_______________________________

     Raymond Chandler. Guns at Cyrano's [1936]
     OCR & Spellcheck - Ostashko
     _______________________________




     Тед  Малверн  любил  дождь. Он любил его  шум,  его запах. Тед вышел из
своего  автомобиля и некоторое время стоял у бокового  входа в "Каронделет".
Поднятый воротник голубого замшевого пальто щекотал уши, руки Малверн держал
в карманах,  из  угла  рта свисала сигарета.  Он прошел мимо парикмахерской,
аптеки и парфюмерного киоска с  рядами  разноцветных флаконов, выстроенными,
как оркестр в финале мюзикла на Бродвее.
     Тед Малверн обогнул колонну с золотыми прожилками и вошел в лифт.
     - Привет, Альберт. Отличный дождь. Девятый. Стройный,  усталый  юноша в
светло-синей с серебром форме и белых перчатках закрыл двери и воскликнул:
     -  Господи!  Неужели  вы думаете,  мистер Малверн, что я не знаю вашего
этажа?
     Парень поднял кабину на девятый этаж, не глядя на сигнальный указатель,
открыл осторожно двери, затем неожиданно прислонился к стене и закрыл глаза.
     Малверн  задержался  в  дверях  и  бросил  на  лифтера  быстрый  взгляд
блестящих карих глаз.
     - В чем дело, Альберт? Заболел?
     На лице юноши появилась слабая улыбка.
     -  Вторую  смену  работаю.  Корки  приболел, у него  вскочил  фурункул.
Наверное, это у меня от слабого завтрака.
     Высокий  кареглазый  мужчина вытащил из  кармана  скомканную бумажку  и
сунул парню  под нос. Глаза  Альберта расширились, и он рывком  оторвался от
стены.
     - Мистер Малверн, я не имел в виду...
     -  Брось, Альберт. Что такое пятерка, если мы приятели? Лучше купи себе
что-нибудь поесть.
     Тед Малверн вышел из лифта и направился по коридору.
     - Мальчишка...- прошептал он.
     Неожиданно из-за  угла  выскочил  человек  и чуть  не  сбил его с  ног.
Бегущий мужчина запрыгнул в лифт и закричал:
     - Быстрее вниз!
     Малверн успел  заметить  под низко надвинутой мокрой шляпой белое лицо,
близко посаженные  черные  глаза. В пустых  глазах  застыл  странный взгляд,
который он не раз встречал у сильно обкуренных наркоманов.
     Лифт камнем упал вниз.  Малверн долго смотрел на место, где только  что
стояла кабина, затем повернул за угол.
     В  открытой  двери  914-го  номера  лежала девушка в  роскошной  пижаме
стального  цвета.  Она  лежала  на боку, положив щеку  на ковровую  дорожку.
Густые белокурые волосы  были  завиты  с такой  тщательностью, что  ни  один
волосок  не выбивался из прически. У  Теда сложилось  впечатление,  что  эта
молодая, очень хорошенькая женщина жива.
     Он потрогал еще теплую щеку, аккуратно приподнял волосы и посмотрел  на
ушиб.
     - Оглушили,- прошептал Тед Малверн и поджал губы.
     Мужчина подхватил девушку, пронес ее через маленькую прихожую и положил
на большой велюровый диван, стоящий рядом с газовым камином.
     Блондинка  лежала  неподвижно, не  открывая  глаз.  Под макияжем  начал
проступать синюшный оттенок.  Малверн закрыл  входную дверь,  оглядел номер,
затем  вернулся  в  прихожую,  поднял  с  пола  семизарядный  автоматический
пистолет 22-го  калибра с костяной  ручкой,  который тускло  мерцал  на фоне
плинтуса. Понюхал дуло, сунул в карман и вернулся к девушке.
     Вытащив  из внутреннего  кармана  большую  серебряную фляжку и открутив
крышку, Малверн открыл рот незнакомки и  влил немного виски между маленькими
белыми  зубами. Девушка  закашлялась. Ее  голова сорвалась  с  руки Теда,  а
глубокие голубые с красноватым оттенком глаза чуть раскрылись.
     Тед Малверн  закурил  сигарету и принялся наблюдать за блондинкой.  Она
пошевелилась и через некоторое время прошептала:
     - Мне понравилось  ваше виски.  Можно еще немного?  Тед нашел в  ванной
стакан и налил виски. Девушка очень  медленно села, дотронулась до головы  и
застонала. Взяла  стакан и опрокинула в себя виски натренированным движением
кисти.
     - Хорошее  виски,- заметила  она.-  Кто вы?  Блондинка говорила  низким
мягким голосом, который понравился Малверну. Он ответил:
     - Тед Малверн. Я живу в 937-м.
     - Я... у меня, наверное, закружилась голова.
     - Угу. Вас оглушили, ангел.- Его блестящие глаза внимательно следили за
пострадавшей, в углах губ появилась улыбка.
     Глаза девушки расширились, и их заволокла защитная пелена.
     - Я  видел  того человека,-  объяснил  Малверн.- У него был  вид парня,
который по уши нанюхался кокаина. Кстати, вот ваш пистолет.
     Он протянул оружие.
     -  Наверное,  мне   следовало  бы   придумать  какую-нибудь  постельную
историю,- медленно произнесла блондинка.
     - Только не для меня. Если вы попали в переделку, я  мог бы помочь. Все
зависело бы от обстоятельств.
     - Каких обстоятельств? - резко и холодно переспросила девушка.
     - Ну, например, от того, в какую игру вы играете,- мягко ответил Тед Он
вытащил обойму и взглянул  на верхний патрон.- Медно-никелевый. Я смотрю, вы
разбираетесь в оружии, ангел.
     - Почему вы называете меня ангелом?
     - Я не знаю, как вас зовут.
     Тед  Малверн  улыбнулся,  подошел к  столу, стоящему у  окна, и положил
пистолет. На столе  стояла кожаная рамка с двумя фотографиями.  Тед случайно
скользнул  по  ним взглядом,  и  тут  его  глаза  сузились.  Он  смотрел  на
очаровательную смуглую женщину и худощавого  мужчину со  светлыми волосами и
холодными  глазами.  Высокий,  тугой  воротничок,  широкий  галстук  и узкие
лацканы говорили, что снимок сделан много лет назад.  Внимание Теда Малверна
привлек мужчина.
     - Я Джин Адриан,- раздался голос за спиной.- Я выступаю в "Сирано".
     -  Я  неплохо  знаю  Бенни  Сирано,-   Малверн  продолжал  разглядывать
фотографию.- Ваши родители?
     Он  повернулся  и взглянул на  Джин  Адриан.  Девушка медленно  подняла
голову. В бездонных голубых глазах мелькнуло что-то, похожее на страх.
     - Да. Они давно умерли,- ответила она печально.- Следующий вопрос?
     Он быстро вернулся к дивану и оказался перед блондинкой.
     -  О'кей,-  не без ехидства согласился Малверн,- Да, я любопытен.  Ну и
что? Это  мой  город. Мой отец,  старик Маркус Малверн, Друг  Народа, правил
здесь. Это мой отель - я владею частью акций. Тот нанюхавшийся тип показался
мне настоящим убийцей. Почему бы мне и не захотелось помочь?
     Блондинка лениво взглянула на него.
     - Мне все еще нравится ваше виски. Можно?..
     -  Пейте из  горлышка, ангел. Так  оно быстрее попадет внутрь,- фыркнул
Тед Малверн.
     Девушка неожиданно вскочила. Ее лицо слегка побледнело.
     - Вы говорите со мной, как с мошенницей,- почти вскричала Джин Адриан.-
Ладно, если хотите, я расскажу. Моему другу-боксеру  несколько раз угрожали.
Они хотят, чтобы он проиграл бой.  На этот раз попытались заставить его лечь
через меня. Удовлетворены хоть немного?
     Малверн взял со стула шляпу и потушил  в пепельнице окурок. Он спокойно
кивнул и сказал слегка изменившимся голосом:
     - Извините.
     Тед направился к двери. -
     Когда он прошел полкомнаты, за спиной раздался хохоток.
     - У  вас  ужасный  характер. И вы забыли фляжку,-  негромко проговорила
Джин.
     Малверн  вернулся  и взял  фляжку.  Затем внезапно  нагнулся, приподнял
подбородок Джин Адриан и поцеловал в губы.
     - Идите к черту, ангел. Вы мне нравитесь,- тихо произнес он.
     Тед Малверн  вышел  из  номера. Девушка  дотронулась пальцем  до  губ и
медленно их потерла. На ее лице появилась робкая улыбка.



     Тони Аскота,  старший  среди  обслуживающего персонала  гостиницы,  был
смуглым  и  стройным"  как девушка,  парнем  с маленькими  изящными  руками,
бархатными глазами и небольшим твердым ртом. Он стоял в дверях и говорил:
     - Седьмой  ряд - лучшее,  что мне удалось достать, мистер Малверн. Этот
Дикон Вера не так уж плох, а Дьюк Тарго считается вторым в полутяжелом.
     - Входи, Тони,  выпьем,-  пригласил  Тед  Малверн. Он подошел к  окну и
принялся разглядывать дождь.
     - Только немного, мистер Малверн.
     Смуглый юноша поднял  бутылку  на  свет, аккуратно налил  и  тихо  взял
длинной ложкой  лед.  Он  поставил  бутылку  на поднос,  стоящий на  столе -
имитации  шератоновского,  и  принялся  отхлебывать,  улыбаясь  и  показывая
маленькие белые зубы.
     - Тарго силен,  мистер  Малверн.  Он  быстр,  умен,  одинаково  здорово
работает обеими руками. У парня есть характер, он еще никогда не отступал.
     -  Пока  ему  приходилось  встречаться  с  разными   лодырями,  которых
скармливают парню, - растягивая слова, произнес Тед Малверн.
     -  Да, Дьюку  еще  не  приходилось встречаться  с сильными  боксерами,-
согласился Тони.
     За окном барабанил дождь. Большие капли разбивались о стекло и  стекали
вниз крошечными волнами.

     - И все-таки он ни  на что не годный бездельник,-  заметил Малверн.- Он
кое-что умеет, и он красив, но все равно, он никчемный человек.
     - Жаль, что  я не увижу бой,- глубоко вздохнул  Тони Аскота.- А ведь  у
меня сегодня выходной.
     Малверн  медленно  отвернулся от  окна, подошел  к столу и  смешал себе
коктейль. На его щеках появились два темно-красных пятна. Он устало спросил:
     - Что же тебе мешает?
     - Ужасно раскалывается голова.
     - Опять ты на мели? - почти прорычал Малверн.
     Юноша искоса посмотрел из-под длинных ресниц и ничего не сказал.
     Тед сжал и разжал левую руку. Его взгляд стал угрюмым.
     - Попроси старину Теда,- вздохнул он.- У него бабок куры не клюют. И он
мягок, как тряпка. Просто попроси Теда и все. О'кей, Тони, отвези этот билет
и достань пару, но рядом.
     Тед  Малверн  вытащил   банкноту.  На  лице  Тони  появилось  обиженное
выражение.
     - О, мистер Малверн. Я вовсе не...
     - Брось! Какие могут быть  счеты между  приятелями! Возьми два билета и
не забудь о своей девчонке. Я не пойду. Пусть этот Тарго катится к черту!
     Тони Аскота взял деньги. Несколько секунд он осторожно  смотрел на Теда
Малверна, затем очень тихо произнес:
     - Я бы предпочел пойти с вами, мистер Малверн. Кстати, Тарго посылает в
нокаут не только на ринге. У него есть такая блондиночка, прямо персик. Мисс
Адриан из 914-го.
     Малверн напрягся. Он медленно поставил стакан.
     - Все равно он никуда  не годится, Тони,- с  легкой хрипотой проговорил
он.- О'кей, встретимся в семь. Потом поужинаем.
     - Здорово, мистер Малверн!
     Тони Аскота тихо вышел, бесшумно закрыв входную дверь.
     Тед Малверн долго гладил кончиками  пальцев поверхность стола и смотрел
на пол. Затем угрюмо проговорил:
     - Тед Малверн, самый большой кретин во всей Америке, который заигрывает
с прислугой и жалеет заблудших девок.
     Допил коктейль, взглянул на часы, надел шляпу и голубое  пальто и вышел
из номера. У 914-го остановился, поднял было руку, чтобы постучать, но так и
не коснулся двери.
     Теди медленно пошел к лифту, спустился вниз и вышел на улицу.


