
     - Я ужасно проголодалась,- говорит.
     Я похолодел от ужаса. Она взяла тарелку с ветчиной и поставила на стол.
А под ветчиной лежат пятьсот тысяч!
     Но тут красотка досадливо поморщилась.
     - Вареная ветчина. Какая досада! Я ее не люблю.
     - В холодильнике есть и копченая,- говорю я как можно спокойнее.
     Блондинка  лезет  в холодильник  и вытаскивает  большой  кусок копченой
ветчины.
     - Это уже лучше,- говорит. Затем кладет обратно в холодильник тарелку с
вареной ветчиной и начинает  готовить  себе бутерброд. Неужели она ищет  мои
деньги? Не  успел я хорошенько над этим  подумать,  как зазвонил телефон.  Я
подскочил, схватил трубку.
     - Это ты, Яко?
     Тысяча чертей, это она. Ее бархатный голосок из ушей плавно течет вниз,
в самые коленки.
     - Дуарда! - кричу.
     - О, Яко! Я жду тебя целый день. Ты, верно, забыл обо мне.
     - Прости, моя дорогая,- отвечаю.- Я ни на миг не забывал о тебе. Я лишь
забыл твой адрес. И с утра ищу тебя.
     - Яко! Но ведь я сама записала его в твой блокнот.
     У меня язык прилип к гортани. Я хлопнул себя по лбу трубкой.
     - Я полный кретин, дорогая.
     Слышу,  будто  жемчужные бусинки зашелестели. О, как  она смеется,  мое
сокровище!
     - Приходи поскорее,- говорит и вешает трубку.
     Я пошарил в карманах, нашел записную  книжку,  открыл ее. На  первой же
странице помадой записан адрес:  "Торребруна, кв. 611". Я понюхал: цикламен.
Спрятал книжку в карман, надел шляпу и ходу.
     - Эй,- кричит блондинка.- Могу я тут остаться? Меня ищет полиция.
     - Поступай как знаешь.
     - Спасибо за гостеприимство и когда...
     Но я не  услышал последних слов.  Выскочил за дверь  и помчался вниз по
лестнице,  едва  касаясь  ступенек.   Секунда-другая  -  и   я  уже  в  моем
"блимбусте". Дал полный газ и полетел как ветер.





     Я встречаюсь с двумя типами, у которых в сумме
     ровно три уха. Происходят разные неожиданности


     Войдя в холл, я даже  присвистнул.  Вот это роскошь так роскошь. Кругом
мрамор  и  парча.  Должно  быть, у  обитателей этого домика  солидный счет в
банке,  а ведь Дуарда  - одна из его обитателей. Я сел в  лифт и поднялся на
семнадцатый этаж. Отыскал квартиру номер 6ii, постучал.
     - Войдите! -  раздался голос Дуарды, и я, понятно, не  заставил просить
себя дважды.
     Открываю  дверь и вхожу. Вижу, у окна стоит небесное создание. Волосы у
нее  огненно-рыжие, глаза  зеленые,  а губки кажутся двумя лепестками  розы,
украшенной бледными жемчужинами щек.
     Только я пролепетал: "Дуарда", как она бросилась ко мне с криком:
     - Яко, берегись! - И тут на голову мне свалился весь небоскреб. Из глаз
брызнули  красные  и желтые искры, в голове загрохотало, словно тяжелый танк
на железный мост выехал, потом кромешная тьма, и я потерял сознание.
     Открываю глаза, вижу:  кругом черпая ночь. Мало-помалу пришел  в  себя.
Такое впечатление, будто я в океанском лайнере и тот взбесился и прет во всю
мочь. Но  это не лайнер,  а обычная  машина. А сам  я, крепко  связанный,  с
кляпом  во рту, валяюсь, словно тюк с  бельем, в двух сантиметрах от чьей-то
ноги, обутой в ботинок не меньше как сорок пятого размера.
     Наконец  удалось  вытолкать  кляп языком. Зубы тоже неплохое оружие;  я
впился  ими  в икру этой  ножищи  и откусил изрядный  кусок мяса. Незнакомец
завопил, как зарезанный, потом нога поднялась и мгновенно опустилась  мне на
голову. Я снова потерял сознание...
     Внезапно слышу голос:
     - Проснулся, что ли?
     Тут я понял, что уже проснулся и что меня вытащили из машины. Еще миг -
и меня бросили на траву.  Огромные клещи схватили  меня  за горло и подняли,
словно мешок с гнилой картошкой.
     Но это были не клещи, а здоровенная мозолистая рука. Будь я послабее, я
бы завопил от боли.
     "Пока мне ничего другого не остается как лежать и ждать",- подумал я.
     - Шагай,- слышу и немедля получаю пинок в живот.
     - Ног не могу найти, - отвечаю.
     Незнакомец засмеялся.
     - Ищи, да побыстрее. Ничего не попишешь,  надо  подчиняться. С  большим
трудом  удалось  встать, и  я  заковылял  под  пинками  двух  подонков.  Они
втолкнули меня в железную дверцу.
     Мы стали  куда-то  спускаться. В глубине  лестницы  находилась  пустая,
голая комната с белыми стенами. В комнате стоял лишь стол, соломенный стул и
в углу ржавая газовая плитка, давно,  видно, пришедшая  в  негодность. Иначе
зачем было отключать ее, снимать краник и затыкать трубу паклей и пробкой?!
     Едва я вошел в комнату, мне дали  здоровенного  пинка,  и я очутился на
полу.
     image032
     Все  же  я  попытался  принять такую  позицию, чтобы  увидеть лица моих
мучителей. На  стуле  сидел  тип  с  желтыми глазами, без  левого уха. Рядом
устроился долговязый,  жилистый малый с двумя острыми, как булавки, глазками
и орлиным носом. Долговязый сел на край стола и стал покачивать ногой.
     -  Если пол  слишком  тверд  для твоего мягкого места, можешь  встать,-
говорит.
     - Спасибо,- отвечаю.- Но я не привык к пуховым перинам.
     Подонок, не переставая покачивать ногой, ударил меня носком ботинка под
правый глаз. Я захохотал.
     - Вижу, что  вы не  любите шуток,- говорю.- Позвольте тогда узнать цель
нашего совещания?
     -  За тобой числится кой-какой должок,- говорит тот, желтый.  - Если ты
об ухе, то это  для  меня плевое дело. Я могу тебе его вернуть, не отходя от
кассы.
     image034
     Желтый  ублюдок  встал  и  своей  огромной  мозолистой  рукой сжал  мне
челюсть.
     - Гони  монету,- говорит долговязый, покачивая  ногой и  поглаживая мне
щеку носком ботинка. Я немного отодвинулся и прислонился к стене.
     - Какую монету? - спрашиваю.
     -  Ты сам отлично знаешь, о чем  звон. Пятьсот ассигнаций по тысяче лир
каждая. Где они?
     Я изобразил крайнее изумление.
     - В жизни не видел таких денег.
     Желтый  снял у меня с ноги  правый ботинок. Затем оторвал мой мизинец и
бросил его в угол.
     - Повтори вопрос? - говорю.
     - Пятьсот бумажек по тысяче. Куда ты их спрятал, вшивый вымогатель? Это
уже что-то новенькое. Тут уж я в самом деле удивился.
     -  У  кого я  их  вымогал? -  спрашиваю.  Желтый собрался оторвать  мне
большой палец.
     - Подожди,- говорю. А сам левой ногой как врежу ему в нос. И так ловко,
что кончик ботинка застрял  в правой ноздре. Он с трудом освободился и пошел
подкрепиться джином.
     -  Эту  историю   про   вымогательство  я  впервые  слышу.  Расскажи-ка
поподробнее,- говорю.
     - Что тут  рассказывать,- отвечает долговязый.- Ты малый дошлый, но и я
не пижон. Ты запугал Дана Паранко, выудил у  него деньги и спрятал.  Куда ты
их дел?!
