-----------------------------------------------------------------------
     Чейз Дж.X. Собрание сочинений. Т. 4. Итак, моя прелесть.
     К чему эти сказки? Сувенир из "Клуба мушкетеров". Детективные романы
     Мн.: Эридан, 1991. Перевод А.Лещинского, 1991.
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 2 октября 2003 года
     -----------------------------------------------------------------------

     Очередной,   четвертый   том  собрания  сочинений  английского  мастера
детектива   включает   три  романа,  посвященных  взаимоотношениям  "сильной
мужской личности" и "слабой женской натуры".




     Одной  из  главных достопримечательностей Парадиз-Сити был Аквариум. Он
назначил  ей  встречу  в  половине  пятого вечера у дельфинария, и она тогда
подумала,  что это ужасно противное место для свидания. Она терпеть не могла
толкаться среди туристов, от которых в городе в эту пору не было житья...
     Она  шла  в  толпе,  то и дело с тревогой озираясь, и ее маленькое тело
под  простеньким  хлопчатобумажным  платьицем  невольно сжималось от каждого
соприкосновения  с  жирным  и  дряхлым,  безмозглым  и сморщенным старичьем,
которое  кричало,  вопило,  пихалось и лезло, чтобы поглазеть на тропическую
рыбину, столь же недоуменно глазевшую на посетителей...
     Она  пробиралась  к дельфинарию, а сердечко колотилось, и еще от страха
ее  слегка  подташнивало.  За  каждое  лицо,  возникавшее  из полумрака, она
цеплялась  испуганным  взглядом,  моля  бога, чтобы не напасть на знакомого.
Однако  посреди  шумного  водоворота  людей,  которые  толкались, смеялись и
перекрикивались,  она скоро поняла, что место встречи выбрано с умом. Никому
из  ее  друзей,  никому  из  Казино и в голову не пришло бы затесаться в эту
потную, пошлую толпу слоняющихся без дела туристов...
     В этот миг она увидела его.
     Он  вышел  из  толпы  с  этой своей ласковой улыбкой на тонких губах, с
белой   панамой   в   руке,   в   безупречном   легком  кремовом  костюме  с
кроваво-красной  гвоздикой  в  петлице.  Это  был маленького роста и щуплого
сложения  мужчина  лет  шестидесяти, с худощавым смуглым лицом, сероглазый и
неизменно  улыбающийся.  Его  редеющие светлые волосы серебрились сединой на
висках,  а  вместо носа торчал настоящий ястребиный клюв. Человеку этому она
теперь  не  доверяла,  научилась бояться его, однако ее влекло к нему, точно
магнитом.
     - Итак,  моя  прелесть...  -  проговорил он, остановившись возле нее, -
вот мы и снова встретились...
     При  первом знакомстве он сказал, что его зовут Франклин Людович. Родом
из  Праги,  журналист,  работает  по договору. В Парадиз-Сити приехал, чтобы
сделать  большой  материал  о  Казино.  В этом не было ничего удивительного.
Журналисты  часто  приезжали сюда, чтобы написать про Казино. Все-таки самое
шикарное  заведение  во  Флориде. Сейчас, в разгар сезона, по зеленому сукну
игорных  столов за ночь перекочевывало до миллиона долларов, правда, большей
частью в сторону крупье... но разве в этом дело?
     Людович   подошел   к  ней  как-то  днем,  на  пляже.  Его  безобидный,
добродушный  вид,  восхищение  ее  молодостью  и  улыбка  обворожили  ее. Он
сознался,  что  знает,  где  она  работает,  и  дал  ей тисненую визитку, на
которой  его  имя  стояло  рядом с магическими словами "Журнал "Нью-Йоркер".
Ему  требовались  сведения  о  Казино  от  тех, кто там служит. Он присел на
мягкий  песок  у нее в ногах и говорил, поглядывая из-под панамы, надвинутой
на   самую   переносицу   ястребиного  клюва.  Рассказал,  что  беседовал  с
управляющим  Гарри  Льюисом.  При  этом его лицо перекосила потешная гримаса
отчаяния.  Вот  характерец!  До чего же скрытный! Если довольствоваться тем,
что  сообщил  Гарри  Льюис,  ему  в жизни не написать ничего подходящего для
такого  солидного  журнала,  как  "Нью-Йоркер".  У него предчувствие, что он
поладит  с ней. Она работает в хранилище Казино еще с несколькими девушками.
Это   он  выяснил.  В  его  серых  глазах  мелькнуло  озорство.  "Итак,  моя
прелесть..."  Сколько  раз  она  слышала  от  него эти слова, которые теперь
внушают  ей  страх  и  недоверие? "Давайте вы расскажете то, что мне хочется
узнать,  а я заплачу вам за это? Ну, сколько? "Нью-Йоркер" - богатый журнал.
Пятьсот? Как насчет пятисот долларов?"
     У  нее  захватило  дух.  Пятьсот  долларов! Ей до смерти хотелось выйти
замуж.  Ее  дружок  Терри еще студент. Они договорились, что если раздобудут
пятьсот  долларов,  то  рискнут  и  поженятся, и тогда у них по крайней мере
будет  однокомнатная  квартира,  пусть  даже  в  доме без лифта... но где же
раздобыть  пятьсот  долларов? А тут на тебе, безобидный человечек предлагает
как раз эти самые деньги, надо только выдать ему тайны Казино...
     Видя ее колебания, Людович сказал:
     - Я  знаю,  вы  давали подписку, но пусть это вас не пугает. Подумайте.
Никто  никогда  не  узнает,  от  кого  я  получил  сведения.  А ведь пятьсот
долларов вам не помешают. Можно и накинуть...
     В  тот  же вечер, дав ей время обдумать его предложение, он позвонил ей
по телефону.
     - Я  переговорил  с редактором. Он готов заплатить тысячу. Я так рад. Я
думал,  он  заупрямится.  Итак,  моя  прелесть,  вы  поможете  мне за тысячу
долларов?
     И  вот,  превозмогая  муки  совести  и  страх  перед разоблачением, она
помогла  ему. Он отдал ей пятьсот долларов. Остальные пятьсот, объяснил он с
отеческой  улыбкой, потом, когда она предоставит всю необходимую информацию.
И  по  мере  того  как  он  расспрашивал ее, ей все больше становилось не по
себе,  и  она  начала  догадываться,  что,  видно,  никакой он не журналист.
Видно,  он задумал ограбить Казино. Иначе откуда такой интерес к численности
охраны,  к  количеству  денег,  поступающих  в  хранилище  каждую  ночь, и к
сигнализации...  Ведь  наверняка  такие  сведения  нужны  человеку,  который
задумал  ограбить  Казино.  А  тут  еще  эта последняя просьба: добыть копию
чертежей со схемой электропроводки...
     - Ну  нет! Этого я не сделаю! Чертежи не могут понадобиться для статьи!
Я не понимаю. Я начинаю думать...
     - Не  думайте,  моя милая. Мне нужны чертежи. Не будем спорить об этом.
Мой  журнал  готов  платить.  Скажем,  еще  тысячу?  - Он вытащил из кармана
конверт.  -  Вот  вторые  полтысячи, которые я вам должен... видите? А после
получите еще тысячу...
     Она  решила  так:  если  этот  коротышка  задумал  ограбить Казино, она
ничего  такого  знать  не  желает.  А  заполучить  вторую  тысячу очень даже
желает.  Колебания  отняли  у  нее  минуту  с  небольшим, затем она согласно
кивнула.
     Но  это было нелегко. Наконец, ей удалось добыть копии нужных чертежей.
Днем   она   иногда  подрабатывала  в  главной  конторе  и  имела  доступ  к
документации.  Этот  улыбчивый  человечек  проявил  незаурядную смышленость,
остановив  на  ней  свой  выбор.  Но  этот человечек, которого на самом деле
звали  Серж  Мейски,  был  хитер  и  коварен, как змея. Десять месяцев назад
приехал  он  в  Парадиз-Сити.  Окольными  путями  навел  справки  о  четырех
девушках,  работающих в хранилище Казино, и издали наблюдал за ними. В конце
концов  решил сосредоточиться на этой смазливой маленькой блондинке, которую
звали  Лана Эванс. Чутье и ум, как всегда, не подвели его. Лана Эванс должна
была  дать  ему  ключ  к самому крупному и дерзкому ограблению Казино, какие
только знала история подобных ограблений.
     И  вот  они  стоят  здесь, лицом к лицу, в сумрачном, кишащем туристами
Аквариуме,   где   среди  прочей  морской  живности  обитают  дрессированные
дельфины.  Он улыбнулся ей, взял своей сухой клешней за руку и увел от давки
к  резервуару  с  печальным,  скучающим  осьминогом,  где  было сравнительно
спокойно.
     - Вам удалось?
     Его   улыбка  была  безупречной,  под  стать  костюму,  но  Лана  Эванс
чувствовала,  что  он  едва  владеет  собой  от нетерпения, и это нетерпение
пугало ее.
     Она кивнула.
     - Превосходно.  - Нетерпения как не бывало, будто светофор переключился
с  красного  света  на  зеленый.  -  Деньги  у меня с собой... все до цента.
Тысяча   хрустящих  долларов.  -  Он  быстро  скользнул  взглядом  по  лицам
ближайших туристов. - Давайте.
     - Деньги  вперед,  -  пролепетала  Лана Эванс. Она была сама не своя от
страха да еще в голове все плыло от затхлой сырости.
     - Разумеется.  -  Он  достал  из заднего кармана брюк пухлый конверт. -
Здесь  вся  сумма. Не нужно сейчас пересчитывать, моя милая. Вы на виду. Где
чертежи?..
     Ей  хотелось  поскорей  завершить  эту  опасную  сделку. Она отдала ему
чертежи:  несколько  страниц  со  сложными  электрическими  схемами, включая
плавкие   предохранители,  систему  кондиционирования  воздуха  и  множество
сигнальных  устройств.  Он  мельком  проглядел  чертежи,  став вполоборота к
осьминогу...
     - Так...  -  Он  убрал  выкраденные  ею бумаги в задний карман. - Вот и
закончилось  наше весьма удачное сотрудничество. - Он улыбнулся, а его серые
с  синеватым  отливом  глаза  сделались  вдруг  холодными,  как  две грязные
льдинки. - Ах да... вот еще что...
     - Нет! - наотрез отказалась она. - Хватит! Меня не волнует...
     - Помилуйте.  -  Он  примирительно  поднял руку. - Мне больше ничего не
нужно.  Я  вполне  удовлетворен. Вы были так покладисты, так надежны, с вами
так  приятно  работать...  Позвольте  мне отблагодарить вас от себя лично...
скромным  пустяковым  подарком.  - Он вынул из кармана квадратную коробочку,
аккуратно  перевязанную  красной  с золотом ленточкой, а на золотой этикетке
было  написано  волшебное  слово  "Диана".  -  Пожалуйста,  примите... Такая
хорошенькая девушка должна ухаживать за своими руками.
     Она  взяла коробочку, обескураженная его неожиданной добротой. Крем для
рук  "Диана"  делали только для очень состоятельных людей. С этой коробочкой
в  руках  она чувствовала себя еще более разбогатевшей, чем в тот миг, когда
он передал ей конверт.
     - Ой... спасибо...
     - Вам спасибо, моя прелесть... прощайте.
     Он  растворился  в  толпе,  как маленькое доброе привидение: вот только
сейчас  улыбнулся  ей  и тут же пропал. Исчез в мгновение ока, и трудно было
поверить, что когда-нибудь он стоял рядом.
     Перед   нею   вырос   крупный   краснолицый   ухмыляющийся   мужчина  в
желто-голубой цветастой рубашке.
     - Я  Томпсон  из  Миннеаполиса,  - прогудел он. - Видали, что вытворяют
эти чертяки дельфины? Я в жизни такого не видал!
     Она  поглядела  на него без всякого выражения и бочком, бочком улизнула
в  сторону,  а  потом,  когда  удостоверилась,  что  ей  не грозят его лапы,
повернулась  и  спокойно  пошла к выходу, зажав в руке коробочку с кремом, в
которой притаилась ее смерть.


     Сейчас,  в  разгар сезона, аэропорт и железнодорожный вокзал находились
под  неусыпным надзором полиции. К тому же на трех главных шоссейных дорогах
при  въезде в город были выставлены полицейские посты. На пропускных пунктах
полицейские  с  профессиональной  памятью на лица ощупывали жестким казенным
взглядом   каждого   прибывающего   пассажира.   То   и   дело   кого-нибудь
останавливали  взмахом  руки.  Мужчину  или  женщину  выуживали  из медленно
продвигающейся очереди приезжих и отводили в сторону.
     Разговор  происходил  всегда  один  и тот же: "Привет, Джек (либо Лулу,
или  Чарли)...  Получил обратный билет? Советую воспользоваться им: здесь ты
не нужен".
     На  дорожных  постах  беседовали в том же духе и заворачивали машины на
Майами.
     Эти   полицейские  кордоны  мешали  сотням  крупных  и  мелких  воришек
орудовать в городе и обчищать богачей.
     Поэтому   четыре   человека,   которые   откликнулись   на   заманчивое
приглашение   и   были   предупреждены   о   полицейском  заслоне,  приехали
поодиночке, приняв меры предосторожности.
     Джесс  Чандлер  еще  не  попадался  на крючок полиции, поэтому прилетел
самолетом.  Этот  высокий,  интересный,  элегантного вида мужчина направился
прямиком  к  турникету,  не  сомневаясь  в  том, что его подложный паспорт и
ловко  состряпанная  легенда  кофейного  плантатора  с поместьями в Бразилии
выдержит проверку.
     Тридцатидевятилетний  Чандлер считался в преступном мире одним из самых
умных  и  изворотливых  мошенников. Он играл на своей артистичной внешности.
Худощавое  смуглое лицо, короткий нос и полные губы, широкие скулы и большие
темные   глаза   выдавали   в  нем  чувственность  и  напористость  опытного
сердцееда...
     Двое  полицейских  оглядели  его.  Он  не отвел глаз, изобразив на лице
скуку  и  легкое  презрение.  Настораживает  испуг, а испуга они не увидели.
Заглянув  в  паспорт,  Чандлера  выпустили  из  здания  аэропорта к веренице
такси.
     Он  перекинул  дорожную  сумку из одной руки в другую и ухмыльнулся. Он
знал, что все пройдет гладко... как всегда.
     Коллинзу  пришлось  вести  себя гораздо осторожнее. Он всего два месяца
как  вышел на волю, и в каждом полицейском участке хранилась его фотография.
Долго  ломал  он  голову  над  тем,  как ему миновать полицейский кордон, не
отвечая   на   щекотливые   вопросы.  Наконец,  он  решил  присоединиться  к
экскурсии,  которая  отправилась  в  заповедник  Эверглейдс  с  ночевкой  на
обратном  пути  в  Парадиз-Сити.  В  экскурсионном  автобусе, битком набитом
шумными,  довольными,  подвыпившими  туристами,  Коллинз  чувствовал  себя в
относительной  безопасности.  Он прихватил с собой губную гармошку. Минут за
десять   до   пропускного  пункта  он  начал  играть  к  удовольствию  своих
попутчиков.  Инструмент,  зажатый  в мясистых ручищах, почти полностью скрыл
его  лицо.  Место  он  выбрал  себе  на  заднем  сиденье  с  тремя такими же
толстяками,  и полицейский, войдя в автобус, взглянул на него лишь мельком и
тотчас  переключился  на  другие  взмокшие,  тупые,  дружно  улыбавшиеся ему
физиономии.
     Так,   в  Парадиз-Сити  благополучно  прибыл  Миш  Коллинз  -  человек,
которого  полиция  немедленно  завернула  бы,  если  б только установила его
личность,   ибо   мало   того,   что   Миш   Коллинз  был  одним  из  лучших
"медвежатников"   в   стране,   перед   его   талантом  беспомощно  пасовали
производители всякого рода сигнальных устройств.
     Коллинзу  исполнился  сорок  один  год.  Пятнадцать  лет  своей жизни с
перерывами  он  провел  за  решеткой. Он был мощного телосложения, грузный и
обладал большой физической силой.
     Когда   автобус  вырулил  на  стоянку,  Миш  Коллинз  отвел  в  сторону
экскурсовода и сказал, что обратно не поедет.
     - Я  вспомнил,  у  меня  ведь  здесь  приятель, - объяснил он. - Сдайте
обратно  билет  и  оставьте  деньги  себе.  Вы  это  заслужили. - И не успел
экскурсовод   даже   поблагодарить   его,  как  Миш  растворился  в  людском
муравейнике.
     Джек Перри приехал на собственном "олдсмобиле" с откидным верхом.
     У  них не было его фотографии, поэтому он подкатил к полицейскому посту
в  полной  уверенности, что двум фараонам, проверяющим машины, и в голову не
придет,   будто   они  сейчас  столкнутся  нос  к  носу  с  профессиональным
убийцей...
     Ему  было  года  шестьдесят  два:  маленького роста, плотный, с коротко
остриженными   белоснежными   волосами,  круглым  полноватым  лицом,  широко
расставленными  глазами  под  кустистыми  седыми бровями, с тонкими губами и
длинным крючковатым носом.
     Перри  остановился  и  подождал,  пока полицейские проверят документы у
пассажиров  передней машины. Потом, когда ее пропустили, медленно подкатил к
двум ожидавшим его стражам закона.
     Перри одарил их дежурной улыбкой.
     - Здорово,  ребята,  -  махнул  он  им  толстой ручищей. - Что я такого
натворил?
     Патрульный  Фред  О'Тул  уже четыре часа, как заступил на пост. Это был
крупный   темноволосый  ирландец  с  настороженным,  угрюмым  взглядом.  Его
воротило  с  души  от  всех  людишек,  что проползли через его пост на своих
роскошных  лимузинах,  со  своими  затасканными  шуточками, подобострастными
улыбочками, презрением, а то и заносчивостью...
     - Паспорт  есть?  -  строго  спросил О'Тул, положив на опущенное стекло
руку в перчатке и глядя на Перри сверху вниз.
     - А на что мне паспорт? - ответил Перри. - Есть права... устроит?
     О'Тул протянул руку.
     Перри  отдал  права,  которые  обошлись  ему в четыреста долларов: вещь
дорогая,  но  необходимая.  Отпечаток  указательного  пальца правой руки был
очень умело изменен, а такая работа стоит денег.
     - По какому делу приехали?
     - Поесть  от  пуза, вдоволь покрутить рулетку и нагуляться с девочками,
-  рассмеялся  Перри.  -  У  меня  отпуск,  дружище... и уж я его отгуляю на
полную катушку!
     О'Тул  отступил  в  сторону  и  пропустил Перри. Тот совсем расплылся в
улыбке, нажал на газ, и машина набрала скорость.
     "Ну,  пронесло,  -  подумал  он, включая радио. - Наколол этих тупиц, а
теперь... держись, Парадиз-Сити, я еду!"
     В  отличие  от  Перри  Уошингтон  Смит  не мог ехать в открытую. В этом
городе  вообще  не  жаловали  негров, даже добропорядочных, а Уошингтон Смит
был  теперь  далеко не добропорядочным. Он освободился две недели назад. Его
преступление   состояло   в   нанесении  побоев  двум  полицейским,  которые
подловили  его  и собирались хорошенько отметелить... Да только Уош оказался
финалистом  любительского  турнира  "Золотые перчатки" во втором полусреднем
весе.  Вместо  того  чтобы  покорно стерпеть избиение, он уложил обоих двумя
великолепными  боковыми  ударами в челюсть и пустился наутек. Но ему не дали
убежать  далеко. Его остановила пуля, угодившая в ногу, а довершил дело удар
дубинкой  по голове. Он отмотал восемь месяцев за сопротивление при аресте и
вышел  из  тюрьмы  ожесточенным и с твердой решимостью стать отныне заклятым
врагом белых.
     Когда  его  позвали  в  Парадиз-Сити, он засомневался. А не ловушка ли?
Сообщение было коротким:
     "Есть  прибыльное  дело.  Тебя  предложил  Миш.  Если ХОЧЕШЬ ЗАРАБОТАТЬ
ОЧЕНЬ  КРУПНУЮ  СУММУ, то 20 февраля в 22.00 будь в ресторане "Черный краб".
Деньги  на  дорожные расходы прилагаю. Полиция перекрыла все въезды в город.
Будь осторожен. Спроси мистера Людовича".
     Уош   пробрался   в  Парадиз-Сити  под  коробками  с  зеленым  салатом,
предназначенным  для  отеля  "Парадиз-Риц".  Когда  грузовик,  в  котором он
притаился,  проходил полицейский контроль, у него бешено колотилось сердце и
тряслись поджилки.
     Но  и он, подобно трем другим, благополучно миновал полицейский кордон,
призванный защитить толстосумов в Парадиз-Сити.
     Удался  первый  шаг  в  плане  ограбления  богатейшего  в  мире Казино,
разработанном Сержем Мейски.
     Ресторан  "Черный  краб"  занимал  трехэтажное  деревянное  строение на
сваях,  стоявшее в тридцати ярдах от берега и соединенное с набережной узким
причалом.  Здесь  собирались  ловцы  губок  из  "Флорида марин манифекчеринг
компани"  и  туристы,  а  жители  Лагуны и подавно обходили его стороной. Он
славился пьяными драками и превосходной рыбной кухней.
     На  верхнем  этаже  было  три  отдельных  кабинета. К ним вела наружная
лестница,  и  люди, желавшие поговорить о важном деле, могли рассчитывать на
полное уединение...
     Первым  пришел  Миш  Коллинз.  Официант Джоз поглядел на него, кивнул и
молча подал бокал с тройной порцией рома, лимоном и колотым льдом.
     Перри  и  Чандлер  пришли  вместе,  а минуту спустя в кабинет с опаской
заглянул Уошингтон Смит.
     Миш взял на себя роль хозяина.
     - Здорово,  ребята,  -  сказал  он.  -  Располагайтесь  как  дома.  Тот
черномазый,  что прислуживает - глухонемой. Не обращайте на него внимания. -
Он улыбнулся Уошу и протянул ему руку. - Привет, кореш. Давно не виделись.
     Уош  кивнул  и  пожал  руку, ощущая на себе недоуменный, угрюмый взгляд
Перри.
     Не сводя глаз с Уоша, Перри спросил:
     - Это кто такой? Что он здесь делает?
     - А  что  все  мы здесь делаем? - рассмеялся в ответ Миш. Уош отказался
от  спиртного.  Помявшись,  он  остался у дверей. В компании белых он всегда
чувствовал себя не в своей тарелке и ждал подвоха.
     Перри  выбрал  место подальше от Коллинза. Он сел, прихватив свой бокал
и крепко зажав в мелких белых зубах потухшую сигару.
     - Это   что   -  вечеринка?  -  спросил  он,  озирая  комнату  голубыми
водянистыми глазами.
     - Именно, - с удовольствием подхватил Миш. - Вечеринка.
     Обернулся Чандлер. Его красивое лицо выражало раздражение.
     - Ты что-нибудь знаешь про это дело?
     - Мало.
     - Что за тип этот Людович?
     - А-а...  его-то  я  знаю. - Миш почтительно покачал головой. - Еще бы,
про  него  я  могу порассказать. Перво-наперво, имя у него другое. Его зовут
Серж  Мейски. Столкнулся я с ним в Роксбургской тюрьме. У него там работенка
была... фармацевтом.
     - Это еще что за хрен... фармацевт? - подозрительно спросил Перри.
     - Ну,   сидел  на  всяких  пилюлях  и  микстурах,  -  объяснил  Миш.  -
Клистирная  трубка  прописывает тебе пилюлю, а Мейски выдает. Десять лет там
проработал...  котелок  варит  что  надо.  Мы с ним поладили. Я ведь охоч до
пилюль-то.  Перед тем как податься на волю, он мне рассказал, будто придумал
такой  куш сорвать, что никому и не снилось. Когда, говорит, все налажу, дам
тебе  знать,  и еще трое понадобятся. Я выбрал вас. Благодарности оставим на
потом.  -  Резиновое  лицо Коллинза расплылось в широкой улыбке. - Вот что я
вам  скажу, ребята. На вид он человечек безобидный, но, ей-ей, гремучая змея
безобидней.  А  голова!..  Чистое  золото! Я вот что скажу: если он говорит,
что  можно  взять  большой  куш, я соглашаюсь с закрытыми глазами. Поэтому я
здесь. Не знаю, что за дело, но...
     - Поэтому  и  я здесь... чтобы рассказать вам, - вкрадчиво проговорил с
порога  Мейски...  - Господа, - сказал он, как всегда, негромко и отчетливо,
- очень рад познакомиться с вами. Надеюсь, доехали без происшествий?
     Четверо мужчин кивнули под испытующим взглядом его серых глаз.
     - Превосходно.  Тогда  за  стол.  Вы  наверняка  проголодались. Потом и
только потом поговорим о деле.
     Спустя час Миш Коллинз отвалился от стола и тихонько рыгнул.
     - Вкусная  жратва,  -  похвалил  он.  -  Не то что баланда, которую нам
давали в Рокси, а, док?
     Мейски улыбнулся...
     За    ужином    Мейски    был   безраздельным   хозяином   стола.   Его
уравновешенность  и  мягкость  обескураживали  всех, кроме Коллинза, который
знал   его  и  весь  лучился,  точно  гордая  мамаша,  демонстрирующая  свое
гениальное  чадо.  Мейски  говорил  о политике, путешествиях, женщинах... За
этот  час  ему  удалось каким-то чудом немного растопить лед, наладить более
или  менее  непринужденные  отношения  между  мужчинами. Даже Уош освоился в
новой компании.
     Когда  глухонемой убрал со стола, принес две бутылки виски, лед, бокалы
и ушел, Мейски, подперев руками острый подбородок, сказал:
     - Ну,  а  теперь,  господа, поговорим о деле. У меня к вам предложение.
Миш  рассказал  вам,  быть  может,  что  мы с ним прожили три года под одной
крышей.   Такого   пожирателя   таблеток  я  больше  не  знавал.  За  время,
проведенное  вместе,  у  меня  сложилось  впечатление,  что  у  него большие
способности  к  технике,  и  еще я узнал, что у него есть не менее способные
знакомые.  Вот почему я попросил его связаться с вами, господа. Что касается
Уоша...  он не похож на нас. Он не преступник, - ласково улыбнулся Мейски, -
но  нам  без  него  не  обойтись,  а  ему  нужны  деньги и к тому же хочется
отомстить.
     Все поглядели на смутившегося Уоша...
     - Какое у вас предложение? - спросил Чандлер.
     - Мы собрались здесь, чтобы взять два миллиона в Казино.
     Наступила  мертвая  тишина.  Даже с лица Коллинза сползла самонадеянная
улыбка. Все четверо ошарашенно уставились на Сержа Мейски.
     - Два  миллиона? - переспросил Чандлер, который первым пришел в себя. -
Послушайте, меня ждут дела. Кому нужна эта пустая болтовня? Два миллиона...
     Мейски жестом напомнил гостям про бутылки.
     - Пожалуйста,  угощайтесь,  господа.  Мне,  к сожалению, нельзя... врач
запретил.  -  Он  обернулся  к Перри. - Вы слышали, что я сказал. Джесс, как
видно, не верит мне... а вы?
     Перри выпустил в потолок тонкое облачко сигарного дыма.
     - Толкуй  дальше, - ответил он. - Не обращай внимания на красавчика. Он
отроду нервный. Ты толкуй. Я слушаю.
     Чандлер  было  вскинулся,  но  встретил  холодный  взгляд Перри. И едва
Чандлер  заглянул  в  его  блеклые  глаза, как ощутил дрожь в коленях. Он не
имел  привычки  к  насилию,  и Перри своим взглядом нагнал на него страху. С
деланным безразличием пожав плечами, он потянулся к виски.
     - Раз так... рассказывайте.
     Мейски откинулся на спинку стула.
     - Много  лет  я  мечтал  придумать,  где  можно  взять  большие деньги.
Наконец  я  пришел  к  выводу, что их можно взять здесь усилиями нескольких,
тщательно  отобранных  человек,  которые  знают  свое дело. Мы можем взять в
Казино  два  миллиона долларов, но лишь при том условии, что у вас хватит на
это  духу и вы будете в точности выполнять мои указания. Если вы не согласны
на  эти  два  простых  условия,  то забудем обо всем. - Он по очереди окинул
каждого теперь уже ледяным взглядом. - Вы согласны?
     - С  тобой,  док,  я  на  любое  дело  пойду.  За мной остановки нет, -
отозвался Миш.
     Мейски пропустил его слова мимо ушей, он смотрел на Чандлера.
     - Вы?
     - Обчистить  Казино? - сказал Чандлер. - Это невозможно. Года два назад
один  парень  предложил мне то же самое. Он собирался войти туда вдесятером,
но мы...
     - Так  не  пойдет,  Джесс. Либо соглашайтесь, либо отказывайтесь... сию
минуту, - мягко проговорил Мейски.
     Чандлер  замялся,  потом  махнул рукой в знак согласия. Он вдруг понял,
что  имеет дело с таким же опасным человеком, как Перри, а Перри он знал как
облупленного.
     - Ладно...  ладно...  идет. Я все-таки думаю, это невозможно, но раз вы
думаете иначе, пусть будет по-вашему.
     Мейски перевел взгляд на Перри, и тот ухмыльнулся в ответ.
     - Без вопросов, согласен. Только растолкуй, - сказал он.
     Мейски повернулся к Уошу.
     - А вы?
     Маленький  негр  заерзал на стуле, но только оттого, что все уставились
на  него, а ему всегда было не по себе под взглядами белых. Он без колебаний
ответил:
     - Конечно... что мне терять?
     Мейски облегченно улыбнулся.
     - Очень  хорошо.  Стало быть, если сомнений нет, господа, я могу на вас
положиться? - Он подождал, пока все четверо кивнули, затем продолжил.
     - Сначала  я  расскажу  вам  немного  о  самом  Казино,  -  сказал  он,
раскладывая  бумаги перед собой на столе. - Сейчас разгар сезона. В субботу,
то  есть  послезавтра,  в  этом  здании будет примерно три миллиона долларов
наличными.  Если  нам пофартит, мы возьмем два миллиона. Нас пятеро, так что
при дележе получится по триста тысяч на брата.
     - По  моим  подсчетам,  не  так.  У  меня выходит по четыреста тысяч, -
вмешался Чандлер.
     Мейски ласково улыбнулся.
     - Вы  правы,  но мне достанется больше. Каждый из вас получит по триста
тысяч,  а я заберу остальное, так как понес немалые расходы. Я придумал весь
план,  подготовил его осуществление и, да будет вам известно, живу здесь уже
девять  месяцев.  Мне  пришлось снять бунгало, выложить кругленькую сумму за
информацию.  Так  что...  -  Он  развел  похожими  на  клешни  руками. - Мне
достанется больше.
     - Заметано, док, - сказал Миш. - Это по справедливости.
     - Позвольте,  я продолжу? Объясняю насчет Казино. Джесс говорит, он уже
обдумывал  план ограбления, по которому десять человек должны были ворваться
в  игорные комнаты. - Мейски рассмеялся. - Такой план, конечно, не принес бы
желаемых  результатов. В субботу ночью на столах лежит, самое большое, около
четверти  миллиона.  Остальные  деньги держат в хранилище, расположенном как
раз  под  игорными комнатами. Когда возникает нужда в наличных, их поднимают
в  маленьких,  наглухо  закрытых лифтах. Пока идет игра, возле каждого лифта
дежурят  по два охранника. Если на столах скапливаются деньги, их отправляют
в  хранилище.  Получается  непрерывное  движение  денег...  вверх-вниз...  и
всегда  под  надежной  охраной.  -  Он  прервался, чтобы прикурить очередную
сигарету,  затем  снова  заговорил.  -  Понаблюдав  несколько  дней  за этой
процедурой,  я  пришел к выводу, что нападать нужно на хранилище. Деньги там
лежат  аккуратными  пачками.  В  хранилище  работают  четыре  девушки и двое
вооруженных   охранников.  Девушки  управляются  с  деньгами,  охранники  их
стерегут.  Там  стальная  дверь,  и  внутрь пускают только по делу. Так было
заведено  много  лет  назад. Вот тут-то у них и слабое место. Мы проникнем в
хранилище, возьмем деньги и уйдем...
     Чандлер смотрел на Мейски, как на полоумного.
     - Ну,  знаете!  -  возмутился  он.  -  Это  ваша теория? Черта с два вы
попадете в хранилище. Вы что... в бирюльки с нами играете?
     Мейски  вынул  из  кармана  пиджака  блестящий  металлический баллончик
длиной  дюймов  шесть.  Он  любовно  выставил  его на стол, словно предлагал
вниманию присутствующих уникальное произведение искусства.
     - Вот  ключ  к  решению  проблемы,  -  сказал он. - С этим мы без труда
вынесем деньги из хранилища.
     Четверо мужчин уставились на блестящий баллончик.
     Немного погодя Перри спросил:
     - Это что за хреновина?
     - Здесь  газ  паралитического действия, - объяснил Мейски. - Хитроумное
изобретение,  газ  под очень высоким давлением. Валит с ног в течение десяти
секунд.
     Чандлер, глядя на Мейски, потер шею.
     - Он... смертельный?
     - Да  нет.  Действует часов пять, не больше. Нам ведь нужна касса, а не
трупы.
     - Чего  только  не  придумают!  Классная  вещь,  -  восхитился Перри. -
Давай... толкуй дальше.
     Мейски взял со стола бумаги и протянул их Коллинзу.
     - Взгляни, тебе это что-нибудь говорит?
     Миш  откинулся  на  спинку  стула  и  углубился в схему электропроводки
Казино.  За  считанные  секунды он смекнул, с чем имеет дело, и его багровое
лицо озарилось восхищенной улыбкой.
     - Снимаю  шляпу,  док.  Теперь  все ясней ясного. Где ты раскопал такой
клад?
     Мейски пожал плечами...
     - Вот  план  в  общих  чертах.  Казино  закрывается  в три часа ночи. К
половине  третьего  основная  часть  денег  возвращается  в хранилище. В это
время  мы  и нападем. Произойдет это примерно так. Ровно в половине третьего
Миш  явится  в  Казино  в  спецовке муниципального электрика. Спецовку я уже
раздобыл.  Скажет,  что  с  электричеством  неполадки  и  он хочет проверить
предохранители.  В  такое  время  там  сидит  только вахтер. Сколько я здесь
живу,  я ходил в Казино ежедневно и выяснил, что главная контора закрывается
без  четверти  два.  Гарри Льюис, который заведует Казино, в это время ходит
по  игорным  комнатам  до самого закрытия. Его помощники уже сидят по домам.
Так  что все пройдет как по маслу. Вахтер в вестибюле решит, что тебя вызвал
Льюис,  и  покажет,  где  найти  предохранители.  Учти,  Миш, все надо будет
делать   точно   в  назначенное  время.  Теперь  взгляни  на  схему.  Сперва
необходимо  отключить  кондиционер  в  хранилище.  Дальше,  в хранилище есть
счетная  машина,  на  которой  девушки подсчитывают прибыль. Ее тоже следует
вырубить. Полагаю, ты найдешь нужный предохранитель.
     Миш сверился со схемой и кивнул.
     - Сделаем, - сказал он. - Без проблем.
     - Значит,  вот  твоя  работа,  Миш.  Ты вырубаешь кондиционер и счетную
машину.  Я  все  излагаю только в общих чертах. Потом мы, конечно, обговорим
подробности.  Теперь... - обратился он к Чандлеру, - у вас задача потрудней.
Вы  с  Уошем  ровно  в  половине  третьего подъедете на небольшом грузовике.
Грузовик  стоит у меня в гараже. На вас будут спецовки инженеров Ай-би-эм, и
вы  привезете  коробку,  в  которую  якобы упакована счетная машина. Никакой
счетной  машины  в ней, конечно, не будет. В ней будут два противогаза и два
автоматических  пистолета.  Эти  вещи  я уже приобрел. Джесс скажет вахтеру,
который  сидит у входа в хранилище, что ему позвонил мистер Льюис и попросил
заменить  счетную машину в хранилище. Тем временем Миш отключает ее, и когда
Джесс  с  Уошем  подойдут  к двери хранилища, охранники уже будут знать, что
счетная  машина  сломалась.  От убедительности Джесса будет зависеть, пустят
ли  их  в хранилище... Думаю, это не составит труда. И он, и Уош будут одеты
в   спецовки   и   принесут  с  собой  коробку  компании  Ай-би-эм.  Девушки
пожалуются,  что  у  них  вышла  из  строя машина. Психологически, думаю, мы
можем  рассчитывать  на  успех. Оказавшись внутри, Чандлер откроет коробку и
возьмет  охранников  на  мушку.  Уош  наденет  противогаз и сменит Чандлера,
который  тоже  наденет  противогаз.  Это  нужно делать быстро, нагнав на них
побольше  страху.  Завтра, конечно, потренируемся. Пока охранники очухаются,
Джесс пустит газ...
     Брать  будете только пятисотдолларовые банкноты. Они упакованы в пачки,
и  с  ними  легко управляться. Наполните коробку и уйдете. Вахтер решит, что
вы  уносите  сломанную  машину. Погрузите коробку в кузов, и мы уедем. Таков
вкратце  мой план. Подробности, разумеется, предстоит тщательно обговорить и
отработать, но этим мы займемся завтра вечером.
     Он   откинулся   на   спинку   стула,   стряхнул  пепел  с  сигареты  и
вопросительно  оглядел  четверых  мужчин,  которые  до  сих пор слушали его,
затаив дыхание.
     - А я-то каким боком в этом замешан? - спросил Перри.
     - Ах,  да...  вы,  -  улыбнулся ему Мейски. - Вы тоже наденете спецовку
Ай-би-эм.  Зайдете  в  Казино с Джессом и Уошем, но останетесь с вахтером. Я
потом  вам  про  него  расскажу.  Старик  любит почесать языком. Ваше дело -
разговаривать  с  ним.  Я не предвижу осложнений, но в случае чего мы должны
быть  начеку. Вдруг заявится какой-нибудь ретивый охранник и станет путаться
под  ногами.  -  Мейски  выразительно  посмотрел  на  Перри. - Я надеюсь, вы
разберетесь с осложнениями и любопытными охранниками.
     Перри ухмыльнулся.
     - Годится... если это все, работка - не бей лежачего.
     - Мы  знаем  теперь, что должны делать Миш, Уош, Джек и я. А как насчет
вас? - с подозрением спросил Чандлер.
     - Я  поведу грузовик, - ответил Мейски. - Об ограблении станет известно
очень  быстро.  Начальник  полиции здесь прыткий. Если мы рванем из города с
деньгами  во  время  шухера, то наверняка засыпемся. Деньги лучше закопать у
меня  в  саду. Потом разбежимся, передохнем пока в городе, а уж после, когда
шухер уляжется, каждый возьмет свою долю - и гуляй на все четыре стороны.
     Перри сказал:
     - Это  мне  не  нравится.  Деньги  разделим  сразу,  и пусть каждый сам
крутится, как хочет.
     - Верно, - согласился Чандлер.
     - Пожалуй,  это  правильно,  -  присоединился к ним Миш после некоторой
заминки.
     Мейски пожал плечами.
     - Как  угодно,  господа.  Мы  еще  обсудим, разумеется, все детали. Но,
полагаю, общий план вы одобряете?
     - Высший класс, - похвалил Миш.
     - У  меня вот только одно не идет из головы, - сказал Чандлер, - как вы
раздобыли чертежи и все другие сведения? У кого вы их купили?..
     Мейски  неожиданно поднял голову, и Чандлера передернуло от взгляда его
серых ледяных глаз.




