-----------------------------------------------------------------------
   Peter Albano. Quest of the Seventh Carrier (1989)
   ("The Seventh Carrier" #4). Пер. - А.Друнцал. М., "Яуза", 1995.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 12 July 2002
   -----------------------------------------------------------------------





   Никогда ни с одной женщиной не возникало у Таку Исикавы такой близости,
как с его  истребителем  "Мицубиси  А6М2".  Белая  верткая  боевая  машина
вначале  и  впрямь,  как  своевольная  любовница,   иногда   упиралась   и
капризничала, но разогревшись, льнула к летчику, становилась  продолжением
его тела, послушным орудием  его  воли  и  решимости  служить  императору,
выпускала огненные когти  трассирующих  очередей,  несущих  смерть  врагам
микадо.
   Чуть заметный поворот ручки влево,  одновременное  прикосновение  левой
подошвы к педали руля высоты - и  поблескивающий  белый  самолет,  заложив
пологий вираж  над  восточной  оконечностью  Токийского  залива,  вошел  в
разворот с набором высоты влево. Горячее масло омывало клапаны,  поршни  и
шестерни всех четырнадцати  цилиндров  удовлетворенно  рокочущего  мотора.
Летчик плавно прибавлял газ, пока тахометр  не  показал  1100  оборотов  в
минуту.
   Он  любил  летать  и  в  эти  мгновения  чувствовал  себя   богоравным,
погружаясь в какое-то подобие нирваны, переносился в  иную  реальность.  В
воздухе ему казалось, будто неведомые силы управляют его телом  независимо
от его воли, оставляя ему лишь ощущения. Казалось, будто достаточно подуть
на штурвал, взглянуть на руль высоты, подумать о легчайшем прикосновении к
рычагу сектора газа - и машина, ставшая частью его существа, сама выполнит
нужный маневр. Это было слияние с Благословенным и, может быть, переход  в
другое земное воплощение. А  еще  в  эти  минуты  он,  предвкушая  близкую
опасность, испытывал чувство того пьянящего  восторга,  который  неизменно
владел им в смертельной схватке с врагом.
   Он быстро огляделся.  Позади  шли  его  ведомые,  заменившие  сбитых  в
тяжелейших воздушных боях над Малаккским проливом ветеранов  его  звена  -
Сио Йосиду и Йосана Саканиси.  Младший  лейтенант  Акико  Йосано,  слишком
круто повернувший штурвал своей машины, которая чутко слушалась  малейшего
прикосновения, теперь суетливо подстраивался вровень  с  его  левым  рулем
высоты. Шедший справа  морской  пилот  первого  класса  Юнихиро  Танизаки,
наоборот, промедлил, переосторожничал и справился с маневром не лучше, чем
его напарник.
   Исикава отдавал предпочтение "клину" перед  "фронтом",  особенно  когда
вел неслетанное звено.  Двигаясь  в  параллельном  строю,  ведомые  должны
постоянно следить за лидером: сам он в относительной безопасности,  а  вот
они легко могут стать добычей опытного противника.  Конечно,  "клин"  тоже
требует равнения, но для ведомых проще держаться у рулевой высоты  лидера,
чем идти голова в голову, а, кроме  того,  они  видят  друг  друга,  могут
прикрывать напарника с фланга и в то  же  время  повторять  его  маневр  -
увеличивать или уменьшать скорость, сходиться и расходиться. Но  каким  бы
строем  ни  шла  "тройка",   пилоты   должны   действовать   синхронно   и
согласованно, как игроки вышколенной команды, как  актеры  театра  Кабуки,
где каждый твердо знает свое место и очередность своих движений и балетных
па. А Йосано и Танизаки еще слишком молоды, неопытны и неуверены  в  себе,
чтобы заставлять их держать равнение - они потратят на это чересчур  много
времени и сил. Всевышний, молился Таку, дай ты мне  поднатаскать  новичков
перед тем, как вести их в бой против асов полковника Каддафи.
   Лейтенант беспокойно передернул широкими плечами: нависавший над  самой
головой плексигласовый фонарь тесной кабины,  как  всегда,  вызвал  в  нем
неприятное ощущение - боязнь замкнутого пространства.  Теперь,  когда  ему
перевалило за шестьдесят,  уже  через  двадцать  минут  полета  мышцы  шеи
начинали ныть и неметь. Он чуть откинулся назад, расправляя крепко  сбитое
мускулистое тело, взглянул на приборы. Топливо - 11О галлонов,  обороты  в
минуту - 1100, скорость - 122 узла, высота - 3700 м, давление в системах -
57  см  ртутного  столба,  температура  масла  -  63  градуса.  Глаза  его
скользнули по медной пластинке, вделанной  в  приборную  доску  чуть  ниже
альтиметра, и в тысячный раз прочли:

   Мицубиси Юкогио КК, Накадзима Хикоки КК,
   Нигацу 10, 2,600, модель 11, тип 0, серия 136.

   Какой странный день! Действительно  странный!  Молочная  пена  перистых
облаков протянулась на километр к северо-востоку, а еще на  тысячу  метров
выше кучевые облака, похожие на тщательно скрученные ватные шарики, ровным
слоем затягивали небо до самого горизонта, где зубчатой крепостной  стеной
медленно  оседала  в  море  черная  грозовая  туча.  Над   водой   рыскали
бесчисленные стаи чаек - в рассеянном солнечном свете их суматошно машущие
крылья мелькали как снежные хлопья в пургу.
   Таку вздохнул. Как немощен и мал делался в этом безмерном  пространстве
человек, сидящий в хрупкой  металлической  птице!  Отогнав  эту  тоскливую
мысль, он принялся, коротко и резко перемещая глаза,  обшаривать  взглядом
переднюю полусферу, ни во что не всматриваясь пристально и подолгу, а, как
опытный истребитель, полагаясь на то, что боковым зрением  различит  вдали
крошечные пятнышки, которые через мгновение вырастут, обрастут крыльями  и
рыльцами пулеметов и собьют беспечного пилота, так что  тот  и  ахнуть  не
успеет. Впрочем, сейчас никто не мог угрожать ему  и  авианосцу  "Йонага",
над которым он летел на высоте  3700  метров.  Отсюда  стоявший  на  якоре
авианосец, совсем недавно вернувшийся в строй после тяжелых боев с  флотом
полковника  Каддафи  в  Южно-Китайском  море,  выглядел  не  больше  мухи,
присевшей на широкий голубой татами.  Летчик  улыбнулся  этому  сравнению.
Гигантский  авианосец  водоизмещением  84.000  тонн,  одиннадцать   недель
проведя  в  доке  Йокосуки,  был  отремонтирован  и  теперь   вновь   стал
боеспособным кораблем. Однако ливийские бомбы,  торпеды  и  мины  выкосили
едва ли не весь летный состав и сотни человек его  экипажа.  На  их  место
пришли необстрелянные юнцы вроде Йосано и  Танизаки,  но  все  же  главную
боевую силу, основу летной мощи авианосца, составляли уцелевшие  ветераны,
большей части которых, как и самому Таку, было  уже  за  шестьдесят.  Годы
лишь прибавили им боевого опыта, не угасив в  них  дух  бусидо:  все  были
готовы без колебаний отдать жизнь за императора и  снискать  себе  райское
блаженство и место в храме Ясукуни, с честью  погибнув  в  бою.  Все  были
истинными самураями с сильной кармой, настоящими храбрецами и мужчинами  в
полном смысле слова, а не обабившимися трусами.
   Лейтенант поглядел наверх, на гонимые ветром легкие перистые облачка, и
задумался  о  китайской  лазерной  системе  и  о  том,   как   неузнаваемо
преобразился мир после того, как эта блуждающая космическая станция-убийца
была выведена на орбиту. Ее запустили в космос для того, чтобы можно  было
вовремя пресечь безумный ядерный шаг России или США, лазерный  комплекс  с
фтор-дейтериевой рабочей средой, состоящий из двадцати  спутников-убийц  и
трех командных орбитальных станций, с  самого  начала  разладился  и  стал
уничтожать все реактивные самолеты  и  ракеты  при  запуске  двигателя.  В
первый же день лазерные лучи  сожгли  одновременно  почти  полторы  тысячи
гражданских и военных самолетов, в которых нашли свою могилу больше  15000
человек - пассажиры и  экипажи.  На  Ближнем  Востоке  при  взрывах  ПТУРС
[противотанковый управляемый  реактивный  снаряд]  и  НУРС  [неуправляемый
реактивный снаряд] гибли десятки иракских и иранских  солдат,  а  в  руках
двоих  палестинских   боевиков,   собиравшихся   расстрелять   автобус   с
израильскими  школьниками,  взорвался  противотанковый  гранатомет.  Очень
скоро человечество поняло, что ракетное оружие  и  реактивные  самолеты  -
всего лишь ненужный хлам.
   Странный мир родился из воцарившегося ненадолго хаоса. На международную
арену,  освободясь  от  страха  перед  ядерными  сверхдержавами,  со  всей
новообретенной мощью ворвались страны  третьего  мира,  которым  Россия  и
Америка в течение стольких  лет  сбывали  устаревшие  самолеты  и  корабли
времен  второй  мировой  войны.  Полковник  Муамар   Каддафи,   располагая
колоссальными средствами от продажи нефти и  -  по  слухам  -  наркотиков,
прекратил поставки горючего Западу и Японии, собрал неисчислимые  арабские
армии, чтобы уничтожить Израиль и поставить на колени  Америку.  Советский
Союз помог ему приобрести авианосцы, крейсера и самолеты, двинутые  против
японцев,  которых  полковник  ненавидел  так  же  сильно,  как  евреев   и
американцев.
   "Йонага", встретив арабскую  эскадру  в  Средиземном  и  Южно-Китайском
морях, отвел от Израиля угрозу уничтожения: он потопил три авианосца,  три
крейсера и сбил несколько сотен самолетов. Но очень скоро стало  известно,
что готовится новая священная война - джихад - и вооруженные  силы  Ливии,
Ливана, Сирии и Египта собираются раз и навсегда покончить с  ненавистными
израильтянами. Иран и Ирак были слишком заняты тем, что истребляли  войска
и население друг друга и потому не вошли в состав этой коалиции.
   Таку размышлял обо всем этом,  а  глаза  его  тем  временем  продолжали
делать  свое  привычное  дело  -  зорко  оглядывали  горизонт.  В   сорока
километрах к северу, над Токийским международным аэропортом,  все  эшелоны
почти до  четырех  тысяч  метров  были  заняты  устаревшими  самолетами  с
поршневыми двигателями. Они описывали широкий круг над Фунабаси, проходили
к востоку от полуострова Босо и брали курс на Тихий океан. К югу  самолеты
старались не  соваться,  избегая  попадать  в  воздушное  пространство,  в
котором барражировали самолеты с авианосца. Таку лениво проводил  взглядом
грузный "Локхид С-121 Констеллейшн", проходивший в самом верхнем эшелоне и
медленно отвернувший налево, к востоку - подальше от залива  и  запретного
коридора, принадлежавшего самолетам с "Йонаги". Таку залюбовался  четырьмя
мощными  моторами  "Райт"  по  3250  лошадиных  сил  в   каждом.   Ничего,
когда-нибудь на место  его  950-сильного  "Сакаэ"  поставят  более  мощный
двигатель... Командир  эскадрильи  подполковник  Йоси  Мацухара  обещал...
Впрочем, этому американскому прихвостню веры  нет.  Так  или  иначе,  пока
новые двигатели не поступили, он летает на самолете,  мотор  которого  был
собран еще в 1939 году. Однако настораживали сведения израильской разведки
о  том,  что  арабы   заменяют   моторы   своих   "Мессершмиттов"   новыми
1900-сильными двигателями "Мерседес-Бенц". Лейтенант сердито  заворочался,
оправляя тугие лямки парашюта и привязные ремни...
   Он машинально проводил узкими цепкими глазами "Дуглас DC-4 Скаймастер",
который, набирая высоту, сделал круг над  аэропортом  и  пошел  к  югу.  В
голове лейтенанта, как у всякого летчика, в полном одиночестве проводящего
на  боевом  дежурстве  многие  часы,  крутился   причудливый   калейдоскоп
воспоминаний. Он мысленно перенесся во времени и пространстве  назад  -  в
детство, в юность, к родителям и возлюбленным.
   В прогалине  между  облаков  мелькнул  бирюзовый  кусочек  неба,  сразу
напомнивший Таку остров  Кобата  Сима  и  беспокойное  море  вокруг  него.
Занимая всего двадцать квадратных километров, этот поросший  густым  лесом
остров высится над Бунго Суидо  как  изумрудная  башня,  увенчанная  горой
Амакуса. Летчик вспомнил, какой удивительный вид открывался с заброшенного
маяка,  построенного  когда-то  на  скалистой  вершине,  возвышавшейся  на
юго-восточном склоне. Оттуда можно было различить северный  берег  острова
Кюсю, а когда задувал муссон, - и остров Сикоку.
   Там всегда стоит туман: теплые течения  Японского  моря  встречаются  с
холодными океанскими потоками, отчего вода издает беспрестанный  рокочущий
гул и на поверхности ее вскипают пенные  буруны.  Ветер  сбивает  верхушки
волн, похожие на страусовые перья,  а  на  отмели  оседает  родившаяся  из
стычки враждующих потоков туманная дымка. Летом над острыми вершинами  гор
каждый день нависает грозовая туча, на  закате  края  серебристых  облаков
наливаются зловещим синевато-багровым цветом, обещая пролиться дождем.  Но
обещания эти исполняются редко, хотя по вечерам слышатся громовые раскаты,
а из облака в облако проскакивают вспышки зарниц, словно там сражаются  за
обладание небом две армии.
   Жизнь  на  острове  была  тяжкая,  зависела  от  капризов  моря  и  его
обитателей - акул и макрелей, осьминогов и карпов. Когда улов  был  хорош,
Таку и его отец Шимей (Ото-сан) работали от утренней до  вечерней  звезды.
Таку на всю жизнь запомнил изнурительную  ловлю  осьминогов,  составлявших
больше половины всей их добычи. Отец соединял  шкив  мотора  их  маленькой
лодки с катушкой, укрепленной на  планшире,  так  что  получалось  подобие
лебедки. Потом Таку брал стеклянный буек и, отвязав, бросал в  море  трос,
на котором были укреплены около сотни горшочков. Потравливая трос, лодочка
медленно подвигалась вперед, а лебедка вытягивала один горшочек за другим,
опорожняя их на дно перегруженной лодки. Когда лебедка  не  справлялась  с
тяжестью, Таку приходил ей на помощь: широко расставлял ноги, упирался ими
в нос, ухватывал мокрый, тяжелый от воды пеньковый трос  голыми  руками  и
вытягивал горшочки, вываливая их вязкое, скользкое, липкое  содержимое  на
палубу. От такой работы он через несколько лет заматерел: сильно  раздался
в плечах, мышцы шеи, груди и спины налились силой.