     Вот это номер! Выходит, той ночью мне велели забрать монету! Долговязый
встал из-за стола.
     - Мне нужны пятьсот монет. Понял?
     Все это  надо обмозговать. Главное  -  выиграть время. Так вот  кто все
перерыл в моей квартире и в бюро.
     - Не видел я никаких ассигнаций,- отвечаю.
     Долговязый вынул перочинный нож и собрался выколоть мне правый глаз. Но
я вовремя отпрянул назад.
     -  Ладно  уж,-  говорю.-  Я   их  спрятал  у  себя  в  погребе.   Возле
мусоропровода.
     Долговязый усмехнулся и положил нож в карман.
     - Отлично,- говорит.- Прогуляемся и вернемся обратно.
     Этого- то мне  и надо. Теперь у  меня  есть  время,  чтобы  пораскинуть
мозгами. Но я ошибся. Долговязый вынул из кармана пистолет,  огрел  меня  по
правому  виску.  Я заснул с ходу и, поверьте, ни разу в  жизни  не  спал так
крепко.





     Приходится увеличить емкость газометра.
     Мой компаньон находит союзницу

     Просыпаюсь, а эти двое уже тут.  Желтый  сидит на стуле, долговязый - у
стола и покачивает ногой. Вид у них довольно растрепанный, и воняет от обоих
нестерпимо.  Из лацканов  пиджака, рукавов, воротника выглядывают  капустные
листья, ботва и картофельная шелуха.
     - Куда ты спрятал пятьсот монет? - спрашивает долговязый.
     С  этими  ублюдками,  видно,  не договоришься.  Хочешь  не хочешь,  а с
деньгами придется расстаться. Ну, ничего, я еще посчитаюсь с этими скотами.
     - Пошевеливайся. Нам время дорого,- рявкнул долговязый.
     - Под ветчиной.
     Эти двое переглянулись.
     - В холодильнике,  -  говорю, -  стоит тарелка с вареной  ветчиной. Под
ветчиной спрятаны монеты.
     -  Ты заглядывал  в холодильник, когда мы там  первый раз  шуровали?  -
спрашивает долговязый.
     Желтый опустил глаза.
     -  Заглядывал.  Тарелку  с  ветчиной  я  видел,  но  ветчину  снять  не
догадался.
     - Болван,- говорит долговязый. Он пошел к дверям, но потом остановился,
посмотрел вокруг.
     - Больше  ты нам не нужен,- говорит.- Но  я не хочу тебя обижать. Так и
быть, подыши свежим воздухом.
     - Спасибо,- отвечаю.
     Он подошел к трубе и вынул паклю и пробку. Потом вместе с желтым ушел и
закрыл дверь  на ключ. Тут из трубы с шипением вырвался газ, и я понял,  что
дело  дрянь. Попробовал высвободить руки,  но  где там.  С великим трудом  я
подобрался трубе и, опираясь спиной о стену, подтянулся к самому ее краю.
     Был бы кран, я бы смог зажать его зубами. Но его сняли. Остается только
один способ остановить газ. Надежд, конечно, мало, но попробовать можно.
     image036
     Я вобрал в себя  побольше воздуха, затем  прижался ртом  к самому  краю
трубы  и крепко схватил  ее зубами.  Потом дунул изо всех сил, погнав  назад
смертоносный газ.
     Опорожнив  легкие, я  вобрал носом побольше воздуха и снова стал  дуть.
Вроде получилось. На какое-то время я спасен, но долго мне не  продержаться.
Я уже стал терять последние силы,  как  внезапно  вдали послышался лай. Черт
побери, это Грэг.  Я  сразу приободрился.  Вряд ли,  конечно, Грэг может мне
помочь, но все же появилась слабая надежда.
     Дверь отворилась,  и кто-то  вбежал в кухню. И... черт побери... нежный
голос пронзил меня до самой печенки.
     - Яко!
     Убить меня, это она! Я отпустил трубу и, теряя сознание, рухнул на пол.
Все же  я успел увидеть мою  прекрасную Дуарду. Она схватила бутылку  джина,
вытащила пробку и заткнула ею газовую трубу. Потом влила  мне в рот половину
содержимого   драгоценной  бутылки.  Не  теряя  ни  секунды,  она  принялась
развязывать стальной канат и вскоре освободила меня.
     Я немного попрыгал,  чтобы размять ноги, затем подошел к девушке, и тут
меня словно ударило. Черт возьми, неужто я позволю незнакомой девице опутать
себя?
     Ну нет! Конечно, она спасла мне жизнь, но с какой целью? Что скрывается
за этими зелеными глазами?
     И  я  отвесил ей  такую  пощечину, что она завалилась  под раковину. Но
мгновенно вскочила и посмотрела на меня с немым изумлением. Грэг укоризненно
залаял.
     -  Из-за  тебя я попал в  ловушку,- говорю.- Ты мне  нарочно позвонила,
чтобы я угодил в руки двух недоносков.
     - Яко! - произнесла она своим нежным голоском, от которого у меня сразу
вся злость пропала.- Меня заставили, милый Яко. Под дулом пистолета.
     - Прости,- говорю.- Я слишком впечатлительный.
     Грэг подскочил к двери, затем вернулся, пролаял три раза - и назад.
     -  Надо нам  поскорее отсюда  улепетывать,-  говорит Дуарда.  Я  только
улыбнулся.
     -  Не  беспокойся,- говорю.- Они не вернутся. Я сказал им, где спрятаны
деньги.
     - Вернутся,- отвечает  она.- В том месте,  где ты их спрятал, денег уже
нет. Кто-то их успел прихватить.
     - Ты-то откуда это знаешь.
     - Потом расскажу. А пока бежим!
     Она схватила  меня за руку,  и мы помчались. На  улице темно, хоть глаз
выколи. Ничего не вижу далыпе полуметра, но ориентируюсь по хвосту Грэга. Мы
миновали луг и углубились в березовую рощу. За леском, в кустарнике, спрятан
мой "блимбуст".
     Дуарда села за руль,  а  я устроился рядом. Грэг  в машину не  полез, а
остался на страже.
     - Они  вернутся, а мы их здесь подождем,- говорит  Дуарда. -  Когда они
увидят, что тебя нет, то бросятся в погоню. Ну а мы поедем за ними.
     - Ладно,- говорю.- А теперь расскажи, как ты меня нашла.
     -  Эти  двое воспользовались  мною как приманкой, чтобы  тебя схватить.
Когда же ты очутился у  них в руках,  они забыли обо мне. Я думала-думала, а
потом спустилась вниз.  Увидела твою машину.  Села в нее и помчалась прямо к
тебе домой. Там я увидела вдову Паранко,  которая рылась в холодильнике. Она
принялась  уплетать вареную ветчину, а я спряталась и стала следить  за ней.
Вдруг  она кинула на  пол  ломти  ветчины  и  стала  распихивать по карманам
ассигнации.  Я  бросилась на  нее.  Она огрела меня чем-то по  голове,  и  я
потеряла  сознание. Меня привел в чувство Грэгорио, который нежно  лизал мое
лицо.
     - Рассказывай дальше,- говорю.
     - Когда ко мне вернулись силы, мы решили  с Грэгом спуститься и слетать
в полицию.  Только мы  вышли  на  улицу,  как Грэг  навострил уши.  Вижу,  у
тротуара стоит черная  машина  марки "фролей-49". Грэг исчез во дворе,  а  я
стала ждать.  Вскоре он вернулся. Радостно помахал хвостом и дал мне понять,
что хочет сесть в твою машину. Я помогла ему взобраться на заднее сиденье, а
сама села за  руль. Фары  я зажигать не стала. Немного спустя из  дома вышли
двое  - Ат Шалфейчик и какой-то незнакомец - и сели в  <фролей>. Только  они
тронулись, мы за ними. И вот так добрались до того дома.
