---------------------------------------------------------------
   Louis L'Amour "Crossfire Trail"
   Copyright (c) 1954 by Ace Books Inc.
   Copyright (c) renewed 1982 by Louis L'Amour
   Перевод: А. Дмитриева и С. Фомченко
   OCR: Территория вестерна - http://westerns.agava.ru
   Spellcheck: Max Levenkov, sackett@chat.ru, 02 Aug 2001
---------------------------------------------------------------



   В сыром  и вонючем кубрике за обшарпанным столом сидел, широко  расставив
ноги, чтобы сохранить равновесие при качке, рослый широкоплечий человек. Над
его головой раскачивался свисавший  с  подволока медный штормовой  фонарь, в
котором чуть теплился огонь. В этом неверном свете человек изучал потертую и
испачканную пятнами пота морскую карту.
   В кубрике слышался далекий  плеск  рассекаемых  форштевнем  волн, ленивое
поскрипывание такелажа, храп спящих и хриплое, прерывистое дыхание человека,
умиравшего на нижней койке.
   Склонившийся над картой был  одет в красно-белый свитер и голубые джинсы,
подпоясанные широким  кожаным ремнем с медной пряжкой. На ногах  красовались
плетеные сандалии  из мягкой, обильно смазанной кожи. Хотя  волосы его  были
всклочены и давно не стрижены, однако  лицо,  за исключением  усов и  баков,
тщательно выбрито.
   На  поглотившей  его  внимание  карте  было  нанесено  побережье Северной
Калифорнии. Кончиком ножа  человек отметил на карте некую  точку и  проверил
время по массивным  золотым  часам. Быстро прикинув что-то в  уме, он сложил
карту, и вместе с другими бумагами положил в клеенчатый пакет, который затем
засунул в свитер.
   В этом крупном человеке проглядывало нечто, выделявшее его в любой толпе.
Он явно был  рожден командовать не  только  из-за своего телосложения и силы
характера, но также в силу своей индивидуальности.
   Поднявшись, он  постоял минуту, наклоняясь при  качке и  глядя на  седого
человека,  распростертого на нижней  койке.  Потом он опустился на колени  и
коснулся запястья умирающего. Пульс едва прощупывался. Рейфу Карадеку ничего
не оставалось, как ждать и размышлять.
   Самое  большее  через  несколько  часов,  а  может  быть, даже минут этот
человек  умрет.  За  долгие  месяцы  матросской  службы  его  здоровье  было
разрушено  принудительным  трудом и побоями. А когда Чарльз Родни умрет, он,
Рейф Карадек, исполнит то, что обязался сделать.
   Судно  в  очередной  раз  качнуло,  старик вздрогнул, губы  его  внезапно
приоткрылись.  Минуту он смотрел  вверх,  в  зловещую тьму,  затем, повернув
голову, увидел человека, сидящего рядом, и  улыбнулся.  Его пальцы  нащупали
руку Рейфа.
   - Ты... ты достал бумаги? Не забудешь?
   - Нет.
   - Ты должен быть осторожен.
   - Знаю.
   - Повидай мою жену, Кэрол. Объясни ей, что я не струсил, не сбежал. Скажи
ей, что у меня были деньги, и я уже возвращался обратно. Я беспокоюсь насчет
закладной, которую оплатил. И  не доверяю Баркову... старик смолк, глубоко и
хрипло дыша. Впервые за трое суток он пришел в сознание и отдавал себе отчет
в  происходящем.  Позаботься  о  них,  Рейф.  Я  должен  доверять  тебе!  Ты
единственный шанс, который у меня есть! Умереть не так  уж плохо, если бы не
они.
   - Тебе лучше отдохнуть, мягко сказал Рейф.
   - Поздно.  Почему  это случилось  со мной,  Рейф?  С нами? Карадек  пожал
мощными плечами.
   - Не знаю. Скорее всего, мы оказались там в неподходящее время. Выпили, а
этого делать не следовало.
   Старик понизил голос.
   - Ты попытаешься сегодня ночью?
   -  Попытаешься?  Рейф улыбнулся. Сегодня  ночью мы отправляемся на берег,
Родни. Но сначала я собираюсь повидать капитана.
   Родни  улыбнулся и откинулся на спину.  Лицо  его еще больше  побледнело,
дыхание стало совсем слабым.
   Они  провели  вместе год жестокий,  скверный, ужасный год труда, крови  и
горечи. Он начался однажды ночью в  Сан-Франциско,  на площади  Гонконг-Бол,
что на Берберийском берегу. Рейф Карадек  только что вернулся из  Америки  с
карманами, полными денег.
   Этому предшествовали месяцы, проведенные в джунглях, мокрых джунглях, где
он мучался от лихорадки, задыхаясь  в жаре и сырости. С  Рейфом расплатились
наличными, и он двинулся  дальше. В Сан-Франциско он наверстывал  потерянное
время Рейф Карадек, игрок, солдат удачи, странник по дальним краям.
   Где-то  по  дороге  в тот вечер  он  встретил  Чарльза Родни,  загорелого
скотовода, приехавшего, чтобы получить ссуду под свое ранчо в Вайоминге. Они
выпили по  паре  стаканов и заглянули  в  погребок на  Гонконг-Бол. Там  они
выпили еще,  а  проснулись  от  медлительной морской качки и  грубого голоса
Булли Борджера, шкипера Мери С.
   Рейф проклял себя. Его провели, как новичка, зашанхаили, словно какого-то
пьяного  фермера!  Но  он смирился, понимая бесполезность  сопротивления.  В
конце концов, это было не первое его плавание.
   Родни же взбесился. Он набросился на капитана и потребовал  доставить его
на берег.  Булли Броджер сбил Чарльза  с ног  и молотил  ногами, пока тот не
потерял  сознание.  Рядом,  подстраховывая, стоял помощник  с  револьвером в
руках. Это повторилось дважды,  пока Родни не взялся за  работу, полукалека,
снедаемый беспокойством за жену и дочь.
   Как всегда, команда раскололась на группировки. Одна  из них  состояла из
Рейфа, Родни,  Роя  Пенна, Рока Муллени и  Текса  Бриско. Пени был студентом
правоведом  и  по  случаю  Золотоискателем.  Муллени матросом первой статьи,
шахтером и ковбоем. Их залучили на судно во Фриско в одной партии с Рейфом и
Родни. Текс Бриско был техасским ковбоем. Его увезли из портового погребка в
Галвестоне, куда он приехал посмотреть на море.
   Сдружившись с Рейфом, Родни рассказал ему всю историю переезда в Вайоминг
с женой и дочерью. О том, что сделала с его стадом засуха и  индейцы,  и как
он  в конце концов заложил  ранчо  человеку  по имени Барков. А потом в  эти
места  нагрянули воры,  и  он  потерял весь скот.  Очутившись  в безвыходном
положении, поехал в Сан-Франциско. К своему удивлению, встретил  там Баркова
и расплатился по закладной. А  несколькими часами позже,  забредя в погребок
Гонконг-Бол,  рекомендованный  приятелем  Баркова, был одурманен, ограблен и
увезен на судно.
   Дыхание скотовода стало еще слабее, и Рейф, склоняя голову на край койки,
задремал.
   Родни вручил ему  документы на  ранчо документы, дающие право на половину
собственности.  Другая принадлежала жене и  дочери  Родни.  Карадек пообещал
спасти ранчо, если сможет. Передал ему Родни и расписки  Баркова в получении
денег по закладной.
   Резким  движением  Рейф  поднял голову.  Он не  знал, как  долго проспал,
однако,  взглянув на Родни, убедился, что за  это время хриплое, прерывистое
дыхание смолкло, не было слышно даже самого слабого вздоха. Родни умер.
   Еще минуту Рейф держал в руке запястье старика,  потом  натянул одеяло на
лицо  покойного и резко распрямился. Взглянув на  часы, он понял,  что через
несколько минут они окажутся в виду мыса Мендосино. Схватив  с верхней полки
небольшой мешок с пожитками, Карадек быстро повернулся к трапу.
   На верхней ступеньке он  увидел две большие  ступни  и волосатые лодыжки.
Они  двигались,  и постепенно,  шаг  за шагом,  в кубрик спустился  человек,
сложением  даже   превосходящий  Рейфа;  его   маленькие,   жестокие   глаза
переметнулись с лица Рейфа на койку Родни.
   - Умер?
   - Да.
   Детина потер кулаком небритый подбородок и ухмыльнулся Рейфу.
   -  Я  слышал,  как  он говорил о ранчо. Это  могло  бы  стать хорошеньким
дельцем,  на  этом  можно  делать  деньги. Глаза его вспыхнули алчностью. Мы
поделим, и поделим поровну, а?
   - Нет. Тон Карадека был категоричным. Документ составлен на его дочь и на
меня. И на его жену. А я не ставлю себе целью получить с этого что-нибудь.
   Здоровяк хрипло захихикал.
   - Гляди-ка! сказал он. Джош Бригтс не дурак, Карадек!  Ты хочешь захапать
все сам. А я  хочу получить свою долю. Он оперся на ступени  трапа. Мы можем
сделать славное дельце, Карадек. Я слыхал, там есть затруднения? Полагаю, мы
сможем урегулировать любые помехи.
   -  Я не  меняю своих  решений, ответил Рейф. Посторонись,  я  спешу. Лицо
Бриггса стало угрожающим.
   - Не заносись, грубо сказал он. Если не поделишься со мной поровну, то не
уйдешь.  Я знаю о шлюпке, которую ты приготовил. И могу остановить тебя хоть
там, хоть здесь.
   Рейф  Карадек  понимал  бесполезность  слов.  Есть  натуры,  для  которых
единственным  аргументом  является  сила.  Его левая  рука внезапно взлетела
вверх, пальцы, образовав букву V, ударили Бриггса  туда, где челюстная кость
соединяется с горлом. Удар был неожиданным, резким и ужасным. Голова Бриггса
дернулась назад,  и Рейф  нанес сильный удар правой сбоку;  затем последовал
сокрушительный удар  локтем, сплющивший нос Бриггса и  заливший лицо кровью.
Рейф нанес еще два удара по корпусу слева и справа, а потом
   так  же  левой  и  правой  в  подбородок. Два  последних  прозвучали  как
пистолетные выстрелы. Джош Бриггс ударился  о подножие трапа, перевернулся и
остался  лежать  неподвижной грудой мяса.  Рейф подобрал мешок  и,  даже  не
оглянувшись, поднялся по трапу.
   Вдоль правого  борта  Карадек  прошел  по  темной  палубе  на  корму.  От
грот-мачты отделилась тень.
   - Ты готов?
   - Готов, Рок.
   Еще  два человека появились из темноты.  Вчетвером они сдвинули шлюпку  и
подтащили ее к борту.
   - Мы уже на месте? спросил Пенн.
   - Почти. Карадек выпрямился. Приготовьте ее. Я хочу зайти к старику.
   Даже в темноте он почувствовал на себе их взгляды.
   - Думаешь, это благоразумно?
   - Нет. Но он убил Родни. Я должен его повидать.
   - Хочешь убить Борджера?
   Похоже,  они  не сомневались,  что  он  мог  убить, стоило ему  захотеть.
Почему-то он всегда производил на людей впечатление человека, который всегда
исполняет задуманное.
   - Нет, только задам взбучку. Он ее давно дожидается.
   Муллени сплюнул. Он был коренаст и мускулист.
   - Ты чертовски прав... Я хотел бы помочь.
   -  Нет,  помогать  не  нужно.  Держитесь поблизости  и  приглядывайте  за
помощником. Пенн ухмыльнулся.
   - Он связан на корме, у  штурвала.  Рейф Карадек повернулся  и пошел. Его
мягкие  кожаные сандалии беззвучно ступали и по твердой  древесине палубного
настила, и по ступеням трапа.  Он тенью скользнул вдоль надстройки и увидел,
что дверь  капитанской каюты открыта.  Рейф оказался внутри и успел  сделать
два шага, прежде чем капитан поднял глаза.
   Булли Борджер был крупным человеком, лицо  его окаймляла рыжая шкиперская
бородка. Холодными серыми глазами он искоса взглянул на Рейфа.
   - Что случилось? спросил он. Непорядок на палубе?
   -  Нет, капитан,  коротко ответил  Рейф. Непорядок здесь. Я пришел избить
тебя до полусмерти, капитан. Чарлз Родни умер. Ты  разбил ему жизнь. А потом
убил.
   Борджер  вскочил на ноги, как  кошка. Почему-то он всегда знал,  что этот
момент  настанет. Несколько раз он говорил себе, что  должен убить Карадека,
но  тот был  матросом  первой статьи, таких  в  экипаже  наперечет.  Поэтому
Борджер и медлил.
   Теперь он ринулся к выдвижному ящику за медным кастетом. Левая рука Рейфа
стремительно упала  на запястье капитана,  тогда  как правая  прижала другую
руку  Борджера  к  талии.  Это  остановило  шкипера остановило  на  какое-то
мгновенье,  но  и  мгновенья  оказалось  достаточно. Голова Рейфа  метнулась
вперед, ударив гиганта в лицо, и Карадек услышал, как хрустнули кости.
   Однако жгучая  боль лишь  придала Борджеру  силы. Вырвав  правую руку, он
схватил кастет и замахнулся, нанося удар, который мог бы сразить слона. Рейф
нырнул под руку рассчитанным, почти небрежным движением. Он нанес  два удара
по корпусу  слева и справа и от этих ударов  у Борджера перехватило дыхание.
Он скрючился, судорожно хватая воздух ртом.
   Рейф опустил ладонь  на затылок противника и с силой толкнул вниз. И в то
же  время ударил  коленом навстречу,  превратив лицо Борджера в бесформенную
кровавую массу.
   Булли Борджер, известный во многих портах, как самый нечестный драчун, со
стоном отшатнулся. Сохраняя на лице выражение полнейшего равнодушия, Карадек
шагнул  ближе  и в такт  качке  принялся наносить  поочередно  обеими руками
равномерные удары  сильные  и  коварные, за  которыми  стояла вся  мощь  его
широких  плеч. Слева справа, слева справа; удары, которые резали  и дробили,
как мясницкие ножи. Борджер зашатался и рухнул поперек койки.
   Рейф  повернулся  и увидел в  дверном  проеме белокурую голову Пенна. Рой
Пенн бросил взгляд на окровавленную тушу, потом посмотрел на Карадека.
   - Пойдем.  На  правом траверзе  виден  мыс. Спустив  шлюпку на воду,  они
соскользнули в нее по канату, который затем перерезали ножом;
   шлюпку сразу же отнесло  назад. Черный корпус корабля пронесся мимо  них;
корма поднялась  и снова  опустилась. Легким поворотом румпеля Рейф направил
шлюпку  к  мысу.  Муллени  и  Пенн  поставили мачту  и  парус;  затем  Пенн,
повернувшись, посмотрел на Карадека.
   - Знаешь, а ведь это бунт.
   - Да,  спокойно согласился Рейф. Я не просил, чтобы меня увезли на Судно,
а наркотик в погребке на Берберийском берегу это не мой обычай напрашиваться
на годовую работу.
   - Год? Пенн выругался. Для меня это больше двух лет. Для Текса тоже.
   - Ты знаешь этот берег? спросил Муллени.
   - Не слишком хорошо, но прямо к северу от мыса есть место,  куда мы можем
заглянуть. Ночью есть риск напороться на риф, но, я думаю, мы проскочим.
   Гористый черный мыс отчетливо вырисовывался на  фоне уже начавшего сереть
в эти предрассветные часы  неба. Его обращенный к морю склон был  скалист  и
изъеден  дождями  и  прибоем.  Наблюдая  за  течением  и  выискивая взглядом
подводные  скалы,  Рейф  искусно  провел  шлюпку  меж  рифов  и  направил  к
усыпанному  серыми  валунами  берегу, где вода закручивалась, оставляя белую
рябь бурунов. Они выбросили вещи на узкий пляж.
   - Как насчет шлюпки? спросил Текс. Бросим?
   - Проруби дыру в днище и оттолкни от берега, посоветовал Рейф.
   С  моря пришел  туман, и  вскоре его  серая пушистая пелена  накрыла  всю
округу. Когда они оставили позади несколько  миль,  Рейф скомандовал привал.
Пени развязал мешок, который нес, и вытащил хлеб, инжир, кофе и кружку.
   - Выкрали из капитанских запасов, пояснил он.
   -  А выпить что-нибудь достал? Муллени потер темную щетину  на  массивном
подбородке.
   - Угу. Две бутылки рома. Знатная вещь. С Ямайки.
   - С тобой можно плавать, сказал Текс, опускаясь на корточки. Он посмотрел
вверх на Рейфа. Что будем делать дальше?
   - Я в  Вайоминг, Рейф  сломал  несколько веток и подбросил в  разложенный
Роком костер.
   - Я дал слово Родни и сдержу его.
   - Он доверял тебе.
   - Да.  И  я не  собираюсь  его  подводить. Как бы  то ни  было,  путь  до
Вайоминга долгий, а  мы должны  уйти  отсюда  как можно  дальше.  Нас  могут
искать. Бунт преступление, наказуемое виселицей!
   - Тебе приходилось когда-нибудь держать скот? - поинтересовался Текс.
   - Только в  детстве. Я родился в Новом Орлеане, рос около Сан  - Антонио.
Но Родни рассказал мне все, что мог.
   - Я дважды гонял стада в Додж, проговорил  Текс. - И однажды в  Вайоминг.
Мне понадобится работа.
   - Ты нанят, сказал Рейф.  Если  я когда-либо разживусь деньгами,  чтобы с
тобой расплатиться.
   - Я рискну, согласился Текс Бриско. Мне нравится твоя манера делать дело.
   - А я за золотые россыпи Невады, сказал Рок.
   - Это и мне подходит, проговорил Пени. Если Рок и  не нападет на жилу, то
уж охотой мы на еду себе заработаем.




   Среди  высокой  травы  не  было  видно  никакой  другой  тропинки,  кроме
проложенной ветром или скотом, инстинктивно стремящимся к  воде; и все же, в
то время,  как его длинноногая лошадка  бежала сбоку от  маленького стада, у
Рейфа Карадека возникло такое чувство, словно он возвращается домой.
   Это была земля, созданная  для человека, и человек не мог не полюбить  ее
обширная,  прекрасная  земля  волнующихся  трав  и  деревьев,  высоких  гор,
вздымающих  темные  на фоне  неба  вершины,  и  прямых,  стройных,  красивых
корабельных сосен. В седле Рейф чувствовал себя как дома, ибо почти полжизни
провел верхом;  вдобавок, эта  лошадь  с легким, пожирающим расстояния шагом
нравилась ему. Он выиграл ее в покер в Огдене вместе с седлом и уздечкой.  А
винчестер образца 1873 года,  новейшее  прекрасное ружье, купил  на  рынке в
Сан-Франциско.
   Ветер  шелестел в  траве, превращая ее зелень  в  переливающееся серебро.
Рейф услышал позади галоп и придержал коня. Бок о бок с ним остановился Текс
Бриско.
   - Теперь уже скоро, Рейф, сказал он, разыскивая в кармане табак и бумагу.
Расскажи мне подробнее об этом деле, ладно?
   Рейф  кивнул.  Клеймо Родни приобрел у человека по имени Шафтер Масон. На
нем стоит: Бар М. У Родни было две тысячи акров земли в Лонгвелли, купленных
у Красного Облака он хорошо заплатил  за эти пастбища  и держал на них скот;
на них  и  еще  на  четырех  тысячах  акров  за  пределами Лонгвелли. Хижина
находится близ входа в каньон Безумной Женщины.
   Под  залог  земли  Родни  занял  деньги  у некоего Брюса Баркова крупного
скотовода. Родни никогда ему не доверял, но в округе Барков был единственным
человеком, который мог дать взаймы нужную сумму.
   - И что ты  намерен  делать?  поинтересовался  Бриско,  следя глазами  за
стадом.
   - У меня нет твердых планов, Текс. Я не могу ничего  планировать, пока не
увижу, в каком  состоянии земли. Первым  делом нужно отыскать миссис Родни и
ее  дочь.  Только тогда мы  сможем  действовать.  Тем  временем  я собираюсь
продать этот скот и разыскать Красное Облако.
   -  Это  будет  не  просто,  сказал Текс.  Тут была  какая-то  заваруха  с
индейцами, а он сиу. Как раз сейчас большинство сиу воюют.
   - Это необходимо, Текс, проговорил  Кара-дек. Я  должен увидеться с ним и
объяснить все так, чтобы он понял. Он может стать надежным другом, а может и
коварным врагом.
   - Могут возникнуть вопросы и по поводу этого скота, холодно констатировал
Текс.
   -  Что  с  того? пожал плечами  Рейф. Все  это заблудившиеся животные; мы
выудили их из каньонов, где  много лет не появлялся ни один белый человек, и
поставили собственное клеймо. Мы гнали их  двести миль, так что здесь  никто
не  может иметь к нам  претензий. Кто бы ни разводил  скот там,  где  мы его
нашли,  он покинул  те места  давным-давно. Помнишь, что  рассказывал старый
траппер?
   -  Да,  согласился  Текс. Наши  права достаточно  основательны.  Он снова
взглянул на клеймо,  потом  с любопытством посмотрел на Карадека.  Человече,
почему ты не сказал раньше, что твой  старик владел  ранчо Си Бар?  Когда ты
сказал мне клеймить скот тавром Си Бар, меня как обухом по  голове стукнуло.
Дядя Джо понарассказывал мне  про сына  старика, который  еще мальчишкой был
ходячим  ужасом  с хвостом  колечком. Очень он был  с  револьвером  ловок...
Скажи-ка, Текс в упор уставился на Рейфа, не ты ли и есть тот самый парень?
   - Боюсь, что так,  согласился  Карадек. Для  мальчишки  я слишком  хорошо
владел револьвером. Была схватка с несколькими старыми врагами отца, а потом
мне пришлось удрать в Мексику.
   - Слыхал об этом.
   Текс повернул своего  гнедого, загнал  блудного бычка  обратно в стадо, и
они двинулись дальше.
   Рейф  Карадек  ехал  осторожно,  следя  за  местностью.  Это  была страна
индейцев. Чайены и сиу вели себя вызывающе с  тех пор, как Касте? появился в
Черных Холмах, являющихся сердцем индейской территории и почти священных для
племени  Равнин. Отсюда,  где пролегла  граница Лонгвелли,  начинались земли
Родни, и до  его хижины возле каньона Безумной Женщины оставалось  несколько
миль.
   Рейф тронул лошадь шпорой и легким галопом направил к голове стада. Когда
старый  траппер рассказал  им  про  этот  скот,  любопытство  понудило Рейфа
отправиться посмотреть.  Пасшийся  на зеленом дне  нескольких  соединяющихся
каньонов скот  выглядел  упитанным, а следам, приводившим в эти  места, явно
уже было несколько лет. Это был тяжкий, мучительный труд, но, в конце концов
им с Тексом удалось согнать и заклеймить триста голов, а потом и нанять двух
безработных ковбоев в помощь на перегон.
   Рейф опередил ковбоя,  рысившего в  голове стада,  и направился к полоске
деревьев туда, где  ручей Безумной Женщины, выбегая  из каньона, поворачивал
широкой плавной  дугой к середине долины, а  оттуда  дальше, вниз, орошая по
пути прекраснейшее пастбище из всех,  которые когда-либо  приходилось видеть
Карадеку.
   После долгого путешествия сквозь зной  пустыни и жару  гор здешний воздух
казался особенно свежим и  прохладным, напоенным благоуханием влажной травы.
Рейф  спустился  к  ручью  и  сидел  в  седле,  пока  лошадь  пила холодную,
прозрачную  воду.  Затем  вброд  переправился  через  ручей  и  поднялся  на
противоположный берег.
   Скамейка  возле  ручья,  поддерживаемая  подпоркой  спинкой  из  сосновых
жердей,  выглядела именно так,  как описывал Родни. Однако при  виде  хижины
губы Рейфа сжались от мрачного предчувствия нигде не видно и признака жизни.
Лошадь, почуяв беспокойство хозяина, перешла на рысь.
   Одного взгляда оказалось достаточно; хижина пуста и, очевидно, уже давно.
Рейф стоял в дверях, когда подъехал Текс. Бриско огляделся по сторонам:
   - Ну, сказал он, похоже, зря мы сюда тащились.
   Подъехали двое остальных Джонни Джилл и Бо Марш, оба техасцы. Не слезая с
седел,  они совершили поездку из Техаса в  Вайоминг,  оттуда направились  на
Запад, где у Соленых Озер  повстречали Рейфа и  нанялись перегонять стадо  в
Лонгвелли.  Джилл, человек лет тридцати, невысокого роста, с лицом, дубленым
как выделанная кожа, посмотрел вокруг.
   - Я знаю это место, сказал он.
   - Раньше это было ранчо  Родни. Потом его перехватил  парень по имени Дэн
Шют.
   - Теперь он хозяин.
   - Шют? Текс бросил взгляд на Карадека. Не Барков? Джилл покачал головой.
   -  Барков  прикидывается,  будто  помогает женщинам Родни,  да, только не
много хорошего он сделал. Но как бы то ни  было, здесь  хозяйничает Дэн Шют.
Опасный человек.
   - Ну, небрежно бросил Рейф, может быть, мы узнаем, насколько он опасен. Я
собираюсь поселиться прямо здесь.
   Джилл задумчиво посмотрел на него.
   - Нарываетесь на неприятности, мистер, сказал он. Но мне и самому Дэн Шют
никогда не нравился. У вас есть какие-нибудь права на  это пастбище? Ведь вы
именно сюда направлялись, верно?
   - Верно, согласился Рейф. И права у меня есть.
   -  Ну  Бо,  проговорил Джилл, закидывая ногу на седло, хочешь  дрейфовать
дальше  или останемся и посмотрим, как этот джентльмен будет разделываться с
Дэном Шютом?
   Марш улыбнулся. Улыбка у него была беспечная и заразительная.
   - Сходим на  берег, Джонни. сказал он.  Я  за  задержку. У Шюта есть один
здоровенный рыжий ковбой, который мне никогда не нравился,
   - Спасибо,  парни,  сказал  Рейф. Похоже,  у  меня  появились  работники.
Ближайшие несколько дней держите скот в хорошо  огороженном месте.  Я еду  к
Раскрашенной Скале в Пайнтед-Рок.
   -  Этот  город  принадлежит  Баркову,  сообщил Джилл.  Стоило  бы  слегка
прощупать Баркова  и Шюта.  Кое-кто из парней  намекал у костра,  что  здесь
ценностей  куда  больше, чем  видно на  поверхности. Этот  Брюс  Барков  тут
большая шишка, но если приглядеться, то кое-что не сходится.
   -  Может  быть,  предложил  Рейф,  поедешь  со  мной?  Пусть Текс и  Марш
управляются со скотом,
   Карадек  повернул  лошадь   к  Пайнтед-Року.  Он   проникся  симпатией  к
маленькому скотоводу почти сразу же, а потом и зауважал его на борту  Мэри С
. За недели, прошедшие после бегства с судна, Рейф  столько времени посвятил
обдумыванию проблемы ранчо Родни, что она стала как бы его собственной.
   Сейчас  наихудшие  опасения   Родни,   казалось,  подтвердились.   Семья,
очевидно,  покинула  ранчо,  и  им  завладел  Дэн  Шют.  Оставалось  узнать,
существовала ли  какая-либо  связь между Шютом  и Барковым, но Карадек знал,
что болтовня у походной кухни частенько имеет под собой основания,  а ковбои
зачастую видят людей лучше, чем те, кто судит о них по показному поведению в
городе.
   По дороге в Пайнтед-Рок  Рейф с любопытством изучал  окрестности и слушал
Джони Джилла. Маленький техасец проработал здесь два сезона и знал этот край
лучше многих.
   Пайнтед-Рок оказался обычным ковбойским городом. Двойной ряд обветренных,
украшенных  декоративными  фасадами каменных  и бревенчатых  домов,  большая
часть которых  никогда  не  знала краски;  двухэтажный отель  и  приземистое
каменное здание с вывеской Пайнтед-Рокский Банк. На улице стояли две тележки
и фургон на рессорах, а у коновязи привязано с  дюжину  верховых лошадей. Их
владельцы, судя по всему, расположились в салуне Националь.
   Джилл  подъехал  к коновязи,  слез  на  землю  и через седло посмотрел на
Карадека.
   - Здоровый детина,  что нас  рассматривает тот самый рыжий, который не по
вкусу Бо, негромко сказал он.
   Рейф не оглядывался назад до тех  пор, пока не привязал лошадь скользящим
узлом. Затем поправил револьверы  на обоих бедрах он носил  два револьвера с
рукоятками из орехового дерева. На нем была куртка из оленьей кожи, джинсы и
ботинки  со  шнуровкой.  Вслед  за  Джиллом  он  протиснулся  через  двери в
сумрачную прохладу Националя.
   ...Двое выпивали  у стойки; еще несколько сидело  за расставленными там и
сям столами.
   -  Виски, потребовал Джилл и тихо добавил:  Тот крупный, с черными усами,
что играет  в покер  Брюс  Барков. Рядом с  ним,  похожий на мексиканца, Джи
Бонаро, телохранитель Дэна Шюта.
   Рейф кивнул, поднял стакан и усмехнулся.
   - За Чарлза Родни! проговорил он отчетливо.
   Барков вздрогнул и  поднял  глаза.  Он  чуть-чуть  побледнел.  Джи Бонаро
медленно повернул голову точь-в-точь  ящерица,  следящая  за мухой.  Джилл с
Рейфом выпили, не обращая внимания на пристальные взгляды.
   -  Парень, сказал Джилл, и в глазах его запрыгали  чертики, ты не теряешь
времени, верно?
   Рейф повернулся.
   - Кстати, Барков, произнес он, где  я  могу найти миссис Родни и ее дочь?
Брюс Барков положил карты.
   - Если у вас к ним какое-то дело, спокойно проговорил он, я им передам.
   - Спасибо, ответил Рейф, но дело у меня личное.
   - В таком случае,  сказал Барков,  и глаза его потемнели,  я  вас огорчу.
Миссис Родни умерла. Умерла три месяца назад.
   Губы Рейфа сжались.
   - А ее дочь?
   -  Энн Родни,  осторожно  проговорил Барков, здесь в  городе.  Вскоре она
станет моей женой. Если у вас к ней какое-то дело...
   -  То я буду вести его с  ней, резко ответил Рейф. Внезапно повернувшись,
он покинул бар. Джилл последовал за ним. Маленький ковбой усмехнулся; на его
жестком лице обнаружились вдруг  морщины, вступавшие  в явное противоречие с
тридцатилетним возрастом.
   -  Однако,  босс, вы  их  зацепили.  Он  кивнул  на  здание через  улицу.
Давайте-ка попытаем  счастья в  магазине.  Родни  делал там  все  покупки, а
хозяин, Джин Бейкер, считался его другом.
   Магазин пропах  кожей, галантереей и всеми разнообразными и возбуждающими
ароматами, сопутствующими торговле. Обогнув  кипу джинсов,  Рейф  подошел  к
длинному прилавку, позади которого на полках можно было найти все что угодно
от перца до винтовочных патронов.
   - Где я могу найти Энн Родни? поинтересовался он.
   Седовласый хозяин бросил  на него быстрый  взгляд.  Затем кивнул направо.
Рейф повернулся и обнаружил, что  смотрит  в  большие, нежные,  темные глаза
стройной  девушки  в  ситцевом платье.  Губы тонко  очерчены,  темные волосы
свободным узлом  собраны на  затылке.  Она была  так красива, что у Карадека
перехватило дыхание.
   Девушка улыбалась; в глазах ее читался вопрос.
   - Энн Родни это я. Что вам угодно?
   - Меня зовут Рейф Карадек, мягко сказал он. Меня послал ваш отец.
   Лицо ее побелело так, что побелели даже губы.  Девушка отступила, опустив
руку на прилавок, словно искала опоры.
   -  Вы  пришли...  от   моего  отца?  Но  ведь...  Брюс  Барков,  который,
оказывается, следовал  за  ним, встал перед  Рейфом с побагровевшим от гнева
лицом.
   -  Вы  ее до  смерти напугали,  рявкнул он. Чего вы добиваетесь, явившись
сюда со своей выдумкой? Чарлз  Родни умер почти год назад!  Его убили  из-за
денег, которые были при нем. Уж не причастны ли вы к этому?
   Внезапно Рейф осознал, что на него пристально и озадаченно смотрит Джилл.
Карадек  понимал,  что  Джилл  знает его недостаточно  и потому вполне может
заподозрить в дурных намерениях.  Джин Бейкер  также холодно  изучал  его; в
глазах  торговца  явно проступало подозрение. Смотрела  на  него и Энн Родни
совершенно ошеломленная.
   -  Нет,  хладнокровно ответил  Рейф.  Я  не  убивал его,  но мне было  бы
интересно знать, что заставляет вас считать его мертвым?
   - Считать мертвым? Барков грубо рассмеялся. Я был с ним, когда он умирал!
Мы его  нашли возле тропы с пулями в теле.  Я принес сюда  его  вещи и отдал
миссис Родни.
   - Мисс Родни, начал Рейф, смогу ли я поговорить с вами наедине?
   - Нет, прошептала она. Я  не  хочу разговаривать с вами. Прийти ко мне  с
выдумкой! Чего вы от меня хотите?
   - Вас почему-то ввели в заблуждение, сказал Рейф. Ваш отец умер не больше
двух месяцев назад.
   -  Убирайся отсюда! приказал Барков, положив  руку на револьвер. Не знаю,
какие у тебя планы, но если хочешь себе добра, выметайся из этого города как
можно скорее.
   Энн Родни  резко  повернулась  и выбежала  из  магазина  через внутреннюю
дверь, ведущую в квартиру хозяина.
   - Вам действительно лучше убраться,  мистер, грубо сказал Джин Бейкер. Мы
знаем, как умер Родни. Три человека были при этом.
   Рейф Карадек повернулся и  вышел наружу. Он знал, что Джилл  последует за
ним.
   - Босс, сказал Джилл,  я  не трус, но обирать юную леди,  нет, это не  по
мне. Вам лучше сесть в седло и уехать.
   - Не  торопись с выводами, Джилл, посоветовал Рейф.  Советую поговорить с
Тексом.  Он был с нами и  знает  все о смерти Родни  не хуже меня. Если  они
принесли  сюда  его  вещи, значит,  за  этим  кроется куда  больше,  чем  мы
предполагали.
   Джилл топнул ногой по доске тротуара.
   - Текс был с вами? Черт побери, парень! Это меняет дело.
   -  Прежде  чем  разобраться во  всем,  нам  предстоит  провести настоящие
раскопки, Джонни! прибавил Рейф. Я тебе  не рассказывал,  что Барков  держал
закладную на ранчо Родни и что Родни расплатился по ней, а затем не вернулся
домой.
   Джилл взглянул на Рейфа, губы его сжались.
   - Тогда я скажу, что этот Барков подлый хорек. Давите его повяжем!
   - Еще рано, Джонни. Пока рано.
   Таких   осложнений  Рейф  не   предвидел.   Расскажи   он   о   подлинных
обстоятельствах смерти Родни, ему пришлось бы представить доказательства. Но
в таком  случае  он  мог быть  арестован за  бунт  на корабле, а  это  пахло
виселицей. От его  молчания зависела не  только собственная  жизнь, но жизни
Бриско, Пенна и Муллени.
   И все же выход должен был найтись.