   Ловить переметом было не в пример легче. Бечева с грузилом и множеством
крючков шла по дну, прочесывая его  как  грабли.  Улов  почти  всегда  был
хорош, и нежнейшая рыба  попадала  в  искусные  руки  матери  -  неизменно
лучившейся приветливой улыбкой Хацуйо (Ока-сан). Даже сейчас у  лейтенанта
потекли слюнки при  воспоминании  о  нарезанной  тонкими  ломтиками  сырой
камбале с соевым соусом. К ней подавали пиво, рис и маринованную редиску.
   Да, труды были тяжкие и долгие, но тем  веселее  проходили  праздничные
дни. Из всех пяти праздников, отмечаемых всей Японией, - День  Семи  Трав,
День Девочек, День Звезд, День Хризантем и День Мальчиков  -  Таку  больше
всего любил последний,  приходящийся  на  5  мая.  Все  девятьсот  жителей
острова в этот день в честь своих сыновей ставили за оградой длинные шесты
с разноцветными бумажными и  шелковыми  карпами,  вившимися  на  ветру  и,
казалось, плывшими против течения по невидимой реке. Перед скромным  домом
Исикава всегда реял самый большой и гордый карп - символ  мужества,  силы,
воли и энергии. Мать по  случаю  торжества  готовила  "симаки"  -  сладкую
рисовую водку, настоянную на ароматных травах и водорослях.  Дом  Исикавы,
по традиции, был обращен окнами не  на  северо-восток,  где,  по  поверью,
обитают злые духи. Эта незамысловатая постройка из  дерева  и  проклеенной
бумаги, поставленная без единого гвоздя  и  державшаяся  за  счет  тяжелой
тростниковой крыши, находилась в шести километрах  от  деревни  на  склоне
горы. Деревянные стены и рамы не лакировали и не красили -  они  сохраняли
свой благородный естественный цвет.
   Семейство Исикава никогда не ходило в деревенскую баню, а  наслаждалось
собственной - маленькой, но зато своей: на задах дома помещалась  железная
бадья, наполненная водой, которую подогревала  масляная  печка.  И  каждый
вечер в неизменном порядке - сначала отец, за ним мать, а за  нею  Таку  -
семья совершала тщательные омовения. После бани Хацуйо накрывала низенький
стол в большой - "на шесть циновок" -  комнате:  ужин  состоял  обычно  из
нарезанной тоненькими ломтиками  сырой  рыбы,  риса,  запеченных  в  тесте
морских водорослей,  маринованных  огурцов  или  свеклы.  За  едой  Шимей,
обсудив с сыном завтрашнюю ловлю, любил рассказывать историю своего  рода:
благородное  происхождение  невидимой  стеной  отделяло  их  от  остальных
обитателей деревни.
   Однако прошло еще несколько лет, прежде чем Таку, уже став  подростком,
в полной мере осознал славное прошлое своей семьи. Четыре  столетия  назад
его  предки  верно  служили  грозному  дайне  Такаучи  Акаси,   владевшему
Йокухаси, маленьким городком на северном побережье Кюсю,  где  он  воздвиг
свой неприступный замок. Оттуда его бесстрашные самураи совершали походы и
набеги,  заходя  далеко  к  югу,  до  самого  Кумамото,  огнем   и   мечом
устанавливая  власть  своего  господина.  Особой  отвагой  и   жестокостью
отличались Исикава.
   Они хранили верность  своему  повелителю  до  1871  года,  когда  вновь
воцарившаяся императорская династия объявила  всех  самураев  вне  закона,
самыми кровавыми средствами лишила  их  всех  привилегий  и  в  одну  ночь
сделала беднейшими из бедных.
   - Но превратить нас в суихейса не под силу никому, - повторял отец.
   Хацуйо и Таку кивали в ответ, ибо никто из самураев никогда не поставит
себя на одну доску с суихейса -  низшим  сословием  презренных  и  грязных
мясников, мелочных торговцев, ремесленников и землепашцев. Каждый  самурай
твердо помнил, что потерять лицо - значит  лишиться  всех  жизненных  сил:
душевных,  умственных  и  физических,  -  стать  просто  жалким  подобием,
видимостью человека.  И  гордый  род  самураев  Исикава  подтверждал  свою
верность заветам бусидо на службе императору Мэйдзи. Дед  Таку,  полковник
Сасико Исикава, в 1900 году был сражен пулей в ту минуту,  когда  поднимал
своих солдат  в  отчаянную,  но  бесполезную  атаку  во  время  подавления
боксерского восстания в Пекине. Его брат, капитан  третьего  ранга  Нобору
Исикава, в 1905 году потерял ногу под Порт-Артуром,  командуя  эскадренным
миноносцем, первым  ворвавшимся  в  гавань.  Дядя  Таку,  лейтенант  Гозен
Исикава, в 1911 году погиб при высадке десанта на остров Цу,  успев  перед
смертью избавить мир от четырех отпетых негодяев - пиратов  с  Формозы,  -
собственноручно зарубив их своим длинным кривым мечом.
   Да, традиция была жива, и родовая честь оставалась незапятнанной. Семья
с гордостью воздавала ежедневные почести своим славным предкам у маленькой
деревянной пагоды, выстроенной за домом в лесу, молясь Аматэрасу, Идзанами
и Идзанаги, прося богов ниспослать им силу и твердость духа.
   Таку вспоминал, как изучал он кодекс самурайской  чести  бусидо.  "Есть
только один путь  стать  настоящим  мужчиной,  -  звучал  у  него  в  ушах
непреклонный голос отца. - Хранить традицию и помнить жертвы,  принесенные
во  имя  чести  твоими  предками.  Помнить,  что  быть  мужчиной  -  самая
настоятельная потребность из всех, какие возникают в жизни, ибо  силы  для
всего, что ни делает мужчина, черпает он из этой потребности.  Дисциплина,
честь и бусидо - на этих трех китах должна зиждиться твоя  жизнь,  от  них
зависит острота твоего ума, широта твоей души, мощь твоих чресл".
   Таку чуть ли  не  с  молоком  матери  впитал  ненависть  к  голландцам,
корейцам, англичанам, китайцам,  но  самую  лютую  злобу  испытывал  он  к
немытым и грубым янки, которые своими квотами  на  иммиграцию  из  Японии,
принятыми в 1924 году, оскорбили гордый народ, дали ему моральную оплеуху.
А сколько было случаев, когда переселившиеся в Америку японцы  слышали  по
своему адресу насмешки и  брань?  А  открытое  и  наглое  соперничество  с
империей за базы в Тихом океане? Разве не для того, чтобы угрожать Японии,
обосновались янки на Филиппинах  и  Гавайях?  Разве  не  для  того,  чтобы
подорвать могущество империи, низвести ее до уровня третьеразрядной страны
в управляемой ими  Юго-Восточной  Азии,  пошли  они  на  тайный  сговор  с
англичанами  и  голландцами?  Разве  не  свидетельствуют  об   их   подлых
намерениях итоги созванной в  Вашингтоне  конференции  по  военно-морскому
флоту?
   Таку, можно сказать, родился в море,  а  потому  знал,  что  непременно
будет служить на одном из боевых кораблей императорского флота. Как  часто
они с отцом, сидя в своей утлой лодочке, молча смотрели, как на горизонте,
уходя в океан или возвращаясь в Японское море, кильватерной колонной  идут
серые огромные суда. Но еще сильнее волновали воображение Таку серебристые
стальные птицы, с ревом проносившиеся в поднебесье. Летать, отринуть  плен
земного тяготения, почувствовать себя равным богам - что может  сравниться
с этим? Что еще так  раскрепощает  дух?  Как  еще  можно  лучше  послужить
императору?
   Морских летчиков готовили в училище военно-морской  авиации  в  городке
Цутиура, расположенном в восьми километрах от Токио.  Туда  принимали  три
разряда курсантов:  во-первых,  офицеров  флота,  уже  окончивших  морскую
академию, во-вторых,  кадровых  старшин,  и,  в-третьих,  пятнадцатилетних
юношей. Не было предела радости и гордости старого Ото-сан, когда  в  1938
году Таку, отлично учившегося и обладавшего к тому же огромной  физической
силой, зачислили в летную школу.
   Но  перед  отъездом  в  Цутиуру  он  вместе  с  родителями   отправился
поклониться святыне  Аматэрасу-омиками.  Стоя  перед  исполинской  статуей
богини, отец, по обычаю, дважды хлопнул в ладоши, прежде чем обратиться  к
родоначальнице императорской династии.
   - О матерь микадо, -  гулким  эхом  раскатился  под  каменными  сводами
пагоды его голос. -  Укрепи  хребет  нашего  сына,  дай  ему  твердость  и
гибкость стали, пусть испытания и искусы воинского долга закалят в нем дух
воина. Ниспошли ему решимость забыть о  том,  кто  он,  дабы  он  сделался
частицей  одного  бесконечного  целого,   капелькой   воды   в   безмерном
пространстве Океана. Дай отринуть все, что  помешает  ему  стать  истинным
самураем, а если ты решишь призвать его к себе, дай окончить  свои  дни  в
бою, сражая врага.
   Мать заметно вздрогнула при этих словах, но не проронила  ни  звука,  а
потом, обернувшись к Таку, произнесла:
   - Сын мой, твоя  тетка  Томи  и  двоюродная  сестра  Кацуко  дали  обет
простоять на улице Токио до тех  пор,  пока  тысяча  прохожих  не  положат
тысячу стежков на твой пояс.
   - Спасибо, Ока-сан, - церемонно ответил Таку. - Когда благодатная  сила
тысячи молитв коснется моего тела, я покрою себя славой в бою.
   - А вот здесь,  -  продолжала  она,  протягивая  ему  искусно  расшитый
золотом бархатный мешочек, - находится талисман "восьми мириад божеств"  и
Будды из "Трех тысяч миров". - Ее  подбородок  задрожал,  а  увлажнившиеся
глаза заблестели, как полированный эбен. - Дед Томи не снимал этот  амулет
и невредимым прошел через боксерское восстание, через войны с китайцами  и
русскими. Есть поверье... - ее голос окреп, -  что  тот,  кто  носит  его,
неуязвим для пули.
   - Я знаю, Ока-сан, - мягко ответил Таку.
   Новый день он встретил уже в Цутиуре -  новый  день  и  новый  мир.  Из
полутора тысяч поступавших принято было только семьдесят человек,  и  Таку
возликовал, увидев свое имя в списке отобранных.
   Однако ликование это было оборвано рукой старшины. Когда в первый  день
новобранцев выстроили в  учебном  центре  -  две  ВПП  длиной  два  и  три
километра и шесть огромных ангаров, обращенных к океану, - старшина первой
статьи, случайно оказавшийся рядом с их шеренгой, ни с того ни  с  сего  и
без всякого предупреждения залепил Таку звонкую оплеуху. Сжав кулаки,  тот
готов был броситься на обидчика, чьи черные глаза насмешливо встретили его
яростный взгляд. "Нет! Нельзя! Он проверяет меня!" -  мелькнуло  в  голове
юного рыбака, и он совладал  с  собой.  Старшина  ухмыльнулся  и  двинулся
дальше вдоль строя.
   И  в  кошмарном  сне  не  могло  присниться  Таку,  с  какой   зверской
жестокостью будут относиться к ним в училище. Поскольку морские офицеры  и
старшины были неприкосновенны, всю свою злобу училищные командиры вымещали
на тех кадетах, которые  пришли  сюда  со  школьной  скамьи.  За  малейшее
упущение по службе взыскивали и били беспощадно. За  истинную  или  мнимую
вину одного кадета наказывали  весь  взвод,  воспитывая  таким  образом  в
новобранцах чувство ответственности. Из них делали бессловесную скотину  -
они не имели права переспросить, усомниться и вообще не имели права ни  на
что, кроме слепого и бездумного повиновения. В эти трудные дни  на  помощь
Таку пришел древний самурайский кодекс  -  он  укрепил  в  нем  покорность
судьбе и умение, не уклоняясь, принимать наказание.
   Там, в летной школе, он и повстречал эту  американскую  свинью  -  Йоси
Мацухару. Они возненавидели друг друга с первого  взгляда,  и  дело  почти
мгновенно дошло до драки. Если бы не вмешательство старшины, Таку убил  бы
Йоси.
   После  того  как  командир  учебной  эскадрильи  пригрозил   в   случае
повторения немедленно списать обоих, кадеты стали избегать друг друга. Тем
временем  миновал  изнурительный  месяц  начальной  подготовки,  и   пошли
занятия. Кадетам не давали пощады: когда учили плавать, обвязывали  шкотом
и бросали в океан. Таку не  знал  себе  равных:  он  плавал  со  скоростью
голодной акулы, а нырнув, мог,  ко  всеобщему  изумлению,  оставаться  под
водой три  минуты.  В  особом  почете  были  гимнастика  и  акробатические
упражнения: кадетов заставляли часами прыгать с вышки в воду, а потом и на
землю, отчего многие покалечились.  Таку  научился  ходить  на  руках,  по
двадцать  минут  стоять  на  голове,   демонстрируя   редкостное   чувство
равновесия и удивительную координацию движений - то и другое  впоследствии
не раз спасало ему жизнь. Его от природы  острые  глаза  стали  еще  зорче
благодаря тренировкам: инструктор показывал  наклеенный  на  белый  картон
черный силуэт самолета, и вскоре он в долю секунды  научился  распознавать
все существующие в мире типы и марки.
   По истечении одиннадцати месяцев из семидесяти  зачисленных  в  училище
осталось восемнадцать человек. Таку,  как  первый  в  выпуске,  получил  в
награду от императора золотой  браслет  и  нашил  над  нагрудным  карманом
кителя матерчатую нашивку. "Морской летчик третьего класса Таку  Исикава",
- снова и снова повторял он, упиваясь звучанием этих слов, и то  горделиво
ощупывал браслет, то дотрагивался до нашивки. Йоси Мацухара, как человек с
университетским образованием, был аттестован младшим лейтенантом.