     Редакция газеты  "Трибюн" находилась на углу Четвертой и  Спринт-стрит.
Малверн  оставил  машину  за углом, вошел в здание  через  служебный вход  и
поднялся на четвертый этаж  на  рахитичном лифте.  Изо  рта  старика-лифтера
торчал потухший окурок, в руках он держал скрученный журнал.
     На  четвертом  этаже  на большой  двустворчатой двери  висела  табличка
"Отдел  городских новостей".  За маленьким столом с переговорным устройством
сидел еще один старик.
     Тед Малверн постучал по столу и заявил:
     - Мне нужен Адамc. Я Тед Малверн.
     Старик что-то буркнул в ящик и кивнул головой.
     Малверн вошел  в  большую  комнату, прошел мимо полукруглого  стола, за
которым  принимают  материалы  в очередной  номер, миновал  ряд  столов, где
грохотали пишущие машинки.  В дальнем конце комнаты  бездельничал долговязый
рыжий  мужчина, задрав ноги на ящик стола и положив  голову на спинку опасно
наклонившегося   вращающегося  стула.   Изо  рта   торчала  большая  трубка,
направленная прямо в потолок.
     Когда  Малверн  подошел,  Адамc  опустил глаза,  не  пошевелив при этом
никакой другой частью тела, и сказал, не вынимая трубки:
     - Привет, Тедди. Как живется богатому бездельнику?
     - А как насчет того, чтобы посмотреть твои подшивки о Кортвее, сенаторе
Джоне Мейерсоне Кортвее?
     Адамc опустил ноги на пол. Схватившись за край стола, поднялся, вытащил
трубку изо рта и сплюнул в мусорную корзину.
     -  Об  этой  старой сосульке?  Тоже мне знаменитость.  Пошли, дядя,-  и
репортер двинулся в дальний угол.
     Они  прошли  вдоль другого  ряда  столов,  мимо толстухи с  размазанным
макияжем, которая что-то печатала и смеялась при этом.
     Вошли  в большую  комнату, заполненную рядами  шестифутовых  стеллажей.
Кое-где можно было видеть маленький стол и стул.
     Адамc изучил подписи на стеллажах и вытащил нужную папку.
     - Устраивайся. В чем дело?
     Малверн сел  за стол  и принялся  перелистывать толстую пачку подшивок.
Все  они  были скучными политическими  статьями  и  находились не на  первой
полосе. Сенатор Кортвей  сказал то-то и то-то по такому-то вопросу, выступал
на таком-то митинге, ездил туда-то и туда-то и прочая скукота.
     Тед Малверн смотрел на несколько вырезанных из  газет фотографий худого
седого мужчины с непроницаемым строгим  лицом,  глубокими темными глазами, в
которых отсутствовали и свет, и тепло. Через несколько минут он спросил:
     - У тебя нет фотографии, которую я мог бы прихватить с собой?
     Адамc вздохнул, потянулся и исчез за стеллажами.
     Журналист вернулся с блестящей узкой черно-белой фотографией. Он бросил
ее на стол.
     -  Можешь  оставить  ее  себе. У нас  их десятки. Этот парень,  похоже,
вечный. Автограф не нужен?
     Тед Малверн долго изучал снимок, сузив глаза.
     -  Отлично,-  медленно  произнес  Тед.-  Не  знаешь,   был  ли  Кортвей
когда-нибудь женат?
     -  Нет,  не  был.  По крайней  мере  с тех  пор,  как я перестал носить
пеленки,- проворчал Адамc.- По-моему,  он всегда был холостяком. Слушай, что
за тайна, черт побери!
     Тед Малверн  медленно улыбнулся. Вытащил  фляжку и  поставил ее на стол
рядом с папкой. Лица Адамса повеселело, и он протянул длинную руку.
     - Значит, у него не было детей,- задумчиво сказал Тед.
     - Если  я хоть что-то понимаю  в людях,-  усмехнулся репортер,- то нет.
Это между нами, конечно.
     Адамc сделал несколько больших глотков, вытер губы и опять приложился к
фляжке.
     - Очень смешно,- заметил Малверн.- Сделай еще три глотка  и забудь, что
ты меня видел.



     Толстяк приблизил свое лицо к лицу Теда Малверна н, сопя, спросил:
     - Думаешь, все подстроено, сосед?
     - Угу. Победителем будет Вера.
     - На сколько хочешь поспорить?
     - А сколько у тебя есть?
     - Пять сотенных, я не прочь их удвоить,
     -  Придется отобрать  их у  Теда,- монотонно произнес Малверн, не сводя
глаз с затылка блондинки, сидящей рядом  с рингом. Под блестящими, тщательно
завитыми волосами  виднелась белая накидка с белым мехом. Тед не мог увидеть
лица, но в этом и не было необходимости - он и так знал, кто это.
     Толстяк  подмигнул  и  вытащил толстый  бумажник.  Положив  на  колено,
отсчитал десять  пятидесятидолларовых  бумажек, скрутил в  трубку и  спрятал
бумажник в карман.
     - По рукам, парень? - просопел он.- Но сначала покажи свои.
     Малверн оторвал взгляд от Джин Ардиан и  достал плоскую пачку новеньких
стодолларовык купюр. Затем отделил пять штук.
     - Вот это да,- одобрительно воскликнул толстяк.  Он опять придвинулся к
Теду.- Я Скитс О'Нил. Надеюсь, ты не смоешься?
     Малверн очень медленно улыбнулся и сунул деньги в руку соседа.
     -  Пусть  они побудут у тебя. Скитс. Я Тед Малверн, сын старика Маркуса
Малверна. Учти, я стреляю быстрее, чем ты можешь бегать.
     Толстяк с шумом  выдохнул  и откинулся на сшшку сидения. Тони Аскота не
отводил  мягких  гяаз  от денег в  пухлой руке Скитса  О'Нила. Наконец юноша
облизнул губы и смущенно улыбнулся.
     - Можете забыть об этих бабках,  мистер Малверн,- прошептал он. Если...
если только вы чего-то не знаете...
     - Я знаю достаточно, чтобы рискнуть пятью сотнями,- проворчал Малверн.
     Первые пять раундов  не принесли преимущества  ни  одному  из боксеров.
Дьюк  Тарго,  рослый блондин,  и  не  пытался вести  активные  действия. Его
противник, смуглый Дикон Вера, обладал длинными руками, испорченными зубами,
бесформенными ушами и внушительными мышцами, но не умел делать ничего, кроме
грубого  клинча и мощнейшего свинга, который  начинался чуть ли не  с пола и
который никогда не попадал  в цель. Пока  поляка хватало только на то, чтобы
сдерживать  Тарго. Болельщикам не  нравился  бой, и свое  неудовольствие они
вымещали на Тарго.
     Когда с ринга убрали табуреты, красавец Дьюк слегка улыбнулся девушке в
белой накидке. На Дьюке  Тарго не было ни  единой царапины,  только на левом
плече виднелась кровь из разбитого носа Веры.
     Раздался гонг. Вера бросился через ринг и нанес хук.
     Тарго упал на канаты, отлетел обратно и вошел в клинч.
     Тед Малверн спокойно улыбнулся в темноте.
     Рефери  легко  развел боксеров.  Вера  попытался выполнить апперкот, но
промахнулся. С минуту противники обменивались ударами под звуки доносившейся
с галереи музыки.
     Затем Дикон Вера,  как  обычно, почти с пола начал свой коронный свинг.
Тарго как будто ждал удара со странной напряженной  улыбкой. Девушка в белой
накидке внезапно встала.
     Свинг  поляка   едва  задел  челюсть  Дьюка  Тарго,  который  почти  не
шелохнулся.  Длинный  правый  Тарго  угодил Вере  прямо над глазом.  За  ним
последовал левый  хук в челюсть и  сразу  же  правый кросс, который пришелся
опять в челюсть.
     Смуглый боксер  опустился на колени, затем  рухнул на  пол, поджав  под
себя руки. Пока рефери вел счет, в зале стоял рев и свист.
     Толстяк с трудом поднялся и широко улыбнулся.
     - Ну как тебе это понравилось, приятель? - поинтересовался он.- Все еще
думаешь, что это договорной бой?
     - Да,  просто  что-то  не  сработало,-  ответил  Тед  Малверн  таким же
монотонным голосом, каким читают по радио полицейские сводки.

     - Пока, приятель,- попрощался О'Нил.- Заходи почаще.
     Переступая через  ноги Малверна, он игриво  пнул  лодыжку Теда. Малверн
неподвижно следил, как пустеет зал.  Боксеры с секундантами уже спустились с
ринга.  Девушка в белой накидке тоже исчезла в толпе. Свет погас,  и похожий
на амбар зал сразу же превратился в дешевый и грязный сарай.
     Рядом беспокойно ерзал Тони Аскота, наблюдающий за мужчиной в полосатом
комбинезоне, который собирал оставленные зрителями газеты.


     Неожиданно Тед Малверн встал и сказал:
     - Я собираюсь поговорить с этим кретином, Тонн. Подожди меня в машине.
     Он  быстро прошел  в  фойе сквозь поредевшую толпу зрителей.  За  серой
дверью  с табличкой "Посторонним вход воспрещен" находилась  еще  одна точно
такая  же  дверь. Перед  ней  стоял  полицейский в выцветшем  и расстегнутом
кителе с бутылкой пива в одной руке и хэмбаргером в другой.
     Малверн  показал лицензию частного  детектива, и фараон, мирно икнув  и
даже  не  взглянув  на нее,  освободил  дорогу.  В узком коридоре находились
пронумерованные  двери,  из-за которых  раздавался  шум.  На четвертой слева
двери висела табличка "Дьюк Тарго".
     Малверн открыл ее и сразу окунулся в громкий шум льющейся воды. В узкой
пустой комнате на краю массажного стола, на котором была  разбросана одежда,
сидел мужчина в белом свитере. Тед узнал в нем главного секунданта Тарго.
     - Где Дьюк? - спросил Малверн.
     Человек в свитере показал  большим пальцем туда, откуда  раздавался шум
душа.
     В этот момент в дверь ввалился высокий мужчина с  кудрявыми, уже сильно
поседевшими, влажными волосами и подошел, пошатываясь, почти вплотную к Теду
Малверну.  В  руке  он держал  высокий  стакан. Налитые  кровью глаза  пьяно
блестели, рот все время кривился в глупой улыбке.
     - Вали отсюда, парень,- прохрипел незнакомец.
     Малверн  спокойно  закрыл  за ним  дверь,  прислонился к  ней  и  начал
доставать  из  внутреннего  кармана  пиджака  портсигар,  даже не  глядя  на
кудрявого пьянчугу,
     Незнакомец быстро  сунул  свободную правую  руку за  пазуху и мгновенно
выдернул.  На фоне светлого костюма тускло сверкал голубоватый револьвер. От
резкого движения из стакана пролилось виски.
     - Без глупостей! - рявкнул кудрявый мужчина.
     Тед Малверн очень медленно достал  портсигар  и  сунул в  рот сигарету.
Слегка дрожащий револьвер почти касался его  груди, левая рука незнакомца со
стаканом ритмично вздрагивала.
     -  Ого,-   небрежно  произнес   Малверн.-  Похоже,  ты  нарываешься  на
неприятности.
     Секундант  встал  и  замер,  не  сводя  глаз  с   револьвера.  Кудрявый
прохрипел:
     - Неприятности нам по душе. Обыщи его, Майк.
     - Я не хочу вмешиваться в это, Шенвер,-  возразил Майк.- Ради бога,  не
горячись. Ты же пьян, как сапожник.
     - Можете меня обыскать. Я не возражаю,- заявил Малверн.- Я безоружен.
     - Нет уж, я пас,- возразил человек в свитере.- Это телохранитель Дьюка.
     - Конечно,- согласился Шенвер.- Конечно, я пьян, и он глупо захихикал.
     - Вы друг Дьюка? - спросил Майк.
     - У меня есть для него кое-какие сведения,- ответил Тед.
     - О чем? Мелверн промолчал.
     - О'кей,- секундант  в белом свитере лишь пожал плечами.- Не хотите, не
говорите.
     - Знаешь что, Майк? - внезапно разъярился Шенвер.- Кажется... требуется
мое вмешательство. Конечно, черт побери! Этот тип, наверняка, мошенник. А вы
не  сыщик  случайно,  мистер?  -  и  кудрявый телохранитель  ткнул  Малверна
револьвером в живот.
     -  Угадал,-  буркнул  Тед  Малверн.-  И  держи  свою  пушку  поближе  к
собственному брюху. Шенвер слегка ухмыльнулся.
     - В чем дело, Майк? Ты что-нибудь понимаешь? Он ищейка. Да, придется им
заняться.
     - Опусти пугач, парень,- с отвращением сказал Майк,
     Пьяный телохранитель обернулся.
     - Но я ведь должен его защищать,- почти жалобно сказал он.
     В  этот  миг  Тед  Малверн,  как  бы ненароком,  ударил  по  револьверу
портсигаром. Шенвер  резко повернулся. Кареглазый детектив скользнул к нему,
нанес сильный удар в  живот, отведя револьвер в сторону.  Шенвер хватил ртом
воздух и залил пальто Малверна коктейлем.  Стакан  с грохотом  упал на пол и
разбился вдребезги. Голубой  револьвер отлетел в угол,  и секундант бросился
за ним.
     Незаметно шум душа прекратился, и в комнату вошел светловолосый молодой
человек,  яростно  растирающийся  полотенцем.  Открыв рот,  он  уставился на
живописную картину.
     -  Мне  это все надоело,- объявил Тед Малверн  и нанес Шенверу  сильный
правый в челюсть.
     Кудрявый телохранитель врезался в стену, соскользнул вниз и замер, сидя
на полу.
     Майк уже успел схватить револьвер. Он напрягся, наблюдая за Малверном.
     Пока  Тарго медленно закрывал большой красивый рот, Тед Малверн вытащил
платок и  вытер  пальто.  Закрыв рот,  боксер  начал растирать грудь.  Через
минуту он спросил:
     - Кто вы такой, черт побери?
     - Малверн, частный детектив. Думаю, вам нужна помощь.
     Тарго слегка покраснел.
     - Для чего?
     - Я слышал, что вы  сегодня должны были лечь, и, по-моему, вы пытались.
Однако Вера оказался слишком паршивым боксером,  и поэтому у вас  ничего  не
получилось. А это значит, что вы, Тарго, влипли.
     - За  такие  разговоры  можно  лишиться  всех  зубов,-  очень  медленно
произнес Дьюк Тарго.
     На мгновение в комнате воцарилась тишина. Пьяный телохранитель сидел на
полу и мигал. Несколько раз он попытался безуспешно подняться и опять замер.
     -  Бенни Сирано мой приятель,- спокойно добавил Тед  Малверн.-  Ведь он
ваш покровитель, не так ли?
     Секундант Майк хрипло рассмеялся. Он вытащил патроны и бросил револьвер
на пол. Затем вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
     Тарго  посмотрел на закрытую дверь и опять уставился на Малверна. После
небольшой паузы медленно спросил:
     - Что вы слышали?
     - Ваша подруга, Джин Адриан, живет в моем отеле на одном со мной этаже.
Сегодня днем ее оглушил какой-то бандит. Я как раз был рядом и видел, как он
убегал. Девушка немного рассказала мне, в чем дело.
     Тарго напялил нижнее белье,  носки,  туфли. Вытащил из  шкафчика черную
атласную рубашку, надел и сказал:
     - Мне она ничего не сказала.
     - Естественно... перед боем. Боксер слегка кивнул.
     -  Если вы знаете Бенни, с вами, значит,  все в  порядке. Да, я получил
несколько угроз. Может, это  все ерунда,  а может, какой-нибудь гангстер  со
Спринг-стрит  придумал  способ  легко заработать  бабки.  Я дрался  так, как
хотел. А теперь, мистер, можете подышать свежим воздухом.
     Боксер натянул черные брюки  с высокой талией и  завязал белый галстук.
Наряд закончил белый пиджак из саржи, украшенный черным галуном. Из кармашка
торчали три уголка черно-белого платка.
     Тед Малверн наблюдал  за процессом одевания. Он немного  приблизился  к
стене и посмотрел на пьяного телохранителя.
     -  О'кей,-  наконец  произнес  частный  детектив.-  Вижу,  у  вас  есть
телохранитель.  А это  как  раз то, что  я  собирался  предложить. Извините,
пожалуйста.
     Тед Малверн тихо закрыл за собой дверь. Выбрался на улицу  и  пошел под
дождем к большой стоянке, на которой оставил автомобиль.
     Мигнули фары,  и машина  подъехала  к  Малверну. За  рулем  сидел  Тони
Аскота.
     - Давай выпьем, Тони. Поехали к "Сирано".
     - Здорово! Мисс Адриан как раз  там выступает. Помните, та блондинка, о
которой я говорил?
     - Угу,- буркнул Малверн,- Я поговорил с  Тарго. Сам мне  он понравился,
но от его одежды я в ужасе.