     Директор   Казино   Гарри   Льюис  аккуратно  припарковал  свой  черный
"кадиллак"  у  здания полицейского управления, заглушил двигатель и вылез из
машины на утреннее солнце.
     Льюису,   высокому,   стройному,  элегантно  одетому,  было  далеко  за
пятьдесят.  Вот уже пятнадцать лет он руководил богатейшим в мире Казино. От
него  веяло  таким  благополучием  и  уверенностью в себе, какие свойственны
только очень обеспеченным людям.
     Он   поднялся  по  ступенькам  и  вошел  в  комнату,  где  дежурный  по
управлению  Чарли  Тэннер  корпел  над  грудой  протоколов,  составленных на
пьяных водителей.
     При виде Льюиса Тэннер бросил протоколы и вскочил на ноги.
     - Доброе утро, мистер Льюис. Вам что-нибудь нужно?
     Полицейские  относились  к  Льюису с подчеркнутой предупредительностью.
Они  хорошо  помнили  о  его щедрости на Рождество и в День Благодарения. По
этим    праздникам    каждый    детектив    и    патрульный    получали   по
шестнадцатифунтовой  индейке  и  по  бутылке  виски,  а  такие подарки, само
собой, обходятся недешево.
     - Начальник у себя? - спросил Льюис.
     - Конечно, мистер Льюис. Поднимайтесь прямо к нему, - ответил Тэннер.
     Льюис  постучал  к Терреллу, раскрыл дверь и шагнул в маленький, скудно
обставленный кабинет.
     Начальник  полиции Террелл, здоровяк с пшеничными волосами, подернутыми
сединой  на  висках,  и с выступающим, напористым подбородком, разливал кофе
из  пакета в два бумажных стаканчика. Сержант Джо Беглер, его правая рука, с
трудом  умещаясь  на  жестком,  скрипучем  стуле,  следил  за  кофе  глазами
наркомана.  При  нежданном появлении Льюиса оба насторожились. Беглер встал.
Террелл улыбнулся и взял третий стаканчик.
     - Привет, Гарри... Ранняя пташка, - сказал он. - Выпьете кофе?
     Льюис покачал головой и сел на стул Беглера.
     - День только начинается... ничего особенного. Вы чем-то озабочены?
     - В  это  время  года,  Фрэнк,  я  всегда  озабочен, - ответил он. - Но
завтра  особый день. Я решил, что стоит поговорить с вами. Завтра мы ожидаем
прибытия  двадцати  первоклассных  игроков  из  Аргентины,  которые  всерьез
вознамерились  пощипать нас. Эти парни, не моргнув глазом, проигрывают целые
состояния.  Мы  должны  обеспечить  безопасность  во  время  игры.  В Казино
соберется  крупная  сумма  денег, и я решил, что нам не помешает полицейская
охрана. Поможете мне?
     Террелл отхлебнул кофе и кивнул.
     - Конечно. Что нужно, Гарри?
     - Завтра  утром  я перевожу из банка в Казино три миллиона наличными. В
автомобиле   будет  четверо  моих  охранников,  но  хотелось  бы  еще  иметь
полицейское  сопровождение.  Все-таки  кругленькая  сумма, желательно, чтобы
она доехала до места в целости и сохранности.
     - Это просто. Я пришлю вам шесть человек.
     - Спасибо,  Фрэнк,  я  знал,  что  могу положиться на вас. Еще неплохо,
если  человека  четыре  придут  вечером  в Казино. Никаких происшествий я не
предвижу.  У  меня  своих  двадцать  человек  вполне  надежных,  но,  думаю,
присутствие полицейских остудит горячие головы.
     - Я распоряжусь. Пришлю Лепски и четверых патрульных.
     Льюис кивнул.
     - Лепски  как  раз  подходящий  человек.  Спасибо, Фрэнк. - Он стряхнул
пепел  с  сигареты.  -  А  как  вообще  обстановка? Есть такие, которых надо
опасаться?
     - Нет.  Желающих  прорваться  было много, но мы их выявили и завернули.
Судя  по  тем  донесениям,  что  ко  мне  поступают,  в городе нет ни одного
по-настоящему  опасного  экземпляра...  В  котором  часу  вы берете деньги в
банке?
     - Ровно в половине одиннадцатого.
     - Отлично.   Я   пришлю  своих  людей  в  банк,  и  они  проводят  вас.
Договорились?
     Льюис поднялся со стула.
     - Пожалуй,  я  не  буду  больше  беспокоиться,  -  сказал  он  и  пожал
протянутую руку.
     Когда Льюис ушел, Беглер налил себе еще кофе.
     - Три  миллиона!  -  возмутился  он.  -  Сколько денег кошке под хвост!
Подумать  только,  что можно сделать, имея такое богатство... а оно уйдет на
развлечение горстке латиноамериканских прощелыг.
     Террелл помолчал, потом кивнул.
     - Это  их  деньги, Джо. А наше дело - охранять эти деньги. - Он щелкнул
выключателем селекторной связи. - Чарльз? Где Лепски? Он мне нужен.


     В  эту  пятницу  Серж  Мейски  проснулся в семь часов утра, поставил на
плиту  кофейник  и  принял  душ.  Он побрился опасной бритвой, оделся, затем
пошел  на  кухню  и  налил  чашку  кофе. Прихватив кофе с собой, он уселся в
обшарпанной гостиной.
     Пока,  решил  он, все идет по плану. Сегодня вечером все четверо придут
в  его  бунгало  репетировать свои роли. Теперь, после знакомства с ними, он
успокоился:   у   него   подобралась   надежная   команда.  Миш  Коллинз  не
промахнулся.
     Он  допил  кофе,  помыл  чашку  и  блюдце,  потом  достал  из шкафа две
пластиковые  канистры  по  пять галлонов и наполнил их водой из крана. После
вынул  из кухонного шкафа объемистую коробку с консервами, отнес ее к своему
"бьюику"  и  загрузил  в  багажник.  Вернулся  в  дом,  взял две пластиковые
канистры и тоже отнес их в машину.
     Его  движения  были  расчетливы  и  неторопливы.  Возраст  давал о себе
знать.   Он   остро  ощущал  груз  своих  шестидесяти  двух  лет,  и  всякое
переутомление было ему противопоказано.
     Мейски  долго  стоял,  перебирая  в  уме,  не  забыл ли он чего-нибудь,
вспомнил  про  батарейки для фонарика, достал их из ящика стола в гостиной и
решил, что теперь можно ехать.
     Он  запер  входную дверь, сел за руль и завел машину. Спустя полчаса на
шоссе,  ведущем  из  Лагуны,  пригорода  Парадиз-Сити, Мейски перестроился в
правый ряд и свернул на проселок.
     Проехав  лесом минут двадцать, он снова свернул на узкую колею, ведущую
в  самую  чащу.  Он  слегка  притормозил,  чтобы осмотреть знак, который сам
смастерил  и  вкопал  два дня тому назад. На знаке было написано: "Охотничий
заповедник.  Частное  владение.  Вход  запрещен".  Он  одобрительно кивнул и
поехал  дальше.  Знак  уже  не  бросался  в  глаза своей новизной. Надо было
признать, что сделан он хорошо и выглядит убедительно.
     Вскоре  он  замедлил ход, свернул с колеи и по сухой, слежавшейся земле
выехал  на  небольшую  полянку,  которую обнаружил, когда бродил по округе в
поисках  надежного убежища. Здесь из ветвей и вырванного с корнем кустарника
им  уже был выстроен навес - на его сооружение ушло несколько дней. Под этот
навес  он и загнал "бьюик". Выйдя из машины, он достал из багажника канистры
с  водой,  постоял,  оглядываясь  и  прислушиваясь,  нет ли кого поблизости,
потом  уверенно  зашагал с поляны через кусты и вышел к тропинке, ведущей на
лесистую гору.
     После  двух  минут неторопливой ходьбы, которая вызвала у Мейски слабую
одышку,  он  оказался  возле кучи валежника и пожухлых листьев. Он раздвинул
ветки,   нырнул   внутрь  и  попал  в  темную,  пропахшую  сыростью  пещеру,
совершенно скрытую валежником, что он натаскал за прошлую неделю.
     Он  передохнул  в  пещере.  Его немного тревожила эта одышка, да еще не
отпускала  тихая,  но  зловещая,  ноющая боль в груди. Через несколько минут
ему  задышалось  свободней,  он  включил  фонарь  и  прошелся ярким лучом по
пещере.
     Он   посветил   фонариком   на   спальный   мешок,   запасы   провизии,
транзисторный  приемник  и аптечку - самое необходимое, чтобы продержаться в
этой норе недель шесть.
     Подошел  к  выходу  из  пещеры,  прислушался  и, убедившись, что кругом
тихо,  спустился  к  автомобилю  за  остальными  вещами. Потом вышел наружу,
тщательно  закрыл  лаз  ветками  и,  сев  за  руль, напоследок оглядел снизу
маскировку  своего  убежища; одобрительно кивнул и, развернув машину, поехал
обратно в Лагуну.


     Лана  Эванс  открыла  глаза, зажмурилась от яркого солнца. Она откинула
одеяло  и  пошла  в  ванную.  Закончив  утренний  туалет,  вернулась  в свою
невзрачную  комнатенку,  служившую  ей  и  спальней,  и  гостиной, и открыла
комод.  Из-под  скудной  стопки постельного белья вынула пачку стодолларовых
бумажек.  Потом  снова  забралась в постель и залюбовалась своим богатством.
Однако  к  радости  примешивался  страх.  Что,  если  в Казино узнают про ее
встречи  с  тем  человечком?  Теперь  она  не сомневалась, что он собирается
ограбить  Казино.  Она посмотрела на деньги и нехотя пожала плечами. Ничего,
не  обеднеют.  У  них  денег  куры не клюют, а у нее... Тут она встревоженно
поежилась.  Как  объяснить  Терри,  откуда  у нее взялось столько денег? Вот
незадача.  Терри  ревнивый. Ему кажется, что все мужчины в Казино зарятся на
нее...
     Если  б  только  она  могла  сказать Терри всю правду, но ведь он такой
невыносимо  правильный.  Нет,  об  этом  придется  молчать.  Она вернулась в
постель,  и  тут глаза ее оживились при виде коробочки с кремом "Диана". Она
взяла коробочку в руки и сняла обертку.
     "Может, он ворюга, - подумала она, - но не жмот".
     Лана  больше  не  верила в выдумку про журнал "Нью-Йоркер". Он заплатил
две тысячи - бешеные деньги! - за полученную от нее информацию...
     Она  отвернула  крышку  и  посмотрела  на белый крем, источавший нежный
аромат  растертых лепестков орхидеи. Затаив дыхание, с наслаждением намазала
она  руки  смертоносным  кремом.  Правда,  ее  немного разочаровало, что это
вожделенное  действо  не  доставило  ей  того  удовольствия,  на которое она
рассчитывала.
     Через  некоторое  время, так ничего и не придумав, Лана закрыла глаза и
задремала.  В  полудреме  она  уговаривала себя, что все образуется, что она
убедит   Терри.   А   после   обеда  сходит  в  агентство  и  разузнает  про
однокомнатную квартиру.
     Незаметно  она  уснула,  а  час  спустя  вдруг  очнулась  от  холода. В
недоумении  поглядела  на  часы и увидела, что уже без двадцати одиннадцать.
Подумала,  не  выпить  ли  кофе,  но  уж  больно не хотелось вылезать из-под
одеяла.  Вдобавок  к  ознобу появились слабость, вялость. Этот усиливающийся
озноб встревожил ее... Уж не заболевает ли она?
     Вдруг  ни  с  того  ни  с  сего  в  рот  хлынула  желчь,  она не успела
сдержаться,  и  ее  вырвало на постельное белье. Она почувствовала, что руки
жжет как огнем.
     В  испуге  она  хотела откинуть одеяло и встать, но это оказалось ей не
под силу.
     Она  вся  закоченела  и  покрылась липким потом, зато руки горели и еще
нестерпимо жгло в горле.
     "Что  это  со  мной?"  -  ужаснулась  она.  Сердце рвалось из груди, не
хватало воздуха.
     Она  заставила  себя  встать, но ноги не послушались ее. Она свернулась
на полу, беспомощно протянув руки к телефону, стоявшему рядом на столике.
     Она   открыла   рот,   чтобы   позвать   на   помощь,  но  захлебнулась
отвратительной,  зловонной  желчью,  заполнившей  рот  и капавшей из носа на
розовую ночную рубашку.


     В  половине  девятого  вечера  Гарри Льюис вышел из своего кабинета и в
лифте,  обитом  красным бархатом, спустился на второй этаж, не забыв кивнуть
молоденькому лифтеру.
     Загорелый  юноша  в  чистой и отутюженной темно-зеленой с бежевым форме
Казино,  в  белых  хлопчатобумажных  перчатках,  светясь от радости, что его
узнали, благодарно склонил голову.
     Это  был  любимый  час  Льюиса,  когда  Казино начинало оживать. Больше
всего  ему  нравилось  выходить  на  просторный  балкон  и смотреть вниз, на
террасу,  где  выпивали,  разговаривали, отдыхали его клиенты, перед тем как
заполнить ресторан и потом разойтись по игорным комнатам.
     - Мистер Льюис...
     Льюис  обернулся, удивленно подняв брови. Он не любил, когда ему мешали
в  эти  дорогие  для  него  мгновения,  но при виде хорошенькой темноволосой
девушки  улыбнулся.  Рита  Уоткинс  заведовала хранилищем. Вот уже пять лет,
как  она работает у Льюиса, и он убедился, что на нее можно положиться: Рита
руководила  своими  подчиненными  спокойно  и  деловито  и  тем облегчала их
кропотливую работу.
     - Это вы, Рита... Добрый вечер. Что-нибудь случилось?
     Вопрос  он  задал  машинально.  Рита  обращалась  к нему, лишь когда не
могла принять решения самостоятельно, а такое случалось редко.
     - Мистер  Льюис,  я  недосчиталась  одной  девушки,  - ответила она. Он
пригляделся  к  ее  опрятному  черному платью и задумался, во сколько оно ей
обошлось.  Такой уж Льюис был человек. До всего ему было дело. - Не вышла на
работу Лана Эванс.
     - Да? Заболела?
     - Не  знаю,  мистер  Льюис. Час тому назад я позвонила ей домой, но там
не  отвечают.  Мне  нужна  замена.  Можно,  я  возьму Марию Уэллс из главной
конторы?
     - Да,  конечно.  Передайте  ей  мою  просьбу  выручить нас, - улыбнулся
Льюис. - Надеюсь, она не откажет...
     Он  улыбнулся,  кивнул  и  отпустил  ее.  Это  была мелкая неурядица, с
которой,  он знал, она справится. Когда Рита ушла, он еще раз оглядел нижнюю
террасу  и,  убедившись,  что  все  идет своим чередом, отправился в большой
игорный зал...
     Льюис  переглянулся  с одним из крупье, служившим здесь уже одиннадцать
лет,  толстым,  прилизанным, с глазами навыкате. Тот с достоинством кивнул и
лопаточкой  придвинул стопку фишек к старушке, которая с восторгом протянула
им навстречу толстые пальчики.
     Льюис  зашел  в ресторан и переговорил с метрдотелем Джованни, которого
он  за  немалые  деньги  переманил из лондонского отеля "Савой". В зале было
несколько  ранних посетителей из числа туристов, изучавших бесконечное меню,
предложенное  им  учтивым  главным  официантом.  Пройдет какой-нибудь час, и
ресторан превратится в шумный и прожорливый человеческий муравейник.
     - Все в порядке, Джованни? - спросил Льюис.
     - В  полном  порядке,  сэр.  - Метрдотель вызывающе повел бровью. Самое
предположение, что в его ресторане допустим беспорядок, было оскорбительно.
     Льюис просмотрел меню, которое дал ему Джованни, и кивнул.
     - Превосходно. Завтра у нас ответственная ночь...
     Льюис  прошелся  по  ресторану  и подметил, что на каждом столике стоит
вазочка  с  орхидеями,  искусно  подсвеченными  снизу.  "Да, - подумал он, -
Джованни  умеет украсить стол, но интересно, во сколько это обходится". Ведь
Гарри Льюис был человек практический.
     Выйдя  на  террасу,  он  окунулся  в  гул  разговоров  и  мягкую музыку
оркестра  и стоял в задумчивости, пока его не приметил главный бармен. Фред,
невысокий,   плотный,  едва  начинающий  стареть,  направился  к  хозяину  с
довольной ухмылкой на багровом лице.
     - Горячая ночка предстоит, сэр, - сказал он. - Выпьете чего-нибудь?
     - Пока нет, Фред. Горячая ночка предстоит завтра.
     - Это точно. Ну, да справимся.
     Углядев  поднятые  руки клиентов в другом конце террасы, он поспешил на
зов.
     Убедившись,   что  заведение  работает  без  сбоев,  Льюис  вернулся  в
кабинет.  Перед  тем  как  перекусить здесь же, за своим рабочим столом, ему
нужно  было  ответить на несколько писем. Он и не подозревал, что на террасе
за  ним  наблюдал  Джесс  Чандлер, который сидел один за дальним от оркестра
столиком, потягивал виски с содовой.
     Чандлер  чувствовал себя не в своей тарелке. К плану Мейски вроде бы не
придерешься,  но  его  тревожила  грандиозность  замысла.  А теперь, проведя
около  часа на террасе, понаблюдав, присмотревшись ко всем этим людям, таким
высокомерным  и  самонадеянным  в своем богатстве, к вездесущим охранникам с
увесистыми  револьверами  на  боку,  ощутив  дух  сплоченности,  витавший  в
Казино,  Чандлер  увидел,  что  здесь  настоящая  крепость  миллионеров,  ее
неприступность  отпугнет  хоть  кого,  и  всякий,  кто  задумает ограбление,
рискует обломать себе зубы...
     Чандлеру  вдруг  опротивела  вся  эта  роскошь,  он заплатил по счету и
прошел  в  игорные  комнаты. На мгновение он остановился и огляделся вокруг,
заметив  у  лифтов  для  доставки  денег  из  хранилища  и  обратно четверых
охранников  в  форме.  Охранники  были молодые, грозные на вид и держали ухо
востро.  Скорчив  недовольную  мину,  он пересек изысканно украшенный холл и
востребовал в регистратуре свой паспорт.
     Спускаясь  по широкой, пологой лестнице в сад Казино, он увидел идущего
навстречу  Джека  Перри  в  смокинге,  с  сигарой  в зубах. Чандлер поспешил
свернуть на узкую тропинку, которая вела к морю.
     Мейски  велел  всем  -  кроме Уоша, конечно, - побывать в Казино и, так
сказать,  сориентироваться  на местности. Вот Перри и явился, однако Чандлер
не имел ни малейшего желания встречаться с ним.
     Сойдя  вниз  по  длинной  лестнице,  он оказался на широкой набережной,
тянувшейся вдоль закрытого пляжа Казино.
     Из  сумрака навстречу ему вышла девушка. На ней белело платье с широкой
юбкой   в   оборках   и  с  узором  из  роз.  Она  была  очень  загорелой  и
соблазнительной.  Темные  волосы обрамляли лицо и спускались до плеч. В руке
она несла гитару.
     Она  ничем  не  походила  на  богатых сучек в Казино и к тому же смутно
кого-то  напомнила  Чандлеру,  поэтому  он  замедлил шаг и улыбнулся ей. Она
остановилась  и  пригляделась  к нему. В волосах сверкнула отсветом уличного
фонаря дешевая заколка с фальшивыми бриллиантами.
     - Привет, Джесс...
     Чандлер вздрогнул от неожиданности, но тотчас успокоился.
     - Привет,  детка,  -  ответил  он  с очаровательной улыбкой. - Недурную
фигурку ты вдела в свое платье.
     Она рассмеялась.
     - Два  года назад почти на этом же месте ты сказал мне в точности то же
самое... да куда тебе вспомнить.
     И  тут  он  вспомнил.  Два года назад он приехал в Парадиз-Сити, потому
что  его  приятелю  пришла  в голову бредовая идея: войти в Казино с десятью
вооруженными людьми и обчистить столы.
     Чандлер  сразу  заявил, что он в такие игры не играет, ну, его приятель
поостыл и пошел на попятный.
     Чандлеру  тогда понравилось в Парадиз-Сити, и он остался на недельку. И
вот,  гуляя  как-то  вокруг  Казино,  он  повстречал  эту  девушку.  Он даже
вспомнил,  как  ее  зовут:  Лолита  (одно имя чего стоит!) Серавеш. Она была
родом  из Бразилии и перебивалась с хлеба на воду, выступая со своей гитарой
в  дешевеньких  ресторанчиках.  Но Чандлер ценил в ней волнующее своеобразие
любовных  ласк.  Отведать  их  ему  не  составило труда. Они посмотрели друг
другу  в  глаза  и  ощутили  внезапное притяжение, а минут десять спустя уже
лежали  в  объятиях  друг  друга на теплом песке, позабыв обо всем на свете,
кроме своей страсти.
     - Здравствуй...  Лолита,  - обрадовался Чандлер. - Это самый счастливый
миг  в моей жизни. Пойдем же туда, где нам не будут мешать... Давай сходим к
морю,  проверим,  нагрелся  ли  песочек. Детка... если б ты знала, как я рад
видеть тебя.
     - Догадываюсь,  -  ответила  Лолита, идя за ним. - Взаимно. Я тоже рада
видеть тебя.