     - Вы с Грэгом в полном порядке. Чистая работа,- говорю.
     Она молчит, и я слышу треск кузнечиков и кваканье лягушек.
     - Расскажи мне о той ночи.
     - Ты  был очень мил  со  мной.  Но  с тех пор произошло столько  всяких
событий, что...
     Она умолкла и смотрит на меня.
     - Я ничего не помню.
     - Совсем ничего?
     - Совсем.
     - Как жаль! -  вздыхает  она.- Мы познакомились в баре "Солдат-задира".
Ты и этого не помнишь?
     - Нет,- отвечаю.
     - Ты был уже под мухой,- говорит она.- У них не осталось "Бур...
     Она оборвала фразу на  полуслове. Фары машины прорезали тьму и осветили
дорогу за леском.
     - Вон они.
     Мы молча наблюдали  за машиной, которая остановилась у дома с кирпичной
стеной.
     Желтый и долговязый выскочили и  бросились в дом. Минут  через пять они
появились снова,  сели  в "фролей" и  помчались.  Я  подсадил Грэга,  Дуарда
завела мотор. Мы подождали, пока они отъехали подальше,  и в погоню. Догнали
их уже на автостраде.
     - Что за тип этот Ат Шалфейчик? - спрашиваю.
     Дуарда искоса взглянула на меня.
     - Он из личной охраны Блю Катарро, - отвечает.
     Я  даже присвистнул.  Уж  больно часто  последнее время  мне приходится
слышать имя этого Блю Катарро. Говорю об этом Дуарде.
     - Да ну! - восклицает она и как-то странно улыбается.
     - Детка,- говорю.- Ты что-то от меня скрываешь.
     Он а покачала  головой, и вдруг нас как тряхнет. Мотор чихнул и заглох,
и мы остановились у самого тротуара.
     - Что случилось? - спрашиваю.
     - Кончился бензин.
     - Только этого не хватало,- говорю.- Ну, Грэг, выручай!
     Я  открыл дверцу, Грэг спрыгнул на  землю и  помчался за этим  паршивым
"фролеем".
     - Что теперь будем делать? - говорит Дуарда.
     -  Пойду поищу,  где бы заправиться  бензином.  В километре отсюда  мой
приятель Уго как раз держит бензоколонку.
     - А я? - спрашивает.
     - Подожди меня здесь,- отвечаю.
     Вылезаю из машины и иду. Нахожу бензоколонку и велю Уго налить мне пять
литров.  Я расплатился, взял ведро и  потопал назад. Наконец  я добрался  до
машины, поставил ведро у радиатора,  открыл дверцу и  без  сил повалился  на
сиденье.
     - Дуарда! - зову. Никакого ответа. Поглядел вокруг, нет ее. Вылезаю, па
дороге ни живой души. Под машиной никого. В багажнике тоже.
     - Вот это,- говорю,- финт ушами. Взяла и смылась.
     Я  налил  бензин,  включил мотор и поехал. У бензоколонки  остановился,
вернул Угу ведро и покатил дальше.





     В "Морено" меня встречают как старого
     знакомого. Я приглашаю безухого приятеля
     станцевать со мной ча-ча-ча

     Тут я вспомнил, что прекрасная  вдова улизнула с моими деньжатами. Нет,
я обязан распутать этот узел, не то я скоро рехнусь. И  на память мне пришел
"Морено".
     Я опрокинул стаканчик "Бурбона", вскочил в машину и прямым ходом рванул
в  "Морено". Через  десять  минут  я подъехал к  ночному  клубу. На  стоянке
красовалось штук  пятьдесят шикарных машин. Я поставил свою возле роскошного
"кабралля" с бархатистыми стеклами.  Вход в "Морро" ярко освещен, и неоновая
вывеска  бросает  голубые  блики на самую середину улицы. У  дверей портье в
синем мундире с золотыми пуговицами преграждает  путь всякому,  кто вздумает
проникнуть в клуб без особого разрешения. Я отстранил его  мизинцем и прошел
внутрь.
     Подскочил официант и показал свободный столик.
     image038
     - Спасибо, - говорю. - Это мне подходит.
     Сажусь за  стол  и  заказываю  бутылку  "Бурбона". Официант  отправился
выполнять заказ. Я воспользовался  этим, поднял занавес и юркнул в маленькую
боковую дверцу.
     Розовая  занавесь  скрывала  от  любопытных  глаз  большущую  прихожую,
задрапированную желтым шелком.  За низенькой  стойкой восседал благообразный
напомаженный  синьор  в двубортном синем костюме.  Не успел я представиться,
как он одарил меня самой любезной из своих улыбок. Вскочил, подошел к двери,
отворил ее с низким поклоном.
     - Проходите, пожалуйста!- говорит.
     Я  остолбенел. Признаться,  я думал, что меня  попытаются  любой  ценой
задержать, а тут любая дверь отворяется, словно  по волшебству. Должно быть,
меня здесь хорошо знают, но что-то не припомню, когда я сюда наведывался.
     Я вошел,  и за мной со стуком захлопнулась  дверь. Я очутился в  шумном
салоне. Повсюду  кресла, диванчики.  В  глубине большая стойка,  уставленная
бутылками.
     Я  подошел к стойке и  сел  на вертящуюся  табуретку. Не  успел  я  рта
раскрыть, как официант поставил передо мной полный стакан "Бурбона".
     -  Удивительно,-  говорю.-  Кто  тебе   подсказал,  что  я  предпочитаю
заправляться только этим горючим?
     Он улыбнулся и развел руками: мол, это всему городу  известно.  До меня
доносились отрывки бесед.
     image040
     - Вчера вечером  я видел, как вы, графиня, стояли и нервно  постукивали
ножкой о край тротуара. Кого это вы так нетерпеливо ждали?
     - Этого рогоносца, принца Тестафьорита.
     -  Нет,  барон, кинжал тут не годится. Рискуешь запачкаться в крови.  Я
испытал  новый  способ,  очень  простой  и  чрезвычайно  удачный.   Конечно,
напряжение  в сети  должно  быть достаточно  высоким.  Иначе придется  долго
ждать.
     - Ну а  вы  что  скажете, инженер  Брутто,  об адской машине с  часовым
механизмом?
     А ведь посмотришь на этих  шикарно одетых, элегантных и любезных господ
и никогда не подумаешь, что они любят так грубо и  зло  шутить над ближними.
До смерти противно слушать их кровожадные рассказы.
     Я  направился в  глубь зала. Большая  арка делила  его  на две неравные
части. Эта  своеобразная  небольшая  гостиница  была  битком набита  людьми,
толпившимися возле длинного  стола.  Чей-то  голос  время от времени  громко
объявлял номера. "Должно быть, это игорный зал",- подумал я.
     Тут все эти синьоры просаживают огромные деньги,  которые они по закону
должны были бы внести в казну.
     Я подошел к  ближнему столику и стал наблюдать. В первую минуту  я даже
разинул  рот от изумления. Оказывается, они играют в лото. Крупье достает из
мешочка фишки и  объявляет  номера.  Посреди  стола высятся  горы тысячных и
десятитысячных ассигнаций. Играющие закрывают объявленные номера фасолинами.
Я  с трудом протиснулся к  самому  столу и  упер одну из фасолин. Потихоньку
сравнивал ее с фасолиной, котораялежала у меня в кармане. Той самой, которую
я  нашел  в  спальне  у  вдовы  с  фиолетовыми глазами.  Одинаковые.  Та  же
тосканская фасоль с черным пятнышком на краю. Теперь все понятно.
     Блондинка каждый  вечер прикатывает  сюда.  Но  где  она  берет столько
монет?  Я даже языком прищелкнул. Отошел от  стола, устроился на диванчике и
стал соображать.