   Яркие солнечные лучи словно  высвечивали  что-то в сознании  Карадека; он
начал  кое-что  понимать и  то, что понял,  удивило его. Если  какие-то вещи
Родни  возвращены  в   Пайнтед-Рок,  значит  те,   кто  возвращал  их,  были
осведомлены об обстоятельствах его похищения. Как иначе они могли заполучить
его имущество?
   Булли  Борджер зашанхаил себе  экипаж с помощью  погребка на Гонконг-Бол.
Таким образом избавлялись от людей отнюдь не впервые, и понятной становилась
злоба,  с какой  Борджер  избивал Родни. Без сомнения,  все  это было частью
плана,  направленного  на  то, чтобы  Родни никогда  не вернулся в  Америку.
Однако быть  убежденным  и суметь доказать совсем  не одно и тоже.  Земли на
Западе много.  Почему  же  тогда,  спросят люди,  Барков  пустился на  такие
ухищрения,  чтобы  приобрести  именно  этот  участок,  когда  рядом  пустуют
незанятые земли?
   На имевшейся у Рейфа квитанции стояла подпись Баркова, но  она могла быть
объявлена поддельной. Прежде всего, следовало найти мотив преступления кроме
стоимости  двух  акров  и денег, выплаченных по закладной. Конечно, людей не
раз убивали и  за  меньшее,  однако  Брюс Барков  не  был человеком, который
играет по мелочи.
   Карадек  закурил  и посмотрел  вдоль улицы. Он должен  учесть  и  другое.
Барков предупрежден.  На что бы  он на  ставил,  включая девушку,  его планы
будут  в опасности до тех пор,  пока  Рейф жив  или не покинул  страну.  Это
обстоятельство выступило  четко  и рельефно.  Барков  теперь  знал,  что ему
необходимо убить Рейфа Карадека.
   Рейф  отдавал  себе полный отчет  в ситуации. Его  жизнь  протекала среди
людей, безжалостно  игравших  по самым  высоким  ставкам.  Для него не  было
потрясением, что люди могут совершить не то, что  одно, хоть дюжину убийств,
если  это помогает достичь  желаемого.  И  он  знал, что  отныне должен быть
всегда начеку:
   Отправив Джилла  купить  пару вьючных лошадей, Рейф повернулся, и вошел в
магазин. Барков ушел, а Энн Родни все еще не было видно. Бейкер посмотрел на
него без малейшего намека на радушие.
   - Если у вас есть какое-нибудь дело, произнес он, изложите его и уходите.
Чарльз Родни был моим другом.
   - Ему нужны  были,  друзья поумней,  резко ответил  Рейф.  Я пришел  сюда
купить  припасы,  но  если угодно  можете  задавать  вопросы. Например,  где
доказательства того, что Родни был убит год назад? Несколько вещей,  которые
могли  быть  украдены?  И можно ли верить тем троим, что засвидетельствовали
его смерть? Если Родни поехал в Сан-Франциско  за деньгами, как оказались  у
него на пути Барков и другие?
   -  Это ни к селу, ни  к  городу, грубо  отозвался Бейкер. Что вам  нужно?
Говорите, я не откажу ни одному человеку в провизии.
   Карадек хладнокровно заказал все, в чем нуждался, понимая, что Бейкер его
изучает. Торговец казался озабоченным.
   - Где вы живете? внезапно спросил Бейкер;
   враждебности в его голосе, казалось, поубавилось.
   -  В  хижине  Родни  близ каньона Безумной  Женщины,  ответил  Карадек. Я
останусь  там  до  тех  пор,  пока не выяснится  вся правда. Если  Энн Родни
благоразумна, то не выйдет замуж, теряя тем самым права на собственность.
   - Шют не позволит вам там оставаться.
   - Я останусь. Рейф положил в карман коробку патронов. Я  буду именно там.
А когда вы закончите  задавать вопросы  себе,  поинтересуйтесь  у Баркова, у
кого находится неоплаченная, по его словам, закладная, позволившая Дэну Шюту
занять ранчо.
   - Он не хотел доставлять Энн неприятностей, защищаясь, сказал Бейкер.
   -  В  этом  отношении он  прямо-таки щепетилен,  Он  не  лишит  ее  права
пользования. Даст ей шанс заплатить.
   -  Раз   он  собирается  жениться  на  Энн,  зачем  же  лишать  ее  права
пользования? Рейф отвернулся от прилавка.
   - Если Энн Родни захочет увидеть меня, я ей все расскажу. В  любое время.
Я обещал ее отцу позаботиться о ней и позабочусь, нравится ей это или нет! И
вот  еще что, прибавил он,  всякий,  кто  утверждает,  будто  разговаривал с
Родни, когда тот умирал, лжет!
   Входная   дверь  распахнулась.   Обернувшись,  Карадек  увидел  смуглого,
похожего  на  мексиканца  человека,  на  которого  в  Национале  обратил его
внимание Джилл. Звали его Джи Бонаро.
   Улыбаясь  и показывая ровные белые зубы под  узкой полоской усов,  Бонаро
подошел к Рейфу.
   -  Не  повторите ли вы  этого  мне,  синьор? любезно  поинтересовался он,
засунув большие пальцы за ремень.
   - Почему  бы  и  нет? резко  отозвался  Рейф.  Не скрывая  презрения,  он
осмотрел вошедшего с головы до ног. Если ты один из тех, кто утверждает это,
то ты лжец. А если дотронешься до револьвера, я убью тебя.
   Пальцы  Джи  Бонаро  замерли над  рукояткой  револьвера;  он  пребывал  в
нерешительности;  происходящее  неприятно  удивило  его.   Этот  атлетически
сложенный незнакомец не испугался. Его зеленые глаза лучились таким холодом,
что  Бонаро стало  подташнивать.  С  тревогой он  осознал, что стоит на краю
гибели.
   - Ты один из них? спросил Рейф.
   - Да, сеньор, Бонаро кончиком языка провел по губам.
   - И где же, предполагается, это произошло?
   - Там, где он умер. На тропе, близ вершины Пайлот.
   - Ты  трусливый лжец, Бонаро. Тебя обманули ради чьей-то выгоды. На твоем
бы месте я дал  бы  задний  ход и осмотрел весь путь еще  раз.  Взгляд Рейфа
продолжал удерживать Бонаро. Ты говоришь, что видел его. Как он был одет?
   - Одет? Бонаро смешался.  Об этом никто его не спрашивал. Он не знал, что
ответить. А вдруг кто-нибудь ответит на этот вопрос иначе? Он растерялся.  Я
не знаю... Я...
   Он посмотрел на Бейкера и Карадека и сделал  шаг назад; глаза были  как у
загнанного животного. Этот  глядящий в упор рослый человек каким-то  образом
лишил  его уверенности в себе, уравновешенности. А ведь  Бонаро пришел сюда,
чтобы убить приезжего.
   -  Бонаро,  Родни  разговаривал со мной  несколько недель назад, спокойно
проговорил  Рейф.  Ты замешан  в хладнокровном  убийстве, Бонаро.  А  теперь
кругом и вон отсюда! Убирайся! И быстро!
   Рейф сделал  шаг  вперед; Бонаро  попятился и,  повернувшись, бросился  к
дверям. Рейф обернулся и взглянул на Бейкера.
   - Обдумайте  это,  посоветовал он.  Поверите ли  вы слову такого койота о
честном  человеке?  Кто-то  пытается  ограбить  мисс  Родни,  а вы,  поверив
неправдоподобной истории, тому способствуете.
   Джин Бейкер замер  столбом,  положив руку на прилавок.  Он никогда бы  не
поверил тому,  чему  только что  был  свидетелем.  Со  времени  появления  в
Пайнтед-Рок Бонаро убил двоих, а  этот незнакомец осадил его, не подняв руки
и не прикоснувшись к револьверу. Бейкер задумчиво потер ухо.
   Джонни Джилл встретил Рейфа перед магазином, держа на поводу двух вьючных
лошадей. Единственный беглый  взгляд сказал  Карадеку, что маленький  ковбой
сделал удачную покупку. Джилл вопросительно взглянул на Рейфа.
   - Я  что-нибудь упустил?  Я  видел,  как этот шютов  наемник  выскочил из
магазина, словно за ним гнался черт. У вас с ним была схватка?
   - Я его вызвал, но он отступил, сказал Рейф.
   Джонни   потуже  затянул  веревку   вьюка,  одновременно  краешком  глаза
поглядывая  на Карадека. Этот человек  явился в город и открыто объявил, кто
он и  зачем здесь,  причем  сделал  это быстрее,  чем когда-либо приходилось
видеть  Джиллу.  Ну-ну,  ухмыльнулся  Джонни  лошади.  Зачем,  спрашивается,
возвращаться  в  Техас?  И  здесь,  работая  на  этого  парня,  можно  стать
свидетелем изрядного шума...
   Пайнтед-Рок насчитывал точнехонько восемьдесят девять жителей, и к заходу
солнца появление Рейфа Карадека и вызов, брошенный им Джи Бонаро, обсуждался
каждым  из  них. Обсуждение велось шепотом, но история облетела весь  город.
Вместе со слухом о том, что Чарлз Родни жив или недавно был жив.
   К  ночи  Дэн  Шют  узнал,  что Карадек поселился  в доме Родни у  каньона
Безумной  Женщины, а часом позже  ворвался  в помещение, где спали ковбои, и
осыпал Бонаро такой отборной бранью, что тот побелел от злости.
   Брюс  Барков  был  встревожен и не  скрывал  этого,  совещаясь  с  Шютом.
Несколько обнадеживали их лишь слова Карадека о том, что Родни мертв.
   Джин  Бейкер, сидя  в  кресле  в  своей  квартире,  расположенной  позади
магазина,  чувствовал себя  крайне неловко. Он знал, что молчание  беспокоит
жену. Заметил  и то, что Энн тоже молчалива - явление необычное,  поскольку,
как  правило,  она  отличалась  весельем,  шутками, смехом.  Бейкеру никогда
раньше не приходило в голову, что в истории, рассказанной  Барковым, Вебером
и  Бонаро, может  быть  что-то не так. Он  принял ее на веру так много людей
было убито в пути  или  погибло  в схватках с индейцами. Случилась  еще одна
трагедия переселения на Запад, и он сделал то, что  мог: они взяли Энн Родни
в свой дом и полюбили как собственное дитя.
   А теперь появился этот незнакомец. Несмотря на все свое раздражение из-за
того, что  эта ситуация вообще возникла; невзирая на  то, что внешне  Бейкер
отверг доводы Карадека, внутренне он ощущал все растущее сомнение.
   Бейкера  можно было упрекнуть  в  чем угодно, кроме  несправедливости.  И
потому он был вынужден признать, что Бонаро совсем не  тот человек, которому
можно  доверять.   Многие  даже   подозревали,  что  он  -  аутло  [человек,
объявленный вне закона, разыскиваемый за какие-то преступления]. То, что Шют
его  нанял, было плохо и  само  по  себе;  но,  подумав о Шюте, Бейкер снова
забеспокоился. Смежные ранчо Баркова и Шюта окружали город с трех сторон. Их
покупки составляли не меньше половины оборота торговца.
   Выпивка ковбоев с этих ранчо поддерживала и салун Националь. Джин  Бейкер
всегда  считал  себя хорошим гражданином, живущим по  принципу  живи  и жить
давай другим. Но теперь он вдруг обнаружил, что обдумывает ситуацию, которая
ему совсем не нравится.
   Покуривая  трубку,  он не  без тревоги  и  сомнения пришел к выводу,  что
Пайнтед-Рок город Баркова  и Шюта.  Кандидатура Пода  Гомера на пост  шерифа
была  выдвинута  на  заседании муниципального совета  Барковым;  Джо Бенсон,
владелец Националя, поддержал ее, а Дэн Шют  спокойно предложил закончить на
этом прения.
   Джину Бейкеру Гомер никогда не нравился, но тот хорошо владел револьвером
и, разумеется, был  не робкого десятка. Бейкер проголосовал как все; как Пат
Хигли, как другой полноправный избиратель. Таким  же манером Бенсона избрали
мэром, а Роя Гаргана судьей.
   То, что город  фактически  находится  в  руках Баркова и  Шюта,  поначалу
вызывало  нарекания  и жалобы  мелких  землевладельцев;  однако за  жалобами
никакого действия  не  последовало главным образом потому,  что Стью Мартин,
возмущавшийся громче всех, упал с утеса, а несколькими неделями позже другой
мелкий  ранчеро, Ол  Чейз,  имел неосторожность ценой  своей жизни  выяснить
отношения с Бонаро.
   Рассматриваемая в этом  свете ситуация вызвала у Бейкера беспокойство. Он
зависел не  только от Баркова и Шюта;  их друг и  партнер Бенсон осуществлял
все поставки товаров в город.
   Закон,  таким  образом, был  полностью в руках  местного  самоуправления.
Солдаты расположенного  неподалеку  форта федеральной  армии преимущественно
были заняты  тем, что не  спускали глаз с  сиу и их союзников,  недовольство
которых росло из-за быстро множащихся лагерей золотоискателей в Баннаке и на
Ольховом Ручье, из-за прихода в Черные Холмы Кастера.
   Если здесь  что-нибудь  случится,  опасливо  подумал  Бейкер,  все  будет
улажено  на  месте. А это  значит все  будет улажено  Дэном  Шютом  и Брюсом
Барковым.
   Размышляя таким образом, он вспомнил  человека в замшевой куртке и черной
шляпе  с  плоской  тульей.  Была  в  Рейфе  Карадеке  некая  убедительность,
заставляющая усомнится в том, что кто-либо сможет с ним управиться.




   Рейф Карадек и Джонни Джилл в  молчании выехали из Пайнтед-Рока,  ведя на
поводу двух вьючных лошадей. Затем они свернули на тропинку поуже, петлявшую
между громадными валунами. Джилл чуть повернул голову.
   - Было бы неплохо уйти в холмы, босс, сказал он беззаботно.
   Карадек бросил на маленького ковбоя быстрый взгляд.
   - Хорошо. Веди, если хочешь.
   Джонни  ехал настороже,  с винтовкой поперек седла. Неплохая идея,  решил
Рейф. Он мотнул головой в сторону Пайнтед-Рока.
   - Что, ты думаешь, предпримет Барков?
   - Трудно сказать, пожал плечами  Джилл. А вот  Дэн Шют знает, что делать.
Если вы в самом деле знаете всю правду, он начнет охотиться за вами. Кстати,
как, по-вашему, все это было?
   - Джилл, по-моему, ты из тех, с кем можно переправляться чрез любую реку.
Я  расскажу  тебе все, но если  ты  когда-нибудь  проболтаешься, то повесишь
четырех хороших людей.
   Короткими  и точными  словами  Рейф описал историю  похищения Родни и его
самого,  все происшедшее на борту Мэри  С. вплоть до  смерти Родни и ночного
бегства.
   - Видишь? заключил  он. С их точки  зрения все  прошло без осечки.  Родни
отправлен  в море и никогда не вернется. Кроме  Баркова, никому не известно,
что деньги по закладной выплачены.
   Джилл кивнул.
   -  Родни оказался покрепче, чем кто-либо мог подумать, восхищенно добавил
он. Говоришь, он не падал духом?
   - Да. Похоже, им владела одна мысль выжить, чтобы попасть домой, к жене и
дочери.  Если, добавил  Рейф, жена  хоть немного  походила на дочь, то я его
понимаю.
   Ковбой усмехнулся.
   - Знаешь, Джилл, после недолгой паузы задумчиво сказал Рейф, одного я  не
могу взять в толк: чего ради им понадобилось именно это ранчо?
   - Вот и я  удивляюсь, согласился Джилл. Ранчо, конечно, хорошее,  если не
считать  того места у входа  в долину, где образуется что-то вроде купола, и
Безумная Женщина его огибает... Там ничего почти не  растет.  А в  остальном
хорошее ранчо.
   Рейф  Карадек и Джонни Джилл в молчании выехали из Пайнтед-Рока, ведя  на
поводу двух вьючных лошадей. Затем они свернули на тропинку поуже, петлявшую
между громадными валунами; Джилл чуть повернул голову.
   - Было бы неплохо уйти в холмы, босс, сказал он беззаботно.
   Карадек бросил на маленького ковбоя быстрый взгляд.
   - Хорошо. Веди, если хочешь.
   Джонни ехал настороже, с винтовкой поперек седла. "Неплохая  идея", решил
Рейф. Он мотнул головой в сторону Пайнтед-Рока.
   - Что, ты думаешь, предпримет Барков?
   - Трудно сказать, пожал плечами Джилл.  А вот  Дэн Шют знает, что делать.
Если вы в самом деле знаете всю правду, он начнет охотиться за вами. Кстати,
как, по-вашему, все это было?
   - Джилл, по-моему, ты из тех, с кем можно переправляться чрез любую реку.
Я  расскажу  тебе  все, но если ты  когда-нибудь  проболтаешься, то повесишь
четырех хороших людей.
   Короткими и  точными словами Рейф описал историю  похищения  Родни и  его
самого, все происшедшее на борту "Мэри С." вплоть  до смерти Родни и ночного
бегства.
   - Видишь?  заключил  он. С их точки зрения все  прошло без осечки.  Родни
отправлен в море и никогда не  вернется. Кроме Баркова, никому не  известно,
что деньги по закладной выплачены.
   Джилл кивнул.
   - Родни оказался покрепче,  чем кто-либо мог подумать, восхищенно добавил
он. Говоришь, он не падал духом?
   - Да. Похоже, им владела одна мысль выжить, чтобы попасть домой, к жене и
дочери. Если, добавил  Рейф, жена хоть немного походила на  дочь, то  я  его
понимаю.
   Ковбой усмехнулся.
   - Знаешь, Джилл, после недолгой паузы задумчиво сказал Рейф,  одного я не
могу взять в толк: чего ради им понадобилось именно это ранчо?
   - Вот и я удивляюсь, согласился  Джилл.  Ранчо, конечно, хорошее, если не
считать того  места у входа в долину, где образуется что-то вроде купола,  и
Безумная  Женщина его  огибает... Там  ничего почти не растет, а в остальном
хорошее ранчо.
   Путники  ехали меж  высоких  сосен;  кое-где  попадались  березы и осины,
листвой которых  шелестел легкий прохладный ветерок. Лошади шли медленно, не
торопясь, их копыта бесшумно ступали,  по  ковру  прошлогодней  хвои.  Тропа
серпантином вилась по крутому склону тенистого каньона,  достигая,  наконец,
дна, по которому, пенясь, бежал быстрый ручей. Пока  лошади пили, Рейф успел
заметить  форель в чистых  струях воды.  Над  его  головой красно-коричневой
стрелой мелькнула белка, а в кустах сплетничала о чем-то желтая птичка. Рейф
припал к ручью, и в это время комок песка с легким всплеском упал в воду.
   Карадек осторожно выпрямился. Винтовка  его  оставалась в притороченном к
седлу чехле, но на таком расстоянии вполне хватало и револьверов. Он мельком
взглянул на Джилла ни о чем не подозревая, тот подтягивал подпругу.
   Рейф глубоко вздохнул, подтянул джинсы и засунул  большие пальцы за  пояс
около рукояток револьверов. Он понятия не имел кто там был, но песок упал не
без причины.  Кто-то  должен стоять там,  в  ивняке за ручьем, чуть  ниже по
течению. Кто-то, наблюдавший за ними.
   - Готов? спросил Джонни, с любопытством глядя на манипуляции Рейфа.
   -  Почти.  Нравится мне это местечко, он болтал, что  в  голову взбредет,
надеясь  на  сообразительность Джилла.  Ковбой внимательно  смотрел на него.
Здесь было бы просто замечательно, окажись мы тут одни.
   И  в  этот  момент  он  заметил  в  гуще кустарника яркое  пятнышко  того
огненно-красного цвета, которое было здесь совершенно не к месту.
   Непохоже,  чтобы  это  был  ковбой, если  только не  мексиканец.  Скорее,
индеец.  Впрочем, кто бы  это ни был, если он хотел их застрелить, то лучший
шанс  был  упущен  когда  они с Джиллом  пили из  ручья. Поэтому  логично не
считать человека в кустах врагом.
   - Ты язык сиу знаешь? небрежно поинтересовался Рейф.
   - Немного.
   - Говори громко и скажи, что мы друзья. В ответ ни единого звука.
   - Я хочу осмотреть эти кусты, тихо проговорил Рейф. Что-то здесь не так.
   - Смотри! предостерег Джилл. Сиу очень хитры.
   Двигаясь  медленно,  чтобы  не возбудить  подозрений.  Кара-дек  переехал
ручей, затем  спешился. Из кустов не доносилось ни звука. Он направился вниз
по  течению, пробираясь между тонкими деревцами. Однако даже находясь совсем
рядом, он мог бы и не заметить ее, если бы не красная одежда.
   Это  была  молодая  индеанка,  тонкая и  темноволосая, с  большими умными
глазами. С одного взгляда Рейф понял, что она перепугана до смерти, знал он,
и что случается со сквау, которых находят некоторые белые. Он мог ее понять.
   Ноги  ее были вытянуты, и по следам на  траве  и береговом песке  Карадек
понял, что она ползла: одна нога у нее сломана ниже колена.
   - Джонни, негромко позвал Рейф; здесь молодая сквау.
   - Тогда  лучше побыстрее убраться отсюда. Сиу  очень подозрительны, когда
дело касается сквау.
   - Не раньше, чем я осмотрю ее ногу, отозвался Рейф.
   -  Босс, в голосе Джилла зазвучало  беспокойство, не делайте этого. Стоит
вам  до нее дотронуться, и она завопит, как  черт. Тогда я гроша ломаного не
дам за наши жизни.
   Рейф шагнул к девушке и улыбнулся.
   - Я хочу подлатать вашу ногу, мягко сказал он. Не бойтесь.
   Индеанка молчала,  глядя на него; Рейф приблизился и опустился на колени.
Девушка отпрянула  от его  прикосновения, и тогда Карадек заметил зажатый  у
нее в руке нож. Он улыбнулся и осторожно прикоснулся к месту перелома.
   - Найди-ка пару палочек, Джилл, попросил он. У нее  плохой перелом.  Чуть
тряхнет и может порваться кожа.
   Все так же осторожно  он совместил  кости. Девушка не проронила ни звука,
ничем не дала понять, что ей больно.
   - Ну  и  нервы, однако, пробормотал Рейф. Взяв срезанные Джиллом палочки,
он примотал их к ноге.
   Когда  они с Джонни посадили  девушку на лошадь, Джилл спросил  на  языке
сиу:
   - Далеко до индейского лагеря?
   Она  взглянула на  него,  затем  перевела взгляд  на Рейфа  и заговорила,
обращаясь исключительно к нему. Джилл усмехнулся.
   - Она говорит, что разговаривает с вождем.  Это вы, Рейф. Лагерь примерно
в часе езды к юго-западу, в холмах.
   -  Скажи, что мы доставим ее почти до места.  Рейф вскочил в седло, и они
повернули лошадей  назад,  на тропу.  Карадек ехал впереди, за  ним  сквау и
вьючная лошадь;  Джонни Джилл  с  винтовкой поперек седла замыкал процессию.
Проехав не больше мили, они услышали  голоса; из-за  поворота появились трое
всадников и круто  осадили лошадей.  Лица у  всей троицы  грубые, бородатые;
поначалу  они уставились  на  Рейфа, потом  перевели взгляды на девушку.  Та
неожиданно  резко  вздохнула;  глаза  Карадека  сузились.  К ним, усмехаясь,
приблизился рыжебородый всадник.
   - Вижу, ты заполучил  нашу голубку? Мы  уже пару  часов за  ней охотимся.
Хороша штучка, верно?
   - Да, поддержал его стройный мускулистый человек с острыми чертами лица и
сигаретой, прилипшей к губам, хорошо, что вы ее  нашли. Сейчас мы вас от нее
освободим.
   Все в  порядке, спокойно сказал  Рейф. Мы отвезем ее обратно в деревню. У
нее сломана нога.
   Обратно  в деревню! воскликнул рыжий, Мы отобрали  эту сквау  для себя  и
поставили  на  ней  свое  клеймо.  А ты  добывай себе  сквау  сам. Он кивнул
человеку с острым лицом. Возьми-ка повод, Бойн!
   Руки прочь от  повода! голос  Рейфа был холоден. Из-за таких дураков, как
вы, поубивают нас всех. Ее племя поймает вас за уши еще до ночи.
   Об этом мы  сами  позаботимся! настаивал рыжий, Бери ее, Бойн! Неожиданно
Рейф улыбнулся:
   - Если вы ищете драки, парни,  похоже, вы уже нашли. Не знаю, сколько  из
вас хочет умереть за эту сквау, но прежде, чем надумаете  отобрать ее у нас,
подберите себе место для могилы.
   Глаза Бойна злобно сузились.
   - Смотри-ка, рыжий, он прет на рожон! Через какой глаз мне загнать в него
пулю?
   Рейф Карадек спокойно сидел в седле, чуть заметно улыбаясь.
   - Думается, проговорил он, что вы  не слишком-то  разбираетесь в  драках,
парни. Вы  слишком скучились...  С  того места, где  я сижу, вас  можно всех
положить  одним выстрелом. Но я  не  пожалею двух.  Джонни,  обратился  он к
Джиллу,
   - если эти господа начнут дымить, бери на себя толстого. А рыжего и этого
Бойна оставь мне.
   Толстый  ковбой  заерзал на седле. Ему  стало неуютно при мысли,  что  он
стоит боком к Джиллу, являя собой превосходную мишень, тогда как самому ему,
чтобы стрелять, надо повернуться в седле едва ли не кругом.
   Глаза Бойна тверды и  беспечны. Рейф знал, что наблюдать надо  именно  за
ним. Револьвер у Бойна привязан низко, и было очевидно, что он считает  себя
профессионалом. Неожиданно Рейф понял, что парень сейчас выхватит револьвер.
   -  Стой! голос прозвучал, как удар бича. Бойн, держи руки на уровне плеч.
Ты тоже, рыжий.  Теперь поворачивайте лошадей и  назад по  дороге. Если хоть
один из вас попробует взяться за револьвер, я открою огонь из этого генри  и
разрежу вас на кусочки.
   Бойн злобно выругался:
   - На этот раз ты легко отделался, но мы еще встретимся! Рейф улыбнулся:
   Ну, конечно,  Бойн!  Только в следующий раз ты бы отвязал заранее ремешок
от   рукоятки  револьвера,  а?  Это,  конечно,   удобно,  когда  скачешь  по
бездорожью, но здорово мешает, когда оружие вдруг спешно тебе понадобится...
   Вздрогнув, Бойн посмотрел вниз. Револьвер, действительно, был  привязан к
кобуре  сыромятным  ремешком. С  лицом  бледнее змеиного  брюха  он коленями
поворотил коня и направился по дороге обратно.
   Бо Марш вышел из кустов с винтовкой в руке. Он улыбался.
   - Привет,  босс!  Знай я, что револьвер у него привязан, я предоставил бы
вам полную возможность его пристрелить. Этот хорек заслуживает. Это Ли Бойн,
телохранитель Дэна Шюта.
   Джилл рассмеялся.
   - Ну и  будут же  у нас сегодня гореть уши, парень! Рейф сегодня до упора
осадил двух людей Шюта! Марш улыбнулся.
   -  Я  подумал,  что вы  должны вскоре  вернуться, и вышел  поохотиться на
оленя. Он посмотрел на индеанку со сломанной ногой. Еще осложнения?
   - Нет, ответил Рейф. Эти люди охотились за ней. Убегая, она сломала ногу,
а мы наложили шины. Поехали!
   Тропа, ведшая из каньона в  каньон, мало-помалу  стала  ровнее. Очевидно,
это была  звериная  тропка, обнаруженная  индейцами и охотниками на  бизонов
намного раньше,  чем  здесь  появились возчики и ковбои.  Когда до хижины  у
каньона  Безумной Женщины оставалось еще несколько миль, индеанка неожиданно
заговорила. Джилл поглядел, на Рейфа.
   - Лагерь ее племени как раз за этим холмом, в Долине,
   - перевел он.
   Карадек кивнул и повернулся к девушке, ожидавшей его слов.
   - Скажи ей, проговорил Рейф, что мы владеем землей, которую Родни купил у
Красного  Облака.  Что мы  владеем  ею  пополам с  дочерью  Родни. Пусть она
передаст Красному Облаку, что мы живем близ Безумной Женщины и что мы
   друзья сиу.  Их сквау могут  быть с  нами в безопасности, а их лошадей не
станут угонять. Мы друзья Красного Облака и великих вождей народа сиу.
   Джилл говорил медленно, со значением, и девушка, выслушав, кивнула. Затем
она повернула лошадь и поехала через лес.
   - Босс, заметил  Джилл, у  нее наша  лучшая лошадь, за которую я заплатил
больше всего.
   - Забудь про это, улыбнулся Рейф. Девушка перепугана до смерти, но ни  за
что -не хотела этого показать. Лошадь не дорогая цена за то, чтобы доставить
ее домой. Я ведь уже говорил, что сиу лучше иметь друзьями, чем врагами.
   Когда  все трое подъехали к дому, Текс Бриско вносил в хижину два ведра с
водой.
   - Эта жратва выглядит соблазнительно, улыбнулся он.
   - Я съел уже столько мяса антилоп; что скоро сам начну скакать по прерии.
   Пока Марш  готовил, Джонни  рассказал  Тексу обо  всем, что случилось  за
время их поездки.
   -  А  здесь  никого не  было,  сказал  Текс,  когда Джилл  закончил  свое
повествование.  вчера  я  видел  трех  индейцев,  но  издали,  ближе они  не
подъехали. Сегодня вообще никого не было.
   Следующие три  дня Рейф посвятил исследованию ранчо. На пастбище  бродило
много  скота с клеймом "Бар М", причем  большинство  в  хорошем состоянии. В
любом случае здешние луга  могли прокормить  куда больше скота, чем  паслось
сейчас, а верхние луга Лонг-Вэлли было вообще почти не тронуты.
   Джонни  Джилл  и  Бо  Марш  рассказали,  что  могли,  о более  отдаленных
окрестностях.
   - На севере,  за Пайнтед-Роком и к западу от него горы  поднимаются почти
до девяти  тысяч  футов. Там прекрасные  охотничьи угодья,  лучше я нигде не
встречал, говорил Джилл. На юг, к концу долины, горы постепенно превращаются
в  холмы.  Там перевал к  истокам Бобровой реки. В тех  краях  тоже  хорошие
пастбища,  и пока что там никого нет.  А еще  дальше  могучая красная стена,
тянущаяся почти точно с севера на юг.  В  ней только один проход.  Несколько
человек могут удержать его против целой армии.
   Рейф обследовал перевал, ведущий к истокам Бобровой реки, и проехал вдоль
реки  вниз,  к  лугам.  Здесь  действительно  были отменные пастбища, и Рейф
подумал,  что  в  своих планах -на  будущее он должен  отвести им подобающее
место.  На  ранчо Карадек вернулся  вечером и,  сидя на крыльце после захода
солнца, посмотрел на Текса Бриско.
   - Ты перегонял сюда скот от самого Техаса?
   - Угу.
   - Как-то на судне  ты рассказывал о  панике в стаде. И  что потом удалось
собрать только полторы из двух тысяч голов. Часто такое случается?
   -  В  общем-то  да,  улыбнулся  Текс.  Паника  в дороге  - дело  обычное.
Сколько-то скота потеряешь, а порой  и соберешь  больше, чем  было. Ведь  на
равнинах к югу от Платта множество неклейменого скота собирай  хоть до самой
Канады, если хочешь.
   - А как ты думаешь, могли бы несколько человек отправиться туда и собрать
порядочное стадо? Бриско привстал и посмотрел на Рейфа.
   - Конечно, да. Но скот там одичавший, и эта работа для настоящих мужчин.
   - Может быть, предложил Карадек, мы попробуем этим заняться. Пожалуй, это
самый быстрый путь заполучить стадо. Или заработать деньги.