     Уошингтон  Смит прикурил очередную сигарету. Он сидел у раскрытого окна
в  тесном  и  душном домике в мотеле "Добро пожаловать". Мейски предупредил,
чтобы  Уош  не  показывался на улице до десяти часов вечера, когда тому была
назначена  встреча  в  его  бунгало.  Уош  не перечил. В этом городе негру в
обносках  не  дадут спокойно пройти по улице. Начнут приставать с вопросами.
Полицейские  начнут качать права. Прохожие будут глазеть с тем презрением, с
каким только белые богачи могут глазеть на негра.
     Миш  Коллинз  лежал  на кровати, изучая схему электропроводки в Казино.
Он  заехал  за  Уошем на машине, которую взял напрокат. До выезда к Мейски у
них оставалось еще полчаса.
     - Миш,  что  ты  собираешься  делать  со  своей  долей?  - обернувшись,
спросил Уош.
     Миш отложил чертежи. Он взял сигарету и закурил.
     - Эх...  триста  тысяч!  Не  слабо, а? Я уже строил разные планы. Куплю
себе  яхту...  Здорово:  плывешь  себе,  когда хочешь, остановился, подружка
надоела,  нашел  другую,  жратва  вкусная.  Вот  такая  жизнь  по  мне. - Он
повернулся на бок, чтобы видеть Уоша. - Ну, а ты?
     - Я  всегда  хотел стать врачом, - ответил Уош. - Часть денег пойдет на
учение, а на остальные куплю практику в Нью-Йорке.
     - Ну ты даешь! - удивился Миш. - Думаешь, у тебя получится?
     - Конечно.  С  деньгами,  и  если  поставить  себе  цель,  всего  можно
добиться.
     - Оно  верно...  да  ведь  сколько  учиться! Дудки! Мне такого даром не
надо. Уош, а баба тебе не нужна?
     - Я  жениться хочу и обзавестись семьей, но с этим придется обождать. -
Уош выпустил дым через свой расплющенный нос. - Слушай, а мы не засыпемся?
     - Вот  еще!  У  Мейски котелок варит что надо. Конечно, не засыпемся...
даю  слово.  Я  бы  и  не  стал втравлять тебя в это дело, если б сам не был
уверен.
     Уош  снова  повернулся  к  окну, а Миш, задумчиво поглядев ему в спину,
взялся  за  чертежи,  но так и не смог сосредоточиться. С этим черномазым не
соскучишься.  Неужели  он воображает, что кому-то придет в голову лечиться у
такой  мартышки?..  Да  и  за каким чертом, имея в кармане деньги, вкалывать
врачом?  Вот  где  зарыта  собака.  Вот  что не стыкуется с его отношением к
жизни.  Он  же  знает:  врач  бегает с высунутым языком, не ведает ни минуты
покоя,  выезжает  по  ночным  вызовам,  сидит  в унылом кабинете, выслушивая
жалобы  разных  хануриков, которых впору закопать, - ничего себе занятие для
человека, имеющего в кармане триста тысяч!
     Он  отложил  чертежи  и  снова  посмотрел  Уошу  в  спину. Потом мотнул
головой и пожал плечами. "Да ну его к черту! Какое мне дело?"
     Спустя  полчаса  оба  вылезли из машины Коллинза с чемоданами в руках и
по  узкой  дорожке  подошли к дому Мейски. В зашторенных окнах горел свет, и
как только Миш позвонил, дверь тотчас отворилась.
     Мейски впустил их в дом.
     - Надеюсь,  пока  все  в  порядке, - сказал Мейски, проводив Коллинза и
Смита  в  маленькую  гостиную с обшарпанной мебелью. Джек Перри был уже там,
он  развалился  в единственном удобном кресле, в зубах у него дымила сигара.
Вновь прибывших он приветствовал безразличным кивком.
     Мейски  прошел  к  столу,  на  котором  стояли бутылка виски, стаканы и
ведерко со льдом.
     - Чандлер  еще  не  приехал,  - сказал Мейски, - но мы можем начать без
него...
     Раздался  звонок,  и  Мейски  вышел.  Он  открыл  дверь  и  вернулся  с
Чандлером, который тоже привез с собой чемодан.
     Чандлер  вошел  в  комнату, кивнул всем, поставил чемодан на пол и взял
предложенное  ему  виски.  С  одного  взгляда  Мейски  понял,  что тот был с
женщиной.    Об    этом    достаточно   красноречиво   говорило   довольное,
умиротворенное  выражение  его  смазливого  лица.  Однако  Мейски  ничуть не
встревожился.  Он  вполне  доверял  Чандлеру  и  знал,  что  тот  ничего  не
выболтает, даже женщине.
     - Есть  одна важная подробность, - сказал Мейски, присев на край стола,
-  о  которой  я  забыл упомянуть вчера вечером. Когда Джесс и Уош попадут в
хранилище,  они  увидят  пачки с банкнотами по пять, десять, двадцать, сто и
пятьсот  долларов.  Брать  будете только пятисотдолларовые пачки. Коробка не
такая  уж  вместительная,  а  денег нужно унести как можно больше. Но еще вы
должны  до  отказа набить карманы пятидолларовыми пачками. На эти деньги нам
придется  жить  недели  три,  а то и все шесть. Я все-таки не совсем уверен,
может,  пятисотдолларовые  банкноты  у  них  и  переписаны. Так что, пока не
кончится шухер, мы должны тратить только пятерки... понятно?
     - Переписаны?  - Это очнулся Миш. - Ты думаешь, они переписывают номера
крупных банкнотов?
     - Не  знаю. Вряд ли, но лучше не рисковать. Пока не уляжется переполох,
мы не истратим ни единой пятисотенной бумажки.
     Все четверо кивнули.
     - Так,  с  планом  вы  знакомы, и у вас было время подумать. Какие есть
предложения?  -  Склонив  голову  чуть  набок, Мейски выжидательно огляделся
вокруг.
     - Может,  нам  пройтись  по  всему  плану? - сказал Чандлер. - Ведь тут
нужна точность. Зачем Коллинзу отключать кондиционер?
     - При   низкой   температуре   газ  не  действует.  То  есть,  конечно,
действует, но не так быстро. Нельзя, чтобы в помещении было прохладно.
     - Насчет  времени... Если Миш начнет в половине третьего, не слишком ли
это впритык?
     - Верно.  -  Мейски  подошел  к  секретеру  и  достал  лист бумаги. - Я
переделал  расписание.  У  каждого  будет по экземпляру. Здесь все написано.
Только сначала мне хочется, чтобы вы примерили форму.
     Через   десять   минут   Чандлер,   Перри  и  Уош  облачились  в  форму
технического  персонала  Ай-би-эм;  спецовки  сидели  как  влитые. Миш надел
форму энергоуправления Парадиз-Сити.
     - Да,  смотрится  очень  хорошо,  -  придирчиво  оглядев  их,  заключил
Мейски. - Теперь я покажу вам грузовик...
     Он  провел  их через кухню в двойной гараж, где рядом с "бьюиком" стоял
маленький  грузовичок.  К  обоим  бортам  были  приделаны  рекламные  щиты с
жирными  красными  буквами  на  белом фоне: "Ай-би-эм. Лучшие калькуляторы в
мире. Доставка и обслуживание круглые сутки".
     - Это ты сделал? - с неподдельным восхищением спросил Миш.
     - Да...  Пожалуй,  я  могу утверждать, что у меня получается почти все,
за  что  бы  я  ни  взялся,  -  ответил  Мейски,  явно довольный собой. - На
приборной  доске  я  смонтировал устройство, с помощью которого можно в один
миг  сбросить  эти щиты. Не следует забывать, что когда об ограблении станет
известно,  за  грузовиком  начнется  охота  и  нам  придется  избавляться от
рекламы.  -  Он распахнул дверцы в задней части крытого кузова. Вдоль одного
из  бортов тянулась длинная скамья. - Тут всем хватит места, кроме Коллинза,
конечно,  он-то  поедет  на  своей машине. Я поставил еще одну штуковину для
смены  номерных знаков из кабины. Они тасуются, и на месте старых появляются
новые.  -  Он  показал,  как меняются номерные знаки, потом с видом продавца
добавил:  -  Я  нашел  в  миле  от  Казино  безопасное  место, где мы бросим
грузовик.  Там  пересядем в мою машину. - Он обратился к Чандлеру: - Попрошу
вас  завтра  утром  поехать  туда  со  мной; я оставлю там свою машину, а вы
отвезете  меня  обратно. Чем быстрей мы избавимся от грузовика, когда деньги
будут  уже  при  нас, тем лучше. - Мейски молча оглядел всех четверых, потом
вежливо спросил: - У вас есть вопросы?..
     - Вы  не  можете  сказать  наверняка... всякое случается, - откликнулся
Чандлер. - Вдруг мы не попадем в хранилище.
     Мейски пожал плечами.
     - В  таком  случае  останемся без денег... только и всего. Но я уверен,
что вы попадете в хранилище.
     - А если мы доберемся до денег, а кто-нибудь поднимет тревогу?
     - Тревоги никто не поднимет, потому что Миш отключит сигнализацию.
     Чандлер помялся. Он искал уязвимые места.
     - А если к нам прицепится какой-нибудь охранник?
     - Тогда им займется Джек.
     Наступило долгое молчание, потом Чандлер спросил:
     - То есть он убьет охранника?
     - Послушай,  корешок,  -  тихо,  с  насмешкой произнес Перри, - пусть у
тебя не болит голова за других. У тебя своя работа... а у меня своя.
     - Мы  возьмем  на  этом  деле  по  триста тысяч, - сказал Мейски. - Лес
рубят - щепки летят...
     - Я  не желаю, чтоб мне пришили мокрое дело, - сказал Чандлер. Лицо его
покрылось испариной.
     - Тогда  какого  хрена  ты  здесь  околачиваешься?  -  спросил Перри. -
Послушай,  корешок,  ты  уже  вырос  из  пеленок.  Делай,  что  велят,  и не
распускай нюни.
     Снова  наступило  молчание,  потом,  вспомнив, какие деньги светят ему,
Чандлер пожал плечами.
     - Ну ладно... молчу...
     Тут Миш спросил дрогнувшим голосом:
     - А если и вправду засветимся? Что тогда делать-то?
     - Не  засветимся, но я согласен, мы должны знать, что делать, - ответил
Мейски.  - Во всех случаях мы возвращаемся сюда... если с деньгами, то делим
их  и  разбегаемся...  если  без  денег,  все  равно разбегаемся, но давайте
условимся,  что  этот  дом  -  он  вполне  безопасный  -  будет местом нашей
встречи.
     Чандлер  колебался,  но  отступать было поздно. Он не испытывал особого
воодушевления  и смертельно боялся Перри, однако мысль о деньгах подтолкнула
его к согласию.
     - Ладно...   форма  в  порядке...  грузовик  в  порядке...  перейдем  к
расписанию.
     Мейски улыбнулся.
     - Конечно.
     Он провел их обратно в дом.




     Жарким  субботним  утром  в однокомнатной квартире Ланы Эванс четырежды
подолгу звонил телефон.
     Первым  позвонил  дружок  Ланы  Терри  Николс. Он с раздражением слушал
ровные,  безответные гудки. Ему было доподлинно известно, что Лана не встает
раньше  десяти. Не может же она спать, когда над ухом разрывается телефон! В
воскресенье  у  нее  выходной,  и  он  хотел назначить ей свидание на вечер.
Возле  будки его ждали двое сокурсников и все время показывали сквозь мутное
стекло  на  часы.  Вот-вот  должна  была начаться первая утренняя лекция. Со
свойственной  молодым театральностью они открыли затейливый обратный счет, и
когда  наконец  досчитали до нуля, разразилась немая сцена отчаяния. Терри с
грохотом бросил трубку и кинулся с ними по коридору в аудиторию.
     В  одиннадцать  часов  из  Казино позвонила Рита Уоткинс. Она послушала
длинные гудки и, озабоченно нахмурившись, повесила трубку.
     В   половине   второго   Терри,   уплетая   сандвич,  снова  попробовал
созвониться  с  Ланой, и снова безуспешно, и решил, что она, видно, загорает
на  пляже.  Он  разозлился  и  больше  не  звонил. В начале третьего еще раз
позвонила  Рита  Уоткинс. От Марии Уэллс в хранилище не было никакого проку.
Это  и понятно. Работа у них точная, и делать ее надо быстро. У Марии просто
не  хватает опыта. При одной мысли, что опять придется мучиться с ней ночью,
когда  будет  запарка,  Риту охватывал ужас. Нужно было непременно разыскать
Лану Эванс.
     "Что  же  могло  случиться?"  - недоумевала Рита, положив трубку. У нее
было  часа  два  свободного времени, и она решила поехать к Лане домой и все
разузнать.
     Многоквартирный  дом,  где  жила  Лана,  принадлежал миссис Мавдик. Это
была   полная   женщина,   выкрашенная  в  жгучую  брюнетку,  с  необъятным,
расплывающимся бюстом, который она подвязывала замызганной шалью.
     - Она  на третьем этаже. Видела ли ее? Нет... У меня без нее дел полно.
Я  вообще  жильцов  не  вижу,  если они ко мне не заходят. А что за суматоха
такая?
     - Никакой суматохи. Я пыталась ей дозвониться... она не отвечает.
     Расплывающийся бюст миссис Мавдик заходил ходуном. Ее мучила одышка.
     - Она же не обязана подходить к телефону, правда?
     Рита  поднялась  по  лестнице  и  позвонила в квартиру Ланы. Под дверью
стояла   бутылка   молока   и  лежала  газета  "Парадиз-Сити  геральд".  Она
подождала, позвонила еще, потом, расстроенная, спустилась вниз.
     Миссис Мавдик по-прежнему подпирала дверь своим грузным телом.
     - Ее нет, - сказала Рита.
     Миссис  Мавдик  осклабилась.  Длинные  желтые  зубы  придавали  ее лицу
сходство с лукавой лошадиной мордой.
     - Что  ж...  один  раз живем, - с трудом просипела она. - Девочки любят
мальчиков...  меня  это не касается... я и в голову не беру, когда жильцы не
приходят домой.
     Рита  с  отвращением  посмотрела на нее и вышла на палящий зной к своей
машине.


     Детектив  второго  класса  Том  Лепски  слыл  самым  жестким офицером в
городской  полиции.  Высокого  роста, жилистый, с голубыми, как лед, глазами
на   изборожденном   глубокими   складками,   загорелом   лице,   в  котором
проглядывало   что-то   ястребиное.   Он   был   не  только  жестким,  но  и
честолюбивым.
     В  семь  часов  он  вошел в здание полицейского управления в смокинге с
иголочки, в алой бабочке и черных туфлях из телячьей кожи.
     Чарли Тэннер обомлел.
     - Да   провалиться   мне   на   этом   месте,  если  это  не  наш  Том,
расфуфыренный,   точно   кинозвезда!  -  воскликнул  он...  -  Куда  это  ты
намылился?
     - Спроси  шефа...  если  он  сочтет  нужным,  то сам расскажет... может
быть,  -  ответил  Лепски  и,  прошествовав  игривой походкой через дежурную
комнату, поднялся по лестнице в кабинет Террелла.
     Террелл  и  Беглер оглядели его, изо всех сил стараясь не выдать своего
изумления.
     - Докладываю,  сэр,  -  бесстрастно  отчеканил Лепски. - Группа из пяти
человек готова немедленно отбыть в Казино. Какие будут указания, сэр?
     Мясистое лицо Террелла покрылось складочками от улыбки.
     - Спасибо за службу, Том. А вы недурно принарядились.
     - Очень  впечатляет,  -  вставил  Беглер.  -  Это  все  твое  или  взял
напрокат?
     Лепски насупился, и Террелл поспешно сказал:
     - Какая разница? Ладно, Том, глядите в оба. Оружие при себе?
     Лепски бросил недобрый взгляд в сторону Беглера, потом кивнул.
     - Да, сэр...
     - И  послушай,  Том,  -  сказал  Беглер,  - хоть ты и разоделся в пух и
прах,  но  не  воображай,  что  ты один из тех богатых бездельников, которые
пришли поразвлечься. Чтоб ни капли спиртного и никаких девочек. Усвоил?..
     - Есть, сэр, - процедил Лепски с каменным лицом.
     - Хорошо,  Том,  - сказал Террелл, - ступайте. Надеюсь, вам не придется
тревожить нас.
     - Есть,  сэр,  -  повторил  Лепски и вышел из кабинета. Закрыв за собой
дверь, он погрозил ей кулаком...


     В  полночь  Гарри  Льюис убрал бумаги со своего рабочего стола, закурил
сигару и вышел из кабинета, спустился в лифте на первый этаж.
     Пока  вечер  не принес никаких неожиданностей. Игра началась в половине
одиннадцатого.  Каждые пятнадцать минут к Льюису поступали сводки от крупье.
Как  и  предполагалось, игра шла по-крупному, без оглядки. До сих пор Казино
оставалось  в  выигрыше,  однако  была  компания  бразильцев,  которая могла
доставить  неприятности.  Льюис  решил, что пора спуститься и понаблюдать за
игрой.
     Войдя   в   игорный   зал,  он  заметил  Лепски,  зорко  следившего  за
происходящим вокруг.
     Льюис подошел к нему.
     - Рад  видеть  вас здесь, Том, - сказал он, пожимая руку детективу... -
Ваши люди здесь?
     - На  террасе,  сэр.  Они  получили  указание  заглядывать  сюда каждые
десять  минут. Вряд ли вас устроит, если здесь постоянно будет маячить наряд
полиции.
     Льюис рассмеялся.
     - Оставляю  это  на  ваше  усмотрение,  Том.  Главное, приглядывайте за
деньгами, - сказал он и, кивнув, пошел дальше.
     Деньги,  лежавшие  на зеленых столах, были каплей в море по сравнению с
теми  деньгами, что постепенно скопились в хранилище. Игрокам не везло в эту
ночь. Доллары тысячами текли в подвалы Казино.
     Под  прохладной  сенью  хранилища  Рита  Уоткинс  руководила приемкой и
отправкой денег.
     По   мере   поступления   денег   девушки  закладывали  их  стопками  в
электронную  машину,  которая  сама  сортировала  банкноты  по  достоинству,
пересчитывала их и выдавала итог на табло...
     Деньги  прибывали  и  убывали.  Когда  на  Ритином столе загоралась под
каким-нибудь  номером  красная лампочка, она отдавала распоряжение отправить
деньги  наверх  и  записывала  номер  стола  в  игорном  зале,  от  которого
поступило  требование.  Работать  приходилось  быстро,  без  передышки, и ни
одной из девушек нельзя было замешкаться ни на секунду.
     У   стальной   двери   хранилища  сидели,  наблюдая  за  работой,  двое
вооруженных охранников.
     Тот,  что  помоложе,  длинноногий,  поджарый, по имени Хэнк Джефферсон,
чуть не выл от скуки на своем табурете.
     Его  напарник  Бик  Лодри  был  постарше,  плотно  сбитый  и уже слегка
лысоватый.   Он   с   большим  удовольствием  глазел  на  девушек,  витая  в
эротических  облаках,  и  радовался,  что  у  него самая непыльная работа на
свете.
     За  стальной дверью начинался длинный коридор, который вел к служебному
входу  в  Казино.  У  этого  входа, расположенного с тыльной стороны здания,
куда  каждое  утро  подъезжали  грузовики  с продуктами для ресторана, сидел
вахтер.
     Вахтеру  Сиду  Ригану  был  шестьдесят  один  год.  Тридцать восемь лет
проработал  он  в Казино. Это был невысокого роста, толстый и неповоротливый
добряк  с  веснушчатым  лицом,  редеющими  седоватыми  волосами и маленькими
веселыми  глазами.  Молодые из обслуживающего персонала окрестили его старым
болтуном  и  занудой. Он всегда умудрялся залучить в свои сети какого-нибудь
простака,  который  вынужден был стоять, переминаясь от нетерпения с ноги на
ногу, пока тот живописал в красочных подробностях славное прошлое.
     Этот  неуклюжий пожилой человек, прилежно исполнявший свои обязанности,
честно  отслуживший  долгие  годы, олицетворял собой грубую оплошность Гарри
Льюиса  в  расстановке  людей. Риган работал на очень ответственном участке:
он  следил,  чтобы  мимо его стеклянной будки не прошел никто из посторонних
без   внушающего   полное   доверие   документа.   Прислушиваясь  к  досужим
разговорам,  Мейски выяснил, что Риган любит поступать по-своему усмотрению.
Ему  не  нравится,  когда  им  помыкают.  Мейски решил сыграть на этой черте
Ригана и не ошибся.
     Когда  Риган  увидел,  как  у служебного входа остановился грузовичок с
хорошо  знакомыми буквами Ай-би-эм, это его озадачило, но не насторожило. Он
решил, что случилась поломка, а в дирекции забыли сообщить ему.
     Мейски  хорошо  натаскал  Чандлера.  Тот  подошел  к  стеклянной будке,
сдвинул  на  затылок  свою  форменную  шапку  с  длинным  козырьком и кивнул
Ригану.
     - У  вас поломка в хранилище! Вот невезуха! Как раз я по телеку смотрел
музыкальную  киношку,  и  тут  вызов. Выбрали времечко! - Он протянул Ригану
квитанцию  на  доставку.  -  Только  давай,  отец,  без  волокиты. Тебя ведь
предупредили?
     Мейски  внушил  Чандлеру обязательно задать такой вопрос. Часто бывая в
Казино,  он  наблюдал  за  Риганом.  Он  видел, как тот останавливает людей,
разговаривает  с  ними, а они не знают, куда от него деваться. Мейски пришел
к  верному  заключению,  что  Риган  воображает,  будто  на нем сошелся свет
клином,  и  что он в жизни не сознается, будто ему неизвестно о таком важном
событии, как поломка калькулятора в хранилище.
     На  мгновение  Риган  засомневался,  не  позвонить  ли  для  верности в
дирекцию,  потом,  вспомнив,  что  дирекция закрыта, и чувствуя обиду за то,
что  с ним не посоветовались, он взял квитанцию, сдвинул очки на кончик носа
и проверил ее. Все было оформлено, как положено.
     - Так...  так,  -  протянул  Риган,  возвращая очки на место и глядя на
Чандлера.  -  Мне все известно. Вас ждут, сынок. Заносите. - И он шлепнул на
квитанцию печать; эта печать служила пропуском в запретную зону.
     Тут  из  грузовика  вылез  Уош,  а  следом  за  ним - Перри. Пока Уош и
Чандлер  выгружали  из  кузова  большую  коробку, Перри подошел к стеклянной
будке Ригана.
     - Здорово,  приятель,  -  сказал он, зажав в тонких губах сигарету. - А
не твоя ли фотография была в газете на прошлой неделе?
     Риган приосанился и снял очки.
     - Моя.  Видел,  да?  Правда,  снимок  старый,  но  вроде  бы я не очень
изменился. Просидел в этой будке тридцать восемь лет.
     - Да  ну!  - Перри изобразил на своем толстом лице должное изумление. -
Тридцать  восемь  лет! Подумать только! Я-то всего три года, как живу в этом
городе. А тебе, небось, всякое довелось здесь повидать.
     Риган клюнул, как форель на муху.
     Чандлер и Уош уже прошли мимо него и несли коробку по коридору.
     - Повидать?  - Риган закурил сигарету, которой угостил его Перри. - Еще
бы. Я помню...


     За  двадцать  пять  минут  до  того, как у служебного входа остановился
грузовик,  к  Казино  на своей машине подъехал Миш Коллинз: он повесил через
плечо ящик с инструментами, вылез и оглядел освещенный парадный вход.
     При  появлении  Коллинза важный швейцар в темно-зеленой с бежевым форме
принял  грозный  вид.  Этому  здоровенному  толстяку  в  спецовке  было,  по
разумению швейцара, совсем не место перед роскошным фасадом Казино.
     Но не успел он возмутиться, как Миш дружелюбно улыбнулся и сказал:
     - У  вас  авария.  К  нам  поступил  срочный  вызов  от мистера Льюиса.
Похоже, где-то замыкает.
     Швейцар молча уставился на него.
     - Не слыхал про это, - наконец проговорил он.
     - Слушай,  папаша,  - неожиданно строго сказал Миш, - а мне какое дело?
У  вас  авария.  По  мне  пусть  хоть  вообще свет погаснет, но я приехал по
вызову  и  не  знаю  уж, кто там звонил, только он писал кипятком. Покажешь,
где предохранители?
     Швейцар  поморгал,  потом  вдруг  представил, что случится, если Казино
останется без света. Его прошиб холодный пот.
     - Конечно... я покажу... идем со мной.
     Коллинзу  пришлось  чуть  ли  не  бегом поспевать за швейцаром по узкой
аллее,  обсаженной  апельсиновыми деревьями, которые пригнулись под тяжестью
плодов, к железной двери в стене. Швейцар вынул ключ и отпер дверь...
     - Ремонтируй, - сказал он. - Через десять минут я вернусь.
     - Не торопись. Здесь возни на полчаса, не меньше.
     - Ну,  ладно,  только  дождись  меня.  Не  уходи,  пока не вернусь. - И
швейцар заспешил прочь.
     Миш  ухмыльнулся.  Он  осмотрел предохранители, быстро определил, какой
из  них  замыкает  цепь калькулятора. До назначенного времени оставалось еще
несколько минут. Он закурил сигарету и открыл ящик с инструментами.
     Он был совершенно спокоен и уверен в успехе.


     Бик  Лодри  почувствовал,  как  пот струйкой сбежал по носу и капнул на
руку.
     - Эй!  Что-то  стало жарковато, а? - проговорил Бик. Потом нехотя встал
с  табурета,  подошел  к  кондиционеру и приложил руку к решетке. Вентилятор
гнал горячий, влажный воздух.
     - Сломалась, чертова железяка, - объявил он.
     Девушки  трудились  не покладая рук. Поток начал поворачиваться вспять:
игрокам все-таки улыбнулась удача.
     У  Риты  платье прилипло к телу, но она не могла даже поднять головы от
поминутно  вспыхивающих  красных  лампочек.  Поглощенная работой, она только
успела нетерпеливым жестом показать Бику, чтобы тот занялся кондиционером.
     Бик  по  своему  обыкновению  беспомощно  обернулся  к  Хэнку. Если ему
поручали  хотя  бы  самое  пустячное  дело, он всегда норовил свалить его на
другого.
     В  дверь  громко  постучали, и в тот же миг стало тише, а потом и вовсе
смолк ровный гул счетной машины.
     - Тьфу ты! - воскликнула Рита. - Теперь испортился калькулятор!
     Девушки  замерли.  Они  вдруг  почувствовали, какая в хранилище духота.
Деньги,   частью   запечатанные,   частью   непросчитанные,   теперь  лежали
неподвижными грудами.
     В дверь снова постучали.
     Раздраженно   пыхтя,  Хэнк  встал  с  табурета  и  открыл  зарешеченное
окошечко  в  двери. Он увидел высокого, симпатичного парня в форменной шапке
с желто-черной эмблемой Ай-би-эм.
     - Ну?
     - Привезли  калькулятор,  - выпалил Чандлер. - Ваш-то вроде сломался?..
Мы по вызову мистера Льюиса...
     Подошла   Рита   и   взяла  квитанцию  у  Хэнка.  Она  увидела  печать,
поставленную Риганом, и успокоилась.
     - Ради  всего  святого!  Впусти  их!  Нам  нужна  исправная  машина,  -
распорядилась  она  и  снова  кинулась  к  своему  столу,  на котором мигали
красные огоньки.
     Хэнк отпер дверь.
     - Ладно... входите.
     В помещении было нечем дышать.
     - Мисс  Уоткинс, - пожаловалась одна из девушек, - нельзя ли что-нибудь
сделать? Здесь так душно...
     - Хорошо... хорошо, - бросила Рита. - Потерпите минуту...
     Чандлер  и  Уош  оказались  в  хранилище.  Они  поставили  свою большую
коробку  на  стол.  В  тот же миг Миш, сделавший все с точностью до секунды,
вставил  на  место  предохранитель из цепи кондиционера. Недовольно поурчав,
тот снова заработал.
     - На тебе? - всплеснула руками Рита. - Теперь включился.
     Чандлер  был  натянут,  как  струна,  но  руки  у  него  не дрожали; он
приоткрыл  крышку  коробки.  Мейски позаботился о том, чтобы она открывалась
легко.  Чандлер  запустил  руку в коробку... нашел пистолет. Он выхватил его
из  коробки  и  отскочил от стола. Уош хорошо заученным движением пригнулся,
открыв   Чандлеру   зону  обстрела.  Он  вытащил  из  коробки  противогаз  и
трясущимися руками натянул его на себя.
     - Никому  не  двигаться?  - заорал Чандлер. - Это налет. Поняли? Никому
не двигаться!
     Хэнк  стал  как  вкопанный,  у  него  округлились  глаза при виде Уоша,
который  стремительно  обернулся  к  нему уже в противогазе и с пистолетом в
руке.  Бик  так  и  остался сидеть на своем табурете, его толстая физиономия
застыла в смятении. Он медленно поднял руки над головой.
     Рита  невозмутимо протянула ногу под своим столом, нашарила скрытую там
кнопку  и нажала ее. Но ей было невдомек, что Миш вывернул предохранитель из
цепи сигнализации.
     Ругаясь  про  себя  последними  словами,  Чандлер  с  трудом, но все же
натянул  противогаз, пока Уош держал охранников на прицеле. Затем он с силой
ударил головкой газового баллончика по стулу.
     Результат  ошеломил его. Баллончик запрыгал в руке. Комната наполнилась
клубами  белого  пара. Чандлер выронил баллончик и отшатнулся. Хэнк оказался
как  раз  в  середине  облака,  вырвавшегося  из  баллончика.  Ноги  под ним
подогнулись,  как пластилиновые, он повалился и чуть не сшиб Чандлера. Затем
наступила   очередь   Риты   Уоткинс,   также   сидевшей  поблизости.  Почти
одновременно  потеряли  сознание  другие  девушки.  Последним  свалило  Бика
Лодри...
     Некоторое  время  Чандлер завороженно смотрел перед собой сквозь стекла
противогаза,  испытывая  дурноту  и  страх,  потом,  видя, как Уош загребает
аккуратно  запечатанные  пачки  денег,  взял  себя  в руки и присоединился к
нему.
     В безумной спешке они скоро набили коробку доверху.
     - Все...  смываемся  отсюда!  -  донесся  из-под противогаза его глухой
голос.
     Уош  показал  на  полку  с  пятидолларовыми банкнотами. Чандлер начисто
забыл  об  указании  Мейски. Он подскочил к полке и распихал несколько пачек
по карманам брюк и куртки. Уош сделал то же самое.
     Они   подхватили   коробку,   которая   оказалась  неожиданно  тяжелой,
распахнули стальную дверь и выбрались в коридор...
     В  другом  конце  коридора,  заслонив  от Ригана широкой спиной дверь в
хранилище,  Перри  слушал  байку  старика  об  игроке,  который  спустил все
деньги, а на следующий кон предложил поставить свою любовницу.
     Перри оглянулся через плечо.
     - Ну,  кажется,  ребята  закончили, - сказал он. - Рад был поболтать...
спасибо. Занятно ты рассказываешь. Пойду открою грузовик.
     Перри вышел в душную, безветренную ночь и распахнул дверцы кузова.
     Мейски,  обмиравший  от  каждого  шороха, услыхал, как открыли кузов, и
завел машину.
     Риган поправил очки и взглянул на проходящих мимо Чандлера и Уоша.
     - Увозим  старый аппарат... сдох, - объяснил взмокший под тяжелой ношей
Чандлер. - У них теперь порядок... пока, мистер.
     Риган кивнул.
     - Пока, сынок.
     В   это   время  начальник  охраны  Майк  О'Брайен  решил  заглянуть  в
хранилище.  Он  появился из темноты в тот миг, когда Чандлер и Уош загрузили
коробку в кузов.
     - Что происходит? - спросил О'Брайен.
     Краем  глаза Чандлер успел заметить, как Перри растворился в сумраке, а
Уош медленно отступил назад.
     Чандлер  был  в  достаточной мере профессионалом и сразу сообразил, что
теперь все зависит от него. Не дрогнув, он состроил слегка удивленную мину.
     - Поломка,  приятель. Меняли сейчас калькулятор в хранилище. - Чандлеру
не  очень  понравилась  хрипотца,  появившаяся  в его голосе. - Распоряжение
мистера  Льюиса.  -  Он  захлопнул  вторую  дверцу. - Везет как утопленнику!
Выбрал времечко ломаться.
     - Стой! - рявкнул О'Брайен. - Откройте. Я хочу проверить кузов.
     - Знаешь  что, приятель, а я хочу домой. Ну, да ладно, проверяй. - И он
открыл одну створку.
     - Что в коробке?
     - Калькулятор...  тот,  что  сломался, - ответил Чандлер, чувствуя, что
опять взмок.
     - Пропуск на выезд есть?
     - А  то  как  же...  старик  на  вахте  выдал.  - Чандлер ткнул большим
пальцем в сторону будки.
     - Я хочу посмотреть, что в коробке. Откройте.
     Перри,  слышавший  разговор,  вынул  свой кольт. К его короткому стволу
был привинчен четырехдюймовый глушитель.
     О'Брайен  подался  вперед  и  повернул  широкую  спину  к Перри. У Уоша
сжалось  сердце.  "Идиот!  -  пронеслось  у  него в голове. - Добросовестный
идиот! Хоть бы он отпустил грузовик!"
     Мейски,  ловивший  каждое слово, выжал сцепление и плавно перевел рычаг
на скорость.
     Как  только  О'Брайен  потянулся  к  коробке,  Перри поднял револьвер и
нажал  курок.  Пуля  калибра  0,38  дюйма прошила О'Брайену грудную клетку и
разорвала на части сердце.
     Мейски отпустил педаль сцепления, грузовик рванул с места.
     На  мгновение Перри замер... Из дула поднялась струйка дыма... Потом он
прицелился  и  выстрелил  еще  раз.  Пуля угодила в заднюю дверцу грузовика,
которая закрылась от рывка.
     Сид  Риган  остолбенел  при виде упавшего О'Брайена, но уже в следующий
миг  с  невиданной  для  человека  своего  возраста  прытью нырнул под стол.
Негнущимися  пальцами  он  схватил  револьвер  и нажал на курок. В замкнутом
пространстве оглушительно громыхнул выстрел...
     Перри  тотчас  обернулся  и  прицелился,  но его кровожадному намерению
помешал отчаянный голос Чандлера.
     - Смывайся! Быстро! - крикнул тот.
     Сообразив,  что  в  считанные секунды ко входу в хранилище сбежится вся
охрана, Перри кинулся следом за ним.
     Уош,  дрожа  от  ужаса,  вышел  из тени и склонился над О'Брайеном. Его
первым  побуждением  было помочь раненому. Он перевернул его. Свет из дверей
упал  прямо  на  мертвое  лицо О'Брайена. Уош в нерешительности огляделся по
сторонам.  У  него тряслись поджилки. Он видел только один путь к спасению -
узкую  апельсиновую  аллею.  Но  не  успел он сделать и шага, как из аллеи с
пистолетом  в  руке  быстро вышел Том Лепски. Уош растерялся и, позабыв, что
сам держит в руке пистолет, бросился, охваченный паникой, навстречу Лепски.
     Лепски выстрелил, и Уоша отбросило назад...