     Красотка  шантажировала   своего   муженька,  который  в  молодые  годы
совершил, верно,  какую-нибудь глупость.  Но как ей это удавалось? Все ясно.
Она вымогала у него деньги с помощью сообщника. А болван муж отваливал этому
подонку  монету в  страхе,  как бы бесценная женушка не узнала о  его грехах
молодости. И даже не подозревал, что шантажирует его сама заботливая жена. А
ее сообщником был, конечно, толстяк Доменико. Он забирал деньги и относил их
блондинке  в <Морено>. Толстяк Доменико был шофером у Блю Катарро. Но кто же
его укокошил? Блондинка-вдова? Или же подручный самого Блю Катарро?
     Я  положил фасолины в карман и потопал зала. Вижу, в глубине деревянная
лесенка. Поднялся по  ней наверх, перешагивая сразу через четыре  ступеньки.
Главное - отыскать Катарро.
     Черт побери, что бы это могло значить? В конце лестницы еще одна дверь.
Открываю ее,  вхожу.  Сразу  за дверью начинается  коридор,  устланный синим
бархатным ковром.
     Миновав  коридор, я  очутился  в  широкой  прихожей.  Гляжу,  в глубине
бронированная  дверь. Конечно,  я сразу  скумекал, что  она ведет  в кабинет
грозного Катарро,  но  смело направился  к  ней. Я уже взялся за  ручку, как
вдруг услышал шум за спиной, и молниеносно обернулся.
     - Ба, кого я  вижу?! Но Ат Шалфейчик недолго думая припустился от меня.
Юркнул в коридор, я за ним. Добежали  до танцзала.  Тут  мне наконец удалось
сцапать Шалфейчика за плечи. В проходе танцевало множество  пар, а музыканты
лабали ча-ча-ча.  Я заставил Шалфейчика проделать полный оборот вокруг своей
оси, схватил его руку и покрутил этого ублюдка вокруг себя.
     Так,  отплясывая   бесконечный  ча-ча-ча,  мы  пересекли  весь  проход.
Танцующие  расступались,  провожая  нас  восхищенными  взглядами.  Шалфейчик
проворно залавировал между столиками, но я к  нему прилепился, как пиявка. У
самого выхода я его прихватил под локоть.
     -  Надежный  же  ты телохранитель,-  говорю. У Шалфейчика  лоб покрылся
испариной, а сам он задрожал, как трусливая дворняжка.
     -  А теперь,-  говорю,-  пора нам с тобой  рассчитаться. Левой  рукой я
сжимал ему локоть до тех пор, пока кости не хрустнули. Тогда я поволок его к
машине. Открыл дверцу и швырнул на переднее сиденье. Потом сел за руль.
     - Ну, поехали в гости к нашему старому другу.
     Он усмехнулся  и сплюнул  в  окно.  Я рассвирепел. Выскочил  из машины,
подобрал плевок и всунул его Шалфейчику обратно в рот.
     - Я тебя научу вежливости,- говорю.
     Потом снова сел за руль.
     -   Не   тяни   резину.   Выкладывай   имя,   фамилию,   происхождение,
местожительство и род занятий твоего почетного дружка.
     Ат  молчит.  Тогда я двинул его кулаком по подбородку. От неожиданности
он откусил кончик языка.
     - У меня нет ни малейшего желания валандаться  с  тобой  целую неделю,-
говорю.
     Тут он решился открыть рот.
     -  Его зовут  Джим  Стеккино, по прозвищу Агамемнон.  Он владелец ОПМ -
общества по продаже муравьев. Адрес: Четырнадцатая улица, дом сто восемь.
     - Отлично,- говорю.- Теперь можно отправляться к нему  в гости. Ведь мы
так давно не виделись.





     Ночная прогулка, которая принесла мне
     восемьдесят два конверта и письмо
     на сиденье автомобиля

     Вскоре  мы подъехали  к  зданию  ь  108. Впрочем, это  оказался  всего-
навсего  старый  двухэтажный  домишко.  В  нижнем этаже  магазинчик, а рядом
маленькая  входная дверь.  С виду этот  дом роскошным никак не назовешь.  На
втором этаже ставни одного из окон почти совсем оторвались, а в  другом окне
выбито стекло.
     - Похоже, твой приятель не очень-то процветает,- говорю. Мы свернули за
угол и стали обходить дом сзади. И тут я даже присвистнул.
     - Вот это фокус!
     Задняя  стена дома и есть фасад. Да какой!  Весь из  мрамора, ставни из
красного  дерева, а  стекла  из  особого сплава.  Наружный  фасад  - это для
лопухов, а сзади настоящий дворец.
     -  Похоже, задняя  часть у твоего  Джима  Стеккино  в  особом  почете,-
говорю.
     Я осмотрел  дверь. Она была заперта на хитроумный замок, но меня это не
испугало. Поковырял кончиком карандаша и готово. Входим в дом.
     На  нижнем этаже в салоне  у стены стоит  большой  шкаф.  Отворяю  его,
влезаю. В глубине шкафа дверь. Открываю ее,  вхожу. И попадаю в старую часть
дома. Я сразу сообразил, что это задняя комната. Она вся заставлена мебелью.
Кругом  пыль, на стенах фотографии торговцев муравьями,  рисунки  муравьиных
гнезд.
     image044
     Я  повесил  Шалфейчика  на  вбитый  в  стену  гвоздь  и  стал  спокойно
осматриваться вокруг.
     Этот  Джим   Стеккино  маскирует  свои   грязные  делишки,  притворяясь
торговцем муравьями. Довольно  странный вид  коммерции.  Не думаю,  чтобы он
продавал  больше  одного  муравья в год.  Да еще  за  границу. Я обшарил все
комнаты и наконец нашел то, что искал.
     За картиной, изображавшей какого-то типа, разоряющего  гнездо муравьев,
я обнаружил несгораемый шкаф.  В две  минуты  вскрыл его и на  нижней  полке
увидел  кожаную  желтую  сумочку.   Вынул   ее  и  показал  Ату  Шалфейчику,
по-прежнему висевшему на гвозде.
     - Хороша сумочка?- спрашиваю.
     - Проклятые фараоны,- процедил он сквозь зубы.
     Я сунул ему в рот скомканную промакашку, и он заткнулся.
     Открываю сумочку. А в ней полно желтых заклеенных конвертов и на каждом
аккуратно выведено имя.
     Я  пересчитал  их.  Ровно  восемьдесят два  конверта.  Восемьдесят  два
человека, которых шантажируют. Я спрятал конверты в сумку и закрыл ее.
     -  Превосходно,-  говорю.-   Но  куда  все-таки  делся  твой  достойный
приятель?
     Шалфейчик невнятно замычал и воровато отвел глаза. Я вздохнул.
     -  Ничего  не  поделаешь,-  говорю.-  Придется вернуться  в "Морено"  и
побеседовать с Блю Катарро.
     Я снял Шалфейчика с гвоздя и поволок его к выходу, крепко  сжимая сумку
под мышкой, а Шалфейчик стал  тихим,  покорным и сам без  разговоров долез в
машину. Но тут я увидел у него на заду красное пятно.
     Нагнулся и вижу,  что  это  вроде знак,  оставленный помадой.  Понюхал:
цикламен.
     - Черт  побери,- говорю. Отпихиваю Шалфейчика и сам лезу на сиденье. На
нем помадой  выведены  какие-то знаки,  но попробуй  их  расшифровать.  Этот
проклятый Шалфейчик уселся на  них своими ягодицами,  и буквы  расплылись. Я
пригляделся повнимательнее. Всего знаков три. Но видно, что их накалякали  в
дикой спешке. Я сразу разобрал, что одна буква <3>. Затем идет не то <Г>, не
то <Л>. А третью сам черт не разберет. Не черт, а тысяча чертей!