   Это  были дни  тяжелого, изнурительного труда, причем кто-то  один всегда
дежурил  в хижине,  наблюдая, не  появятся  ли всадники  Баркова  или  Шюта.
Карадек знал, что они непременно появятся с единственной целью избавиться от
него.
   Во время визита в Пайнтед-Рок он выложил карты на стол, но они не  знали,
что именно Рейфу  известно и как  будет выглядеть  в его  изложении  история
Чарлза Родни. Карадек знал, что Барков обеспокоен, и радовался этому.
   Ковбои ворчали, но Рейф неумолимо держал их на покосе и уборке сена. Зима
в  этих местах суровая, чтобы знать это, Карадек не нуждался в предсказателе
погоды. А терять поголовье он не хотел. Они не  старались свозить все сено в
одно место, на ранчо, а собирали его в большие стога на лугах и в каньонах.
   В каньоне,  ответвлявшемся  от Безумной  Женщины,  Рейф обнаружил  теплый
источник, судя по всему, незамерзающий,
   - разве что в самые сильные морозы, но и не настолько горячий, чтобы воду
нельзя было пить. Прекрасный водопой для скота.
   Индейцы не появлялись, казалось, они откочевали в другие края.
   Но как-то ночью Рейф услышал в коррале шум и фырканье лошадей. Он вскочил
с постели. В  соседней комнате  ругался  Текс. Вдвоем они  выскочили наружу,
опасаясь,  что кто-то  уводит  коней. Однако лошади  находились  в  коррале.
Выбежавший вслед за ними Бо Марш неожиданно воскликнул:
   - Посмотрите-ка, босс!
   Вместо пяти лошадей в  коррале стояло десять! Одна из них пегая, та,  что
они одолжили молодой сквау, но остальные
   - чужие. И отличные.
   - Будь я проклят! взорвался Джилл. Вернули нашу лошадь и еще по одной для
каждого из нас. Думаю, этот большой вороной для вас, босс.
   Когда  они  смогли осмотреть лошадей  при дневном  свете, Текс Бриско  не
сдержал восхищения:
   - Это  самый лучший обмен лошадьми, какой  я когда-нибудь видел! Я всегда
подозревал, что  сиу знают в лошадях толк, но теперь окончательно убедился в
этом.
   Рейф задумчиво изучал взглядом долину. Если не будет  дождей,  то впереди
еще месяц хорошего сенокоса. Да, зима предстоит суровая это было видно и  по
тому, что бобры строили хатки крупнее обычного и в более глубоких местах.
   Неожиданно Карадек принял решение.
   - Еду в Пайнтед-Рок. Хочешь со мной, Текс?
   - Да, техасец посмотрел на него, прикидывая что-то в уме, да, я непрочь.
   -  А  я? улыбаясь,  спросил Бо. В  прошлый раз ездил Джонни. Я тоже  могу
залить за воротник пару стаканов виски, который подают в "Национале".
   - Возьмите его,  босс, попросил Джонни.  Я здесь вполне управлюсь один. А
если он останется все равно выместит обиду на мне.
   - Хорошо. С утра сразу седлаем.
   - Босс,  Джонни  закинул  ногу  на ногу и  закурил.  Лучше я вам все-таки
скажу. Покуда я молчал,  но... Словом, два-три дня назад у излучины Безумной
Женщины  я  встретил пару ребят. Один  их  них  Рыжий  Блэйзер  помните, тот
здоровенный дуб, что был с Бойном?
   Рейф повернулся и вперил взгляд в маленького ковбоя,
   - Ну, сказал он, так что с ним? Джилл сделал глубокую затяжку.
   -Триггер  Бойн  просил  его  передать вам, что  как только  увидит  вас в
Пайнтед-Рок, он начнет стрелять без предупреждения.
   Рейф потянулся к столу и взял кусок холодной кукурузной лепешки.
   - Значит, он так и сделает.  Если успеет. Босс, взмолился Марш, если этот
Блэйзер брат того, которого вы видели в Пайнтед-Роке, отдайте его мне!
   -  Того,  которого  мы видели на крыльце "Националя"?  поинтересовался  у
Джилла Карадек.
   - Ага. Их пятеро братьев. И все с револьверами, Джилл  встал и потянулся.
Ну что, мне  здесь  будет  куда как  спокойно,  пока вы, мужчины, будете там
швыряться свинцом.
   Рейф вышел и направился к корралю.
   -  Как ты думаешь, он  хорошо владеет револьвером?  обращаясь  к  Джиллу,
полюбопытствовал Марш. Ответил ему Текс:
   - Парень, на  ранчо  Си Бар этот человек убил одного  из  самых быстрых и
опытных стрелков Техаса,  и сделал это, когда ему было не больше шестнадцати
лет. И еще  я ни разу не видел, как он стреляет, но если стреляет он так же;
как дерется, то я не завидую Триггеру Войну.
   В  Пайнтед-Роке  ничто не  предвещало  драмы  и  вспышки страстей.  Город
спокойно  нежился   в  лучах  утреннего  солнца,  распростертый  в  излучине
Рок-ривер. Да  и речка,  обычно представлявшая  из себя ревущий и  пенящийся
поток, решила на время успокоиться, и наслаждалась теперь солнечным теплом и
грациозными ивами, растущими по берегам.
   Сразу за ивняком стройными рядами  маршировали  стволы тоненьких березок,
настолько  одинаковых,  что  отличить  одну  от  другой было невозможно.  На
противоположном берегу купы горного ольшаника,  желтой  розы, и  антилоповых
кустов  карабкались  по  склону  холма,  словно  группа  разведки;  за  ними
следовали  тополя.  Через  несколько  недель, когда тополиная листва  начнет
менять цвет, Пайнтед-Рок обретет себе пылающий фон.
   Единственная улица Пайнтед-Рока  была  вообще единственным  упорядоченным
местом  города. Двадцать семь строений  обступили ее двумя ровными  рядами и
смотрели друг  на  друга через длинную, пыльную,  а во время  дождя  грязную
дорогу.
   В любое  время дня и  ночи  дюжина оседланных  лошадей  стояла у коновязи
перед салуном "Националь",  принадлежавшим Джо Бенсону. Встречались  здесь и
повозки, на которых приезжали за провизией владельцы мелких ранчо.
   Этим утром Брюс Барков сидел перед конторой шерифа,  погруженный в беседу
с Подом Гомером; разговор их длился уже больше часа.
   Гомер невысок ростом и плотен так, что расстояние от груди до спины почти
равнялось ширине плеч, хотя назвать его жирным никак нельзя. Предполагалось,
что  с  ним  лучше  не  связываться.  Кроме того,  Гомер  во  всех  случаях.
предпочитал оказываться на стороне победителя; он давно уже пришел к выводу,
что в городе  есть  только  одна сторона,  которой стоит держаться, компания
Брюса Баркова  и Дэна  Шюта.  В то же время Гомер  всегда отличался  умением
держать нос  по ветру,  и  потому нередко  испытывал замешательство, думая о
двух своих боссах. Они не испытывали взаимной симпатии. Они могли вести друг
с другом  дела или совместно предаваться развлечениям, одинаково смотрели на
многие вещи, но каждый хотел быть главным. И Гомер знал, что рано или поздно
ему придется выбирать между ними.
   Барков хитер и коварен. Он  планировал и организовывал. Он был человеком,
который не брезговал никакими средствами, если они позволяли добиться  цели,
но  когда  дело  пахло  преступлением  или  даже  мелким  нарушением закона,
держался на заднем плане. В других ситуациях он охотно выступал вперед.
   Дэн Шют принадлежал к  совершенно иному типу. Он был высок ростом и широк
в плечах.  Обычно он бывал  угрюм, нахмурен и груб.  Любые споры предпочитал
разрешать-не словами, а кулаком или револьвером, и мог убить человека так же
спокойно и быстро, как заклеймить теленка.
   Под Гомер понимал, что  Барков  будет в городе главным лишь  до  тех пор,
пока опирается на Шюта. Но если когда-нибудь  Барков  вызовет на себя вражду
напарника, то скрывающаяся до поры до  времени ярость побудит Шюта отбросить
партнера в сторону так же легко, как прихлопнуть муху. В каком-то-смысле оба
они использовали  друг  друга, но из них двоих именно Шют  был  человеком, с
которым следовало считаться.
   Однако  Гомер видел в деле и  Баркова. Он знал, какими  окольными путями,
как коварно осуществляет свои планы большой ранчеро,  с какой осторожность и
тщательностью подбирает и создает  себе друзей. В  форту его знали, он сумел
произвести  там  благоприятное  впечатление, а  если  хоть маленькая  толика
законности  и  притекала  в  Пайнтед-Рок  извне,  то только из рук командира
форта.  Зная  это,  Брюс  Барков  и   позаботился  поближе  познакомиться  с
гарнизоном.
   Большой вороной, на котором ехал Рейф Карадек, был мощным конем, и потому
всадник мог  ослабить поводья.  Сзади цепочкой  растянулись Текс Бриско и Бо
Марш.
   Рейф задумался в седле. Слишком много он повидал борьбы за существование,
чтобы не принимать всерьез людей, живущих на границе.
   Триггер Войн отважен и очень быстр с револьвером тип человека, который по
малейшему  поводу  готов ввязаться  в  драку с кем угодно и, в свою очередь,
всегда готов предоставить кому угодно возможность завязать драку с ним. Бойн
гордился  подобной репутацией и любил первенствовать во всем. Если он послал
Карадеку предупреждение, то лишь затем, чтобы подкрепить его делом.
   Не  меняя аллюра, Рейф направил вороного на горную тропинку. Большой конь
был лучшим из  всех, на  каких  ему  доводилось ездить.  Если уж сиу  делают
подарки так от всего  сердца. Никто из обитателей дома у Безумной Женщины не
был обойден вниманием, из чего следовало, что сиу наблюдали за ранчо Родни.
   Вороной, казалось, не чувствовал усталости. Впрочем,  и остальные  лошади
были столь  же хороши.  Рейф знал, что в горах  вряд  ли  сыщутся еще четыре
человека верхом на таких  превосходных лошадях. Он свернул на  пыльную улицу
Пайнтед-Рока и подъехал к коновязи, остальные последовали его примеру.
   - Держите  глаза  нараспашку, сдержанно  порекомендовал Рейф. Я  не  хочу
драки. Но если Бойн что-либо затеет, то это мой кусок мяса.
   Марш кивнул,  вышел на деревянные мостки тротуара и встал рядом с Бриско,
который быстро и внимательно оглядывал улицу.
   Джо  Бенсон  стоял  за  стойкой  в  баре. Он бросил на троих  посетителей
настороженный взгляд, потом заговорил с Бо, исподтишка разглядывая между тем
Текса Бриско. Не нужно было много времени, чтобы заметить, что Бриско
   жесткий человек и боец.
   Владелец  салуна и мэр города Бенсон  почувствовал, как в воздухе запахло
жареным.  Его  собственное будущее  и интересы  слишком тесно  переплелись с
будущим Баркова и Шюта.
   Конечно, когда Барков  женится на дочери  Родни, в их руках  окажутся все
права на ранчо. Тогда  они  станут хозяевами положения, а этих пришлых, если
они сумеют к тому времени  остаться в живых, можно будет выгнать на законных
основаниях.
   Карадек  допил  виски  и  взглянул  на  Бенсона.  Этот  взгляд  буквально
пригвоздил салунщика к месту.
   - Триггер Бойн передал, что ждет  меня, отрывисто сказал Рейф. Скажи ему,
что я в городе и готов.
   - Откуда мне знать Триггера лучше, чем любого другого посетителя? спросил
Бенсон.
   - Ты его знаешь. Скажи ему.
   Рейф поправил  револьверы на поясе и вышел из бара. Поблизости находилось
человек десять-двенадцать, но среди них не видно ни Война, ни  Блэйзеров. Он
направился к  магазину. Прикрывая его сзади, Текс остановился  возле столба,
поддерживавшего навес  над  входом в салун,  и небрежно  прислонился к нему,
попыхивая свисающей с губ сигаретой. Бо  Марш  сел  на стул около стены  и с
интересом разглядывал улицу.
   Рейф открыл дверь магазина и вошел. Завидел его, Джин Бейкер нахмурился.
   - Энн Родин дома? Бейкер заколебался.
   -  Да, ответил он наконец. Дома. Рейф зашел за прилавок  и, держа шляпу в
руке,, направился ко внутренней двери.
   - Не думаю, чтобы она хотела видеть вас, заметил Бейкер.
   - Ладно,  отозвался Рейф, Посмотрим. Он  шагнул за занавеску и очутился в
жилой  комнате. Энн  Родни шила и обернулась на звук шагов. Сейчас у нее был
совсем другой взгляд;  казалось, что-то  медленно повернулось у  нее внутри.
Этот крупный человек, принесший столь беспокойные  вести, действовал  на нее
возбуждающе. Учитывая свою помолвку  с  Барковым, она  испытывала  особенную
неловкость от его посещений.
   Брюс  утверждал,  что  этот человек обманщик, который надеется выманить у
нее деньги.  Но она кое-что знала о Джонни Джилле, ей случалось  танцевать с
Бо Маршем,  и была  уверена,  что  оба они  честные  люди. В Пайнтед-Роке их
любили и уважали. Стали бы честные люди связываться с обманщиком?
   - О, сказала она, вставая, это вы?
   Рейф   остановился  посреди  комнаты.  Рослый,  с   длинными,  волнистыми
волосами, он выглядел в своей замшевой куртке  весьма живописно; Энн решила,
что  он  даже  красив. Револьверы он  носил низко, кобуры были прихвачены  к
ногам ремешками, и она знала, что это означает.
   - Я  собирался подождать, отрывисто произнес он,  пока вы придете сами  и
начнете задавать вопросы.  Но вспомнив обещание, данное вашему отцу, я решил
придти сам, выложить карты на стол и рассказать все, как было.
   Она начала было что-то говорить, но он поднял руку.
   - Подождите, я не собираюсь  говорить  долго, так  как  на  улице у  меня
назначено  свидание,  на которое я собираюсь  явиться. Ваш  отец не  умер на
тропе,  ведущей  из Калифорнии. Его зашанхаили в  Сан-Франциско,  отвезли  в
бессознательном состоянии  на судно,  и он  вынужден был  работать матросом.
Вместе с  ним оказался там и  я. Все следующие месяцы мы  провели рядом.  Он
просил меня вернуться сюда и позаботиться о  его жене и о вас. Защитить вас.
Он умер на судне от побоев незадолго до того, как мы покинули корабль. Я был
возле него, когда он умирал; я сидел рядом с его койкой. Его последние слова
были о вас.
   Энн  Родни  замерла,  глядя  на  Карадека.  За  его  торопливыми  словами
чувствовалась правда, но как  можно было в эту правду поверить? Три человека
уверяли ее,  что видели, как умирал ее отец; за одного из них она собиралась
теперь выйти замуж.
   - Каким был мой отец? спросила она.
   - Каким? Рейф  нахмурился. Как может человек оценить другого? Я могу лишь
сказать,  что ростом он был около  пяти  футов и восьми или  девяти  дюймов.
Умирал он  почти совсем седым, но  когда я впервые с  ним встретился, у него
было лишь  несколько седых волосков. Лицом очень  походил  на  вас,  и глаза
ваши,  только не  такие  большие  и красивые. Он был человеком,  который  не
привык к насилию и не любил его. Запад пока что не подходит для таких людей.
Лет  через десять, когда  все здесь  утрясется, он занял  бы одно из ведущих
мест.
   - Это похоже на него,  все еще колеблясь, проговорила Энн Родни. Но вы не
сказали  ничего,  что не  могли бы  узнать здесь, услышать от людей, знавших
отца.
   - Вы правы, открыто признал Рейф. Но есть еще  кое-что, о чем вам следует
знать. Закладная на ранчо вашего отца оплачена.
   - Что? Энн выпрямилась. Оплачена? Что вы говорите?
   - Ваш отец одолжил деньги во Фриско  и выплатил  по закладной Баркову.  И
получил расписку.
   - Нет, я не могу этому поверить! Брюс сказал бы...
   -  Сказал бы? мягко  переспросил  Рейф.  Вы  уверены?  Она  посмотрела на
Карадека.
   - Что-нибудь еще?
   - У меня завещание  вашего  отца. Права на ранчо выправлены на ваше и мое
имя.
   Глаза ее расширились, потом сузились и в них засветилось подозрение.
   - Вот как? Теперь понятнее... Права на ранчо  моего отца, выправленные на
вас  и на меня... Другими  словами,  вы предъявляете  претензии  на половину
моего ранчо?
   - Пожалуйста, попросил Рейф, я... Она улыбнулась.
   -  Довольно слов, мистер Карадек. Согласна,  я почти начала  верить в то,
что за  вашей историей есть какая-то правда. По крайней  мере, я раздумывала
обо  всем  этом,  поскольку  не  могла  понять,  какую выгоду  для  себя  вы
преследуете. Теперь все стало на свои места. Вы  хотите заполучить  половину
моего ранчо.  Вы даже  поселились  в  моем  доме,  не  испросив на то  моего
разрешения.
   Она подошла к двери.
   - Очень жаль, но я  вынуждена попросить  вас  удалиться.  Я также  должна
попросить  вас  немедленно  освободить дом  у  Безумной  Женщины.  И  еще  я
настоятельно  прошу  вас  впредь  воздержаться от посещений  этого дома  или
каких-либо попыток увидеть меня.
   -  Вы слишком  поспешно делаете  выводы. У меня  нет ни малейшего желания
претендовать на  какую-либо часть ранчо! Я пришел только потому, что об этом
просил ваш отец!
   - Прощайте, мистер Карадек, Энн все еще держала занавеску откинутой.
   Рейф посмотрел  на нее,  и  на мгновение глаза их встретились. Она первой
отвела взгляд. Рейф резко повернулся и вышел в  магазин  в тот самый момент,
когда  дверь с улицы распахнулась, пропустив  Бо Марша.  Глаза Марша  горели
возбуждением и беспокойством.
   - Рейф, проговорил он, Бойн перед "Националем". Хочет тебя видеть!
   -  Разумеется, откликнулся Рейф. Я готов. Он направился к дверям, на ходу
поправляя револьверы, и услышал, как Энн спрашивала Бейкера:
   -  Что он хотел этим сказать? Зачем  его ждет  Бойн? Уже на улице до него
донеслись ответные слова Бейкера:
   - Триггер Бойн собирается убить его, Энн. Вам лучше уйти в комнату.
   Рейф  слегка  улыбнулся. Убить его?  Кто знает? Никто лучше  Карадека  не
понимал, какие ловкие  трюки выкидывает  порой человеческая  судьба,  и  как
часто  вопреки   всякой   справедливости  правый  человек  может  умереть  в
непредвиденное время и в непредвиденном  месте; никто не должен  выходить на
улицу с револьвером, не отдавая себе отчета в том,  что на этот раз он может
оказаться чуточку медлительнее, что его внимание в самый неподходящий момент
может быть отвлечено каким-нибудь пустяком.
   На освещенной  ярким утренним  солнцем  улице не  видно  ни  лошадей,  ни
повозок. Лишь  несколько  бездельников  слонялось  возле  почтовой  станции.
Шагнув  с  тротуара на  пыльную улицу, Рейф  краешком глаза заметил, как его
вороной резким взмахом хвоста согнал со спины муху.
   Триггер Бойн сошел с дощатых мостков в некотором отдалении и повернулся к
Рейфу. Вместо  того,  чтобы  двигаться  ровным, размеренным  шагом,  Карадек
стремительно зашагал ему навстречу.
   Триггер  шагнул с мостков  легко и беззаботно.  Сердце  учащенно билось в
груди, в душе  кипела  буйная жажда битвы. Этого  он  прикончит быстро.  Все
произойдет легко и просто.
   Он  остановился  посреди  улицы, как  вдруг  улыбка  сползла  с его лица.
Карадек размашистыми шагами  направлялся к нему, быстро  сокращая дистанцию.
Это  стремительное приближение лишило  Бойна  не только  внутреннего,  но  и
внешнего  спокойствия.  Все  было  неправильно. Карадек должен был двигаться
медленно и осторожно, в любой момент будучи готовым выхватить револьвер.
   Зная цену своей смертельной меткости, Бойн был уверен, что сможет уложить
человека с любого расстояния. Но увидев эту походку, он  сразу же понял, что
через несколько секунд Карадек окажется слишком близко, и тогда погибнет  он
сам. Одно дело, когда ты уверен, что убьешь человека, и совсем другое знать,
что  умрешь сам.  А  с  такого  близкого  расстояния  Карадек  уже не сможет
промахнуться!
   Бойн расставил  ноги,  глаза его полыхнули волчьей злобой, но мелькнула в
них и тень панического страха. Он должен остановить этого человека,  попасть
в него прямо сейчас! Рука его потянулась к револьверу.
   И  все же что-то  шло  не  так.  При всей своей скорости Бойн,  казалось,
двигался невероятно  замедленно, потому что  этот  другой, этот стремительно
надвигающийся человек в замшевой куртке и черной шляпе уже стрелял.
   Рука  Триггера  двинулась  первой,  и  за  рукоятку  револьвера  он  тоже
схватился  первым, а потом  уже увидел огненную розу, казалось, расцветавшую
на стволе большого черного револьвера в руке Рейфа Карадека.  Что-то ударило
Бойна в  живот,  и тело моментально  онемело  до  самых кончиков пальцев  на
ногах.
   С тупым упорством Триггер начал поднимать револьвер, глядя поверх ствола,
но оружие оказалось неимоверно тяжелым.  Надо  будет  достать поменьше... На
револьвере противника вновь  расцвела роза, и  что-то опять ударило  Бойна в
живот.
   Он начал  говорить, полуобернувшись к собравшимся у почтовой станции,  но
рот лишь беззвучно открывался и закрывался.
   Он хотел объяснить, что с ним происходит что-то не то. Ведь все же знали,
что  он самый  быстрый стрелок  в  Вайоминге  после Шюта. Всякий  это  знал!
Тяжелый револьвер  в  руке  Война дернулся, и он увидел пламя,  ударившее  в
землю. Он выронил револьвер, покачнулся и упал ничком.
   Он  должен встать.  Должен  убить этого чужака, этого  Рейфа Карадека. Он
должен встать.
   Онемение  распространилось от живота вверх,  и внезапно он ощутил себя  в
седле  на  спине  брыкающейся  лошади  чудовищной,  ужасной  лошади, которая
прыгала, кидалась из стороны  в  сторону,  а теперь  вдруг стала подниматься
вверх. Вверх! Вверх!
   Затем она упала на  землю,  и Войн  почувствовал, что вылетает из  седла,
распростершись  в  воздухе.  Лошадь  сбросила  его,  Сбросила  в  грязь.  Он
судорожно стиснул кулаки.
   Рейф  Карадек,   выпрямившись,  стоял  на  середине  улицы,  на   дорожке
дуэлянтов, сжимая рукой каштановую рукоятку  револьвера. Он бросил взгляд на
неподвижную фигуру, распростершуюся в пыли, затем  поднял глаза и осмотрелся
по сторонам быстрым, внимательным взглядом. И тогда какой-то подсознательный
инстинкт  предостерег его.  Легкая  дрожь занавески  и  между  занавеской  и
подоконником черная винтовочная мушка.
   Он поднял свой "сорок  четвертый",  и тяжелый револьвер  всей силой своей
отдачи толкнул  его  руку  как  раз в тот  момент, когда пламя  рванулось из
ствола  винтовки;  "сорок  четвертый"  опять  дернулся  в  руке Карадека,  и
винтовка  загремела по драночной  крыше  крыльца. Послышался  звук  рвущейся
занавески, и через подоконник  перевесилась голова и  плечи человека;  затем
показались ноги, и вот уже тело сползло с подоконника, медленно перекатилось
по крыше и, на мгновение задержавшись на краю, рухнуло наземь.
   Пыль  взметнулась вокруг  тела, потом  снова улеглась.  Джи  Бонаро резко
дернул  ногой, лицо его перекосилось. И больше покой улицы не  нарушался  ни
звуком, ни движением.
   Добрых  полминуты  зрители  хранили  молчание,   потрясенные  неожиданной
кульминацией, оглушенные невероятностью происшедшего. Джи Бонаро использовал
свой шанс и умер.
   Рейф Карадек медленно повернулся и направился к своей лошади. Молча сел в
седло,  повернул вороного и,  выпрямившись,  окинул улицу  жестким, холодным
взглядом,  который, казалось, остановился на каждом из присутствующих. Затем
вороной словно по  собственной воле повернулся опять. Медленным шагом, гордо
держа голову, он пронес своего всадника по улице к выезду из Пайнтед-Рока.
   За Рейфом  спокойно  и без улыбок следовали  Бо Марш и Текс Бриско. Как и
он,  они ехали  медленно,  как и он, они ехали гордо. Что-то  в  их  осанке,
казалось, говорило: "Нас вызвали, и мы явились. Полюбуйтесь на результат".
   В окне "Националя" жевал ус Джо Бенсон. Он смотрел на тело Триггера Война
сначала со смутным беспокойством, потом с раздражением.
   - Будь ты  проклят! пробормотал он  себе под нос.  Предполагалось, что ты
убийца. Так что же, черт возьми, у тебя не вышло?
   Пуля из револьвера Бойна или, на худой  конец,  из винтовки  Бонаро могла
поставить  точку,  заставить умолкнуть  сплетни,  рассеять  сомнения и  дать
возможность Баркову спокойно жениться на Энн. Вместо этого полная неудача.
   Бенсон  знал,  что теперь все  серьезно осложнилось.  Барков  споткнулся.
Теперь ему придется быстро думать и решительно действовать.