     Начальник  полиции  Террелл приехал в Казино через двадцать минут после
перестрелки.
     Люди  из  отдела  по расследованию убийств под командой Фреда Хесса уже
приступили  к  работе.  Судебный медик доктор Лоуис и еще два врача, которые
были  в Казино и предложили свои услуги, оказывали помощь четырем девушкам и
двум  охранникам, потерявшим сознание. Фотограф снимал трупы Майка О'Брайена
и  Уошингтона  Смита.  Сержант Беглер пытался взять показания у Сида Ригана.
Старика  до  сих  пор  трясло.  Говорил  он  так  путано, что Беглер чуть не
вспылил...
     Едва  Террелл вылез из своей машины, его встретил белый как полотно, но
внешне спокойный Гарри Льюис.
     - Они  улизнули,  прихватив почти всю наличность, - сказал Льюис. - Это
катастрофа, Фрэнк. Завтра Казино придется закрыть.
     - Наличность  они, может, и прихватили, - хладнокровно заметил Террелл,
-  но  не  улизнули...  пока  еще.  Позвольте,  я  разберусь  что к чему. Не
волнуйтесь.  -  И  он  отошел  к  Лепски, который ждал неподалеку. - Как это
случилось, Том?
     Лепски   рассказал  в  двух  словах.  Он  услыхал  выстрел,  кинулся  к
хранилищу,   столкнулся  к  негром,  тот  повел  себя  агрессивно,  пришлось
стрелять.
     Пока Террелл слушал доклад Лепски, его заметил Беглер.
     - Ладно,  передохните.  Я  сейчас  вернусь. Только никуда не уходите, -
сказал он Ригану и поспешил к своему шефу.
     - Ну как, Джо?
     - Старик  всех  видел,  но  он еще не в себе, - ответил Беглер. - С ним
придется  повременить,  шеф.  Как  только  он  очухается,  мы выясним у него
приметы  всех  грабителей.  Похоже,  их было трое да еще водитель грузовика,
который  то  ли  струхнул,  то  ли  натянул  своим  дружкам  нос. Как только
О'Брайен затеял проверку, тот газанул и был таков...
     - Работай  с  ним  дальше,  Джо.  Нам нужно поскорей получить словесные
портреты всех грабителей...
     - Есть, шеф.
     Беглер вернулся к Ригану, а Террелл прошел по коридору в хранилище.
     Доктор  Лоуис  стоял над четырьмя девушками, в беспамятстве лежащими на
полу.  Два  других  врача  хлопотали вокруг Хэнка Джефферсона. Бик Лодри уже
подавал признаки жизни.
     - Ну как, док? - спросил Террелл, задержавшись на пороге.
     - Все  обойдется,  -  ответил Лоуис. - Это какой-то паралитический газ.
Баллончик вон там, на полу. Я его не трогал.
     Террелл   внимательно   оглядел   хранилище.   Он   достал  из  кармана
пластиковый  пакет  и осторожно закатил в него пустой баллончик из-под газа.
В это время в хранилище вошел Гарри Льюис.
     - Швейцар   рассказал   мне,   что   в  щитовой  без  разрешения  нашей
администрации  побывал электрик из энергоуправления. Говорит, он сослался на
замыкание. Должно быть, из той же шайки.
     Беглер снова мучился с Сидом Риганом.
     - Давайте  не  будем  лезть в дебри, - теряя терпение, сказал он. - Мне
нужно  знать...  -  Беглер  умолк  при  виде  идущих  по  коридору  Льюиса и
Террелла.  - Я свихнусь от этого старикана, - обратился он к Терреллу. - Его
все время уводит в сторону.
     - Позвольте,  я  попробую, - вмешался Льюис. - Вы держались молодцом, -
заговорил  Льюис,  положа  руку  на  плечо  старику. - Спасибо вам. А теперь
помогите   полиции   поймать   этих   людей.  Опишите  их.  Я  знаю,  у  вас
фотографическая  память.  Сид, вы, как никто, схватываете детали, подумайте.
Их было трое, так ведь?
     У Ригана оживились глаза. Он кивнул.
     - Ваша  правда,  мистер  Льюис.  Я  их запомнил... - И тут он заговорил
связно  и  с  такой  скоростью, что Беглер едва успевал записывать за ним. -
Один  низенький,  толстый,  седой  как  лунь. У него еще татуировка на левой
руке...
     - Рассказывайте,  Сид,  я сейчас вернусь, - похлопал его по плечу Льюис
и,  сделав  знак  Терреллу,  вышел  на улицу, где по-прежнему стояла душная,
безветренная ночь.


     Выбравшись  с  территории  Казино,  Мейски  сбавил  скорость, но все же
спидометр  показывал  не  менее  сорока  миль  в  час. Ему были известны все
ответвления,  ведущие  к морю, - настоящий лабиринт тесных проулков, которые
он  изучал  не один месяц. Он проехал ярдов сто по широкому шоссе на Майами,
потом  свернул на узкую дорогу. Удалившись от шоссе, он щелкнул тумблером на
приборной  доске,  и  наземь  с  грохотом  полетели бортовые рекламные щиты.
Немного поддав газу, Мейски проехал еще около мили.
     Все  складывалось  точно  по  плану.  Он  был  уверен,  что в Казино не
обойдется  без  стычки.  Не сомневался и в том, что возмутителем спокойствия
будет  О'Брайен, ибо наблюдал за этим охранником много ночей подряд и знал с
точностью  до минуты, когда тот придет в хранилище. Только поэтому он и взял
на  дело  Джека  Перри. Он хотел, чтобы Перри затеял перестрелку. Это давало
ему  шанс удрать, бросив остальных на произвол судьбы. Он как в воду глядел:
что задумал, то и вышло.
     Он  вывел  грузовик на слежавшийся песок безлюдного берега, где оставил
свой  "бьюик".  "Надо  торопиться", - твердил он про себя, замечая, что весь
взмок и запыхался.
     Про  это  место  было  известно Чандлеру. Он ездил сюда с Мейски, чтобы
потом,  когда  тот  оставит  "бьюик",  отвезти  его  назад. Как знать, вдруг
Чандлер улизнул, раздобыл машину и сейчас заявится в условленное место.
     Мейски  подал  грузовик  задним ходом к багажнику "бьюика". Он вылез из
кабины,  забежал  в  торец  кузова и распахнул дверцы. Он наклонился вперед,
ухватился  за  коробку  и  хотел  было  притянуть  ее  к  себе.  Коробка  не
шелохнулась,  точно  приросла к полу. Он поднатужился. Коробка сдвинулась на
несколько дюймов и снова стала намертво.
     Мейски  сделал  передышку.  С  него  градом лил пот, его трясло. Воздух
был,  как  в  парилке. Вдалеке еще виднелись пляжники: кто купался при луне,
кто  играл  на  берегу в мяч. Он вдруг испуганно поморщился от острой боли в
груди  и  с  горечью  понял,  что  ему не перенести такую тяжесть в багажник
"бьюика".
     Он  залез  в  кузов  и  открыл  коробку...  Потом  начал с лихорадочной
поспешностью перебрасывать деньги в открытый багажник "бьюика".
     То  и  дело  Мейски  замирал и окидывал взглядом пустынный берег слева.
Именно  с  той  стороны  следовало  ждать  Чандлера  или Перри, а то и сразу
обоих.
     Вконец  измотанный,  опустошив коробку наполовину, он спрыгнул на песок
и  с  неимоверным  трудом  перетащил ее из кузова в багажник "бьюика". После
этого  пришлось  вынутые  деньги  снова  укладывать  в  коробку.  Одна пачка
случайно  выпала  из  рук.  Бумажная  ленточка  порвалась, и внезапный порыв
ветра отнес несколько ассигнаций к морю.
     Мейски  было  кинулся  вслед, но одумался, понимая, как опасно мешкать,
захлопнул  крышку  багажника,  сел  за  руль  и  включил зажигание. Нажал на
педаль газа. Двигатель чихнул, но не завелся.
     Мейски  словно  окаменел,  руки  его  намертво  вцепились  в  руль, пот
заливал  глаза.  С  великой  осторожностью  он  снова  нажал на педаль газа.
Двигатель вздрогнул, крутанулся вхолостую и затих.
     Мейски  разразился  бранью.  Дурья  башка,  идти на такое дело и купить
подержанную машину!..
     Мейски   выключил  зажигание  и  достал  из  "бардачка"  автоматический
пистолет  калибра  0,25  дюйма.  Опустил  пистолет  в  карман  пиджака, взял
фонарь,  вылез  из  машины  и  открыл капот. Уставился на скопище деталей, в
которых  ничего  не  смыслил.  Подергал  провода  в надежде, что один из них
оборвался,  но  только  обжег  руку  о горячую головку цилиндра, да испачкал
черной смазкой манжету сорочки.
     - Машина барахлит?
     При  звуках мужского голоса за спиной тщедушное тело Мейски так сдавило
страхом, что его чуть не хватил удар.
     - Знаете, наверное, масло заливает. Это от жары.
     Мейски медленно обернулся.
     Рядом   стоял   юноша  лет  девятнадцати,  в  плавках,  высокий,  очень
загорелый, при лунном свете он казался почти черным.
     - Похоже,  я  напугал  вас.  Извините.  Вижу,  у  вас не заводится... я
неплохо разбираюсь в машинах.
     Мейски  понимал, что хорошо виден юноше, так как стоит лицом к луне. Со
своими  молодыми  глазами  и  молодой памятью этот юноша даст в руки полиции
точное описание его внешности.
     - Вы...  очень...  добры,  - медленно проговорил он, стараясь перевести
дух  и  ни  за  что  не  выдать  юноше  своего смертельного испуга. - Может,
посмотрите, что там с ней?
     Мейски  протянул  юноше  фонарь  и  отступил  назад. Он в очередной раз
оглядел  берег,  нервничая  оттого, что уходит драгоценное время, что каждую
минуту  могут появиться Чандлер, Перри или даже полиция. Еще его нервировали
три  пятисотенные, валявшиеся на песке у ног юноши. Он украдкой сунул руку в
карман пиджака, вынул пистолет.
     - У вас свечи грязные, - сказал юноша. - Тряпка найдется?
     Юноша возился несколько минут, потом отступил в сторону.
     - Попробуйте теперь.
     - Может, вы сами? - попросил Мейски, отходя от машины.
     Юноша сел за руль, включил зажигание и нажал на педаль газа.
     - Порядок,  -  сказал  юноша,  вылезая из машины. Он вдруг поглядел под
ноги и увидел на песке деньги. - Эй! Это ваши?
     Юноша нагнулся за деньгами, и Мейски спустил курок.


     Миш  Коллинз  закрывал  ящик  с инструментами, когда вдалеке послышался
выстрел. Он вскочил как ошпаренный.
     Засыпались!  Оглянуться  не  успеешь,  как набежит полиция и охрана. Он
выключил свет в щитовой и торопливо зашагал по аллее.
     Миш  неторопливым  шагом  прошел  под  прожекторами,  освещавшими фасад
Казино.  Оказавшись  на  несколько  секунд в полосе ослепительного света, он
ждал, что вот-вот раздастся окрик или прогремит выстрел.
     "Что  же там за переполох?" - думал он, утирая пот с лица. Полоса света
внезапно кончилась, и он попал в тень.
     - Не останавливайся. Я с тобой, - произнес знакомый голос.
     Появился Чандлер и пошел с ним рядом.
     - Что случилось? - спросил на ходу Миш.
     - Заткнись!  -  огрызнулся  Чандлер.  Он  был  белый  как смерть, глаза
сверкали.  В  голосе  слышались  истерические  нотки,  от которых у Коллинза
пробежала по телу нервная дрожь. - Пойдем к берегу! Да не беги ты!
     Вскоре,  подгоняемые пронзительным воем полицейской сирены, они вышли к
набережной и спустились на пляж.
     - Ну,  что  там за дела? - спросил Миш, срывая с себя форменную куртку.
Он совсем запарился.
     - Труба...  теперь по мокрому пойдем, - ответил Чандлер, стараясь унять
дрожь в голосе. - Этот козел Перри уложил охранника!
     - А деньги?
     Чандлер  сделал  глубокий,  судорожный вдох. Его передернуло и затрясло
при воспоминании о том, как Перри пристрелил настырного ирландца.
     - Деньги взяли... Мейски надул нас... смылся вместе с добычей.
     Миш, сузив маленькие глазки, пригляделся к Чандлеру.
     - А чего это с тобой? Что ты такой дерганый?
     Чандлер круто обернулся и схватил Коллинза за грудки.
     - Ты что, оглох? Этот подонок Перри убил...
     Миш тяжелой, толстой ручищей влепил Чандлеру пощечину.
     - Будет,  Джесс, - примирительно сказал Миш. - Поостынь. Пусть деньги у
Мейски.  Отлично... Я же говорил, у него котелок варит. За него не волнуйся.
Перри выбрось из головы... ну, не повезло. Что с Уошем?
     - Там  был  этот  тип...  старик... он пальнул. Чуть-чуть не продырявил
меня. Мы разбежались кто куда.
     Коллинзу  это не понравилось, однако он рассудил, что и сам поступил бы
так же.
     - Ну, и сколько же у нас примерно денег?
     - Нет  у нас денег! Деньги хапнул Мейски! - взорвался Чандлер. - Только
началась заваруха, этот гаденыш сразу отвалил!
     - Да  что  ты мелешь? Чего же ты хотел... чтобы он стоял и ждал, пока у
него отберут денежки?
     Чандлеру не приходило в голову такое объяснение.
     - Думаешь,  так было дело? - спросил он с надеждой. - А я решил, он нас
наколол.
     - Вот  еще!  Мейски не такой человек. Я-то его знаю. Прикинь сам... вот
начинается  шухер,  он  знает,  что вы как-нибудь разберетесь, а сам спасает
денежки... рвет когти. И я бы так сделал.
     У Чандлера немного отлегло от сердца.
     - Да-а.  - Для пущей уверенности он тряхнул головой. - Вообще-то, когда
он газанул, я уж подумал...
     - Так сколько же, по-твоему, вы взяли?
     - Не  знаю.  Коробку  набили  под  завязку. А сколько в нее вместилось,
понятия  не  имею. Спешили. Пойдем-ка быстрей. - Он с опаской оглядел берег.
На пляже было еще довольно людно. - Пропади пропадом эта форма...
     - Да  брось  ты ее, - посоветовал Миш и снял рубашку защитного цвета. -
Сделаем из штанов шорты, никто и не посмотрит в нашу сторону.
     Он  нашарил  в  кармане  перочинный нож, обрезал штанины, затем передал
нож  Чандлеру, и тот проделал то же самое. После этого они закопали рубахи и
обрезанные штанины в песке.
     - Вперед, - скомандовал Миш.
     Не спеша, словно прогуливаясь, они пошли к дому Мейски.
     Джек  Перри  вылез  из  спецовки  и кинул ее на цветущий кустарник. Как
только  грузовик рванул с места, он с бесшумностью и проворством дикой кошки
улизнул,  но не по дороге, а через живую изгородь, по мягкой земле, прочь от
Казино.  Пробираясь между кустами и деревьями, он на ходу отвинтил от ствола
глушитель  и  сунул  его  в  задний  карман. Он понимал, что старик рано или
поздно  даст  полиции его приметы. "Надо было прикончить его", - подумал он.
Теперь предстояло самому добираться до бунгало Мейски.
     Перри  вышел  к  набережной,  снял рубашку и забросил ее за дерево. Еще
беспокоил  револьвер.  Его  не так-то легко было скрыть от глаз. Минут через
пять  Перри  свернул  с  набережной  и побрел по песчаному пляжу. Здесь было
тихо  и безлюдно. Он вдруг замер, приметив под пальмой ярдах в ста маленькую
спортивную  машину.  Рядом  стояла  девушка  и  натягивала поверх купальника
тонкий свитер.
     Перри метнул хищный взгляд вправо, влево - никого. Он двинулся вперед.
     У  машины  он  оказался  в  тот  миг,  когда  девушка уселась за руль и
захлопнула  дверцу. Она испуганно поглядела на возникшего откуда ни возьмись
Перри.
     - Привет,  милашка, - произнес он со своим обычным хихиканьем. - Сейчас
мы  с  тобой  немного  покатаемся. - И он приставил к ее щеке холодный ствол
револьвера. - Сечешь?
     Он  почти  не  видел  лица  девушки,  только  волосы,  длинные, темные,
мокрые.  Лунный свет падал ей на грудь, обтянутую белым бумажным свитером, и
Перри отметил про себя, что ему попалась бабенка хоть куда.
     Девушка ахнула, и Перри посильней ткнул ее стволом.
     - Не  дергайся, киска. Если пикнешь, от твоей мордашки останется мокрое
место.
     Он обошел машину и сел рядом.
     - Поехали... я покажу дорогу.
     Трясущимися  руками девушка нажала кнопку стартера и включила скорость.
Маленький  автомобиль  вырулил  с  пляжа  на  дорогу,  уходящую в сторону от
набережной.
     - А что же это такая красавица ходит на пляж одна? - спросил Перри.
     Она  не  ответила.  В  стекле  приборной  доски  поблескивало отражение
револьвера, и ее передернуло.
     - Не  нужно  так  бояться,  - сказал Перри. Его беспрестанное хихиканье
еще  больше  пугало ее. Она в жизни не слыхала ничего отвратительнее. - Тебя
как звать, детка?
     Перри  положил  ей  на  колено  горячую,  потную  ладонь.  Она  в ужасе
отшатнулась  от  него.  Машина  вильнула,  выскочила на травянистую обочину,
потом вернулась на дорогу.
     Перри  с  проклятием  просунул ногу к педалям и нажал на тормоз. Машина
остановилась  как вкопанная, двигатель заглох. Они оказались на узкой дороге
под развесистыми деревьями. Домов поблизости не было.
     Перри  выключил  фары.  На  дороге  тускло  желтели  крохотные  отсветы
габаритных огней. Он взял девушку сзади за шею и слегка встряхнул ее.
     - Что с тобой, детка... Боишься меня? - хихикнул он.
     Девушка  раскрыла  рот.  Внезапно,  будто разжалась внутренняя пружина,
она   закричала.  Перри  толстыми  пальцами  перехватил  ей  горло,  и  крик
оборвался.  Тогда она в отчаянии, вне себя от страха начала вырываться, бить
его маленькими кулаками по лицу и в грудь.
     Ругнувшись,  Перри  уронил  револьвер  на пол, чтобы высвободить вторую
руку.  Куда  ей  было  против его силищи! Левой рукой он сгреб ее кулачки, а
правой  -  сдавил горло. Задохнувшись, она обмякла. Прикосновение стройного,
полуобнаженного  тела  разбередило  Перри,  он  нагнулся,  открыл  дверцу со
стороны  девушки  и  выпихнул ее на дорогу. Почти в обморочном состоянии она
распласталась  на  присыпанной  песком  земле,  а  Перри  вылез  из машины и
склонился над ней.
     Она смутно сознавала, что он срывает с нее свитер и купальник...
     Утолив похоть, он встал и пнул ее ногой.
     - Подымайся,  детка.  Вперед  будет  тебе  наука. Давай... подымайся, -
нетерпеливо  повторил  он,  нагнулся,  ухватил за волосы и силой поставил на
ноги. Она со стоном привалилась к нему, но он втолкнул ее головой в машину.
     Ее  нога  коснулась  револьвера.  Не  вполне  отдавая  себе  отчет, она
подняла  револьвер. Тем временем Перри тяжело плюхнулся на соседнее сиденье.
Она, всхлипнув, спустила курок.
     Перри  увидел  вспышку,  услыхал  гром  выстрела, и в следующий миг ему
нестерпимо  больно обожгло внутренности. Он сидел без движения, потрясенный,
оцепеневший,  разинув  рот,  и  на его толстой физиономии выступили капельки
холодного пота.
     Он  тупо смотрел, как девушка вывалилась из машины, поднялась и, нагая,
кинулась прочь от тусклого света габаритных огней.
     Кое-как   ему   удалось  перебраться  на  сиденье  водителя.  Он  завел
двигатель и направил машину в кромешную тьму.


     Мейски  осторожно въехал на "бьюике" под навес. Он с трудом дышал и был
не  на  шутку  встревожен. Ноющая боль в груди обострилась. "Псих, - отругал
он  себя,  -  хотел  сдвинуть  неразгруженную коробку. Вот и надорвался". Он
выключил фары.
     Что  ж, теперь надо отдохнуть. Здесь безопасно. Уж в этом сомнений нет.
Легавым  и  в голову не придет искать его на этой поляне. Главное, добраться
до пещеры, только не спеша.
     Но  когда  Мейски  открыл  дверцу  автомобиля  и начал вылезать, у него
потемнело в глазах от резкой боли, он упал обратно на сиденье.
     Он  замер  в полулежачем положении, затаился, и боль постепенно утихла,
словно хищник напал на него, куснул и отступил.
     По  всей  вероятности, это был сердечный приступ, и тонкогубое его лицо
оскалилось  в  бессильной  злобе.  Сколько  потрачено  сил, выдумки, сколько
провернуто  рискованных  дел,  какие  опасности  его  миновали...  И надо же
случиться  такому  именно  теперь,  когда  вот они, эти два миллиона, только
протяни руку!
     Больше  часа  просидел  Мейски, не шелохнувшись, стараясь дышать ровно,
боясь  пошевелиться,  чтобы не вызвать снова ту страшную боль. Он представил
коробку  с  деньгами,  запертую  в  багажнике.  Придется  бросить  деньги  в
багажнике,  и  остается  только надеяться, что никакой случайный прохожий не
заметит  машину  под  навесом, а ему необходимо попасть в пещеру, там у него
есть спасительная аптечка.
     Мейски  немного  оправился  от  приступа,  но  был  еще  очень  слаб. С
опаской,  опираясь  на дверцу, он сел повыше. Подождал, с тревогой подумав о
тяжелом подъеме в пещеру.
     Перед  тем  как  шагнуть  в жесткую траву, Мейски оглянулся на багажник
"бьюика".  Вновь  он живо представил коробку, полную денег, таких осязаемых,
но  скрытых  от  взора.  С  этим уж ничего не поделаешь... во всяком случае,
пока.  Выспится,  отдохнет,  тогда,  может,  у  него  и хватит сил перенести
деньги в пещеру.


     Часам к четырем утра Миш и Чандлер добрались до бунгало Мейски.
     Дом  стоял  в  пятидесяти  ярдах  от моря под купой пальмовых деревьев.
Мимо  проходила  узкая  дорога,  которая  вела к другим коттеджам и бунгало,
расположенным довольно далеко в стороне.
     На  подходе к небольшому обшарпанному строению Чандлер схватил Коллинза
за плечо.
     - Смотри... машина... вон там, слева.
     Миш  с  трудом  разглядел  в  сумерках  маленький  автомобиль  и  вынул
пистолет.
     - Это  не  его  тачка...  спортивная, - сказал Миш и крадучись двинулся
вперед.
     - Думаешь... полицейские? - спросил Чандлер, не трогаясь с места.
     - Ну да, на спортивной тачке, - бросил Миш.
     - Может,  "бьюик"  сломался,  -  предложил  Чандлер.  - У него барахлит
стартер. Может, не смог завести "бьюик" и приехал на этой.
     - Да...  наверно,  так  и  есть,  -  облегченно  вздохнул  Миш и быстро
подошел к машине.
     По  небу уже разлился первый утренний свет, и его вполне хватило, чтобы
Миш  заметил  на  белых  кожаных  сиденьях  темные  пятна.  Он  насупился  и
оглянулся на подоспевшего Чандлера.
     - Что это?
     Миш  мазнул  кончиком  пальца  по  липкой жиже, выставил палец на серый
свет и ахнул.
     - Мать честная! Кровь!
     Они   торопливо   прошли   по  дорожке  к  парадному  входу,  постояли,
прислушались,  потом  Миш,  держа  пистолет наготове, приоткрыл дверь, и они
шагнули в крошечную душную прихожую.
     - Мейски! - громко позвал Миш. - Ты здесь?
     - Нет... это я... - раздался из гостиной голос Перри. - Быстрее сюда!
     Миш нашарил выключатель и зажег свет.
     Перри сидел в кресле. К животу он прижимал набухшую от крови подушку.
     - Из  меня  хлещет,  как  из  недорезанной  свиньи,  -  просипел  он. -
Сделайте что-нибудь.
     Чандлер  стоял как истукан, а Миш побежал в ванную и открыл шкафчик над
раковиной.  При  виде  пустых полок его маленькие глазки недобро сощурились.
Он  припомнил,  что  накануне,  открывая  банку пива, поранил руку, и Мейски
отвел  его  в  ванную;  тогда в шкафчике было полным-полно всякого аптечного
товара.  Миш  ринулся  в  спальню,  выдвинул  один из ящиков комода - пусто.
Выругавшись, он откинул с постели покрывало, выхватил простыню.
     Спустя  двадцать  минут Перри лежал на диване без кровинки в лице, зато
его рана была перевязана опытной рукой.
     Пока Миш возился с Перри, Чандлер обошел дом.
     - Эта  сволочь наколола нас! - сказал он, вернувшись, бледный от гнева.
- Я же говорил! Он смылся!
     Перри открыл глаза.
     - Отгоните  машину.  Бросьте  где-нибудь.  Если  легавые увидят... - Он
хотел добавить еще что-то, но закрыл глаза и впал в забытье.
     Миш и Чандлер переглянулись.
     - Верно... убери ее с глаз долой, Джесс, - сказал Миш.
     - Он нас наколол! - не унимался Чандлер.
     - Не все сразу... сплавь машину!
     Чандлер  помялся,  потом  вышел  из дома. Миш проследил в окно, как тот
сел за руль спортивного автомобиля и укатил.
     Миш  отер  пот  с  лица. На книжной полке стояло старенькое радио, и он
включил  его.  После пошел на кухню, налил в ведро горячей воды, взял тряпку
и отмыл в гостиной пол от кровавых пятен.
     Вдруг  свинговую музыку, звучавшую по радио, оборвал голос диктора: "Мы
прерываем  нашу программу танцевальной музыки для срочного выпуска новостей.
Крупное  ограбление  Казино. Полиция сообщила следующие приметы трех мужчин,
которые  разыскиваются  в  связи с ограблением..." Далее шло довольно точное
описание  Коллинза,  Чандлера  и  Перри. "Это опасные преступники. Всех, кто
видел  их,  просят  звонить  в  городское  управление  полиции  по телефону:
Парадиз-Сити 7777".
     Миш  горько  ухмыльнулся. Так, запахло жареным. Тот старик в стеклянной
будке оказался на поверку не таким уж лопухом. Миш выключил радио.
     Он  пошел  на  кухню. В холодильнике было шаром покати, в шкафу - тоже.
Миш почесал в затылке. Ему хотелось есть.
     Перри  был ранен в живот. Миш понимал, что раненому могут помочь только
в больнице, но об этом нечего было и думать.
     Через  двадцать  минут  возвратился  Чандлер и застал его погруженным в
невеселые раздумья.
     - Порядок? - спросил Миш.
     - Отогнал.  -  Чандлер  был какой-то дерганый. - Нам лучше разойтись по
своим гостиницам и переждать шухер.
     Миш ухмыльнулся.
     - Дохлый  номер.  Уже  передали по радио. У них есть наши приметы. Если
мы хотим уберечься, придется залечь здесь.
     У Чандлера от бешенства окаменело лицо.
     - Думаешь, он не вернется?
     Миш покачал головой.
     - Нет...  видно,  мы  у  него были за фрайеров. Удар ниже пояса... Я-то
считал, ему можно доверять.
     - Ну, попадись он мне еще! - пригрозил Чандлер.
     Миш пожал плечами.
     - Бывает,  парень,  хорошо  хоть  шкура  цела.  -  Он  кивнул на Перри,
лежащего в беспамятстве. - Не то что у него.
     - Начхать  мне  на  него.  -  Чандлер распахнул ворот рубахи. - Если не
выпью сейчас чашку кофе, сдохну.
     - Валяй,  подыхай.  В  доме  ни хрена нет... ни крошки... ничего, кроме
остатков виски. У тебя есть сигареты?
     - Выкурил  последнюю.  - Чандлер растерянно посмотрел на Коллинза. - Не
можем же мы жить здесь без еды.
     - Стоит  только  высунуть  нос  на  улицу,  и  нам  сразу крышка. - Миш
задумался, потом спросил: - А у тебя нет здесь друзей?
     - Каких еще друзей?
     - Ну, таких, которые носили бы нам припасы?
     Тут  Чандлер  вспомнил  про  Лолиту.  Согласится  ли  она?  А вдруг она
слышала, как по радио передали его приметы, и выдаст полиции?
     - Пожалуй,  это  мысль,  -  сказал Чандлер. - Есть одна девчонка... она
может согласиться. Телефон работает?
     - Не знаю... наверное.
     Чандлер  подошел  к  телефону,  взял  трубку  и  с  облегчением услышал
непрерывный   гудок.   У   него  была  отличная  память  на  телефоны  своих
приятельниц.  Он  набрал  номер  и стал ждать. Долго никто не отвечал, потом
раздался сонный голос Лолиты:
     - Да?
     Чандлер   кивнул   Коллинзу  и  заговорил  своим  приятным,  вкрадчивым
баритоном, вкладывая в него все обаяние, на какое был способен.