     "Ведь  Дуарда  сидела  за рулем".  Я  сел за  руль и  попробовал  снова
разобрать  причудливые знаки. Конечно,  "3" последняя  из трех букв.  Первая
должна быть "Г". А буква посредине - наверняка "А". Газ! Ясное дело, газ! Но
что Дуарда хотела сказать этим словом?
     Болван  я и  кретин!  Кухня с  газовой плитой. Когда я оставил Дуарду в
машине  и  пошел   за   бензином,  худой,   должно  быть,  заметил,  что  мы
остановились. Он  обошел вокруг дома и вернулся назад. Он и этот  выродок Ат
Шалфейчик похитили Дуарду и заперли ее в кухне.  Она попыталась предупредить
меня, нацарапав помадой слово "газ" на сиденье машины.
     Я схватил Шалфейчика за шею и хлопнул его о радиатор "блимбуста". Потом
взял английский ключ и стал ему пересчитывать зубы.
     - Паршивая тварь,- говорю.- Вы вернулись за Дуардой, а ты ни гу-гу.
     - Ты меня об этом не спрашивал.- промычал он.
     - Куда вы ее дели?
     - Не знаю,- отвечает.- Мы погрузили ее  в машину, а потом Джим Стеккино
отвез меня в <Морено>. Мне в полночь заступать на дежурство.
     - А я и забыл: ты телохранитель господина Катарро.
     Я еще  раз прошелся  по  его  зубам английским  ключом и впихнул  этого
недоноска в "блимбуст".
     - Надо поторопиться,- говорю.
     Включил  мотор и  понесся.  Шалфейчик показывал мне  дорогу,  стуча  от
страха уцелевшими зубами.
     Наконец  я  остановил  "блимбуст"  прямо у  железной дверцы в кирпичной
стене.  Схватил  сумку  и спрыгнул  на  землю. Огрел Шалфейчика  по кумполу,
подцепил его за брючный пояс и поволок за собой.
     Открыл дверь и очутился  в  просторной  комнате с  красными стульями  и
плетеными столиками.
     Смотрю,  в откидном кресле  удобно  устроилась  Дуарда  и  беседует  по
телефону.  В  правой руке она сжимает пистолет. Я поглядел,  куда  направлен
ствол, и вижу, что напротив сидит  моя старая знакомая. Вдова  с фиолетовыми
глазами. "Значит, Дуарде удалось отнять у нее пистолет", сообразил я.
     - Не помешал? - спрашиваю.
     - Скорее приезжай,- крикнула  Дуарда  в трубку, положила  ее на рычаг и
кинулась ко мне.
     Я  бросил  Шалфейчика  на  пол  и  обнял Дуарду,  она без  лишних  слов
запечатлела на  моих губах  поцелуй. Только открыл  глаза, вижу, что  Дуарда
смотрит мне за спину.
     Я сообразил, что  это вдовушка подобралась сзади. Недолго  думая  резко
согнул  правую ногу  и  лягнул  ее  ботинком.  Чувствую, что  врезал кому-то
каблуком.  Но это оказалась  не вдова, а Шалфейчик. Он очухался и хотел меня
немного  пощекотать. От удара ботинком он  взвился  к потолку и  рухнул вниз
головой прямо за вырез лифа Дуарды. Я схватил его за ноги и вытянул оттуда.
     - Ах ты наглец,- говорю.- Я  тебя отучу совать нос куда не положено.- И
завернул ему руки за спину.
     Потом бросил взгляд на вдову.
     - Привет, красотка,- говорю.- Давненько мы с тобой не виделись. Тебе бы
не мешало уплатить мне за убытки. А то ты изрядно порезвилась в моем доме.
     Я подошел и отвалил  ей такую оплеуху,  что кресло разломилось надвое и
блондинка очутилась  на полу.  На  лице у  нее в эту минуту  было  такое  же
выражение, как у мясорубки, если только у той есть свое особое выражение.
     -  Она работает на пару с Джимом Стеккино,- говорю...- И очень неплохо.
Но пока не мешает ее связать.
     Так я и сделал. Потом взял кожаную сумку и показал ее Дуарде.
     -   Тут  лежат  ровно   восемьдесят   два   конверта.  Восемьдесят  два
неопровержимых доказательства гнусного шантажа.
     Дуарда бросилась мне на шею:
     - Яко, ты великий человек! - воскликнула она и ласково поцеловала.
     Я бережно освободился из ее объятий.
     - Расскажи, что с тобой произошло, когда я оставил тебя одну в машине и
отправился за бензином?
     - Только ты ушел,- говорит,- как по обеим сторонам машины вынырнули эти
типы:  толстый и  долговязый. Они  обшарили  весь дом  и потом  подкрались к
"блимбусту". Фары у тебя не горели, и я ничего не заметила. Долговязый ткнул
меня  дулом  пистолета, а желтый схватил за локоть. Я стала сопротивляться и
успела  выхватить из сумочки  помаду. Слышу, желтый говорит:  "Волоки  ее  в
кухню и заставь все рассказать, а то мне надо вернуться в "Морено". Я все же
сумела написать помадой на сиденье слово "газ".
     - Значит, эта падаль знала, где ты?
     - Конечно.
     Я подошел к Шалфейчику и одним ударом вышиб ему еще восемь зубов.
     -  Потом  мы  приехали  сюда,  и  тут  нас уже  ждала милая  вдовушка,-
продолжала свой рассказ Дуарда.- Похоже, она  собиралась укрыться  здесь  на
время от  полиции. Долговязый мучил меня до тех пор, пока  я не сказала, где
спрятаны пятьсот монет.
     - Пятьсот монет? - переспрашиваю.
     -  Да,- отвечает  Дуарда.-  Прости  меня, любимый.  Я сопротивлялась до
последнего, но потом силы оставили меня.  Пришлось сказать, что деньги лежат
в конверте под матрацем в моей спальне.
     -  Перестань шутить. Ты  же сама мне рассказывала, что те пятьсот монет
прикарманила вдова. Когда лопала вареную ветчину.
     - Это так,- отвечает Дуарда.- Но я о других деньгах говорю.
     - О других?
     - Ну конечно. 0 твоих.
     Попробуй разберись во всей этой путанице.
     Вдруг Дуарда как взвизгнет:
     - Машина!
     - Какая машина?
     - Твоя. Где ты ее оставил?
     - У дома.
     - Беги  скорее,-  кричит она.-  Спрячь ее.  Не теряй  ни  секунды, Яко.
Долговязый  должен вот-вот вернуться.  Он  отправился ко мне  домой  забрать
деньги.
     Я потопал вниз. Вскочил в машину и, не включая фар, догнал ее к лесу. И
бегом назад.
     - Да, кстати, что это за мои деньги? - спрашиваю.
     - Ты получил их за то поручение, которое я тебе дала ночью.
     - Значит, у меня было поручение?
     - Еще какое важное! - восклицает Дуарда.- И ты выполнил его с блеском.
     Едва я собрался  задать  ей еще  один вопрос,  как  донесся шум мотора.
Вскоре шум  умолк, и я услышал, как  хлопнула дверца.  На лестнице раздались
торопливые шаги.
     Вошел Джим Стеккино с улыбочкой на губах. Он  вынул из кармана конверт,
но вдруг остановился, и... улыбку как водой смыло.
     - Приветик,- говорю.- Какая приятная встреча!
     Джим метнулся было  к дверям, но я  схватил его за воротник и швырнул в
дальний угол комнаты.
     - Сейчас мы с тобой рассчитаемся,- процедил он сквозь зубы.
     - А это мы еще посмотрим,- отвечаю.
     Он привстал и собрался броситься на меня, но я изо всех сил съездил ему
в брюхо. Не дав этому мазурику опомниться, я навел на него пушку.