   Таку начал службу в  1940  году  в  Китае.  Его  Вторая  истребительная
эскадрилья, входившая в состав  Первой  воздушной  армии,  базировалась  в
Тяньгане, на юго-востоке Китая, и раньше  других  получила  на  вооружение
самолеты "Зеро-сен", обращавшие русские И-16 и американские "Кертис  Р-40"
в груду пылающих обломков. Спустя восемь месяцев Таку, числивший за  собой
три воздушных победы, получил повышение и стал  морским  летчиком  первого
класса. За год боевых действий эскадрилья потеряла только два самолета, да
и те были уничтожены зенитным огнем.
   Перед  самым  началом  Большой  войны  в  Юго-Восточной  Азии  Мацухару
перевели в другую часть, поручив какое-то секретное  задание,  а  Таку  со
своей эскадрильей передислоцировался на  остров  Формозу.  9  ноября  1941
года, прикрывая девять троек бомбардировщиков "Мицубиси G4M",  совершавших
налет на базу Кларк-Филд, он добавил к своему боевому счету еще один Р-40.
Потом  его  эскадрилью  приписали  к  авианосцу   "Кага".   В   боях   над
Южно-Китайским и Яванским морями и Индийским океаном он  одержал  еще  три
победы: сбил над Цейлоном британский "Фулмар", а над  Баликпапаном  -  два
"Брюстера F2A Буффало" ВВС Голландии. Впрочем,  это  была  легкая  добыча.
Затем "Кага" в группе из трех других авианосцев пошел к острову Мидуэй.
   Таку, к этому времени произведенный в младшие лейтенанты и  назначенный
командиром звена, не сомневался, что против такой армады не устоит  никто.
В первом же бою его самолеты сбили двадцать  один  истребитель-перехватчик
"Ами", а сам Таку расстрелял с "Грумман F4F  Уайлдкэт"  и  сжег  еще  один
почти беззащитный "Буффало". Но сладкий вкус победы вдруг сменился горечью
поражения:   пока   эскадрилья   заправлялась,   американские   пикирующие
бомбардировщики  "Дуглас",  в  полном  смысле  слова  с  неба  свалившись,
уничтожили всю авианосную группу. Погибло  почти  пять  тысяч  летчиков  и
моряков. Таку, успевший ухватиться в море за обломок крыла, через три часа
был замечен с эсминца "Такакадзе" и поднят на борт.  Его  ведомые  Синтаро
Миядзава и Киити Абэ каким-то чудом  тоже  спаслись.  Четырнадцать  других
пилотов эскадрильи погибли - большая часть сгорела заживо в  кают-компании
за чаепитием, не успев даже выскочить наружу.
   После  этого  всех  троих  приписали   к   истребительному   авиаполку,
базировавшемуся на восточном побережье Новой Гвинеи. Там было немало асов,
которые сбивали Р-40, "Аэрокобры" и  тихоходные  злосчастные  "Буффало"  в
таком количестве и так регулярно, что это уже почти  перестало  доставлять
им радость. "Митчеллы" и "Мародеры" были не такой легкой добычей, но и они
пасовали перед виртуозным мастерством японских пилотов.
   А 3 января 1943 года неудача подстерегла Таку. Сойдясь в лобовой  атаке
с самым грозным противником - "Боингом В-17", - он  попал  под  огонь  его
пулеметов и пушки. Град пуль разворотил  ему  шасси  и  фонарь,  вдребезги
разбил приборную доску. Осколки и щепки сильно поранили  ему  лицо.  Почти
ничего не видя от заливавшей глаза крови, корчась от боли в  боку  -  пуля
рикошетом угодила в рукоятку его меча, вогнав ее в тело: были сломаны  два
ребра и пробито легкое, - Таку, прикрываемый ведомыми, вышел из боя.
   О том, как он посадил изуродованную машину, еще долго говорили в полку:
ослабевший от боли и потери крови пилот сумел все-таки высвободить  правый
руль высоты, взять ручку  влево  и  приземлиться  на  одно  колесо.  Теряя
управление, "Зеро" на скорости  90  миль  в  час  свалился  в  штопор,  из
которого летчик, проявив невероятное мастерство, вывел его у самой  земли.
Дымящаяся груда искореженного алюминия с визгом летела по взлетной  полосе
еще триста  метров  и  наконец  замерла.  Аварийная  команда  едва  успела
вытащить из кабины бесчувственное тело лейтенанта, как "Зеро" взорвался.
   Таку отправили в Сасебо в военно-морской  госпиталь,  где  он  пролежал
довольно долго:  из  серьезно  поврежденного  левого  легкого  приходилось
постоянно откачивать жидкость. Родители часто навещали его, а потом в один
прекрасный день он познакомился с Микико  Такашита  -  троюродной  сестрой
своего ведомого, младшего лейтенанта Абэ.
   Она  была  очень  хороша:  шелковистые  черные  волосы,  блестящие  как
лакированное дерево, мягко обрамляли тонкое лицо с нежной, фарфорово-белой
кожей. Он утонул в колдовских омутах  ее  глаз,  одновременно  ласковых  и
чувственных.  Европейское  платье  великолепно  обрисовывало  ее   точеную
фигуру, подчеркивая  женственно  округленные  очертания  высокой  груди  и
крутых бедер. Всякий раз, когда она плавно входила в  палату,  у  раненого
лейтенанта перехватывало дыхание.
   Вскоре после их первой встречи он быстро  пошел  на  поправку.  Микико,
дочь  Садао  Такашита,  видного  промышленника  и  одного  из   владельцев
корпорации "Ниппон Стил Уорк", училась в Токийском женском университете  и
жила в общежитии. Таку понимал,  что  останься  он  простым  рыбаком,  эта
девушка, происходящая из богатейшей семьи, навсегда осталась бы  для  него
недоступна. Но теперь он был прославленный  летчик,  уничтоживший  десятка
два врагов императора, - настоящий самурай.
   Микико часто навещала его, принося книги, лакомства и отрадные известия
о сокрушительных победах японской армии на Соломоновых островах,  в  Новой
Гвинее и  в  Китае.  Однажды,  застенчиво  потупившись  и  покраснев,  она
сказала:
   - Знаешь, мои родители гордятся тем, что я знакома с  таким  человеком,
как ты. Они уважают тебя.
   Таку выписали из госпиталя. Командование предоставило  ему  отпуск  для
восстановления здоровья. Проведя неделю с  родителями  на  острове  Кобата
Сима, он снял недорогую квартиру в квартале Симбаси, расположенном  к  югу
от императорского дворца, почти у самой гавани.
   К его несказанной радости, Микико явно искала с ним  встреч.  Когда  он
достаточно окреп, они по крайней мере  дважды  в  неделю  вместе  обедали,
ходили в театр Кабуки,  гуляли  в  парке  Рион-дзи,  осматривали  храмы  и
пагоды. Как-то раз они отправились в Ису - бухту, лежавшую  в  шестидесяти
милях к юго-западу от Токио. Таку был поражен красотой подводных садов,  а
еще больше - тем, как привлекательна  была  Микико  в  купальном  костюме.
Сильная, гибкая и неотразимо женственная, она плыла перед ним как  морское
божество, и впервые после ранения он почувствовал прилив желания.
   Вечером, у него  дома,  они  бросились  друг  к  другу,  как  бросается
голодный на еду. Навеки запечатлелось в душе и в памяти лейтенанта то, что
потом  будет  так  мучить  его  в  многолюдном   одиночестве   офицерского
общежития, - то, как сжимал он в своих объятиях и  ласкал  эту  красавицу,
снова и снова выкрикивавшую его имя.
   Два месяца спустя они поженились. Таку снял в более престижном квартале
Бункио-ку небольшой домик -  четыре  комнатки,  окна  которых  выходили  в
густую зелень Ботанического сада. Здесь  он  испил  полную  чашу  счастья,
здесь сбылось то, о чем он не отваживался даже мечтать.
   Это безмятежная жизнь продолжалась до тех пор, пока в августе 1943 года
не вернулся из отпуска  раненный  в  ногу  и  навсегда  оставшийся  хромым
младший лейтенант Киити Абэ. Он привез дурные вести.  Погибли  Тосио  Ота,
Сигира Танимото, Йосухиро Уехара, Синтаро Миядзава:  все  они  были  сбиты
новыми американскими "Хеллкэтами" и "Корсарами".  Летчики  из  ненавистной
41-й  авиадивизии,  прозванные  "Макартуровские  мясники",  несколько  раз
атаковали базу в Лаэ. Ходили слухи, что ее переводят в другое место.
   Таку,   несмотря   на   мольбы   Микико,   немедленно   отправился   на
переосвидетельствование. Он просил, требовал, угрожал,  и  ошеломленные  и
слегка напуганные врачи наконец признали его годным к летной службе.
   Еще полтора года он служил на авианосцах, в том числе "Цуйкаку",  сумев
выплыть, когда он был пущен американцами ко дну. 26 октября 1944 года,  на
следующий день после того, как затонул "Цуйкаку", перебравшаяся в Нагасаки
Микико родила мальчика. Его назвали Садао.
   Таку служил в 4-м полку истребителей-перехватчиков, размещенном в сотне
километров к северо-западу от  Токио,  когда  на  Хиросиму  была  сброшена
атомная бомба. Три дня спустя был  стерт  с  лица  земли  город  Нагасаки.
Микико и Садао испарились в огненном смерче. Едва не помешавшийся от  горя
и гнева Таку закончил войну майором. На  его  счету  было  пятьдесят  пять
побед.
   Почти целый год Таку без цели и смысла блуждал по руинам отчизны:  пил,
ходил  к  проституткам,  неделями  не  мылся  -  и   наконец,   измученный
воспоминаниями о жене - мысли о ней бились у него в голове, как бабочка  в
паутине, - вернулся в Кобата Сима. Матери к этому времени уже не  было  на
свете. Отец от прожитых лет и тоски по жене согнулся, словно старая  сосна
на вершине Амакусы.
   Но именно это воскресило Таку к жизни: он был нужен отцу, без него  тот
совсем пропал  бы.  Снова,  как  когда-то,  выходили  они  в  море  ловить
осьминогов, и свежий ветер, заполняя  легкие  Таку,  пьянил  его  не  хуже
ароматного сакэ.  Снова  окрепли  и  налились  силой  одряблевшие  за  год
безделья мышцы. Но однажды в  пасмурный,  серый  день  Ото-сан,  вытягивая
очередную кошелку с уловом, схватился за сердце  и  мертвым  упал  на  дно
лодки.
   Таку, вновь  оставшийся  один,  раздавленный  тяжким  бременем  печали,
целыми днями безвыходно сидел теперь дома  и  пил,  уставившись  невидящим
взглядом с бумажную стену. В таком виде его и нашел затянутый в  новенький
китель майора сил самообороны Японии Киити Абэ.
   - Минора Генда формирует авиаполк. Ты молод и ты настоящий  ас.  Япония
зовет тебя. Ты нужен императору, - сказал он.
   - Нет, с авиацией покончено.
   - Где же твой ямато дамасии, Таку?
   При упоминании "японского духа" Таку выпрямился.
   - Нет его больше, - ответил он, и голос его был подобен холодному пару,
поднимающемуся от сухого льда.
   Киити смотрел на него, и какие-то огоньки вспыхнули  в  черной  глубине
его глаз.
   - Поражение не уничтожило, не могло  уничтожить  божественную  сущность
нашего императора. Она - повсюду и здесь тоже.  Она  и  в  нас.  Тебе  ли,
самураю, отрицать это? Вспомни о чести, о  Микико,  моей  сестре  и  твоей
жене, которую ты осенял своей славой...
   Они пили и спорили всю ночь, а наутро Таку Исикава в память о  жене,  в
знак вечной верности императору Хирохито и ради того,  чтобы  вернуться  в
небо, согласился. Он прошел  переаттестацию,  получил  звание  капитана  и
должность командира эскадрильи, на вооружении которой стояли  американские
"Грумман F8F Биркэт". Потом он освоил  реактивную  "Пантеру-F9F"  и  через
какое-то время с бьющимся от восторга сердцем убедился, что  опять  вольно
парит под небесами, где обитают боги,  Микико  и  Садао.  Он  так  никогда
больше не женился, время от времени довольствуясь ласками  проституток,  с
которыми он устраивал иногда дикие оргии.
   И в декабре 1983 года, когда до  выхода  в  отставку  оставалось  всего
четыре месяца, из Арктики, как цунами, налетел легендарный адмирал  Хироси
Фудзита, командовавший авианосцем "Йонага".  Таку  немедленно  потребовал,
чтобы  его  зачислили  в  летный  состав  его  экипажа,  причем   отклонил
предложенное полковничье звание, за которым должно было последовать скорое
производство в генералы, -  он  знал,  что  в  таких  чинах  сидят  не  за
штурвалами боевых самолетов, а за столами в штабах. Адмирал Фудзита  лично
подписал приказ о переводе Таку на авианосец.


   ...Машину сильно тряхнуло, Таку  ударился  затылком  о  подголовник.  О
прошлом сейчас же было забыто. Его пытливый взгляд беспокойно скользил  по
густому темному слою облаков, по грозовой туче на юге. Отличное  прикрытие
для  арабских   самолетов.   Хотя   ближайший   аэродром,   представлявший
потенциальную угрозу, был в Сергеевке - в семидесяти километрах  к  северу
от  Владивостока,  -   расслабляться   не   приходилось.   Фанатики-шииты,
последователи Гасан-ибн-аль-Саббаха, шедшие на  смерть  как  на  праздник,
могут и будут атаковать откуда  угодно  -  в  этом  смысле  они  настоящие
камикадзе. Каждому, у кого есть карта и  циркуль,  понятно,  что  если  не
заботиться о посадке, из Сергеевки можно совершить самоубийственный  взлет
с полным бомбовым  грузом  на  борту.  Вчера  на  военном  совете  адмирал
Фудзита, говоря об этой вполне реальной опасности, в сердцах даже  стукнул
кулаком по столу.
   Тучи между тем сгущались не в фигуральном, а  в  самом  прямом  смысле.
Близился вечер, солнце огненным шаром, перечеркнутым в  нескольких  местах
длинными узкими полосами перистых облаков,  катилось  на  запад,  грозовая
туча громоздилась на горизонте, подобно уставленному в небеса исполинскому
указательному  пальцу,  верхняя  фаланга  которого  горела  серебристым  и
ярко-золотым цветами, а внутри вспыхивали и меркли, как  свеча  на  ветру,
сполохи молний. У Таку эта красота не вызывала восхищения. Не так давно на
траверзе  Островов  Зеленого  Мыса,  когда  "Йонага"  пережидал  такой  же
примерно шторм, его атаковали арабские самолеты. Ураганный ветер  способен
оторвать крылья у бомбардировщика, но он же не дает засечь его радарами.