     Гус  Нейшекер весил  двести фунтов.  У него были  очень красные щеки  и
тонкие изящные брови, словно с китайской вазы. На лацкане широкого вечернего
пиджака  была  приколота  красная  гвоздика.  Наблюдая за тем,  как  старший
официант  рассаживает  компанию  гостей, Нейшекер  постоянно  нюхал  цветок.
Увидев, как  Тед Малверн и Тони Аскота вошли  в  зал через арочный свод, Гус
улыбнулся и направился к ним с протянутой рукой.
     - Как дела, Тед? С компанией?
     -  Нет, мы вдвоем,- ответил Малверн.- Познакомься  с  мистером Аскотой.
Гус Нейшекер, управляющий этим рестораном.
     Нейшекер, не глядя на Тони, пожал ему руку.
     - Так, так. В последний раз, когда ты к нам заглядывал...
     -  Она   уехала,-   прервал  его  Тед   Малверн.-  Мы   сядем  рядом  с
танцплощадкой, но не очень близко. Мы не танцуем.
     Гус Нейшекер  выхватил у старшего официанта меню, провел гостей по пяти
малиновым ступенькам мимо столиков.
     Обогнув  овальную танцплощадку,  они  уселись. Тед  заказал хайболлы  с
хлебным виски и  денверские  сэндвичи.  Нейшекер передал заказ  официанту  и
уселся  за столик.  Он  вытащил карандаш  и принялся  рисовать на внутренней
стороне бумажных спичек треугольники.
     - Видел бой? - беззаботно спросил управляющий.
     - Разве это был бой?
     - Бенни разговаривал с Дьюком,- снисходительно улыбнулся Гус Нейшекер.-
Говорят, ты в курсе. Внезапно Гус подозрительно покосился на Тони.
     - Тони свой парень,- заверил Малверн.
     -  Окажи нам  услугу, Тед. Не рассказывай об этом  никому. Бенни  любит
этого мальчика.  Он  не позволит,  чтобы  с ним  что-нибудь случилось. Бенни
защитит его, по-настоящему защитит, если он считает все эти угрозы не шуткой
какого-нибудь кретина. Бенни всегда покровительствует только одному боксеру,
и поэтому он выбирает их чертовски тщательно.
     Малверн закурил, выпустил из угла рта облако дыма и спокойно сказал:
     - Это не мое дело, но помяни мое слово - здесь что-то  нечисто. У  меня
нюх на такие дела.
     Гус  Нейшекер  с минуту  разглядывал частного  детектива,  потом  пожал
плечами.
     -  Может, ты  и прав,- управляющий внезапно встал и отошел  от столика.
Время от времени он улыбался знакомым и перебрасывался с ними парой слов.
     Глаза Тони Аскоты сияли.

     - Мистер Малверн, вы думаете, что угрозы были серьезными?
     Малверн молча кивнул.  Официант  принес коктейли  и  сэндвичи  и  ушел.
Оркестр,  находившийся  в  конце  овальной  танцевальной  площадки, испустил
длинный   аккорд,   и  на  сцену  выскользнул  прилизанный   и   улыбающийся
конферансье.  Началось  варьете.  Под  дождем  разноцветных  огней  на сцену
выскочили полуголые девицы  и,  выстроившись в одну линию, начали  синхронно
извиваться. Мелькали  голые  ноги, на фоне  белых,  обнаженных  тел  темнели
пупки.
     Затем  крутая рыжая певица  спела крутую песню голосом,  которым  можно
было пилить дрова. После нее вернулись  танцовщицы, надевшие черные бикини и
шелковые шляпы, и станцевали тот же танец, только показывая обнаженные части
тела под несколько другим углом.
     Музыка стала  спокойнее,  и  на  сцену  вышла  высокая мулатка. Зажегся
янтарный свет,  и она спела что-то очень далекое и несчастное голосом, таким
же экзотическим, как старинная слоновая кость.
     Малверн  отхлебнул из  стакана и начал жевать сэндвич.  Рядом в тусклом
свете темнело молодое лицо Тони Аскоты.
     Сентиментальная  певица покинула  сцену,  и после небольшой  паузы  все
люстры в ресторане погасли. Остались гореть лампы, освещающие оркестр и ряды
кабин, находившихся за столиками в глубине зала.
     В темноте раздались пронзительные крики. Высоко под потолком  вспыхнуло
белое пятно,  опустившееся  затем на  лестницу,  ведущую на  сцену. В  свете
отражались  мелово-белые лица  посетителей. По всему залу краснели светлячки
сигарет. После  небольшой паузы  на лестнице появились четыре высоких негра,
которые несли на плечах белый саркофаг с мумией. Шагая в ногу, они  медленно
спускались  по ступенькам. На неграх  были белые  египетские головные уборы,
белые  кожаные набедренные  повязки  и  белые  сандалии,  зашнурованные  под
коленями. Под белым  светом блестела черная  гладкая кожа, как черный мрамор
под лунным светом.
     Они дошли до центра  танцплощадки и начали медленно опускать ящик, пока
крышка  не упала.  Затем  белая, вся закутанная  фигура наклонилась вперед и
медленно выпала из саркофага, как последний лист  слетает с мертвого дерева.
Закутанная в  белый  саван фигура  словно  поплыла  по  воздуху,  вдруг  под
громовую дробь барабанов нырнула вниз.
     Свет  погас,  затем вновь включился.  Белая  мумия уже стояла на  полу,
быстро  вращаясь.  Один из  негров  крутился в противоположном  направлении,
держась за саван. Наконец  белая материя  упала и глазам зрителей  предстала
одетая в разукрашенные одежды гибкая женская фигура.  Она взлетела в воздух.
Ее  поймали  негры  и  начали  быстро  передавать друг  другу,  как  опытные
защитники в бейсболе мяч.
     Музыка плавно  перешла  в вальс. Девушка медленно и грациозно танцевала
вокруг четырех темных  фигур,  словно среди  четырех  столбов,  сделанных из
черного дерева. Танцовщица  двигалась почти вплотную к партнерам,  но так ни
разу и не коснулась их.
     Номер  закончился.  Аплодисменты  накатывались  густыми  волнами. Погас
свет, и  снова наступила темнота. Затем зажглись все люстры, но  сцена  была
уже пуста.
     - Вот это  да!  -  восхищенно  вздохнул Тони Аскога.- Здорово! Это была
мисс Адриан, да?
     -  Да, малышка молодец,-  медленно согласился  Тед Малверн.  Он закурил
новую сигарету  и огляделся по сторонам.- Еще один черно-белый номер,  Тони.
Дыок собственной персоной.
     У входа в  один из проходов, ведущих в кабины, яростно аплодировал Дыок
Тарго  с улыбкой  на  лице.  Судя  по  всему,  парень  уже успел  пропустить
несколько стаканчиков.
     На  плечо  Теда  Малверна  опустилась рука,  другая  рука  оперлась  на
пепельницу,  стоящую   около  локтя  Малверна.   От  мужчины  сильно   пахло
шотландским виски. Тед  медленно повернул голову и посмотрел  в  пьяное лицо
Шенвера, телохранителя Тарго.
     - Черные и белая девка,- прохрипел он.- Какая дрянь, мерзость!
     Малверн медленно  улыбнулся и чуть отодвинул стул.  Тони Аскета, крепко
сжав губы я округлив от удивления гааза, смотрел на кудрявого мужчину.
     -  Их просто выкрасили  черной краской, мистер Шенвер. Это не настоящие
черные. Мне номер понравился.
     - Кому какое  дело, черт побери, что  тебе  нравится? -  пожелал узнать
Шенвер.
     Малверн деликатно  улыбнулся и положил сигарету на край тарелки. Он еще
чуть повернул стул.
     - Все еще думаете, что мною следует заняться, Шенвер?
     - Ага. Я еще тебе должен оплеуху,- Шенвер снял руку с пепельницы, вытер
о скатерть и сжал кулак.- Хочешь получить сейчас?
     В этот  момент официант  поймал  телохранителя Тарго за  руку и  рывком
развернул его.
     - Заблудились, сэр? Вам сюда.
     Шенвер похлопал официанта по плечу и попытался обнять за шею.
     - Отлично. Пойдем выпьем. Мне эти люди не нравятся.
     Они исчезли между столиков.
     - К черту этот ресторан, Тони!  - заявил Малверн и угрюмо  устелился на
оркестр. Внезапно его глаза заблестели.


     Девушка с белокурыми волосами в белой накидке с белым мехом направилась
ко входу в кабины, туда, где только что стоял Тарго.
     - Да,-  сердито  повторил Тед Малверн.-  К черту этот  ресторан! Пошли,
Тони. Нет... подожди минуту. Я увидел человека, который мне не нравится.
     Мужчина шел вдоль дальней стороны сейчас пустой танцплощадки. Без шляпы
этот тип выглядел чуть иначе. Но у него было то  же самое белое  лицо, те же
близко посаженные глаза. Несмотря на  то,  что  парень  выглядел  не  старше
тридцати, его волосы уже начали седеть. Под левой рукой едва заметно торчала
кобура. Это был мужчина, убежавший из номера Джин Адриан в "Каронделете".
     Он вошел  в проход, в котором  перед  ним побывали  сначала Дькж Тарго,
затем Джин Адриан.
     - Подожди здесь, Тони! - резко велел  Малверн. Он быстро отодвинул стул
и встал.
     В этот  миг  кто-то  сзади  несильно  ударил  его.  Перед  Тедом  опять
замаячила ухмыляющаяся, потная физиономия Шенвера.
     - Я  вернулся,  приятель,- фыркнул  от смеха кудрявый мужчина  и ударил
Малверна в челюсть.
     Короткий  удар  оказался  довольно   хорошим   для   пьяного.   Малверн
покачнулся.  Тони Аскота вскочил, как кошка. Детектив все еще пятился, когда
телохранитель нанес удар другой рукой. Но второй  удар был слишком медленным
и размашистым.  Малверн скользнул под руку и нанес мощный  апперкот прямо  в
нос пьяного телохранителя. Он еще  не успел отвести руку,  а она была  вся в
крови.
     Шенвер покачнулся и резко сел на пол, прижав руки к носу.
     - Присмотри за этой пташкой, Тони,- проворчал частный детектив.
     Шенвер  сдернул  ближайшую  скатерть.  На   пол  с   грохотом  полетела
серебряная посуда, стаканы, фаянс. Мужчина, сидящий за  столиком, выругался,
а  женщина вскрикнула. К  ним бежал официант с разъяренным, мертвенно  белым
лицом.
     Тед  Малверн  едва  услышал  два  выстрела.  Негромкие   хлопки  быстро
последовали  друг за другом. Стреляли из оружия  маленького калибра. Бегущий
официант замер  как вкопанный.  У рта мгновенно появились глубокие  морщины,
похожие на следы от кнута.
     Смуглая  женщина с орлиным носом  открыла рот, чтобы закричать,  но  не
произнесла  ни  звука. На мгновение  в  зале  воцарилась тишина.  И тут  Тед
Малверн побежал.
     На  бегу  он врезался в посетителей,  которые  вытягивали  шеи, пытаясь
разглядеть,  что  случилось.  Тед  ворвался  в  проход,  в  котором  скрылся
белолицый  бандит. Кабины имели  высокие стены, однако  распашные двери были
значительно ниже. Из занятых кабин высовывались головы, но в коридоре никого
не было. Малверн побежал по ковру к отрытой в дальнем конце двери.
     На полу виднелись ноги  в  темных брюках, носки черных туфель оказалась
повернутыми друг к другу.
     На краю стола на животе лежал мужчина. Одна сторона  лица покоилась  на
белой  скатерти. Левая рука висела между столом  и креслом, а в правой руке,
лежащей  на столе, едва  держался  большой  черный револьвер 45-го калибра с
обрезанным стволом. Под светом блестела плешь. Рядом сверкал револьвер.
     Из груди сочилась ярко-красная на белом фоне кровь, которая впитывалась
в скатерть, как в промокашку.
     В глубине комнаты стоял Дьюк Тарго в белом пиджаке, опираясь на дальний
край стола.  Джин Адриан сидела  рядом с  ним. Тарго тупо посмотрел  на Теда
Малверна, словно никогда его не видел. Боксер резко протянул большую руку.
     На ладони лежал маленький пистолет с белой ручкой.
     -  Я  застрелил его,- хрипло объявил  он.- Он  выхватил револьвер, и  я
застрелил его.
     Джин  Адриан   терла   руки  платком.  На  холодном  напряженном   лице
отсутствовал  какой бы то  ни было страх.  Глаза  из голубых  превратились в
темные.
     - Я  застрелил его,- повторил Тарго  и бросил пистолет на стол, едва не
попав в голову лежащего бандита.- Давайте... давайте уйдем отсюда.
     Малверн дотронулся до шеи головореза и через пару секунд объявил:
     -  Мертв. Когда  обыкновенный  гражданин убивает  гангстера, это всегда
сенсация.
     Джин Адриан, нахмурившись,  смотрела  на него. Тед улыбнулся девушке  и
толкнул боксера в грудь.
     - Сядьте, Тарго. Вы никуда не пойдете.
     - О'кей,- произнес Дьюк Тарго.- Понимаете, я застрелил его.
     - Все в порядке,- успокоил его Малверн.- Расслабьтесь.
     В  дверях кабины  уже толпились  люди.  Тед  Малверн,  сдерживая толпу,
улыбался бледному девичьему лицу.