   Договор 1868 года, подписанный в форте  Ларами, запрещал белым пересекать
реку  Паудер, однако находки  золота  влекли  все  большее и  большее  число
золотоискателей на север. Там и сям  возникали  маленькие  городки  и лагеря
старателей. За ними следовали скотоводы, открывая богатые пастбища северного
Вайоминга, и несколько  стад уже  прошло по  пути,  впоследствии вошедшему в
историю под именем Техасской тропы.
   Атаки  индейцев  и  всеобщая   враждебность  заставили   многих  пионеров
отступить в более спокойные места, но  несколько наиболее отважных осталось.
Следуя в 1874 году за экспедицией Кастера, золотоискатели проникли в  Черные
Холмы, и сиу, всегда возмущавшиеся  любым  вторжением в  их охотничьи угодья
или любыми нарушениями их прав, собирались перейти от слов к делу.
   Имена  таких вождей, как  Красное Облако,  Тупой  Нож,  Безумная  Лошадь,
Сидящий  Бык  все  чаще  повторялись  в  разговорах на  границе.  Участились
сообщения о сборищах индейцев  в Холмах, и белые ездили всегда настороже и с
винтовкой  поперек седла.  Не меньше внимания, правда,  уделялось И слухам о
том,  что  первый  переход   уже  движется  по  бурной  Йеллоустон-ривер,  а
установление водного пути по верхней Миссури стало уже свершившимся фактом.
   Карадек и его  ковбои слышали лишь малую толику всех этих пересудов разве
что  от случайного золотоискателя или бродячего охотника. Но им и  не  нужно
было долгих разговоров, чтобы понимать, куда дует ветер.
   Дважды  до  них долетали  звуки винтовочных выстрелов, а  как-то раз  сиу
прогнали скот, похищенный с ранчо Шюта. Двое из ковбоев Шюта были уже убиты.
Скот  Карадека  не  тревожили. Его  оставили в  покое.  Направляясь в  любую
сторону, индейцы объезжали его земли кругом.
   Дважды ковбои  Рейфа  ездили  в Пайнтед-Рок и  каждый раз возвращались со
слухами о назревающем  восстании сиу. Несколько наиболее  робких  владельцев
продали свои  ранчо  и уехали.  Все это время Карадек жил  в  седле, избегая
чащоб, но со всем возможным вниманием изучая окрестности.
   Чем вызвался алчный  интерес Баркова к ранчо Энн Родни? Рейф понимал, что
должен  докопаться  до  причины  в  противном  случае  ему вряд  ли  удастся
объяснить  кому-либо,  зачем  Брюс  Барков пошел на такие  крайности,  чтобы
заполучить  ранчо, которое  стоило не больше,  чем окружающие  земли, а ведь
многие из них можно получить просто даром...
   Большую часть свободного времени Энн проводила в одиночестве. Хотя дела в
магазине шли прекрасно  и ей нередко приходилось стоять за прилавком, однако
в  оставшиеся  часы  мысли ее неизменно возвращались  к  Рейфу Карадеку. И к
тому, что в его словах могла заключаться правда.
   Энн  отгоняла  эти мысли,  как недостойные.  Если  бы  она хоть на минуту
признала честность Карадека, ей одновременно пришлось  бы согласиться с тем,
что  Брюс  Барков  бесчестен. Что он вор, а возможно,  и убийца. Образ  отца
неотвязно преследовал  ее.  Она думала об отце и  в тот момент, когда пришел
Барков.
   Красивый от природы,  Барков знал, как нравится женщинам.  Он  следил  за
своей внешностью, а костюмы его признавались лучшими в Пайнтед-Роке.  В этот
вечер  он,  казалось,  превзошел себя в  свежевыглаженном черном костюме,  с
аккуратно  подстриженными  усами. В  какой-то момент разговора Энн  помянула
Рейфа Карадека.
   - Его  рассказ  выглядел  таким правдивым, заметила она. Он  говорил, что
вместе с отцом был зашанхаен в Сан-Франциско и они близко сошлись на судне.
   - Рейф очень осторожен, прокомментировал Барков, и столь же опасен. Что и
доказал,  убив Бойна  и  Бонаро.  Они  с  Воином повстречались  на  ранчо  и
поспорили из-за какой-то индейской девушки...
   - Индейской девушки? Энн вопросительно посмотрела на него.
   - Да,  Барков нахмурился, словно предмет  разговора был ему неприятен. Вы
же знаете этих ковбоев. Похищают индианок,  держат  какое-то время у себя, а
потом отпускают или убивают. Вот и  Карадек тоже вез к себе молодую сквау, а
Бойн предлагал отпустить ее.
   Энн была  потрясена.  Ей  приходилось слышать  о  подобных случаях, но ей
трудно  было  поверить,  что  на  такое  способен  Карадек.  Хотя  что  она,
собственно, знала о нем? Карадек  волновал ее больше,  чем Энн отдавала себе
отчет. Невзирая на то, что этот человек, похоже, пытался завладеть ее  ранчо
или,  по  крайней мере, его  половиной; несмотря на  все, что в разное время
говорил о нем Брюс вопреки всему Энн не могла заставить себя поверить, будто
все это правда. Она отказывалась признаться себе, что ее  влечет к Карадеку.
Но  при  виде  его  Энн  слышала  немой  призыв.  Ей  нравилась  его  резкая
мужественность, его внешность, голос и, главное, его искренность. И в  то же
время...  Ведь убийство Бойна и Бонаро стало  предметом пересудов  для всего
города.
   Случай с  Бонаро она еще могла понять, памятуя о предшествовавшем эпизоде
в  магазине.  Но  никто не  знал,  почему  вызвал Карадека  Бойн.  Разгадка,
предложенная  сейчас  Барковым,  была  единственной.  Дуэль из-за  сквау! Не
понимая почему, Энн почувствовала негодование.
   Целыми  днями  дюжина ковбоев Шюта торчала в городе. Поговаривали  о том,
чтобы  линчевать Карадека, но  дальше  разговоров  дело не пошло. В ответ на
расспросы, Бейкер так объяснил Энн ситуацию:
   - Говорить они, конечно, могут, но только ничего у них не получится. Ни у
кого из этих парней не  хватит  духу поехать  к Безумной  Женщине и  открыто
выступить  против  Карадековой компании..  Вы  же знаете Джилла и Марша. Они
будут  драться  и  драться умело. Карадек показал свою меткость,  когда убил
этих  двоих  на улице. Не знаю, видели вы с  Карадеком еще  одного парня или
нет? Он из Техаса. Держу  пари,  он еще покруче Марша или Джилла.  Заметили,
как он носит револьверы?  Нет, никто не пойдет их  искать! Вот если  Карадек
столкнется  с  ними в  одиночку тогда другое  дело... Бейкер глубокомысленно
потер подбородок, Как бы то ни было, если только  им не повезет сверх всякой
меры,  долго  они не  продержатся. Это  индейская  территория, а  ни Красное
Облако, ни Человек, Боящийся Собственной Лошади не станут терпеть белых. Ваш
отец другое дело, он был для индейцев другом.
   По  настоянию Баркова  шериф  Под  Гомер  почтой направил  в  Шайенн,  на
телеграф, целую  серию  запросов. Рейф Карадек  явился  из Сан-Франциско,  и
Барков хотел  узнать  о нем  все, что можно. Больше того, он хотел выяснить,
каким  образом Карадеку удалось ускользнуть с "Мэри  С." Об  этом он написал
Булли Борджеру.
   Борджер  согласился  в  свое время взять  в море Чарлза  Родни,"чтобы там
заставить маленького ранчеро умереть,  унеся  с  собой  всю  правду об  этой
истории. Позволить Рейфу Карадеку  покинуть судно, а значит,  и выпустить на
берег  правду  такое  не  входило в  условия сделки. Наконец,  если Карадеку
действительно  удалось удрать  с  "Мэри  С.",  в этом  могло  крыться  нечто
противозаконное.  Барков  не собирался  оставить  неперевернутым ни  единого
камня.  А  тем временем  распространял  слухи о  том, почему Рейф  застрелил
Бойна.
   Ночи  становились все прохладнее. Карадек  продолжал сенокос. В свободное
от сенокоса и пастьбы время они пристроили к дому еще одну Комнату и возвели
ветрозащитную насыпь.  К счастью, дом  был удачно расположен, так что зимние
ветры не будут им слишком досаждать.
   Рейф выезжал с ранчо каждый день. Не раз ему случалось подстрелить, оленя
или лося. Мясо они вялили  и запасали на зиму.  Джилл нашел старый фургон, в
котором Родни  добрался сюда из Миссури,и починил его. Теперь им будет проще
доставлять припасы из Пайнтед-Рока.
   В  последнее утро месяца Рейф  подошел к  Джиллу, запрягавшему  лошадей в
фургон.
   - Выглядит здорово, заметил он. Ты потрудился на славу, Джонни.
   Джилл явно был доволен. Он кивнул на ступицы колес.
   - Посмотри на них! Не скрипнут!
   - Черт возьми!  Рейф посмотрел  на обильно смазанные  оси. А где ты добыл
смазку?
   - Там, в Холмах, что-то вроде источника. Я принес целое ведро.
   Рейф Карадек быстро взглянул на него.
   - Где этот источник, Джонни?
   - Это даже не источник,  озадаченно отозвался Джилл. Так, вроде дыры, вон
за тем холмиком. Вообще-то там нечего делать, но как-то я забрел и нашел эту
яму. Смазка в ней не хуже той, которую можно купить.
   Рейф поймал  и  оседлал вороного,  а  через час  уже подъезжал  к  голому
холмику,  на который указал Джилл. Это  действительно  был  не  источник,  а
просто яма, окаймленная редким мертвым тростником.
   Выход нефти!
   Нефть!
   Вот что  могло объяснить стремление Баркова и Шюта  завладеть именно этим
участком, желание настолько  сильное, что они  не  остановились  даже  перед
похищением  и убийством. Карадек  припомнил,  что  в  сорокалетней  давности
отчете Бонневилля о путешествии через эти места упоминалось о выходах нефти,
а лет десять назад даже пробурена скважина.
   Самым обширным  рынком для нефти служила фармацевтическая промышленность,
поскольку  нефть  являлась главным  ингредиентом так  называемой "британской
мази".
   Шестифунтовый шест  не достигал  дна нефтеносной ямы, хотя Рейф не думал,
что она намного глубже. Так  или иначе, в яме находилось несколько баррелей,
и  Рейфу  вспомнились  разговоры  о  продаже  нефти  по двадцать долларов за
баррель.
   Карадек вскочил в седло,  направил вороного вниз по тропе и быстро поехал
к  Холмам. Да, это вполне могло быть причиной и причиной вполне достаточной.
К тому же фармацевтика  лишь один из  возможных  рынков. В  смазке нуждаются
любые  механизмы.   И  вообще  весьма  вероятно,   что  в  будущем  нефтяная
промышленность приобретет немалое  значение. Интересно, как скоро  яма вновь
наполнится,  если   ее   опорожнить?   И  насколько   постоянно:  она  будет
наполняться? По крайней мере, на один из вопросов он вскоре найдет ответ
   Рейф  повернул вороного  на тропу,  ведущую  вверх,  вброд  пересек ручей
Безумной Женщины: и рысью направился по склону холма  к  дому. У коновязи он
заметил двух чужих лошадей. Навстречу с окаменевшим лицом вышел Текс Бриско.
   - Гляди в оба, босс! резко сказал он.
   Громоздкое туловище  Пода Гомера протиснулась  в дверь. Карадек, спокойно
объявил он, ты арестован. Рейф повернулся  к шерифу. Две лошади. Кто приехал
на второй?
   За что? спросил он. Мятеж? Неужели они узнали?
   За убийство, За то, что ты застрелил Джи Бонаро.
   -  Бонаро?  рассмеялся Рейф.  Ты хочешь  сказать, за  самозащиту?  Бонаро
прятался в окне с винтовкой в руках. Он собирался застрелить меня!
   -  Многие так  думали,  холодно кивнул  Гомер,  однако  никто, похоже, не
видел, чтобы  Бонаро целился в тебя. Мы располагаем лишь твоим утверждением.
Когда стали спрашивать свидетелей, все приобрело несколько  иной  вид. Прямо
скажем, странный. И теперь  уже многим кажется, что ты просто воспользовался
возможностью  безнаказанно  застрелить его.  Так или  иначе,  а  тебе  лучше
предстать перед судом.
   - Не надо, босс, посоветовал Бриско. Они и не думают устраивать суд.
   -  Лучше  не  сопротивляться,  спокойно  порекомендовал  Гомер. Внизу,  в
долине, ждут сигнала двенадцать  всадников Шюта.  Я оставил их там. Стоит им
услышать выстрелы, как они галопом ринутся  сюда.  Вы все понимаете, к  чему
это приведет.
   Рейф понимал. Это  означало смерть для  них  четверых.  Возможно,  Барков
возлагал надежды как раз на его горячность.
   - Ну, конечно, Гомер, спокойно произнес Карадек. Я поеду.
   Текс начал бурно. протестовать, а Джилл швырнул шляпу оземь.
   - Тогда отдавай револьверы, сказал Гомер, - и поехали.
   -  Нет, голос Рейфа звучал непреклонно. Револьверы останутся  при  мне до
тех пор,  пока  мы  не приедем в город. Если шайка Шюта  затеет, что-нибудь,
первым, кого я убью, будешь ты, Гомер!
   - Тебя не тронут, насупился Под Гомер. Я здесь закон. Поехали.
   - Гомер, злобно  сказал Текс!  Бриско, если с ним  что-нибудь случится, я
убью вас обоих и тебя, и Баркова.
   - Я тоже, хрипло проговорил Джилл.
   - И  я!  добавил Марш. Я  тебя достану,  даже если придется  стрелять  из
засады в спину.
   - Ну, ладно, сердито сказал Гомер. Это ведь только суд. Я говорил им, что
мне и самому все это не слишком нравится, но судья подписал ордер на арест.
   Он нахмурился. Им-то легко подписывать ордера, но если они думают, что он
позволит убить  себя ради  них, то здорово  ошибаются!  Под Гомер нахлобучил
шляпу.  Отсюда до угольных  копей Ланкашира очень  далеко, но порой  ему так
хотелось  снова  оказаться  в  Англии.  Взгляд  Бриско  ему  определенно  не
нравился... Нет,  сказал он себе, лучше  уж позволить Карадеку свободу  рук,
нежели рисковать. И  пусть Барков загребает жар собственными  руками.  Я  не
хочу, чтобы ковбои с "Бар М" охотились на меня
   Человек, приехавший на второй лошади, вышел из дома.
   Бо  Марш  следовал за  ним по  пятам. На  лице  молодого  ковбоя не  было
привычной улыбки,  а сопровождал он Брюса Баркова.  На мгновение  его  глаза
встретились со взглядом Карадека.
   -  Это простая  формальность, гладко  сказал Барков. В Пайнтед-Роке пошли
разговоры, и суд должен очистить атмосферу. И конечно же,  Карадек, если  вы
не виновны, нас немедленно освободят.
   - Вы в  этом уверены? язвительно спросил Карадек. Вы же  ненавидите меня,
Барков. Вели я и выйду живым из тюрьмы, то только по вашей ошибке.
   - Думайте, что хотите, пожал  плечами Барков. Я верю в закон и порядок. У
нас в Пайнтед-Роке хороший народ, и мы хотим, чтобы так оставалось и впредь.
Войн вызвал вас и это одно дело. Но Бонаро в дуэли не участвовал.
   - Нечего здесь спорить, вмешался Гомер, для это есть суд. Поехали.
   Текс Бриско, заложив большие пальцы  за пояс, спустился  с крыльца. Он  в
упор глядел на Гомера.
   -  Ты  не  нравишься  мне,  произнес  он  спокойно. Ты  ничуточки мне  не
нравишься. По-моему, ты желтый, как койот. И, по-моему, ты  прыгаешь  всякий
раз, как велит Барков.
   Гомер побледнел и отвел глаза.
   - У тебя не оснований затевать ссору! сказал он. Я только  исполняю  свой
долг.
   - Ну, протянул Текс, не отрывая жесткого взгляда от Гомера, значит так. Я
седлаю  и  еду  в город, придерживаясь холмов. И если шайка шютовых  ковбоев
затеет что-то, не премину заполучить шерифа... И, может быть, кое-что еще.
   - Это  что,  угроза? пренебрежительно поинтересовался Барков. А по-моему,
дешевая болтовня.
   Хочешь  посмотреть,  насколько дешевая? Текс явно провоцировал Баркова. В
глазах  его  полыхала ярость, ом жаждал  сражения. Хочешь, чтобы я сделал ее
дорогой?
   Брюс Барков  не был дураком, он не видел Текса Бриско в  деле, но во всем
облике высокого техасца сквозило нечто  холодное  и смертельно. Барков пожал
плечами.
   - Мы представляем здесь закон. Это что, сопротивление, Карадек?
   - Нет, сказал Рейф. Поехали.
   Трое повернули  лошадей и  шагом  начали  спускаться  к Лонг-Вэлли.  Текс
Бриско во мгновение ока оседлал свою лошадь. Увидев,  что техасец направился
к лесу. Под Гомер злобно выругался.
   Карадек  ехал  с легким  сердцем.  Сейчас ничего  не произойдет.  Он, был
убежден,  что  а намерении Баркова  входило  увезти его  с  Бар  М, в  лотом
объявить в городе, что ковбои Шюта отбили  Рейфа у представителей закона. Но
теперь он  был в, не  меньшей  степени;  уверен,  что  ничего  подобного  не
случится. Под Гомер, знает,  что винчестер  Бриско  находится на  расстоянии
выстрела.  Да  и  револьверы  Рейфа  на  своем месте.  И все же он  соблюдал
осторожность, держась  чуть-чуть позади шерифа.  Он посмотрел на Баркова, но
лицо ранчеро оставалось бесстрастным.
   Вскоре показались  ковбои  Шюта. Первыми, кого узнал  Рейф,  были  братья
Блейзеры.  Узнал он  -  и еще одного, по  имени  Джо Горман.  Рыжий  Блейзер
рванулся вперед.
   - Он пришел, пришел! Теперь мы ему покажем!
   - Назад, резко приказал Гомер.
   - Что? Рыжий яростно воззрился на шерифа. Кто сказал "назад"?
   -  Сдай  назад! повторил  Гомер. Мы везем  этого человека  на суд.  Рыжий
Блейзер расхохотался.
   Давай, ребята! завопил он. Повесим вонючку!
   Я бы тебе не советовал. Рыжий, спокойно произнес Карадек. Револьверы  при
мне.  Или  ты  быстрей, чем  Триггер Злобное  лицо Блейзера  побледнело,  он
повернул лошадь.
   - Эй! закричал он. Что за черт! Я думал...
   - ...что это будет совсем просто? докончил за него Рейф, протискиваясь на
своем  вороном  между  Гомером  и Барковым  и  выдвигаясь  вперед.  Запомни,
Блейзер! Когда бы вы ни попытались меня убить, я буду  с револьвером в руке,
ясно? Он уже настолько приблизился  к Блейзеру, что большой  вороной толкнул
лошадь  Рыжего. Вы  просто  стая  обезумевших  койотов! Хотите  суда  Линча?
Попробуйте, будьте вы  прокляты! Попробуй прямо сейчас.  Рыжий,  и я выброшу
тебя настолько нашпигованным свинцом, что ты  на  фут уйдешь под землю! Рейф
окинул взглядом толпу. Думаете, что это шутка? Это относится и  к каждому из
вас. А что до Гомера, так он знает: если вы захотите драки, он свое уж точно
получит.  В Холмах человек  с винчестером, и  если вы  полагаете, что  он не
сумеет вышибить  любого  из  седла, попробуйте  затеять что-нибудь.  В  этом
винчестере шестнадцать зарядов, и я видел, как то человек опустошал магазин,
подстрелив шестнадцать кроликов. У  меня два револьвера. Так что если хотите
заполучить меня начинайте. Может,  вам это и удастся,  но трупов здесь будет
куда больше, чем вы думаете!
   Джо Горман быстро сказал:
   - Берегись, ребята! На горе человек с винтовкой, я его видел!
   - Что это, к черту, значит? повторил Рыжий Блейзер.
   - Шутки  кончены,  коротко  ответил  Рейф. Можете  возвращаться  домой  и
сказать Дэну Шюту, чтобы он загребал жар своими руками. Револьверы при мне и
останутся  со мною впредь. На суд я явлюсь, но вы  не хуже  меня знаете, что
Бонаро получил  по заслугам.  Карадек  повернулся  к Блейзеру.  А тебе лучше
держаться от меня подальше. Больно уж ты рвешься накинуть пеньковый воротник
на шею человеку, которого считаешь беспомощным. А я терпеть не могу вонючек.
И никогда не любил.
   -  Не смей  называть  меня вонючкой!  взревел Блейзер.  Рейф посмотрел на
него.
   А я как раз и назвал, спокойно проговорил он.




   Целую минуту они смотрели друг другу в глаза. Рука Рейфа лежала на бедре,
в  каком-нибудь  дюйме  от револьвера.  Если  сейчас  начнется  пальба,  он,
конечно,  будет убит, но и Блейзер с  Барковым тоже. И  кое-кто еще. Карадек
ничуть  не преувеличивал, говоря о меткости Текса при стрельбе  из винтовки.
Взяв в руки огнестрельное оружие, этот человек становился волшебником.
   Рыжий  Блейзер  почувствовал  себя  в ловушке. С побледневшими губами  он
смотрел на Рейфа и видел  в его  взгляде холодную, неминуемую смерть. Больше
он не мог выдержать.
   - Да сделайте же что-нибудь, парни! взревел он.
   Джо Горман сплюнул.
   - Кончай болтать. Рыжий.
   - К черту все! Блейзер повернул лошадь, тронул шпорами и умчался галопом.
   Рука Брюса Баркова блуждала возле револьвера. Быстро вытащить, выстрелить
и человек умрет. Всего-навсего. Он закусил губы и согнул руку в локте. Гомер
схватил его за запястье. Не надо, Брюс! Не надо! Смотри
   там, наверху, Этот!
   Барков  повернул голову. Текс Бриско был на виду, винтовка оперта на сук.
С такого расстояния он не  мог промахнуться. Зато сам находился за пределами
дальности револьверной стрельбы.  Правда, кое у кого из шютовых ковбоев тоже
были при себе  винтовки, но все они скучились  на  открытом  месте, не  имея
никакого укрытия. Барков отдернул руку и повернул лошадь к городу.
   Рейф  Карадек выстоял один против всех. И заставил  их почувствовать себя
дураками. При  этом  Барков, как и все остальные, помнил, что в той  уличной
перестрелке Рейф сделал всего четыре выстрела, и каждый из них попал в цель.
   Когда кавалькада достигла "Националя", Рейф повернулся к Поду Гомеру.
   -  Начинай  суд,  спокойно  сказал  он.  Пусть  судебное  разбирательство
произойдет сейчас и здесь.
   -  Слушай-ка!  вскинулся   разъяренный  Гомер.  Ты  слишком  много   себе
позволяешь! Суд будет тогда, когда мы к нему как следует приготовимся.
   - Нет, возразил Рейф. Суд будет сегодня  после полудня. Сейчас. У вас нет
никакого расписания, которое бы из-за этого нарушилось. А у меня  есть дела,
которые  не  могут ждать. И я  ждать  не  стану. Или суд будет сегодня,  или
можете снова приходить меня арестовывать.
   - Кому это ты указываешь, что делать? сердито спросил Гомер. Я могу...
   - Тогда  прикажите  ему  вы, Барков.  Или он получает  указания  от Шюта?
Зовите  своего судью и  давайте  с этим кончать.  Брюс Барков сжал губы.  Он
видел, что  в дверях  магазина,  прислушиваясь к  происходящему, стояли Джин
Бенкер и Энн Родни.
   - Хорошо, сказал зло Барков. Зови судью сюда.
   Вскоре в помещение почтовой станции вошел судья Рой Гарган. Высокий, чуть
сутулый  человек с  лицом висельника и круглыми  глазами,  он  огляделся  по
сторонам,  потом подошел  к  столу и сел.  Брюс Барков выбрал  себе место  в
сторонке,  откуда  он мог одновременно видеть и судью, и  аудиторию. Заметив
это,  Рейф  Карадек  встал  так,  чтобы  видеть  обоих.  Барков  раздраженно
передвинул стул. Подняв глаза, он увидел, как в сопровождении Бейкера и Пата
Хигли  вошла Энн Родни. Он снова  нахмурился. Почему они не могли остаться в
стороне от всего этого?
   Мало-помалу собирались  зрители. Вошел Джо  Бенсон  и  сел  невдалеке  от
Баркова. Они переглянулись. Вопросительный  взгляд Бенсона привел Баркова  в
ярость. Если  они так много  хотели сделать, почему  не послали  кого-нибудь
вместе с ним?
   Барков поднял голову. В окне, справа и позади судьи, стоял Текс Бриско. В
тот же миг, как Барков заметил его, техасец приветственно поднял руку.
   - Эй, Джонни! Рад тебя видеть!
   Лицо Брюса Баркова  окаменело. Джонни  Джилл  и  Бо Марш оба  здесь. Если
будет разыгран какой-нибудь фокус,  от этого места останутся одни развалины.
Может, и прав был Дэн Шют если уж идти против  закона, так  выстрелить раз в
спину, и все  тут? Все, казалось бы, так тщательно продуманные планы Баркова
расправиться с Карадеком рушились на глазах.
   Было три удобных случая. Сопротивление, которое оправдало бы убийство при
аресте.  Попытка к  бегству, если  бы  он сделал  хоть  одно  подозрительное
движение.  И  суд  Линча,  совершенный ковбоями  Шюта. И все  три  опасности
Карадек сумел разгадать.
   Судья Гарган постучал по столу рукояткой револьвера.
   -  К  порядку! призвал  он. Суд начался!  Я назначаю жюри.  Шести человек
достаточно. Присяжными будут  Джо Бенсон, Том Блейзер, Сам Моусон,  Док Отто
и...
   - Заявляю отвод Джо Бенсону, прервал Карадек.
   - Кто здесь судья? нахмурился Гарган.
   - Предположительно,  спокойно  заметил Карадек,  вы. Предположительно  вы
осуществляете  закон. И предположительно в интересах  правосудия. Джо Бенсон
был свидетелем стрельбы и должен предстать перед судом в качестве свидетеля.
   - Кому ты говоришь, как судить? воинственно поинтересовался Гарган.
   - Разве  обвиняемый не имеет права  защищать себя? мягко спросил Карадек.
Он  поглядел на собравшихся.  Думаю, вы все  согласитесь, что когда человека
судят, и ему предъявлены серьезные обвинения, он имеет полное право защищать
себя.  Что  ему  должно  быть  предоставлено право  вызывать  и  допрашивать
свидетелей. Что  он  должен иметь защитника. Но поскольку суд не предоставил
мне  адвоката, и потому,  что  я  сам  так хочу, я буду  защищаться  сам.  А
теперь... Он оглянулся по сторонам. Судья назначил трех членов жюри. Я хотел
бы выбрать трех других присяжных. Я  хотел бы видеть на их месте Пата Хигли,
Джина Бейкера и Энн Родни.
   - Что? взревел Гарган. Пока я в суде, женщины не будут присяжными!
   -  Похоже, Ваша честь, вы не знакомы с  законами штата Вайоминг. Законом,
одобренным  в  декабре  1869  года, первое  законодательное  территориальное
собрание  даровало женщинам  равные  с  мужчинами  права. В  Ларами  женщины
заседают в  составе  жюри с 1870 года,  а в этом году  одна  из них  избрана
мировым судьей, голос Рейфа звучал ровно.
   Гарган сглотнул:  он  явно  чувствовал  себя неуютно. Барков  выпрямился,
собираясь что-то сказать, но не успел и рта раскрыть, как Карадек предложил:
   -  Насколько я знаю, жюри  выбирается совместно обвинителем и защитником.
Поскольку суд  взял на  себя  назначение жюри, я лишь предложил в его состав
трех достойных  граждан города, которых  искренне уважаю. Полагаю, что никто
из  этих троих  граждан, как это  ни прискорбно,  не  может  считаться  моим
другом. Конечно,  прибавил он, если суд  возражает против какой-либо из этих
трех  кандидатур,  если суду известно о них что-нибудь  порочащее,  я возьму
свое  предложение назад.  Он  повернулся и в упор посмотрел на Баркова. Или,
может быть, мистер Барков возражает, чтобы Энн Родни была членом жюри?
   Барков  выпрямился, к  лицу  его  прилила кровь.  Он  прямо-таки кипел от
злости. Все шло не так. И почему все так повернулось? Он остро чувствовал на
себе взгляд Энн, видел, как покраснела она, заметив его колебания.
   - Нет, яростно  отозвался он. Конечно же, нет. Пусть  она займет  место в
жюри, и давайте начинать!
   Под Гомер  развалился на стуле, цинично наблюдая за развитием событий. Не
без некоторого любопытства он посмотрел на Баркова. Планы и сговоры рушились
на глазах. А  ведь это была его, Баркова,  идея публично судить  и  прилюдно
повесить.
   -  Вы обвинитель? обратился к Баркову Гарган. Барков встал, проклиная про
себя затею, приведшую  к скверной  ситуации. Как ни неприятно  сознавать, но
первый раунд Карадек выиграл. Вот и сейчас при назначении жюри.
   - Ваша честь, начал Барков, и джентльмены, члены жюри. Вы все знаете, что
среди  нас нет  юристов. Цель нашего  суда  поддерживать соблюдение закона и
порядка в нашей общине,  и  так будет до тех  пор,  пока все  на  этих новых
землях не будет  как следует организовано.  Обвиняемый участвовал  в дуэли с
Лемюэлем  Воином, известным также под прозвищем  Триггер  Бойн. Бойн  вызвал
обвиняемого  причины некоторым из присутствующих  известны  и Карадек принял
вызов.  Во  время дуэли  на улице Карадек попал в  Война и  убил его. Однако
почти в тот же самый миг он поднял револьвер и застрелил Джи Бонаро, невинно
наблюдавшего  за  дуэлью  из  окна.  Если  это  не  будет наказано, то любой
окажется вправе застрелить всякого, кто ему не понравится, в любое время и в
любом  месте,  зная,  что все  ему  сойдет  с рук.  Мы все слышали  уверения
Карадека, будто у Бонаро была винтовка, и тот собирался в него стрелять. Это
могло бы послужить  оправданием, но только не в данном случае. Мы знаем, что
Карадек поссорился с Бонаро в магазине и тогда  же почти ввязался в драку. Я
считаю, что Карадек виновен в умышленном убийстве и подлежит повешению.
   Барков повернул голову и дал знак Рыжему Блейзеру.
   - Встань,  Рыжий,  и  расскажи жюри, что тебе  известно.  Рыжий подошел к
стулу, игравшему роль скамьи для свидетелей, уселся и, вытянув ноги, засунул
за пояс большие пальцы. Он был  небрит и непричесан. Перекатив во рту жвачку
и сплюнув. Рыжий заговорил:
   - Я видел, как этот Карадек  застрелил Война.  Затем он раз, два со своим
револьвером и застрелил Бонаро, который стоял себе в окне и смотрел.
   - Делал ли Бонаро какие-либо движения, которые Карадек мог  бы принять за
угрозу?
   -  Ему? Рыжий  широко  раскрыл  глаза.  Ну уж нет.  Джи просто стоял там.
Карадек его попросту боялся, а тут представился шанс убить безнаказанно, вот
и все.
   Рейф задумчиво посмотрел на Баркова.
   - Мне показалось,  или свидетель действительно не присягнул, как положено
на суде? Или совесть его слишком нежна в вопросах лжесвидетельства?
   - А? Блейзер приподнялся. Что он говорит? Барков покраснел.
   - До сих пор это не было здесь принято, но...
   -  Пусть  присягнет, спокойно потребовал  Карадек. И пусть  повторит  все
сказанное под присягой.
   Он подождал,  пока  все  это было сделано,  но когда Рыжий  уже собирался
покинуть свидетельское место, остановил его.
   - У меня есть несколько вопросов к свидетелю.
   - А? воинственно вопросил Рыжий. Разве я обязан отвечать на его вопросы?
   - Да, обязан, голос Рейфа был совершенно спокоен. Вернись на место.
   - Я должен? повернулся к Баркову Рыжий и тот кивнул утвердительно.
   "Если бы можно было как-то выскользнуть из этой истории!" подумал Барков.
Он начинал смотреть на Карадека совсем другими глазами.
   Рейф встал и обратился к жюри.
   - Джентльмены, сказал он,  никто из вас хорошо меня не  знает.  Никто  из
нас,  как справедливо  отметил  Барков, не  знает,  как  в  точности  должен
проводиться  суд. Все, чего мы хотим это установить истину. Только что Рыжий
Блейзер  показал,  что я  застрелил человека,  который ничем не угрожал мне.
Свидетель утверждает, что Бонаро просто стоял в окне и наблюдал.
   Карадек задумчиво  посмотрел на Блейзера. Потом подошел к нему, присел на
корточки  и  заглянул в  глаза,  сначала  с  одной стороны,  лотом с другой.
Блейзер вспыхнул.
   - В чем дело? заревел он. С ума ты сошел, что ли?
   -  Нет,  ответил  Карадек.  Просто  смотрю  на твои глаза.  Мне любопытно
посмотреть на человека, способного видеть сквозь потолок и драночную крышу.
   -  А?  вылупил  глаза Блейзер.  Члены  жюри  зашевелились,  но  у Баркова
сузились глаза, а в зале повисла настороженная тишина.
   -  Ты видно, забыл, Рыжий, продолжал Карадек. Когда я убил Бойна, вы были
в "Национале". Ты  стоял позади Джо Бенсона.  Ты был первым, кого  я увидел,
оглянувшись. Ты мог видеть меня, мог видеть  Бойна, но ты не мог видеть окна
второго этажа в доме через улицу.
   Кто-то крякнул, а Пат Хигли улыбнулся.
   - Похоже, он  прав,  спокойно  проговорил Пат.  Я как  раз стоял  рядом с
Рыжим.
   - Точно! закричал кто-то из  задних рядов.  Блейзер  пытался улизнуть, не
заплатив за выпивку, а Джо Бенсон его остановил!
   Все засмеялись,  а красный, как рак, Блейзер пытался  разыскать  взглядом
говорившего, но не сумел. Улыбаясь, Рейф повернулся к Баркову.
   - У вас есть другой свидетель?
   Вопреки  собственному  желанию  Энн  восхищалась  Рейфом  Карадеком,  его
манерой держаться,  умением владеть  собой. Ее  любопытство было возбуждено.
Что он за человек? Откуда?  Где вырос? Был ли он  просто бродягой или совсем
иным?  Его   речь,  если   не  считать  характерного   техасского  выговора,
свидетельствовала   о  полученном   некогда   воспитании   и,  может   быть,
образовании.
   - Мой следующий свидетель Том Блейзер, заявил Барков. Пусть присягнет.
   Том Блейзер, громоздкий рыжий детина, еще  крупнее, чем  Рыжий, подошел к
свидетельскому месту. Во взгляде его сквозила враждебность.
   - Вы присутствовали при дуэли? спросил Барков.
   -  Чертовски  правильно,  я ее  видел, проговорил  Том, глядя на Рейфа. Я
видел, и я не был в салуне. Я был на улице!
   - Вы могли видеть Бонаро?
   - Разумеется, мог.
   - Поднимал ли он винтовку?
   - Уж точно нет!
   - Делал  ли  он какие-либо движения, из которых можно было  бы заключить,
что он собирается стрелять?
   -  Нет.  Никаких.  Отвечая на  каждый  вопрос, Том  Блейзер  торжествующе
поглядывал на Карадека. Барков повернулся к жюри.
   - Ну, вот. Полагаю, этого свидетельства достаточно. Думаю...
   - Пусть задаст свои вопросы Карадек, сказал Пат Хигли. Мы хотим выслушать
обе стороны.
   Рейф встал, подошел к Тому Блейзеру, затем взглянул на судью.
   -  Ваша честь,  я хотел бы задать вопрос одному из присутствующих в зале.
Он может быть приведен к присяге или нет, на ваше усмотрение.
   Гарган  колебался. До сих  пор судебные разбирательства всегда  проходили
гладко. Заседания катились по рельсам, возражения отметались, да и что могли
сделать  бессловесные мелкие ранчеро  или другие,  оказывавшиеся  на пути  у
Баркова и Шюта?.. Но в этом случае надо было подготовиться получше.
   - Хорошо, вымолвил судья, наконец. И в тоне, и в выражении  лица сквозило
дурное предчувствие.
   Карадек  повернулся  и  посмотрел  на,  невысокого коренастого мужчину  с
каштановыми с проседью усами.
   - Грант, спросил он, какие занавески у вас на окне комнаты над лавкой?
   - Там нет занавески, поднял глаза Грант. Там одеяло.
   - Окно занавешено им все время?
   - Разумеется. Иначе  комнату  слишком нагревает солнцем. При занавешенном
окне прохладнее.
   - В день дуэли оно тоже было занавешено?
   - Конечно.
   - Где оказалось одеяло после стрельбы?
   - Оно висело на подоконнике часть внутри, часть снаружи.
   Рейф повернулся к жюри.
   -  Мисс  Родни  и джентльмены,  я  полагаю, что свидетельство  не требует
комментариев. Окно  было  занавешено одеялом. Когда Бонаро упал  после моего
выстрела, он перевалился через подоконник, сорвав одеяло. Согласны?
   - Конечно, подал  голос  Джин Бейкер. Убийство из-за  угла было  вполне в
духе Бонаро. Не будь окно занавешено одеялом,  Бонаро не смог бы при падении
частично вытащить его наружу.
   - Совершенно  справедливо, Рейф повернулся к Тому  Блейзеру.  Твои  глаза
столь же  удивительны,  как  у  твоего  братца.  Ты способен  видеть  сквозь
шерстяное одеяло!
   Блейзер привстал, лицо его налилось кровью.
   - Слушайте, я вам скажу...
   -  Подожди-ка  минуту, перебил  его Рейф,  наставив  палец  прямо в  лице
Блейзеру.  Ты  не  только  лжесвидетель,  ты  еще  и вор!  Что  ты сделал  с
винчестером, который Бонаро уронил из окна?
   - Это был не винчестер! яростно взревел Блейзер. Это был "генри"!
   По выражению лица Баркова Блейзер  понял,  что  проговорился. Он привстал
было, потом снова опустился на стул, сердитый и сконфуженный.
   Рейф Карадек повернулся к жюри.
   -  Свидетель поклялся,  что у Бонаро  не было винтовки, однако только что
засвидетельствовал, что винтовка, которую Бонаро уронил, была марки "генри".
Мисс  Родни  и  джентльмены,  я  собираюсь просить  вас  рекомендовать  суду
прекратить   дело,  а  также  арестовать   Рыжего   и  Тома   Блейзеров   за
лжесвидетельство.
   - Что? вскочил со стула Том Блейзер. Арестовать? Меня? Ну, ты...
   Он прыгнул,  замахиваясь громадным кулаком с намерением ударить наотмашь.
Рейф Карадек шагнул ему навстречу, ударом левой разбил губы, а правой свалил
с ног. Потом посмотрел на судью.
   - А это, я думаю, спокойно заметил он, является оскорблением суда.
   Пат Хигли резко встал.
   -  Думаю,  Гарган, вам  лучше прекратить  это  дело. У  вас  нет  никаких
доказательств,   ничего,   хоть  отдаленно   напоминающего   доказательства.
По-моему, все  знают, как вел себя  Карадек во время столкновения с Бонаро в
магазине. Захоти  он  застрелить  Бонаро,  у  него  еще  тогда  была  полная
возможность.
   - Дело  прекращено,  сглотнув, проговорил Гарган. Брюс Барков  поспешил к
Энн  Родни. Она же смотрела на Рейфа Карадека.  Какое  тонкое лицо!  И какая
сила! Как чувствуются в нем характер и искренность! Вздрогнув, она очнулась.
Брюс говорил ей;
   - Гомер уверил меня, что располагает доказательствами, иначе я  бы в этом
деле не участвовал. Он несомненно виновен, но уж очень скользкий тип.
   Энн посмотрела  на  Брюса Баркова и неожиданно  он  предстал ей  в совсем
новом, непривычном свете.
   - Он может быть виноват в чем угодно, язвительно проговорила она. Но если
когда-нибудь бывал самый бесчестный,  состряпанный процесс, то он только что
закончился. И всем  в городе это известно. На вашем месте, Брюс  Барков, мне
было бы стыдно за себя!
   Она резко отвернулась от Баркова и направилась к выходу, но, проходя мимо
Карадека,  на  мгновенье  встретилась с  ним глазами. И  тогда в ней  что-то
перевернулось, словно перехватило дыхание.  С гордо поднятой головой девушка
прошла мимо Рейфа. Ей показалось, что до магазина очень далеко.