   Таку медленно повернул голову. Внизу раскинулась новая Япония - страна,
думающая только о материальных благах и удовольствиях, отринувшая истинные
ценности, предавшая великие традиции. На  северо-западе  -  железобетонная
помойка Токио,  забитая  двенадцатью  миллионами  обитателей,  провонявшая
отбросами и  -  несмотря  на  нефтяное  эмбарго  -  бензиновой  гарью.  На
юго-западе - Иокогама, самый крупный порт с бесчисленными доками,  которые
смердят как канализационные трубы. На востоке - полуостров Босо, на севере
- Касива и Токийский международный аэропорт. И  только  на  самом  дальнем
западе  еще  осталась  неприкосновенной  прежняя  Япония:   там,   подобно
исполинскому  храму,  воздвигнутому  в  честь  богов  и  вечных  традиций,
вознеслась на одиннадцать тысяч футов величественная Фудзияма,  казавшаяся
в дымке, таинственно подсвеченной закатным солнцем, совсем плоской,  точно
боги вырезали ее из голубой рисовой бумаги и наклеили на синий свод небес.
Боги не могли найти  себе  лучшего  обиталища.  Конечно,  все  они  там  -
Идзанаги и Идзанами,  брачный  союз  которых  произвел  на  свет  Японские
острова и от  которого  родились  бог  бури  Сусано,  его  кроткая  сестра
Аматэрасу, бог луны Цуки-Йоми  и  целый  сонм  "ками",  живущих  в  каждом
дереве, ручье, реке  и  поле.  Блеснувшая  на  севере  точка,  размером  с
булавочную  головку,  заставила  Таку  повернуть  голову.  Четырехмоторный
"Дуглас DC-6", с ним два DC-3. Забавно,  вся  троица  вылетела  из  самого
брюха  грозовой  тучи,  где  транспортам  делать  совершенно   нечего,   и
присоединилась  к  скопищу  самолетов,  в  ожидании  захода   на   посадку
закладывающих над аэропортом круг за кругом. И при этом  держатся  вместе,
не разошлись и кружатся на одинаковой высоте. Тут что-то не то.
   DC-6 неожиданно сделал вираж над авианосцем, и  Таку  словно  вышел  из
столбняка. Хорошо хоть, есть связь. Как только транспортный "Дуглас", а за
ним два других вошли, в запретное  воздушное  пространство,  он  перекинул
тумблер на передачу и заговорил в свою кислородную маску:
   -  Сугроб,  я  Снежинка  Один.  Три  многомоторных   самолета,   пеленг
три-один-ноль, дальность сорок, высота три  тысячи  метров,  идут  к  вам.
Прошу разрешить перехват. Как поняли? Прием.
   - Снежинка Один, я Сугроб. Перехват разрешаю!  Атакуйте!  -  сейчас  же
затрещало у него в наушниках.
   Таку вызвал своих ведомых:
   - Снежинки, я - Первый. Пеленг три-один-ноль, дальность  полета  сорок.
Идем на перехват! Следовать за мной! -  Взволнованные  голоса  Танизаки  и
Йосано  подтвердили  прием  команды.  -  Пока  я  не  открою   огонь,   не
ввязываться!
   Глаза Таку неотрывно следили за "Дугласами", а руки и ноги сами  собой,
независимо от его разума, как будто они тоже  были  деталями  истребителя,
делали свое дело:  включили  форсаж,  качнули  ручку  чуть  влево,  легким
нажатием левой педали дали машине продольный наклон.
   -  Попались,  попались...  -  бормотал  он,  разворачивая   самолет   к
приближающимся "Дугласам". - Вот так-то, вот так... - Он положил палец  на
гашетку и улыбнулся - в первый раз за этот год.


   На  авианосце  "Йонага"  царил  хорошо  организованный  хаос:  завывали
ревуны, выкрикивались команды, грохотали  по  стальным  палубам  и  трапам
матросские  ботинки,  свистели  дудки  боцманов,  хлопали  крышки   люков,
лязгала,  втягиваясь  в  клюзы,  якорная  цепь,  звенела  желтая   латунь,
покрывавшая  полированную  сталь  127-миллиметровых  снарядов,  кашляли  и
фыркали, готовясь к разбегу, моторы четырех истребителей.
   Лейтенант Брент Росс, на ходу застегивая ремешок каски, спешил на  свое
место согласно боевому расписанию - к ветрозащитному  стеклу  флагманского
мостика, где по  левому  борту  стоял  впередсмотрящий,  а  по  правому  -
командир авианосца адмирал Хироси Фудзита. Отсюда, с этой узкой  площадки,
поднятой над ватерлинией на высоту  220  футов,  лейтенанту  были  отлично
видны бак, весь левый борт и большая часть правого. Надстройки и массивная
труба почти полностью закрывали от него корму.
   У лейтенанта, высокого, атлетического сложения молодого человека,  была
весьма  располагающая  внешность:   четко   очерченное   лицо   с   крутым
подбородком, белокурые волосы, темные, почти сросшиеся брови и синие глаза
- глаза поэта или убийцы. Выучка экипажа "Йонаги" не переставала  поражать
его: не прошло и  трех  минут,  как  строенные  25-миллиметровые  зенитные
установки на площадках, окружавших полетную палубу длиной 1040 футов, были
приведены в боевую готовность.  К  небу  вытянулись  толстые,  как  старые
сосны, стволы тридцати шести 127-миллиметровых орудий. Комендоры, сидя  на
своих стальных  табуретах,  похожих  на  велосипедные  седла,  лихорадочно
вращали маховики поворотного и подъемного механизмов. Подносчики  снарядов
и заряжающие стояли наготове чуть поодаль. Все были в касках и  в  зеленых
боевых робах.
   Брент, поднеся к глазам бинокль,  навел  его  на  запад,  чуть  откинул
голову,  большим  пальцем  подкрутил  колесико  настройки.  Вот  они!  Три
самолета - тихоходные транспортные "Дугласы" - шли к авианосцу.
   - Пеленг два-восемь-ноль,  дальность  тридцать  пять,  угол  возвышения
тридцать два. DC-6 и два DC-3. Идут  в  строю  кильватера.  Вошли  в  наше
воздушное пространство, сэр! - перекрывая шум, крикнул он  адмиралу.  -  У
них опознавательные знаки государственной авиакомпании Израиля.
   - Отлично, лейтенант! - раздался в ответ надтреснутый голос адмирала. -
У вас орлиный глаз.
   Лейтенант вытянулся:
   - Опознавательные знаки, сэр...
   - Не обращать внимания. Они вторглись в наше пространство.
   - Есть, сэр!
   Маленький, высохший, столетний адмирал Фудзита всегда напоминал  Бренту
египетскую мумию,  виденную  несколько  лет  назад  в  нью-йоркском  музее
"Метрополитен". Выдубленное ветром, соленой водой  и  солнцем,  изрезанное
бесчисленными морщинами, пергаментное лицо было похоже на рельефную  карту
побережья, по которому прокатилась сотня штормов. Однако  он  до  сих  пор
сохранил выправку, держался прямо, а узкие  черные  глаза,  поблескивавшие
как полированные ониксы, светились  живым  умом.  Адмирал  ухватывал  суть
проблемы и выдавал решение с быстротой и четкостью компьютера.
   - Орудия и зенитные установки к бою готовы, БИП [боевой  информационный
пост] готов, дивизион живучести готов, аварийная команда готова,  машинное
отделение готово, за исключением  котлов  третьего,  шестого,  десятого  и
двенадцатого, - доложил телефонист Наоюки.
   - Добро. Взлет!
   - Сэр, ветер слаб. Не  подождать  ли,  пока  не  снимемся  с  якоря?  -
перекрывая все звуки, раздался густейший бас-профундо, способный заполнить
большой концертный зал. Его  обладатель  -  шестидесятипятилетний  адмирал
Марк Аллен - сражался на трех войнах и  участвовал  в  двенадцати  морских
боях. Помимо всего прочего, он был  известным  ученым  и  помогал  Сэмюэлу
Морисону в подготовке  капитального  труда  "Военно-морские  силы  США  во
второй мировой войне". На этом авианосце он вместе  с  лейтенантом  Россом
осуществлял взаимодействие с разведуправлением ВМС США. О  возрасте  этого
высокого, юношески стройного человека напоминали только густые белоснежные
волосы, падавшие на лоб.
   - Скорость ветра - один  балл  по  шкале  Бофорта,  -  заметил  адмирал
Фудзита, глянув на него снизу вверх.
   - Да, сэр, один  узел.  Маловато.  Можем  потерять  самолет.  Не  стоит
рисковать.
   - Нет, в данном случае - стоит.
   - Слушаю, сэр, - нехотя уступил Аллен.
   В эту  минуту  Брент  Росс  заметил  на  западе  поблескивающую  точку,
запрокинув голову, прижал к глазам бинокль, торопливо наводя его на фокус.
Он увидел две пары остроносых самолетов, заходящих на боевой разворот.
   - "Мессершмитты" по правому  борту!  Вижу  две  двойки  Ме-109!  Пеленг
два-восемь-пять, угол сорок, высота пять тысяч, пикируют на наш  воздушный
патруль!
   - Быть этого не может! - воскликнул Аллен. - Им  дальности  не  хватит!
Наверно, это наши P-41!
   - Дать радарное подтверждение! Запросить по системе "свой -  чужой"!  -
приказал Фудзита.
   Наоюки торопливо  заговорил  в  головной  телефон  и  спустя  мгновение
повернулся к адмиралу:
   - Радар подтверждает, господин адмирал! На запрос не отвечают! Идут  на
сближение   с   большой   скоростью.   Пеленг   два-восемь-пять,    высота
четыре-два-два-ноль! Они держались за грозовым фронтом, а потом  влезли  в
чужой коридор!
   - Передайте нашим самолетам в воздухе: четыре  истребителя  противника,
пеленг два-восемь-пять. При выходе на  пеленг  два-семь-ноль  атаковать  и
уничтожить! - Фудзита стукнул сухоньким кулачком по ветрозащитному  стеклу
рубки. - Для отражения атаки с воздуха по местам  стоять!  Изготовиться  к
стрельбе! Следить за целью, заходящей с пеленга два-семь-ноль.  Управление
с местного поста.
   Наоюки отрепетовал команду.
   Брент  Росс,  неотрывно  следивший  за  приближающимися   транспортами,
крикнул, точно не веря своим глазам:
   - Бомболюки, сэр! У "Дугласов" открываются бомболюки!
   - Невероятно! - сказал  адмирал  Аллен.  -  Значит,  они  замаскировали
бомбардировщики под невинные транспорты. Фантастика!
   Бомбардировщики один за другим разворачивались,  заходя  для  атаки  на
авианосец. Но бомбометание  требовало  выхода  на  цель  под  углом  в  50
градусов, и до точки сбрасывания тихоходным машинам, медленно  одолевавшим
огромное пространство, раскинувшееся от Токийской  гавани  до  полуострова
Урага и от Йокагамы до Кизарасу, было еще несколько минут полета.  Летчики
Таку Исикавы, как ловчие соколы,  заметившие  добычу,  неслись  на  них  с
юго-запада. С запад приближались, переходя в пике, четыре Ме-109 -  теперь
в этом уже не было сомнений, - которых вел ярко расписанный в красно-белую
шахматную клетку истребитель.
   - Это Иоганн Фрисснер! - закричал Брент Росс.
   - Что за черт?! - недоумевал  адмирал  Аллен.  -  Откуда  здесь  взялся
"убийца Фрисснер"?
   В эту минуту первый А6М2, за штурвалом которого  сидел  Йоси  Мацухара,
командовавший всей палубной авиацией "Йонаги", пролетел по палубе и, убрав
шасси, взмыл в воздух. Второй  "Зеро",  начавший  разгон  следом  за  ним,
проскочил сквозь вяло висящее в воздухе облако отработанных газов,  но  на
носу словно споткнулся - подпрыгнул, вильнул, потерял скорость и рухнул  в
море, взметнув фонтан голубой воды, белой  пены  и  покореженных  обломков
фюзеляжа.
   - Великий Будда! - присвистнул адмирал Фудзита.
   Все, кто стоял на мостике, затаив дыхание, следили за тем,  как  третий
"Зеро", словно прянувшая с тетивы стрела, промчался по палубе, обдав  всех
струей воздуха от винтов, задрал нос и, натужно взревев двигателем,  круто
полез  вверх,  пристраиваясь  в  хвост  к   машине   Мацухары.   Четвертый
истребитель, перевернувшись через крыло, описал крутую дугу, вздымая белую
пену, и сорвался в море. Тело выброшенного из кабины летчика с безжизненно
болтающимися руками и ногами  мелькнуло  высоко  в  воздухе  и  с  громким
всплеском ушло под воду.
   - Якорь встал! - доложил вахтенный.
   - Отлично, - сказал Фудзита и прокричал в переговорную трубу: -  Убрать
якорь  по-походному!  Самый  полный  вперед!  Право   на   борт!   Держать
ноль-один-ноль.
   Брент почувствовал, как  махина  авианосца,  чуть  накренясь,  подалась
вперед.


   Таку Исикава заметил четверку истребителей за секунду до того, как  его
оповестили об этом с авианосца. Но сейчас было не до них.
   - Снежинки, я - Первый!  Перехватить  и  уничтожить  "Дугласы"!  Почаще
оглядывайся, береги хвост. Проверить оружие. Делай как я!
   Когда в наушниках прозвучали голоса ведомых, подтвердивших  приказ,  он
включил форсаж, отчего сразу надсадно взвыл двигатель, взял ручку на себя,
дал левую педаль и соскользнул в пике. Поглаживая гашетку на штурвале,  он
дал пробную очередь из 20-миллиметровых эрликоновских  пушек,  укрепленных
на крыльях, и пары 7,7-миллиметровых пулеметов, стоящих на обтекателе. 950
"лошадей" ввели машину  в  почти  отвесное  пике,  разгоняя  ее  с  каждой
секундой все быстрее -  скорость  перевалила  за  четыреста  узлов,  белая
стрелка альтиметра крутилась как безумная и  все  ускоряла  вращение  -  и
бешено завывающий истребитель, содрогаясь  всем  корпусом  от  чудовищного
напора воздуха, несся вниз.