     -  Сходи  посмотри,  нет  ли чего  подходящего,  чтобы упаковать  этого
ублюдка,- говорю я Дуарде.
     Она отправилась на поиски в соседнюю комнату.
     - Этой ночью тебе немало пришлось поездить,- говорю.
     - Проклятая  скотина, - буркнул долговязый. - Надо было тогда укокошить
тебя на месте.
     Вернулась Дуарда.
     -  Ничего  не нашла,-  говорит.- Вот  все, что есть. И  протягивает мне
тюбик с клеем.
     - За отсутствием другого сойдет и это.
     Отвинчиваю  пробку, выжимаю немного клея и пробую, вязкий ли он. Вполне
хорош.
     - Снимай башмаки и носки,- говорю долговязому.
     Он  даже не  пошевелился.  Тогда  я сам снял  с него ботинки,  даже  не
расшнуровав их, и сдернул носки.  Потом намазал этому подонку  голые подошвы
клеем и поставил его отдыхать на деревянном полу.
     - Этот клей схватывает мгновенно,- говорю.
     Долговязый  попытался  оторвать ноги от  пола,  но  у  него  ничего  не
получилось.  Мы чуть животы  не  надорвали, глядя, как  он  дергается. Но он
вскоре затих. Вынимаю у него из кармана конверт. Распечатываю.  В нем  полно
ассигнаций по тысяче.
     - Их ровно пятьсот,- говорит Дуарда.- И все они твои.
     -  Послушай, малышка.  Хотел  бы  я знать, откуда  они взялись. А  то я
сгораю от любопытства.
     Только Дуарда собралась ответить, как вдруг снова послышался шум мотора
и чуть  позже стук  захлопываемой дверцы.  Затем  в коридоре раздались шаги,
и... отворилась дверь.





     Похоже на сборище автомобилистов, но в конце концов
     завязывается общая дружеская беседа. Трам уходит
     вполне довольный, а Каучу немного меньше

     На  пороге   появился  красивый  мужчина   лет  шестидесяти,  с   живым
симпатичным лицом. Он был совсем седой, но выглядел очень молодцевато.
     image046
     На нем был элегантный  костюм, белоснежная рубашка с голубым галстуком,
на ногах синие туфли.
     - Блю! - воскликнула Дуаода и бросилась ему на шею.
     Я стою и смотрю как идиот, держа в руках пачку ассигнаций.
     - Где этот человек? - спрашивает Блю низким грудным голосом.
     Дуарда показывает  на Джима  Стеккино. Я  поглядел  на долговязого.  Он
дрожит  как  осиновый  лист.  Вдовушка  тоже  трясется, как  припадочная.  А
Шалфейчик заметался, словно началось землетрясение. Блю окинул всех  ледяным
взглядом, затем посмотрел мне прямо в глаза и улыбнулся.  Подошел и протянул
мне руку.
     - Благодарю вас,- говорит.-  Вы отлично  справились со  своей  задачей,
Яко.
     Вежливо  пожимаю ему руку, но,  убейте меня, если  я  хоть что-  нибудь
понял.
     - Надеюсь, хоть вы объясните мне что к чему,- говорю.
     - Для объяснений еще есть время,- отвечает Блю Катарро.- Сначала я хочу
посмотреть, целы ли документы.
     - Все целы и лежат в надежном месте, папочка,- отвечает Дуарда.
     - Ты назвала его папочкой..?! - воскликнул я.
     - Конечно, - отвечает Дуарда.- Я его приемная дочь.
     - У меня до недавних пор было на службе немало милейших людей,- говорит
Блю  Катарро,  пристально  глядя  на  Шалфейчика.-  Личный  шофер,  надежный
телохранитель, кто еще?
     Я же собрался  ответить, что, если ты зовешься Блю Катарро и на совести
у тебя столько гнусных преступлений смешно претендовать, чтобы тебя окружали
одни  джентльмены в белых  перчатках и  накрахмаленных рубашках,  как  вдруг
вновь послышался шум мотора.
     - Черт побери,- говорю.- Да тут, похоже, назначен слет автомобилистов.
     Дверь  распахнулась,  в  комнату ворвался Грэг, бросился ко мне,  начал
прыгать и лизать лицо.
     - Все в порядке, Грэг. В полном порядке. Где ты пропадал? - спрашиваю.
     И тут за  какую-нибудь минуту в комнату набилось полно фараонов. Вперед
протискивается Трам, и Каучу подлетает ко мне с кулаками. Я ему как двину по
физии.  Если  бы не стена, бедняга  Каучу  летел  бы без остановки прямо  до
самого Токио.
     - Тепленькая компания,- говорит  Трам.- Совещание, как я вижу, проходит
на высшем  уровне.  А председательствует,  если  не ошибаюсь, Блю Катарро. А
теперь давайте прогуляемся до Центральной тюрьмы.
     -  Успокойтесь,  любезный  Трам,-   говорю.-  Полезнее  будет  обсудить
создавшееся  положение (во как  я завернул!).  Так  что  лучше  усаживайтесь
поудобнее и попробуем разобраться в этой запутанной истории.
     Я подал Дуарде знак, она в ответ мило улыбнулась и кивнула головой.
     - Яко хочет, чтобы рассказывала я,- говорит.
     Блю Катарро грозно нахмурился и уже раскрыл было рот, но я сказал:
     - Прошу вас не прерывать ее. Рассказывай, детка.
     - Вчера вечером,- начала Дуарда,- я  с друзьями отправилась потанцевать
в "Задире-солдате". Там меня познакомили с Яко. Он уже был под хмельком,  но
держался  как  истинный джентльмен. С  ним был чудесный  пес, очень смешной,
когда  он  немного  выпьет. Я посидела с ними за  столиком и узнала, что  по
профессии  Яко - частный  сыщик. Ну  я, понятно, сразу этим воспользовалась.
Мой приемный  отец Блю Катарро очутился в очень неприятном положении. Кто-то
нагло  вымогал у него деньги. Вы сами знаете:  прошлое у него было бурное, и
бедный папочка не знал, что делать. Каждый месяц отцу приходилось отваливать
изрядную сумму,  и, хотя игорный  дом приносил  ему кучу  монет, так недолго
было  и разориться. Яко Пипа вызвал у меня огромное доверие.  Я взяла его за
рукав и потащила в "Морено". Пришла в кабинет к отцу и  представила ему Яко.
Яко  папочке  очень  понравился,  и  он дал ему  важное поручение.  Отсчитал
пятьсот бумажек по тысяче, положил их в конверт и вручил мне. Велел передать
их  Яко,  когда  он  выполнит  поручение.   Мы  спустились  и  зашли  в  бар
подкрепиться. Я  на  минуту забежала в туалет, чтобы  подкраситься, и  вдруг
слышу весьма любопытный  телефонный разговор. Говорила женщина по  телефону,
висевшему в мужском туалете.
     - Да, сегодня ночью. Деньги, как всегда, лежат в моей комнате.
     -  Я  сразу поняла:  тут что-то неладно. Спрашиваю у  уборщицы, кто эта
синьорина.  Уборщица  отвечает, что это большая  любительница  игры  в  лото
синьора Лида  Паранко.  Живет  она на  сорок  седьмой  улице,  в доме  номер
четыреста тридцать два би. Я  вернулась в туалет  и записала губной  помадой
адрес на клочке туалетной бумаги. Потом вернулась в  бар.  Я  рассказала обо
всем Яко, сунула ему в  карман адрес, и мы вышли на улицу. У меня  сложилось
впечатление,   что  этот  телефонный  разговор   как-то  связан  с  попыткой
вымогательства. Яко решил сразу же наведаться в гости по этому адресу, сел в
свой "блимбуст" и помчался. Я понеслась за ним на своей машине. Вижу, что он
едет он зигзагом. Я испугалась, как бы с ним не случилось несчастья. В  трех
местах  он  останавливался,  чтобы  подкрепиться,  надо  думать,  неизменным
стаканчиком  "Бурбона",  затем  подъехал  к вилле Паранко.  Входит  и  через
пятнадцать  минут возвращается. Вижу, что  в руке  он  держит  белый  листик
бумаги, а один из его карманов изрядно раздулся. Он садится в машину и едет.