     Бенни Сирано походил на два яйца: маленькое  яйцо - голова - находилось
на верхушке большого  яйца - пухлого туловища. Худые ноги владелец ресторана
задрал на стол. Обут он был  в туфли из настоящей кожи.  Зажав уголок платка
зубами, Бенни дергал  его  левой рукой.  Сирано протянул  пухленькую  правую
ручку и говорил голосом, приглушенным платком:
     - Подождите минуту, ребята, подождите минуту.
     В  углу  кабинета стояла  полосатая софа, в  центре  которой сидел Дьюк
Тарго между двумя полицейскими детективами. На его щеке темнел синяк, густые
белокурые  волосы были  взлохмачены, а  черная атласная рубашка так  вылезла
из-за пояса, что казалось, будто за нее тянули.
     Седой  детектив сидел  с  разбитой  губой,  а  у молодого  с такими  же
белокурыми, как у  Тарго, волосами под глазом сверкал синяк. Оба полицейские
были разозлены, но блондин выглядел совсем взбешенным.
     Малверн оседлал стул у стены и сонно поглядывал на Джин Адриан, сидящую
рядом с ним в кожаном кресле. Девушка долго  вытирала ладони платком, словно
забыла, что она делает. На ее маленьком личике застыло сердитое выражение.
     Гус Нейшекер курил, прислонившись к двери.
     - Подождите минуту, ребята,-  повторил Сирано.- Если вы не станете  его
задирать, он будет  вести себя смирно. Дьюк хороший мальчик, лучший из всех,
кого я поддерживал. Дайте ему передохнуть.
     Из  угла рта Тарго тонкой  струйкой сочилась кровь, безучастное лицо  -
без проблеска мысли.
     -  Бенни, ты же  не хочешь, чтобы  эти парни  размахивали  дубинками? -
холодно спросил Тед Малверн.
     -  У тебя  еще  есть лицензия частного детектива? -  прорычал белокурый
полицейский.
     - Валяется, кажется, где-то,- ответил Малверн.
     - Может, мы заберем ее,- прорычал молодой детектив.
     - А может, ты станцуешь, фараон? Ты похож на сообразительного парня.
     Белокурый  полицейский начал  вставать, но  старший детектив  остановил
его.
     -  Оставь  его. Пусть  позабавится.  Но если он  что-нибудь нарушит, мы
раздерем его на части.
     Малверн и Нейшекер обменялись улыбками. Сирано беспомощно махнул рукой.
Блондинка из-под ресниц наблюдала за частным детективом. Тарго сплюнул перед
собой на ковер сгусток крови.
     Кто-то толкнул дверь. Нейшекер сначала чуть приоткрыл  ее, затем широко
распахнул, и в кабинет  владельца ресторана вошел высокий мужчина лет сорока
с волосами песочного цвета, бесцветными  глазами и узким недоверчивым лицом.
Это  был Макчесни, лейтенант  отдела по  расследованию  убийств. Он  замкнул
дверь и медленно подошел к боксеру.
     -  Мертвее  не  бывает,- объявил  Макчесни.- Одна  пуля  попала прямо в
сердце, другая вошла под сердце. Отличная стельба.  Состоите  в каком-нибудь
стрелковом клубе?
     - Когда  ваша жизнь висит  на волоске, случается  и не такая стрельба,-
тупо ответил Тарго.
     - Выяснили, кто это? - поинтересовался седой полицейский.
     -  Торчи  Плант,-  кивнул Макчесни,- наемный убийца.  Не  видел его два
года. Крутой гангстер, хотя и наркоман.
     - Да,  нормальный  бандит не  станет ломиться в  ночной  клуб,- заметил
седой детектив. Лицо Макчесни посерьезнело.
     - Есть разрешение на ношение оружия? - спросил он.
     -  Да,-  ответил  Тарго.-  Две  недели  назад  мне достал  его Бенни. В
последнее время я получил несколько угроз.
     - Послушайте,  лейтенант,- прокричал Сирано.- Видите ли,  в  чем  дело.
Какие-то  гангстеры, играющие  в тотализаторе,  попытались  запугать  Дьюка,
чтобы он лег. До  сегодняшнего  вечера Тарго  выиграл чистым нокаутом девять
боев, и сейчас на него хорошо ставят. Я сказал ему,  чтобы  он прислушался к
угрозам.
     - Я и так почти лег,- упрямо проговорил Тарго.
     - Он выиграл,  и они  прислали головореза, чтобы расправиться с Тарго,-
объяснил Бенни Сирано.
     -  Звучит  правдоподобно,-  согласился  Макчесни.-  Как  все произошло,
Тарго? Где находился ваш пистолет?
     - В кармане.
     - Покажите.
     Боксер вытащил  из правого кармана брюк платок, накрутил его  на палец,
словно это было дуло пистолета.
     -  Этот  платок тоже лежал в кармане?  -  спросил лейтенант.- Вместе  с
пистолетом?
     Большое румяное лицо Тарго слегка нахмурилось, и он кивнул.
     Макчесни,  как бы  ненароком,  снял  с  пальца Тарго  платок.  Понюхал,
развернул, понюхал еще раз и спрятал в  карман. Все это лейтенант проделал с
невозмутимым лицом.
     - Он что-нибудь сказал?
     - "Я должен тебе кое-что  передать, гниляк". Затем он полез  за пушкой,
которая за что-то зацепилась. Поэтому я свою вытащил первым.
     Макчесни улыбнулся и стал раскачиваться на каблуках. Его слабая улыбка,
казалось,   соскользнула  с  конца   длинного  носа.  Полицейский  лейтенант
внимательно изучал боксера.
     - Да,-  негромко заметил он.- Я бы назвал это снайперской стрельбой. Но
вы слишком быстры для такого веса... Кто получал угрозы?
     - Я,- ответил Тарго.- По телефону.
     - Голос знакомый?
     -  Может,  звонил этот парень,  но  я не  уверен.  Макчесни  отошел  на
негнущихся ногах в дальний  конец кабинета, задержался на несколько секунд у
цветной гравюры со сценами охоты и медленно вернулся.
     -  Об этом гангстере  никто, конечно,  не  станет  убиваться,- спокойно
произнес  он,- но  мы должны выполнять работу. Вам двоим придется поехать  в
управление и подписать протоколы. Пошли.
     Лейтенант Макчесни  вышел  из кабинета.  Оба  детектива стали по  бокам
Дьюка Тарго. Седой полицейский рявкнул:
     - Будешь вести себя тихо, парень?
     -  Если  дадите  умыться,-  ухмыльнулся  боксер.  Они  вышли. Белокурый
детектив пропустил Джин Адриан. У самой двери он обернулся и рявкнул:
     - А ты, Малверн, катись ко всем чертям!
     - Мне нравятся эти веселые парни,- негромко сказал Тед.
     Гус Нейшекер рассмеялся, закрыл дверь и подошел к столу.
     -  Я  весь  трясусь, как  третий подбородок Бенни,-  заявил он. Давайте
хлебнем коньяка.
     Нейшекер наполнил  три  стакана  на  треть. Уселся  на полосатую  софу,
вытянул длинные ноги и оперся на стену.
     Малверн  выпил  свой коньяк. Вытащил  сигарету и  помял  ее,  глядя  на
гладкое белое лицо Бенни Сирано.
     - Сколько, ты говоришь,  сегодня вечером  денег поменяло  владельцев? -
тихо спросил он.- Я имею в виду ставки.
     Сирано мигнул и потер пухлой рукой губы.
     - Несколько штук. Ведь  сегодня был обычный бой, которые проводятся раз
в неделю. Что-то не сходится, да?
     Тед Малверн сунул в рот сигарету и чиркнул спичкой.

     - Если все произошло, как ты описал, то убийство стало ужасно дешевым в
этом городе,- проговорил частный детектив.
     Сирано ничего не сказал. Гус Нейшекер  допил  свой коньяк  и  аккуратно
поставил пустой стакан на круглый столик из пробкового дерева, стоящий рядом
с софой. Управляющий молча уставился в потолок.
     Через некоторое  время Малверн  кивнул  Сирано и Нейшекеру и  вышел  из
кабинета,  закрыв за собой дверь.  Он  вышел в  фойе,  где старший  официант
разглядывал спину полицейского, стоящего у двери. Тед Малверн вошел в пустой
гардероб, надел шляпу и пальто и подошел к официанту.
     - Вы случайно не  заметили, куда делся  паренек, с которым  я пришел? -
поинтересовался частный детектив.
     Официант покачал головой и отомкнул дверь.
     -  В ресторане было четыреста  посетителей... Три сотни смылись прежде,
чем прибыла полиция. Извините.
     Тед Малверн кивнул и вышел на дождь. Полицейский равнодушно взглянул на
него. Тед  отправился  на  стоянку,  но  машина  исчезла.  Он  посмотрел  по
сторонам, немного постоял под дождем и двинулся к Мельроуз авеню.
     Довольно быстро ему удалось поймать такси.



     Наконец  въезд  в  гараж  "Каронделета"  спускался  вниз,  в темноту  и
прохладу.   Вдоль  побеленных   стен   зловеще   темнели  очертания   машин.
Единственный свет горел в маленькой комнате, похожей на похоронное бюро.
     Рослый негр  в  перепачканном комбинезоне вышел  из  конторы,  протирая
глаза. Когда он увидел Малверна, его лицо расплылось в огромной улыбке.
     - Хэллоу, миста Малвун! Не спится?
     - Дождь действует на  нервы,- ответил Тед.- Держу пари, что моей машины
нет.
     - Нет, миста Малвун. Я вытер все машины, но вашей не видел.
     - Одолжил приятелю,- тупо пояснил Малверн,- а он, наверное, разбил ее.
     Частный  детектив  подбросил полудолларовую монету  и  вышел на  улицу.
Задний фасад "Каронделета" выходил  в  переулок, на  другой стороне которого
находились   два  дома  и  четырехэтажное  кирпичное  здание.   На  круглом,
молочно-белом шаре, висевшем над дверью, светилась надпись "Отель "Блейн".
     Тед Малверн взошел по трем цементным ступенькам на крыльцо и попробовал
дверь, которая оказалась запертой. Внутри  темнел небольшой холл. Тед достал
две отмычки. Вторая слегка пошевелила защелку. Сильно притянув к себе дверь,
частный детектив с помощью первой отмычки открыл дверь.
     Тед  Малверн вошел и  увидел  пустую стойку  с табличкой "Управляющий",
находившейся  рядом  с  электрическим  звонком.  На  стене  висела  доска  с
продолговатыми  пронумерованными  гнездами  для  ключей. Под  крышкой стойки
лежал  регистрационный  журнал в  кожаном  переплете. На  третьей  от  конца
странице Тед прочитал  надпись, сделанную детским  почерком: "Тони Аскота" и
номер комнаты, написанный другой рукой.
     Высокий  детектив поднялся  пешком  на четвертый  этаж. В коридоре было
очень  тихо. Под потолком  тускло  светила лампочка. Из предпоследней  слева
двери  пробивалась  полоска  света. На  двери  висел  номер  "411".  Малверн
потянулся к ручке, но тут же отдернул руку.
     Дверная ручка  была густо  выпачкана  чем-то, похожим на кровь. На полу
Тед  увидел  лужу крови, почти  достигавшую ковровой дорожки.  Неожиданно он
почувствовал, что рука в  перчатке покрылась потом.  Малверн  снял перчатку,
напряг и расслабил пальцы и  медленно потряс кистью.  В его глазах показался
усталый блеск.
     Обернув ручку двери платком, медленно  открыл незапертую дверь. Зайдя в
номер, Малверн тихо позвал;
     - Тони... Тони.
     Затем запер дверь.
     Комнату освещала люстра в форме  чаши, свисающая из центра  потолка  на
трех  медных  цепях.  В номере  стояла  светлая  мебель,  убранная  кровать,
светло-зеленый ковер и квадратный письменный стол, сделанный из эвкалипта.
     За столом  сидел Тони Аскота, уронив голову на левую руку. Под стулом и
между ног  темнела  блестящая  коричневая лужа.  Малверн направился к столу.
Мышцы ног  были  так  напряжены, нто уже  после второго  шага ноги заболели.
Детектив дотронулся до плеча юноши.
     - Тони,- хрипло и тупо произнес он.- О боже, Тони!
     Тони  не  двигался.  Малверн  увидел  пропитавшееся  кровью  полотенце,
прижатое к  животу. Правая рука юноши  лежала  на  краю стола,  словно  Тони
собирался встать. Почти под головой лежал исписанный конверт.
     Тед  Малверн медленно,  будто тяжелый  груз, поднял конверт и  прочитал
каракули.
     "Сел к нему  на хвост... итальянский  квартал... Корт-стрит, 28...  над
гаражом... попал в меня... кажется, я ????... зацепил его... ваша машина..."
     Црсле этого  слова стояла клякса. Ручка валялась  на  полу. На конверте
виднелся кровавый отпечаток пальца.
     Малверн  очень аккуратно  сложил  конверт и  спрятал в бумажник. Поднял
голову  Тони и слегка повернул к себе. Шея еще  была теплой, но  уже  начала
твердеть. Открытые мягкие  глаза по-кошачьи светились. У  Малверна создалось
ощущение, что Тони, как и все мертвецы, будто вглядывается в него.
     Тед  осторожно  опустил  голову Тони  на вытянутую  левую руку. Частный
детектив  стоял, наклонив набок голову,  с почти сонными глазами.  Затем его
голова поднялась, глаза напряглись.
     Он снял пальто и пиджак и засучил рукава.  Намочил в раковине полотенце
для  лица, подошел к  двери  и протер ручку  с обеих  сторон и вытер кровь с
пола.
     Ополоснул полотенце и повесил его сушиться, не забыв аккуратно вытереть
руки. Тед  оделся,  открыл  с помощью платка фрамугу,  запер снаружи дверь и
забросил ключ в номер.
     Спустился  и вышел  из отеля "Блейн". Дождь  не  прекратился. В десятке
ярдов от угла Тед увидел свою машину  с выключенными фарами. Малверн вытащил
ключи из замка зажигания и потрогал  сиденье водителя. Кожа была  влажной  и
липкой.  Вытерев  руку,  Тед  закрыл  окна  и  запер  машину.  По  дороге  в
"Каронделет"  высокий детектив  никого  не  встретил.  Сильный  косой  дождь
продолжал стучать по пустынным улицам.