   Таку изо всех сил стиснул вибрирующую ручку, нажал на обе педали  -  на
левую чуть сильней, - чтобы не сорваться в штопор. Почувствовав горечь  во
рту, с трудом сглотнул - горло саднило  от  чистого  кислорода.  Оглянулся
назад. Четыре "Мессершмитта" попарно заходили на боевой разворот, но  пока
еще были вне досягаемости его огня.  Шахматная  клетка  и  кроваво-красная
машина. Это Фрисснер и его ведомый - американский бандит Кеннет Розенкранц
по прозвищу "Рози". Как  только  его  звено  займется  "Дугласами"  -  уже
совершенно ясно, что это бомбардировщики,  -  "сто  девятые"  свалятся  на
"Зеро".
   - Внимание! Атакуем фронтом! Йосано бьет второй  "Дуглас",  Танизаки  -
третий. Прослеживайте, чтобы "сто девятые" не зашли нам в хвост.
   Таку решил заняться головным DC-6, медленно ловя тихоходную  громоздкую
машину в искатель. Нет. Слишком далеко: "Дуглас" не попал даже во  внешний
круг прицела. Метров восемьсот, по крайней мере.
   На  фюзеляже  "Дугласа"  появились  какие-то  искорки  и  вспышки.  Эти
светлячки, оставляя за собой дымящийся след,  понеслись  к  "Зеро"  и,  не
дотянув, погасли. Пулемет на турели. Калибр не  меньше  12,7.  Но  слишком
далеко. "Сопляки", - презрительно хмыкнул Таку.
   Но  за  эти  доли  секунды  дистанция  между   "Зеро"   и   транспортом
сократилась, и следующие очереди легли совсем рядом с  правой  плоскостью.
Мягко отвернув чуть в сторону, Исикава взял упреждение на три четверти  и,
дождавшись, когда  "Дуглас"  грузно  вплывет  в  третий  круг  прицела,  а
светящийся индикатор совместится с центром фюзеляжа, нажал на гашетку.
   Его легкий, весящий всего 6000  фунтов,  самолет  задрожал  от  отдачи,
сбавил скорость на десять узлов, когда  автоматические  пушки  и  пулеметы
открыли огонь, выбрасывая стреляные гильзы. Трассирующие очереди впились в
борт гигантской машины. Таку чуть  довернул  ручку,  едва  заметно  прижал
педаль и обрушил на транспорт еще несколько смертоносных длинных очередей,
прогрызших  металл,  как  пила   прогрызает   тонкую   древесину.   Клочья
алюминиевой обшивки и пулемета на турели брызнули в разные стороны, словно
конфетти.
   - Ну, давай же, давай, загорайся, - бормотал Таку. - Гори, а то у  меня
стволы расплавятся.
   И словно в ответ на его слова, из емкости  под  правым  крылом  ударило
желтое пламя, и над теряющим управление самолетом поднялось  черное  знамя
дыма. Затем крыло отломилось у основания, и  тяжеловесный,  неповоротливый
гигант, с неожиданной быстротой завалившись  вправо,  стал  рассыпаться  в
воздухе, как будто на полном  ходу  врезался  в  кирпичную  стену.  Словно
сбитая влет исполинская птица, "Дуглас", крутясь и кувыркаясь  в  воздухе,
полетел вниз, опережая обломки фюзеляжа и своих четырех летчиков. Один  из
них камнем рухнул в море, дернулся, медленно перевернулся и  погрузился  в
воду, но над головами трех  других,  как  белые  цветы  вишни,  раскрылись
купола парашютов.
   - Банзай! Банзай! - ликующе выкрикнул Таку,  проносясь  мимо  гибнущего
самолета и парашютистов.
   Однако радость его была омрачена тем, что на "Дуглас"  он  израсходовал
почти весь боезапас - огневой мощи ему  оставалось  всего  на  одиннадцать
секунд. Потом он взял ручку на себя, почувствовал, как закружилась голова,
как затрещало пилотское кресло от перегрузки. В эту  же  минуту  авианосец
открыл огонь.
   - Всем орудиям правого борта - залп!
   - Сэр, в воздухе наши патрульные самолеты!  -  замахал  руками  адмирал
Аллен.
   - Их ведут самураи: они привыкли к риску, - сказал  Фудзита,  сухонькой
ручкой сжимая переговорную трубу.
   Адмирал Фудзита сам  не  признавал  затычек  для  ушей  и  не  разрешал
пользоваться ими своим подчиненным, считая, что это мешает держать  связь,
и потому, когда разом рявкнули двадцать два орудия главного калибра, Брент
Росс, выпустив повисший  на  ремешке  бинокль,  поспешно  зажал  ушли.  От
чудовищного грохота, который немыслимым  количеством  децибелов  вонзился,
как раскаленные иглы, в барабанные перепонки,  молодой  американец  затряс
головой,  застонал  и  выругался:  звук  был  такой  силы,  что   уши   не
воспринимали его, посылая к мозгу только ощущение физической боли.
   Грохот повторялся снова и снова в ритме размеренной  барабанной  дроби,
взмокшие от пота комендоры продолжали  вести  огонь:  каждые  три  секунды
орудие изрыгало пламя и клуб едкого бурого дыма. Все  это  действовало  на
Брента как двойной мартини, как нагота прекрасной  женщины.  Пересохло  во
рту, по спине поползли мурашки,  заколотилось  сердце.  Упоение  риском  и
близостью смерти, которое он испытывал в  бою,  было  сродни  сексуальному
возбуждению и любовной близости.  Дрожащими  руками  он  поднес  к  глазам
бинокль, вглядываясь в покрытое бурыми оспинами разрывов  небо.  Отчаянный
Таку Исикава - прославленный ас прошлой войны - уже успел  сбить  головной
DC-6. Как всегда, комендоры уже не разбирали, в кого  бьют  их  орудия,  а
заботились только о точности. Истребители  Мацухары  и  единственного  его
ведомого, задрав носы,  по  предельно  крутой  кривой  стремились  набрать
высоту. Сверху, подобно пущенным чьей-то невидимой  рукой  копьям,  к  ним
неслись две пары "Мессершмиттов" - один был расписан в  шахматную  клетку,
второй выкрашен в кроваво-красный цвет, а  два  других  -  угольно-черные.
Слоеный пирог, мелькнуло в голове Брента, - смертельная штука.
   Исикава промчался мимо кружащихся в воздухе обломков  уничтоженного  им
самолета, и в ту минуту, когда он начал  выходить  из  пике,  его  ведомые
открыли огонь по двум уцелевшим бомбардировщикам. Однако оба промахнулись,
и "Дугласы",  не  обращая  внимания  на  снаряды  корабельной  артиллерии,
неуклонно ввинчивались в воздух, заходя на цель. Брент  в  ужасе  смотрел,
как трассы очередей "Мессершмиттов" понеслись к  замедлившим  ход  машинам
Йосано и Танизаки.
   - Нет! Нет! Нет!
   - Нет! Нет! Нет! Продолжать пикирование! - закричал Таку, заметив,  что
его ведомые как бы осадили свои истребители и разошлись в  разные  стороны
для разворота.
   Он понимал, что превосходство "Зеро" в наборе высоты сейчас  ничего  не
даст им. "Сто девятые", мчась со скоростью четырехсот узлов,  разделились:
полковник Фрисснер и Кеннет Розенкранц ринулись на Акико  Йосано,  а  пара
черных истребителей погналась за Юнихиро Танизаки. Для Йосано  вскоре  все
было  кончено:  клетчатый  красно-белый  Me-109  дал  очередь   из   своей
20-миллиметровой пушки  и  двух  13-миллиметровых  пулеметов,  и  японский
летчик, попытавшийся  использовать  маневренность  своей  машины,  которая
весила почти на тонну меньше Me-109, и резко дернувший ее  вверх,  налетел
прямо на  шквал  огня.  Фрисснер  безошибочно  разгадал  его  намерение  и
предупредил его залпом всего бортового оружия.
   Таку застонал, увидев, как закрутились в воздушном потоке куски  левого
крыла и капота "Мицубиси". Искалеченную  машину  стало  сносить  ветром  и
кренить направо, потом она едва не перевернулась через  крыло,  словно  за
штурвалом сидел пьяный. "Мессершмитты"  настигали  ее.  Еще  одна  попытка
сделать  "бочку"  и  Йосано  вдруг  перевел   задымивший   истребитель   в
горизонтальный полет. Он был то ли ранен, то ли обезумел от страха, то  ли
впал в оцепенение. В любом случае участь его была предрешена.
   - Нет! Нет! В такой свалке нельзя лететь по прямой! - закричал Исикава.
   Фрисснер, точно выйдя на цель, с каких-нибудь тридцати метров ударил по
"Зеро". 20-миллиметровый снаряд попал Йосано в спину и  разорвался  в  его
теле, выбросив ребра, клочья легкого и сердца на разбитую приборную доску.
Он умер  мгновенно.  Клюнув  носом,  истребитель  вспыхнул  как  факел  и,
оставляя за собой шлейф черного дыма, круто пошел вниз, в море.
   Крича, бранясь, стуча по приборной доске затянутым в перчатку  кулаком,
Таку устремился на выручку Танизаки. Взлетевшая с авианосца пара  все  еще
была далеко внизу.
   - Пикируй, пикируй, Юнихиро! - кричал он в микрофон.
   Однако молодой летчик пошел на разворот с  набором  высоты  влево,  что
было невозможно для  черного  "Мессершмитта",  потом  сделал  "полубочку",
потом  "иммельман"  и,  оказавшись  со  своими  преследователями  в  одной
плоскости, кинулся в лобовую атаку. Но  опытная,  отлично  слетанная  пара
Ме-109 мгновенно разошлась, заставив японца выбирать противника. Когда  он
ринулся на правого,  поливая  его  свинцом,  -  левый  развернулся,  зашел
"Мицубиси" в хвост и открыл огонь. Трассирующие пули  разнесли  остекление
кабины, оставили десяток пробоин в фюзеляже,  повредили  руль  высоты.  Из
бензобака вырвалось похожее на хвост кометы пламя.
   - Прыгай! Прыгай - крикнул Таку.
   От объятого  огнем  "Зеро"  отделилась  коричневая  фигурка.  Раскрылся
парашют.
   - Слава Богу! - выдохнул Таку.
   Он бросил быстрый взгляд вниз, где два  "Зеро"  вели  огонь  по  двойке
Фрисснера и Розенкранца. Головную машину Мацухары Таку узнал  по  красному
обтекателю и зеленому капоту. Далеко позади черные  "Мессершмитты"  вились
вокруг качавшегося на стропах Танизаки, как почуявшие  добычу  акулы.  Они
дали очередь не по человеку, а по куполу его парашюта, и летчик, окутанный
им, как саваном, упал в воду у полуострова Урага.
   - Сволочи! Сволочи! - закричал Исикава.
   Но вражеские пилоты, занятые расправой с беспомощным парашютистом, дали
Таку возможность догнать  два  бомбардировщика,  находившиеся  в  трехстах
метрах ниже. Взяв ручку на себя, он  перевернулся  и  оказался  под  самым
носом "Дугласа", дождался, пока тот грузно вплывет во все  три  окружности
прицела, и нажал на гашетку.
   Истребитель затрясся, всаживая серию  снарядов  и  бронебойных  пуль  в
брюхо "Дугласа", отчего  алюминий  обшивки  стал  слезать  и  отваливаться
кусками, словно обветшавшая штукатурка. "Зеро" всадил еще серию  в  правую
моторную группу и в основание крыла, где корпус самолета наименее  прочен.
"Дуглас" с полуоторванным крылом начал грузно и как бы нехотя заваливаться
на   левый   бок,   словно   подраненная   птица,   пытающаяся   уйти   от
преследователей. Болтающееся крыло ходило вверх-вниз, вываливая наружу все
потроха - клубки разноцветных проводов, гидравлические трубки, из  которых
хлестала красная жидкость, и бензопровод, откуда выливались пенистые белые
потоки горючего.
   Стрелка указателя скорости замерла на  нуле,  "Мицубиси"  пронзительным
воем мотора  выражал  свой  протест  -  и  Таку,  который  больше  не  мог
удерживать его в таком положении, наконец позволил  истребителю  свалиться
вправо и вниз. Взяв ручку на себя и дав левую педаль, он ушел в неглубокое
пике, поглядывая через плечо на свою жертву. "Дуглас" тоже перевернулся  и
круто пошел вниз. Метров  за  двести  от  поверхности  воды  правое  крыло
наконец оторвалось и полетело следом, переворачиваясь и кружа  в  воздухе,
как подхваченный ураганом листок.
   У Исикавы не было времени торжествовать: метрах в  пятистах  за  кормой
появилась пара черных  "Мессершмиттов",  сообщивших  о  своем  приближении
трассирующими очередями. Исикава пожертвовал  высотой  ради  скорости:  он
знал свою машину лучше,  чем  создавший  ее  конструктор  Дзиро  Хорикоси,
лучше, чем сам Мицубиси. Он медленно взял ручку на себя, сделав  "свечку":
"пусть "Мессершмитты" думают, что он намерен повторить маневр,  погубивший
обоих его ведомых. Уловка удалась. "Сто девятые" разошлись и, поливая  его
свинцом, налетели с обеих сторон с явным намерением живым не выпустить.
   Но Таку был готов  встретить  их.  Когда  отбойный  молоток  пулеметных
очередей  прошелся  по  левой  плоскости,  скручивая   и   отрывая   куски
алюминиевой обшивки, и машину затрясло, он сбросил обороты  до  пятисот  в
минуту и двинул вперед черный рычажок, гася скорость и невольно вспоминая,
как когда-то останавливал свою рыбачью лодку, цепляя якорь  за  коралловый
риф. Если бы не привязные ремни,  от  резкого  толчка  он  ударился  бы  о
приборную  доску.  По  обеим  сторонам  кабины  промелькнули  черные  тела
"Мессершмиттов".
   - Банзай! Банзай! - прокричал он, подняв щитки-закрылки, дав полный газ
и прикосновением к правой педали руля высоты развернувшись почти на  месте
- маневр, который был под силу только такому легкому самолету, как "Зеро".
Черный Me-109 находился именно в той точке, где и должен был находиться, -
всего в сорока метрах впереди него. Его даже не надо было ловить в прицел.
Таку взял упреждение на четверть и нажал на гашетку, наперед зная, что  не
промахнется.