   Когда Барков вошел в контору шерифа. Под Гомер сидел на своем вращающемся
стуле.  В другом конце комнаты расположился в  глубоком кожаном кресле  Дэн.
Шют. Он посмотрел на Баркова и грубо сказал:
   - Ну и сел же ты в лужу!
   - Парень хитер, вот и все, парировал Барков. В следующий раз подготовимся
получше.
   - В следующий раз? переспросил  Дэн Шют, откидываясь на спинку  кресла  и
глядя на  Баркова  с  нескрываемым  презрением. Следующего  раза не будет. С
тобой  покончено, Барков. С этой минуты  я  беру дело в свои  руки,  и  буду
делать его по-своему. Нет! он поднял руку, едва Барков попытался заговорить.
Подожди!  Ты  настаивал,  чтобы  провести  все  дело  гладенько.  И  девушку
выиграть, и ранчо заполучить в собственность легким, законным путем. К черту
все это! Этот  Ка-радек  сделал  из тебя обезьяну!  Ты попросту деревенщина,
пытающаяся  тягаться  с   по-настоящему  хитрым  парнем!  К  черту  все  эти
гладенькие  приемчики!  Предъявляй  закладную и побыстрее! А о мистере Рейфе
Карадеке  я  сам  позабочусь.  Собственными  руками.  Или  револьверами если
понадобится.
   - Так  не выйдет, запротестовал Барков. Дай мне самому с этим управиться.
Я обо всем позабочусь.
   Дэн Шют взглянул на Баркова со злобной насмешкой.
   - Этим спектаклем управляю теперь я. А ты, Барков, отныне сидишь в заднем
ряду. Все, чего ты добился это выставил нас дураками.  Девушку, прибавил  он
спокойно, я тоже возьму себе.
   - Что? В смятении Барков обернулся, лицо его мертвенно побледнело.
   - Ты  меня слышал,  ответил Шют. Она скромная  маленькая леди, и для  нее
найдется место на моем ранчо.
   Барков  засмеялся,  но в этом  смехе звучали не  сила, не уверенность, не
ирония только страх. До сих пор Дэн  Шют огромный, угрюмый,  неразговорчивый
предоставлял Баркову право планировать  и руководить.  Барков всегда  считал
этого  человека грубой  силой, которую  надо лишь уметь вовремя применить. А
теперь  вдруг  выяснилось,  что этот  человек полностью  уверен в себе  и  с
презрением  относится к  нему,  Баркову! И  этот человек похоже,  переступит
через все.
   - Дэн, запротестовал  Барков, пытаясь собраться  с  мыслями, ты не можешь
играть чувствами девушки. Она меня любит. И с этим ты ничего не поделаешь.
   - Кто говорит о любви? усмехнулся Дэн Шют. Можешь говорить  о ней сколько
угодно  сам с  собой. А я хочу эту  девушку и получу  ее. Мне наплевать, кто
говорит "нет". И это относится и к Джину Бейкеру, и к ней, и к тебе.
   Брюс Барков побледнел. Он почувствовал себя разбитым. Значит, свершилось.
Он кончен. Дэн Шют прямо заявил ему об этом в присутствии Пода Гомера. Краем
глаза Барков  видел циничное  выражение,  застывшее  на лице шерифа.  А  под
прямым, ироничным взглядом Шюта почувствовал себя маленьким и жалким.
   - Ну хорошо, Дэн, если ты так настроен... Думаю, нам лучше расстаться.
   - Нет, усмехнувшись, грубо сказал Шют. Мы не расстанемся. Ты сиди тихо. У
тебя закладная, а я хочу эту землю.  Хорошая у тебя была идея, Барков, да ты
сам  оказался  для нее слаб  в коленках.  Если поведешь себя  тихо и станешь
слушаться, я прослежу, чтобы и тебе  кое-что досталось. Брюс  Барков яростно
взглянул на  Шюта.  Он впервые понял,  что такое ненависть.  Его только  что
уничтожили. Уничтожили за несколько минут. Этого не утаишь. Еще до вечера об
этом узнает весь город.  Раздавленный, Барков смотрел на Шюта с ненавистью в
глазах.
   - Не слишком ли далеко ты заходишь? злобно спросил он.
   -  Ты  можешь  сохранить  жизнь  и  даже  выбраться  из  этой  истории  с
несколькими  долларами  в кармане, спокойно пожал  плечами  Шют. А  можешь и
умереть.  Убить  тебя  очень  просто,  Барков! Он взял  шапку.  У  нас  было
прекрасное  дело. Идея зашанхаить Родни  принадлежала  тебе.  Почему ты  его
попросту не пристрелил, я никогда не  пойму. Пристрели ты его и этот Карадек
никогда  бы с ним не встретился, не явился бы сюда мутить воду. Ты мог давно
уже предъявить закладную, и мы сейчас занимались бы нефтью.
   - Об этом Карадек ничего не знает, запротестовал Барков.
   - Черта с два!  глумливо усмехнулся Шют. Мои люди следят за Карадеком уже
несколько дней. Он что-то почуял и облазил все вокруг. И  за холмом побывал.
И долго любовался этим выходом нефти. Он не дурак, Барков.
   Брюс Барков поднял глаза.
   - Да, неожиданно легко согласился он. Карадек не дурак. И к тому же ловок
с револьвером, Дэн! Он ловок с револьвером! Он управился с Бойном!
   - Бойн был  ничтожеством, пожал плечами Шют. Я мог отшлепать Война его же
собственным револьвером. Когда-нибудь я убью Карадека, но сначала я хочу его
избить. Избить собственными руками!
   Он  встал и прошествовал к  выходу.  Мгновение Барков  смотрел ему вслед,
потом перевел взгляд на Пода Гомера. Шериф рассеянно строгал палочку.
   - Ну что ж, проговорил он, Шют тебе все сказал. Барков мрачно  сжал губы;
Итак, Гомер тоже участвует в игре. На стороне Шюта. Барков пожал плечами.
   - Дэн повел дело неправильно, сказал он. У меня еще есть туз в рукаве. Он
посмотрел на Гомера. По-моему, тебе лучше было бы играть на моей стороне.
   - Я с выигрывающим, усмехнулся Гомер.  Здоровье у меня отменное. Так  что
не хватает мне только денег.
   - Думаешь, выиграет Шют?
   - А ты думаешь иначе? вопросом на вопрос ответил Гомер. Он тут тебе много
чего наговорил, а ты проглотил.
   -  Да, потому что  знаю  в  стрельбе  "мне до него далеко. До  тебя тоже.
Барков глубокомысленно посмотрел на шерифа. Это  будет славное дело.  Под. И
хорошо поделится на двоих.
   Гомер встал и со щелчком закрыл складной нож.
   -  Покажи мне цвет твоих денег, сказал он, в отсутствие  Дэна Шюта. Тогда
мы сможем поговорить. Кроме  того, добавил  он,  если  ты расскажешь об этом
разговоре Дэну, я  назову тебя лжецом на улице или в "Национале". Я заставлю
тебя схватиться за револьвер.
   -  Я  буду молчать, пообещал  Барков. Я  кое-что узнал.  Когда мы получим
ответы  на некоторые твои и мои запросы, то  узнаем еще  больше. Добровольно
Борджер ни  за что  не отпустил  бы Карадека с корабля  после  знакомства  с
Родни.  Полагаю, Карадек дезертировал. И похоже, мы  сможем  обвинить  его в
мятеже на борту. А это означает повешение.
   - Может и так, согласился  Гомер, уходя покажи, что у тебя хорошие карты,
и я  тебя полностью поддержу.  Брюс Барков  долго смотрел вслед  удаляющейся
спине Пода  Гомера. Этого он, по крайней мере, понимал. Барков  знал, что не
нужен Гомеру. Но если он сможет доказать, что выйдет из игры победителем, то
Гомер  окажется сильным  союзником. А к  его  голосу  всегда  прислушивается
судья.
   Карты  лежали на столе. Заправлял колодой теперь Дэн Шют.  Барков не  был
уверен  в  том, что именно предпримет  сейчас Шют. С некоторым  волнением он
осознал, что несмотря на всю близость с Шютом, слишком мало знает о том, что
скрывается  за этим грубым и жестким  лицом. Но уж склонным тянуть и медлить
Шюта   не  назовешь.  Что  бы  ни  предпринял  Дэн,  это  окажется  жестким,
неожиданным и решительным действием.
   Больше всего  потрясли Баркова  намерения  Шюта  в  отношении Энн  Родни.
Почему-то Барков  всегда был уверен  в Энн. Он,  действительно, хотел на ней
жениться. Правда, ему  нужна  была и ее  земля, поскольку Барков дальновидно
предвидел, какое значение приобретет  нефть в будущем. Но  Энн Родни сама по
себе была ему мила и интересна. Существовал лишь один способ разрушить планы
Шюта,  нанести ему  поражение  немедленно  жениться  на  Энн.  Рейф  Карадек
тревожил  его теперь  куда меньше, чем Дэн Шют. В его представлении  ранчеро
вырос  в  большую  и грозную  фигуру:  Барков видел,  как  Шют с  одинаковым
равнодушием убивает и людей, и скот.
   Брюс Барков решился. Будь что  будет он женится на Энн  Родни  и навсегда
увезет ее из этих  мест. Бежать  на северо-запад, в  лагеря золотоискателей,
глупо, в  земли индейцев юта  ничуть не  лучше. Оставался  единственный путь
форт Фил-Кирни, и это не слишком далеко.  А  оттуда  с эскортом или без него
они смогут добраться до Йеллоустона.
   В этом году первый пароход уже поднялся  по Йеллоустон-ривер, и все шансы
были за то, что за ним последует другой. А если нет они смогут спуститься по
реке на  каноэ  или  барже, пока не повстречают  пароход и  купят  билет  до
Сент-Луиса. Тогда в его руках окажутся и Энн, и все права на землю.
   Пусть Гомер думает, что хочет. Пусть Дэн Шют считает, что он удовлетворен
второстепенной ролью. Он  начнет  действовать, а потом ударит  неожиданно  и
быстро; и окажется далеко отсюда, прежде чем Шют поймет, что же произошло.
   Барков тщательно обдумывал план, до малейших деталей.
   Лошадей  на  его  ранчо  достаточно. Он  одолжит у Бейкера повозку, чтобы
взять Энн на прогулку, а на  ранчо они  пересядут на лошадей  и уедут. Ее ли
повезет,  то  прежде чем  кто-нибудь здесь сообразит,  что же случилось, они
окажутся далеко-далеко.
   Зайдя в магазин, Барков купил у Бейкера патроны. Торговец разглядывал его
с выражением, очень не понравившимся Баркову.
   - Энн дома? спросил он.
   Бейкер кивнул и указал  на занавеску. Энн поднялась при его появлении. Он
сразу же ощутил холод так его никогда не встречали.
   -  Полагаю, вы  думаете обо  мне довольно,  плохо, горестно  начал  Брюс.
Теперь я  сам понимаю, что не должен  был  слушать Дэна  Шюта и Гомера.  Под
клялся, что располагает доказательствами, а Шют  считает Карадека мошенником
и скотокрадом. Знай я правду ни за что бы не принял в этом участии.
   -  Было  очень  плохо, согласилась Энн,  вновь  усаживаясь за вязание.  А
дальше что?
   - Не знаю, признался Барков.  Но я хотел бы избавить вас от всего  этого.
Боюсь, впереди еще будут убийства  и беспорядки, Дэн  Шют слишком возбужден.
Он убьет Карадека.
   Энн посмотрела на Баркова.
   - Думаете, это так просто?
   -  Да, кивнул он.  Дэн  опасный  человек.  Грубый,  жестокий и  ловкий  с
револьвером.
   - А я думала, вы с ним друзья, заметила она, глядя Баркову прямо в глаза.
Что изменило вас, Брюс?
   -  Так, мелочи,  он  пожал  плечами. Шют показал  себя сегодня жестоким и
бесчувственным. Ради достижения своей цели он не остановится ни перед чем,
   - Думаю, все-таки остановится, не  согласилась Энн. Думаю, он остановится
перед Рейфом Карадеком. Барков в изумлении уставился на девушку.
   - Похоже,  Карадек  произвел  на вас  впечатление. Что заставило  вас так
думать?
   - Брюс, до  сегодняшнего дня я  его по-настоящему  не видела,  призналась
она. Какими  бы ни были его мотивы, и поступки,  он  проницателен. Думаю, он
намного  опаснее Дэна  Шюта.  И что-то  в нем  есть.  Да-да, воспитание. Оно
проступает в манерах больше, чем в словах. Хотела бы я знать о нем больше...
   Раздраженный ее  словами, в которых  звучало столь откровенное уважение к
Рейфу Карадеку, Брюс гневно передернул плечами.
   - Не забывайте, что он, может быть, убил вашего отца. Энн вскинула глаза.
   - Он ли,  Брюс? Ее  вопрос  испугал  Баркова.  Прикрыв  глаза,  он  пожал
плечами: "Можно ли знать наверняка?". Потом встал
   -  Я  беспокоюсь о вас, Энн. Очень скоро здесь все вспыхнет.  Не пальба в
городе так индейцы. Я хотел бы увезти вас отсюда.
   - Но это мой дом! запротестовала она. Это все, что у меня есть!
   -  Не совсем так, потупил глаза Барков. Хотели бы вы  уехать в Сент-Луис,
Энн? Она удивленно посмотрела на неге. -
   - Сент-Луис! Но как...
   -  Не так  громко, он тревожно оглянулся  на  дверь.  Неизвестно, кто мог
подслушать. Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал об этом  до  вашего решения. Я
всегда мечтал жениться на вас. И теперь для этого самое подходящее время,
   Энн встала и подошла к окну. Сент-Луис, это другой  мир  Шесть лет она не
видела настоящего, большого города. И в конце концов, они  уже  полгода, как
помолвлены.
   - Как мы туда попадем? спросила она, оборачиваясь к Баркову.
   -  Это  секрет,  рассмеялся   он.  Никому  не  говорите  об  этом,  но  я
запланировал для вас удивительную поездку. Мы можем уехать  и пожениться уже
через несколько часов.
   - Где?
   -  В  форте.  Капеллан  обвенчает  нас.  Один  из  офицеров   будет  моим
свидетелем. Есть там и несколько офицерских жен...
   - Не знаю, Брюс, заколебалась она. Мне надо подумать.
   Он улыбнулся и легко поцеловал ее.
   -  Тогда думай побыстрей,  милая. Я  хочу увезти  тебя  от  всех  здешних
беспорядков, и чем скорее, тем лучше.
   Выйдя на  улицу,он  остановился, удовлетворенно  улыбаясь. "Я  еще покажу
Дэну Шюту!" мрачно сказал он себе.
   Прислонившись к косяку в дверях соседнего дома, Дэн  Шют наблюдал за ним.
Он  заметил довольную улыбку на лице  Баркова. Стоя на тротуаре, Шют смотрел
вдоль улицы. Большие руки лежали  на бедрах над тяжелыми револьверами, серая
шляпа  низко  надвинута на  лоб,  на лице светлая щетина неотросшей  бороды.
"Пожалуй" решил он, я все-таки убью Баркова! И притом с удовольствием".




   Утром следующего дня  Джин Бейкер подметал магазинное  крыльцо.  На  душе
было неспокойно. До  него уже успел дойти  слух о разрыве между  Барковым  и
Шютом.
   В это  время из-за  угла выехала небольшая  кавалькада. Возглавлял ее Дэн
Шют,  восседавший  на мощном  сером жеребце.  За ним следовали  Рыжий и  Том
Блейзеры, Джо Горман, Фриц Хэндл, Толстяк Маккэби и вся остальная прожженная
шайка, вечно таскающаяся за Шютом. Возле магазина Дэн остановил лошадь.
   - Джин,  отрывисто  произнес  он, положив большие  руки на луку седла, не
продавай больше никаких припасов ни Карадеку, ни его людям. Я не прошу тебя,
жКстко  добавил он.  Я  приказываю. Если  не выполнишь  лишишься  магазина и
будешь  изгнан из города.  Ты  знаешь  это  не пустая  угроза. Не исключено,
правда, что к рассвету Карадека уже не будет в живых, но на всякий  случай я
тебя предупредил.
   Не давая  Бейкеру возможности  ответить,  Шют тронул лошадь  шпорами.  За
спиной Бейкера хлопнула дверь.
   - Куда они поехали? поинтересовалась Энн. Что затевают?
   Джин мрачно  посмотрел  вслед  удаляющейся  кавалькаде. Это  было началом
конца.
   - Они поехали за Карадеком, Энн. За ним и его людьми.
   - Что они с ним сделают?
   От испуге ее даже замутило. Дэн Шют  был единственным человеком, которого
она всегда боялась. Даже его взгляд был ей физически неприятен. Шют оказался
человеком бесчувственным, не считающимся с приличиями, не признающим ничего,
кроме своих  сиюминутных  желаний.  "  -Убьют, ответил Бейкер.  Шют жестокий
человек, и неужели никто не может предостеречь Карадека? возмутилась Энн.
   Бейкер посмотрел на нее.
   - Насколько нам известно, Карадек и сам жулик, если не убийца, Энн. УЖ не
чувствуешь ли ты к нему склонности?
   - Нет потрясение воскликнула она. Конечно же,  нет! Что за нелепая мысль!
Я с ним едва знакома! Но,  наблюдая,  как всадники понемногу исчезают в пыли
на тропе, ведущей на юг, Энн  Родни ощутила тяжесть на  сердце. Если бы  она
была в силах хоть что-нибудь сделать!
   Неожиданно  Энн вспомнила  о  гнедой  лошади, подаренной отцом.  Опасаясь
индейцев,  она давно уже не  ездила  верхом, но  если  отправиться по Горной
тропе...
   Она  поспешно  оседлала  гнедого.  Энн  не  раздумывала,  действуя  чисто
импульсивно, ею двигали воспоминания о  зачесанных назад волосах Рейфа и его
взгляде в тот  момент, когда их глаза встретились в зале  суда. Она убеждала
себя, что просто никого не хочет видеть убитым, что Бо  Марш и  Джонни Джилл
ее друзья, но в глубине души Энн понимала, что это лишь оправдание. На самом
деле она думала о Рейфе и только о Рейфе.
   Гнедой находился  в хорошей форме после долгого  пребывания в коррале. Он
весь отдался скачке, осторожно поводя ушами при каждом постороннем звуке. -
   Листва на кустах и деревьях уже окрасилась золотом и багрянцем; в воздухе
ощущалось скорое наступление заморозков.  Скоро все здесь  покроется толстым
снежным одеялом.
   Тропа,  по  которой  отправились  всадники  Шюта,  спускалась  в  долину,
пересекала русло Безумной  Женщины  и поворачивала  вдоль  ручья,  вверх  по
каньону. Поехав наперерез горной тропе, Энн могла надеяться их опередить.
   Выехав на полянку,  Энн увидела  внизу долину.  Да, ей  удалось опередить
Шюта, но ненамного. Охваченная беспокойством, она тронула гнедого шпорами, и
маленькая лошадь,  рванувшись,  перешла  на  галоп. Впереди, виден  скальный
выступ. До  него оставалось добрых шесть  м иль,  но  оттуда  Энн уже сможет
увидеть верхний  каньон. Она слышала,  что Карадек заготавливает сено именно
там, намереваясь кормить зимой скот возле теплого источника. Ей вспомнилось,
что когда-то отец собирался поступить точно так же.
   Энн  перебралась  через ручей в  том  самом месте,  где  Карадек встретил
молодую  индеанку, и  стала подниматься  по склону под сенью величественных,
стройных  сосен; они казались неотличимыми  друг от друга  так,  словно были
отлиты в одной и той  же форме.  В стороне от тропы она заметила оленя, чуть
позже  в  отдалении показалась небольшая  группа  лосей. Это была ее страна.
Неудивительно,  что отец  так любил  эти  места, так мечтал жить  и работать
именно здесь.
   Действительно ли  отцу удалось выплатить по закладной? И почему  Брюс  не
сказал  ей, если  это в сам  ом деле так? Она  не могла  поверить  в то, что
Барков бесчестный обманщик. Ведь он мог предъявить  свои права  на ранчо, но
не  сделал этого, он был всегда  терпелив и  любезен с ней. И  что  подумает
Барков об этой поездке, предпринятой, чтобы предостеречь человека, в котором
он  видит своего  врага?  Энн  не  могла оставаться безучастной,  зная,  что
неподалеку совершаются убийства.
   Энн, тем не менее, понимала, что люди, подобные Рейфу  Карадеку, Триггеру
Войну  или Тексу  Бриско  нужны. При всей  своей  силе,  граничащей порой  с
бесшабашностью  и даже безрассудством,  при всем стремлении всегда поступать
по-своему, эти люди строили  новый мир среди крайностей.  Горы здесь высоки,
прерии бескрайни.  Потоки  ревели, бизоны паслись  десятками тысяч.  В  этой
стране  не было  ни  чего мелкого  и ничто здесь не  было просто. Все судьбы
людей и истории, которые эти люди рассказывали было на пределе.
   Повернув голову, Энн устремила взгляд на юго-запад,  в верхний каньон. Ей
показалось,  что  она  различает  крохотную фигурку всадника и  черные точки
стада. Пришпорив гнедого, Энн  быстро направилась на  запад. Если Карадек  и
его люди работали в верхнем каньоне, у  нее еще оставался шанс  предупредить
их.
   Часом позже  на усталом маленьком гнедом она спустилась  на дно  каньона.
Рейф  Карадек  загонял в  лес  небольшое стадо. Завидев  Энн,  он снял  свою
плоскую черную шляпу. Его темные вьющиеся волосы прилипли  к потному лбу,  в
серых глазах светилось любопытство.
   - Доброе утро, проговорил он. Вот так сюрприз!
   - Пожалуйста! взорвалась она. Это не  светский визит!  Сюда  направляется
Дэн Шют, а с ним два десятка ковбоев, если не больше. Они собираются стереть
вас с лица земли!
   - Вы уверены? глаза Карадека посерьезнели. Энн  заметила,  как во взгляде
его промелькнуло удивление, но он тут же повернул лошадь и закричал:
   - Джонни! Джонни Джилл! Сюда, бегом!
   Вытащив из  чехла  винтовку, Рейф  снова  взглянул  на  Энн.  Потом вдруг
положил на ее руки свою и она вздрогнула от этого прикосновения.
   - Спасибо, Энн, просто сказал он. Вы молодец.
   Затем он исчез, а Джонни  Джилл  последовал за  ним,  помахав на прощание
рукой.
   Верхний каньон опустел.
   Четверо  против  двух десятков  вооруженных людей... Останутся  ли они  в
живых?  Энн  повернула гнедого и, не торопясь,  поехала  обратно  по  горной
тропе.
   Рейф Карадек не раздумывал о причинах, побудивших Энн предостеречь его на
это  попросту не оставалось времени. Текс  Бриско  и Бо Марш  что с ними? Их
могут застать врасплох и пристрелить поодиночке.
   Донеслись выстрелы: сперва винтовочный,  а  потом одиночный,  который мог
быть  и револьверным. Кони  вырвались  в  главный каньон и  теперь бок о бок
мчались  по направлению  к хижине. Их ждало печальное зрелище: столб дыма  и
десятка два всадников, окруживших дом.
   - К деревьям на склоне! крикнул Карадек.
   Он достиг опушки на полном скаку и оказался на земле  прежде, чем вороной
остановился.  Подбежав к камням  на  краю  рощи,  Рейф залег ствол  винтовки
выровнялся, дыхание успокоилось, и он выстрелил.
   Один из нападавших закричал, взмахнул  рукой. В этот момент спустил курок
Джилл. Два или три тела уже лежали на вырубке перед  хижиной. Что с Тексом и
Бо? Спокойно, не торопясь, они с Джиллом повели прицельный огонь. Нападающие
засуетились, запаниковали и вскоре в беспорядке поскакали  прочь.  Вскочив в
седла, Рейф с Джиллом осторожно поехали к хижине.
   Впрочем,   хижины  не  было  на   ее  месте   бушевало  пламя,  а  вокруг
распростерлось пять человеческих тел. Рейф подбежал  к ним. Ковбой Шюта, еще
один... И тут он увидел Бо.
   Бо лежал ничком, а на спине по рубашке расползалось кровавое пятно. Текса
же не было видно.
   Рейф  опустился на колени, положив руку на спину Бо  напротив сердца. Оно
билось!
   С  помощью Джонни  он осторожно  перевернул товарища. Затем  с грубой, но
действенной  сноровкой, какая дается только войнами и стычками Рейф осмотрел
раны.
   - Четыре  выстрела! мрачно констатировал он, чувствуя,как внутри растет и
поднимается прилив яростного, неуправляемого гнева.
   Вокруг одной из ран на животе еще тлела рубашка!
   -  Я видел, видел кто это сделал! рядом появился Текс Бриско, осунувшийся
и  почерневший от дыма.  Он  подошел, когда мальчишка уже  лежал,  приставил
револьвер к животу и выстрелил! Он не  хотел,  чтобы парень  умер сразу.  Он
хотел, чтобы Бо умирал медленно и трудно!
   - Кто? яростно спросил Джилл. Я заполучу его сейчас! Прямо сейчас!
   Бриско поднял на Джилла глаза красные и воспаленные.
   - Никто его  не  заполучит, кроме меня. Этот мальчик был нашим партнером,
но я видел это! Он; резко повернулся к Рейфу. Босс! Разреши мне отлучиться в
город я убью его.
   - Так не пойдет,  Текс, спокойно ответил Карадек. Я понимаю твои чувства,
но  сейчас город переполнен парнями Шюта. Они  будут праздновать. Они сожгли
хижину, угнали часть скота и заполучили Бо. Не годится соваться туда сейчас.
   - Знаю, Текс сплюнул.  Все знаю. Но зато они сейчас и не ждут  нападения.
Если ты меня не отпустишь, я сам уйду! Рейф поднял взгляд от раненого.
   -  Хорошо, Текс. Я уже  сказал, что понимаю тебя. Но на всякий случай кто
это сделал?
   - Том Блейзер! Этот огромный рыжий. Он всегда ненавидел парня.  Шют попал
в  него и оставил лежать.  Я был в  лесу, искал подходящие деревца на жерди.
Они подскакали  так быстро, что у Бо не  оставалось ни единого шанса. В него
попали дважды, прежде чем он вообще понял,  что происходит. И еще раз, когда
он  побежал  к дому. А потом, когда  хижина загорелась, к  нему подошел  Том
Блейзер.  Бо  еще был  в сознании.  Том  что-то  сказал ему, затем приставил
револьвер к животу и выстрелил. Текс горестно посмотрел на Марша.
   - Мне понадобилось несколько минут, чтобы добежать сюда;
   но до вашего появления я успел уложить двоих.
   Рейфу удалось,  наконец,  остановить  кровь,  когда  Джилл принес одеяло,
висевшее на веревке за домом.
   Осторожно переложив ковбоя на  одеяло, они отнесли его в  спокойное место
под  соснами.  Когда  укладывали  Марша,  Карадек заметил, что  Текс  Бриско
выезжает из каньона. Джонни Джилл тоже наблюдал за его отъездом.
   -  Босс, проговорил он, мне чертовски хотелось поехать, но я не Бриско. Я
спокойный человек, а этот техасец
   - волк на охоте. Не поменялся бы я с Томом Блейзером местами!
   Он посмотрел на  Бо Марша. Лицо молодого ковбоя покраснело, дыхание стало
хриплым.
   - Будет он жить, Рейф? тихо спросил Джонни. Карадек пожал плечами.
   -  Не  знаю,  честно  признался он.  Ему нужен  уход  получше,  чем  могу
обеспечить я. Он обдумал положение.
   - Останься с ним,  Джонни. Постарайся  соорудить  какой-нибудь  шалаш, на
случай дождя или снега. И собери дров для костра.
   - А вы? спросил Джонни. Вы куда?
   - В форт. Там есть армейский врач. Поеду за ним.
   - Думаете, он поедет в такую даль? с сомнением спросил Джонни.
   - Поедет, пообещал Карадек.
   Когда Рейф сел на вороного и отправился в путь, уже наступили сумерки. До
форта далеко. Если даже он привезет доктора это может оказаться уже  поздно.
Но придется рискнуть  тем более, что в ближайшее  время повторного нападения
можно не опасаться.
   Карадек ехал по  направлению к  форту, но  думал  о том,  что Текс Бриско
приближается сейчас к городу.