     Из-под двери 914-го номера виднелся свет. Оглядевшись по  сторонам, Тед
Малверн тихо постучал. Ждать пришлось долго. Наконец раздался голос:
     - Да? Кто это?
     - Тед Малверн, ангел. Нужно поговорить. Строго деловой разговор.
     Дверь открылась.  Перед  частным  детективом стояла девушка  с  усталым
бледным  лицом,  темными,  а  не  фиолетово-голубыми  глазами, под  которыми
виднелись круги,  словно  в кожу  втерли  краску для  ресниц. На  краю двери
дрожала маленькая сильная рука.
     _  Вы,- устало произнесла блондинка.-  Конечно,  кто же  еще.  Да...  Я
просто обязана принять душ, а то от меня несет полицией.
     - Пятнадцать минут? - равнодушно поинтересовался Малверн. В  отличие от
голоса глаза его были не так равнодушны, изучая девушку.
     Она   медленно  пожала  плечами,  затем  кивнула,  и  дверь  неожиданно
захлопнулась перед его носом. Тед зашел в свой номер и разделся. Налил виски
и добавил холодной воды из маленького крана в ванной.
     Медленно  выпил  виски,  глядя  на  темный  бульвар.  Время  от времени
проезжала  машина -  два белых луча, ни к чему не прикрепленных  и исходящих
ниоткуда.
     Допив коктейль, Тед разделся  донага и включил душ. Затем переоделся во
все свежее, наполнил  большую фляжку и сунул ее в карман. Достал из чемодана
короткоствольный револьвер, с минуту смотрел на него, затем спрятал  обратно
в чемодан.
     Выкурив сигарету, Тед  Малверн  надел  твидовое пальто,  сухую шляпу  и
подошел к 914-му номеру, дверь которого оказалась чуть приоткрытой. Негромко
постучав, частный детектив вошел в номер.
     Девушка  в свободной пижаме  абрикосового  цвета  сидела  на диване. На
висок  свисала  прядь  влажных  волос.  Маленькие  ровные  черты  лица  были
безукоризненны, словно лик на камее, так усталость преображает только юных.
     - Выпьете? - спросил Малверн.
     - Наверное,- устало махнула рукой блондинка. Тед смешал виски с ледяной
водой и отнес стакан к дивану.
     - Тарго посадили?
     Ее  подбородок чуть  дрогнул, и она принялась  рассматривать содержимое
стакана.
     - Он  еще  раз  вырвался и сбил  с  ног двух  фараонов. Тарго  им очень
понравился.
     - Ему еще предстоит много  узнать о копах,-  заметил  Малверн.- А утром
налетят  репортеры.  Я  могу   придумать  несколько  прекрасных  заголовков.
Например,  "Известный боксер  опережает  гангстера" или  "Дьюк Тарго наводит
страх на мир наемных убийц".
     Девушка отхлебнула из стакана.
     - Я устала,- сказала она.- У меня болят ноги. Давайте лучше поговорим о
том, почему вы суете нос в это дело.
     -  Конечно,- детектив  раскрыл  портсигар  и  поднес  его к  подбородку
блондинки.  Пока  она возилась с портсигаром,  добавил:  -  Когда  закурите,
расскажете, почему вы его застрелили.
     Джин Адриан  взяла сигарету,  нагнулась, чтобы прикурить,  затянулась и
подняла голову. Глаза медленно светлели, крепко сжатые губы искривила слабая
улыбка. Она промолчала.
     Вертя  стакан  в  руках,  Тед Малверн  с  минуту  разглядывал ее, затем
уставился на пол.
     -  Это был ваш пистолет, тот самый, который я сегодня видел днем. Тарго
заявил, что выхватил его из кармана. Это не самое лучшее место для оружия. И
несмотря на это, он якобы успел  дважды выстрелить, причем достаточно метко,
чтобы убить человека, в то время, как тот  даже не успел  вытащить револьвер
из-под мышки. Ерунда  все это. А  вот вы, если  бы  пистолет лежал у  вас  в
сумочке на коленях, вы могли проделать такой трюк. На вас он ведь не обращал
внимания.
     - Я слышала, что вы частный детектив,- глухо сказала блондинка,- и  сын
политического  деятеля. Полицейские говорили о вас так, словно  они  немного
боятся вас или ваших знакомых. Кто навел вас на меня?
     -  Они  не боятся  меня,  ангел,- возразил  Малверн.- Просто они хотели
проверить  вашу  реакцию  на тот случай, если  а  окажусь  замешанным,  ну и
прочее. Пока они ничего не понимают.
     - Бенни достаточно ясно объяснил фараонам, в чем дело.
     -  Коп никогда не  верит  тому, что ему достается  без борьбы,- покачал
головой  Тед.-  Слишком  они привыкли  к подстроенным делам. Думаю, Макчесни
догадывается, кто стрелял. А сейчас, после анализа платка, который  будто бы
лежал в кармане рядом с пистолетом, он знает наверняка.
     Вялые  пальцы  девушки  отбросили   недокуренную  сигарету.  В  комнату
ворвался порыв ветра, и пепел разлетелся вокруг пепельницы.
     - Ладно,- медленно  согласилась  Джин.- Я застрелила  его.  Думаете,  я
стала бы медлить после того, что произошло днем?
     Малверн потер мочку уха.
     -  Наверное,  вам следует все рассказать,-  негромко  посоветовал  он.-
Потому   что  произошло  кое-что  отвратительное.   Как  по-вашему  гангстер
собирался убить Тарго?
     - По-моему, да... иначе бы я не стала стрелять в человека.
     - А может, он просто хотел еще раз  напугать его.  Ведь  ночной клуб не
очень-то удобное место для убийства - из него не так-то легко улизнуть.
     - Лично я не вижу ничего смешного в  револьвере  45-го калибра,-  резко
возразила Джин.- Ему бы удалось скрыться, не беспокойтесь. И уже конечно, он
собирался убивать, а не пугать. Естественно, я не  хотела, чтобы  Тарго взял
все на себя. Он выхватил у меня пистолет и устроил спектакль. Ну и толку?  Я
не сомневаюсь, что рано или поздно все выплывет наружу.
     Джин  потушила  все  еще  тлеющую  сигарету  и  опустила  глаза.  После
небольшой паузы девушка почти прошептала:
     - Это все, что вы хотели узнать?
     Не повернув головы, Тед  Малверн посмотрел  на твердую линию подбородка
Джин Адриан, сильную шею. Затем хрипло произнес:
     - В  деле замешан Шенвер. Парень, с которым я был у "Сирано", проследил
Шенвера до  его  берлоги. Шенвер застрелил мальчишку. Мальчик мертв,  ангел.
Этот почти ребенок работал здесь в отеле. Тони, старший среди обслуживающего
персонала. Фараоны еще не знают об этом убийстве.
     В ночной тишине громко  раскрылись  двери  лифта.  С  бульвара  донесся
автомобильный сигнал.  Неожиданно  Джин  Адриан завалилась  вперед,  потом в
сторону и  замерла на коленях у частного детектива. Девушка лежала на спине,
ее веки чуть вздрагивали. На мягкой коже век набухли тонкие голубые вены.
     Малверн приподнял блондинку и поцеловал в губы.
     Глаза  девушки  раскрылись и непонимающе  уставились  на  Малверна. Тед
поцеловал ее еще раз и посадил на диван.
     -  Это  игра? -  спокойно  поинтересовался он. Джин яростно вскочила на
ноги.
     -  В вас  есть что-то ужасное! - низким, сердитым  голосом  воскликнула
она.-  Что-то... сатанинское. Вы приходите, рассказываете  об убийстве...  и
затем целуете меня. Это... это просто нереально.
     - В каждом  мужчине, который неожиданно сходит  с ума по чужой женщине,
всегда есть что-то ужасное.
     - Я не его  женщина! - с негодованием воскликнула Джин.- Он мне даже не
нравится. Вы мне тоже не нравитесь.
     Малверн  пожал плечами.  Они  враждебно  смотрели  друг на друга. Затем
блондинка яростно вскричала:
     - Убирайтесь  отсюда! Я  больше не могу с вами разговаривать. Я  вас не
выношу. Убирайтесь.
     - Почему бы и нет? - Тед Малверн встал, взял шляпу и пальто.
     Из горла Джин Адриан вырвалось рыдание.  Она  быстро подошле к  окну  и
замерла, повернувшись спиной к детективу.
     Малверн смотрел на ее спину, подошел и  стал разглядывать завитки волос
на шее.
     - Почему  вы,  черт побери, не позволяете  мне помочь? Я-то знаю, что в
этом деле не все так просто, как кажется. Я не дам вас в обиду.
     - Убирайтесь,-  буркнула  девушка в  занавес.-  Я  не  нуждаюсь в вашей
помощи.  Уходите  и больше  никогда не приходите.  Я больше не  буду  с вами
разговаривать.
     -  По-моему,  хотите  вы или нет,  но  вы  нуждаетесь в  моей  помощи,-
медленно проговорил Тед  Малверн.-  Тот мужчина на  фотографии... кажется, я
знаю его. Не думаю, что он мертв.
     Блондинка  повернулась.  Ее лицо  побелело, как бумага. Джин пристально
смотрела  в  глаза  высокого  кареглазого  мужчины.  После долгой  паузы она
сказала:
     - Я влипла, влипла. Вы ничем не можете помочь.
     Малверн  медленно погладил ее  по щеке. Его  карие глаза блестели, губы
кривились в хитрой, почти мошеннической улыбке.
     - Я ошибся, ангел. Я его совсем не знаю. Доброй ночи.
     Он прошел через гостиную,  маленькую прихожую  и открыл  дверь. Услышав
звук  открываемой двери, Джин Адриан вцепилась  в  штору  и зарылась  в  ней
лицом.
     Малверн  дверь не  закрыл. Он  молча смотрел на двух вооруженных людей.
Они стояли рядом с дверью,  будто собирались постучать.  Один  был  смуглым,
плотным  и  мрачным  типом.  Второй  оказался  альбиносом  с  пронзительными
красными глазами и узкой головой. Из-под темной мокрой шляпы сверкали белые,
как снег, волосы. Альбинос имел острые зубки и крысиную улыбку.
     Малверн  начал закрывать  за  собой дверь, но альбинос  остановил  его,
сказав:
     -  Оставь  дверь в покое, чижик.  Мы  собираемся войти. Плотный мужчина
левой рукой тщательно обыскал Теда Малверна, отступил в сторону и сказал:
     - Пушки нет. Зато есть чудесная фляжка. Альбинос взмахнул револьвером.
     - Назад в номер, чижик. Нам нужна девка.
     - Можешь спрятать револьвер, Критц,-  равнодушно проговорил Малверн.- Я
знаю тебя и твоего босса. Если я ему нужен, с удовольствием с ним побеседую.
     Он  вернулся  в  номер  в  сопровождении  двух  бандитов.  Джин  Адриан
неподвижно  стояла  у окна,  прижав  к  шторе щеку и  закрыв глаза, будто не
слышала голосов за дверью.
     Услышав   шаги,   девушка   открыла   глаза,  медленно  повернулась   к
незнакомцам.  Альбинос  прошел в  центр  комнаты,  огляделся  по  сторонам и
заглянул в спальню и ванную.
     Затем, ступая  по-кошачьи, вернулся  в гостиную,  расстегнул  пальто  и
сдвинул шляпу на затылок.
     - Одевайся, сестра. Придется проехаться под дождем. О'кей?
     Девушка посмотрела на  Теда Малверна. Он пожал плечами, слабо улыбнулся
и развел руками.
     -  Что  делать,  ангел.  Придется  подчиниться.  На лице Джин появилось
презрение. Она медленно проговорила:
     - Вы... вы...- и ее  голос превратился в шипящий шепот. Почти не сгибая
коленей, блондинка вышла в спальню.
     Альбинос  сунул  сигарету  между  тонкими твердыми  губами и  засмеялся
булькающим смехом, словно его рот был полон слюны.
     - Похоже,  ты ей не нравишься, мальчик. Малверн нахмурился. Он не спеша
подошел к письменному столу, сел на край и уставился на пол.
     - Она считает, что я продал ее,- тупо сказал он.
     - Может, она права, чижик,- растягивая слова, заметил альбинос.
     - Лучше внимательнее присматривайте за ней,- посоветовал  Тед Малверн.-
Она знает, как обращаться с пистолетом,
     Его  руки опустились на стол  и  забарабанили  по крышке.  При  этом он
незаметно свалил фотографии в кожаной рамке и спрятал их под промокашку.