     К   полудню   начальник  полиции  Террелл  имел  почти  полную  картину
ограбления  Казино.  На  ящике  с  инструментами, найденном в щитовой камере
Казино,  были  обнаружены отпечатки пальцев. В ответ на запрос из Вашингтона
поступили  фотография  и  досье  на  Миша  Коллинза.  Отпечатки  пальцев  на
стеклянной  будке  при  входе  в  хранилище  принадлежали,  как  выяснилось,
наемному убийце Джеку Перри.
     Террелл сдвинул в сторону ворох донесений и потянулся к пакету с кофе.
     - Перекур,  Джо, - объявил он, разливая кофе в два бумажных стаканчика.
Беглер с благодарностью принял один из них и закурил очередную сигарету.
     - Ну  что ж, - произнес Террелл, прихлебывая кофе, - дело двигается. Мы
знаем  четверых,  один  мертв,  но  ведь  есть  пятый.  Странная  вещь, Джо,
выходит,  его  никто  не видел. У нас есть точные приметы тех четверых, а на
пятого  -  ничего.  Нам  известно,  что  он сидел за рулем грузовика, однако
никто  не  заметил  его  в  кабине.  Когда  началась пальба, он дал деру. Не
удивлюсь, если он решил смыться и оставить своих дружков с носом.
     Беглер кивнул.
     - А нам от этого какой прок? - не без резона спросил он.
     - Так,  размышляю.  Если  он  наколол  дружков, а мы поймаем кого-то из
них, то скорей всего они его сдадут. Нам позарез нужно разыскать пятого.
     - Пока что мы ни одного не поймали...
     Зазвонил  телефон. Беглер снял трубку, выслушал говорившего, и лицо его
посуровело.
     - Хорошо,  мистер Маркус... да, я знаю, как вас найти. Сейчас буду. - И
повесил  трубку.  Он  посмотрел  на Террелла, который ждал объяснения. - Это
звонил  Сэм  Маркус. Сегодня ночью его дочь Джеки была с компанией на пляже.
Они  спешили  по  домам,  а  Джеки  осталась  купнуться еще разок. Когда она
садилась  в  машину...  -  И  Беглер  рассказал  о  том,  что приключилось с
девушкой.  -  Вот главное, - заключил он. - Приметы этого человека: грузный,
пожилой,  седой, одет в рабочие штаны защитного цвета, вооружен револьвером.
Похоже  на  Джека  Перри.  После того, как этот мерзавец изнасиловал ее, она
завладела  револьвером  и  ранила  его в живот. Затем она убежала и оставила
ему машину... но он ранен. Как вам это нравится, шеф?
     - Ладно,  Джо,  поезжай  туда. Да посмотри, не сочиняет ли эта девушка.
Приметы   Перри   передавали  по  радио.  Вдруг  ее  соблазнил  какой-нибудь
знакомый, а она теперь сваливает на Перри?
     Через час с лишним Беглер позвонил Терреллу.
     - Она говорит правду, шеф. Это наверняка Перри. Вот приметы машины.
     Террелл  наскоро  сделал  пометки  в блокноте, велел Беглеру немедленно
возвращаться   и  повесил  трубку.  Придвинув  к  себе  другой  телефон,  он
соединился с центральным пультом связи.
     - Оповестить  всех  врачей  и  больницы,  что к ним может обратиться за
помощью  человек  с  огнестрельным  ранением  в  области  живота.  Если  это
произойдет,  немедленно  сообщить мне. Дайте информацию в эфир. Приступить к
розыску  легкового  автомобиля,  вот  его  приметы...  Преступник ранен и не
уйдет далеко от машины.
     Только  он  повесил  трубку,  в  кабинет  зашел  Фред Хесс из отдела по
расследованию убийств. Его полное лицо осунулось от усталости.
     - Шеф,  на  пляже  нашли молодого парня с простреленной головой. Только
что  позвонили.  Рядом с ним стоит маленький грузовик. Судя по приметам, тот
самый, что фигурирует в деле об ограблении.
     - Ладно,  Фред, поезжай. Жду тебя с докладом как можно скорей. Основное
внимание - грузовику. Доктора Лоуиса вызывали?
     - Он уже в пути.
     Террелл  кивнул,  потом,  когда  Хесс вышел, отодвинул стул и поднялся,
чтобы размять затекшие ноги.
     Раздался звонок. На этот раз звонил из Казино Гарри Льюис.
     - Послушайте,  Фрэнк,  я кое-что надумал, вдруг это поможет вам. У меня
теперь  нет  сомнений,  что бандиты имели в Казино своего человека. Очень уж
ловко  они  провернули  это  дело. Наверняка им было известно про щитовую...
когда  лучше  всего напасть... где мы храним деньги... численность охраны. И
еще,  Фрэнк,  самое главное. У нас пропала схема электропроводки. Даю голову
на  отсечение,  это кто-то из персонала. Одна из наших девушек - Лана Эванс,
она  работает  в  хранилище  -  второй  день подряд не выходит на работу. Ее
могли подкупить.
     - Вы знаете, где она живет?
     Льюис дал Терреллу адрес.
     - Хорошо,  мы  проверим.  Спасибо,  Гарри.  -  Террелл повесил трубку и
взялся за внутренний телефон. - Лепски на месте?
     - Только что вошел, шеф...
     - Том,  отправляйтесь  по этому адресу... мигом. - Он пересказал Лепски
то,  что  узнал  от  Льюиса. - Возможно, бандиты подкупили ее и использовали
как  наводчицу. Не исключено, что она упорхнула. Разузнайте ее приметы, и мы
передадим их в эфир. Действуйте!
     Спустя  несколько  минут Лепски вылез из полицейской машины у дома Ланы
Эванс и позвонил.
     Дверь  открыла  миссис  Мавдик.  Увидев  за  спиной  Лепски  машину, из
которой показались двое полицейских в форме, она недовольно насупилась.
     - Здесь проживает мисс Эванс? - спросил он.
     - Здесь. Ну и что?
     - Мне нужно повидаться с ней.
     - Ее  нет  дома.  -  Обширный бюст миссис Мавдик всколыхнулся, и в лицо
Лепски  пахнуло  пряностями,  которыми курильщики отбивают запах табака. - К
тому  же  я  не  люблю,  когда  здесь крутятся полицейские... это портит мою
репутацию.
     - Слушайте,  мамаша,  попридержите  язык, - произнес Лепски сухим тоном
полицейского. - Мы все равно уже здесь. Где она?
     - Не знаю. Я не обязана...
     Лепски обернулся и подозвал одного из полицейских.
     - Мы поднимемся и посмотрим, - сказал он.
     Лепски  с  полицейским поднялись по лестнице к квартире Ланы Эванс. При
виде  трех  бутылок  молока и трех номеров "Парадиз-Сити геральд" под дверью
они  переглянулись.  Лепски  постучал,  тронул  дверную ручку, убедился, что
квартира  заперта,  потом  отошел  на  несколько  шагов и с разбега налег на
дверь плечом.
     Лана Эванс лежала на полу. Смерть наступила уже два дня тому назад.


     Спустя  час  Лепски  ввел в кабинет шефа Терри Николса. Молодой человек
был  ни  жив ни мертв, и Террелл, окинув его пристальным взглядом, предложил
ему сесть.
     - Мисс Эванс была вашей невестой?
     - Да.
     - Вы скоро собирались пожениться?
     - У  нас  не  было денег на обзаведение, - с горечью произнес Николс. -
Мы хотели скопить пятьсот долларов на однокомнатную квартиру.
     Террелл  поднял  газету,  под которой лежали деньги, найденные Лепски в
шкафу у Ланы.
     - Эти деньги обнаружены в ее комнате, Терри.
     Николс облизнул губы, в глазах у него помутилось.
     - Вы в самом деле нашли у нее столько денег?
     Террелл кивнул.
     - Думаю,  Терри,  ее  подкупили.  Она  хотела выйти за вас и клюнула на
приманку.  Мы  хотим найти человека, который подкупил ее... Притом не только
подкупил, а, заполучив нужную информацию, убил. Вы можете нам помочь?
     - Нет, ни про какого человека Лана ничего не говорила.
     - Она никогда не отменяла свиданий с вами? Ради встречи с кем-нибудь?
     - Нет.  Я  учусь  на  вечернем  отделении.  Мы  встречались по утрам на
пляже.  Во  второй половине дня я работаю на посылках в бакалейном магазине.
Не знаю, что она делала днем.
     Террелл  продолжал  задавать  вопрос за вопросом, но так ни на шаг и не
приблизился к Пятому, как он его окрестил.
     Наконец  он  достал  из ящика стола баночку крема "Диана", который Лана
получила от Мейски.
     - Терри, вам знакомо вот это? Не вы дарили?
     - Нет... что это?
     - Крем для рук... стоит двадцать долларов.
     - Нам  и  в  голову  не пришло бы выкладывать двадцать долларов за крем
для рук, - искренне изумился Николс.
     После  его ухода Террелл положил баночку с кремом в пластиковый пакет и
вызвал Макса Джейкоби.
     - Немедленно передайте это в лабораторию.
     Навстречу выходящему Джейкоби в кабинет влетел Хесс.
     - Это  тот  самый грузовик. Мы нашли в одном из проулков рекламные щиты
Ай-би-эм,  -  выпалил  он, в изнеможении падая на стул. - Убитого звали Эрни
Лидбитер,  студент.  Теперь хоть что-то есть на Пятого. Там четкие отпечатки
подошв,  над  ними  сейчас  колдуют  эксперты.  Нам  известно,  что на месте
убийства  у  него  была  запаркована  машина.  Он приехал туда на грузовике,
перенес деньги в легковой автомобиль.
     Он извлек из пластикового пакета три пятисотдолларовых банкнота.
     - Это валялось возле грузовика.
     Террелл взял их в руки.
     - Попробуй  установить  принадлежность  грузовика, Фред. Возьми столько
людей, сколько считаешь нужным. Это сейчас главное.
     Хесс  ушел,  а  Террелл отправил банкноты в лабораторию. Часа через два
ему позвонил начальник лаборатории Черч.
     - Шеф,   крем   для   рук   начинен   впитывающимся  составом  мышьяка.
Смертельный  исход  гарантирован.  Отпечатки  пальцев  на баночке только ее.
Кое-что   интересное   дали   следы   ботинок;   у  этого  человека  хрупкое
телосложение,  весит примерно сто двенадцать фунтов, чуть косолапая походка,
немолод...  от  пятидесяти  до  шестидесяти... в этом роде. Он с невероятным
трудом   вытащил   коробку  из  грузовика,  так  что  осмелюсь  назвать  его
тщедушным. Это что-нибудь дает вам?
     - Отлично... что еще?
     - Теперь  те  пятисотдолларовые  банкноты.  Все они помечены невидимыми
чернилами,  которые  проявляются при инфракрасном облучении. Я переговорил с
Гарри  Льюисом,  и  он  сказал,  что  у  него  была  тысяча таких банкнотов,
пометили  для  пробы.  Все они исчезли... так что, если ваш грабитель начнет
тратить деньги, мы можем напасть на его след.
     - Побыстрей пришлите мне отчет, - сказал Террелл. И спасибо.


     Джек  Перри  скончался в начале восьмого, не приходя в сознание. Миш, с
тревогой  наблюдавший  за  ним  на протяжении последнего часа, увидел, как у
Перри безвольно отвис подбородок. Миш растолкал Чандлера.
     Промычав  себе  под  нос, Чандлер открыл глаза, но при виде Миша тотчас
очнулся и сел на кровати.
     - Он кончился, - сказал Миш. - Пойдем... его надо быстрей закопать.
     Чандлер  спал  в  брюках  и  рубашке. Он свесил ноги на пол и, тихонько
простонав спросонья, вдел их в туфли.
     - Где?
     - Прямо  у  дома. Песок мягкий, - ответил Миш. - Еще рано. Успеем, коли
повезет, но надо поторопиться.
     Чандлер  сунул  голову  под  струю холодной воды, а Миш вышел из дома и
заглянул  в  гараж. Там он разыскал лопату с длинным черенком. После походил
вокруг, утопая в мягком песке, присмотрел место под пальмой и начал копать.
     К  приходу  Чандлера  могила  была  наполовину готова, и Миш запыхался.
Чандлер взял у него лопату и, быстро орудуя ею, выкопал еще столько же.
     Через двадцать минут они разровняли песок и вернулись в дом.
     - Как  думаешь,  она  вправду  придет  или  пошутила?  -  спросил  Миш,
стягивая с себя почерневшую от пота рубаху.
     - Придет, только не раньше десяти. Я иду спать... сил нет.
     Коллинз  принял  душ. Ему до смерти хотелось кофе. Он закурил последнюю
сигарету,  надел  рубаху и брюки и вернулся в гостиную. Некоторое время ушло
на  то, чтобы прибрать комнату. Наконец исчезли последние признаки короткого
пребывания  Перри,  которые  могли бы вызвать подозрение. Тогда он улегся на
диване и попробовал отдохнуть.
     В  половине  восьмого  Коллинз  включил радио, чтобы послушать новости.
Тут  ему  сообщили  о  смерти Уоша, и он с сожалением покачал головой. Снова
передали  приметы  трех  грабителей,  и Миш раздраженно выключил радио. "Вот
влипли,  -  подумал он. - А где же Мейски?" Миш был уверен, что тот никак не
мог  проскочить  через  посты  на  дорогах.  Падла!  Миш сжал свои кулачищи.
Наверняка  Мейски  замышлял  это  с  самого  начала и приискал себе надежное
убежище.
     Почти  в  половине одиннадцатого возле бунгало остановилась потрепанная
малолитражка.
     И  Чандлер,  и  Миш  с  нетерпением  ждали,  стоя  у  окна  за грязными
занавесками.
     - Это она? - спросил Миш.
     - Да,  -  ответил  Чандлер.  - Иди-ка в спальню, Миш. Я поговорю с ней.
Мало ли что.
     Чандлер  отпер входную дверь, а Лолита тем временем подошла к дому. Она
остановилась,  оглядела его и нахмурилась. Чандлер был не в лучшем виде. Его
небритое, потное, напряженное лицо напугало девушку.
     - Привет,  детка, - сказал он. - Ох, до чего ж я рад тебе? - Он вышел к
ней  навстречу  и  взял  под  локти.  -  Извини,  что  я такой помятый... Ты
принесла, о чем я просил?
     - Все в машине. Что случилось, Джесс? Это твой дом?
     - Давай  занесем  покупки,  а  потом  поговорим. Слушай, детка, поставь
машину в гараж, а?
     - Пусть стоит здесь, Джесс. Я ненадолго.
     - Лучше убери, детка, - занервничал Чандлер.
     Лолита загнала машину в гараж, вернулась к дому и вошла.
     - Я здесь, детка, - донесся из кухни голос Чандлера.
     Лолита прошла на кухню.
     - Радость  моя,  свари  кофе...  я  не  знаю, что сделаю, если не выпью
чашку  кофе.  -  Он  нашел  безопасную  бритву  и  крем  для бритья. - Пойду
побреюсь. А после поговорим.
     Побрившись, Чандлер заглянул в спальню и отдал бритву и крем Коллинзу.
     - Через  пять минут я тебя позову, - бросил он вполголоса и вернулся на
кухню.
     Лолита наливала кофе.
     - Божественный  запах,  -  сказал  Чандлер,  беря  чашку. Он отхлебнул,
вздохнул  с облегчением, еще отхлебнул, затем распечатал привезенные Лолитой
сигареты и закурил.
     - Что происходит, Джесс?
     - Неприятности  с  полицией,  -  спокойно  произнес  Чандлер.  -  Мы  с
приятелем влипли в мерзкую историю.
     Она налила себе кофе, потом присела на край стола, спросила:
     - Казино - ваша работа?
     - Точно.  Там  сорвалось.  Тип, который все устроил, наколол нас. Ты по
радио слышала?
     - Да. Я догадалась, что речь о тебе.
     - Ты догадалась... и все-таки пришла?
     - Такой  уж  уродилась  дурехой.  -  Она  горько  улыбнулась. - Похоже,
Джесс, ты слегка вскружил мне голову.
     Он поставил чашку, подошел к ней и крепко обнял.
     - Ты  не  пожалеешь, - вымолвил он и поцеловал, ее. - Не исключено, что
мы  еще  найдем  того  типа,  который надул нас. Деньги у него. Если найдем,
тогда мы с тобой соберем манатки и отправимся вместе смотреть мир.
     - Да? - улыбнулась она. - Не будем загадывать. Есть хочешь?
     - Я точно хочу, - раздался с порога голос Коллинза.
     Лолита бросила быстрый взгляд на него, потом на Чандлера.
     - Это  мой  приятель  Миш  Коллинз,  -  сказал Чандлер. - Заходи, выпей
кофе... вкусный. Это Лолита.
     - Я  всегда  говорил,  у  Джесса  губа не дура, - произнес Миш, пожимая
руку Лолите. - Вы что-то говорили про еду?
     - Яичницу с ветчиной?
     - Объедение!
     - Мне негде развернуться. Может, освободите помещение? Я быстренько.
     Они с Мишем пошли допивать кофе к гостиную.
     - Она знает? - спросил Миш, как только затворилась дверь.
     Чандлер кивнул.
     - За  нас  ведь  назначат  вознаграждение,  - сказал Миш. - Думаешь, ей
можно доверять?
     - А  у  нас есть выбор? - Чандлер подошел к окну и выглянул на улицу. -
Раз  уж  мы  застряли  здесь,  нам  нужна еда. Лолита для нас - единственный
источник существования.
     - Я тебе не сказал... Уоша подстрелили... насмерть.
     Чандлер не обернулся, только ссутулился.
     - А этот мерзавец... Ну, бог даст, он нам еще попадется.
     - Думаешь?  Я  бы  на  это не слишком рассчитывал. Он парень не промах.
Чует мое сердце, не видать нам ни его, ни денежек.
     Чандлер  пожал  плечами  и решительно вышел из комнаты. На кухне Лолита
стояла над сковородкой с яичницей из шести яиц.
     - Я  тут  подумал, - сказал Чандлер, - зря я втянул тебя в эту историю.
Если нас возьмут, ты загремишь как сообщница.
     - Я  знаю, что глупа. Я же сказала... я к тебе неравнодушна. Вы ведь не
можете жить здесь без моей помощи.
     Он нагнулся и поцеловал ее в шею.
     - Я постараюсь возместить ущерб, детка.
     Она принялась раскладывать яичницу с ветчиной по тарелкам.
     - Мне,  наверное,  надо поселиться с вами, да? Ведь если кто-то придет,
вы даже не сможете открыть дверь, верно? У тебя есть деньги?
     Он вытащил пачку пятерок и отсчитал пятьдесят долларов.
     - Ты ищешь приключений на свою голову, детка, - предупредил он.
     - Голова-то моя. - Она похлопала его по плечу. - Я скоро.
     Чандлер  отнес  тарелки  с едой в гостиную. Миш стоял у окна, наблюдая,
как Лолита садится в машину.
     - Иди есть, - позвал его Чандлер.
     - Уехала?
     - Вернется. Она за вещами... к нам переезжает.
     - Ой ли, - усомнился Миш, подвигая себе стул и усаживаясь.
     - Говорю, вернется.
     Они жадно набросились на еду, и вдруг Миш сказал:
     - Я  ни  на  что  не  рассчитываю,  Джесс.  Нам  не выпутаться из этого
переплета.
     Чандлер продолжал уписывать яичницу.
     - Надежды, конечно, мало, но все-таки шанс есть, - ответил он.
     Миш ухмыльнулся.
     - А готовить она умеет, да? Не воркует ли она сейчас с фараоном?
     Чандлер отодвинул от себя пустую тарелку.
     - Кофе хочешь?
     - От кофе я никогда не откажусь.
     Чандлер  ушел  на  кухню.  Миш  потер себе загривок, вытряхнул из пачки
сигарету и закурил.
     Когда  Чандлер  принес кофе, Миш сидел, вперив потухший взор в пустоту,
и размышлял, что же будет с ними дальше.


     Скрылось за холмами солнце, и небо побагровело.
     Том Уайтсайд взглянул на часы - восемнадцать минут девятого.
     - Поедем по проселку, - сказал он. - Так мы срежем десять миль.
     Шила  Уайтсайд  промолчала.  Уже  целый  час  она дулась после ссоры по
поводу  золотых  часов,  которые  ей  хотелось  получить на первую годовщину
свадьбы.  Как заявил Уайтсайд, часы стоят сто восемьдесят долларов, а откуда
ему взять такие деньги?
     Он  покосился  на  нее.  Настроение  было  паршивое.  Ну и отпуск! Он с
самого  начала догадывался, что его затея с походом на колесах не доведет до
добра.  Выдумал  тоже - поход! А как иначе они могли провести две недели вне
дома?  Гостиница  и  даже дешевый мотель им не по карману. А все необходимое
для  похода  он  одолжил  у  друга  бесплатно.  Вполне приличное снаряжение:
большая  палатка,  кухонные  принадлежности  и  спальные мешки. Но какая это
была  мука!  В  первый же день Шила наотрез отказалась готовить. У нее, мол,
отпуск.  Если  гостиница  им  не  по карману, пусть он сам готовит. И вообще
ведет хозяйство. А она будет загорать и бить баклуши.
     У  Тома  свело скулы при воспоминании о двух минувших неделях. Он так и
не  научился управляться с газовой плиткой. Ели то горелое, то недоваренное.
Шила  в купальнике, едва прикрывающем стыд, нежилась не солнышке, и Том чуть
не рехнулся от постоянной близости ее наготы.
     Он  с  раздражением  напомнил  себе, что за все четырнадцать дней между
ними  не  было  и намека на любовь. Несколько раз он пробовал подступиться к
ней днем, но Шила быстро его отвадила.
     В  чем же дело, ломал он голову, почему такая красивая женщина, с такой
фигурой  -  и холодная, как лед? Вот влопался! С виду подумаешь... а все его
друзья  так  и  думают...  огонь-баба:  высокая,  широкоплечая, грудастая, с
узкой  талией,  широкими  бедрами  и  длинными стройными ногами. Естественно
было  рассчитывать,  что  ко всему прочему она еще и страстная, однако здесь
он горько ошибся.
     Дешевенький  восьмилетний  автомобиль  нехотя тащился по шоссе Майами -
Парадиз-Сити.  Тому  припомнился  тот  день, когда он впервые познакомился с
Шилой.
     Том  дожил  до  тридцати  двух  лет,  так и не добившись успеха. Он был
внештатным  коммивояжером  в  городском отделении "Дженерал моторз". Рослый,
плечистый,  темноволосый,  с  приятными,  но весьма заурядными чертами лица,
Том  с  тех  самых  пор,  как  окончил  школу, только и думал о достатке. Он
принадлежал  к  мечтателям. Мечтал о богатстве, а сам не горел желанием и не
умел делать деньги.
     Если  бы  не  его  отец,  покойный  уже доктор Джон Уайтсайд, Том давно
остался  бы  без  работы.  Но несколько лет назад доктор Уайтсайд спас жизнь
супруге  Клода  Локинга.  Такого  управляющий  отделением  "Дженерал моторз"
Локинг не мог забыть.
     Четырнадцать  месяцев  назад Том перегнал "кадиллак" богатому клиенту в
Майами и в уплату за часть стоимости забрал его "олдсмобил".
     В  Парадиз-Сити  Том  возвращался  на  "олдсмобиле"  и  чувствовал себя
человеком. Вот какая у него должна быть машина!
     Ехать  из  Майами  было  жарко  и далеко. Часов в девять Том подъехал к
мотелю  "Добро  пожаловать". После ужина он пошел в свой домик, принял душ и
лег спать.
     Он  был  усталый,  сытый  и довольный. Теперь предстоял сладкий сон, но
стоило  ему  выключить  свет,  как  в  соседнем номере включили радио. Минут
двадцать  Том  лежал,  проклиная шум и надеясь, что радио выключат. В начале
двенадцатого  он  зажег  свет, надел халат и раздраженно постучал в соседнюю
дверь.
     Через некоторое время дверь открылась.
     Том  часто  вспоминал  первую  встречу со своей будущей женой. Она была
одета  в  голубой  шерстяной  свитер, плотно облегавший пышную грудь. Черная
юбка  сидела на ней, будто нарисованная, едва прикрывая длинные голые ноги с
узкой стопой, обутые в сандалии на пробковой подошве.
     - Вам наверняка мешает мое радио, - сказала она. - Угадала?
     - В общем...
     - Ладно, выключу. Извините. - Она кивнула на "олдсмобил". - Ваша?
     - Да, - не задумываясь, соврал Том.
     - Ну и машинка.
     Он ухмыльнулся.
     - Ну и девочка.
     Они рассмеялись.
     - Что  же  вы  стали  на пороге? - Она посторонилась. - Меня зовут Шила
Аллен.
     - А  меня  -  Том Уайтсайд. Не подумайте, что я зануда. Просто хотелось
выспаться.
     Она  показала  ему  на  кресло  и присела на кровать. Юбка у нее уехала
вверх,  и  его  взору  открылась  гладкая, белая кожа. Он отвел глаза, потер
подбородок и сел.
     - Везет  вам,  вы  можете уснуть, - проговорила она. - А мне не спится.
Не знаю, почему так. Раньше двух никогда не засыпаю.
     Шила  вынула  из  пачки  две  сигареты,  прикурила обе и одну протянула
Тому.  На  фильтре  остался  мазок ее помады. Он с чувственным удовольствием
зажал сигарету в губах.
     - Вы случайно не поедете утром в Парадиз-Сити? - спросила она.
     - Обязательно. Я там живу. А вы туда?
     - Да. Часов в девять будет автобус...
     - Поехали со мной.
     - Я надеялась, что вы это предложите. Вы там работаете?
     - Да... в "Дженерал моторз".
     - Ух ты! Теплое, наверно, местечко.
     Он снисходительно махнул рукой.
     - Жить  можно.  Я  отвечаю за весь наш округ. Да, грех жаловаться. А вы
зачем в Парадиз-Сити?
     - Ищу работу. Как думаете, удастся что-нибудь найти?
     - Еще бы... такая девушка. А какую именно?
     - Вообще-то  я  почти  ничего  не умею... официанткой... горничной... в
таком роде.
     - Предоставьте это мне. Я знаю город как свои пять пальцев. Вы откуда?
     - Из Майами.
     - А почему вы решили, что в Парадиз-Сити лучше?
     - Просто для смены обстановки. Обожаю менять обстановку.
     - Что  ж...  - Он еще посмотрел на нее, потом встал. - Завтра я выезжаю
в девять. Вас это устроит?
     - Вполне.  -  Она поднялась, разгладила юбку и подошла к нему вплотную.
-  Если  хотите, я расплачусь за услугу. Большинство мужчин не отказалось бы
от такой платы. - и она кивнула в сторону кровати.
     Том  вдруг понял, что относится к этой девушке гораздо серьезнее, чем к
случайной попутчице, с которой можно наскоро переспать.
     - А я отказываюсь, - дрогнувшим голосом сказал он.
     Шила наклонилась и слегка коснулась губами его губ.
     - Ты мне нравишься... ты милый, - улыбнулась она.
     Наутро  он  отвез  ее  в Парадиз-Сити. Расставшись с Шилой, он заметил,
что  непрерывно  думает  о  ней. Вечером следующего дня он заехал за ней. Он
без  спроса  позаимствовал на работе "олдсмобил" и надел свой самый шикарный
костюм. Они поужинали в дорогом рыбном ресторане на окраине города.
     С  тех  пор,  как  родители  бросили  двенадцатилетнюю  Шилу  на шоссе,
предоставив  ее собственной судьбе, она то и дело вступала по разным поводам
в   противоречие   с   законом.   Сейчас  ей  было  двадцать  два.  Работала
официанткой,  платной  танцевальной  партнершей,  участвовала  в  стриптизе,
служила  в  регистратуре  грошовой  гостиницы  и,  наконец,  стала  одной из
многочисленных   "телефонных"  проституток  Майами.  Однако  ненадолго.  Она
прикарманила  бумажник  клиента.  Пришлось  бежать  из Майами. У нее не было
желания  устраиваться  на  работу.  Том  Уайтсайд явно потерял голову, и она
рассудила,  что  ей  хватит  пятидесяти долларов до свадьбы. Они поженились,
когда в кошельке осталось полтора доллара.
     Обоих  ожидало глубокое разочарование. Шила обнаружила, что Том живет в
крошечном,  запущенном  бунгало,  которое  досталось  ему  от  отца,  и  что
процветанием  здесь  и  не  пахнет.  А  Том выяснил, что Шила не умеет вести
хозяйство. Она оказалась ленивой, холодной и постоянно клянчила деньги.


     Том  свернул на проселок, по которому можно было выехать через сосновый
бор  к шоссе на Парадиз-Сити, включил фары. Солнце давно скрылось за горами.
Смеркалось.
     - Если  на  то  пошло, - обиженно проговорила Шила, - каждый порядочный
муж  делает  жене  подарок  на годовщину свадьбы. А мне ничего так больше не
хочется, как эти часы.
     Том  вздохнул.  Он  надеялся,  она  уже  выкинула из головы эти чертовы
часы.
     - Извини,  киса.  У  нас  нет  таких  денег.  Я  куплю  тебе  часы,  но
подешевле.
     - А мне хочется эти часы.
     - Да... знаю... ты говорила, но нам они не по карману.
     - Какая же я дура, что вышла за тебя. Тебе все не по карману.
     - Ты  тоже не подарок, - не выдержал Том. - В доме форменный свинарник.
Только телевизор умеешь смотреть.
     - Да  заткнись!  -  грубо  огрызнулась она. - Богач, а боится потратить
сто восемьдесят долларов. Дешевка несчастная.
     Машина  замедлила  ход,  и  Том  поднажал  на газ, но, несмотря на это,
скорость по-прежнему падала.
     - Извини,  милый,  - с издевкой произнесла Шила, - я хочу домой. Нельзя
ли ехать побыстрей?
     Двигатель  дал  сбой и заглох. Дорога шла под гору, и Том сразу перевел
рычаг  скоростей  в  нейтральное положение. Машина мягко покатилась вниз. Он
чертыхнулся.
     - Ну что там еще? - набросилась на него Шила.
     - Двигатель накрылся.
     - Этого только не хватало. И что ты собираешься делать?
     Начался подъем, и машина медленно остановилась.
     Том  достал  фонарь, вылез из машины и поднял капот. Его хорошо обучили
обслуживанию   автомобилей  "Дженерал  моторз",  и  в  считанные  минуты  он
определил,  что  вышел  из  строя  масляный  насос.  Тут он был бессилен. Он
захлопнул капот, и в это время из машины вылезла Шила.
     - Приехали,  -  сказал  он.  -  Насос полетел. До шоссе пять миль. Если
повезет, успеем на последний автобус.
     - И  не  подумаю  топать  пять  миль  пешком!  Заночуем здесь. Доставай
спальные мешки.
     Том  помялся  в  нерешительности,  потом взял спальные мешки и разыскал
корзину  с  припасами.  Он запер машину и посветил фонариком вправо и влево.
Увидев  перед  собой  тропинку,  Том  пошел  вперед и оказался на окруженной
деревьями поляне.
     - Шила! Здесь вполне можно заночевать. Иди сюда. Есть будешь?
     Мейски,  лежа  в  пещере,  услыхал  голос Тома. Похолодев от страха, он
сел.
     Спотыкаясь  и  недовольно бурча себе под нос, Шила выбралась на поляну.
Том уже разложил спальные мешки и открыл корзину.
     Она села на один из мешков и закурила.
     - Достойное завершение великолепного отпуска. Ну и дела!
     Том  раскопал в корзине несколько заветренных ломтей ветчины, полбатона
черствого хлеба и початую бутылку виски.
     Он,  не  скупясь,  разлил  по  стаканам виски и протянул Шиле ветчину с
хлебом. Та, недолго думая, зашвырнула еду в кусты.
     - Лучше  голодать,  чем жрать такую гадость! - возмутилась она и залпом
проглотила виски.
     - Валяй...  голодай,  - отозвался Том. - Ты меня доконала сегодня. - Он
принялся уплетать ветчину.
     Мейски  оставил  свое лежбище из одеял и подполз к выходу из пещеры. Он
попытался  разглядеть  через  ветви,  что  делается  внизу, на поляне. Из-за
темноты   ничего   не   было  видно,  только  доносились  голоса,  да  и  то
неразборчивые на таком расстоянии.
     Том  покончил  с  едой, потом снял ветровку, ботинки и залез в спальный
мешок. Шила уже улеглась.
     - Только  постарайся не храпеть, ладно? Не хватало мне еще твоего храпа
для полного счастья.
     - Пошла бы ты к черту! - буркнул Том и закрыл глаза.




     Сержанту  Патрику О'Коннору по прозвищу Пузырь был шестьдесят один год.
Шести  футов  трех  дюймов  роста,  с  огромным  животом, благодаря которому
получил  прозвище,  с  красной физиономией и редеющими белесыми волосами, он
из всех сержантов пользовался наибольшей неприязнью сослуживцев.
     На  следующий  год  он  собирался  уйти  в  отставку.  Собирая  дань  с
проституток,  сутенеров,  торговцев  наркотиками и гомосексуалистов, которые
обитали  в  его районе, О'Коннор сколотил кругленькую сумму. За десятку он с
готовностью  закрывал глаза на правонарушения, и хотя брал он по-божески, но
за сорок лет скопился немалый капиталец.
     Когда  Беглер  велел  О'Коннору  взять  патрульных Майка Коллона и Сэма
Уэнда  и  обыскать  пятьсот  бунгало,  где  могут  скрываться  разыскиваемые
грабители, тот выпучился, не веря своим ушам.
     Проклиная  несчастную  судьбу, О'Коннор поплелся на оружейный склад. На
складе  его  уже поджидали Майк Коллон и Сэм Уэнд. Оба были молоды и ретивы.
Только таких баламутов, посетовал про себя О'Коннор, ему и не хватало.
     - Ну что, парни, - произнес он вслух, - берите оружие и пошли.
     О'Коннор   получил  у  сержанта-оружейника  автоматическую  винтовку  с
патронами, и тот ухмыльнулся без капли сочувствия.
     - Береги  брюхо,  Пузырь.  Не  дай бог, продырявят. Небось столько газа
выйдет, что можно будет целую неделю город освещать.
     - Нечего  скалиться!  - огрызнулся О'Коннор. - Тебе хорошо... ты только
выдаешь оружие. А я должен пускать его в дело!
     В  начале  седьмого  они  подъехали  к  первой веренице летних домиков,
выстроившихся вдоль берега моря неподалеку от Казино.
     - Ну,  парни,  приступайте,  -  сказал  О'Коннор.  -  Что  делать, сами
знаете.  Выяснить,  кто  хозяин.  Если  давно здесь живут, оставить в покое.
Если снимают, сделать обыск. Я останусь тут и обеспечу прикрытие.
     Уэнд посмотрел на него в упор.
     - Что обеспечите, сержант? - переспросил он.
     - Оглох? Прикрою вас отсюда, - рявкнул О'Коннор.
     Патрульные  брезгливо  переглянулись  и  зашагали к домам. Оба отдавали
себе  отчет  в  грозящей  опасности,  но  даже  не  подумали уклониться. Они
никогда  не  уважали  Пузыря,  а  такая неприкрытая трусость и вовсе вызвала
презрение.
     - Ни  пуха,  Майк,  -  сказал Уэнд, открывая деревянную калитку первого
дома. - Гляди в оба.
     - Ты  тоже,  -  отозвался  Коллон  и направился по переулку к соседнему
бунгало.
     Поиск  продвигался  довольно  споро  и  безрезультатно.  Часам к восьми
обошли  сорок  домов,  и  уже  начало  смеркаться.  О'Коннор сидел в машине,
вытянув ноги, и дремал.
     Осмотр  последнего дома в длинном ряду ничего не дал, и они вернулись к
полицейской машине.
     - Долго  нам  еще так развлекаться? - спросил Уэнд очнувшегося от дремы
О'Коннора.
     - Теперь   поедем  на  Южный  Берег,  -  ответил  тот,  пытаясь  скрыть
сонливость. - Шеф не отменял приказа.
     - А  не  хотите ли подсобить нам, сержант? - насмешливо поинтересовался
Уэнд.  -  Если  добавится  лишний  человек,  мы гораздо быстрей сделаем свое
дело.
     - Здесь я командую, - отрезал О'Коннор. - Садитесь и поехали.
     Машина   проследовала   вдоль   берега,   мимо  большой  купы  пальм  и
приблизилась   к   другой   длинной  веренице  домов.  Сами  того  не  зная,
полицейские  оказались  в  пятистах  ярдах от бунгало Мейски. Держа винтовки
наготове,  прошли по песчаной дороге, разделились и снова начали стучаться в
дома.