   Когда Текс  Бриско  подъехал  к городской  окраине, Пайнтед-Рок  окутался
бархатной  темнотой.  Он  остановился  за  ручьем  и  оставил  лошадь  между
деревьями.  Ускользнуть отсюда будет  все-таки легче, если  он выберется  из
города.
   Он прекрасно понимал, сколь  непроста его задача. Пайнтед-Рок  переполнен
людьми Баркова и Шюта, многие из которых знают его в лицо. С другой стороны,
они опьянены победой и не ожидают ни его, ни кого-либо другого из обитателей
ранчо на Безумной Женщине.
   Привязав  лошадь  в  роще,  Текс по  бревну  перешел  через  ручей  и тут
вспомнил:  что не отвязал шпоры.  Наклонившись, он отстегнул  их  от сапог и
повесил   на   корень,    выступавший    из   земли.   Это   было   нелишней
предосторожностью: звон шпор мог  в самый  неподходящий  момент  выдать  его
присутствие.
   Осторожно  обходя  освещенные  окна, Бриско  пробирался  к  центру.  Один
револьвер он  носил, как  всегда,  в кобуре,  другой,  вынутый из  седельной
сумки, засунул за пояс.
   Текс Бриско  был человеком  границы. Участвовал в сражениях с индейцами в
резервациях   и  схватках  с  конокрадами  на  мексиканской  границе.  Самой
выдающейся его чертой была  верность  качество,  свойственное многим  лучшим
людям  того времени.  Стремительный,  действующий,  казалось, по  наитию, он
производил   впечатление   человека   жестокого  и   безрассудного;   однако
безрассудные  люди не жили долго  в этой опасной  стране.  В  здешней  жизни
всегда было место для отваги но отваги умной, предусмотрительной.
   Тексу  Бриско  исполнилось  двадцать пять, но  уже с одиннадцати  лет  он
выполнял  мужскую  работу:  ходил  наравне  с  мужчинами,  ездил  наравне  с
мужчинами, сражался вместе с ними  и как один из них. Он не просил скидок, и
ему их не делали. К двадцати пяти он превратился в  закаленного ветерана. Он
знал горы и равнины, скот, лошадей и огнестрельное оружие.
   Зашанхаенный, не по своей вине оказавшийся на судне, он быстро понял, что
море не его стихия. Скрывая  свое возмущение, он верил,  что время придет. И
оно  пришло когда на  борту "Мэри С." появился Карадек, и вся  потребность в
дружбе, вся способность к преданности оказались  для Текса связанным с  этим
рослым, немногословным человеком.
   Теперь опасностью ему угрожал Пайнтед-Рок. Люди здесь не питали ненависти
к Тексу, но никто из них не заступится за него, не замолвит и единого слова.
Однако не  в правилах Бриско было искать чьей-либо помощи. Он поставил перед
собой задачу и знал, что решит ее.
   Из салуна "Националь" лилось жестяное бренчание расстроенного  пианино, с
которым  перемешивались  смех,  крики  и  звон  стаканов.  У коновязи  полно
лошадей.
   Узким проходом между домами Текс  выбрался на улицу, прокрался к  лошадям
и, пройдясь вдоль коновязи, превратил каждый скользящий узел в тугой.
   Ночь стояла звездная и безлунная. Текс зажег сигарету, проверил револьвер
в кобуре и задумался. "Националь" полон. Заходить туда  чистое самоубийство.
Значит,  придется  ждать. А может, все-таки  войти? На  какой-то момент  его
появление вызовет общее смятение, а это уже шанс.
   Подойдя к окну, он заглянул  в салун. Ему  понадобилось несколько секунд,
чтобы  отыскать  глазами  Тома  Блейзера. Тот  стоял  у  стойки  с Толстяком
Маккэби. Скользнув к другому краю окна, Текс смог разглядеть, что между ними
и задней дверью никого нет.
   Он отступил в тень. Прислоняясь к стене, докурил сигарету. Бросил  окурок
на  землю  и  тщательно растер ногой. Затем низко  надвинул на  лоб  шляпу и
направился  вокруг  дома  к  задней  двери.  По  пути  ему  пришлось  обойти
беспорядочную кучу деревянных  чурок и  внимательно смотреть под ноги, чтобы
не наступить на пустую бутылку. Дверь открылась если не беззвучно, то скрипа
ее  никто не расслышал. Текс с удовлетворением отметил,  что открывается она
наружу.
   В  сумятице,  царившей  внутри,  появление  еще  одного  ковбоя  осталось
незамеченным. Никто даже не взглянул в  сторону Текса. Он подошел к  стойке,
под самым носом у Тома Блейзера  взял только что протертый буфетчиком стакан
и  налил  себе  виски.  Блейзер  не обратил  на  это ни  малейшего  внимания
множество  бутылок переходило из рук  в руки.  Он продолжал  разговаривать с
Толстяком Маккэби.
   -  Проклятый Марш! Наконец-то я заполучил  его! Долго я этого  ждал! Надо
было видеть его взгляд, когда я приставил револьвер и нажал на спуск!
   Текс сжал  губы  и  снова наполнил стакан.  Он обвел комнату глазами,  не
нашел Дэна Шюта и  это обеспокоило Бриско. Он предпочел бы знать, что делает
ранчеро.
   - Это их  прикончит! говорил  Толстяк. Когда Шют взялся за дело, я понял,
что долго им  не продержаться! Припасов не осталось, а  через несколько дней
пойдет снег. Если  до них не  доберемся  ни мы, ни индейцы до  них доберется
зима.
   Текс Бриско мрачно улыбнулся. "Но не раньше, чем я вас  заполучу, подумал
он, Это будет прежде всего!"
   Пианино гремело "О,  Сюзанна!..", и несколько ковбоев пытались подпевать.
Джо  Бенсон  прислонился  к  стойке,  разговаривая с  Подом Гомером. Барков,
мрачно  глядя в  стакан, сидел  за столиком в углу. Джо Горман  и фриц Хэндл
наблюдали за игрой в покер.
   Текс обернулся между  ним и задней дверью никого не было. Что ж, стоит ли
еще чего-то ждать?
   В этот  момент Том  Блейзер потянулся за бутылкой, стоявшей перед Тексом;
Бриско отодвинул ее. Том вытаращил глаза.
   - Эй! Ты что это делаешь? воинственно спросил он.
   -  Я пришел за  тобой,  Блейзер,  сказал  Текс. Я  пришел  убить вонючку,
который стрелял  в  беззащитного,  лежащего на  земле.  А как  насчет людей,
твердо стоящих на ногах, Блейзер?
   - А? тупо спросил тот.
   Затем  смысл  сказанного  дошел  до него, и  Блейзер  вытянул шею,  чтобы
получше рассмотреть обидчика. Увидев ледяные  серые глаза и холодное, словно
смерть, лицо техасца, он отшатнулся. Маккэби, побледнев и  еле  волоча ноги,
отступил в  сторону. Никому из них и в голову не пришло, что Текс Бриско был
один, настолько их потрясло его появление здесь. Бриско повернулся и  шагнул
от стойки.
   - Итак, Том, спокойно произнес он голосом, громким ровно настолько, чтобы
быть услышанным сквозь музыку я пришел по  твою душу.  Панический  страх  на
мгновение  приковал Блейзера к месту. Присутствие Бриско показалось ему едва
ли не сверхъестественным. Салун, казалось, затих хотя в действительности все
гремело по-прежнему.  Том  ощутил  себя  человеком,  попавшим  в  ловушку  и
вынужденным сражаться насмерть. Он  мог выиграть или проиграть, но  в  любом
случае  все  должно  было  решиться  сейчас  и  здесь.  Текс  Бриско  стоял,
пристально глядя на Блейзера.
   - У тебя был шанс, мягко сказал он. А теперь я тебя убью.
   Слово  "убью" вывело Тома из оцепенения. Он  чуть  присел, согнув ноги  в
коленях; губы его скривились в гримасе ярости и страха. Рука  со скрюченными
пальцами метнулась к револьверу. В бьющем через край веселье салуна выстрелы
прозвучали, как раскаты грома. Головы  разом повернулись. Залитые  алкоголем
глаза попытались сфокусироваться. Но разглядеть им удалось лишь обвисшего на
столе  Тома Блейзера;  рубашка  его потемнела от  крови, а  на лице  застыло
глуповато-напряженное  выражение, как у человека,  удивленного  свыше всякой
меры.
   Лицом к залу стоял худощавый широкоплечий человек с двумя  револьверами в
руках. И пока  присутствующие недоуменно  разглядывали его, он прицелился  в
Маккэби.
   При первых же звуках выстрелов мозг Маккэби инстинктивно сработал, хотя и
с  небольшим  запозданием.  Рука  автоматически   потянулась  к  револьверу.
Движение было неосознанным Толстяк никогда не сделал бы его, подумай он хоть
секунду.  Он  хотел  лишь  оказаться  подальше  от всего  происходящего.  Но
движения руки оказалось достаточно даже больше, чем достаточно.
   Текс Бриско  выстрелил  еще раз, и Толстяк свалился ничком. И тогда  Текс
открыл огонь по лампам три выстрела погрузили  зал  в полную темноту. Бриско
растаял  в ней, распахнув дверь  и исчезнув в тот самый момент, когда первые
пули свистнули у него над головой.
   Он  пробежал футов  пятьдесят, нырнул  в  тень амбара, перепрыгнул  через
низкую ограду и, пригибаясь, помчался через корраль. Достигнув дальнего угла
неосвещенного дома, он остановился, тяжело дыша. Пока все шло хорошо.

   Дальше места пойдут более открытые, но и  от преследователей его отделяет
достаточное  расстояние.  Он  побежал к ручью. Сзади  раздавались  проклятия
ковбоев,  обнаруживших  затянутые узлы на  поводьях своих лошадей. У  начала
бревна Текс  подобрал  шпоры, задыхаясь, пересек  ручей и направился  к тому
месту, где оставил лошадь.
   Увидел он ее неожиданно и не, только ее.
   В смутном звездном  свете  Текс узнал Джо Гормана  по  шляпе. Тот  всегда
загибал поля таким образом, что надо лбом они сходились острым углом.
   - Привет,  Текс,  сказал  Горман.  На уровне  пояса  он держал револьвер,
направленный на Бриско.
   - Привет, Джо. Похоже, ты что-то унюхал?
   - Ага, кивнул  Джо. Так и есть. Я живу  в одном из этих домов. Так вышло,
что  я заметил, как кто-то подъехал  в темноте, и мне стало интересно. Когда
ты направился к салуну,  я обогнал тебя и вошел, а выскользнул как раз перед
стрельбой и опять успел тебя обогнать.
   - Жаль, что ты пропустил все веселье, спокойно заметил Бриско.
   Там,  позади,  преследователи,  казалось,  все  еще не  решили,  в  каком
направлении  его  искать.  Текс  был  весь  напряжен,  готовый  не  упустить
малейшего шанса. В котором из револьверов
   остались  еще патроны? Он  забыл, куда сунул заряженный револьвер за пояс
или в кобуру.
   - Кого ты заполучил? спросил Горман.
   - Тома Блейзера. И Толстяка Маккэби тоже.
   - Так  я и  думал,  что Тома. Я отговаривал его стрелять в мальчишку. Это
низменный поступок. А Толстяка за что?
   - По-моему, он потянулся за револьвером.
   - Ого! Немного же надо, чтобы убить человека,  верно?  и Глаза Бриско уже
достаточно освоились в темноте, и он мог видеть, что Горман чуть улыбается.
   - Как  ты  предпочитаешь, Текс? Получить свое сейчас?  Или  оставить тебя
Шюту?
   - Полагаю, тебе лучше убрать револьвер в кобуру и отправиться домой, Джо,
сказал Текс. Ты самый порядочный парень из всей вашей банды.
   - А  может, я хочу тех денег, которые получу за тебя? Они пригодятся мне,
Текс.
   - Думаешь дожить до того, как получишь их?
   - Намекаешь  на  Карадека? С ним кончено, Бриско.  Кончено. Мы заполучили
Бо.  Теперь тебя. Остаются  только Карадек с Джонни Джиллом. С ними будет не
так уж трудно.
   - Неправда, Джо, все так же спокойно возразил Текс.
   - Рейф может управиться со всеми  вами, что он и сделает. Но мне не нужна
ничья помощь. Ты лезешь не в мои дела и я убью тебя сам.
   - Ты? Горман весело усмехнулся. Это будучи у  меня на прицеле? Исключено.
Любая из моих пуль достанет тебя, Текс.
   -  Ну-ну, согласился Текс, может,  ты меня и достанешь. Но ведь  и я тебя
тоже.
   -  Хочешь  сказать,  что сможешь  убить  меня  прежде,  чем  я  выстрелю?
недоверчиво поинтересовался Джо Горман и уверенно повторил: Исключено!
   Тем  временем  звуки   погони  приблизились.  Воспользовавшись  фонарями,
преследователи напали на след Текса.
   - К ручью, чтоб мне енотом стать! прокричал кто-то.
   - Давай!
   Вот он, шанс!  Джо Горман раскрыл было рот,  потом, заметив. перед  собой
стремительное  движение какой-то тени, выстрелил.  Текс  почувствовал  удар.
Колени  у него подогнулись, но он успел выхватить  револьвер и дважды нажать
на спуск. Джо начал клониться к земле, и Бриско в третий раз нажал на курок,
но боек ударил в пустое место.
   Текс  освободил  повод  и  кое-как  взгромоздился  в седло.  Кровь  текла
обильно. Мысли  путались,  но все же  Бриско разглядел,  как шевельнулся  на
земле Горман, и расслышал его слова:
   - Достал ты меня, будь ты проклят! Достал!
   - До свиданья, Джо, хрипло прошептал Текс.
   Первые двадцать  футов  он проехал шагом, потом  перевел  лошадь на рысь.
Кровь  толчками  стучала в  ушах, в голове раздавалось странное  пение. Текс
направил лошадь вверх по лесистому Склону, чувствуя,  как от ног разливается
по телу  онемение.  Он  сражался  с  наступавшей на  него  темнотой,  словно
загнанный волк.
   "Мне нельзя умирать! Нельзя! думал он. Рейфу  нужна моя помощь! Я не имею
права умереть!"
   Свет перед глазами  вспыхнул в  последний раз и погас. Лошадь несла Текса
вперед, а чьи-то мягкие, липкие руки увлекли его вниз, вниз, вниз... Темнота
окончательно сомкнулась вокруг,  но  он, казалось, все еще  ощущал под собой
медленный лошадиный шаг...




   До  форта было миль  семьдесят. Рейф Карадек ровным шагом ехал  навстречу
холодеющему  ветру.  В  серьезности  положения   Бо   Марша  сомневаться  не
приходилось. Молодой ковбой серьезно ранен и ослаб от потери крови. Несмотря
на поразительную жизнеспособность  людей границы, без  надлежащего ухода ему
не выжить.
   Наклонив голову навстречу ветру, Рейф направил коня вниз по каньону туда,
где склоны послужат частичным укрытием.
   Думать о Тексе не имело смысла что бы ни случилось в Пайнтед-Роке, теперь
оно уже все равно стало свершившимся фактом. Бриско мог быть уже мертв;  мог
остаться  целым  и  невредимым  и  направляться  сейчас к Безумной  Женщине;
наконец, мог оказаться  раненым  и нуждаться  в  помощи. Ничего здесь нельзя
было утверждать определенно, зато Бо  Марш  определенно висел между жизнью и
смертью, а потому выбора не было.
   Дружба  и  взаимопонимание  между Рейфом  Карадеком  и  хмурым  худощавым
техасцем  возникли  еще  на  борту  "Мэри  С".  И Рейф  не  мог  не  оценить
преданности техасца,  когда тот  присоединился к  походу в Вайоминг.  И даже
если сейчас Текс  убит, если  он погиб в схватке, участником которой никогда
не стал  бы, не  последуй  он  за Рейфом  сюда, Бриско  не хотел жить иначе.
Преданность стала его  судьбой. Это чувство было  его убеждениями, религией,
смыслом жизни.
   И все же, несмотря на все беспокойство о Марше и Бриско,  мысли  Карадека
вновь и вновь  возвращались  к  Энн Родни.  Что  заставило ее  примчаться  и
предупредить  о  предстоящем  нападении?  Если  бы  не  ее  предостережения,
всадники Шюта  убили бы Текса сразу же после  того, как подстрелили Марша, а
затем  отправились  бы  в  верхний  каньон, разыскивая  Рейфа  и Джилла. Это
кончилось бы или могло кончиться полным уничтожением.
   Почему Энн их предостерегла?  Из свойственного ей отвращения  к насилию и
убийствам? Или ею руководило иное, более сильное чувство?
   Но  могло ли это быть? Какие чувства могла испытывать Энн  к кому-либо из
них, будучи  уверена,  а  она,  казалось, твердо верила, что  Карадек вор, а
может быть, и того хуже? Но факт оставался фактом она пришла и предупредила.
   Думая  о ней, Рейф вспоминал блеск ее глаз, гордо  вскинутый  подбородок,
легкую походку.
   Он мрачно вперил взгляд  во тьму  и тихонько выругался.  Что он, влюблен,
что ли? "А если? яростно вопросил он у ночи. И что хорошего, если так?"
   Он никогда  не  видел  форта, однако знал, что  тот  построен в  развилке
Пайни. Путь туда пролегал  по крутым холмам,  через страну маленьких ручьев,
берега  которых поросли ивняком,  зарослями вечнозеленых кустарников, сорной
вишни  и дикой сливы.  Это была страна  индейцев. Рейф  знал,  что  брожение
племен уже готово  разразиться открытой войной. До  него  доходили слухи  об
отдельных  нападениях  на  группы косцов и  дровосеков.  А далеко  на севере
непрерывным нападениям подвергались пароходы на Миссури.
   Красное  Облако, наиболее влиятельный вождь  сиу, пытался  сохранить союз
племен,  а  также,  невзирая  на  постоянные нарушения договоров  со стороны
белых,  удержать  сиу  в  границах  этих  договоренностей.  Его  поддерживал
Человек, Боящийся Собственной Лошади, вождь племени огаллала.
   Поход Кастера в Черные Холмы, людской поток на тропах Ларами и Бо, измена
раздражали сиу. Сидящий Бык при поддержке двух  прославленных воинов, вождей
племени  Безумной Лошади и  Чернильного Орешка, все чаще заводил разговоры о
войне. Она могла разразиться с часу  на час.  Знал все это и Рейф Карадек. И
потому  понимал,  как  нелегко  будет  уговорить  доктора  покинуть форт,  а
коменданта  дать  на это  разрешение. Перед  началом военных  действий место
военного врача было в армии.
   Слухи о стычке у ручья  Безумной Женщины,  избежать  которой не  удалось,
невзирая на  ее предупреждение, достигли Энн  Родни вечером того же дня. Энн
слышала, с  какими  ликующими  криками появились на улице  всадники Шюта. Ее
потрясла весть о  смерти Бо Марша.  Даже  некоторые  из  ковбоев  Шюта резко
порицали  поступок  Тома  Блейзера. И хотя отряду  Шюта пришлось  отступить,
опасаясь меткого огня из леса, они были довольны поездкой. Надвигалась зима,
а дом на ручье  Безумной Женщины уничтожен. К тому же они ошибочно полагали,
что  кроме Бо  Марша  им  удалось убить и Текса Бриско, а еще кого-то одного
ранить.
   С  болью  в сердце  Энн вернулась в комнату и встала у  окна. Ею овладело
желание  немедленно уехать  отсюда  от этого  тошнотворного  насилия, ружей,
убийств, от всех проблем пограничной жизни. Там, на Востоке красивые дома по
сторонам тихих улиц, медленно текущие  реки,  люди, спокойно прогуливающиеся
воскресным утром... Вечера, друзья, театры, семейный уют.
   Стоя у  окна и глядя в темноту, Энн почувствовала вдруг, как все здесь ей
опротивело. Она уедет,  вернется на Восток. Брюс прав надо уезжать отсюда; и
когда он зайдет опять, она скажет, что  готова. Брюс всегда был внимателен и
тактичен. Он защищал ее, заботился, любил.
   С неожиданной решимостью она отбросила все сомнения и принялась торопливо
упаковываться.
   Энн догадывалась, что Барков  чего-то боится, но  полагала, что это страх
перед нападением индейцев. С утра прошел  слух, что  воинственно настроенные
огаллала собираются в Холмах. О том, что Барков может опасаться Шюта, ей и в
голову не могло придти.
   Энн кончила паковать то немногое,  что  могло понадобиться в поездке, и в
этот  момент  услышала стрельбу в "Национале".  Она вздрогнула и, побледнев,
кинулась в соседнюю комнату. Джин Бейкер уже стоял с винтовкой  в руках. Энн
подбежала к миссис Бейкер, и две женщины замерли, обнявшись и прислушиваясь.
Торговец посмотрел на них.
   -  Это  не  индейцы,  проговорил  он  несколько  секунд  спустя.  Скорее,
какой-нибудь  психованный  ковбой  празднует. Пойду, узнаю.  Бейкер вернулся
через несколько минут. Лицо его было серьезным.
   - Техасец с ранчо Карадека, пояснил он. Пробрался в "Националь" с заднего
хода и затеял перестрелку с Томом Блейзером и Толстяком Маккэби. Оба убиты.
   Резкий хлопок выстрела разорвал ночь.
   - Похоже, они его догнали, сказал Бейкер. Их слишком много для одного.
   О том, что произошло на  самом деле, они узнали только утром. Выяснилось,
что  Текс  Бриско  застрелил Джо  Гормана, когда тот подкараулил его  в роще
возле лошади; Текс  ускользнул, но,  судя по  всему, тяжело ранен. Теперь за
ним гонятся по кровавому следу.
   Сперва Бо Марш, а теперь Текс Бриско. Жив ли Джонни Джилл? И жив ли Рейф?
Если даже жив, то один, травимый как кролик гончими.
   Энн беспокойно мерила комнату шагами. В  магазине  толпились ковбои Шюта.
Они  покупали  патроны  и  группами  по  четыре-пять   человек  отправлялись
обшаривать холмы в поисках Текса Бриско.
   Брюс Барков  появился  вскоре  после  завтрака.  Он  выглядел  усталым  и
озабоченным.
   - Если мы едем, Энн, то сегодня. Тут все идет к черту, сплошные убийства.
   Она колебалась лишь мгновение. В душе у нее что-то опало и умерло.
   - Хорошо, Брюс. Хоть сейчас.
   В  голосе ее ни искры, ни  огня, но Барков не  обратил  на это  внимания.
Главное она поедет. А женившись, он обретет и права  на землю. И тут уже Шют
со всеми своими угрозами и жестокостью окажется бессилен.
   - Хорошо,  сказал он.  Выезжаем через  час.  Но  пока никому ни слова. Мы
отправимся в коляске, как на обычную прогулку.
   Бейкер  был  настолько обеспокоен, что,  казалось, даже  постарел. Дважды
заходили ковбои. До  Энн доносились разговоры о том, что Текс Бриско все еще
не  пойман.  Поначалу его путь удалось проследить;  похоже было, что  лошадь
сама несла всадника, но потом ее следы уводили в горную речку и исчезли.
   Бесследно исчезли и Бо  Марш с Джонни Джиллом.  Ковбои Шюта вернулись  на
ранчо  Барм, сломали  ограждение корраля и обыскали  лес;  однако им удалось
найти лишь  грубый шалаш, в котором, очевидно, укрывался  раненый. Если Марш
убит, его,  по всей  видимости,  похоронили, тщательно  замаскировав могилу.
Обнаружены  только  следы  единственной  лошади,  уходившие  на  восток  или
северо-восток.
   На  одной лошади на  восток! Сердце  Энн  Родни дало странный перебой. На
восток это значит к форту! Может быть... Но нет, это же глупость! Почему это
должен быть  именно Карадек, а не Джонни  Джилл?  И почему к форту? Невольно
она высказала свои сомнения вслух. Бейкер посмотрел на нее.
   - Похоже,  один  из них действительно отправился туда.  Если Марш жив, то
он, должно быть, очень  плох.  А единственный  врач  поблизости  находится в
форту.
   Хлопнула  входная дверь, и Бейкер вышел из  комнаты.  Послышался короткий
обмен сердитыми  репликами. Потом  занавеска  вновь откинулась. Энн  подняла
глаза и испуганно вздрогнула.
   Перед  нею  стоял  Дэн  Шют.  Лицо  его,  за  исключением  усов,  вопреки
обыкновению, было чисто выбрито.
   - Не вздумайте делать глупости, сказал он. Например, не пытайтесь уехать.
Я вам этого не позволю. Энн встала изумленная и разгневанная.
   - Не позволите мне? вспыхнула она. Это не ваше дело!
   Шют стоял, уперев огромные руки в бока, и нагло разглядывал ее.
   -  А  я хочу,  чтобы это стало  моим делом, проговорил он.  Я растолковал
Баркову,  как он должен теперь к вам относиться. Если ему это не нравится он
может заявить об этом  и умереть. Я не  слишком привередлив.  Я только хочу,
чтобы вы знали с этого момента вы принадлежите мне.
   - Послушайте,  Шют! вмешался Бейкер. Вы не имеете права разговаривать так
с порядочной женщиной!
   - Заткнись! отозвался Шют, пристально глянув на него. Я разговариваю так,
как мне  нравится. Я говорю с  ней. Если она  попытается уехать я тотчас  же
заберу  ее  на ранчо. А если она  подождет,  Шют  беззастенчиво  оглядел Энн
сверху донизу, я,  может  быть,  женюсь на  ней. Не знаю, зачем, добавил он,
злобно  глядя на Бейкера. И  попробуй только вмешаться я тебя вмиг раздавлю.
Эта женщина не  для  такого слабака, как  Барков. Думаю, со  временем  я  ей
достаточно понравлюсь.  Так будет для нее же лучше. Он повернулся к двери. И
не вздумайте ничего затевать. Отныне я здесь закон и единственный закон.
   - Я обращусь в форт, заявил Бейкер.
   - Только посмей  и я убью  тебя.  пообещал Шют. Армии хватит  собственных
забот. Сегодня ночью отряд  сиу напал на почтовую станцию убили трех человек
и угнали лошадей. Солдат, косивших сено неподалеку от  Пацни,  обстреляли, и
один   из  них  ранен.  Армия,  как  видишь,  слишком  занята   собственными
проблемами. Кроме  того, добавил он, усмехаясь,  по  распоряжению коменданта
форта   при  угрозе  нападения  индейцев   мне  надлежит   принять  на  себя
командование в Пайнтед-Роке.
   Он повернулся  и вышел из комнаты.  Энн обессиленно опустилась  на  стул.
Джин Бейкер подошел к конторке и вытащил револьвер. Лицо его разом осунулось
и окаменело.
   - Не надо, сказала Энн. Я уезжаю, дядя Джин.
   - Уезжаешь? Куда? С кем?
   - С Брюсом. Я собиралась  сказать вам, но кроме  вас  никому ни  слова. У
меня уже все собрано.
   - Барков? Бейкер пристально посмотрел на Энн.  Что ж, почему бы и нет. По
крайней мере, он хоть наполовину джентльмен. А Шют животное, скотина.
   Задняя дверь беззвучно открылась, пропустив Брюса Баркова.
   - Был здесь Дэн?
   Бейкер в нескольких словах рассказал о визите Шюта.
   - Лучше  оставьте  эту  затею с коляской, посоветовал  он,  когда  Барков
поделился своими планами. Возьмите лошадей и поезжайте по тропе вдоль ручья.
Уезжайте в полдень, когда все будут обедать. Сначала по тропе Беннока, затем
на  северо-восток  и кружным путем  к форту. Они подумают, что вы  пытаетесь
добраться до золотых приисков.  Барков кивнул. Он  был бледен,  но  выглядел
решительно.  Близился  полдень. Когда  улица опустела. Брюс  Барков  оседлал
лошадей. Они направились к лесу шагом, чтобы пыль глушила удары копыт, затем
свернули по тропе Беннока. Мили через две Барков въехал в ручей, и некоторое
время  они  продолжали путь  по  воде. По-видимому,  им удалось  ускользнуть
успешно никаких признаков  погони. И тем не менее  Барков заметно нервничал.
Все пути назад отрезаны. Если Шют догонит их, будет убит на  месте Шют не из
тех, кто  может простить подобное.  Барков сделал короткую передышку лишь по
настоянию девушки и еще для того, чтобы  дать отдых лошадям. Энн посидела на
траве, а Барков  все время расхаживал взад и вперед, поглядывая на тропу, по
которой  они приехали. Когда они вновь очутились в седлах, Барков, казалось,
чуть расслабился.
   - Вы можете подумать,  что я трус  сказал он, но больше  всего я боюсь за
вас. Боюсь того, что сделает Шют, когда вы окажетесь у него в руках. Я плохо
владею револьвером. Он убьет нас обоих.
   -  Знаю, серьезно кивнула Энн.  Этот человек, которому вскоре  предстояло
стать ее мужем, производил на нее все  меньшее впечатление. А его уверениям,
будто  он думает лишь  о ней,  как-то недоставало искренности.  Впрочем, при
всех своих недостатках, Барков  был попросту слабым человеком, созданным для
цивилизованной жизни, а не для границы.
   Они ехали вперед, и миля за милей пролегали между ними и Пайнтед-Роком.