     Заднее  сиденье  разделял  пополам  мягкий  подлокотник.  Тед   Малверн
поставил  на него локоть,  положил  подбородок на руку и стал смотреть через
запотевшие  стекла  на дождь. Фонари были окружены  белым туманом из водяной
пыли. Капли колотили по крыше, как в барабан.
     Джин Адриан сидела  по другую  сторону подлокотника.  Она надела  серую
шляпку и серое пальто  из чего-то пушистого и шелковистого.  За  всю  дорогу
девушка ни разу  не посмотрела на Теда Малверна,  не  сказала ему  ни одного
слова.
     Альбинос сидел  справа от  плотного  смуглого  гангстера,  который  вел
машину. Автомобиль мчался по тихим улицам мимо сливающихся домов, деревьев и
уличных  фонарей.  Из-за  толстых  занавесей  тумана  выглядывали   неоновые
вывески. На небе не было видно ни звездочки.
     Машина  заехала на  холм.  Проезжая  мимо  фонаря, Тед  успел прочитать
название улицы "Корт-стрит".
     - Итальянский  квартал,  Критц,-  негромко заметил он.- Похоже,  сейчас
твой босс не имеет столько бабок, как раньше.
     - Кому, как не тебе знать об этом,- глаза альбиноса засверкали.
     Машина   притормозила  перед  большим  зданием  с   крыльцом,  круглыми
башенками и  слепыми  темными  окнами.  На  здании напротив  висела  вывеска
"Похоронное бюро Паоло Перруджини".
     Водитель  сделал широкий  поворот  и заехал  на  гравийный въезд.  Фары
осветили  открытый  гараж.  Машина  заехала  в гараж  и  остановилась  перед
громадной сияющей каретой гробовщика.
     - Из машины! - рявкнул Критц.
     - Я вижу, карета уже подана,- пошутил Малверн.
     - Весельчак,- прорычал Альбинос.- Подожди, скоро ты запоешь по-другому.
     -  У  меня просто  изысканные манеры приговоренного к смертной  казни,-
растягивая слова, заявил частный детектив.
     Водитель выключил мотор. Перед тем как погасить  фары, он зажег большой
фонарь. В углу оказалась узкая деревянная лестница.
     -  Наверх, чижик,- приказал Критц.-  Девчонка пойдет первой. Я  иду  за
тобой. И не забывай, что у меня пушка.
     Джин  Адриан вылезла из машины и стала рядом с Тедом Малверном, даже не
взглянув на него. Она начала с трудом подниматься по лестнице. За блондинкой
в сером пальто поднимались трое мужчин.
     Наверху девушка открыла дверь, и всех ослепил яркий свет. Они очутились
на голом чердаке  с  двумя наглухо  закрытыми,  выкрашенными  в  черный цвет
квадратными  окнами. Над кухонным  столом висела яркая  лампочка. За  столом
сидел крупный  мужчина,  рядом  с которым  стояло  полное сигаретных окурков
блюдце. От двух еще поднимался дымок.
     На кровати сидел губастый человек, по  левую руку которого лежал люгер.
На полу - протертый ковер. Мебель почти отсутствовала. В полуоткрытую дверь,
сделанную  из дранки, виднелся  унитаз  и  угол старинной ванны на  железных
ножках.
     За кухонным столом курил  огромный  и некрасивый мужчина. У  него  были
морковного цвета волосы, брови  чуть  темнее, квадратное агрессивное  лицо с
сильными челюстями. Толстые губы  крепко держали сигарету.  Одежда выглядела
очень дорогой, но была вся мятая, словно в ней спали.
     Громила беззаботно посмотрел на Джин Адриан.
     - Устраивайся, сестра. Салют,  Малверн. Дай мне пушку,  Левша, и можете
все идти вниз.
     Девушка спокойно пересекла чердак и уселась на деревянный  стул.  Худой
мужчина встал  с кровати и положил люгер на стол рядом с  локтем  босса. Три
бандита спустились по лестнице, оставив дверь открытой.
     Здоровяк дотронулся до люгера, посмотрел на детектива  и  саркастически
представился:
     - Я Долл Конант. Надеюсь, ты меня помнишь?
     Тед  Малверн стоял рядом со столом, широко расставив ноги, засунув руки
в карманы  и слегка  откинув назад  голову. Его полузакрытые  глаза  холодно
смотрели на Конанта.
     - Помню,- ответил частный детектив.-  Я помогал отцу  собирать улики  в
тот единственный раз, когда тебя удалось спрятать за решетку.
     - Как видишь, я недолго сидел, гад.
     - На  этот  раз,  думаю,  сядешь  на  более  долгий  срок,-  беззаботно
проговорил   Малверн.-   Похищение   в   нашем  штате  считается   серьезным
преступлением.
     Конант  улыбнулся,   не   разжимая   губ.  С   его   лица   не  сходило
угрюмо-саркастическое выражение.
     - Ладно, давай  не будем  трепаться.  У нас есть дело. К тому же,  твоя
последняя  шутка  не  очень  удачна.  Садись... или  нет, лучше  взгляни  на
экспонат номер один. Ои  там в ванной. Да, сначала посмотри на него, а затем
приступим к делу.
     Малверн  вошел в ванную.  На  стене  была  лампа.  Тед  включил свет  и
нагнулся над ванной. На мгновение его тело напряглось,  перехватило дыхание.
Он  очень медленно выдохнул  и  прикрыл  дверь левой рукой.  Затем  еще ниже
склонился над большой чугунной ванной.
     Ванна была достаточно длинна, чтобы в  ней мог лежать человек. И  в ней
действительно лежал на спине полностью одетый мужчина,  даже в шляпе. У Теда
создалось  впечатление, что шляпу надел  он не  сам. Из-под  шляпы виднелись
каштановые  кудрявые волосы, уже сильно поседевшие. На лице запеклась кровь,
а в углу левого глаза зияло отверстие с красными краями.
     Это лежал Шенвер, и он давно был мертв.
     Малверн втянул в себя воздух и медленно выпрямился.
     Затем нагнулся  еще ниже, чтобы заглянуть за ванну. Там в пыли  блестел
какой-то   голубой   металлический  предмет,  при   ближайшем   рассмотрении
оказавшийся голубым револьвером, очень похожим на револьвер Шенвера.
     Малверн  быстро  оглянулся.  В  щель  виднелась  часть чердака, верхняя
площадка лестницы и  одна из ног Конанта  под столом. В барабане  находились
еще четыре патрона.
     Детектив  расстегнул   пальто,  сунул  револьвер  за  ремень   и  опять
застегнулся. Малверн вышел из ванной, аккуратно закрыв за собой дверь.
     Долл Конант показал на стул, стоящий напротив стола.
     - Присаживайся.
     Тед Малверн взглянул на Джин Адриан.  Из-под темной шляпки на  частного
детектива  смотрели темные  и  бесцветные  на фоне белого  окаменевшего лица
глаза. Девушка следила за Малверном с напряженным любопытством.
     Тед слегка улыбнулся и кивнул.
     -  Это мистер  Шенвер, ангел. С  ним произошел несчастный случай. Он...
мертв.
     Блондинка смотрела на него безо всякого выражения.
     Неожиданно она сильно задрожала и опять молча уставилась на Малверна.
     Детектив опустился на стул.
     Разглядывая  Теда Малверна, Долл Конант  добавил к своей коллекции  еще
один окурок. Чиркнув спичкой о стол, он закурил новую сигарету.
     - Да, он мертв,- Долл выпустил облако дыма.- Ты застрелил его.
     - Нет,- Малверн чуть покачал головой и улыбнулся.
     -  Перестань строить  глазки,  парень.  Ты  застрелил его.  Этот чердак
принадлежит итальянцу-гробовщику  Перруджини,  который живет напротив. Время
от  времени  он сдает его нужным людям на короткое время. Так случилось, что
он  мой друг и  оказал мне  много услуг. Перруджини сдал чердак Шенверу.  Не
знаю, как, но  Шенверу  удалось уговорить итальянца, хотя  тот не знал  его.
Сегодня вечером гробовщик услышал выстелы и выглянул из окна. Он увидел, как
какой-то  парень бежит к  машине.  Итальянец  заметил номер.  Это  была твоя
машина.
     - Но я не стрелял в него,- опять покачал головой Малверн.
     - Попробуй  докажи... Гробовщик нашел мертвого Шенвера на  лестнице. Он
затащил его  на  чердак и зачем-то сунул в ванну. Наверное,  этот  "чистюля"
боялся, что все будет в крови. Затем обыскал труп и, найдя лицензию частного
детектива,  перепугался.  Он  позвонил  мне.  Как  только  я услышал фамилию
убитого, я немедленно примчался сюда.
     Конант  замолчал  и  пристально  уставился  на  Теда Малверна,  который
негромко спросил:
     - Слышал о стрельбе у "Сирано" сегодня вечером? Конант кивнул.
     - Я  был там с молодым парнем,-  продолжил  высокий детектив.- Как  раз
перед  началом стрельбы Шенвер затеял со мной  драку. Парень выследил его, и
они  начали палить друг в  друга.  Шенвер был пьян, напуган.  Держу пари, он
выстрелил первым. Я  даже не знал, что мой парень вооружен. Шенвер попал ему
в живот. Мальчишка добрался до дома и там умер. Но он оставил мне записку.
     -  Ты  или сам убил Шенвера,  или нанял парня,-  после небольшой  паузы
объявил Долл Конант.- Я могу даже  назвать причину. Он попытался урвать свою
долю в твоем шантажном бизнесе и продался Кортвею.
     Тед  Малверн вздрогнул и  взглянул на Джин Адриан,  которая смотрела на
него блестящими глазами. Едва слышно девушка сказала:
     - Извините... ангел, я в вас ошиблась.
     Тед слабо улыбнулся и повернулся к Конанту.
     - Она думала,  что это я  продался,- объяснил частный  детектив.- Какой
Кортвей? Та самая шавка-сенатор?
     Лицо Конанта слегка побледнело. Он очень аккуратно  положил сигарету на
блюдце, наклонился  через  стол  и  ударил  детектива в рот кулаком. Малверн
упал, ударившись головой.
     Джин Адриан вскочила на ноги и замерла. В тишине только раздавался стук
ее зубов.
     Тед Малверн перекатился на бок,  встал и поднял стул. Вытер платком рот
и посмотрел на платок.
     На  лестнице  раздались шаги.  В комнату заглянула узкая  голова Критца
вместе с револьвером.
     - Нужна помощь, босс?
     - Убирайся,- не глядя на  него, велел  Конант.- Закрой дверь, и чтобы я
тебя больше не видел.