     В  это  время  Миш Коллинз отодвинул от себя тарелку и тихонько рыгнул.
Давно  ему  не  доводилось  так  вкусно  поесть.  Он с искренним восхищением
поглядел на сидящую напротив Лолиту.
     - Пальчики  оближешь!  -  проговорил  он. - Ну, Джесс, у тебя и вправду
губа не дура.
     Чандлер отложил нож и вилку и ухмыльнулся.
     - Лолита у меня особенная. - Он погладил ее по руке.
     - Ох,  мужчины... Раз женщина умеет готовить, так вы уже и таете. - Она
проворно собрала грязную посуду и отнесла ее на кухню.
     Миш поднялся со стула.
     - Пойду глотну воздуха.
     - Смотри, осторожно.
     Миш ухмыльнулся.
     - Не дрейфь, Джесс, я знаю, что делаю.
     Когда  он  вышел  из  бунгало,  Чандлер отправился на кухню, где Лолита
кончала мыть посуду.
     - Тебе помочь? - спросил он.
     - Уже  все.  - Она сняла фартук, шагнула к Чандлеру. Он обнял ее, и она
крепко прижалась к нему. - Где Миш?
     - Дышит  воздухом.  -  Руки Чандлера скользнули по спине к ее бедрам. -
Пойдем в постель, детка.
     - Я только этого и жду.
     Они  поцеловались  и  в обнимку перешли по коридору из кухни в спальню.
Чандлер  хотел  было затворить за собой дверь, но услышал, как вернулся Миш.
Тот  явно  спешил.  Чандлер  насторожился.  Он  подал  предостерегающий знак
Лолите и вышел в коридор.
     - Там  на  дороге  полицейская  машина,  -  взволнованно сообщил Миш. -
Осматривают  все  дома.  Через  полчаса  будут здесь... У них автоматические
винтовки.
     В дверях, застегивая "молнию" на платье, показалась Лолита.
     - В чем дело?
     - Фараоны...  осматривают  дома,  -  ответил  Чандлер.  Миш  показал на
дверцу в потолке.
     - Мы заберемся наверх.
     - Включи радио, - сказал Чандлер Лолите, - когда придут...
     Она была гораздо спокойнее Коллинза и Чандлера.
     - Знаю. Не нужно никаких указаний. Я все улажу, Джесс.
     - Это  может  плохо  кончиться,  детка,  -  предупредил  Чандлер. В нем
неожиданно  проснулась  совесть.  Он  не  имел  права требовать от нее такой
жертвы. - Тебе лучше уйти. Еще есть время...
     - Лезь наверх и не волнуйся. Я все улажу.
     Он притянул ее к себе.
     - Ты не пожалеешь. Когда мы вырвемся из этой мышеловки...
     - Знаю, Джесс.
     Миш   принес   из   кухни   стремянку.   Он  открыл  чердачный  люк  и,
подтянувшись, исчез в душной пустоте между крышей и потолком.
     Чандлер поцеловал Лолиту и тоже залез на чердак.
     - У тебя все получится, как надо, - сказал он сверху. - Я люблю тебя.
     - И я тебя, - ответила она и отнесла стремянку на кухню.
     - Запомни,  Джесс,  -  раздался  в  темноте голос Миша, - либо мы, либо
они. Живым я не дамся.


     Уже  в одиннадцатом часу Уэнд и-Коллон обогнули густые заросли высокого
тропического кустарника и неожиданно вышли к бунгало Мейски.
     Оба  остановились  как  вкопанные  и  до боли в потных руках сжали свои
винтовки.  Они  пригляделись  к стоящему особняком дому и за шторами в одном
из окон увидели полоску света.
     - Если они где и затаились, - сказал Коллон, - то не иначе как здесь.
     Оба  полицейских  так  издергались  за четыре часа непрерывных поисков,
что замерли в нерешительности.
     - Слушай,  Майк,  -  сказал  Уэнд,  -  с меня довольно. Пусть туда идет
Пузырь.
     - Согласен.
     Они   повернули  назад,  обойдя  пальмы,  вышли  на  берег  и  помахали
О'Коннору, сидевшему в машине. О'Коннор подъехал к ним.
     - В чем дело? - злобно спросил он, высунувшись в окно.
     - Там,  за  деревьями,  дом  на  отшибе,  - ответил Уэнд. - Мы считаем,
сержант, вы должны сами проверить его.
     - Какого черта!? - заорал О'Коннор. - Марш в дом. Это приказ.
     - Вполне  возможно,  что  они  там,  - сказал Уэнд. - Либо вы пойдете с
нами, либо я подам начальству рапорт.
     О'Коннор чуть не лопнул от ярости.
     - О чем это?
     - О  том,  что нас вы отрядили искать бандитов, а сами просиживали свою
толстую  задницу  в машине. И я сделаю это, Пузырь, даже если меня вышвырнут
из полиции.
     О'Коннор отер пот с лица, вылез из машины.
     - Вы  нарываетесь на неприятности, - прошипел О'Коннор. - Ладно, сейчас
вернемся в управление, и я на обоих составлю протокол.
     - Замечательно.  Шеф  будет  в  восторге,  - сказал Уэнд. - Мы нашли то
самое  место,  где  могут  скрываться бандиты, а ты наложил в штаны и поехал
составлять  протокол. Давай, сержант, если тебе так хочется. Только, считай,
пенсия тю-тю.
     О'Коннор  замялся,  но  понял, что деваться некуда. Ворча себе под нос,
он  медленно  побрел по песку, пока не заметил бунгало, стоящее в стороне от
других.  Он  замер.  Теперь было ясно, что имели в виду эти щенки. Как раз в
таком месте могли прятаться разыскиваемые.
     - Пойдете  дальше,  сержант,  -  вежливо  полюбопытствовал  Уэнд, - или
здесь заночуем?
     О'Коннор  медленно  двинулся  вперед.  У  него  подгибались  ноги.  Его
подчиненные  шли  следом.  Он  добрался  до  деревянной  калитки, за которой
начиналась короткая дорожка к дому. Тут он остановился.
     - Я обойду с тыла, - сказал Коллон и исчез в темноте.
     Как только они остались вдвоем, О'Коннор взмолился:
     - Послушай, Сэм, я старый человек. Иди первый.
     - То-то и оно, сержант, что я молодой. Мне еще жить и жить.
     О'Коннор в бешенстве набросился на него.
     - Слушай,   щенок,   я   так   изгажу  тебе  жизнь,  что  взвоешь!  Это
неисполнение приказа. Слышишь! Пошел... стучи в дверь!
     - Лучше  изгаженная жизнь, чем никакой, - ответил Уэнд. - Сам стучи. Мы
уже свое отбарабанили.
     В  это  время  дверь  открылась, и в лунном свете появилась девушка. Ее
силуэт  выделялся  на  фоне освещенного дверного проема. Она была в коротком
белом платье, которое просвечивало.
     О'Коннор  вздохнул с облегчением. Не веря своему счастью, он зашагал по
дорожке навстречу вышедшей к нему девушке.
     - Что-нибудь случилось? - спросила она. - Вы ведь из полиции?
     Уэнд  стал  за  его  спиной.  Они  не  отрывали  глаз от девушки, а она
переводила взгляд с одного на другого.
     - Вы  здесь  живете?  -  спросил О'Коннор, сдвинув фуражку на затылок и
вытирая несвежим носовым платком потный лоб.
     - Конечно, - и она одарила его ослепительной улыбкой.
     - Не  возражаете,  если  мы заглянем в дом? - спокойно спросил Уэнд. Он
все  присматривался  к девушке, вспоминая, где мог видеть ее раньше. А видел
наверняка. В этом он не сомневался.
     - Идемте... смотрите. А что вы ищете?
     Уэнд подался было вперед, но О'Коннор поймал его за руку.
     - Хватит  давить  на  психику  всем  подряд,  - проворчал он. - Незачем
беспокоить молодую леди. Пойдем, у нас еще дел по горло.
     Коллон, заслышав голоса, вышел из-за дома.
     - Пошли...   пошли,   -   нетерпеливо   позвал   О'Коннор.  Он  безумно
обрадовался,  что  все  обошлось,  и  ему  не терпелось убраться восвояси. -
Оставьте ее в покое. - И, козырнув девушке, он зашагал прочь.
     И  вдруг  Уэнда  осенило:  ведь  она  же  поет  и  играет  на  гитаре в
припортовом  ресторанчике.  Он  мигом  сообразил, что девице ее пошиба не по
средствам снимать дом в таком районе.
     Она улыбалась.
     - Хотите зайти?
     - Да... зайду. Показывайте дорогу.
     Она повернулась и, покачивая бедрами, вошла в бунгало.
     - Славная пташка, - причмокнул Коллон.
     - Будь начеку, - шепнул ему Уэнд. - Дело нечисто.
     Он  снял  винтовку  с  предохранителя.  Коллон  при  виде его бледного,
напряженного лица почуял опасность, и у него пробежали мурашки по коже.
     Уэнд  шагнул  в  дом. Коллон, поняв, что Уэнд заподозрил неладное, тоже
снял винтовку с предохранителя и пошел за ним по пятам.
     - Останься  здесь,  - тихонько проговорил Уэнд, - и прикрой меня. Гляди
в оба!
     Он  прошел  в  гостиную.  Первое,  что  бросилось  ему  в  глаза, - это
пепельница, полная окурков.
     Лолита включила радио.
     - Ну вот... смотрите. Может, выпьете чего-нибудь?
     - Нет,  спасибо,  -  поблагодарил  Уэнд, вышел из гостиной и заглянул в
кухню.  Там  он  заметил  на  сушилке три тарелки, а рядом - три вилки и три
ножа,  и  у  него  засосало под ложечкой. Уэнд по очереди открыл двери в три
спальни.  В самой большой из них увидел на спинке стула мужской красно-синий
галстук.
     Он вышел в коридор, посмотрел по сторонам, потом на люк в потолке.
     В дверях гостиной появилась Лолита.
     - Все в порядке? - спросила она.
     Уэнд шагнул к ней и втолкнул в гостиную.
     - Так,  сестричка,  -  произнес  он,  понизив  голос, - они на чердаке,
верно?
     В ее глазах промелькнул страх, однако она улыбнулась.
     - Они? Не понимаю. О ком вы?
     - Я  тебя  знаю, - сказал Уэнд. - Жить в таком доме тебе не по карману.
Лучше сознайся, иначе будет хуже. Они наверху?
     - Они? Я же сказала... я здесь одна. Что вам нужно?
     Уэнд подошел к двери.
     - Зови Пузыря, - сказал он Коллону.
     Коллон  выглянул  на улицу и махнул сержанту, который в нетерпении ждал
у калитки. Толстяк О'Коннор нехотя приблизился к дому и вошел в прихожую.
     - Ну, что там еще?
     - Забери ее, - сказал Уэнд. - Они на чердаке.
     О'Коннор  схватил  Лолиту  за  руку  и  рывком вывел ее в коридор. Миш,
который  слышал  весь  разговор,  осторожно поднял дверцу люка, прицелился и
спустил курок.
     Громыхнуло  так,  что  задрожали  оконные  стекла.  На форменной рубахе
О'Коннора проступило красное пятно. Он упал на колени.
     Лолита  завизжала  и  кинулась  обратно  в  гостиную,  а Коллон вскинул
винтовку и начал всаживать в потолок пулю за пулей.
     Миш,  с окровавленным лицом и пробитой грудью, кое-как навел пистолет и
выстрелил  еще  раз.  Пуля  попала  в  плечо Коллону, тот выронил винтовку и
ничком рухнул на пол.
     Миш  потерял равновесие и вывалился в люк. Он придавил Коллона, и в это
мгновение Уэнд прострелил ему голову.
     Затем он стал стрелять в потолок.
     - Эй, вы там, - гаркнул он, - живо спускайтесь и руки вверх!
     Лолита  схватила  тяжелую  стеклянную пепельницу, бесшумно подкралась к
Уэнду,  который не отрывал глаз от зияющего чердачного люка, и изо всей силы
ударила его по голове. Уэнд повалился на пол.
     Не помня себя, Лолита перепрыгнула через него и выскочила в коридор.
     - Джесс! Быстрей! Прыгай! - закричала она. - Бежим!
     Раздался  шорох,  и  в  люке  появилась  голова  Чандлера.  У него было
мертвенно-белое лицо и полузакрытые глаза.
     - Беги, детка, - прохрипел он. - Спасибо тебе за все.
     Потом глаза у него закатились, он уронил голову и свесил руки.
     Лолита  побежала  в  спальню,  схватила  чемодан, швырнула на кровать и
побросала  в  него  свои пожитки. По лицу ее текли слезы, из груди то и дело
вырывались рыдания.




     Когда  Сэм  Уэнд пришел в сознание, он доплелся до полицейской машины и
поднял  тревогу. Постовые на шоссе Майами - Парадиз-Сити арестовали Лолиту и
доставили ее в управление.
     Около  полуночи в кабинет Террелла вошел Хесс: лицо у него лоснилось от
пота, под глазами темнели круги.
     - Ну, Фред? Какие новости? - спросил Террелл.
     - Похоже,  остался  только один. Пятый. Но денег след простыл. О'Коннор
убит.  У  Коллона  раздроблено плечо, но для жизни опасности нет. Вот что мы
выяснили:  бунгало  снял  Франклин Людович 2 мая прошлого года. Он жил здесь
до  настоящего  времени.  Он-то, очевидно, и есть наш Пятый. Я переговорил с
агентом,  который сдал бунгало. Он сообщил приметы Людовича, они совпадают с
предположениями  экспертов:  шестьдесят  пять лет, низкого роста, тщедушный,
светловолосый,  сероглазый, с крючковатым носом. У него есть старый "бьюик",
но  агент  не  помнит  ни  цвета,  ни номера. Он явно съехал. В доме нет его
вещей.  Вероятно,  он  в  самом деле надул своих сообщников. Где он, сказать
трудно. Во всяком случае, через дорожные посты не проезжал.
     - Что  ж,  дело  движется.  -  Террелл  допил кофе. - Теперь надо найти
Пятого.
     Вошел Джейкоби.
     - Извините, шеф, поступила телефонограмма из Вашингтона.
     Террелл прочитал телефонограмму и взглянул на Хесса.
     - Вот  кого  мы  ищем:  Серж  Мейски; отсидел десять лет в Роксбургской
тюрьме,  работал  там  фармацевтом;  освободился в апреле прошлого года. Они
выслали  его  фотографию.  -  Террелл  положил  телефонограмму на стол. - Он
где-то  здесь,  нужно  перевернуть город вверх дном. А где он, там и деньги.
Организуй розыск, Фред.
     Хесс устало поднялся.
     - Легко сказать, шеф. А розыск организуем. - И он вышел из кабинета.
     Террелл  снял  телефонную  трубку. Он приказал доставить к нему Лолиту,
но  ничего  не  добился  от  нее. Лолита сидела бледная, убитая горем. Джесс
Чандлер  был  ее  единственной  любовью  на  свете. Его смерть лишила Лолиту
последней  надежды  в  жизни.  Наконец Террелл махнул на нее рукой и отослал
обратно в камеру.


     Том  Уайтсайд  открыл  глаза  и увидел голубеющее сквозь кроны деревьев
небо.  Перевел  взгляд  на  Шилу.  Она  спала.  "Это  называется,  ее  мучит
бессонница", - ехидно подумал он.
     Том  вылез  из  спального  мешка  и  отправился  к машине. Он достал из
багажника  ненавистную  газовую плитку и ценой мучительных усилий зажег одну
конфорку. Пока выкурил сигарету, сварился кофе.
     С двумя дымящимися чашками в руках Том подошел к Шиле.
     - Просыпайся, - раздраженно буркнул он. - Бери кофе.
     Она шевельнулась, застонала и открыла сонные глаза.
     - Опять ты...
     - Ага...  я.  -  Том  поставил  чашку  рядом  с  ней и удалился на свой
спальный  мешок.  Он  сидел и наблюдал, как Шила выбирается из спальника. На
ней  были  только  голубые  трусики  и  лифчик.  Она  встала  во  весь рост,
потянулась,  и  эта  картина  привела его в волнение. Однако он понимал, что
напрасно только распаляет себя, и отвел глаза.
     Шила  опустилась на корточки и отхлебнула кофе. От первого же глотка ее
перекосило, и она выплеснула кофе в кусты.
     - Ты что, земли сюда намешал?
     - Чем  ты  недовольна?  -  возмутился  Том.  Кофе,  слов нет, получился
отвратный.  Видно,  он  воду  не  довел  до  кипения,  зато  по крайней мере
позаботился... хоть что-то сделал.
     - Чем недовольна? Ну, умора! Я хочу домой.
     - Думаешь,  я  не хочу? - Том назло допил кофе, хотя его уже тошнило. -
Придется идти пешком.
     - Додумался, чокнутый, чтоб я пять миль топала пешком!
     - Дура  набитая!  Одно  из  двух:  либо  оставайся, либо иди со мной! Я
ухожу!
     Она  замялась,  не  зная,  на что решиться. В это мгновение на утреннем
солнце    совсем   рядом   сверкнуло   что-то   блестящее.   Она   удивленно
присмотрелась, подошла к высокой куче хвороста и заглянула сквозь ветви.
     - Том! Здесь машина!
     - Ну что ты опять развопилась? - сердито спросил Том.
     Мейски  лежал  на  пороге  пещеры. Теперь он видел их. Его рука сильнее
сжала    автоматический    пистолет.    В   груди   не   унималась   глухая,
предостерегающая боль.
     Том подошел к Шиле. Раздвинув ветви, он обнаружил под ними "бьюик".
     - Посмотри, заведется или нет, - сказала она.
     - Так  нельзя.  Наверное,  кто-то  приехал  на  охоту  или  погулять, -
неуверенно возразил Том.
     - Открой и посмотри! - заорала на него Шила.
     Том  вытащил  из  заднего кармана набор ключей. Будучи торговым агентом
"Дженерал   моторз",  он  всегда  имел  при  себе  отмычку  для  всех  марок
автомобилей фирмы. Двигатель завелся с полуоборота.
     - Вот  это  везение!  -  обрадовалась  Шила.  -  Собирайся.  Возьмем ее
напрокат и доберемся до дому.
     - Нельзя этого делать! Нас могут арестовать за воровство!
     - Какой  же  ты  слюнтяй!  Ну,  подождет  хозяин  часа  два.  Ну и что?
Объяснишь.
     Тому  это  не  понравилось,  однако  в ее словах был резон. Он вылез из
"бьюика"  и  пошел  к своей машине. Там он разыскал листок бумаги, шариковую
ручку и написал:

     "У  меня  случилась поломка, и я вынужден одолжить вашу машину. Вернусь
через два часа. Извините.
     Том Уайтсайд, 1123, Делпонт-авеню, Парадиз-Сити".

     Это  оправдает  его  перед  законом,  рассудил  Том, прилепив записку к
лобовому стеклу. И он поспешил обратно на поляну.
     - Ну, все, - сказал он. - Поехали.
     Она окинула его устало-презрительным взглядом.
     - Вот  дает! Ну, ты умник! Решил бросить все снаряжение в нашей машине?
А если заявится какой-нибудь прохиндей и упрет?
     Том действительно не подумал об этом и разозлился на себя.
     - Ну, ладно, ладно. - Он сел за руль и завел "бьюик".
     Мейски  силился  взять  Тома  на  прицел,  но  мушка  плясала в слабой,
дрожащей  руке.  Он  чертыхнулся  и опустил пистолет. Раздираемый бессильной
злобой, он проводил взглядом "бьюик".
     Возле  своей  машины  Том  притормозил.  Они  с  Шилой перенесли вещи и
снаряжение  на  заднее  сиденье  "бьюика".  Осталось  только уложить газовую
плитку, которой не хватало места в салоне.
     - Сунь ее в багажник, - нетерпеливо подсказала Шила.
     Том  отпер  и  поднял крышку багажника. Внутри стояла большая картонная
коробка  с  черной  надписью  "Ай-би-эм"  на  боку. У Тома мелькнуло желание
заглянуть в нее, но его окликнула Шила.
     Он  сел  за  руль.  Они  протряслись пять миль по проселку и выехали на
шоссе.
     Шила  угомонилась  и  сидела  молча,  выставив  локоть в открытое окно.
Впервые  за  долгие  месяцы  она  очутилась  в  машине,  в которой ничего не
дребезжало и чувствовалась скрытая сила.
     - Почему   ты   не  поменяешь  тачку?  Неужели  тебе  не  могут  выдать
что-нибудь получше нашей гнилой рухляди?
     - Придержи  язык  за  зубами.  -  Том протянул руку и включил приемник.
Только бы не слышать ее.
     "...ограбление   Казино   вчера   ночью.   Четверо   из   разыскиваемых
преступников   погибли,   однако  пятый  пока  на  свободе.  Полиции  крайне
необходимо  допросить  Сержа  Мейски, он же Франклин Людович. Его приметы...
По  имеющимся  данным,  ездит  на  двухдверном  "бьюике". В его распоряжении
может  находиться  большая  картонная  коробка  с надписью "Ай-би-эм". Два с
половиной  миллиона  долларов,  похищенные  в Казино, могут оказаться в этой
коробке.   Просьба  ко  всем,  кто  знает  местонахождение  этого  человека,
немедленно сообщить в полицию..."
     "Бьюик"  вильнул,  и  водитель,  который  в  это  время  шел  на обгон,
засигналил и обругал Тома.
     - Что ты делаешь? - возмутилась Шила. - Чуть не врезались.
     - Закройся!   -   процедил   Том,  стараясь  взять  себя  в  руки.  Ему
вспомнилась  большая  коробка  в  багажнике.  Перед  глазами  встала надпись
"Ай-би-эм"! Два с половиной миллиона!
     - Что это ты, точно лягушку проглотил? - спросила Шила.
     - Я  думаю, эта машина принадлежит тем, кто ограбил Казино, - сдавленно
проговорил Том. - Деньги в багажнике!
     - Ты спятил?
     - В  багажнике  лежит  коробка, и на ней написано "Ай-би-эм"! Наверное,
поэтому машину и спрятали, - продолжал Том.
     Шилу  охватило  лихорадочное возбуждение. Ей вспомнились слова диктора:
"Два  с  половиной миллиона долларов, похищенные в Казино, могут оказаться в
этой коробке".
     - Едем домой и там посмотрим, - сказала она.
     - Лучше поедем в полицию.
     - Едем домой! Если деньги в багажнике, за них назначат выкуп...
     Том хотел возразить, но Шила высунулась в окно.
     - Впереди пост. Въезд свободный. Проверяют выезжающих.
     Том глубоко и судорожно вздохнул.
     - Надо им сказать.
     - Умолкни! Сначала убедимся, что деньги в багажнике.
     Том  уже  приближался  к  посту.  Он увидел постового Фреда О'Тула. Они
часто ходили вместе в бар играть на бильярде.
     О'Тул улыбнулся Тому, пропуская его вперед.
     - Обзавелся новой тачкой, да? Хорошо отдохнули?
     Бледный Том натянуто улыбнулся в ответ и кивнул.
     - Надо   было   остановиться  и  рассказать,  -  вымолвил  он,  набирая
скорость.
     - Неужели  ты  такая  размазня?  - разгорячилась Шила. - Ведь наверняка
назначат большое вознаграждение.
     - Может,  там  и  нет  никаких денег, - проговорил Том. Два с половиной
миллиона! У него даже во рту пересохло.
     Остаток  пути  они  провели  в  молчании. Они приехали как раз вовремя.
Хозяева  коттеджей и бунгало уже на работе, а хозяйкам идти за покупками еще
рано.  Но,  остановившись  возле  дома, Том увидел своего любопытного соседа
Гарри Дилана.
     - Везет как утопленникам! - буркнул Том.
     Шила вылезла из машины, чтобы открыть гараж.
     - С  приездом,  миссис  Уайтсайд, - окликнул ее Дилан и перекрыл воду в
шланге. - Рад вас видеть. Хорошо отдохнули?
     Гарри  Дилан  был  маленького роста, толстенький и лысоватый. Всю жизнь
он   прослужил  в  банке  и  теперь  ушел  на  покой.  Ему  всегда  хотелось
подружиться   с   Уайтсайдами,   но  те  считали  его  занудой,  причем  Том
подозревал, что Дилан неравнодушен к Шиле.
     - Спасибо,  мистер  Дилан,  прекрасно,  -  ответила  Шила  и побежала к
гаражу.
     - Я  вижу, у вас новая машина, мистер Уайтсайд. Не то что ваша прежняя.
Когда это вы купили?
     - Это  не  наша,  -  объяснила  Шила.  - Наша сломалась. Вот и пришлось
одолжить, чтобы добраться до дома.
     - Сломалась! Плохо дело. Где же вы были?
     - Да  везде,  -  заторопилась  она, заметив, что Том закрывает гараж. -
Извините... нам нужно распаковать багаж.
     - До чего мне надоел этот тип! - разозлился Том.
     - Ладно, открывай. Давай посмотрим.
     Том  повернул отмычку в замке и поднял крышку багажника. Шила нагнулась
в багажник и ухватилась за коробку.
     - Деньги там! Я не могу сдвинуть ее с места!
     Тома затрясло:
     - Ох, не оберешься неприятностей...
     Он  взялся  с другой стороны, и они вместе выдвинули коробку из глубины
багажника. Только она приоткрыла ее, как в гараж постучали.
     - Кто там? - спросила Шила, ни жива ни мертва.
     Они  медленно  подошли  к  воротам, и Том приоткрыл одну створку. Перед
ними стоял улыбающийся Дилан.
     - Извините  за  беспокойство,  мистер  Уайтсайд,  но  пока вас не было,
заходили  газовщик  и  электрик.  Я  счел своим соседским долгом уплатить по
счетам.
     Том едва сдержался. Он скорчил подобие улыбки.
     - Сперва  мы распакуем вещи... большое спасибо. Я зайду, как только все
встанет на свои места, не возражаете?
     - Милости  просим,  и жену приводите. Я открою бутылочку виски. Хотите,
я помогу носить вещи?
     - Спасибо,  не  нужно.  Ну, так через два часа, мистер Дилан, - ответил
Том  и наглухо затворил вход. Бормоча проклятия, он прислонился к воротам. -
Этот старикашка дождется, что я его прибью!
     - Том!
     Он  подошел к ней, когда она открыла коробку. У обоих захватило дух при
виде пачек из пятисотдолларовых купюр.
     - Ты только погляди! - прошептала Шила. - Господи!
     Том дрожащей рукой взял одну из пачек и тут же выронил.
     - За это можно получить по двадцать лет! Лучше позвонить в полицию!
     Шила  схватила  ту  пачку,  что  он  выронил,  и  трясущимися  пальцами
пересчитала деньги.
     - Здесь  десять тысяч долларов... десять тысяч! - У нее вдруг сделалось
каменное  лицо,  она бросила деньги в коробку и в упор посмотрела на Тома. -
Тупица!  Черт побери!.. Ты же оставил на машине наш адрес! Тот человек может
найти машину и узнает, что деньги у нас! Боже, до чего же ты глуп!
     - Мы сдадим деньги в полицию.
     - Нет,  мы  не сдадим деньги в полицию. Если сдать деньги в полицию, то
они  сами  хапнут  вознаграждение!  Помоги перенести деньги в дом! - тихим и
страшным голосом проговорила она.
     Ее  ярость  напугала Тома. Ворчливый, но покорный, он с трудом выгрузил
коробку  из  машины.  Они  вместе  перетащили  ее в гостиную и с облегчением
бросили на потертый ковер. Шила подбежала к окну и опустила штору.
     - Пошли! Купим насос и поедем назад.
     Он поймал ее за руку и с силой рванул к себе.
     - Что ты задумала? Что все это значит?
     Шила стояла бледная, с лихорадочным блеском в глазах.
     - Теперь  мой черед командовать! Будешь делать то, что я тебе велю! Два
с  половиной  миллиона!  Они в наших руках! Никто про это не знает. Так вот,
слушай... мы оставим их себе!


     Мейски  смотрел,  как "бьюик" выезжает из-под навеса, разворачивается и
выруливает  к  проселку.  Два с половиной миллиона! Уплыли из рук после всех
трудов!
     Он  собрался  с  силами  и сел. Они, должно быть, приехали на машине...
Где же она?
     Он  раздвинул  ветви,  которые  скрывали вход в пещеру, и стал медленно
спускаться.
     Наконец  Мейски выбрался на поляну. Он огляделся вокруг, потом дошел до
проселка.  Там,  под деревьями, стоял запыленный автомобильчик, а на лобовом
стекле  под щеткой белел листок бумаги. Он приблизился к машине, взял листок
и прочитал записку Тома.
     Мейски  закрыл  глаза и прислонился к машине. Так вот в чем дело. У них
случилась  поломка,  и они одолжили "бьюик", но собираются вернуть его! Коли
повезет, они не заглянут в багажник.
     Нетвердой  рукой  он  переписал  адрес  Уайтсайда  на  обратную сторону
старого  счета,  который  завалялся  у  него  в кармане. Потом той же щеткой
опять прижал записку Тома к лобовому стеклу.
     Теперь  оставалось  только  надеяться.  Они  не  похожи  на мошенников.
Вернут  его  машину,  починят  свою,  и  поминай  как звали... если повезет.
Мейски  нахмурил брови, его изворотливый ум насторожился. А не удивит ли их,
что  машина  спрятана  на  поляне?  Не донесут ли о своей находке в полицию?
Стараясь двигаться как можно осторожнее, он пошел обратно в пещеру.