Тормозит  у  почтового  ящика, вылезает  и  опускает  в  него письмо.  Затем
отправляется в следующий бар.  Тут уж я  подошла к нему и спрашиваю, чем все
кончилось. Он меня даже не узнал, назвал меня деткой, мгновенно объяснился в
любви и  наговорил  кучу нежных  слов. Вижу, что он  хорошенько набрался,  а
между тем  правый  карман, где лежат  деньги,  сильно  оттопыривается.  Я не
придумала ничего лучшего, как вконец напоить Яко, посадила его в свою машину
и отвезла домой.
     image048
     - Черт побери,- говорю.- Иу и наклюкался я  в тот вечер.  Ровным счетом
ничего  не  помнил.  Утром  я  проснулся и  обнаружил  в  кармане адрес Лиды
Паранко.  Я решил,  что это номер  дома Дуарды, и  помчался  туда. А  вместо
Дуарды нашел мертвого Дана Паранко.
     - Теперь мне все понятно, черт возьми! С вашего разрешения, я  продолжу
рассказ,- говорю.-  Так вот, Дан Паранко решил, что меня прислали шантажисты
забрать деньги.  Он  их  сразу  мне  вручил. Потом попросил меня оказать ему
любезность и опустить письмо. Ат Шалфейчик услышал, что Блю Катарро дал  мне
поручение, и потопал  за мною следом. Помчалась за мной и  Дуарда. Шалфейчик
увидел,  что я скрылся  в доме Дана Паранко, но вскоре вышел оттуда и уехал,
но уже вместе с Дуардой. Ат бросился было в погоню, но тут раздался выстрел.
Ат  Шалфейчик  решил посмотреть, что случилось.  Вошел, а  на полу  валяется
застрелившийся Дан Паранко. Скотина Ат  схватил  пистолет и драпанул.  Ночью
ему  трудно было  меня  найти, и  он  решил отыскать  меня утром. А  пока он
вернулся в <Морено> охранять Блю Катарро. Тем временем толстяк Доменико, тот
самый тип, которому звонила Лида Паранко  и велела забрать у мужа выманенные
деньги, отправился на виллу. Вошел и увидел, что бедняга Дан уже превратился
в   покойничка.   Он   бросился   звонить  Лиде  Паранко.   Красотка   очень
взволновалась. Деньги исчезли, а  Дан  Паранко  преставился. Она решила, что
Дана убили, а деньги украли. Они работали  на паях с Джимом Стеккино. Вместе
занимались вымогательством. Потом они делили выручку, а всю черную работу за
них делали  эти  недоноски Ат  Шалфейчик и толстяк  Доменико. Лида помчалась
предупредить Джима, что деньги исчезли, а Дана укокошили. Джим подумал,  что
толстяк Доменико ведет двойную игру и, верно, он-то и хлопнул Дана Паранко и
один прикарманил всю монету.  Тогда Джим прямо в моей машине отправил на тот
свет толстяка  Доменико  и бросился  к нему  на  квартиру  искать  пропавшие
деньги. Но вскоре мадам Паранко и Джим узнали, что произошло на самом  деле,
и тогда  они стали охотиться за мной. И одновременно подкидывают  мне одного
покойничка за другим. Расчет их был  прост: фараоны упекут меня  на время  в
тюрьму, а они пока обделают все свои темные делишки.
     - А сигарета? -- спрашивает Трам.
     - О, это  идея вдовушки. Просто гениальная идея.  Она была уверена, что
никто не узнает о  самоубийстве  Дана. У самой синьоры Паранко было железное
алиби, а что она шантажировала мужа,  никто  даже не подозревал.  В  крайнем
случае полиция могла обвинить в убийстве Джима или Ата. Ну что ж, никогда не
вредно избавиться от уже ненужного сообщника.
     Я взял желтую кожаную сумку и открыл ее.
     Увидев  ее,  Долговязый  Джим  стал  реветь  и  плеваться.  Голова  его
закачалась из стороны в сторону.  Я заткнул  ему рот рукавом  от пиджака Ата
Шалфейчика.
     - Впрочем,  думаю, что эти доказательства полиции даже  не потребуются.
Трам имеет  немало других,  чтобы  упечь  за решетку этого джентльмена и его
достойных друзей,- говорю.
     Вынимаю первый конверт,  читаю написанное в уголке имя, затем  второй и
один  за  другим  кидаю  все  конверты в камин.  Но, прочитав  на  очередном
конверте имя Дана Паранко, я остановился.
     -  Возможно, кому-либо из присутствующих будет интересно узнать, почему
его шантажировали?
     - Мне уже все известно,- говорит Трам.- Я навел справки и узнал,  что в
двадцать лет он отравил восемнадцать учениц лицея, желая проверить, какая из
них  умрет  первой.  Но его  действиями двигал прежде  всего дух спортивного
азарта. Впрочем, потом он охладел к спорту и стал предпринимателем.
     Я кинул в огонь этот конверт и подождал, пока он сгорит. Покончив еще с
четырнадцатью конвертами, я прочел имя Блю Катарро.
     Тут Блю Катарро вскочил,  шагнул вперед и впился мне в глаза немигающим
взглядом. Трам протянул руку.
     -  Э нет,  - говорю.  - Так  дело не  пойдет. Я бросил в  камин  и этот
конверт.  Блю Катарро с волнением следил,  как  огонь пожирает бумагу. Когда
догорел  и обуглился последний клочок, он глубоко вздохнул. Подошел  и обнял
меня со слезами радости на глазах.
     - Пустяки, - говорю. - Теперь, когда конверт сгорел, может, вы скажете,
что было внутри.
     Блю Катарро  посмотрел  на Трама, и тот  утвердительно кивнул. -  Так и
быть,  скажу. Восемь лет назад я украл комбинированную  ручку-карандаш. Джим
отлично знал, что за это  и только за это  полиция в состоянии  упечь меня в
тюрьму.
     Не успел  я покончить с конвертами,  как Трам и Каучу стали прилаживать
наручники  всей  этой  миленькой  компании.  Пятьсот  монет  по  тысяче  лир
очутились сначала в кожаной сумке, а  затем в руках у  одного из полицейских
как вещественное доказательство гнусного шантажа.
     - Отведите этих господ в Центральное  полицейское управление,- приказал
Трам.
     Все пошли к выходу, кроме Долговязого Джима.
     - А ты чего застрял? - спрашивает Трам.
     И  только  тут  Трам  обнаружил,  что  Долговязый  приклеился  к  полу.
Попробовал его оторвать, но не смог. Пришлось расколоть половицы. Мы чуть не
надорвались  от смеха, глядя,  как Джим идет к  дверям, волоча эти  странные
колодки.
     Последним шел Трам, толкая перед собой Долговязого.
     image050
     - Спасибо, - говорит Трам, остановившись на пороге.
     - Не  за что,- отвечаю.- Кстати,  я  забыл тебе отдать одну штучку. На,
держи.
     И кинул  ему оторванное  ухо Ата  Шалфейчика. Трам поймал его  на лету,
положил в карман и ушел.
     В комнате остались я, Дуарда, Блю Катарро и Грэг.
     Блю Катарро с минуту смотрел на меня. Потом перевел взгляд  на Дуарду и
легонько хлопнул ее по плечу.
     - Надеюсь,  кроме  пятисот  тысяч  вы  получили,  Яко,  вполне  хорошее
вознаграждение?
     - Лучше не надо,- говорю. Притягиваю  Дуарду к себе.  и мы  сливаемся в
сладостном поцелуе.