   Вздрогнув,  Рейф  Карадек  проснулся  от  звука  трубы.  Ему понадобилось
несколько секунд,  чтобы  осознать, где он  находится. Затем он  вспомнил  в
кровати,  в одной  из  комнат  форта. Вчера  комендант  отказался  разрешить
хирургу  покидать  укрепление ночью;  только утром и непременно  с эскортом.
Вместе с лейтенантом Райсоном они  образуют разведывательный отряд, совершат
рейд вокруг каньона Безумной Женщины и вернутся обратно а форт.
   Гарнизон форта был малочисленным, поскольку теперь  он использовался лишь
в  качестве  базы  летучих  разведывательных  отрядов  в тех случаях,  когда
возникала  опасность  восстания индейцев.  Это  не  был  больше  укрепленный
форпост Армии Соединенных Штатов, а просто укрепленный лагерь.
   Дальше к  югу располагался  пост  Форт-Феттерман,  названный так в  честь
печально  известного   героя  знаменитой   феттермановой  резни.   Отряд  из
семидесяти  девяти  солдат  и  двух штатских  под  командой  бывалого майора
Джеймса Пауэлла должен был оказать помощь  частям, сражавшимся с  индейцами.
Но случилось  так, что подполковник Феттерман воспользовался своим  званием,
чтобы  перехватить командование.  Презирая  военное  искусство индейцев,  он
решил преследовать  их за перевалом. В форте Фил-Кирни услышали стрельбу, но
помощь запоздала: весь отряд, до единого человека был уничтожен.
   Рейф быстро оделся и поспешил к выходу. Первым, кого он  увидел, оказался
лейтенант Райсон.
   - Доброе утро, Карадек! улыбнулся тот. Труба разбудила?
   - Не впервой, кивнул Карадек.
   - Значит, вы служили? поинтересовался лейтенант,  бросив на Рейфа быстрый
взгляд.
   -  Да, Карадек обвел  глазами частокол.  Я был с  Сюлли.  И еще немного в
Мексике и в Гватемале.
   - Значит, вы тот самый Карадек? Райсон  посмотрел на  Рейфа с  уважением.
Наслышан о  вас. Майор Шихан  будет  рад узнать об этом.  Он ваш почитатель,
сэр! Кивком головы лейтенант указал на двух усталых, покрытых пылью лошадей.
Вы  не  единственный,  прибывший из Пайнтед-Рока. Под  утро на этих  лошадях
приехали еще двое. Некто Барков и с ним девушка. К тому же хорошенькая везет
же собаке! Женщина? Девушка? насторожился Рейф.
   - Ну да, удивленно взглянул на него Рэйсон. Ее зовут мисс Родни. Она...
   - Где она? отрывисто перебил Рейф. Где она сейчас?
   - Да вон же, слегка улыбнулся Рэйсон. Это ваша знакомая?
   Но Рейф уже не слышал вопроса.
   Энн стояла в дверях одного из  частично восстановленных зданий.  При виде
Карадека глаза ее расширились.
   - Рейф? Вы здесь? Вам удалось скрыться?
   - Я приехал за доктором для Марша. Он  очень плох. скороговоркой  пояснил
Карадек, всматриваясь ей в лицо. А вы что вы здесь делаете? С Барковым?
   - А  почему  бы  и  нет? Энн явно  была задета  его тоном. Разве вас  это
касается?
   -  Ваш отец  просил меня позаботиться о  вас. А если вы  выйдете замуж за
Баркова, окажется, что я не сдержал слова.
   -  О! в голосе ее прозвучали льдинки. Вы  все еще утверждаете, что  знали
моего отца? Полагаю,  мистер Карадек, вам  лучше забыть  об  этой истории. Я
помолвлена с Брюсом, и теперь намерена выйти замуж. В форте есть капеллан. А
потом мы доберемся до реки и спустимся в Сент-Луис.
   - Я не позволю вам сделать это, Энн, хрипло сказал Карадек.
   - Вы  мне  не позволите? вся накопившаяся  в ней усталость, напряжение  и
что-то еще, не поддающееся  определению, выплеснулись в этих гневных словах.
Это  не ваше дело! А теперь,  с вашего позволения,  я жду Брюса. Оставите вы
меня, наконец?
   - Нет, яростно выплеснул он.  Я ни за что  этого не сделаю. Я повторю вам
то же, что  говорил раньше.  Я знал вашего  отца.  Он оформил дарственную на
ранчо на ваше и мое имя. Он просил меня позаботиться  о вас. Он отдал  мне и
расписку Баркова в получении денег по закладной. Я хотел, чтобы все это было
иначе, Энн. Я...
   - Карадек! окликнул  его  Рэйсон. Мы  готовы!  Рейф оглянулся.  Маленькая
кавалькада  ожидала его, лошадь уже была  оседлана. Он  снова  посмотрел  на
девушку губы ее стиснуты, глаза горели.
   - А, что толку! вспыхнул он. Выходите замуж за кого угодно!
   Повернувшись,  он  подошел  к   лошади,  вскочил  в  седло  и   уехал  не
оглянувшись.
   Уже приоткрыв рот, чтобы заговорить, Энн Родни смотрела вслед  исчезающим
всадникам. Неожиданно ее гнев прошел. Она смотрела на закрывающиеся ворота с
чувством, близким  к панике. Что она натворила?  А если Рейф  сказал правду?
Совершил  ли он хоть  один поступок, который заставил бы  сомневаться в нем?
Озадаченная собственными чувствами к этому пришельцу, о котором она так мало
знала, но  так  много  думала,  Энн  стояла, приподняв  руку в незаконченном
прощальном жесте,  когда увидела двух мужчин,  вышедших из-за угла  дома,  в
грубой одежде рудокопов.
   Они  подошли  к ней и остановились один плотный,  приземистый,  с твердым
ртом и мощным подбородком, другой молодой, светловолосый и тонкий.
   - Мэм, сказал тот, что  постарше, мы только что с реки. Майор сказал, что
вы  хотите  уехать.  Если вы  подскажете, где  найти  вашего мужа,  мы можем
продать ему наши лодки.
   Она покачала головой.
   - Я еще  не замужем. Вам надо  повидать моего жениха, Брюса Баркова. Он в
столовой. ! Молодой человек, робея, вступил в разговор.
   - Мэм, говорят, вы из Пайнтед-Рока. Вы не слышали там о человеке по имени
Рейф Карадек?
   -  Рейф  Карадек? Энн  выпрямилась и быстро  взглянула на  юношу.  Вы его
знаете?
   Он кивнул, довольный ее внезапным интересом.
   - Да, мэм.  Мы  его товарищи  по  плаванию, я и мой партнер, Рок Муллени.
Меня зовут Пени, мэм. Рой Пени.
   Сердце ее внезапно забилось. Кусая губы, она некоторое время  смотрела на
молодого человека, потом осторожно поинтересовалась:
   - Вы были с ним на судне?
   - Так оно и есть.
   Пени казался  озадаченным  и стал осторожнее. Он не забыл, как они покину
ли  "Мэри С".  Конечно, с  тех  пор  прошло  много  месяцев, до моря  отсюда
достаточно далеко, но преступление оставалось преступлением.
   - А не  было  ли... на борту...  человека по имени Родни?  Теперь Энн  не
могла на них смотреть отвернувшись, она уставилась  на частокол, почти боясь
слышать ответ. Она скорее почувствовала, чем заметила приближение Баркова.
   - Родни? Уж это точно! Чарлз Родни хороший был человек! Он умер у берегов
Калифорнии после... Пени заколебался. А вы, часом, ему не родственница, мэм?
   - Я дочь Чарлза Родни.
   -  О! глаза Пенна  прояснились. Значит, вы та  девушка, которую собирался
разыскать здесь Рейф!  Подумать  только! Он  повернулся.  Эй,  Рок! Это  Энн
Родни, девушка, из-за которой Рейф отправился сюда. Дочь Чарли!
   Брюс Барков замер. Его темное лицо насторожилось.
   - Что? резко спросил он. Что вы сказали? Пени посмотрел на него.
   - Не волнуйтесь, мистер. Да, мы знали отца этой леди. В Сан-Франциско его
зашанхаили и увезли на корабль.
   Лицо Брюса  заледенело. Вот оно, в последнюю минуту! Теперь конец  всему.
Он в ловушке. По лицу Энн  он видел, что к ней  понемногу приходит понимание
того, как он лгал,  как  предал  ее  и  даже  Барков  видел,  как  эта мысль
отразилась в ее глазах что он, возможно,  убил ее отца. Вены вздулись у него
на лбу и  на  шее. Он  свирепо уставился на  Пенна, словно  загнанный в угол
зверь.
   - Ты лжешь! прорычал Барков.
   - Не смей так говорить! яростно воскликнул Пени.  Будь у  меня револьвер,
ты проглотил бы это оскорбление!
   Если  Барков  и расслышал  последние  слова, то они  не произвели на него
впечатления. Рука его уже опускалась. Пени отступил, широко раскинув руки, и
Брюс Барков  с лицом, побагровевшим от ярости и крушения всех надежд, дважды
выстрелил. В глазах Пенна застыло удивление.
   - Нет... револьвера... он задохнулся. Я без... револьвера...
   Его шатнуло, он задел за угол военного фургона и упал ничком.
   Барков посмотрел на убитого,  потом поднял искаженное гневом лицо. За миг
до полного успеха он попал в ловушку, а теперь еще и стал убийцей.
   Повернувшись, Брюс вскочил а седло. Ворота были открыты, чтобы пропустить
воз с дровами, и он с хриплым криком ударил лошадь, чтобы успеть проскочить.
Отовсюду  сбегались  люди. Потрясенный  Рок  Муллени слепо  шарил  руками по
поясу. У него тоже не было револьвера. Он взглянул на Энн.
   -  Мы  никогда  не  ввязывались в  перестрелки. Он  растер  руками  лицо,
постепенно приходя в себя. Мэм, за что он застрелил Роя?
   Энн  смотрела  на него, присмирев  при виде горя, написанного  на жестком
лице человека.
   - Барков убил моего отца! сказала она.
   - Нет, мэм. Если вы дочь Чарлза Родни, то должны знать, что ваш отец умер
на борту судна, у нас на глазах.
   - Знаю, кивнула Энн. Но все равно это дело рук Баркова. И какая же я была
дура! Ужасная дура!
   Офицер,  стоявший на коленях  подле тела Пенна,  поднялся,  посмотрел  на
Муллени, а затем перевел взгляд на Энн.
   - Он мертв.
   Внезапно Энн обрела. решимость.
   -  Майор,  проговорила она,  я хочу  догнать  разведывательный отряд.  Не
одолжите ли вы мне свежую лошадь? Моя совсем выдохлась после этой ночи...
   -  Это   будет  небезопасно,  мисс  Родни,  запротестовал  майор.  Совсем
небезопасно. Там индейцы. Ума  не приложу, как сумели добраться сюда Карадек
и вы с Барковым. Он жестом указал на тело Пенна. Что вы об этом знаете?
   Коротко  и точно Энн описала ему  происшедшее. Она не пыталась ни обелить
себя, ни опустить какие-то подробности.  За несколько минут она изложила всю
историю.
   - Понимаю, майор задумчиво посмотрел на  ворота.  Если бы я  мог выделить
вам сопровождающих, я бы сделал это, но...
   - Если она знает  дорогу,  вмешался Муллени, я  провожу ее.  Мы  с Пенном
собирались посмотреть, как идут дела у Рейфа.
   - Это может вам стоить жизни, предостерег майор.
   - Мне случалось рисковать жизнью и  раньше, пожал плечами  Муллени. Кроме
того, он провел ладонью по лысине, мой скальп вряд ли соблазнит индейцев.
   Свежие лошади  не требовали шпор.  Муллени не был новичком  на  Западе, в
жизни ему пришлось перепробовать едва ли не все мыслимые профессии. И его не
волновал тот риск, на который им пришлось пойти. Дорога располагала к беседе
и Муллени часами  рассказывал спутнице  о своей  жизни на  борту "Мэри С", о
дружбе  ее  отца  с Рейфом Карадеком,  обо  всем, что  делал  Карадек, чтобы
облегчить старому  скотоводу тяготы матросского труда и  судовой  жизни, как
сберегал для него скудный матросский паек.
   - Карадек? сказал под конец Муллени.  Это один из лучших людей, которых я
знал. Боец  вот он кто. Видели бы вы, какую взбучку он задал этому Борджеру!
И если  бы не Рейф никому  из нас не удалось бы  сбежать. Он  это задумал  и
осуществил.
   Некоторое время  они ехали молча. Теперь Энн понимала, что  всегда должна
доверять  своей интуиции. Ведь  инстинктивно она никогда не верила до  конца
Баркову и наоборот с самого начала ощущала доверие к Рейфу.
   Он  убивал людей, да. Но  каких? Бонаро  и Триггер Бойн, оба признанные и
хвастливые убийцы; они недостойны даже попирать ту же землю, что и Рейф. Энн
чувствовала, что должна найти Карадека, должна!
   Ветер стал холоднее, и она посмотрела на Муллени:
   - Похоже, выпадет снег.
   -  Точно, мрачно кивнул тот. Вроде бы  еще не время,  но  такое  бывало и
раньше. А если задует северный ветер... он покачал головой.
   Они разбили лагерь, пока еще было достаточно светло. Муллени зажег костер
из сухих веток, почти  бездымный.  Пока Энн готовила ту немудреную еду,  что
захватила с собой, Муллени растер лошадей пучками сухой травы.
   - Сумеете ли вы найти дорогу в темноте? спросил он.
   - Да, наверное. Отсюда довольно легко, потому что видны горы.
   -  Ладно, сказал  он,  тогда  будем двигаться.  Энн нравился этот плотный
моряк и ковбой.  Она ехала  впереди,  уверенно заставляя лошадь идти быстрой
рысью. Энн остановилась. Муллени подъехал к ней.
   - В чем дело?
   Девушка  молча  показала  на следы  одинокой  лошади,  пересекавшие  путь
отряда.
   - Думаете, это Барков? Возможно... Солдаты ведь  не знают, что произошло.
Он может присоединиться к ним в поисках защиты.
   Тут в голову ему пришла тревожная мысль, и он с беспокойством взглянул на
Энн:
   - А вдруг он попытается убить Карадека?
   Она вздрогнула. Энн отдавала себе отчет в том, что такое вполне возможно.
Что  оставалось терять  Брюсу? Он стал изгоем, и еще одно убийство ничего не
изменило бы в его судьбе. А причиной постигшего его. краха был Рейф Карадек,
   - Он может, согласилась Энн. Может.
   Несколькими  милями западнее, положив винтовку поперек  седла и  наклонив
голову  навстречу   ветру,  ехал  Брюс   Барков.  Надежда  метким  выстрелом
прикончить Карадека не  покидала его. Задача  казалась вполне  посильной,  а
солдаты все равно списали бы эту смерть на индейцев. Впрочем,  существовал и
лучший  путь: покончить  со  всеми разом.  Если  бы Баркову удалось обогнать
отряд и первым разыскать Бо Марша и Джонни Джилла, он мог сперва пристрелить
их, а потом  Карадека. А если после  этого  он сумеет избавиться и от  Шюта.
Гомер  окажется  вынужден  присоединиться к Баркову. Может быть, в  конечном
счете Дэн Шют был прав; может  быть, убийство действительно  является лучшим
средством решения всех проблем.
   Всесторонне и  тщательно обдумывая эту идею, Барков  свернул с дороги, по
которой следовали  солдаты. Существовал другой путь безопаснее  и короче. Он
направился к заброшенной теперь старой тропе Боузмена.
   Барков поплотнее запахнул куртку, защищаясь от все усиливающегося холода.
Его  лихорадило  от   беспокойства,  от  неуверенности  в  себе,  к  которым
примешивалась ненависть к Карадеку, Шюту, Энн Родни и ко всему вообще.
   Ночь не заставила его остановиться лишь дважды он позволял  себе короткие
передышки. Когда  он тронулся в путь  во второй раз,  уже начинало  светать.
Садясь  в седло,  Барков почувствовал,  как  щеки коснулись снежинка. Барков
почти не замечал, что хлопья постепенно становятся все крупнее и гуще, а вот
лошадь проявляла признаки беспокойства.
   Барков знал,  что Джилл и раненый  исчезли. Люди Шюта не  нашли их  возле
сгоревшего дома. До появления Карадека Брюс Барков не раз бывал в  этом доме
и  хорошо  знал  окрестные  холмы.  Примерно  в полумиле  за  домом в скалах
находилась глубокая  пещера, защищенная от посторонних  глаз  молодым лесом.
Если Джонни Джилл отыскал эту пещеру, он мог перетащить Марша туда. Это было
достаточно вероятно.
   Брюс Барков не беспокоился о следах, которые оставлял за собой. Индейцы в
такую суровую погоду вряд ли появятся, а идущий из форта отряд не отклонится
так далеко на север.
   Барков  приближался  к первой  гряде  холмов,  отделявших  Лонг-Вэлли  от
равнины, плавно  понижавшейся  к  Паудер-ривер  и старой  тропе Боузмена. Он
въехал  в  сосняк  и  начал  подъем,  исполненный  решимости убивать. Ум его
обострился,  как у  голодного  койота. Загнанный в угол,  лишенный  предмета
вожделений, Барков  видел единственный  выход  в  том,  чтобы  победить  или
отомстить во всеобщем и массовом убийстве.
   Единожды убив, он без колебаний решился убивать еще и еще.
   Он  не  заметил всадника на крупной  серой лошади, который  уже некоторое
время следовал за ним. Барков  не оглядывался назад, а усилившийся  снегопад
настолько сократил  видимость  и поглотил звуки, что догонявший  его всадник
казался просто тенью.
   Справа, за недавно еще  голой, а теперь  покрытой снегом  вершиной холма,
чернело пятно сочащейся нефти. Поравнявшись с ним, Барков  натянул поводья и
посмотрел вниз.
   Вот  она, причина  всего. Ключ к богатству  такому,  какого только  может
желать человек. Люди убивали и  за меньшее. Брюс  знал,  где расположены еще
четыре  таких  же выхода нефти, а стоила эта  нефть от  двадцати до тридцати
долларов за баррель.
   Барков слез с лошади и помешал нефть палкой. Она была вязкой, загустевшей
от холода. Ее вид придал ему уверенности что ж, он все еще может выиграть.
   В  этот момент Брюс  услышал, как скрипнул  под чьими-то  ногами  снег, и
взглянул наверх. Фигура облаченного в тяжелую куртку Дэна Шюта, восседавшего
на крупном жеребце, показалась ему гигантской  Шют сверху вниз  посмотрел на
Баркова:
   - Попробовал удрать  с ней, а?  Я всегда знал, что в тебе есть  что-то от
койота, Барков.
   Он  поднял руку  с зажатым в ней револьвером. Потрясенный Барков, не веря
собственным  глазам,  следил  за медленным движением ствола. Его собственный
револьвер был заткнут за пояс под короткой, толстой курткой.
   - Нет,  задохнувшись,  прохрипел  он. Не  надо!  Дэн...  Последнее  слово
сорвалось в  визг, прерванный резким, коротким хлопком выстрела. Брюс Барков
медленно согнулся и,  схватившись за живот, упал в  черную нефть, по которой
стало расплываться красное пятно.
   С минуту Дэн Шют неподвижно сидел,  глядя  вниз. Потом повернул  лошадь и
двинулся прочь.  У него  были свои  планы. Перед тем,  как начался буран, он
заметил  с перевала  идущий из  форта  отряд. За ним на  некотором отдалении
следовали еще  двое. И Шют подозревал, кем они могли быть. Предположение это
стоило проверить.




   Со всей  возможной  скоростью  пробиваясь сквозь  снегопад, отряд  достиг
развалин дома у каньона  Безумной Женщины ни второй день по выходе из форта.
От  лошадей поднимался пар,  а дыхание людей и  животных  туманом повисало а
воздухе.
   Никаких  признаков  жизни не было  видно. Рейф слез с лошади и огляделся.
Гладкая поверхность снега нетронута, но он сразу заметил, что с тех пор, как
он уехал за  помощью в форт, здесь многое изменилось. Корраль  сломан, шалаш
покинут.
   Лейтенант Рэйсон задумчиво посмотрел по сторонам.
   - Мы опоздали? спросил он.
   Карадек колебался. Открывшееся его глазам не внушало надежд, но...
   - Не думаю. ответил он. Джонни Джилл не дурак. Он что-то  придумал. Кроме
того, нигде не видно тел.
   Он  мысленно прошелся  по каньону. Далеко уйти Джилл  с  раненым  Маршем,
безусловно,  не  могли.  Наиболее  многообещающим убежищем  казался  молодой
лесок. Карадек направился  туда. Райсон  отдал  приказ  спешиться, и солдаты
начал разводить костер.
   Хирург Милтон Узит некоторое время смотрел вслед Рейфу,  потом направился
за ним. Догнав Карадека, он поинтересовался:
   - Нет ли поблизости пещер? Рейф остановился, размышляя.
   - Могут быть. Но я о них не  знаю. Джонни тот много бродил в этих местах,
может, и нашел одну. Давайте  посмотрим.  Затем  в голову ему  пришла  новая
мысль. Им ведь нужна вода, док. Пойдемте-ка к ручью.
   В одном месте лед, которым уже покрылся ручей, был сломан.
   - Кто-то пил здесь после того, как ударил мороз. Рейф опустился на колени
и начал медленно ощупывать снег.
   -  Нашли  что-нибудь? полюбопытствовал врач,  которому действия  Карадека
оставались совершенно непонятными.
   - Да. Тот, кто  брал воду из ручья,  пролил немного  в  этом  месте. Вода
замерзла я  нащупал  льдинки.  Значит, воду брали с  этой  стороны. Медленно
передвигаясь, он продолжал ощупывать снег.  Вот, опять. Здесь ледяное кольцо
ведро ставили  на снег. Карадек выпрямился, внимательно изучая горный склон.
Они где-то здесь, наверху. У них есть ведро, и один из них может ходить сюда
за водой. Правда, найти  их будет  чертовски  трудно.  Впрочем, им  нужно  и
топливо. Где-то пришлось ломать сучья, собирать дрова но, конечно же, далеко
от убежища. Для  этого  Джилл  достаточно опытен.  Рейф  указал на ближайшую
группу  деревьев на склоне. Не исключено, что он укрылся за этими деревьями.
Добравшись   туда,  он,  вероятно,  поставил   ведро,  пока  осматривался  и
удостоверялся, что его никто не видел.
   Уэйт заинтересованно кивнул.
   - Хорошая мысль. Давайте посмотрим.
   Они подошли к деревьям. После  нескольких минут поисков Уэйт наткнулся на
такой же ледяной кружок, скрытый под тонким слоем снега.
   - А дальше куда? спросил он.
   Рейф поколебался, осматриваясь. Обычно человек автоматически  следует  по
кратчайшему  пути. Вот как раз  подходящий просвет  между деревьями. Карадек
шагнул, потом остановился.
   - Точно. Видите? На этой ветви снега мало. Вероятно, он задел ее, проходя
мимо.
   Карадек сознавал, что все это только догадки. Тем не менее, пройдя  ярдов
триста,  посмотрел  наверх и  заметил  скалу,  просунувшую  между  деревьями
каменное  плечо. Возле  ее  основания громоздились валуны и обломки каменных
плит.
   Он  направился туда и почти сразу же приметил на снегу кусочки коры и той
древесной  пыли,  что  скапливается  между корой  и  сердцевиной  ствола. Он
обратил на это внимание Уэйта.
   - Здесь он носил дрова.
   Они  остановились,   и   Рейф   втянул  носом  воздух.  Запаха   дыма  не
чувствовалось.  Живы  ли они?  Не  довершил  ли  холод того, чего не  смогли
сделать  пули?  "Нет,   решил  он   Джонни  Джилл  достаточно  хорошо   умел
позаботиться о себе".
   Рейф шел между камнями, сворачивая там, где поворот казался естественным.
Неожиданно глазам его предстала наклонная  гранитная  плита, опиравшаяся  на
большой валун. Под  ней было сухо.  Рейф наклонился  и заглянул  внутрь. Там
было темно и тихо, но  какое-то шестое  чувство  подсказывало Карадеку.  что
здесь не так пусто, как кажется.
   Согнувшись,  они пробрались  в  пещеру.  Впрочем,  поначалу  это  не было
настоящей  пещерой  просто  обломок   каменной  плиты,  создающий  частичное
убежище. Но футов через пятнадцать плита кончилась, под густыми кустарниками
и тогда  они  увидели вход  в  настоящую  пещеру,  давным-давно  сотворенную
усилиями  воды и ветра,  и так  хорошо скрытую  валунами и кустарниками, что
обнаружить ее можно было лишь с того места, где они находились.
   Пещера добрых пятидесяти футов в глубину  представляла  собой  гигантскую
выемку,  образовавшуюся в одной из стен диагональной расщелины,  рассекавшей
скальный массив. Они ступили  на сухой песок и в  тот же  миг услышали голос
Джилла.
   - Привет,  Рейф! он вышел из-за кучи  каменных обломков. До сих пор я  не
мог видеть, кто идет. Винтовка у меня наготове,  и  появись  тут  кто-нибудь
другой,  он  мог пожалеть об этом. Джилл выглядел похудевшим  и усталым.  Он
здесь, док, и бредил всю ночь.
   Пока Уэйт занимался раненым, Джилл с Рейфом отошли ко входу.
   -  Что произошло? с просил Джилл. Я уж подумал было, что  они  заполучили
тебя.
   - Нет, этого им не удалось. Но  о  том, что происходит, я знаю не слишком
много. Энн в форту с Барковым. Говорит, что выходит за него.
   - Что с Тексом? быстро с просил Джилл.
   -  Исчез  бесследно,  нахмурившись, покачал  головой  Рейф. Не  знаю, что
произошло в Пайнтед-Роке. Я отправлюсь туда,  как только  сообщу лейтенанту,
где находится док.  Тебе  придется  остаться здесь,  потому  что  док должен
вернуться в форт.
   - А ты в Пайнтед-Рок?
   - Да. Я убью Дэна Шюта.
   -  Хотел  бы  я  посмотреть на  это,  мрачно  проговорил Джилл.  Но  будь
осторожен. Маленький ковбой серьезно  взглянул на Рейфа. Что же  все-таки  с
девушкой, босс?
   Стиснув зубы, Рейф уперся взглядом в каменную стену пещеры.
   -  Не знаю, угрюмо  сказал он.  Я пытался ее  отговорить, но, кажется, не
слишком тактично.
   -  А  ты  сказал,  что  любишь  ее?  заткнув  за  пояс  большие   пальцы,
полюбопытствовал Джилл.
   - С чего ты взял? вытаращил глаза Карадек.
   - Сужу по приметам. Ты  стал сам не свой  с тех пор,  как увидел ее. Вы с
ней одной породы, босс.
   -  Может быть. Но  она, похоже, считает иначе. Она ни  разу  не  захотела
выслушать правду об отце. А на этот раз мы оба сорвались.
   - Может, я и не разбираюсь в тонкостях обхождения с женщинами, но кое-что
я все-таки заметил, босс. Сдается,  объяснись ты ей в любви и она бы никогда
не ушла с Барковым.
   Рейф  думал об  этих словах по дороге в Пайнтед-Рок. Он еще не решил, что
будет делать.  Не  представлял  себе, где  и  как найдет Дэна Шюта. Он  знал
только, что должен его разыскать.
   Доложив  Райсону  о  положении  дел,  Карадек  в  одиночку  отправился  в
Пайнтед-Рок. Он уже хорошо знал горную тропу. Даже непрекращающийся снегопад
не заставил его отложить поездку.
   Его сжигал внутренний огонь. Безрассудная отвага  гнала Рейфа  вперед; он
должен был разрядить внутреннее напряжение  действием,  стрельбой.  Все  его
враги были на виду, а карты лежали на столе открытыми.
   Баркова он мог не принимать в расчет. Главное добраться до Дэна Шюта; при
этом не стоило упускать  из виду  и Пода Гомера.  То, что  собирался сделать
Карадек, было не меньшим своеволием, чем действия Баркова  и Шюта, но за ним
стояла справедливость.
   Как раз перед рассветом этого  второго, рокового дня Мул-лени остановился
на  короткий привал  в  маленьком лесистом распадке неподалеку от холмов. Не
только  лошади,  но и девушка нуждались в отдыхе. Снега выпало уже  много, и
потому  удалось  расчистить  лишь небольшое место.  Когда они поели и выпили
сваренный им кофе, Муллени встал.
   - Собирайтесь, сказал он, а я пока приведу лошадей.
   Всю ночь он размышлял над тем, что  сделает, встретив  Баркова. Он видел,
как тот вытаскивал револьвер, чтобы выстрелить в Пенна, движение это было не
слишком быстрым. Это сделает встречу  равной, потому что Муллени знал, что и
сам не умеет быстро выхватывать оружие.
   Обнаружив,  что лошадей  нет,  он  остановился.  Очевидно,  они выдернули
колышки и куда-то  убрели. Муллени пошел  по их  следам. Крупного мужчину  в
тяжелой куртке, наблюдавшего за ним из-за кустов, он не заметил.
   Дэн Шют  подкрался  к костру.  Подняв  глаза  при  его  приближении,  Энн
поначалу приняла его за Муллени. Но тут же узнала и широко раскрыла глаза:

   - Хэлло! Что вы здесь делаете?
   В сонных на вид глазах Шюта застыла настороженность.
   -  Охотился за вами,  ухмыльнулся он.  Так  и  думал, что это  вы. Увидев
Баркова, я понял, что у вас что-то не получилось.
   - Вы видели Брюса? Где?
   - К северу отсюда. Он больше не будет вас беспокоить.
   Шют снова ухмыльнулся. Барков был слизняк. Думал, что очень хитер, хотя и
наполовину не был так умен, как Карадек, или так тверд, как я.
   -  Что случилось?  сердце Энн учащенно забилось.  Муллени должен  вот-вот
появиться. Он услышит голоса и все поймет.
   - Я  убил его,  со  своей  циничной улыбкой проговорил  Шют.  В нем  было
немного хорошего. И не ждите своего спутника. Я увел лошадей  и  отпустил на
волю. Пока он их поймает если вообще поймает пройдет несколько часов. Нам же
пора собираться.
   - Нет, заявила Энн. Я буду ждать. Он снова улыбнулся.
   -  Лучше  уж двинемся  потихоньку. Если он  вернется, я вынужден буду его
убить. Ведь вы не хотите, чтобы он был убит, верно?
   Энн колебалась лишь секунду. Этот  человек  не  остановится ни перед чем.
Если понадобится, он собьет ее  с ног и  свяжет, но  все равно увезет,  убив
перед  этим Муллени. А этого  она допустить не  могла. Если сделать вид, что
она идет ему навстречу, может быть, в будущем появится какой-то шанс...
   - Иду, сказала она просто. У вас есть лошадь?
   -  Я привел  вашу, ответил Шют.  Садитесь. В то  время, как  Рейф Карадек
приближался  к  Пайнтед-Року,  Дэн Шют въезжал  вместе с пленницей  во  двор
своего ранчо, расположенного неподалеку  от города. Далеко на юго-западе Рок
Муллени давно уже  добрался до того места, где Шют,  наконец,  отпустил  его
лошадь и  уехал, ведя на  поводу другую.  Муллени продолжал преследование  и
почти  через  милю настиг своего  коня.  Одинокое,  потерявшееся в снегопаде
животное  сначала заупрямилось,  затем  позволило  себя  поймать. Оказавшись
верхом, он вернулся на место привала, но почти заметенные за это время следы
мало  что ему рассказали. Впрочем, главное Муллени  удалось понять.  Девушка
уехала в сопровождении другого всадника.
   Муллени  забеспокоился.  За  время поездки он  получил от  Энн  некоторое
представление  о Брюсе  Баркове  и Дэне Шюте.  И  знал также,  что в  городе
опасались нападения индейцев.
   Насколько  он  разбирался в  повадках сиу, до весны  или даже до лета они
вряд ли  что-нибудь предпримут. Отдельные перестрелки, разумеется, возможны,
но, как правило, индейцы не воюют в холодные сезоны. И Муллени их за  это не
порицал. Все  же  следовало  избегать  любых  групп  индейцев-охотников,  не
пренебрегающих при случае возможностью поживиться любыми другими трофеями.
   Муллени   приблизительно   представлял  себе,  в  какой   стороне   лежит
Пайнтед-Рок, однако  инстинкт  подсказывал  ему,  что синица в руках  всегда
предпочтительнее  журавля в  небе, и  потому он вернулся на след  армейского
отряда и направился в Лонг-Вэлли.
   Когда Рейф  Карадек въехал на  улицу Пайнтед-Рока на своем вороном, город
казался вымершим и затихшим под снегопадом. Рейф спешился возле магазина.
   Бейкер настороженно смотрел на Карадека, однако рассказал все, что знал о
Тексе Бриско, о появлении Дэна Шюта и его  угрозах, о  бегстве Энн в форт  в
сопровождении  Баркова.  Когда  же  он  узнал, что им обоим удалось  достичь
форта, у него отлегло от сердца.
   С минуту они прислушивались к завыванию ветра под крышей.
   - Не слишком-то уютно сейчас на улице, мрачно, сказал торговец. Настоящий
буран. Но если Бриско нашел убежище, с ним может быть все в порядке.
   - Не на этом холоде, хмуро  ответил Карадек. Ни  один человек, ослабевший
от  потери  крови,  не продержится долго  на морозе.  А прежде,  чем  погода
улучшится, она станет еще намного хуже.
   Стоя у  прилавка и чувствуя, как охватывает его тепло, источаемое большой
пузатой  печкой,  Карадек  обдумывал положение. Бо Марш, хоть и очень  плох,
получил все же  медицинскую помощь, и о  нем позаботится Джилл. Пока что там
больше ничего нельзя сделать.
   Энн совершила свой  выбор. Она  уехала с  Барковым.  В глубине  души Рейф
понимал, что предпочтя Баркова Шюту, она  сделала лучший выбор. Существовал,
конечно, и еще один вариант... Впрочем, существовал ли? Да, по крайней мере,
она могла его выслушать.
   Однако  форт был далеко, и Карадеку  теперь  оставалось  лишь  верить  во
врожденный здравый смысл Энн,  который сумеет остановить ее, пока не поздно.
В любом  случае он не в состоянии вернуться в форт  так быстро, чтобы чем-то
ей помочь.
   - Где Шют? спросил он.
   - Понятия не имею, отозвался Бейкер. Ни  слуху, ни духу. Но одно я берусь
утверждать: Шют не примирится с бегством Энн.
   Дверь распахнулась, приоткрыв на миг царящее снаружи снежное буйство, и в
магазин  вошел  Пат Хигли. Сняв рукавицы, он  протянул  негнущиеся пальцы  к
докрасна раскаленному боку печки и посмотрел на Рейфа.
   Мне послышалось, вы спрашивали  о  Шюте?  Я  только  что  видел,  как  он
направлялся к  своему ранчо.  Причем  не один, добавил Пат, растирая пальцы.
Похоже, с ним ехала женщина.
   - Женщина? недоверчиво спросил Карадек. Кто бы это мог быть?
   - Он нашел Энн! воскликнул Бейкер.
   - Она в форту, отозвался Рейф, с Барковым. Не мог же Шют увезти ее из-под
носа у солдат?
   - Нет, не мог, согласился Бейкер.  Но она могла уехать одна.  Она упрямая
девушка,  и если  уж  что  задумает...  После  вашего отъезда  у  нее  могли
измениться намерения.
   Рейф  отверг эту мысль. Слишком уж  она была невероятной. И  где же  Текс
Бриско?
   - Бейкер, сказал он, вы с Хигли знаете эти места.  И вы знаете Текса. Как
вы думаете где он может быть?
   -  Трудно  сказать,   пожал  пленами   Хигли.  Непохоже,  чтобы  он  знал
окрестности.  Люди Шюта шли по его  следу.  Им показалось, что лошадь бредет
сама, без руки на поводьях. Потом лошадь зашла в ручей, и они потеряли след.
Этот ручей впадает в Клир-Крик, и похоже, что лошадь направлялась по нему на
запад. В какой-то момент Бриско должен был придти в себя. Если он двинулся в
том же  направлении дальше,  это  должно привести его к высоким,  каменистым
местам южнее большой вершины. Бели ему удалось их пересечь, он мог оказаться
где-нибудь возле каньона Тенслип. Но все это только догадки.
   - Есть на пути какие-нибудь убежища?
   - Ничего похожего, если  вы имеете в  виду жилье. Зато а  скалах  укрытий
много. Единственные люди  в тех местах это сиу,  а  их настроения сейчас  не
назовешь  дружелюбными.  Именно  там   скрывается  Человек,  Который  боится
Собственной Лошади.
   Искать Текса Бриско можно было с тем же успехом, что иголку в стоге сена,
но  ничего другого Рейфу не оставалось. И значит, он это сделает. Но его все
время преследовала  мысль о Дэне Шюте и женщине.  А если это  все-таки  Энн?
Карадек вздрогнул, представив ее  в  руках Шюта.  В этом человеке не было ни
капли порядочности и жалости.
   -  Бессмысленно  отправляться  в  такой буран, сказал Бейкер.  Вы  можете
переждать с нами, Карадек.
   - Вы заговорили другим тоном, Бейкер, угрюмо заметил Карадек.
   - Может же человек ошибаться? раздраженно просил Бейкер. Вот и я мог. Все
здесь  быстро пошло  к черту с  тех  самых пор,  как появились  вы со  своей
историей про Родни.
   - И все-таки я не останусь, сказал Рейф. Я еду искать Текса Бриско.