   Короткая серия -  всего  десяток  20-миллиметровых  снарядов  -  снесла
"Мессершмитту" вертикальный стабилизатор,  пробила  капот.  Череп  летчика
лопнул, как перезрелый, надколотый арбуз, и красно-желтый фонтан ударил  в
пропеллер "Зеро", забрызгав кровавой кашей его лобовое стекло.  На  полном
ходу "Мессершмитт" перевернулся через крыло и полетел вниз, нелепо  порхая
в воздухе, как обжегший себе крылья мотылек.
   Таку беспокойно шарил глазами по передней полусфере, отыскивая второго,
и наконец заметил свалившуюся в пике и уже неуязвимую для его огня  черную
машину далеко на востоке, за полуостровом Босо. А  на  севере,  прямо  над
Токио, два "Зеро" палубной авиации сцепились с Фрисснером и Розенкранцем в
ожесточенной и беспорядочной схватке.
   Бомбардировщик! Он должен уничтожить последний бомбардировщик! Но дуэль
с "мессером" стоила Таку потери высоты и увела его далеко на юг, в сторону
от "Дугласа",  который  уже  почти  завис  над  лихорадочно  маневрирующим
авианосцем.
   - Он же низко! Дайте по нему из зениток! - Таку стиснул в  ладони  свой
бархатный мешочек-амулет. - Ради  всего  святого,  шарахните  по  нему  из
25-миллиметровых!..


   - Вспомогательная артиллерия, огонь! - скомандовал адмирал Фудзита.
   Всего на "Йонаге" было 186 трехствольных  зенитных  пулеметов,  большая
часть которых  размещалась  по  четыре  установки  на  массивных,  обшитых
стальным листом платформах, окружавших  ВПП.  Шесть  установок  стояли  на
марсе, две - на корме,  и  еще  две  прикрывали  с  правого  борта  трубу.
Приближающийся бомбардировщик мог  быть  встречен  огнем  пятидесяти  семи
строенных зенитных пулеметов.
   И вот они ожили, зайдясь слитным частым лаем,  которому  вторили  более
редкие и тяжкие удары артиллерии главного калибра и  беспрестанный  грохот
разрывов. Брент Росс смотрел, как тысячи сходящихся трассеров понеслись  к
"Дугласу", покрыв небосвод клубами коричневого дыма от  недолетов.  Однако
бомбардировщик,  словно  не  обращая   внимания   на   бушевавшую   вокруг
смертельную метель, продолжал полет.
   - Угол возвышения сорок, бомболюки открыты, сэр! -  крикнул  Брент  изо
всей мочи.
   - Прибавить хода! - приказал адмирал Фудзита в переговорную трубу.
   В ответ последовал испуганный доклад:
   - Господин адмирал, давление в котлах пятьсот двадцать пять фунтов, сто
сорок пять оборотов в минуту. Пять котлов  поставлены  на  профилактику  -
снимаем накипь. Скорость увеличить невозможно.
   - Делаем всего двадцать два узла, - пробурчал адмирал себе под нос и  с
тревогой взглянул на неуклонно приближавшийся "Дуглас". - Лево на борт!
   - Есть лево на борт!
   Брент почувствовал, как корабль двинулся влево, но - медленно,  ах  как
медленно! На фюзеляже "Дугласа" вдруг засверкали слабые вспышки, от левого
крыла посыпались куски металла, а потом из моторного отсека  ударил  столб
желтого пламени и черного дыма.
   - Банзай! Банзай!
   Но бомбардировщик упорно, не отклоняясь от  курса,  полз  по  усеянному
разрывами, исполосованному трассами небу.
   - А, собака! - взмахнул кулаком Фудзита.
   Когда "Дуглас" с поврежденным левым крылом снизился до  200  футов,  из
его раздутого чрева вылетели шесть посверкивающих, как дождевые  капли  на
солнце, предметов. Брент опустил бинокль, чувствуя, как  холодеет  у  него
внутри, словно ледяная змея свивается кольцами где-то на груди. Это был не
страх, а ужас -  знакомое  ощущение,  от  которого  деревенели  мускулы  и
пересыхало в горле. Что толку от его литых рельефных мышц? Разве могут они
защитить от пятисотфунтовых бомб? Тем не менее Брент Росс  стоял  прямо  и
только все крепче стискивал зубы. Краем глаза он видел:  все,  находящиеся
на ходовом мостике, делают то же самое.
   - Бомбы пошли, сэр, - крикнул он в ухо адмиралу Фудзите и сам  удивился
тому, как спокойно звучит его голос.
   - Право на борт, - скомандовал тот.
   Снова накренился корабль. Брент,  вцепившись  в  ветрозащитное"  стекло
рубки побелевшими пальцами, следил,  как  летят  вниз  бомбы,  а  за  ними
пикирует, грозя вот-вот сорваться в  штопор,  лишившийся  крыла  "Дуглас".
Казалось, что и бомбы и самолет рухнут ему прямо на голову, но  лейтенант,
превозмогая страх, только все напряженней выпрямлял спицу. Бежать? Куда ты
убежишь от валящейся сверху железной, пылающей  громадины...  Он  задержал
дыхание, и его лицо окаменело.
   Две бомбы взорвались слева по носу, взметнув в  небо  четырехсотфутовый
столб голубой воды. Третья близким недолетом накрыла левый крамбол, окатив
зенитчиков несколькими тоннами воды, но не причинив никакого  ущерба.  Три
остальных легли по правому борту, никого не задев.
   На палубе послышались ликующие крики "банзай!".
   Горящий и явно потерявший управление самолет, подобно  подбитой  птице,
лишившейся своего дара летать, стремительно несся вниз. Моряки в  смятении
смотрели, как тринадцатитонная, объятая пламенем, бившим из обоих моторов,
махина с каждой секундой набирая скорость, падает прямо им на голову.  Все
в  немом  ужасе  следили  за  "Дугласом",  который  каким-то  чудом  сумел
выровняться и перейти в горизонтальный полет.
   - О Боже, нет... Нет! - прошептал Брент.
   "Дуглас" немыслимым образом вышел из пике в трехстах  футах  от  левого
борта авианосца, едва не задев  брюхом  воду,  и  смерчем  огня  и  едкого
черного дыма налетел на него. Совсем близко Брент увидел громоздкие моторы
"Пратт-Уитни", щитки  передней  стойки,  похожие  на  двойной  подбородок,
хвостовое неубирающееся колесо, каких давно уже не ставили на  современные
модели, черный нос с антенной радара, крупные буквы на крыльях и фюзеляже,
развороченное  крупнокалиберными   пулями   левое   крыло   с   беспомощно
болтающимися элеронами и закрылками, сияющий металл, с которого  осколками
содрало краску, пробоины от снарядов и пуль, открывающие ребра рангоута  и
лонжероны. Он не мог  только  разглядеть  за  разбитым  вдребезги  лобовым
стеклом лица пилотов.
   Адмирал Фудзита воздел к небесам сухонький кулачок:
   - О богиня Аматэрасу, где ты?!
   Резко вильнув, самолет опустился на ВПП и со скоростью 200 миль в  час,
подпрыгивая как мячик на высоту топа мачты, разбрызгивая горящий бензин, с
диким ревом промчался поперек палубы от борта к  борту,  сметя  по  дороге
кормовой ПУАЗО [прибор управления артиллерийским  зенитным  огнем]  и  две
зенитных установки, которые до последней минуты  продолжали  вести  огонь.
Потеряв оба крыла, со сплющенным от капота до бомболюка носом  "Дуглас"  -
то, что от него осталось, - закружился на месте и  рухнул  в  море,  обдав
брызгами  белой  пены  весь  правый   борт.   Прибор   управления   огнем,
25-миллиметровые  зенитные  орудия  и  восемнадцать   артиллеристов   были
разорваны в куски, сожжены и сброшены за борт. Двое страшно обгоревших, но
еще живых матросов  с  ужасными  криками  корчились  на  охваченной  огнем
палубе, обратившейся в настоящее адское пекло.
   Фудзита, не потерявший присутствия духа, отдавал приказы вахтенному и в
переговорную трубу:
   - Стоп машина! Прямо руль! Спасательную и авральную команды -  на  ВПП!
Отключить - повторяю - отключить вентиляционные системы!
   Когда  в  нос  Бренту  ударил  едкий  смрад  от  горящего   топлива   и
тошнотворно-сладковатый запах  горелого  человечьего  мяса,  он  с  трудом
поборол дурноту. Спускаясь вниз, в "очаг возгорания", он  почувствовал  на
глазах слезы. "Это от дыма, - сказал он себе, - от  дыма".  -  И,  овладев
собой, вытер лицо носовым платком.


   Таку  Исикава  на  средних  оборотах  осторожно  и  упорно   вел   свою
поврежденную машину вверх, постепенно набирая высоту -  то,  без  чего  не
может  обойтись  летчик-истребитель,  -  и  со   страхом   поглядывая   на
искалеченное крыло. Оно было  в  десяти  местах  продырявлено  пулеметными
очередями,   однако   больше   всего   Таку    тревожила    пробоина    от
20-миллиметрового снаряда, разворотившего верхнюю  часть  крыла  у  самого
фюзеляжа. В образовавшемся отверстии  он  видел  лонжерон,  тягу  элерона,
заднюю балку, магазин автоматической пушки и  ряды  стрингеров.  Однако  и
стрингеры, и лонжероны, хоть и были  покрыты  черными  пятнами  сгоревшего
пороха, по счастью, совсем не пострадали. Тем  не  менее  зияющая  дыра  в
плоскости крыла не давала развить скорость и лишала самолет маневренности.
   Таку скользнул взглядом вдоль правого крыла  и  едва  не  вскрикнул  от
жгучей горечи и гнева. Дым!  Едкий  черный  дым  окутывал  его  авианосец!
"Йонага" был охвачен пламенем. Он не мог вернуться и посадить  самолет  на
горящую палубу. Что делать? Вынужденная посадка на воду  исключалась  -  с
искореженным крылом это немыслимо. Прыгать? Но самолет еще слушается руля.
Остается Токийский аэропорт. До него  только  сорок  километров.  Да,  это
единственный выход. Таку развернулся в сторону города.
   Там, над бескрайним  мегаполисом,  продолжался  воздушный  поединок,  и
столбы черного дыма висели над самым центром Токио. Таку вдруг  заметил  в
зеркале заднего вида мелькнувшую позади черную тень  с  белым  обтекателем
втулки винта. Ага,  значит,  "Мессершмитт"  не  улетел,  а  развернулся  с
набором высоты и теперь атаковал его сверху из-под облаков.
   Таку взял ручку на себя, нажал на левую педаль, бросив "Зеро"  в  почти
отвесное пике. Машина еще была послушна, крыло держалось,  хоть  и  тянуло
истребитель влево. Пробоина становилась  шире,  от  обшивки  отлетело  еще
несколько алюминиевых лоскутьев.
   "Мессершмитт" был  всего  в  ста  метрах  и  стремительно  приближался,
поливая "Зеро" свинцом. Остается одно, только одно. Таку резко взял  ручку
на себя, дал правую и сейчас же - левую педаль, вынырнув из пике.
   "Мессершмитт" попытался повторить этот маневр, но его  машина  была  на
целую тонну тяжелее "Мицубиси" и пронеслась мимо, продолжая  вести  огонь.
"Зеро" получил смертельную порцию 13-миллиметровых пуль, прошивших  капот,
в клочья разнесших приборную доску и бархатный мешочек с  талисманом.  Два
20-миллиметровых  снаряда  разворотили  обтекатель,  снеся  головки   трех
цилиндров. Мотор соскользнул с опоры, выбрасывая  брызги  масла,  пламя  и
дым.
   Таку поспешно выключил зажигание. Боковое скольжение! Но самолет уже не
слушался руля. Штопор! Таку ничего не видел - и лобовое стекло и очки были
залиты маслом, покрыты копотью.
   Пробившееся пламя поползло по полу  кабины,  подбираясь  к  его  ногам.
Затлел левый сапог. Таку сорвал с себя шлемофон и кислородную маску,  стал
сбивать пламя, потом откинул фонарь, и, как всегда, в первое мгновение его
ошеломил свист ветра и грохот. Он рывком освободился от привязных  ремней,
ухватился за край кабины, оттолкнулся ногами  от  пола,  стараясь  одолеть
центростремительную силу, прижимавшую его к самолету.
   Рукоять меча зацепилась за гребенку кокпита. Таку, вскрикнув от  страха
и ярости, дернулся, высвободился  и  высунул  голову  за  лобовое  стекло.
Бешеный, ветер едва не выдул его из кабины. Таку  вдруг  замер,  и  воздух
огласился его  криком:  правое  голенище  его  унта  намертво  застряло  в
стальном капкане искореженного рычага управления. Он был прикован к своему
истребителю, впившемуся в его тело и тащившему его за  собой  под  бешеный
свист ветра, который бил ему в лицо, выжимал слезы из глаз и ввинчивался в
уши, как сирена. Пламя уже  обжигало  ему  ногу.  Таку  с  громким  воплем
рванулся что было сил и почувствовал,  что  голенище  лопнуло.  Нога  была
свободна.
   Внезапно он очутился в другом мире,  исполненном  тишины  и  покоя,  но
вовремя очнувшись от этого мгновенного и блаженного забытья, дернул кольцо
парашюта и по негромкому хлопку, похожему на винтовочный  выстрел,  донял,
что над головой у него раскрылся спасительный купол. Он плыл в  поднебесье
как облако, парил как птица. Внизу в двухстах футах простирался полуостров
Босо. А где же "Мессершмитты"? Где сбивший его истребитель? Краем глаза он
заметил иглоносую черную тень. "Сто девятый" заходил в смертоносное  пике,
чтобы добить его. Таку глянул вниз - дома, запрокинутые  головы  с  белыми
пятнами лиц, поля и деревья. Много деревьев. Земля, которая еще  мгновение
назад была так далека, теперь  стремительно  неслась  на  него.  Быстрыми,
резкими движениями  он  стал  подбирать  стропы,  обезветривая  парашют  и
ускоряя спуск. Пули злобно провизжали мимо.
   Me-109 заложил вираж и стал заходить снова. Таку увидел кружащий в небе
"Зеро" - великолепный "Зеро" с  красным  капотом  и  зеленым  обтекателем.
Почему он не вмешивается? Почему не отвлечет "мессера"? Мацухара, ты трус!