     Блю Катарро на  цыпочках вышел из  комнаты, закрыл дверь, и  я услышал,
как загудел мотор.
     Ровно  через  пятнадцать минут мы прервали наш поцелуй, чтобы  подышать
свежим воздухом и поцеловаться снова уже на лоне природы.
     Выходим. Начинает светать.
     На опушке березовой рощи Дуарда остановилась.
     - Есть у тебя бумага и карандаш? - спрашивает.
     - Карандаша  нет, а  листок бумаги,  пожалуйста. Вырываю  страничку  из
записной книжки и протягиваю ей.
     Смотрю, Дуарда что-то пишет губной помадой. Затем нагибается и веточкой
выкапывает  ямку.  Что-то кладет  в нее. Теперь я вижу, что это мизинец моей
правой ноги, который она  подобрала в  той проклятой кухне. Бесценная Дуарда
засыпает ямку землей и втыкает веточку с листиком бумаги. Нагибаюсь и читаю:
     "Здесь покоится мизинец правой нижней конечности моего возлюбленного".
     Я обнимаю и крепко целую ее под заливистый лай Грэгорио.









     О повести Карло Мандзони

     Передо   мной   портрет  автора  повести  итальянского  писателя  Карло
Мандзони. Снимок  давний,  относится  к  октябрю  1959 года.  На  фотографии
изображен  человек средних лет в широкополой шляпе с высокой мягкой  тульей.
Глаза  Мандзони  прищурены,  а  губы  чуть  тронуты усмешко1,  и  уголки  нх
приподняты; в руках, у  рта,  сигарета, почти  зажатая в  кулак,- так  курят
мальчишки,  боящиеся, что  их заметят  взрослые.  Так и кажется,  что  в тот
момент, когда писателя снимал  фотограф, он  задумал  что-то  веселое, и ему
самому стало весело от этого. Задумал подурачить читателей? .. Не без этого.
Но  глупое  не бывает смешным, а для тех, кто  смеется над глупым, не  стоит
писать.  Нет, уж если осмеивать что-либо,  то умно, страстно, не  скупясь на
краски, на темперамент, на гиперболу.
     Если бы мне сказали,  что  давняя фотография Мандзони сделана в те дни,
когда он  размышлял над повестью <Я  разукрашу  твое  личико,  детка>,  я бы
ничуть  не  удивился.  Право  же,  чего  только  нет  в  этом  увлекательном
произведении!
     Прочитав  повесть, я  вдруг  задумался  о  странном  на  первый  взгляд
применении  гиперболы в  литературе, в  искусстве  вообще. Удивительно,  что
гипербола  используется, с одной стороны, для возвеличивания, с другой - для
осмеяния.
     В  этом  меня  убедило довольно близкое  знакомство с  древнеегипетским
искусством.  Вспомнилась   одна  из  настенных   росписей  царских  гробниц,
выставленных  в залах  Каирского музея,- юный фараон Тутанхамон, бывший  при
жизни хилым  и тщедушным, одной  рукой  держит  за хвост огромного леонарда,
намереваясь  проткнуть  его  мечом...  А   потом  пришли  на   память  некие
произведения  литературы  и   искусства  сравнительно   недавнего  прошлого:
тысячелетний разбег традиции возвеличивания наводил па грустные размышления.
     Но  здесь  я  подумал,   что,  доводя  гиперболу   до  неправдоподобия,
художники,  сознавая или  не сознавая того, не  возвеличивали,  а  осмеивали
фараонов.
     Автор публикуемой повести идет по такому пути намеренно. Карло Мандзони
отнюдь не жалеет гранита для пьедестала своему герою - отважному, детективу,
Яко из частной конторы.  Он поднимает его до небес. Но ведь и мыльный пузырь
устремляется туда же...
     Яко - сверхчеловек, супермен. Он может многое, например сунуть  палец в
дуло  гангстерского  пистолета, и... беспомощный  гангстер  пожертвует после
этого  своим ухом.  Может открыть карандашом сложнейший замок и выпить бочку
вина <Бурбон>... Погоня? .. Вот уж чем не испугаешь героя!.. Полиция?.. Он с
нею,  как  и  полагается частному детективу еще со времен Шерлока  Холмса, в
натянутых  отношениях,  но  стоит ли  пpинимать  всерьез  этих  ограниченных
субъектов?  ..  Бандиты, коварные красотки,  опытные шантажисты, непойманные
убийцы? .. Помилуйте! Не пойманы - поймаем, не найдены - найдем!
     Да   и  как   не   найти,   если   компаньоном   доблестного   Яко   по
частносыщнической конторе является некое существо на четырех  лапах, умеющее
лакать вино из миски и лаять и, что главное, умеющее отлично  держать след и
в нужный момент принимать самостоятельные решения. Тоже некий суперпес!
     Итак,  пародия  на  столь популярные  на Западе  детективные  романы  с
суперменом в заглавной роли?
     Безусловно. И пародия злая, точная, бьющая без промаха. Отложив повесть
Мандзони, я поймал себя на мысли, что едва ли смогу теперь без улыбки читать
детективные  романы:  обязательно   придут  на  ум   два  друга-  детектива,
готовящиеся к очередной героической операции и поглощающие <Бурбон>  один из
стакана, другой под столом из миски.
     Конечно, для подвига, даже если взять это  слово в кавычки, имея в виду
особые задачи автора,  требуется, так  сказать, соответствующая  обстановка.
Она  вроде бы  и  существует  в  повести Мандзони - детектива Яко то  и дело
подстерегают опасности.  Но когда мысленно возвращаешься к описанным автором
событиям,    то    общий    фон    отнюдь    не   кажется    исключительным,
наэлектризованным...
     Наоборот. Кутит  в фешенебельном ночном клубе  "Морено"  великосветское
общество  - сборище  сплетников,  воров,  нечистых на руку  людей...  Мелкая
гангстерская сошка спешит урвать свой куш... Играют в карты шулера... Дрожат
кабатчики, боящиеся, что выплывет наружу их темное прошлое...
     И  среди  этой  шушеры  действует  супермен  -  частный  детектив  Яков
доблестный пес Грэгорио... Оставим в стороне пса: с него спрос невелик... Но
что делать супермену в среде шулеров?!
     Он  не становится жалким в  таком окружении, и  ничего донкихотского не
появляется  в  его  образе,  но  смешным  он  становится. И  нелепым.  Своей
сверхмощной рукой он наносит нокаутирующий удар литературным поделкам...
     И гигантская  тень детектива-супермена, падая  па окружающих его людей,
просветляет, а не затемняет, вопреки оптическим  законам, их души,  их дела.
Логический конец  повести там, где Яко разыскивает восемьдесят два конверта,
в  каждом из которых письмо, адресованное весьма уважаемому респектабельному
дельцу, а в письме перечень былых преступлений и требование денег, денег...
     Так  литературная  пародия  приобретает  уже  совсем  иной,  социально-
разоблачительный оттенок, и  тогда невольно  перестаешь смеяться и начинаешь
размышлять  над тем обществом, в  котором действует супермен,  уже не  очень
задумываясь о самом супермене.
     Карло Мандзони принадлежит к числу известных итальянских писателей, но,
кроме  того,  он  еще художник-карикатурист и  обычно сам  иллюстрирует свои
произведения. К  сожалению, это не относится к повести, о которой идет речь,
и редакция не смогла познакомить советских читателей с Мандзони- художником.
     Карло  Мандзони написал  более двадцати  книг, переведенных  на  многие
европейские  языки.  Мне  кажется,  что  его  повесть,  публикуемая  в  этом
сборнике, найдет своего читателя, а первая встреча с автором ее  не окажется
последней.



     И. Забелин


Популярность: 23, Last-modified: Tue, 12 Mar 2002 11:20:33 GMT