     Шаги альбиноса стихли  за  закрытой дверью. Малверн стал очень медленно
двигать левую руку  по  спинке стула. В  правой  руке он  по-прежнему держал
платок. Губы  уже  опухли и начали темнеть. Глаза, не отрываясь, смотрели на
люгер, лежащий около локтя Конанта.
     А. Долл сунул в рот сигарету и сказал:
     - Может,  ты надеешься, что  я вступлю  в  ваш  шантажный  бизнес. Нет,
братец мой,  я его  уничтожу,  и он исчезнет.  Тебе придется все рассказать.
Внизу  ждут  трое ребят,  которые  нуждаются  в  тренировке.  Так  что лучше
выкладывай сам.
     - Да... но твои трое парней  внизу,-  сказал Малверн. Он сунул платок в
пальто, и его рука вернулась с голубым  револьвером.- Бери  люгер  за дуло и
подвинь его ко мне.
     Конант даже не шелохнулся.  Его  глаза сузились, зубы продолжали жевать
сигарету. Он не дотронулся до люгера и после короткой паузы спросил:
     -  Надеюсь,  ты  знаешь,  что теперь  с тобой  будет?  Малверн  покачал
головой.
     - Мне все равно.  Даже если  это  и произойдет,  обещаю, ты-то точно об
этом не узнаешь.
     Долл Конант долго, не шевелясь, смотрел то на детектива, то  на голубой
револьвер.
     - Куда ты его спрятал? Разве те кретины не обыскали тебя?
     -  Обыскали,-  ответил Тед Малверн.- Это пушка Шенвера. Наверное,  твой
друг итальянец уронил его за ванну. Какая оплошность.
     Двумя толстыми  пальцами Долл  Конант развернул люгер и подвинул  его к
Малверну. Затем кивнул и равнодушно признался:
     -  Эта  сдача за тобой. Я должен был подумать об оружии Шенвера. Теперь
говорить придется, наверное, мне.
     Джин Адриан быстро  подошла к столу. Малверн  взял  левой рукой люгер и
засунул  в карман пальто.  Правую руку с голубым  револьвером  он положил на
спинку стула.
     - Кто это? - спросила Джин.
     - Долл Конант, местная шишка. Сенатор Джон Мейерсон Кортвей его человек
в сенате. Кортвей,  ангел, тот человек, чья фотография стоит у вас на столе,
тот человек, которого вы назвали отцом и который, по вашим словам, умер.
     - Он мой  отец,- продолжала  спокойно настаивать на  своем  девушка.- Я
знала, что он жив. Я  его шантажирую... Я, Шенвер и Тарго требуем сто тысяч.
Он  не  женился на моей  матери, так что я незаконный ребенок.  У  меня есть
права, а он их не признает. Он ужасно обращался  с матерью и  бросил ее  без
медного  гроша. Нанятые им  сыщики долгие годы следили  за мной.  Шенвер был
одним из них. И  вот, когда  я приехала сюда, познакомилась  с Тарго, Шенвер
узнал  меня.  Он  помнил  меня   по   Сан-Франциско  и  достал  копию  моего
свидетельства о рождении. Она у меня с собой.
     Блондинка принялась шарить в сумочке, наконец открыла маленький  карман
на молнии и бросила на стол сложенную бумагу.
     Конант,  не  сводя с  нее глаз, развернул  лист  и  прочитал его. Затем
медленно заявил:
     - Это ничего не доказывает.
     Малверн вытащил из кармана левую руку и потянулся за документом.
     Это  было заверенное нотариусом свидетельство о рождении,  датированное
1912 годом.  В нем  говорилось о рождении девочки Адрианы Джинни Мейерсон от
родителей  Джона и Энтони  Джианни Мейерсонов.  Малверн  бросил  документ на
стол.
     - Адриана Джианни - Джин Адриан. Это навело тебя на мысль, Конант?
     - Шенвер струсил и заложил их Кортвею,- покачал головой Конант.- Шенвер
перепугался  и решил здесь спрятаться. По-моему, из-за  этого  его и  убили.
Тарго не мог застрелить, он до сих пор сидит в тюряге. Может, ты ошибаешься,
Малверн?
     Тед Малверн молча смотрел на Долла Конанта.
     - Это моя ошибка,- созналась Джин Адриан.- Во всем виновата я. Сейчас я
вижу,  что  с самого начала  все предприятие  было подлым  и низким.  Я хочу
извиниться перед  ним и  пообещать, что он больше не услышит обо мне. Я хочу
тоже, чтобы он пообещал, что оставит Дьюка Тарго в покое. Можно?
     -  Можете  делать  все,  что хотите,  ангел.  Мои  револьверы  говорят:
"Можно". Но почему вы ждали так долго? И почему вы не обратились в суд? Ведь
вы заняты  в шоу-бизнесе, и известность, даже скандальная, вам на руку, хоть
бы дело было и проиграно.
     Блондинка закусила губу и ответила низким голосом:
     - Моя мать так и не  узнала, кто он. Она до самой  смерти даже не знала
его  фамилию. Для нее он был Джон  Мейерсон.  Я тоже не знала ничего  до тех
пор, пока не  приехала сюда и не увидела в местной газете его фотографию. Он
изменился, но я его узнала. Конечно, первая часть его имени тоже помогла.
     -  Ты  не  обратилась в суд,-  язвительно  сказал Конант,-  потому  что
чертовски хорошо знаешь, что ты не его дочь. Твоя  мать просто хотела, чтобы
ты вцепилась в него, как дешевая шантажистка. Кортвей утверждает,  что может
это доказать  и  что он собирается это сделать.  Он  хочет упрятать  тебя за
решетку,  туда, где  тебе  и место.  Поверь  мне, сестра,  этот идиот  готов
похоронить себя  как политика,  доказывая свою  высокую  мораль  и копаясь в
скандале  двадцатилетней  давности,  лишь  бы  засадить тебя.  Долл  яростно
выплюнул окурок и добавил:
     - Мне стоило немало денег, чтобы  поставить  его  на  место, которое он
сейчас  занимает, и я  намерен держать его там. Вот почему я вошел в игру. У
тебя ничего  не выйдет,  сестра. Тебе лучше  смыться подальше. Что  касается
твоего  дружка  с двумя пушками,  может, раньше  он  этого  и  не  знал,  но
теперь-то знает, и это делает его твоим сообщником.
     Конант хлопнул  рукой  по столу, откинулся на  спинку  стула и спокойно
посмотрел на голубой револьвер в руке Теда Малверна.
     Малверн посмотрел в глаза здоровяка и тихо сказал:
     - Этот головорез  сегодня  вечером  у "Сирано"... это случайно  не твоя
идея оказать давление любой ценой, Конант?
     Конант ухмыльнулся и покачал головой.
     В  этот  момент дверь чуть приоткрылась. Тед Малверн этого не  заметил,
так  как  смотрел на  Долла Конанта.  Глаза Джин Адриан  расширились,  и она
отступила с испуганным криком, привлекшим внимание Малверна.
     На чердак неслышно  проскользнул Критц  с поднятым револьвером. Красные
глаза блестели, губы кривились в волчьей ухмылке.
     - Тонкая дверь, босс. Я  все слышал. О'кей?.. Бросай пушку, чижик, а не
то я разорву вас обоих в клочья,- приказал он.
     Малверн чуть  повернулся  к  двери.  Пальцы  правой  руки  разжались, и
голубой револьвер с грохотом упал на тонкий ковер. Детектив  пожал плечами и
развел руки в стороны. При этом и не взглянул на Джин.
     Альбинос медленно приблизился и приставил к спине детектива револьвер.
     Конант  вышел из-за  стола, вытащил из  кармана пальто  Малверна люгер.
Затем без единого слова, даже не изменив выражения лица, ударил детектива по
челюсти.
     Тед Малверн пьяно пошатнулся и упал на пол.
     Раздался женский крик. Джин  Адриан бросилась на Долла Конанта, пытаясь
выцарапать ему глаза. Громила переложил люгер  в левую руку и ударил ладонью
правой руки Джин по щеке.
     - Успокойся, сестра. Ты уже и так изрядно повеселилась.
     Критц вышел на лестничную площадку и что-то крикнул.
     На чердак, ухмыляясь, поднялись двое других бандитов.
     Малверн,  не  шевелясь,  лежал на  боку  на  полу.  Долл Конант закурил
очередную  сигарету и принялся что-то барабанить костяшками пальцев по столу
рядом со свидетельством о рождении. Затем он прохрипел:
     -  Она хочет поговорить со стариком. О'кей, я устрою ей встречу. Мы все
отправимся к Кортвею. От этого дела все еще дурно пахнет.- Он поднял глаза и
посмотрел на  плотного головореза.- Ты с Левшой поедешь в полицию. Как можно
скорее привезите к Кортвею Тарго. Да пошевеливайтесь!
     Два бандита спустились по лестнице.
     Конант посмотрел на лежащего Теда Малверна и легонько пнул его в ребра.
Он продолжал  пинать частного  детектива, пока  тот  не  открыл  глаза и  не
пошевелился.



     На вершине холма  около высоких железных ворот,  за которыми находилась
сторожка,  ждала  машина. Дверь в  домике  была  открыта, и  в желтом  свете
появился высокий мужчина в плаще и низко надвинутой шляпе. Он медленно вышел
на дождь, не вытаскивая рук из карманов.
     На ворота облокотился альбинос Критц, стуча от холода зубами.
     - Что вам угодно? - спросил сторож.
     - Быстрее отворяй ворота, лопух. Мистер Конант хочет поговорить с твоим
боссом.
     - Ну и что? - сторож в плаще сплюнул в мокрую темноту.- Знаете, который
сейчас час?
     Долл Конант внезапно открыл  дверцу машины и подошел к воротам. Малверн
медленно  повернул  голову  и потрепал  Джин Адриан  по руке. Девушка быстро
отдернула руку.
     - Дурак... ох, какой же вы дурак,- прошептала она.
     -  Ничего подобного,  ангел.  Я очень славно провожу  время,-  вздохнул
Тед.- Отлично веселюсь.
     Сторож  достал связку  ключей  на  длинной  цепочке, открыл и распахнул
настежь  ворота.  Конант  и  Критц  вернулись  и  машине. Поставив  ногу  на
подножку, Долл стоял под дождем. Малверн достал большую фляжку, пощупал, нет
ли вмятин, и открыл крышку. Затем протянул фляжку блондинке.
     - Хлебните для храбрости,- предложил он.
     Джин не ответила. Она сидела,  не шевелясь. Тед сделал  глоток, спрятал
фляжку и уставился на деревья, с которых стекала вода. Ряд светящихся  окон,
казалось, повис в воздухе.
     Пронзая  темноту  светом  фар,  на  холм  взобралась  вторая  машина  и
остановилась  рядом  с  ними. Конант подошел к ней, сунул  голову в  окно  и
что-то сказал. Машина въехала в ворота.
     Конант  тоже  взобрался в  автомобиль,  и  Критц  двинулся  за ними. На
цементной круглой стоянке, окруженной кипарисами, все вышли.
     В большой открытой двери на вершине внушительной лестницы стоял человек
в халате. По ступенькам  начал подниматься Дькж Тарго, зажатый с двух сторон
бандитами. Боксер был без шляпы  и плаща, и его крупное тело в белом пиджаке
казалось огромным между двумя гангстерами.
     Остальные  тоже  поднялись на террасу  и  вошли вслед  за  дворецким  в
коридор, стены  которого были  увешаны портретами чьих-то предков. Процессия
миновала  овальное  фойе, еще  один  холл  и  попала  в кабинет  с  обшитыми
деревянными панелями стенами, плотными шторами на окнах и кожаными креслами.
     За большим темным столом в алькове, образованном выступающими  книжными
шкафами,  стоял  очень  высокий и худой  человек. У него  была шапка  седых,
густых волос, небольшой  рот,  на бледном лице выделялись неглубоко  сидящие
темные глаза. Он  слегка сутулился. Худое тело старика окутывал  вельветовый
халат, отделанный атласом.
     Дворецкий  закрыл  дверь, однако Конант  опять открыл  ее и кивнул двум
бандитам, которые ввели в кабинет  Тарго и вышли. Критц, подталкивая боксера
в спину, усадил его в кресло. У Дьюка Тарго был сонный, глупый вид.  На щеке
виднелось пятно грязи, глаза странно блестели.
     Джин Адриан бросилась к нему.
     - Дькж! С тобой все в порядке, Дьюк? Тарго слабо ухмыльнулся и замигал.
     - Значит, ты раскололась? Хватит,  отстань. Я  чувствую себя  отлично,-
сказал он заплетающимся языком.
     Девушка отошла и села в кресло. Она сжалась, словно замерзла.
     Высокий хозяин холодно оглядел всех присутствующих по очереди и спросил
безжизненным голосом:
     - Эти шантажисты... необходимо было привозить их сюда в середине ночи?
     Конант снял  пальто и бросил его рядом с торшером.  Он закурил и стал в
центре комнаты,  широко расставив ноги, большой,  грубый,  сильный  мужчина,
очень уверенный в себе.
     - Девчонка хотела  извиниться перед  вами  и сказать, что она  согласна
помириться. Парень  в белом пиджаке боксер  Дьюк Тарго. Сегодня  вечером  он
устроил стрельбу в  ночном притоне и так буянил, что фараонам  пришлось дать
ему  снотворное,  чтобы успокоить.  Этот  парень  Тед  Малверн, сын  старика
Маркуса Малверна. Его я еще не раскусил.
     - Я  частный  детектив, сенатор,- сухо представился  Малверн.  Здесь  я
присутствую в интересах своей клиентки, мисс Джин Адриан.
     Девушка быстро взглянула на него и уставилась на пол.
     - Вашего Шенвера грохнули,-  хрипло  проговорил Конант,- но не мы.  Это
еще предстоит выяснить.
     Высокий сенатор холодно  кивнул. Он уселся за стол, взял белую  ручку -
гусиное перо, и почесал им за ухом.
     -  И как вы собираетесь распутывать это дело,  Конант? - тонким голосом
спросил сенатор.
     - Я решительный парень,- пожал плечами Долл Конант,- но это дело я буду
распутывать законно. Переговорю с окружным прокурором и запрячу их в тюрягу.
Придумаю историю  для газет. А когда страсти улягутся, вышвырну  этих пташек
из штата и велю им не возвращаться, иначе будет хуже.
     Кортвей почесал второе ухо.
     - Они могут шантажировать меня и издалека,- ледяным тоном произнес он.-
Я  за раскрытие карт,  за процесс, чтобы их по-настоящему упрятать туда, где
им место.
     - Вы не можете с ними судиться, Кортвей. Этот процесс уничтожит вас как
политического деятеля.
     - Я устал  от политики,  Конант. Я бы с радостью подал в отставку,- рот
сенатора искривился в слабой улыбке.
     - Черта с два,- проворчал Долл Конант. Он рявкнул: - Подойди, сестра!
     Джин Адриан медленно пересекла комнату и стала перед столом.
     - Узнаете? - прорычал Конант.
     Кортвей долго безо всякого выражения смотрел в лицо девушки. Он положил
ручку  и достал из  ящика фотографию.  Сенатор несколько раз взглянул  то на
фотографию, то на блондинку и наконец равнодушно ответил:
     -  Хотя фотография сделана много  лет назад, сходство  очень сильное. Я
думаю, что это она.
     Он опустил снимок на стол и так же не спеша вытащил из ящика пистолет и
положил рядом с фотографией.
     Конант с удивлением уставился  на пистолет. Затем его губы искривились,
и он хрипло произнес:
     -  Вам   не  понадобится  оружие,  сенатор.  Послушайте,  ваша  идея  с
раскрытыми картами - грубая ошибка. Я  могу  заставить этих  людей подписать
подробные признания, которые можно будет использовать, если они вновь начнут
вас шантажировать.
     Малверн слабо улыбнулся и подошел к столу.
     -   Мне  тоже  хочется  взглянуть   на  фотографию,-  частный  детектив
неожиданно нагнулся и взял снимок.
     Тонкая рука Кортвея опустилась на пистолет, затем  пальцы расслабились.
Сенатор откинулся на спинку стула и пристально посмотрел на Теда Малверна.