     Постовой  Фред  О'Тул  посмотрел на часы. Через десять минут его должны
были сменить. И то сказать: пора!
     Показалась очередная машина, и О'Тул поднял руку.
     "Бьюик"  остановился,  и из окна высунулся Том Уайтсайд. Он был бледен,
несмотря на загар, и улыбался через силу.
     - Привет, Фред.
     - Ах, это ты... - удивился О'Тул. - Ты ведь поехал домой...
     - Да... надо вот машину вернуть, - сказал Том.
     - Здравствуйте,  мистер  О'Тул,  -  весело поздоровалась Шила и одарила
его чувственной улыбкой. - Как вам мой загар?
     О'Тул всегда считал ее соблазнительной бабенкой.
     - У вас очень аппетитный вид, миссис Уайтсайд.
     О'Тул оглядел машину. Он помнил, что в розыске двухдверный "бьюик".
     - Новенькой обзавелся? - спросил он Тома.
     - Нет.  Мой  рыдван  сломался.  Пришлось  одолжить  эту. А почему такая
суматоха?
     - Суматоха?  Ты что, газет не читаешь? Из Казино украли два с половиной
миллиона.
     - Неужели?  -  Шила  выпятила  бюст в направлении О'Тула. - Вот это да!
Два с половиной миллиона... ух ты!
     О'Тул посмотрел на нее. Повезло Уайтсайду, что и говорить.
     - Придется осмотреть машину, Том, - сказал он.
     - Валяй.  -  Том  протянул ему ключ. - Сейчас верну эту машину и заберу
свою старушку.
     О'Тул проверил багажник и вернул ключ Тому.
     - А у кого ты ее одолжил?
     - Да  у  одного  мужика... нашего клиента, - ответил Том, отирая пот со
лба.
     О'Тул  сунул  голову в салон и поглядел на лицензионную карточку. Потом
отступил  назад  и  записал  в блокнот: Франклин Людович, Мон-Репо, Песчаная
аллея, Парадиз-Сити.
     - Ладно, поезжай. Я через пять минут сдаю пост. О-хо-хо!
     - Еще бы. Увидимся, - махнул ему рукой Том.
     - Фу-у! - с облегчением выдохнула Шила.
     Том  молчал.  Он  думал  про  стоящую у них в гостиной коробку, набитую
такой кучей денег, какую он и вообразить себе не мог.
     Наверняка,  подумал  он,  за  них  причитается  крупное вознаграждение.
Казино  ведь  застраховано.  Только  надо было сразу пойти в полицию. Как он
объяснит задержку? Ему стало не по себе.
     - А ведь они могут нас подстеречь, - произнес он.
     - Они?  Там  же только один... ему за шестьдесят, щуплый. Сам же слышал
по радио, - презрительно скривилась Шила.
     А Тому действительно стало страшно.
     - Этот человек... вдруг у него пистолет?
     - Ну  и  что? Ну, пистолет... а у нас два с половиной миллиона! Если ты
не можешь с ним сладить, то я сделаю это запросто!
     Том покачал головой.
     - Какая смелая! Все-таки я считаю, нужно пойти в полицию.
     - Господи, боже мой! Никакой полиции!
     Они подъехали к своей машине. Том вылез из "бьюика".
     Записка,  которую  он  оставил,  была  на прежнем месте. Он выдернул ее
из-под  щетки  и  сунул в карман. "Хорошо, - немного успокоился он, - хоть в
чем-то повезло".
     Вернувшись   к  "бьюику",  он  достал  новый  масляный  насос,  который
захватил   по   дороге   в  мастерской  "Дженерал  моторз",  и  занялся  его
установкой. Вскоре, потарахтев и поурчав, машина уехала.
     Мейски  собрался  с силами и спустился к "бьюику". Ему с трудом удалось
вставить  ключ  в  замок  багажника  -  так дрожала рука. Он поднял крышку и
обмер. В порыве бешенства он плюнул в пустой багажник.
     Все-таки они нашли коробку!


     Том загнал машину в гараж и заглушил двигатель.
     Они  торопливо  прошли  через  кухню  в  гостиную.  Постояли,  глядя на
коробку, потом Шила открыла ее.
     - Вот  не  думала,  что  когда-нибудь  в  жизни  увижу столько денег, -
проговорила она сипловатым от волнения голосом.
     Том упал в кресло. Его знобило и трясло от страха.
     - Их нельзя брать себе. Нужно сообщить в полицию.
     - А  мы  возьмем...  все  до  последнего доллара. - Она подошла к бару,
плеснула в два стакана по внушительной порции виски.
     Том  выпил виски залпом. Спиртное подействовало. Настроение улучшилось,
и появилась какая-то бесшабашность.
     - Никто  не  знает,  что  деньги  у  нас, - сказала Шила. - Это подарок
судьбы. Мы не откажемся от него.
     Том почувствовал, как внутри у него разливается тепло.
     - Ладно...  допустим,  у  нас  хватит  глупости  взять  деньги,  да?  А
тратить-то  их  нельзя.  Ведь  каждой собаке в нашем городе известно, что мы
вечно сидим без гроша. Ну и как тут быть?
     Шила  сосредоточенно поглядела на него, отметив про себя, что теперь он
на верном пути.
     - Ждать.  Через  несколько  месяцев  их  можно  будет без всякого риска
вывезти  отсюда.  Не на век же перекрыли дороги. Когда шумиха уляжется, мы и
рванем.
     - Ну?  А  сейчас-то  куда  эту  чертову  коробку девать? Здесь, что ли,
оставить?
     - Нет, мы ее закопаем. Под кухонным окном...
     - Ты соображаешь, что можно загреметь на двадцать лет?
     - А ты соображаешь, что у нас два с половиной миллиона?
     Том   знал,  что  поступает  дурно,  но  даже  муки  совести  не  могли
перетянуть соблазна прибрать к рукам такое богатство.
     - Ладно. Ты сама лезешь в омут. Сейчас что делать с коробкой?
     - Давай   поставим   ее   в   свободной  спальне.  И  накроем  стеганым
покрывалом.
     - Тебе нельзя будет отлучаться. Это ты понимаешь?
     - Сторожить кучу денег - не такой уж каторжный труд.
     Он помолчал в нерешительности и сдался.
     Они  перетащили  коробку  в  спальню и придвинули к стене. Шила сняла с
кровати покрывало и набросила на коробку.
     - Ступай. Не забудь принести что-нибудь к ужину.
     На Тома вдруг нахлынуло страстное желание.
     - Если  уж  мы  в  этом  заодно,  - произнес он нетвердым и хрипловатым
голосом, - давай будем заодно во всем.
     Она  угадала  в его взгляде отчаянное желание и в который раз убедилась
в своей полной власти над ним.
     - Ну, ладно... будь по-твоему...
     Когда  Том  ушел,  она  приняла душ. Потом, голая, вернулась в спальню,
откинула  с  коробки  покрывало  и,  присев  на  корточки,  долго перебирала
деньги.
     Вот,  думала  она,  где сила... ключ к той двери, за которой таится мир
ее  мечты.  Перво-наперво  она  купит  норковую шубку, после - бриллиантовое
колье,  а  уж  потом  -  все,  что  приглянется.  Она вообразила дом о шести
спальнях  с  отдельными  ванными  комнатами,  с просторным холлом, с большим
садом   и  с  китайской  прислугой.  Потом  ей  представился  темно-бордовый
автомобиль марки "бентли" и шофер-японец в темно-бордовой форме.
     Шила  выпрямилась,  огладив  свое  тело  длинными  пальцами, приподняла
груди, вздохнула и начала одеваться.
     Настанет  день,  когда  Тому  придется  указать  на  дверь.  В  нем нет
размаха...   решительности.   Она   наметила  себе  темноволосого,  рослого,
сильного,   такого,   чтобы   его  уважали  метрдотели  и  чтобы  знал,  как
позаботиться о женщине.
     Не  в  силах  устоять  перед  искушением,  она  вынула  из  коробки три
пятисотенных  бумажки,  заткнула  за  чулок. До чего же приятно было ощущать
кожей такую кругленькую сумму.
     Она  открыла  платяной шкаф и с пренебрежением оглядела его содержимое.
Господи! Какая убогая куча тряпья!
     Накрасившись  и  причесавшись,  Шила перешла в гостиную. Она посмотрела
на  свои дешевые ручные часики. Половина двенадцатого. Шила нахмурилась: она
вдруг  ясно  представила,  что отныне будет сидеть в четырех стенах. Денег -
куры не клюют, а... сколько времени уйдет впустую!
     Она  проголодалась. Сандвичи ела, вышагивая по гостиной. Ей не сиделось
на  месте.  Она  все жалела о вынужденном бездействии, а ведь уже можно было
бы швырять тысячи направо и налево.
     Только  Шила  прикончила  второй  сандвич, как раздался звонок в дверь.
Она  вздрогнула  от  неожиданности  и  замерла,  а  сердце  заколотилось как
бешеное. Она пошла к входной двери.
     На пороге стоял Гарри Дилан.
     - Вы,  верно,  забыли,  что  мы  условились  о  встрече,  - сказал он и
помахал  бутылкой  "Старых  роз".  -  Жена ушла за покупками. А я думаю, дай
загляну.
     Шила  смерила  его  взглядом,  помялась и решила, что на безрыбье и рак
рыба.
     - Что ж... заходите.
     - Мистер  Уайтсайд  ушел на службу, да? - Дилан ощупывал ее глазами. Он
облизнул губы кончиком языка.
     - Да... он на работе.
     Она провела его в гостиную.
     Шила  взглянула  на поданные ей счета за газ и электричество и небрежно
бросила их на стол.
     - Муж  заплатит.  -  Она твердо посмотрела Дилану в глаза. - Он никогда
не оставляет мне денег.
     - Наверное,  все мужья одинаковы, - нервно засмеялся Дилан. Он никак не
мог  унять  свои  бесстыжие  глаза.  -  Может, пропустим по глоточку, миссис
Уайтсайд?
     - Почему бы и нет?
     Шила  подала стаканы, содовую и лед. Все время, пока ей пришлось ходить
взад-вперед, она чувствовала на себе его взгляд.
     - Вы  слыхали  про  ограбление  Казино?  -  спросил  он, щедро наполняя
стаканы. - Шумное дело. Два с половиной миллиона!
     - Да,  по  радио  говорили.  Что  бы вы стали делать с такими деньгами,
мистер Дилан?
     - Не  знаю...  право.  Я много лет прослужил в банке. И, поверьте, знаю
цену  деньгам.  Так  вот  что я скажу... это чересчур крупная сумма. Обычный
человек растеряется при виде таких денег.
     Шила с трудом удержалась от презрительной усмешки.
     - Ну, не знаю. Деньги расходятся быстро.
     - Только  не  такая сумма. Тут голова кругом пойдет. К тому же там одни
пятисотенные купюры. А купюра такого достоинства вызывает подозрение.
     - Что же, у людей не бывает по пятьсот долларов одной бумажкой?
     - Бывает,  конечно,  но  не у многих. А банки будут теперь настороже. -
Они  потягивали  виски,  и  Дилан  не  мог оторвать глаз от ее ног. - Так вы
хорошо отдохнули?
     Она  не  слышала  его.  Она  думала...  прикидывала, стоит ли верить на
слово этому старому дураку. Пожалуй, не стоит.
     - Миссис  Уайтсайд...  вы  замечтались,  -  рассмеялся Дилан. - Летаете
где-то далеко... вы хорошо отдохнули? Вам понравилось?
     Опять он за свое? Ей вдруг сделалось невыносимо скучно.
     - Да...  великолепно.  -  Она  допила виски и встала. - Ну... извините,
что  выгоняю,  но  мне нужно распаковаться. Вечером Том рассчитается с вами.
Спасибо за угощение.
     Дилан опомниться не успел, как Шила выставила его за дверь.




     В двадцать минут пополуночи Том встал.
     - Можно приниматься за дело, - сказал он. - Хватит ждать.
     - Лучше выйди и проверь, нет ли где света.
     Том открыл заднюю дверь и вышел в сад.
     Стояла  душная  ночь. Том медленно прошел по садовой дорожке до забора,
посмотрел  по  сторонам.  Все  соседние бунгало были погружены в темноту. Он
поспешил к дому, а тем временем навстречу ему вышла Шила.
     - Тихо?
     - Да... сейчас возьму лопату. Иди к забору и поглядывай.
     Выкопать  яму оказалось труднее, чем он думал. Клумба пустовала, они не
засадили ее, и земля слежалась.
     Наконец  он  вылез  из  ямы  и  оглядел  ее сверху. На его взгляд, этой
глубины было достаточно.
     - Угрохал  полтора  часа  на крошечную ямку! - с упреком бросила она. -
Что ж ты за мужик?
     - Заглохни! - разозлился Том. - Земля как камень.
     Они  зашли  в спальню, где стояла коробка, уже обернутая полиэтиленовой
пленкой, оттащили ее в сад и опустили в яму.
     Спустя  двадцать  минут  они  вернулись  в  гостиную.  Том  налил  себе
изрядную порцию виски. Он был грязный, потный и взвинченный.
     - Это   психоз.  Нам  в  жизни  не  истратить  столько  денег!  Неужели
недостаточно вознаграждения?
     - Значит, мы психи, - ответила Шила. - Прими душ и ложись.
     - А если кто-нибудь откопает коробку, пока мы спим?
     - Ты что, хочешь сторожить всю ночь? Так валяй.
     Он в изнеможении поглядел на нее.
     - Какая-нибудь собака может...
     - Да угомонись ты! - Она ушла в спальню.
     Том  постоял  в  задумчивости  и отправился в душ. Горячая вода немного
успокоила  его.  Зайдя  в спальню, он успел заметить, как метнулась украдкой
рука Шилы.
     - Что у тебя там?
     - Ничего.
     - Ты брала из коробки деньги?
     - Нет!
     - Врешь!  - Он с силой толкнул ее, и она упала спиной на кровать. Тогда
он выдвинул ящик. Однако денег там не оказалось.
     - Убедился, дикарь?
     Он встал над ней. Тревога заглушила в нем чувственность.
     - Я  тебе  не верю! Ты помешана на деньгах! Если потратишь хоть один из
этих  банкнотов,  нам крышка! Понимаешь? Можешь ты уразуметь это своей тупой
от  жадности  башкой? Нельзя трогать деньги, пока мы не переберемся в другой
штат... понимаешь?
     Она  села,  а  в  правой  руке  у  нее  были  зажаты  три  припрятанных
пятисотенных бумажки.
     - Это  я  уже  слышала.  Не глухая. Что ты так взбеленился? Ничего я не
трогала! Ложись спать, устроил тут балаган.
     Нарочито  виляя  бедрами,  Шила  прошла через всю комнату в ванную. Она
хлопнула  за  собой  дверью,  постояла,  прислушалась  и  посмотрела  на три
скомканных  бумажки в руке. Чуть было не попалась, мелькнуло у нее в голове.
Если  бы  нашел,  наверняка  отобрал  бы.  Она огляделась и торопливо сунула
деньги  в  коробку  с  гигиеническими  салфетками,  которыми  Том никогда не
пользовался. После этого, напевая себе под нос, приняла душ.
     Том  лежал  в  постели.  Думал  про бешеные деньги, зарытые в саду. Про
Шилу.  Что-то  она  припрятала.  От  жадности  и глупости ее так и подмывает
прямо сейчас кинуться по магазинам.
     Шила вошла в спальню и села на кровать со своего края.
     Он  выключил  свет. Они молча лежали в темноте. Том начал представлять,
как  она  выглядит  под  простыней  в  своей  короткой  ночной  сорочке.  Он
беспокойно заворочался.
     - Эй,  Казанова,  -  раздался  ее  голос. - Я узнаю симптомчики. Ты уже
получил  свой  месячный  паек.  Спать.  -  Она  повернулась  к нему спиной и
поджала под себя ноги.
     Оба почти не спали в ту ночь.


     Мейски   разбудило  солнце,  пробившееся  сквозь  ветви  в  пещеру.  Он
почувствовал,  что  к нему вернулись силы. Недоверчиво замер. Потом медленно
сел.
     Мейски  пожарил  и  с  удовольствием  съел яичницу с ветчиной, запив ее
некрепким  кофе, затем побрился и умылся водой их ведра. Из пещеры надо было
уходить.  Правда,  он сомневался, что те двое сообщат в полицию про "бьюик".
Деньги-то  они  взяли,  так  что  им  нет  смысла  поднимать  шум.  И все же
оставаться здесь было рискованно.
     Мейски  задумался,  куда  бы  ему  отправиться и вдруг губы его тронула
улыбка.  Он  вынул  из  бумажника старый счет, на котором записал адрес: Том
Уайтсайд,  1123,  Делпонт-авеню, Парадиз-Сити. Куда же еще, как не поближе к
деньгам?
     Долгие  годы  преступной  жизни  приучили  Мейски быть всегда готовым к
любой  неожиданности.  Еще до ограбления он предугадал, что могут возникнуть
обстоятельства,  при  которых  ему  понадобится  исчезнуть  из  вида.  И  он
приготовился  загодя.  Из чемодана были извлечены густой белый парик, черный
сюртук, черные брюки, широкополая шляпа и пасторский воротничок.
     Через  десять  минут  Мейски  преобразился.  Маленький,  щуплый,  седой
священник,  смотревший  из  карманного  зеркальца,  не  имел ничего общего с
Сержем  Мейски.  Он  нацепил  очки  в  роговой  оправе,  пригладил фальшивые
волосы, надел шляпу.
     Затем  Мейски  сложил  в чемодан самое необходимое и не спеша спустился
по тропе к "бьюику".


     - Оставь денег, - напомнила Шила.
     - Хоть  бы  настал день, когда ты напрочь забудешь слово "деньги". - Он
дал ей пятерку. - Мы на мели. Не трать попусту.
     - Хоть бы настал день, когда мы не будем сидеть без гроша.
     - Мне пора. Никуда не уходи. Ужин принесу.
     - Не уйду.
     После  его  ухода  она  снова  улеглась в постель, но ей не спалось. Не
давали  покоя  деньги, спрятанные в ванной. Наконец Шила пошла туда и вынула
их  из  коробки  с  салфетками.  Присев  на  край  кровати, Шила внимательно
рассмотрела  каждый банкнот. На вид в них не было ничего необычного, однако,
не  удовлетворившись  простым  осмотром,  она  прошла  в гостиную и отыскала
увеличительное  стекло,  в  которое  Том  иногда разглядывал мелкомасштабные
карты.  Она  включила  настольную  лампу и еще раз дотошно проверила все три
банкнота  с  помощью лупы. Нет, решила она, их не метили. Тогда почему бы не
потратить их?
     Шила  положила  деньги  обратно  в коробку с салфетками и опять легла в
постель.  Она  знала  в  центре  одно подходящее ночное заведение. Когда Том
вернется,  она  скажет  ему, что хочет прогуляться, а сама отправится туда и
разменяет деньги.
     Часов  в одиннадцать, прочитав газету и изнывая от скуки, Шила встала и
оделась. Вдруг в дверь позвонили.
     Шила  пошла  к  входной  двери. При виде Гарри Дилана у нее потемнело в
глазах.
     - Доброе  утро,  миссис  Уайтсайд,  - бодро поздоровался он. - Ну и ну!
Какие  непоседы! Я вижу, вы вскопали клумбу за домом. Когда же это успели?..
Ночью?
     Шила  не  повела  бровью, хотя это стоило ей невероятных усилий. В душе
она готова была растерзать нудного старикашку.
     - Тома укусила какая-то муха. Силу некуда девать.
     - А  я-то  все  думал,  когда  же  вы ее вскопаете. Хорошая клумба... и
размер подходящий. У меня есть лишняя коробочка петуний.
     - Большое спасибо. Том сам что-то надумал.
     - А что он собирается посадить?
     - Не  знаю,  меня  это  совершенно не волнует, - грубо ответила Шила. -
Извините, у меня кастрюля на плите. - И захлопнула дверь.
     На  часах  было  только  половина  двенадцатого.  Утро  тянулось  целую
вечность.  Она  пошла  в  гостиную,  плюхнулась в кресло и закурила. Она уже
жалела,  что  согласилась  сидеть  весь  день  взаперти.  Тому хорошо. Он на
людях,  ему  не скучно. Но уходить нельзя... вдруг кто-нибудь... но кто? Она
села  прямо,  нахмурилась.  Деньги  зарыты.  С  какой стати кто-то придет их
выкапывать?  Ерунда!  Еще  поразмыслив,  она  решила  прогуляться.  Хотя  бы
сходить в бутербродную и поесть.
     Шила  прошла  в  спальню и переобулась. В тот миг, как она доставала из
шкафа жакет, раздался звонок в дверь.
     "Если  это опять Дилан, я его прибью!" - подумала она, гневно прошагала
по коридору и распахнула дверь.
     На  пороге  стоял  низенький,  хлипкий  священник.  Он  держал  в  руке
потрепанный  чемодан  и  смотрел на нее добрыми серыми глазами сквозь очки в
роговой оправе.
     - Миссис Уайтсайд?
     - Да,  но  я  занята,  -  неприветливо ответила Шила. - Извините, мы не
жертвуем на церковь.
     - Я пришел по поводу денег. Тех, что вы украли.
     Шила почувствовала, как кровь отлила у нее от головы.
     Он с язвительной усмешкой следил за выражением ее лица.
     - Простите,  что  огорчил  вас.  -  Он  шагнул  вперед, оттеснил Шилу в
коридор. Потом притворил и запер входную дверь.
     Шила взяла себя в руки.
     - Убирайтесь вон, или я позову полицию, - сказала она.
     - Напрасно.  Тогда  деньги  не  достанутся  никому  из  нас. А ведь там
хватит  и  мне,  и  вам...  -  Он вошел, поставил чемодан на пол. Затем снял
шляпу  и  направился  к креслу, поморщившись при виде переполненных окурками
пепельниц,  грязных  стаканов  и пыльной мебели. - Я присяду, не возражаете?
Что-то неважно себя чувствую в последнее время... много хлопот.
     Она  стояла  в  дверях,  смотрела на него и гадала, как ей быть. Должно
быть,  это  пятый  грабитель,  которого  разыскивает  полиция,  но  в  таком
странном наряде! Священник!
     - Нечего   рассиживаться,   -  сказала  она,  стараясь  придать  голосу
твердость. - Не знаю я ни про какие деньги... все, убирайтесь!
     - Пожалуйста,  не  глупите.  Я  видел, как вы с мужем взяли мою машину.
Деньги лежали в багажнике. Я не виню вас. Что вы с ними сделали?
     - Их здесь нет. Я... я не знаю, о чем вы говорите.
     Мейски поглядел ей в лицо. Шила беспокойно поежилась.
     - Миссис  Уайтсайд,  сейчас я в роли доброго, безобидного священника. -
Он  помолчал, потом наклонился вперед, и лицо его в мгновение ока исказилось
гримасой  бешеной,  испепеляющей  ярости. - Тебе же будет лучше, если я им и
останусь, дрянь вонючая, иначе так тебя проучу, что своих не узнаешь.
     Он  откинулся  на спинку кресла, и лицо его столь же внезапно подобрело
и расплылось в улыбке.
     - Присядьте, моя прелесть.
     Шила покорно села напротив. Страх парализовал ее.
     - Как вас зовут? - ласково спросил он.
     - Шила, - нехотя ответила она.
     - Красивое имя... Однако мы говорили о деньгах. Где они?
     Она  вспомнила  про  комья  свежей  земли на садовой дорожке. Стоит ему
выглянуть в кухонное окно, и он обо всем догадается.
     - Мы зарыли их ночью в саду, - процедила она.
     - Пожалуй,  я  поступил  бы  точно  так  же.  -  Он окинул ее взглядом,
задержавшись  на стройных ногах. - Вы или ваш муж ничего не оставили себе на
мелкие расходы?
     - Нет.
     - Весьма  разумно.  -  Он  оглядел гостиную и поморщился. - Поскольку я
намерен  прожить  здесь около месяца, должен просить вас, моя милая, сделать
в доме уборку. Я привык к чистоте.
     Шила  побагровела.  Он задел ее больное место, и, позабыв о страхе, она
выпалила:
     - Вы здесь не останетесь. Я вышвырну вас вон!
     Его  змеиные  глазки  тотчас  похолодели.  Он  опустил  свою похожую на
клешню  руку  в  карман,  вынул небольшой пистолетик и навел его на Шилу. Та
вжалась  в  стул. - Тогда, моя милая, придется проучить вас. Этот пистолетик
заряжен  концентрированной  кислотой.  Кожа  с  вашего  личика слезет, как с
апельсина. Глядите... - Он прицелился ей в ноги и нажал курок.
     У  ног  Шилы возникло белое облачко. Когда оно рассеялось, она с ужасом
заметила, что кислота прожгла в ковре дырочку.
     - Здорово, правда? Советую впредь содержать дом в чистоте.
     Она  уставилась  на  него - беспомощная и взбешенная. "Ладно же, сейчас
твоя взяла, но я с тобой посчитаюсь", - подумала Шила.
     - Хорошо, - сказала она вслух.
     Мейски сунул пистолет в карман.
     - За  мной  охотится  полиция. Ваш дом - самое подходящее убежище. Но у
вас  есть  друзья.  Их  удивит,  что  у  вас живет священник. Придется найти
повод, по которому я оказался здесь. Ваша мать умерла?
     - Да.
     - Она здесь умерла?
     - Нет... в Новом Орлеане.
     - Так,  а что, если я буду священником, который проводил ее в последний
путь?  Я  приезжаю  сюда...  вы  вспоминаете свою дорогую матушку... любезно
предлагаете мне остановиться у вас... я принимаю приглашение. Чего проще?
     - Если считаете, что это пройдет...
     - Значит,  на  том  и  порешим.  -  Мейски  взглянул  на  часы. - Почти
двенадцать. Я голоден. Как у вас с едой?
     - Шаром покати.
     Он посмотрел на нее, склонив голову чуть набок.
     - У  меня было предчувствие, что вы так и ответите. Ну, тогда сходите и
купите  что-нибудь.  Добрый  кусок  вырезки, зеленый салат и картофель "фри"
меня вполне устроят.
     - Я не умею готовить, - мрачно изрекла Шила.
     - И  это  меня  не  удивляет, однако я умею готовить. Ступайте и купите
продукты.
     Шила  удалилась  в  спальню.  Постояла, вошла в ванную и заперлась там.
Достала  из  коробки  с  салфетками три пятисотенных и заткнула их за чулок.
Потом спустила воду, отперла дверь, вышла в спальню и надела жакет.
     Выйдя из спальни, она увидела в коридоре Мейски.
     - Долго не ходите, моя милая. Я голоден.
     - Мне нужны деньги. У меня только пять долларов.
     Он вытащил из кармана пухлый бумажник и выдал Шиле десятку.
     - Добрый кусок вырезки... самый лучший... понятно?
     Она прошмыгнула мимо него, вышла из дома и зашагала к калитке.


     Том  Уайтсайд  тщетно  пытался  продать  пожилому  господину спортивный
"бьюик"-универсал.  Они  стояли  в  демонстрационном зале "Дженерал моторз",
окруженные автомобилями, и Том уговаривал его:
     - Взгляните,  мистер  Уэйн,  более  подходящей  модели  вам  не  найти.
Смотрите,  какая  она  вместительная. При вашей большой семье это именно то,
что нужно.
     - Ладно,  мистер  Уайтсайд, спасибо за хлопоты. Я подумаю. - Они пожали
друг другу руки. - Посоветуюсь с женой.
     Том  посмотрел  ему  вслед  и в сердцах чертыхнулся. "Вот так всегда, -
подумал  он. - Поймаешь клиента на крючок, ведешь его, ведешь, а в последний
момент он срывается".
     Его окликнула управляющая делами мисс Слэттери:
     - Тебя к телефону, Том... жена.
     Том встревожился. Неужели что-нибудь случилось?
     - Я  возьму  трубку  у  себя в кабинете, - ответил он и поспешил в свою
каморку. - Алло? Шила?
     - Молчи  и  слушай,  -  сказала Шила. Она звонила по телефону-автомату.
Без лишних слов она выложила все про Мейски.
     - Он знает, что деньги у нас? Надо сообщить в полицию!
     - Сейчас  ничего сделать нельзя... Мы же спрятали деньги? Значит, стали
сообщниками.  Том...  ты можешь купить пистолет? У него пистолет с кислотой.
Я ему не доверяю. Не исключено, что нам придется убить его.
     - Ты спятила! Убить? О чем ты говоришь?
     - Можешь ты купить пистолет?
     - Нет! Не могу!
     - Никчемная  размазня!  Ладно,  приходи  как  можно  скорей.  -  И  она
повесила трубку.
     - Шила! - Том постучал по рычажку и тоже бросил трубку.
     У   него   дрожали   руки,  учащенно  билось  сердце.  Раздался  сигнал
селекторной  связи.  Помешкав  мгновение,  он  заставил  себя  успокоиться и
щелкнул тумблером.
     - Том,  здесь  мистер  Кейн.  Он  ждет  свой "кадиллак", - сказала мисс
Слэттери.
     - Иду, - ответил Том.