   Дверь распахнулась,  и все трое оглянулись.  Вошел Под Гомер.  В  тяжелой
куртке  из  бизоньей кожи  шериф выглядел еще более квадратным и грузным. Он
мрачно посмотрел на Карадека и направился к печке, на ходу сбрасывая куртку.
   - Ты все еще здесь? поинтересовался он.
   - Да, я еще здесь, Гомер. А вот вам пора отчаливать.
   - Что?
   -  Вы  меня  слышали.  Можете  переждать буран, а затем отправляйтесь  из
города.
   - Ты говоришь мне? Гомер повернулся, его квадратное жесткое лицо налилось
кровью, в голосе звучала ярость.
   - Я здесь шериф.
   -  Был,  спокойно сказал  Карадек.  Ты с  самого начала жил душа в душу с
Барковым  и Шютом, обделывал  для них  грязные делишки  и  подбирал объедки,
которые тебе  бросят.  А  теперь  забавы  кончились.  Когда буран  уляжется,
сматывайся отсюда. Барков ушел, а через несколько часов не будет и Шюта.
   -  Шюта? недоверчиво спросил  Гомер. Ты против Дэна  Шюта? Да ты  сошел с
ума, парень!
   - Да?  пожал  плечами  Карадек. Впрочем,  к  чему  этот  спор?  Повторяю:
убирайся  и  никогда  не возвращайся.  И можешь  прихватить  с  собой своего
судью-дешевку.
   - Это ты кончен, Карадек, рассмеялся шериф. Марш мертв. Бриско или мертв,
или в бегах. Может быть, умер и Джилл. На что ты рассчитываешь?
   - Джилл так же здоров как и  я, спокойно сказал Рейф, а Бо Марше пользует
армейский  врач, так что  и  он выберется из леса. Что касается Текса, то он
ушел от погони,  и я надеюсь, что  техасец вернется на собственных  ногах. А
вот  хватит  ли храбрости у  ваших парней, когда приедем  мы с Джиллом? Тома
Блейзера нет,  а с  ним еще  полдюжины. Забирай свою куртку, Рейф  поднял ее
левой рукой,  и убирайся. Бели увижу тебя здесь  после бурана, буду стрелять
без предупреждения. А теперь проваливай!
   Он  швырнул тяжелую  куртку  в Гомера. Шериф,  побагровев, увернулся.  Ко
всеобщему удивлению  он не  потянулся к револьверу, а прыгнул вперед, занося
для удара  кулак. Уступая  Карадеку ростом,  он  был толще  и шире  в плечах
человек могучего телосложения, признанный. в среде ковбоев и золотоискателей
мастер драки без правил.
   Карадек увернулся, но правой Гомер сумел нанести ему удар в  скулу. Шериф
нырнул, стараясь приблизиться и ударить головой, но Рейф внезапно ударил его
левой в  лицо,  а  правой  отбросил Гомера назад,  на кучу сложенных у стены
мешков. Шериф попытался встать, но Карадек со злостью ударил обеими рукам  и
под ложечку. Под рухнул на колени.
   - Вот так. Под, сказал Карадек, тяжело дыша. А теперь убирайся.
   Стоя  на коленях, шериф утирал кровь, капавшую из разбитого носа. Карадек
надел куртку и направился к выходу.
   Он отвел вороного на конюшню,  почистил его. обтер  и задал немного овса.
Оседлав лошадь, направился на ранчо  Шюта. Рейф  никак  не мог избавиться от
мысли, что спутницей Шюта все-таки была Энн,  хотя ей  надлежало  находиться
далеко отсюда.




   Ранчо Дэна  Шюта  лежало в излучине ручья, протекавшего по  ложбине между
двумя холмами. Стекая с этих холмов, лес рассеивался на равнине на несколько
отдельных рощ, утопавших сейчас в снегу.
   Одна тонкая  струйка дыма поднималась  из трубы  дома, другая  вилась над
флигелем. Карадек решил идти напролом в закутанной, занесенной снегом фигуре
вряд  ли кто-нибудь опознает  его  до тех пор, пока расстояние  не  позволит
пустить в ход револьверы. Рейф расстегнул пуговицу на куртке, чтобы в нужный
момент  легко выхватить и тот, который заткнут  за пояс. Он  вытащил  правую
руку  из  перчатки и поглубже засунул в карман: там она будет в тепле и в то
же время достаточно свободна, когда дело дойдет до стрельбы.
   Нигде  не  видно  ни души. Если кто-либо  и  заметил его  приближение, то
любопытства оказалось явно  недостаточно, чтобы выманить на  холод для более
пристального исследования.
   Рейф  подъехал  прямо к дому, взошел на  крыльцо и левой рукой постучал в
дверь. Никакого  ответа. Он  постучал  снова  сильнее  и  громче. В ответ ни
звука.
   Все той же левой рукой он повернул ручку. Дверь легко отворилась, и Рейф,
на  всякий  случай став  в стороне,  оставил  ее широко  распахнутой.  Ветер
завывал, внутрь полетели хлопья  снега. Подождав немного он  вошел и прикрыл
за собой дверь.
   Уши щипало от холода, и он с трудом подавил желание их растереть. Карадек
обвел  глазами обширную комнату.  В  громадном,  сложенном из камней  камине
горел огонь. Посреди комнаты стоял стал, уставленный всякой снедью; на одном
его конце несколько грязных тарелок  свидетельствовали о  чьей-то  поспешной
трапезе. На полу в  этом месте осталось сырое  пятно по все видимости, следы
сапог.
   В комнате стояла тишина, нарушаемая  лишь треском  поленьев в  камине  да
стоном  ветра  пол крышей. Рейф  осторожно переступил через лежавшее на полу
седло и  разбросанную упряжь  и откинул одеяло,  закрывавшее один из дверных
проемов.  Пусто, Только незастеленная кровать со скомканным одеялом да лампа
на прикроватном столике. На глаза попалась пара грязных  носков; подойдя  он
нагнулся и пощупал, они  были сырыми.  Значит, не больше  часа  назад кто-то
находился здесь.
   Все  так же держа  руку под курткой,  он  подошел  ко второму завешенному
одеялом проему. За ним  оказалась кухня.  В большой печи из листового железа
горел  огонь, в  кофейнике,  стоявшем на  нем,  кипел  кофе.  Рейф  отпустил
револьвер и взял первую попавшуюся чашку. Наполняя ее, он еще  раз огляделся
по  сторонам. Как и  все в этом  доме, кухня была хорошо устроена, но  плохо
содержалась: грязный пол, немытые тарелки с остатками пищи.
   Он уже поднял было чашку,  как вдруг  заметил  что-то белое.  Сердце дало
перебой на  куче дров лежал женский платочек! Карадек повертел  его в руках,
поднес к лицу и ощутил слабый аромат духов аромат, который он слишком хорошо
помнил.
   Значит, всадницей  рядом с  Дэном Шютом  была Энн  Родни! Но  где  же она
теперь? И как все это могло случиться?
   Рейф  выпил  кофе  и  поспешно  вышел  наружу.  Не  обращая  внимания  на
продолжающийся  снегопад, он осмотрел корраль, потом  конюшню. В  ней стояло
несколько лошадей. У двух из них, как вскоре убедился Карадек, шкуры еще  не
успели окончательно  высохнуть у серого жеребца  и гнедой кобылы,  в которой
Рейф сразу же узнал лошадь Энн.
   Хмурясь, Рейф посмотрел вокруг.  На пыльном полу заметил  маленький след,
почти стертый другим, большим. Шют оседлал двух лошадей и увез девушку? Если
так,  то  куда и  почему? Неожиданно к  нему пришла уверенность, что Шют  не
увозил девушку. Скорее всего, это она ускользнула, оседлала лошадь и бежала.
   Это предположение было притянуто за волосы, однако оно не только отвечало
желанию Карадека, но и объяснило немногие известные ему факты.
   Необследованным  только  остался флигель  для  ковбоев. Когда,  распахнув
дверь, он вошел внутрь, глазам его предстали четверо ковбоев. Трое лежали на
койках, а четвертый протянул к печке босые ноги, сидя на  сделанном из бочки
стуле. Всех четверых Рейф знал в лицо, но никого не мог бы назвать по имени.
Они  видели его правую  руку, засунутую за  борт  куртки, и сидели спокойно,
правильно оценив значение этого жеста.
   - Где Дэн Шют? спросил он наконец.
   - Понятия не имею, отозвался сидевший на бочке.
   - И никто из вас не знает? поочередно обвел всех глазами Карадек.
   Худощавый  человек с  жестким  лицом  и шрамом на подбородке  усмехнулся,
показав желтые зубы. Он приподнялся на локте.
   -  Он приехал сюда около часа назад вместе с  этой  девушкой из магазина.
Они вошли в дом. Так что если хотите, чтобы вас убили идите туда.
   - Я был там. В доме никого.
   Худощавый ковбой сел.
   - Правда? Не понимаю. Зачем человеку, имея красивую девочку, отправляться
куда-то в такой буран? Рейф Карадек холодно посмотрел на ковбоев.
   - Вот что, парни, сказал  он, собирайте-ка вещички, и как буран уляжется,
уходите отсюда. С Дэном Шютом кончено.
   - А  не считаешь  ли  ты  неклейменный  скот,  приятель?  поинтересовался
человек с жестким лицом, насмешливо улыбаясь. Дэн  Шют успокаивал и не таких
как ты. Он уже позаботился о Баркове.
   - Позаботился? переспросил Рейф; для него это оказалось  новостью. Откуда
знаешь?
   - Он мне сам сказал.  Эта девушка, мисс Родни, уехала из форта, сбежав от
Баркова, и направилась  по следам  армейского  отряда. Шют видел  все это. И
Баркова  тоже  видел.  Он  выследил Баркова  и застрелил  его.  Потом догнал
девушку и того странного типа, что сопровождал ее.
   Рассказ многое объяснил Рейфу.
   - Ты не видел, как они уезжали?
   - Только не мы, сухо сказал тощий ковбой. Никто из нас не нанимался пасти
коров  или  женщин  в  буран.  Начинается буря мы  прячемся.  И впредь будем
поступать так же.
   Пятясь, Рейф  вышел наружу. Ветер рвал на нем одежду, спотыкаясь, Карадек
вернулся в дом.
   Больше, чем  когда-либо,  он был убежден,  что  Энн  сбежала.  Но  где ее
искать? Направилась в город? Однако для нее  было бы куда безопаснее избрать
дорогу в горы, и там искать убежище.
   Рейф  почти не питал надежды найти  Энн, но знал, что сюда она никогда не
вернется. Сидя в доме, он спокойно поел и выпил кофе. Затем пошел в конюшню,
где  оставил  своего  вороного.  Усевшись  в  седло,  он  сквозь буран  стал
пробиваться к дороге, ведущей в город.
   Джин Бейкер и Пат Хагли дружно  воззрились на вошедшего  Карадека. Поняв,
что Рейф один, Бейкер побледнел.
   -  Вы нашли? спросил он. Это  была Энн? Рейф коротко рассказал обо  всем,
что узнал.
   - Она,  видимо, убежала, согласился Хигли. Шют никогда бы не увез  ее  со
своего ранчо, в такой буран. Но куда она могла поехать?
   Рейф поделился своими соображениями на этот счет.
   - Все верно, печально кивнул Бейкер. Но что же делать?
   - Ждать, отозвался Хигли. Только ждать.
   -  Я не собираюсь ждать, заявил Рейф. Если она покажется здесь, задержите
ее. Если понадобится, застрелите Дэна хоть из засады, хоть в спину.  Уберите
его  с  дороги.  Я направляюсь в горы. Может быть, наткнусь на  какой-нибудь
след.
   Двумя  часами  позже,  дрожа  от  холода, Рейф Карадек  понял,  насколько
безрассудное он принял решение. Его вороной упорно  шел по засыпанной снегом
тропе,  извивавшейся между  буреломом  и кустарниками. Он  дважды  пересекал
ручей,  но не обнаружил ничего похожего на следы. А ведь это же  направление
было избрано и раненым Тексом Бриско.
   Никакой след  не мог сохраниться в  мире, заполненном  крутящимся снегом,
сквозь который продирался Рейф. Ветер выл и рвал с него одежду даже здесь, в
частичном укрытии мелколесья. И все же Карадек продвигался вперед
   сперва  верхом, потом спешившись и ведя лошадь в  поводу, чтобы она  хоть
немного отдохнула. Погода не улучшалась, а становилась все хуже, но он шел и
шел,  по  возможности  выбирая самый  легкий  путь  в надежде,  что  так  же
поступала и Энн.
   Временами он упирался в  ветер, как  в подвижную,  плотную стену. Вороной
начал спотыкаться,  и неожиданно Рейф преисполнился  раскаяния. За последние
дни  лошади крепко  досталось. Даже  ее,  казалось,  неистощимая  сила стала
мало-помалу иссякать.
   Щуря глаза от несущегося навстречу снега, Рейф смотрел  вперед. От ничего
не  видел,  но  чувствовал,  что  горный  склон  находится  слева  от  него.
Двинувшись в это  направлении,  он встретил  более густой  лес  и  отдельные
разбросанные  валуны. Он пошел дальше, надеясь отыскать какое-нибудь убежище
для себя и для лошади.
   Почти через  час  Карадек  нашел его сухое  песчаное  место  под скальным
козырьком, защищенное от  ветра  и  снега  как этим каменным  навесом, так и
росшими вокруг деревьям и и кустами.  Рейф завел туда лошадь и быстро развел
костер.
   С  нижней стороны  упавшего  дерева  он отодрал  большие полотнища коры и
наскреб немного сухой древесной трухи, потом наломал сучьев. Через несколько
минут  костер разгорелся. Тогда он  расседлал лошадь  и растер ее пригоршней
раскрошенной  коры.  Покончив  с  этим,  он  задал  вороному  немного  овса,
прихваченного из конюшни Шюта.
   Рейф  устроился  у  огня и вскипятил  кофе. Подремывая  и  лишь  время от
времени подкидывая в костер сучья, он  привалился спиной к  скале; мысли его
были далеко отсюда.
   Как-то незаметно  он уснул.  Ветер  стонал  и  завывал  в скалах,  тщетно
пытаясь дотянуться до  него своими ледяными пальцами. Костер ровно горел,  а
вороной мирно подремывал, стоя возле лежащего хозяина.
   В  какой-то момент, полупроснувшись, Рейф заметил,  что бревно прогорело;
он подвинул его к огню и положил поперек другое, после чего задремал опять.
   Внезапно он окончательно проснулся.  Уже наступил день,  а буран  бушевал
по-прежнему, сквозь обугленные бревна рдел огонь костра. Рейф поднял глаза.
   Напротив  сидели шестеро  индейцев, их винтовки  были направлены на него.
Лица суровы и непроницаемы. Двое выступили  вперед, рывком подняли  на ноги,
отобрали револьверы и знаками приказали сесть на лошадь.
   Карадек  настолько окоченел, что едва мог  осознать  происшедшее. Один из
индейцев,  завернутый  в  поношенное  красное  одеяло,  убеждал,   в  чем-то
остальных, указывал  на вороного  и  делая угрожающие  жесты.  Вот  чем  все
кончилось он стал врагом.




   Рейф Карадек открыл глаза  и ничего не понял его окружала тьма. Он рывком
сел. Но прошла еще долгая минута, прежде чем он вспомнил, что стал пленником
и находится в селении племени огаллала.
   Его привезли сюда два дня назад и оставили связанного по рукам и  ногам в
вигваме, где он сейчас и находился. Несколько раз в  вигвам заходили  сквау,
принося ему пищу и питье.
   Стояла ночь. Туго  связанные руки  распухли.  Огонь  в очаге жарко горел,
сшитый из шкур  вигвам был наполнен дымом,  медленно уходившим через верхнее
отверстие. Рейф чувствовал, что ночь на исходе.
   Что  произошло за это  время в Пайнтед-Роке?  Где Энн? И где Текс Бриско?
Вернулся ли Дэн Шют?
   Рейф перекатывался ко  входу, чтобы глотнуть свежего воздуха, когда полог
откинулся и вошла  сквау. Она быстро проговорила что-то  на языке сиу, потом
выхватила из огня ветку и поднесла ее  к лицу Рейфа. Он отшатнулся, полагая,
что она  хочет выжечь  ему глаза. Но затем, глядя поверх пламени,  убедился,
что  перед  ним  та самая  индейская девушка,  которую он спас  когда-то  от
Триггера Война.
   Продолжая возбужденно говорить, она склонилась над ним. Нож скользнул под
связывавшие Рейфа ремни и разрезал их. Растирая лодыжки, он поднял глаза и в
свете импровизированного факела увидел лицо индейца. Тот заговорил гортанно,
но на неплохом английском.
   - Моя дочь говорит, что ты тот самый человек, который помог ей.
   - Да, ответил Рейф. Сиу не враги мне, и я им не враг.
   - Тебя зовут Карадек. Это был не вопрос, а скорее утверждение.
   - Да, Рейф с трудом поднялся на ноги, растирая руки.
   - Мы знаем твою лошадь знаем лошадей остальных.
   - Остальных? быстро спросил Рейф. Здесь есть еще и другие?
   - Да.  Девушка и  мужчина, который ехал  на одной из  наших лошадей.  Ему
много лучше.
   Энн и Текс! Сердце Рейфа подпрыгнуло.
   - Могу я их  видеть? спросил он. Это  мои друзья. Индеец кивнул. С минуту
он изучал Рейфа.
   -  Я  думаю,  ты  хороший  человек.  Меня зовут Человек,  Который  Боится
Собственной Лошади.
   Вождь огаллала! Рейф тоже посмотрел на индейца.
   - Я знаю твое имя. Ты и Красное Яблоко великие вожди сиу.
   Вождь кивнул.
   - Есть и другие. Джон Грэсс,  Гэлл, Безумная Лошадь.  У сиу много великих
людей.
   Девушка отвела Рейфа к палатке, где он нашел Текса Бриско лежащим на куче
шкур и одеял. Текс был бледен, но при виде Рейфа улыбнулся.
   - Славно снова увидеть тебя, сказал он. А вот и Энн.
   Рейф повернулся и посмотрел на  девушку. Улыбнувшись,  она  протянула ему
руку.
   - Теперь  я знаю, какой была дурочкой. Мне рассказали  все сначала  Пенн,
потом Муллени и Текс.
   - Пенн? Муллени? прищурил глаза Рейф. Они здесь?
   Энн быстро рассказала обо всем.
   - Барков мертв, объявил им Рейф. Убит Шютом.
   - Энн рассказала мне об этом, отозвался Текс. Он на  это  напрашивался. А
где теперь Дэн Шют?
   - Не знаю, пожал плечам и Карадек. Но собираюсь выяснить.
   -  Пожалуйста,  Энн подошла к нему,  пожалуйста,  не связывайтесь с  ним,
Рейф! Хватит уже убийств! Вы можете пострадать, а я не перенесу этого.
   Он посмотрел на девушку.
   - Это значит для вас так много? Энн опустила глаза.
   Да, сказала она просто, так много.
   Вся грязь и запущенность Пайнтед-Рока была скрыта чистотой свежевыпавшего
снега, и город притих среди этой белизны. Под  охраной  отряда огаллала Энн,
Рейф   и  Текс  подъехали   к  городской  окраине  и  быстро  попрощались  с
дружественными воинами.
   Улица была пустынна; казалось, город не замечал их появления.
   Из  магазина  навстречу им  выбежал Бейкер. Вместе с Энн  он  помог Тексу
спешиться и войти внутрь.
   Рейф Карадек привязал  вороного к коновязи и  огляделся  в поисках  Шюта.
Через несколько  минут Дэн будет  знать,  что  он  вернулся.  А  как  только
известие достигнет ушей Шюта, начнут разворачиваться события.
   В  магазине Рейф  встретил Пата Хигли.  Выслушав  рассказ  Карадека,  тот
кивнул.
   - Шют  вернулся  в город,  сообщил он. Думаю,  потеряв  Энн в  буране, он
предположил, что она сделает круг и вернется сюда.
   - А где Под Гомер? спросил Рейф.
   - Если вы имеете  в  виду, убрался ли он  из города, то могу сказать, что
нет, ответил Бейкер. Он носит теперь два револьвера.
   Хигли поддержал его:
   - Они не сдадутся без боя. Рейф нетерпеливо кивнул:
   - Все это кончится сразу же, как только будет убран с дороги Шют.
   Открылась дверь, и Рейф  вскочил при виде входящих  Джонни Джилла и  Рока
Муллени.
   - Солдаты соорудили сани, с порога начал Джилл, и забирают Бо в форт. Вот
мы  и подумали, что неплохо бы  приехать сюда и  побыстрее, мало ли что  тут
может произойти.
   Энн пригласила  Рейфа  на чашку  кофе.  Она чинно  предложила  ему  стул,
расстелила салфетку, поставила возле его  чашки  сливочник. Положив  в чашку
сахар, Рейф поднял глаза на девушку.
   - Сможете ли вы когда-нибудь простить меня? спросила она.
   - Тут нечего прощать,  ответил  он. Мне  не в  чем  вас обвинять. Вы были
уверены, что ваш отец мертв.
   - Я не могла понять, почему вокруг этой земли такая возня, пока не узнала
о нефти. Она в самом деле так дорого стоит?
   - Порядочно. Сейчас, конечно, возникнут немалые трудности с доставкой, но
вскоре эта  проблема  будет решена,  и тогда ее ценность  намного возрастет.
Думаю, об этой стороне дела они знали лучше нас. Карадек посмотрел на Энн. Я
никогда не собирался предъявлять  права на свою половину  ранчо, добавил он.
Не собираюсь  и  теперь.  Мне  просто  нужны были  законные основания, чтобы
сотрудничать с вами. Но теперь опасность миновала, и я отдам вам документ на
владение землей, завещание вашего отца и другие бумаги.
   - О нет! быстро воскликнула Энн. Ни в коем случае! Мне нужна ваша помощь.
Без вас мне не  управиться с делами.  Вы должны  вступить во владение  своей
частью  ранчо и остаться.  Это,  прибавила она, в том  случае,  если  вы  не
считаете меня слишком ужасной после всего, что я натворила.
   Рейф покраснел.
   - Вовсе вы  не  ужасны, Энн, неуклюже сказал он, поднимаясь  из-за стала.
По-моему, вы удивительны. Пожалуй, я думал так всегда с того самого дня. Как
впервые вошел в этот магазин. Он посмотрел в  окно и вздрогнул: Там Дэн Шют.
Мне надо идти.
   Энн  тоже поднялась, побледнев так,  Что  даже  губы  поблекли.  Когда он
откинул занавеску, девушки крикнула вслед:
   - Возвращайся, Рейф! И буду ждать!
   Он  прошел  через  магазин  к выходу) и что-то  в его  облике  и  походке
подсказало остальных),  что  сейчас произойдет. Мул-лени схватил винтовку  и
двинулся вслед за Рейфом; Бейкер стал доставать дробовик.
   Рейф Карадек быстро  окинул взглядом заснеженную улицу. На рассвете здесь
проехала  повозка,  потом  оставили  на снегу следы несколько всадников;  Их
лошади  стояли возле коновязи. Но  в  остальном  улица  являла собой ровное,
непотревоженное пространство чистейшей белизны.
   Стоя на  крыльце, Рейф заметил серого жеребца Дэна  Шюта, привязанного  у
коновязи "Националя", но самого ранчеро  не  было видно. Скорее всего, Шют в
Национале. Рейф  неторопливо подошел к  салуну и распахнул дверь. Джо Беисон
взглянул на него  из-за стойки и поспешно стал отходить к дальнему ее концу.
Под  Гомер, развалившийся на стуле в  другом конце  зала, резко  выпрямился;
глаза его метнулись к фигуре крупного мужчины, стоявшего возле стойки спиной
к залу. В своей короткой, тяжелой куртке Дан  Шит Выглядел громадным. Он был
без шляпы, и грива светлых волос, грубых и нечесанных, блестела на солнце.
   Войдя,  Рейф остановился и  внимательным  взглядом  обвел зал;  потом его
глаза остановились на могучей спине у стойки.
   - Ну что ж, Шют, - спокойно проговорил он. Поворачивайся и получай.
   Шют  обернулся. На лице  его застыла широкая ухмылка, но в глазах прыгали
злобные огоньки. Медленно и нагло он оглядел Карадека с ног до головы.
   -  Убить  тебя было  бы слишком просто, заявил  он Я  пообещал  себе, что
собственными  руками  разорву  тебя,  когда  придет  время.  А уж  если  что
останется понаделаю дырок. Я убью тебя, Карадек.
   Краем  глаза Рейф  заметил,  что Джонни Джилл прислонился к косяку задней
двери, а Рок Муллени только что вошел вслед за ним.
   - Сними револьверы, Карадек, и я тебя убью, мягко проговорил Шют.
   - Это их бой, прозвучал голос Джилла. Пусть дерутся как хотят.
   Услышав этот голос, Гомер побледнел и, вздрогнув, оглянулся. Тем временем
в распахнутую дверь вошли  Хигли и Бейкер. Под Гомер облизал пересохшие губы
и покосился на Бенсона. Владелец салуна выглядел несчастным.
   Дэн Шют  расстегнул пояс и снял  оба ремня, положив большие револьверы на
стойку рукоятками к себе.  У противоположного конца  стоики  проделал  то же
самое Рейф Карадек. Потом они одновременно сбросили куртки.
   Гибкий  и широкоплечий  Рейф был на дюйм  ниже  и  на  сорок фунтов легче
противника.  Узкобедрый  и  поджарый, словно  борзая, он казался воплощением
скорости, хотя мощные руки и плечи  свидетельствовали о  годах  тренировок и
тяжелого труда с киркой, топором и мокрыми корабельными снастями.
   Шея  Дэна Шюта была толста, грудь широка и массивна. Он обладал  плоским,
твердым  животом  и огромными руками. От  всего  облика  Шюта так  и  разило
откровенно животной  силой и  мощью. Облизываясь,  точно  голодный волк,  он
двинулся вперед. Шют ухмылялся, и в его жестоких светло-серых глазах плясали
искорки.
   Он не рванулся и не прыгнул. Все  с той же усмешкой на губах он подошел к
замершему  в  ожидании Карадеку.  Но  стоило  Шюту  приблизиться,  как  Рейф
неожиданно, опередив  противника, нанес удар снизу вверх левой под  ложечку.
Шют вздрогнул и сощурился. Потом попытался ударить головой сверху вниз.
   Покачнувшись, Рейф локтем отразил  удар и сделал шаг в  сторону, чтобы не
оказаться зажатым в угол.
   По-прежнему  ухмыляясь, Дэн  Шют  продолжал надвигаться на Карадека. Этот
громадный  человек был обманчиво быстр.  Внезапно он прыгнул на Рейфа ногами
вперед.
   Карадек отскочил, но слишком медленно  ноги  Шюта замкнулись  вокруг  его
ног, И Рейф рухнул на пол. Он  сильно ударился и невольно уступил инициативу
Шюту.
   Перевернувшись, тот оперся  на левую руку  и замахнулся правой.  Это  был
злобный  удар с полуразмаха,  и он обрушился на  подбородок Рейфа.  В глазах
полыхнуло, и Рейф почувствовал, что теряет сознание.
   Подчиняясь  скорее  инстинкту,  чем  разуму,  Карадек  увернул  голову, и
следующий  удар скользнул лишь  по  уху. Высоко  взбросив ноги, он перекинул
Дэна через  себя.  Оба  вскочили и ринулись друг  на  друга  так что  от  их
столкновения вздрогнул зал.
   В  голове  у  Рейфа  гудело; от сокрушительных ударов голова моталась  из
стороны в сторону.  Правой  он ударил Шюта в лицо  и увидел тонкую  кровавую
полоску, появившуюся на щеке. Он вновь  обрушил правый кулак на то же  место
ранка расширилась, из нее заструилась кровь.
   Однако  это  не заставило  Шюта сбавить темп.  Нырнув, он  толкнул  Рейфа
плечом, и тот на миг потерял равновесие:  в  ту же секунду кулак Шюта угодил
ему в скулу. Рейф попытался было уйти  от следующего удара, но поскользнулся
в  луже  на полу.  Падая, он заметил,  как Шют отвел  ногу, готовясь ударить
Лежащего  по голове  и тем кончить  дело. Извернувшись,  Рейф сумел изменить
направление  падения и подшиб ногу, на которую  опирался  его противник. Оба
упали одновременно и так же одновременно поднялись.
   Когда эти двое сошлись снова, присутствующим стало ясно, что человеческий
разум перестал управлять их действиями;
   Они  схватились,  как  звери,  хуже,  чем  звери,  ибо  за  каждым  стоял
многолетний  опыт  драки, боев и  сражений в самых темных,  жестоких и диких
закоулках  мира. Каждый из  них превратился в сгусток  животной силы; обоими
двигало поднимающееся изнутри  яростное стремление  жажда биться  до  конца,
чтобы выжить.
   Рейф рванулся к Шюту,  нанося ему злобный, режущий удар левой.  Потом его
правая вновь  метнулась к разбитой  щеке Шюта, и кровь полилась  сильнее. Он
оттолкнул Дэна, нанес удар сцепленными руками по корпусу, а затем повернулся
и борцовским приемом бросил Шюта на пол. Как только Шют поднялся, Рейф снова
ринулся  в  бой. После резкого  удара  левой в  лицо  сквозь  приоткрывшиеся
размозженные губы Шюта стали видны  разбитые зубы. Собравшись, Рейф всю силу
вложил  в апперкот,  который поднял Шюта на цыпочки.  Однако жажда битвы все
его пылала в глазах шатающегося, пьяного от ударов и боли Шюта.
   Он схватил со стойки  бутылку и ринулся на Рейфа. Тот повернулся, смягчая
удар, и  услышал, как бутылка со стеклянным хрустом разбилась об  его  левое
плечо; рука  разом онемела. Но  Карадек, собравшись  с  силами, провел  этой
занемевшей левой рукой хук и почувствовал. Как кулак погрузился в тело Шюта.
   Ранчеро  отлетел и ударился о стол, возле которого стоял Джин Бейкер; оба
упали. Шют быстро перекатился и встал на колени кровь лилась из щеки, теперь
уже разорванной от  губ до  самого уха, губы размозжены, один глаз заплыл  и
посинел. В этом лице  уже  не было ничего  человеческого. Но в зрячем  глазу
горел  злобный,  смертоносный  огонь  безумия.  Руками  он сжимал  охотничью
двустволку Джина Бейкера.
   Он не произнес ни слова просто поднял ружье и нажал на оба курка.
   Но в  тот момент, когда  палец Шюта  готовился надавить спусковые крючки,
Рейф  схватил  стоявший  рядом  стол и  одним  могучим  рывком  метнул его в
стоящего на коленях человека. Ружье изрыгнуло гром и Пламя в тот миг/  когда
Рейф упал и перекатился по полу.
   Стоявший  за  стойкой  Джо Бенсон получил  в  лицо  оба  заряда  дроби  и
откинулся  назад  со  странным, задыхающимся воплем.  С побелевшим  от ужаса
лицом Под Гомер уставился на то место, где только что находился Бенсон.
   Рейф  вскочил. В зале воцарилась мертвая тишина. Шатаясь, Карадек подошел
к Дэну Шюту.  Ранчеро  лежал  на  спине,  раскинув  руки,  голова  его  была
повернута под неестественным углом.
   - Стол! сказал подошедший Муллени. Стол сломал ему шею.
   Рейф повернулся и,  пошатываясь, направился  к выходу. Там его перехватил
Джонни Джилл. Он поддержал Рейфа и надел на него пояс с револьверами.
   - Как насчет Гомера? спросил он.
   Но шериф уже вставал навстречу, поднимая руки.
   - Не начинай ничего. С меня хватит. Я ухожу. Карадек молча кивнул. Кто-то
принес ведро воды. Рейф опустился на колени и принялся плескать ледяную воду
на  лицо и  голову. Потом он насухо вытерся протянутым  кем-то полотенцем  и
потянулся было  за курткой, но в этот момент  вернулся из  магазина Бейкер с
чистой рубашкой в руках.
   - Это из-за меня  получилась история с дробовиком, сконфуженно проговорил
он, но все произошло так быстро, что я и понять-то ничего не успел.
   Рейф попробовал улыбнуться и не смог. Лицо распухло и одеревенело.
   - Забудете об этом, сказал он. И давайте уйдем отсюда.
   - Вы не собираетесь уезжать? спросил Бейкер. Энн сказала, Что...
   - Уезжать? Конечно, нет! У нас здесь нефтяной бизнес, да  и ранчо требует
забот. Из форта я послал телеграмму на ранчо СИ Бар в Техасе, чтобы прислали
еще стадо скота.
   При виде  Рейфа глаза Энн широко  раскрылись. Карадек  прошел мимо  нее и
упал поперек кровати.
   -  Не обращай внимания, милая, сказал он. Мы поговорим  обо всем, когда я
проснусь.
   Энн собралась что-то ответить, но в комнате уже раздался заливистый храп.
   Миссис  Бейкер  улыбнулась. Если мужчина  хочет  спать  пусть  спит. Я бы
сказала, он это заработал.

Популярность: 22, Last-modified: Fri, 03 Aug 2001 10:45:33 GMT