     Малверн внимательно изучил фотографию, положил на  стол и мягко  сказал
Джин Адриан:
     - Сядьте.
     Девушка отошла и устало опустилась в кресло.
     -  Мне  нравится  ваша   идея,  сенатор,-  заметил  Тед  Малверн.-  Она
порядочная и честная. Если бы состоялся процесс, то мистеру Конанту пришлось
бы менять всю  политику. Но у вас ничего  не  получится.-  Частный  детектив
провел ногтем по фотографии.- Всего лишь  поверхностное сходство, не больше.
Лично я думаю, что это совсем другая девушка. Уши другие и  расположены  они
ниже. Глаза посажены ближе, чем у мисс Адриан, а челюсть длиннее. Такие вещи
с годами не меняются. И  что  вы  тогда имеете? Письмо с вымогательством? Но
ведь вы не можете доказать, что оно написано мисс Адриан, иначе  вы бы давно
обратились в суд. Имя и фамилия? Совпадение. Что еще?
     Лицо Кортвея затвердело, как гранит, а рот сложился в горькую линию.
     - А  что вы скажете  по поводу свидетельства о рождении, мистер  Шерлок
Холмс? - слегка дрожащим голосим спросил он.
     Малверн слабо улыбнулся и потер кончиками пальцев щеку.
     - Ведь его достал Шенвер,- лукаво ответил он.- А Шенвер мертв.
     Лицо  Конанта исказила ярость, руки сжались в кулаки. Он шагнул к  Теду
Малверну и воскликнул: - Ах ты... паразит...
     Джин  Адриан  наклонилась  вперед,  глядя  на  детектива округлившимися
глазами. Тарго  наблюдал за Малверном  блеклыми глазами.  На его лице играла
глупая  улыбка.  Кортвей почти  не смотрел  на частного  детектива. На  лице
сенатора  отсутствовало какое бы  то ни  было  выражение. Холодный,  далекий
старик прямо сидел за столом.
     Конант неожиданно рассмеялся и щелкнул пальцами.
     - О'кей, выкладывай все до конца.
     - Я раскрою еще одну причину, по которой  процесс невозможен,- медленно
объяснил Тед Малверн.- Стрельба у "Сирано" и  угрозы с целью заставить Тарго
лечь в незначительном для успеха в  сезоне бою. Убитый гангстер отправился в
отель к  мисс  Адриан и оглушил  ее. Он оставил ее без сознания,  лежащей  в
дверях. Неужели ты не можешь пошевелить  своими большими мозгами? Неужели ты
не можешь связать все это, Конант? Я могу.
     Кортвей  неожиданно  наклонился  вперед,  и  его пальцы сжали  рукоятку
пистолета.  На белом,  словно  замерзшем  лице  глаза  превратились в черные
щелочки.

     Долл Конант замер.
     -  Почему,  когда  Тарго  после   всех  угроз  выиграл  бой,  головорез
отправился за ним к "Сирано"?  Ночной клуб плохое место для сведения счетов.
Он  пошел  туда  потому,  что  боксер  был  там  с  девушкой  и  Сирано  его
покровитель.  Ведь если что-нибудь  случится у "Сирано",  закон первым делом
клюнет на историю с угрозами. Вот почему  он пошел к "Сирано". Угрозы просто
явились подготовкой к  убийству. Когда  должна была начаться стрельба, Тарго
должен был быть не один, а с девушкой. Бандит собирался убить мисс Адриан, а
все выглядело бы так, что она убита по ошибке, а главная цель Дьюк Тарго.
     Конечно, для убедительности он  попытался бы убрать и Тарго, но главной
целью  являлась  мисс  Джш  Адриан.   Потому  что  во  всем  этот  шантажном
предприятии  оде  была динамитом,  главным действующим  лицом. Без  нее весь
шантаж бы лопнул, а  с ней, если  бы сенатор отказался раскошелиться, всегда
можно было бы  создать  громкое дело о брошенном отцом ребенке.  Ты, Конант,
узнал  о них с Тарго  от струсившего Шенвера. Шенвер знал  о  наемном убийце
все, потому что, когда тот появился и я увидел его, Шенвер  понял, что я его
узнал,  так как он слышал, как я  говорил о  нем в раздевалке  Тарго.  Тогда
Шенвер попытался задержать меня, устроив пьяную драку.
     Тед  Малверн  замолчал  и  опять  очень  нежно  потер щеку и  висок. Он
пристально смотрел на Долла Конанта.
     -  Я не  играю  в  такие  игры,  приятель,- медленно прохрипел Конант.-
Хочешь верь, хочешь не верь.
     - Послушай, Конант,- продолжил частный детектив.- Ведь бандит мог убить
мисс Адриан и в отеле. Но  он  только  оглушил ее,  потому что  бой  еще  не
состоялся. Если бы ее убрали до поединка, вся "подготовка" с  угрозами пошла
бы прахом. Он явился в отель, просто чтобы разглядеть Джин Адриан без грима.
А  девушка  так перепугалась,  что выхватила  пистолет,  и  убийце  пришлось
оглушить ее. Его визит в "Каронделет" был просто наводкой.
     - Я не играю в такие игры, приятель,- повторил Долл Конант и вытащил из
кармана люгер.
     Малверн пожал плечами и посмотрел на сенатора Кортвея.
     - Ты,  может, и не играешь, а  вот  сенатор  играет,- негромко произнес
частный детектив.- У него был мотив. И кроме того, никто никогда не поверит,
что  убеленный сединами,  добропорядочный политик  способен на подобное. Все
придумали они с Шенвером.  Если бы убийство не  состоялось, как произошло на
самом деле, Шенвер раскололся бы, и с  помощью его показаний  закон ткнул бы
крутого Долла Конанта носом в грязь.
     Кортвей слабо улыбнулся и произнес безжизненным голосом:
     - Молодой человек обладает богатой фантазией, но, конечно...
     В  этот  момент  Тарго  словно  проснулся  и  вскочил.  Его  физиономия
превратилась в маску. Губы медленно шевельнулись, и изо рта вырвались слова:
     - Для меня все это  звучит очень убедительно. Я сверну вашу...  чертову
шею, мистер Кортвей.
     - Сядь, гниляк,- приказал Критц и поднял револьвер.
     Дьюк Тарго слегка повернулся и нанес альбиносу прямой правый в челюсть.
Гангстер отлетел к стене и ударился о нее головой. Револьвер вылетел  из его
вялой руки.
     Боксер бросился к столу.
     Конант искоса наблюдал за  молодым человеком, но не  сдвинулся с места.
Тарго прошел мимо, едва не  задев Долла. На его невыразительном  лице из-под
густых ресниц сверкали сузившиеся от злобы глаза.
     Кроме Дьюка, все, казалось, замерли. Затем Кортвей поднял пистолет. Его
палец, побелев, напрягся на спусковом крючке, и раздался выстрел.
     Тед Малверн бросился к Джин Адриан и закрыл ее своим телом.
     Тарго с глупой улыбкой  посмотрел  на свои руки. Он сел на пол и прижал
руки к груди.
     Кортвей  еще  раз поднял пистолет,  но в  этот момент из люгера Конанта
дважды вылетело пламя.  На руке сенатора показалась,  кровь, и пистолет упал
рядом  со  столом.  Длинное  тело нырнуло  за оружием и  только  плечи  едва
виднелись над поверхностью стола.
     -  Вставай,  лживая свинья...  сейчас  получишь, что тебе причитается,-
прорычал Долл Конант.

     Из-за стола раздался выстрел, и плечи сенатора скрылись из виду.
     Через несколько секунд Конант зашел за стол, нагнулся и выпрямился.
     -  Выстрелил себе  в  рот,- спокойно объявил он.- А я потерял отличного
"честного" сенатора.
     Дверь  распахнулась,  и в  кабинет вбежал дворецкий с раскрытым ртом  и
взъерошенными волосами. Он хотел что-то сказать, но, увидев револьвер в руке
Долла Конанта и лежащего на полу Тарго, молча закрыл рот.
     Пробуя челюсть и проверяя, все  ли зубы на месте, поднялся Критц. Тряся
головой, он медленно поднял свой револьвер.
     - Ну и помощнички у меня! - прорычал Конант.- Позвони Малойю в полицию.
Да пошевеливайся.
     Малверн приподнял холодный подбородок Джин Адриан.
     - Уже светает, ангел. Похоже, дождь прекратился,- медленно сказал он  и
вытащил неизменную фляжку.- Давайте выпьем... за мистера Тарго.
     Девушка покачала головой  и закрыла лицо руками. Прошло немало времени,
прежде чем раздался вой полицейских сирен.



     Стройный   усталый  юноша  в  светло-голубой  с  серебром  форме  отеля
"Каронделет" закрыл двери лифта и сказал:
     - Фурункул у Корки проходит, но он  остался дома, мистер  Малверн. Тони
тоже не вышел. Наверное, слабое здоровье.
     Тед  Малверн  стоял  в  углу  кабины  рядом  с Джин  Адриан.  Они  были
единственными пассажирами.
     - Напрасно ты так думаешь,- возразил долговязый детектив.
     Молодой лифтер покраснел. Малверн подошел к нему и похлопал по плечу.
     - Не обращай на меня внимания, сынок. Мне пришлось просидеть всю ночь с
бальным другом. На, кули себе что-нибудь на завтрак.
     Юноша воскликнул:
     - Мистер Малверн! Я вовсе не...
     На девятом этаже лифт остановился. Тед  Малверн и Джин Адриан подошли к
914-му номеру. Детектив открыл дверь, вставил ключ изнутри и сказал:
     - Вам надо  немного поспать. Сон освежит.  Да, захватите фляжку. Вам не
помешало бы немного выпить. Девушка вошла в номер и бросила через плечо:
     -  Я  не нуждаюсь  в спиртном. Зайдите на минуту.  Я  хочу  вам кое-что
сказать.
     Тед Малверн  закрыл за собой дверь и вошел в гостиную. Через весь ковер
протянулся солнечный луч. Кареглазый детектив закурил.
     Джин  Адриан села  на диван, сбросила шляпку и взъерошила волосы. После
короткого молчания она медленно сказала:
     - Большое спасибо за все, что вы для меня сделали. До сих пор не пойму,
зачем вы вмешались во все это.
     - Я могу придумать пару причин,- объяснил Малверн,- но они не воскресят
Тарго. В его смерти, кстати, есть и доля моей вины. Хотя с другой стороны, я
не просил его ломать шею сенатору Кортвею.
     - Вы  считаете  себя лихим  парнем, но вы  всего-навсего большой  олух,
который готов броситься в омут из-за первой  попавшей в беду девки. Забудьте
обо  всем,  забудьте  Тарго и  забудьте меня.  Мы не  заслуживаем,  чтобы вы
тратили  на  нас время  и  силы. Я хотела вам это  сказать,  потому что, как
только полиция разрешит, я уеду и  никогда больше вас не увижу. Считайте это
прощанием.
     Тед Малверн кивнул, не сводя  глаз с полоски солнечного света на ковре.
Блондинка продолжила:
     - Мне немного трудно все это говорить. Я не ищу  жалости, когда называю
себя девкой.  Я  задыхалась  в  стольких  спальнях,  раздевалась  в стольких
грязных гостиных, столько раз  недоедала  и лгала, что  меня трудно  назвать
каким-нибудь другим именем. Поэтому я не хочу связываться с вами.
     -  Мне нравится, как вы говорите. Продолжайте. Джин быстро взглянула на
него и опять отвернулась.
     -  Как  вы  уже догадались, я не  Джиамни. Но я знала ее.  Мы выступали
вместе с дешевым номером "танцующие сестры" -  "Ада и Джин Адриан". Имена мы
придумали из ее фамилии. Номер не пользовался популярностью, и  нам пришлось
устроиться в гастролирующую труппу, которая тоже распалась в  Новом Орлеане.
Все это  оказалось  слишком  тяжелым ударом для Джиани, и  она приняла яд. Я
оставила  фотографии, потому что знала ее  историю. Глядя на того  холодного
мужчину и думая, что  он  смог бы  сделать для нее, я начала его ненавидеть.
Да,  она действительно  была его дочерью. Не  думайте, что  это ложь. Я даже
писала  ему  письма  с просьбами  о  помощи,  всего  лишь маленькой  помощи,
подписываясь ее именем. Но ответа не получила. И я возненавидела Кортвея так
сильно,  что  после  самоубийства Джиани  захотела отомстить.  Поэтому  я  и
приехала сюда.
     Девушка замолчала, крепко сплела  пальцы и тут же  разорвала их, словно
хотела причинить себе боль.
     - У "Сирано"  я познакомилась с Тарго, а через него  -  с  Шенвером. Он
работал  во  Фриско в  сыскном  агентстве,  которое  следило  за  Адой.  Все
остальное вы знаете.
     -  Звучит  убедительно,-  согласился Тед  Малверн.-  Интересно  только,
почему вы  ждали так долго. Хотите, чтобы  я думал, будто вы затеяли все это
не из-за денег?
     - Нет.  Я  бы взяла  деньги,  ведь я девка.  Но больше  всего я  хотела
отомстить.
     - Вы мало  знаете о девках, ангел,- слабо улыбнулся Тед.- Вы  совершили
противозаконный поступок и  вас поймали. А деньги бы  вам ничего не дали. Уж
я-то знаю. Это были бы грязные деньги.
     Девушка пристально посмотрела  на детектива. Он тронул  щеку, моргнул и
добавил:
     - Я знаю,  потому  что у меня именно такие деньги. Мой отец добывал их,
разворовывая   контракты    по   починке   канализационной    системы,    по
асфальтированию  улиц,  получая   взятки  от  игорных  синдикатов,  продавая
должности, и даже, как я подозреваю,  от проституток. Он делал деньги любыми
возможными и невозможными нечестными способами, управляя городом. А когда он
сколотил состояние и оставалось только сидеть и любоваться ими,  отец умер и
оставил их мне.  Но  мне  эти  деньги  тоже не принесли  счастья.  Я  всегда
надеялся, что  в деньгах счастье, но, похоже,  я  ошибался. Потому что я его
щенок, его кровь и плоть, взросшая в той же самой канаве. Я хуже, чем девка,
ангел,  потому что  я человек, который живет  на грязные деньги, и  при этом
даже не ворует сам, как он.
     Он замолчал, смахнул пепел на пол и поправил шляпу.
     - Подумайте над этим и не убегайте очень далеко, потому что у меня уйма
времени и бегство не принесет вам  ничего хорошего. Гораздо  веселее убежать
вместе.
     Детектив  подошел к двери. Он посмотрел  на полоску солнечного света на
ковре, быстро взглянул на Джин Адриан и вышел из номера.
     Когда дверь  за ним  закрылась, девушка встала, зашла в спальню и, даже
не сняв пальто,  легла на кровать. Джин уставилась на потолок. Прошло немало
времени, и она улыбнулась. На середине улыбки Джин Адриан заснула.

Популярность: 22, Last-modified: Mon, 30 Sep 2002 15:55:03 GMT