Верхушки сосен и вражеский  истребитель  летели  на  него  с  двух  сторон
одновременно, пули и толстые ветки хлестнули по  нему  разом.  Долетев  до
земли, он ударился головой обо что-то твердое с такой силой, что  сознание
его погрузилось во тьму.





   На следующий день после того, как атакованный и поврежденный  авианосец
был отбуксирован в док Йокосуки, где стал на ремонт, разгневанный  адмирал
Фудзита собрал флагманских специалистов и командиров всех боевых частей на
совещание, которое оказалось весьма бурным.
   Брент Росс, как младший по званию, занял свое  обычное  место  в  конце
длинного дубового стола  в  адмиральском  салоне,  украшенном  висящим  на
переборке портретом моложавого императора Хирохито на коне. Под  портретом
стояли адмиральские реликвии -  круглое  золотое  солнце  с  расходящимися
лучами символизировало богиню солнца Аматэрасу ("Та, кто сияет на  небе"),
статуя Будды, по  слухам,  собственноручно  отлитая  из  золота  мучеником
Денгио Дайси, маленький храмовый колокол из  Нару  Тодадзи,  сделанная  из
золота и драгоценных камней композиция, представлявшая  Кваннон,  Дзизо  и
Амиду, олицетворявших единство настоящего, прошлого и будущего, жадеитовый
конь - символ успеха, тигр из эбенового дерева, полоски на шкуре  которого
были сделаны из золота, - символ беспощадности к врагам Японии и  упорства
в защите ее рубежей. Здесь же висели многочисленные золотые  и  серебряные
медали, выбитые в честь славных побед японского оружия.
   Оглядев собравшихся, лейтенант Росс подумал, что кое-кого из  тех,  кто
некогда  сидел  за  этим  столом,  уже  нет.   Обрел   верное   блаженство
восьмидесятипятилетний  капитан-лейтенант  Кэндзи  Хиронака,  которому   в
Южно-Китайском море осколок тысячефунтовой бомбы  угодил  прямо  в  грудь.
Командиры  групп  бомбардировщиков  и  торпедоносцев  подполковник  Кэндзо
Ямабуси и майор Сако Гакки вместе со своими  летчиками  сложили  головы  в
кровавых боях против линкоров и крейсеров полковника Каддафи в  Малаккском
проливе. Старший офицер авианосца капитан  первого  ранга  Масао  Кавамото
пропал без вести  во  время  тушения  страшного  пожара,  вспыхнувшего  на
ангарной палубе после того, как тысячефунтовая "зажигалка"  прошла  сквозь
бронированную ВПП как нож сквозь масло. Командир группы истребителей  Таку
Исикава после неудачного  приземления  на  деревья  лежал  в  госпитале  с
обожженной ногой и сильными ушибами.
   Однако, к  счастью,  лейтенант  видел  перед  собой  и  знакомые  лица,
принадлежащие к разным расам. Слева от  него  сидел  командующий  палубной
авиацией "Йонаги" подполковник Йоси Мацухара, служивший  на  авианосце  со
дня его спуска на воду в 1941 году и вместе с ним претерпевший  сорок  два
года изоляции на Чукотке. Брент знал, что Йоси -  уже  за  шестьдесят,  но
время было не властно над ним,  как  и  над  остальными  членами  экипажа,
выдержавшими эту  ледовую  эпопею:  он  выглядел,  на  удивление,  молодо,
сохранил стройную мускулистую фигуру,  гладкую  кожу  без  морщин,  густые
черные  волосы  и  по-юношески  живые   глаза.   Наделенный   от   природы
феноменальной реакцией, Мацухара считался лучшим истребителем авианосца, а
может быть, и мира. Свой боевой счет - семнадцать побед - он открыл еще  в
Китае, где служил вместе с Таку и сбил два  русских  И-16  и  американский
Р-40, а в недавних боях с арабами уничтожил еще восемь бомбардировщиков  и
шесть истребителей.  Брент  помнил,  как  изумился  когда-то,  узнав,  что
Мацухара - американец.
   Далеко не сразу стал он его ближайшим другом: при первой встрече летчик
глядел на юного лейтенанта как на злейшего врага, как на часть  той  силы,
которая уничтожила его священную империю и вместе с нею - его жену и двоих
сыновей, погибших в огне во время массированного  авианалета  на  Токио  в
1945  году.  Но  им  выпало  сражаться  плечом  к  плечу,   когда   смерть
подстерегает на каждом  шагу,  со  странной  прихотливостью  выбирая  себе
жертву, и общая опасность постепенно сближала их все больше  и  больше.  И
наконец лед отчуждения был сломлен и между ними установились те отношения,
которые возникают только на войне и называются "братством по  оружию".  Во
время долгих походов во все концы света они вели нескончаемые разговоры, и
изголодавшийся за сорок два года  по  собеседнику  и  слушателю  Мацухара,
ничего  не  скрывая,  делился  самыми  сокровенными  мыслями,  мечтами   и
фантазиями с юным тогда еще энсином, которого уважительно называл про себя
"янки-самурай". Брент знал все о Мацухаре, о его детстве,  о  родителях  и
семье, о службе, полетах и боях.
   Йоси  родился  в  Лос-Анджелесе  и  был  у  Тосио  и   Киоко   Мацухара
единственным  ребенком.  Родители  перебрались  в  Америку  незадолго   до
принятия пресловутых актов об иммиграции 1924 года, с которыми Япония  так
никогда  и  не  смирилась.  Родители  его  назывались  "дохо",   то   есть
"соотечественники" и считались подданными микадо, а  Йоси  унаследовал  от
них  двойное  гражданство  и  беззаветную  преданность  далекой   отчизне.
Тосио-сан подстригал газоны и собирал мусор, тогда как  его  сын,  окончив
среднюю школу, в 1936 году поступил в Калифорнийский университет. Сохраняя
верность традиции, отец и сын каждый вечер садились  под  большой  портрет
императора и изучали "Хага-куре" - кодекс чести самурая.
   В 1938 году, когда разразилась война в Китае,  пожар  неминуемо  грозил
перекинуться в Европу, а насмешки  и  обидные  прозвища  -  "плосконосый",
"желтозадый",  "япошка",  -  которыми   награждали   Йоси   одноклассники,
продолжали звучать у него в ушах,  он  вернулся  в  Японию  и  поступил  в
военно-морскую авиацию. Его отправили в летную школу в Цутиуре, где  он  в
первый же день убедился, что расизм  и  неприязнь  к  чужакам  присущи  не
только  американцам:  кадеты  передразнивали  его  американский  акцент  и
приклеили ворох оскорбительных кличек.
   Особенно изощрялся в травле могучего сложения молодой  рыбак  по  имени
Таку Исикава. Их стычки были  постоянны,  и  однажды  Йоси,  не  вытерпев,
набросился на обидчика с кулаками на  американский  манер.  Но  сейчас  же
задохнулся от страшного удара ногой в солнечное сплетение,  а  от  второго
удара в грудь свалился замертво.  Дежурный  старшина  разнял  их,  отвесив
обоим, по затрещине.
   -  Приберегите  свою  прыть  для  англичан,  американцев,   голландцев,
китайцев и русских. Врагов у нас в избытке, и славы тоже хватит  на  всех.
Вы все станете героями. Погибнете, конечно, но станете героями,  -  сказал
он, отправляя их с рапортом к командиру учебной эскадрильи.
   Окончив школу младшим лейтенантом, Йоси вместе с ненавистным Таку  (тот
был  выпущен  "морским  пилотом  третьего  класса")  отправили  во  Вторую
истребительную эскадрилью, базировавшуюся в китайском городе Тяньянь.  Там
на  новых  самолетах  "Мицубиси  А6М2"  они  почти  целый  год  дрались  с
китайцами, русскими и американскими  наемниками  из  эскадрильи  "Летающие
Тигры". Йоси, сам к тому времени сбивший два И-16 и  один  "Кертис  Р-40",
должен был сознаться самому себе, что Таку, как  говорится,  -  летчик  от
Бога. Всего эскадрилья уничтожила 99 вражеских  машин,  потеряв  при  этом
только два "Зеро", и то - от зенитного огня.
   В 1941 году младший лейтенант Йоси Мацухара получил отпуск, а его часть
передислоцировали на остров Формозу. Йоси отправился домой, в  Токио,  где
его ждали жена Симико - он обручился с ней по воле  родителей,  когда  она
только родилась, а ему было три года, -  и  четырехмесячный  сын  Масакеи.
Симико ждала второго ребенка.
   Этот брак, заключенный по древней традиции, оказался браком  по  любви.
Йоси навсегда запомнил ту минуту, когда  впервые  увидел  свою  суженую  в
убранной на западный манер гостиной ее родителей, живших  в  фешенебельном
токийском квартале Бара-Ку. Сумико была прелестна - истинный  бриллиант  в
женском обличье: на царственно стройной шее, точно хризантема  на  длинном
стебле,  грациозно  покачивалась  ее  головка.  У  нее  были   классически
правильные черты лица  -  тонкий  прямой  нос,  нежно  вылепленные  скулы,
большие темные глаза, уста, подобные лепесткам  розы,  мелкие,  безупречно
ровные зубы. Она была тонка и изящна, и под струящимся  легким  шелком  ее
кимоно угадывались пленительные формы. Через месяц была их свадьба.
   В марте 1941 года Йоси отправили в залив Хитокаппу,  где  у  одного  из
островков Курильской гряды в 1600 км от Токио  стоял  на  якоре  "Йонага".
Мацухара уже был наслышан о  новых  авианосцах  и  линкорах,  но  "Йонага"
потряс его. Ступив с  забортного  трапа  на  квартердек,  он  был  поражен
исполинскими размерами судна  -  настоящая  плавучая  Фудзияма.  С  такими
кораблями  Япония  непобедима.  Но  опасаясь,  что  противник   узнает   о
существовании  ударной  авианосной  группы,  в  состав  которой  входил  и
"Йонага", Главный морской штаб решил послать этого  мастодонта  далеко  на
север, к незаметной  бухте  Сано-ван.  Оттуда  первого  декабря  авианосец
должен был двинуться к Перл-Харбору и  седьмого  -  соединиться  с  шестью
другими своими собратьями. Однако Йоси Мацухару ждала не слава в небе  над
Гавайскими островами, а трагическая встреча с айсбергом и сорок  два  года
плена.
   Развязка наступила в декабре 1983 года, когда  адмирал  Фудзита  и  его
экипаж решили все же выполнить  давний  приказ  и  атаковать  Перл-Харбор.
Операция была молниеносной и кровавой - изголодавшиеся за сорок  два  года
самураи  рвались  в  бой.  Сначала  звено   истребителей-бомбардировщиков,
которое вел Йори,  обстреляло  и  потопило  в  Беринговом  море  маленькую
"Спарту", где капитаном плавал Тед  Росс,  отец  лейтенанта  Брента.  Теда
взяли в плен. Следующей жертвой  стал  русский  реактивный  Ту-16,  и  эта
победа доказала,  что  с  "Зеро"  не  могут  справиться  даже  современные
гиганты. Затем отправили  на  дно  китобойное  судно  и  уже  после  этого
атаковали  Перл-Харбор,  застигнув  беспечных,  как  всегда,   американцев
врасплох.
   Однако все вышло по-другому. Никто и предположить не мог, что поражение
потерпит  Япония,  что  их  отчизна   совершит   немыслимое   -   подпишет
безоговорочную капитуляцию. Это выяснилось, когда "Йонага"  с  выстроенной
на  шканцах  командой  в  синих  форменках  первого   срока,   с   флагами
расцвечивания на мачтах триумфатором вошел в Токийский залив. По  жестокой
иронии судьбы, Тед Росс покончил с собой за несколько часов до  того,  как
его сын, Брент Росс, сопровождая адмирала Аллена со свитой американских  и
японских офицеров, поднялся на борт авианосца.
   Все, что было после этого, Брент и Йоси переживали уже  вместе.  Все  в
тот же роковой день китайцы вывели на орбиту свою лазерную станцию, и  мир
преобразился. Авианосец оказался самым мощным и к тому же  неуязвимым  для
спутников-убийц боевым  кораблем.  Однако  радость  была  преждевременной.
Когда выяснилось, что колоссальные ракетные арсеналы и  армады  реактивных
самолетов СССР и США -  никому  не  нужный  ржавеющий  лом,  встрепенулись
страны  третьего  мира,  обладавшие  самолетами  и   кораблями   довоенной
постройки.   "Средиземноморский   маньяк"   Муамар   Каддафи    немедленно
провозгласил священную  войну  -  джихад  -  против  Израиля.  Он  объявил
Средиземное море "ливийским озером", и его бронекатера захватили и привели
в Триполи японский  круизный  лайнер  "Маеда  Мару",  объявив  тысячу  его
пассажиров заложниками. После этого боевые действия не прекращались ни  на
один день.
   Адмирал Фудзита  получил  аудиенцию  у  императора  Хирохито,  а  потом
выстроил команду и объявил, что авианосцу поставлена задача  прорваться  в
Средиземное море и  освободить  заложников.  Бренту  навсегда  запомнились
слова, адмирала:
   - Пусть этот Каддафи зарубит себе на носу: тот, кто не знает, что такое
огонь, сгорает первым:
   В самом скором времени установили контакт с  Израилем,  и  на  "Йонагу"
прибыл представитель "Моссад" полковник Бернштейн.  Уэйн  Миллер  и  Фрэнк
Демпстер осуществляли  взаимодействие  с  ЦРУ.  Поскольку  по  конституции
Японии было запрещено иметь наступательное  оружие,  пошли  на  хитроумный
маневр: авианосец объявили исторической достопримечательностью, памятником
старины и отдали в ведение  департамента  туризма.  В  сопровождении  семи
эсминцев типа "Флетчер" - конвоем командовал Джон Файт - "Йонага" двинулся
в Средиземное море. В  ходе  кровопролитного  сражения  были  сбиты  сотни
арабских самолетов,  потоплена  тактическая  группа  во  главе  с  тяжелым
крейсером и сорван джихад против Израиля.
   Боевые действия из Средиземноморья переместились  к  Островам  Зеленого
Мыса, на тихоокеанский ТВД [театр военных  действий]  и  в  Южно-Китайское
море, где авианосец чудом вырвался из  подстроенной  ему  двумя  арабскими
субмаринами ловушки.
   - Кончится это когда-нибудь? -  спросил  однажды  Брент  у  Мацухары  в
перерыве между походами: авианосец в очередной  раз  отстаивался  в  доке,
зализывая раны.