     Шила   вышла  из  магазина  самообслуживания  с  фирменной  белоголубой
пластиковой  сумкой,  в  которой  лежали  кусок  мяса,  пачка  замороженного
картофеля,  пакет  сандвичей  с говядиной и пачка мороженого. Она свернула в
переулок  и  замедлила  шаг.  Перед  нею  -  магазин  Джейкобса.  Она бывала
несколько  раз  у  Джейкобса, когда пришлось заложить запонки Тома и золотой
браслет,  что  он  подарил  ей  на  свадьбу.  Она  толкнула  дверь и вошла в
магазин.
     Из задней комнаты появился маленький человечек в ермолке.
     - Очень  рад вас видеть, миссис Уайтсайд, - радушно улыбнулся он. А про
себя  думал:  "Ну  и  везунчик этот Уайтсайд! Каждую ночь он делит постель с
такой красавицей. Чтоб я так жил!"
     - Мистер  Джейкобс,  я тут собралась в путешествие, - заворковала Шила.
-  Том считает, что мне нужен пистолет. Я еду на машине... одна. У вас можно
купить пистолет?
     Джейкобс опешил. Молчание затянулось, и Шила резко спросила:
     - Так можно или нельзя?
     - Да,  миссис Уайтсайд. Если не трудно, выйдем в другое помещение... Вы
же понимаете? Приходится соблюдать осторожность.
     Она прошла за ним в тускло освещенную комнату.
     - Одну минутку, пожалуйста.
     Джейкобс  скрылся  в следующей комнате, и она услыхала, как он роется в
вещах  и  что-то  приговаривает.  Наконец  он  вернулся  и  принес маленький
пистолет.
     - А вы умеете обращаться с оружием, миссис Уайтсайд?
     - Нет.
     - Естественно.  Так  я вам объясню. Вот это предохранитель. Откидываете
его  назад...  вот  так.  Будьте осторожны: у него легкий спуск. - Он тронул
курок,  и  послышался  резкий  щелчок.  -  Двести долларов, миссис Уайтсайд,
включая десять патронов.
     Она  взяла пистолет, примерилась к нему и нажала на спуск. Раздался тот
же резкий щелчок. "Совсем не трудно", - подумала она.
     - Пожалуйста, зарядите.
     Он поглядел на нее с тревогой и удивлением.
     - Я  покажу,  как  это  делается. А пистолет пусть будет незаряженным -
так спокойнее.
     - Тогда какой от него прок? Зарядите!
     Он вогнал обойму в пистолет, поставил его на предохранитель.
     - Умоляю,  будьте  осторожны...  -  Он  помолчал, бросил на нее лукавый
взгляд.   -  Миссис  Уайтсайд,  вы  не  покупали  у  меня  этого  пистолета.
Понимаете? Я не имею права торговать оружием.
     - Да,  понимаю.  -  Она  убрала  в  сумочку  пистолет и четыре запасных
патрона. Потом протянула ему одну из пятисотенных.
     При  виде пятисотенной у Джейкобса поползли вверх брови. Она следила за
ним, внутренне сжавшись и не без страха.
     - Сейчас  дам  сдачу.  Стало  быть,  у  мистера Уайтсайда дела пошли на
лад... очень рад за него.
     - Он недавно продал три машины. Давно пора...
     - Ай,  со временем все образуется. Надо только приложить труд... Просто
одним  везет  больше,  другим  -  меньше.  -  Он протянул ей три сотни. - Вы
должны оформить разрешение на пистолет.
     - Я знаю... оформлю. Спасибо, мистер Джейкобс.
     Выйдя  из  магазина,  Шила  задумалась.  Затем  поспешила  в  гостиницу
"Плаза"  и  прошмыгнула  в  дамскую  уборную. Достала из сумочки пистолет и,
задрав  юбку,  сунула его за пояс. Ее передернуло от холодного прикосновения
стали.  Потом  вынула  из  сумочки  запасные патроны, подняла крышку бачка и
бросила их в воду.
     Идя  по  улице,  Шила  почувствовала, как пистолет натирает ей живот. В
конце  улицы была стоянка такси. Она направилась туда, но напротив находился
ювелирный  магазин Эштона, который так манил ее золотыми часиками. Некоторое
время она колебалась, но в конце концов соблазн взял верх.
     - Доброе   утро,   мадам.   -  За  прилавком  стоял  высокий,  пожилой,
подчеркнуто  вежливый  мужчина.  - В прошлом году ваш муж продал мне машину.
Как  он  поживает?  -  Шила растерянно уставилась на него, а он улыбнулся. -
Меня  зовут  Хэролд  Маршалл,  миссис Уайтсайд. Возможно, вы слышали от мужа
мое имя.
     "Вот  деревня,  -  подумала  Шила.  -  Живем,  как сельди в бочке!" Она
одарила его ослепительной улыбкой.
     - Да,  конечно.  Мистер  Маршалл,  на  следующей недели у нас годовщина
свадьбы. Муж хочет подарить мне золотые часики... те, что в витрине.
     - О да... это наша лучшая модель. Давайте примерим, миссис Уайтсайд.
     У  нее  захватило дух от прикосновения золотого браслета. Как долго она
мечтала об этих часах... и вот они на руке!
     - Я беру их.
     Его  несколько  удивила такая решительность. А кругом поговаривали, что
Уайтсайды не вылезают из долгов.
     - Вы  не  могли сделать более удачного выбора, миссис Уайтсайд. Завод у
них  автоматический.  У  вас  не  будет с ними хлопот, а если станут немного
спешить, то приносите. Мы их подрегулируем.
     - Не  сомневаюсь.  - Она помолчала, любуясь часами, потом, заметив, что
он слегка занервничал, спросила: - Сколько они стоят?
     Он вздохнул с облегчением.
     - Сто восемьдесят долларов.
     "Да,  -  подумала  она, - здорово я сорю деньжатами. А почему бы и нет,
если  у  меня  два с половиной миллиона?" Однако, протягивая Маршаллу вторую
пятисотенную, она вспомнила про злого гнома, который поджидал ее в бунгало.
     Тут  она обратила внимание на то, что Маршалл с недоверием разглядывает
купюру.
     - Муж  сорвал  банк  в  Казино,  - выпалила она. - Выиграл первый раз в
жизни. Есть все-таки удача! Целых две тысячи!
     Маршалл улыбнулся.
     - Да,  повезло.  Знаете,  миссис  Уайтсайд,  я  ни разу не выигрывал ни
единого  доллара,  хотя,  признаться, пробовал часто. Очень рад слышать, что
мистер Уайтсайд оказался таким удачливым.
     Когда  она  ушла,  Маршалл  взял  в  руки  пятисотдолларовый  банкнот и
сдвинул  брови. Он припомнил распоряжение, поступившее недавно от начальника
полиции.  "Пустая  трата  времени",  -  решил он, однако прежде чем положить
банкнот в кассу, он записал на его оборотной стороне фамилию и адрес Шилы.
     Было  без  двадцати  три.  Все это время Том Уайтсайд просидел за своим
рабочим  столом,  думая  о  разговоре с Шилой. Нервы у него были на пределе.
Внезапно  ему  пришло в голову, что он должен ехать домой и выяснить, в чем,
собственно,   дело.   Обтерев   потные   ладони,   он   встал   и   вышел  в
демонстрационный зал.
     Главный  продавец  Питер  Кейн  беседовал с клиентом. Сквозь стеклянную
стену  кабинета  Локинга Том видел, как тот говорит с кем-то по телефону. Он
застыл   в  нерешительности,  потом,  когда  Локинг  повесил  трубку,  робко
приблизился к двери, постучал и вошел в кабинет.
     При виде его Локинг нахмурился.
     - В чем дело, Том? Я занят.
     Смертельно бледный, с испариной на лбу, Том промолвил:
     - Мне  нужно  домой,  мистер  Локинг... я что-то съел. Очень плохо себя
чувствую...
     Через  четверть  часа,  задыхаясь  от волнения, вконец перепуганный, он
загнал  машину  в  гараж и запер за собой ворота. Войдя в кухню, он услышал,
что  включен  телевизор. Азартный комментатор взахлеб рассказывал о поединке
борцов.
     Том  замер.  Что  за  чертовщина?  Как  только  он шагнул в коридор, из
спальни его тихонько окликнула Шила.
     - Закрой дверь. Он там, - ответила Шила. - Помешан на телевизоре.
     - Кто он?
     Она в изнеможении закатила глаза.
     - Тот, кого разыскивает полиция... пятый грабитель!
     - Он  в  самом  деле  здесь? Я думал, у тебя помутилось в голове! - Том
онемел от ужаса.
     - Почему  ты  такой  тупой?  Ведь  я  сказала...  он нашел наш адрес. И
намерен жить здесь, пока не уляжется шум.
     - Здесь ему нельзя! - вскинулся Том. - Я сообщу в полицию.
     - Это  ни к чему, мистер Уайтсайд, - мягко вмешался Мейски. Он так тихо
отворил дверь спальни, что они даже не заметили.
     Том резко развернулся.
     Мейски  смотрел  на него с улыбкой. Он снял белый парик и имел довольно
безобразный  вид  в  своем  пасторском  облачении,  если бы не серые змеиные
глазки, заглянув в которые, Том содрогнулся.
     - Я  не понимаю, какие у вас причины для беспокойства, мистер Уайтсайд,
-  продолжал  Мейски.  -  Денег  хватит  на  всех.  Пойдемте  и  обсудим это
спокойно.   -  Он  повернулся,  прошел  по  коридору  в  гостиную,  выключил
телевизор и сел в кресло.
     Том с Шилой сели на стулья поодаль от него.
     - Так  вот...  о деньгах, - проговорил Мейски, сложив ладони домиком. -
Мне  вполне  достаточно  полутора  миллионов.  Вам останется миллион, все же
план  задуман  и  осуществлен  мною.  Мне  придется  пожить  здесь несколько
недель,  но  вы  получите  хорошую  плату  за  постой.  Вас устраивают такие
условия?
     Шила, видя нерешительность Тома, ответила:
     - Да... устраивают.
     Она   подумала  о  припрятанном  пистолете.  Когда  ему  настанет  пора
уезжать, он получит все сполна!
     Том обернулся к ней.
     - Нельзя  соглашаться!  -  вскричал  он.  -  Мы  не  возьмем ни единого
доллара! Нас могут посадить на двадцать лет! С меня хватит!
     - Да заткнись ты, тряпка! - заорала на него Шила.
     Мейски ухмыльнулся.
     - А  еще  называют  женщин  слабым  полом,  -  заметил  он. - Итак, моя
прелесть, договорились?
     - У вас что, уши заложило? - злобно бросила Шила.
     Мейски  улыбнулся, поблескивая глазками. "А она опасна, - подумал он, -
и  алчная.  Она  воображает,  что получит что-то. Однако с ней нужно держать
ухо востро".
     - Прекрасно.  Раз  мы обо всем условились, я, пожалуй, досмотрю борьбу.
Это  забавное  зрелище.  -  Он  встал  и  включил телевизор. - Замечательное
изобретение, мистер Уайтсайд. С ним быстро летит время...


     - Кофе  не  осталось,  шеф? - спросил Беглер, прикуривая новую сигарету
от догорающего бычка.
     - Есть  глоток,  -  ответил  Террелл  и  придвинул  к  нему пакет. - Ты
слишком много куришь, Джо.
     - Точно.  - Беглер налил себе кофе. - Я всегда этим страдал. - Он выпил
кофе  и  взял  в руки толстую пачку отпечатанных на машинке донесений. - Тут
скоро не разберешься.
     - Читай,  читай,  -  отозвался Террелл. - У нас уже появились кое-какие
зацепки.  Мы  знаем,  где  он  нанял  грузовик,  и  хозяин грузовика отлично
запомнил его. Когда мы его схватим, ему не отвертеться.
     - Мы  еще  не  схватили...  -  Беглер умолк на полуслове и жадно впился
глазами  в список. - Эй, шеф! Глядите! - Он передал Террелл у одну страницу,
отчеркнув ногтем нужное место.
     Террелл   прочитал:   "Франклин   Людович,  Мон-Репо,  Песчаная  аллея,
Парадиз-Сити. Лиц. Э Р.С.6678".
     - Чье донесение?
     - Фреда О'Тула.
     - Вызвать его!
     Спустя  двадцать минут в кабинет Террелла явился патрульный Фред О'Тул.
Он был не в форме и, видно, наспех влез в джинсы и напялил летнюю рубаху.
     - Проходите,  Фред,  -  сказал Террелл, указывая на стул. - Извините...
вы, наверное, уже бросили кости на диван.
     - Ничего, сэр, - ответил О'Тул.
     - Садитесь, - произнес Террелл.
     О'Тул робко присел на край стула.
     - Фред...  этот  двухдверный  "бьюик".  Владелец  - Франклин Людович, -
начал Террелл. - Что вы можете сказать о нем?
     - Проследовал  через пост, как указано в донесении, сэр. За рулем сидел
Том Уайтсайд, торговый агент "Дженерал моторз".
     - Сын доктора Уайтсайда?
     - Так  точно,  сэр.  Он  сказал,  что  у  него  случилась поломка, и он
одолжил машину у клиента.
     Террелл с Беглером переглянулись.
     - Вы осмотрели машину, Фред?
     - На  въезде  в  город  нет,  сэр.  Ведь мы проверяли только выезжающие
машины,  но часа через два он вернулся. Сказал, что возвращает машину. Тогда
я проверил ее. Все чисто.
     - Он был один?
     - С женой.
     После  ухода  О'Тула  Террелл  встал  из-за стола. Беглер уже вкладывал
свой  револьвер  в  кобуру.  Потом  он  позвонил  Тэннеру  и  велел передать
Джейкоби и Лепски, чтобы те немедленно вышли на автостоянку.
     Он  отправился  следом за Терреллом на стоянку. Едва сели в полицейскую
машину,  как  по наклонному въезду сбежали Лепски и Джейкоби. Они нырнули на
заднее сиденье, и Беглер тронул машину с места.
     Террелл ввел их в курс дела.
     - Вы  вдвоем  прикроете  нас,  Лепски,  обеспечите  тыл. Глядите в оба!
Всякое может случиться. Действовать будем по обстановке.
     Через десять минут машина остановилась у бунгало Уайтсайдов.
     Террелл и Беглер прошли по дорожке к дому и позвонили.




     Том  Уайтсайд  только что смел землю с садовой дорожки, как вдруг из-за
дома  показался  детектив  второго класса Лепски. Он сразу узнал Лепски. Тот
был  приметной  личностью  в  Парадиз-Сити.  При его появлении у Тома екнуло
сердце.
     Мейски  из  окна  гостиной  видел,  как  подъехала полицейская машина и
Террелл с Беглером направились к дому.
     - Полиция,  - сообщил он Шиле ровным голосом. - Только без паники. Если
вы не наделаете глупостей, все обойдется.
     Его спокойный, уверенный тон подавил в Шиле испуг.
     Когда раздался звонок, Мейски так же спокойно сказал:
     - Откройте. Держитесь легко и непринужденно.
     А  сам,  поглядевшись  мимоходом  в  зеркало  над каминной доской, дабы
убедиться, что парик не съехал на бок, уселся в кресло.
     С замирающим сердцем Шила открыла входную дверь.
     - Миссис Уайтсайд? - спросил Террелл, хотя отлично знал ее.
     - Да,  это  я.  -  Она  заставила  себя  улыбнуться.  -  А  вы, если не
ошибаюсь, начальник полиции Террелл?
     - Да... Мистер Уайтсайд дома?
     - Дома. Он сегодня пришел рано. Неважно себя чувствует...
     Она  провела  Террелла  с  Беглером  в  гостиную. Оба удивились, увидев
покойно  сидящего  в  кресле сухонького седого священника. Мейски с радушной
улыбкой встал им навстречу.
     - Отец  Латимер  из Нового Орлеана, - представила его Шила. - Отец, это
начальник полиции Террелл и... и...
     "Ай да краля!" - подумал Беглер, назвав себя.
     - Да... Ну, присаживайтесь. Я схожу за Томом.
     Она вышла. Мейски пожал руку Терреллу, потом - Беглеру.
     - Рад  познакомиться  с  вами,  -  сказал  он.  -  Я  впервые  в  вашем
прекрасном  городе.  -  Тут его лицо приняло скорбное выражение. - Мне выпал
печальный долг проводить в последний путь мать Шилы.
     Террелл  смущенно  переступил  с ноги на ногу и пробормотал что-то себе
под  нос.  Наступило  молчание.  Потом  в комнату вошел Том и следом - Шила.
Лицо Тома было бледно и покрыто испариной.
     - Здравствуйте, мистер Террелл. Вы... у вас ко мне дело?
     - Говорят, вы хвораете? - спросил Террелл.
     - Отравился, наверное, - ответил Том. - Может, выпьете?
     - Нет,  спасибо... мистер Уайтсайд, тот двухдверный "бьюик", на котором
вы ехали...
     - "Бьюик"? - тупо переспросил Том.
     - Ах, Том... нам не следовало брать его! - воскликнула Шила.
     Том выпучил глаза и торопливо подтвердил:
     - Да... верно.
     Террелл поглядел на Тома, на Шилу, опять на Тома.
     - Мистер  Уайтсайд,  у  нас есть основания предполагать, что эта машина
принадлежит  одному  из  участников ограбления Казино. Не расскажете ли, как
вы оказались в ней?
     Шила театрально ахнула и всплеснула руками.
     - Так  вот почему ее спрятали! - воскликнула она. - Том! А мы ее взяли!
Мы  и  понятия  не  имели!  -  Широко  распахнув  глаза,  она  повернулась к
Терреллу.
     Террелл внимательно посмотрел на нее.
     - Расскажите-ка все с самого начала, - попросил он.
     - Конечно.  Садитесь,  пожалуйста.  - Она плюхнулась в кресло, сверкнув
ляжками  в  расчете  на  Беглера,  и только после этого поправила юбку. - Мы
возвращались  из  отпуска.  Было уже поздно. Том решил срезать путь к нашему
шоссе по проселку, что идет лесом...
     - А  я  ничего и не знаю, - промурлыкал Мейски. - Я только что приехал.
Значит, у вас было ограбление?
     - Простите,  -  строго  произнес  Террелл,  -  я  хочу  послушать,  что
расскажет миссис Уайтсайд.
     - Виноват...  конечно... извините. - Мейски с той же лучезарной улыбкой
откинулся на спинку кресла.
     - Так  вот,  -  сказала  она,  наклонясь  вперед  и уставясь в Террелла
круглыми  глазами,  -  значит,  свернули  мы  на  этот проселок, и тут у нас
сломалась  машина.  Ну,  и  застряли...  кругом лес... начало темнеть. - Она
положила  ногу  на  ногу  -  это  для  Беглера.  "Пусть у этого солдафона, -
подумала  она,  -  мыслишки  крутятся  в  другом  направлении".  Беглер,  от
которого  никогда  не ускользали такие подробности, был в восторге... Что за
ножки!  -  Решили  заночевать  там.  Наутро,  когда  мы  уже  собрались идти
пешком...  - Она смешно скривилась. - Представляете, топать пять миль! И тут
я нашла эту машину.
     - Когда  вы  нашли машину, миссис Уайтсайд, вам не пришло в голову, что
об этом следует сообщить в полицию? - спросил Террелл.
     - Как-то  не  подумала...  И  Том - тоже. Мы беспокоились за туристское
снаряжение,  оставшееся  в  нашей  машине.  Снаряжение-то нам дали взаймы, а
ведь  его  могли  украсть  в  наше  отсутствие.  Оставаться  одна  в  лесу я
отказалась  наотрез...  страшно.  -  Она  помолчала  и взглянула на Беглера,
призывая  его  посочувствовать.  У  того  мелькнуло:  "Попадись ты мне одна,
детка...  желательно  на  необитаемом  острове".  Шила  перевела  взгляд  на
Террелла.  -  Так что мы не подумали. У Тома была отмычка. Мы перенесли свои
пожитки  и  уехали.  Когда  добрались  до  дому, выгрузили багаж, заехали за
новым  насосом  и  вернулись. "Бьюик" мы поставили на то же самое место. Том
заменил насос, и мы поехали домой.
     Террелл  поскреб подбородок. "Похоже на правду", - решил он. Ее рассказ
сходился с донесением О'Тула.
     - В багажник вы заглядывали? - спросил он Тома.
     Том вздрогнул, замешкался, только потом мотнул головой.
     - Да  нет.  Мы...  мы покидали все на заднее сиденье. Нет... в багажник
не заглядывали.
     Террелл поднялся со стула.
     - Должен  просить  вас  показать  место,  где  вы  оставили  "бьюик"...
немедленно.
     - Невероятная  история,  - сказал Мейски. - Правда, я не совсем уловил,
в  чем  тут  суть. - Он обратился к Терреллу: - Инспектор, почему вы решили,
что машину спрятали?
     Террелл  пробурчал  что-то  и шагнул к двери. Этот худосочный священник
успел порядком надоесть ему.
     Из   спальни   вышел   Том.  Его  бледное,  осунувшееся  лицо  насмерть
перепугало Шилу. "Этот болван еще может все испортить", - подумала она.
     - Я готов, мистер Террелл, - произнес Том.
     Шила  подбежала  к  нему  и  поцеловала  в  щеку - Том уже забыл, когда
удостаивался   такой   ласки.  Потом  она,  как  подобает  заботливой  жене,
поправила ему галстук.
     - Не увозите его надолго, мистер Террелл.
     - Мы быстренько, миссис Уайтсайд.
     Террелл  распахнул  входную  дверь  и, пропустив вперед Тома и Беглера,
вышел на садовую дорожку.
     - Ловко разыграно, моя милая. Я и то не смог бы лучше.
     Шила  пропустила слова Мейски мимо ушей. Она открыла бар, плеснула себе
джина и, не разбавляя, выпила залпом.
     - Только  бы  этот  олух  не ляпнул лишнего, - проговорила она скорее в
ответ  на  свои  мысли, чем на слова Мейски, и, хлопнув дверью, уединилась в
спальне.


     - Вон  туда.  По  этой  тропе...  там  я оставил "бьюик", - сказал Том,
когда они доехали до тропы, ведущей на поляну.
     Лепски  прижался  к  обочине. Он, Джейкоби и Беглер высыпали из машины,
выхватив на ходу оружие. Крадучись пошли по тропе.
     С пистолетом в руке вылез из машины Террелл.
     - Останьтесь   здесь,   мистер  Уайтсайд.  Преступник  может  оказаться
поблизости, а он опасен. - И Террелл отправился следом.
     Том  вынул  из  кармана  пачку сигарет. Его так трясло, что он с трудом
прикурил, однако на душе стало спокойнее.
     Едва  ли  не  первое, что сказал Террелл, как только машина тронулась с
места:  "Я  знал  вашего отца... прекрасный человек... Он пользовал Кэрри...
это  моя  жена... она тогда сильно захворала. Вам нечего волноваться. Всякое
бывает".
     Тому  вспомнился  отец.  "Видно,  он был особенным человеком, - подумал
Том,  -  а  мне  это  и  в голову не приходило. Вот когда пожилые люди вроде
Террелла  заводят  о  нем  разговор,  тогда  он  оживает,  а  ведь он всегда
относился  ко мне с душой. Только я был глуп как пробка". Он сделал глубокую
затяжку.  Надо  было  спятить,  чтобы  пойти на поводу у Шилы. Он должен был
сразу  сообщить  в  полицию про коробку в багажнике. Том беспокойно заерзал.
Теперь  поздно.  Но  он  уже  решил. К этим деньгам он не притронется. Пусть
Шила забирает все и выметается!
     Минут  через  десять  к машине подбежал Джейкоби. Он схватил телефонную
трубку и вызвал дежурного по управлению.
     - Пришлите  Хесса и оперативную группу, - велел Джейкоби. - Проселочная
дорога между шоссе на Майами и нашим. Срочно!
     Том выкурил четыре сигареты, пока из леса показался Террелл.
     - Там нет "бьюика", - сообщил он. - Вы точно оставили его на поляне?
     - Да, мистер Террелл, мы оставили его здесь.
     К ним подъехал Хесс со своей оперативной группой.
     - За  дело,  Фред.  Мы  обнаружили его нору, - махнул Террелл в сторону
тропы. - Пусть ваши люди займутся ею. А мы поедем к шоссе.
     Они  сели  в  машину:  Беглер  -  за  руль,  Террелл  -  рядом с Томом.
Промчавшись пять миль, они увидели брошенный "бьюик".
     - Так  вот  где  он,  - вымолвил Террелл. Все вылезли из машины. Беглер
хотел было открыть багажник, но тот оказался запертым. Он обратился к Тому:
     - Вы можете отпереть его?
     Том  едва  не  попался  на  эту удочку, однако в последнюю долю секунды
спохватился и покачал головой.
     - У меня отмычка для замка зажигания, а к багажнику она не подходит.
     Беглер  отошел к полицейскому автомобилю, нашел в ящике с инструментами
монтировку. Вскоре замок был сломан.
     - Пусто,  -  произнес  он и взглянул на Террелла. - Мог еще раз сменить
машину, шеф.
     - Ладно, Джо, возвращаемся в управление.
     Они сели в полицейскую машину и помчались по шоссе.
     - Перед  тем  как  залечь  в  пещере,  Мейски  мог припрятать коробку в
другом  месте, - проговорил Террелл, размышляя вслух. - Не исключено, что он
спрятал коробку, а сам улизнул. Ради такой добычи не грех и обождать.
     - Муторное  это  дело, - вымолвил Беглер. - Где он мог спрятать коробку
такого размера?
     - Да  хотя  бы  в  любом  бюро  находок. Передадим сообщение по радио и
телевидению. Вдруг кто-нибудь запомнил его.
     Слушая  их  разговор,  Том  убеждался, что эти двое даже не подозревают
его  в  причастности  к  пропаже  денег.  Отец,  как всегда, помог ему своей
безупречной  репутацией.  Даже  лежа  в  могиле,  он сумел уберечь сына. Ему
сделалось стыдно.
     Они остановились у его дома.
     - Ну  вот,  мистер  Уайтсайд,  спасибо  за  помощь, - сказал Террелл. -
Больше мы вас не потревожим.


     Полицейская  машина  уехала, и Шила открыла входную дверь. Мейски стоял
на пороге гостиной.
     - Ну? - спросила Шила, когда Том подошел к дверям.
     - Пока все нормально, - бросил он, проходя мимо нее в дом.
     Мейски улыбнулся.
     - А  не  выпить  ли  нам  чаю?  Займитесь-ка  чаем,  моя  милая.  После
потрясений ничто так не успокаивает, как чай.
     Шила, к изумлению Тома, отправилась на кухню.
     - Все  обойдется,  -  произнес  Мейски, усаживаясь в кресло и складывая
ладони   домиком.  Он  расплылся  в  улыбке.  -  У  меня  предчувствие.  Вот
увидите... все обойдется.
     Том  пошел  в  спальню.  Он  сбросил  туфли,  снял  пиджак  и рухнул на
кровать. Его знобило и подташнивало. Он закрыл глаза.
     Спустя  некоторое  время Том услышал, как Шила прошла в гостиную, и там
зазвякали чайные чашки. Потом она спросила:
     - Хочешь чаю?
     Не открывая глаз, он покачал головой.
     - Не трогай меня... Ладно?
     - Подумаешь, герой занюханный. Не раскисай!
     Он  открыл глаза и поглядел на нее. Как он мог испытывать любовь к этой
женщине? Он сел и опустил ноги на пол.
     - Я  требую,  чтобы  ты  убралась  прочь,  как только минует опасность.
Возьмешь  деньги... прихватишь с собой эту мартышку и катись ко всем чертям!
К деньгам я не притронусь!
     Опешив, она уставилась на него, потом расхохоталась.
     - Дешевка  есть  дешевка. Ты, убогий, неужели ты вообразил, что я стану
рыдать? По мне - хоть сию минуту, только бы не видеть твоей образины.
     Мейски  с  удовольствием  выслушал их перебранку. "Что ж, - решил он, -
теперь нужно приглядывать только за шлюшкой".
     - У   вас,  моя  прелесть,  остывает  чай,  -  сказал  он,  когда  Шила
вернулась. - Вы, кажется, о чем-то поспорили?
     - Не ваше дело! - огрызнулась Шила, беря чашку.
     Мейски посмотрел на нее, пожал плечами. Он встал и включил телевизор.
     - Неужели нельзя оставить этот ящик в покое?
     - Конечно,  нельзя.  Сейчас передадут новости. А в нашем положении, моя
прелесть, всегда полезно быть в курсе событий.
     В  середине  программы  новостей  диктор  сказал: "У нас есть несколько
сообщений,  относящихся  к ограблению Казино. Полиция просит служащих банков
и  магазинов  обращать внимание на банкноты достоинством в пятьсот долларов.
Такие  банкноты  можно  принимать  лишь  в  том случае, если фамилия и адрес
человека,  от  которого  они  поступили,  известны  и  записываются  на этих
банкнотах..."
     Шила  выронила  чашку.  Похолодев  от  страха,  она  медленно поставила
блюдце на подоконник.
     Маршалл... часы! Неужели он записал ее фамилию?..
     Мейски  резко обернулся. Он увидел страх на ее лице и тотчас понял, что
она тратила похищенные деньги.
     На  мгновение  он замер с перекошенным от гнева лицом, потом, чувствуя,
как зачастило сердце, медленно встал с кресла.
     - Сука! - сдавленно прошипел он. - Тратила деньги?..
     Шила   отшатнулась,   потрясенная   злобным  выражением  его  сухонькой
мордочки.
     - Нет!
     - Врешь! Тратила!
     Мейски выскочил из комнаты и ворвался в спальню.
     - Поднимайся! Твоя шлюха тратила те деньги! Что она могла купить?
     Мейски  ринулся к комоду и рывком выдвинул верхний ящик. Ящик вывалился
на  пол,  и  Мейски,  не помня себя от ярости и страха, перевернул его вверх
дном.
     Из-под   голубых   трусиков   и   лифчика   выпали   золотые  часики  и
автоматический пистолет.
     - Послушайте,  шеф, - сказал Беглер, усаживаясь, - а вам не приходило в
голову, что Уайтсайды нашли деньги и прикарманили их?
     Террелл отхлебнул кофе и принялся набивать трубку.
     - Только  не  Том Уайтсайд, Джо. Давай все-таки фантазировать в меру. Я
много лет знал его отца... он был святым.
     - Разве святость передается по наследству?
     - Ты  прав, Джо... не передается, конечно, но на него это не похоже. Да
он даже не будет знать, что делать с такой кучей денег.
     - Зато знает его жена.
     Террелл поскреб подбородок и хмуро покосился на Беглера.
     - Нет,  все-таки  не сходится. Наверняка у Мейски была еще одна машина.
Он перенес коробку и уехал из города.
     Беглер отхлебнул кофе и потер кончик своего мясистого носа.
     Террелл, словно прочитав его мысли, сказал:
     - Багажник был закрыт, Джо. Уайтсайды не могли знать, что там деньги.
     Беглер снял телефонную трубку.
     - Чарли? Соедини меня с мистером Локингом из "Дженерал моторз".
     После короткой паузы Беглер заговорил:
     - Мистер   Локинг?   Это   сержант   Беглер  из  полиции.  Извините  за
беспокойство,  но  я хотел бы выяснить у вас одну подробность. В двухдверном
"бьюике"  ключ  от  замка  зажигания  подходит  к багажнику? Спасибо, мистер
Локинг. - Он повесил трубку и взглянул на Террелла.
     - Багажник открывается тем же ключом, шеф.
     - А Уайтсайд сказал, что другим?
     Беглер кивнул.
     - Именно.
     Они  переглянулись,  затем  Террелл отодвинул стул и поднялся. Беглер в
очередной раз вложил револьвер в кобуру, и тут раздался телефонный звонок.
     - Мистер  Террелл,  говорит  Фабиан  из Флоридского банка. К нам только
что  поступил  пятисотдолларовый  банкнот  из ювелирного магазина Эштона. На
нем записана фамилия: миссис Уайтсайд, 1123, Делпонт-авеню.
     - Спасибо,  мистер Фабиан. Будьте любезны, оставьте банкнот для меня. -
Он  положил  трубку  и  обратился  к Беглеру: - Вызови Лепски и Джейкоби. Ты
попал в точку, Джо. Она уже разменяла одну пятисотенную. Поехали.
     - Сейчас  попаду  еще раз, - сказал Беглер. - Тот гном... отец Латимер.
Как-то  не  похоже  на  Уайтсайдов,  чтобы они приютили у себя священника...
сдается мне, это Мейски.
     Террелл невольно ухмыльнулся.
     - С  тобой  невозможно  работать,  Джо,  ты  умнеешь  на глазах. Ну-ка,
поехали.


     Увидев  на  полу  пистолет,  Мейски  нагнулся и схватил его. Том ударил
Мейски  по  руке.  Пистолет  упал  между  ними.  Мейски  с проклятиями снова
нагнулся за пистолетом, но Том ногой отбросил оружие под кровать.
     - Уймитесь! - прикрикнул он.
     Страшная гримаса исказила лицо Мейски.
     - Неужели  ты  думаешь,  я  отпущу  эту  сучку  целой  и  невредимой? -
завизжал  он.  -  Дело  всей  моей  жизни... два с половиной миллиона, и все
прахом из-за ее гнусной жадности! Да я шкуру с нее спущу!
     Он  сунул  свою  крабью клешню в карман и выхватил пистолет, заряженный
кислотой.
     Том  нанес  ему  тяжелый  удар  в  челюсть  и в тот же миг другой рукой
вырвал пистолет.
     У  Мейски  словно  что-то  взорвалось  в  груди.  Он упал. На короткое,
страшное мгновение боль сделалась невыносимой...
     К  дверям спальни подошла Шила. Она посмотрела на тело Мейски, на Тома.
У нее было бледное, непроницаемое лицо.
     - Я  сваливаю,  - процедила она. Ей бросились в глаза золотые часики на
полу, и она подхватила их.
     Том поймал ее руку, вывернул и отобрал часы.
     - Убирайся вон! Часы останутся здесь! Я сдам их в полицию!
     Шила отпрянула, наградив его презрительной улыбкой.
     - Слюнтяй несчастный. Неужели тебя жизнь ничему не научила?
     Повернувшись,   Шила   сделала   несколько   шагов   по   коридору,  но
остановилась.  Она  лихорадочно  соображала. У нее тысяча сто долларов... не
густо.  Интересно,  нет ли денег у старикашки. Она вбежала в другую спальню,
взяла  обшарпанный  чемодан  и  щелкнула  замочками.  Денег  в  чемодане  не
оказалось,  зато  среди  грязных  сорочек  нашлась  баночка  крема  "Диана".
"Господи,  боже  мой,  целых  двадцать  долларов!"  Она  бросила крем в свою
сумочку.
     "Что  ж,  -  подумала  Шила,  -  тысяча  сто  долларов есть, как-нибудь
перебьюсь".
     Она вышла в крошечную прихожую и сняла с вешалки жакет.
     Через  пять  минут  должен  был подойти автобус. Только бы добраться до
Майами. А уж там она заметет следы.
     Она оглянулась на Тома, стоявшего на пороге спальни.
     - Я ухожу... пока, дешевка, спасибо за нищенскую жизнь.
     - Он умер, - вымолвил Том. - Ты слышишь? Умер!
     - А  мне  что  прикажешь  делать...  хоронить  его?  -  ответила Шила и
выскочила на садовую дорожку.
     То  бегом, то быстрым шагом она заспешила к автобусной остановке, унося
в сумочке свою смерть.

Популярность: 27, Last-modified: Thu, 02 Oct 2003 23:43:08 GMT