   - Политики всегда предрекают пришествие  всеобщего  мира,  -  улыбнулся
тот. - Но из истории мы знаем, что самураи вроде нас с тобой всегда были в
большой цене и без работы не оставались ни часа. Так что, друг мой, боюсь,
это не кончится никогда.
   Шорох перелистываемых страниц отвлек Брента  от  воспоминаний:  адмирал
Фудзита,  воздев  на  нос  маленькие  круглые  очки  в  стальной   оправе,
просматривал рапорты командиров служб и  БЧ.  В  кают-компании  воцарилась
тишина, нарушаемая только слабым гудением вентиляторов.
   Брент перевел взгляд на контр-адмирала  Марка  Аллена,  который  против
обыкновения устало горбился в своем кресле  и,  казалось,  постарел  после
вчерашнего происшествия лет на десять. Рядом с ним сидел полковник  Ирвинг
Бернштейн  из  "Моссад"  -  высокий  сухощавый   лысоватый   человек   лет
шестидесяти,  выделявшийся  среди  чисто   выбритых   офицеров   аккуратно
подстриженными  усами  и  выхоленной  бородкой.  Рукава  его  камуфляжного
комбинезона  были  закатаны,  и  на  мускулистом  предплечье  правой  руки
виднелись голубоватые цифры татуировки-номера, напоминавшие,  что  он  два
года провел в Освенциме и выжил чудом.
   За ним сидел капитан третьего ранга Нобомицу Ацуми, отличный штурман  и
артиллерист - высокого, по японским меркам, роста,  костистый,  с  черными
волосами, кое-где  словно  вытравленными  палящими  лучами  тихоокеанского
солнца,   под   которым   он   провел   на   мостике   так   много   дней.
Золотисто-коричневая  кожа  на  обветренном  лице  казалась   светлой   по
контрасту с угольно-черными глазами, в уголках которых виднелись  глубокие
морщины - только они да резкие складки у носа и губ и говорили о том,  что
у штурмана за плечами шестьдесят лет. У Ацуми не в пример другим  офицерам
авианосца  с  самого  начала  завязались  с  Брентом  сердечные  и  теплые
отношения, переросшие потом в настоящую дружбу.
   Глаза Брента остановились на могучем, как медведь, краснолицем человеке
с буйной седой шевелюрой.  Это  был  кэптен  Джон  Файт,  участник  многих
дерзких рейдов и опасных конвоев.  Этот  моряк  с  внешностью  и  манерами
старого актера Алана Гэйла, громоподобным раскатистым  смехом  и  лукавыми
чертиками в голубых ирландских глазах не  утратил  природного  жизнелюбия,
хотя экипажи именно его кораблей несли  самые  тяжелые  потери:  Уорнер  и
Огрен, бросившиеся  в  отчаянную  атаку  против  арабского  крейсера  типа
"Бруклин", героически погибли в Средиземном, Фортино, Филбин и  Джиллилэнд
- в Южно-Китайском море, тонкими  бортами  своих  эсминцев  самоотверженно
прикрывая авианосец от вражеских торпед и снарядов.
   Были за столом и новые лица.  Напротив  Брента  сидел  командир  группы
бомбардировщиков лейтенант Даизо Сайки, заменивший убитого Сако  Гакки.  В
его  ведении  были  54  пикирующих  бомбардировщика   "Айти   D3A".   Этот
низкорослый человек с приплюснутым  носом,  запавшими  щеками  и  птичьими
бусинками вечно недовольных глаз тоже был участником второй мировой войны.
Больше всего, поражало его лицо - сплошь  в  каких-то  буграх  и  глубоких
свисающих складках, изборожденное бесчисленными пересекающимися  морщинами
- оно было словно вылеплено  из  пластилина  небрежными  детскими  руками.
Брент не знал, какой он пилот  и  командир,  однако  ходили  слухи,  будто
император лично определил его на  эту  должность,  а  адмирал  Фудзита  не
посмел возражать.
   Сайки происходил из очень знатного рода. Он очень охотно рассказывал  о
своих аристократических  предках.  Род  Сайки  с  1335  года,  когда  была
восстановлена династия Кемму, входил  в  число  тридцати  семейств,  члены
которых носили  высокое  придворное  звание  "урин".  Даизо  выводил  свою
родословную от грозного самурая Токимасы  Сайки,  искусного  каллиграфа  и
игрока  в  сугороку  -  популярной  среди  японской  знати   разновидности
триктрака, за которой до глубокой ночи  просиживал  и  сам  микадо.  Когда
воцарилась династия Мэйдзи и резиденцией императорской фамилии стал Токио,
один из предков лейтенанта, юный  Хидеоси  Сайки,  получил  назначение  на
передаваемый  по  наследству  высокий   пост   главного   государственного
советника.
   Рядом  с  Сайки  расположился  новый  командир   группы   торпедоносцев
"Накадзима  B5N"  тридцатипятилетний  подполковник  Тасиро  Окума,  раньше
служивший в силах самообороны и зарекомендовавший себя как один из  лучших
морских летчиков. Ни для кого не было тайной, что он, считая Йоси Мацухару
слишком старым для ответственной должности командующего палубной авиацией,
прочил себя на его место. Брент своими ушами слышал, как однажды  в  кругу
восхищенно  слушавших  его  молодых  офицеров  Окума  сказал:  "Пусть  эта
развалина тешится своим истребителем, я же поведу в  бой  новое  поколение
летчиков на новых самолетах".
   Окума был  необычно  крупного  для  японцев  телосложения  -  рослый  и
широкоплечий. Ученик поэта  и  романиста  Юкио  Мисимы,  который  совершил
харакири от невозможности примириться с тем, как попираются в  современной
Японии священные традиции, как увлечены его  соотечественники  погоней  за
житейскими  благами  и  комфортом,  Окума  был  убежденным  и   ревностным
буддистом и синтоистом. Его гладко выбритая, как у монаха,  поблескивающая
на свету голова отливала синевой, а лицо было каменно-неподвижно. Это было
лицо аскета и отшельника, с одинаковым  усердием  штудировавшего  заповеди
буддизма и кодекс чести самурая. В узких  черных  глазах  из-под  нависших
бровей всегда мерцал опасный огонек, разгоравшийся ярче всякий раз,  когда
взгляд их падал на лейтенанта Брента Росса. Он не забыл и не  простил  ему
кровавой драки с люто ненавидевшим американцев Нобутаке Коноэ на  ангарной
палубе - драки, после которой Нобутаке покончил с собой.
   На дальнем от Брента конце стола рядом с адмиралом Фудзитой  он  увидел
еще два новых лица, принадлежавших, впрочем,  людям  старым  и  в  немалых
чинах. Справа от адмирала сидел капитан третьего  ранга  Хакусеки  Кацубе,
исполнявший на судне обязанности старшего офицера. Этот совершенно  лысый,
согнутый годами чуть ли не вдвое старик с морщинистым, как печеное яблоко,
лицом и водянистыми глазами, окаймленными нежно-розовой кромкой вывернутых
век, разделял насмешливую неприязнь адмирала к "новомодным штучкам"  вроде
магнитофонов и потому держал в руках карандаш и блокнот.
   По левую руку от адмирала  сидел  высокий  худощавый  капитан  третьего
ранга Митаке Араи, отвечавший за живучесть корабля. Его  резко  очерченное
морщинистое и твердое лицо, словно вырезанное из дуба,  оживлялось  светом
умных глаз. Араи был настоящим моряком: командуя эсминцем  "Рикоказе",  он
отличился в сражении при Тассарафонге. 30  ноября  1942  года,  ведя  свой
дивизион к Гуадалканалу, он отважно ввязался в бой с  тяжелыми  крейсерами
"Пенсакола", "Нью-Орлеан", "Миннеаполис" и "Нортхемптон",  сопровождаемыми
пятью эсминцами. С невероятно  дальней  дистанции  в  двадцать  километров
двумя  торпедами  типа  "Лонглэнс-93"  он  распорол  борт  "Нортхемптона",
который перевернулся вверх килем и затонул. "Рикоказе" невредимым  выходил
из многих опаснейших переделок в Филиппинском море и проливе  Лейте,  пока
наконец 7 апреля 1945 года не пробил и его час. В 85 милях западнее  Кюсю,
сопровождая поврежденный линкор "Ямато",  эсминец  попал  под  бесконечную
череду авиаатак - сотни американских самолетов,  взлетавших  с  авианосца,
сменяя друг друга, бомбили и обстреливали его с  бреющего  полета  до  тех
пор, пока не увидели его красное днище.  Рыбаки  вытащили  из  воды  всего
десятерых - и в том числе Митаке Араи.
   После войны Араи еще двадцать пять лет прослужил в  силах  самообороны.
Потом вышел в отставку. На  "Йонагу"  он  пришел  добровольно,  и  адмирал
Фудзита взял его  несмотря  на  то,  что  Араи  никогда  не  имел  дела  с
авианосцами. Араи сидел над  книгами  и  техническими  справочниками  ночи
напролет и иногда даже засыпал за своим столом.
   Резкий голос адмирала отвлек Брента от его размышлений.
   - Командир дивизиона живучести! Доложите о повреждениях!
   Араи поспешно поднялся и, изредка заглядывая в кипу листков,  твердо  и
звучно заговорил:
   - Кормовой прибор управления огнем уничтожен  -  разбит  и  сброшен  за
борт...
   - Знаю! Уже вся  Япония  знает  об  этом!  -  раздраженно  перебил  его
адмирал.
   - Разрешите продолжать, господин адмирал? - с достоинством спросил Араи
и, когда Фудзита кивнул, проговорил,  снова  заглянув  в  блокнот:  -  Две
двадцатипятимиллиметровых  трехствольных  зенитных  установки  уничтожены.
Прислуга погибла.
   - Смерть, достойная самурая, - воскликнул Кацубе, брызгая слюной. -  Их
души теперь на небе, в храме Ясукуни.
   - Вне всякого сомнения, - нетерпеливо сказал Фудзита и жестом  попросил
Араи продолжать.
   -  ...кормовые  приборы  поиска  воздушных  и  надводных   целей,   две
наблюдательных   платформы   уничтожены    полностью.    Выгорела    часть
взлетно-посадочной  палубы  между  островной   надстройкой   и   кормовыми
подъемниками. Тридцать три человека убито, двадцать четыре ранено. Большая
часть - сильно обожжена.
   - ВПП сильно деформирована? Прогиб?
   - Нет, господин адмирал.
   - Ходовая часть?
   Поскольку  главный  механик  лейтенант  Тацуя   Йосида   на   совещании
отсутствовал, руководя работами в  машинном  отделении,  поднялся  старший
офицер:
   - Лейтенант Йосида доложил мне, что сегодня к  18:00  закончит  снимать
накипь. Все шестнадцать котлов будут готовы к работе к 20:00.
   - Топливо?
   - Завершаем погрузку, господин адмирал.
   - Артиллерийская боевая часть? - Фудзита  перевел  взгляд  на  Нобомицу
Ацуми.
   Капитан третьего ранга поднялся:
   - По докладам ремонтников для замены ПУАЗО и двух установок потребуется
шесть недель.
   Адмирал присвистнул.
   - Снарядные погреба будут полностью загружены к 20:00.
   - Так. Палубная авиация?
   Йоси Мацухара, выглядевший усталым и подавленным, встал.
   - Наши истребители и  бомбардировщики  продолжают  учебные  полеты  над
аэропортом и Цутиурой. - Его голос зазвучал глуше.  -  Вчера  мы  потеряли
троих отличных летчиков. Они были истинными самураями  и  могли  бы  жить,
если  бы  наши  самолеты  были   оснащены   более   мощными   двигателями.
Истребители, с  которыми  мы  дрались  вчера,  превосходят  по  скоростным
показателям все, что я видел над Средиземным и Южно-Китайским морями...
   Даизо  Сайки,  поправив  золотое  пенсне,  чудом  державшееся  на   его
приплюснутом носу, бросил с места:
   - Моим людям плевать на все эти ваши двигатели,  моторы,  показатели...
Если надо, мы будем драться голыми руками! Зубами!
   - Верно! Верно! - воскликнул Окума и Кацубе. - Банзай!
   Первый поднялся во весь свой немалый рост, второй закапал  слюной  стол
перед собой.
   Адмирал движением руки восстановил тишину и  приказал  Окуме  сесть  на
место.
   - Идет выпуск новых моторов "Накадзима-Сакаэ" мощностью тысяча  семьсот
лошадиных сил, - сказал он.
   - Я знаю, господин адмирал, -  ответил  Мацухара.  -  Но  когда  мы  их
получим?
   Фудзита взглянул на Араи, и тот сказал:
   - Первая партия из двадцати штук прибудет послезавтра.
   - Да ваши А6М2 не выдержат такой нагрузки, - сказал Окума.
   - Развалятся еще на рулежке, - поддержал его  Сайки,  покусывая  оправу
пенсне.
   Глаза Мацухары гневно вспыхнули.
   - Инженеры  фирмы  "Мицубиси"  уже  представили  мне  расчеты  и  схемы
укрепления зализов крыла с фюзеляжем и стопорных  винтов.  По  их  мнению,
лонжероны достаточно надежны. - Он забарабанил пальцами по столу и, словно
учитель, отчитывающий нерадивого школяра, продолжал, обращаясь к Окуме:  -
Не  забудьте,  подполковник,  в  44-м  на  наших  А6М8  стояли   двигатели
"Кинсэй-62"  мощностью  в  тысяча  четыреста  "лошадей".  А  машина   была
бронирована да еще несла дополнительные баки - и ничего: летала и  воевала
и не разваливалась.
   Послышался одобрительный смех. Однако Окума и не думал сдаваться:
   - Господин адмирал, - обратился он к  Фудзите,  -  я  предлагаю  новыми
двигателями оснастить прежде всего мои торпедоносцы. Их набор и  укреплять
не надо.
   - Вы, подполковник, кажется, собирались идти на врага с голыми  руками?
- саркастически осведомился Мацухара. - Вы что, специалист, инженер?
   - Нет, но я консультировался с...
   - Мне неинтересно, с кем вы консультировались.
   - Ну, хватит! - Фудзита стукнул кулачком по столу. -  Без  истребителей
бомбардировщики беззащитны, а потому мы  поставим  новые  моторы  на  наши
"Зеро".
   Окума с угрюмым видом опустился в  кресло.  Сайки  скорчил  недовольную
гримасу, но не произнес ни слова.
   - Подполковник, вчера вы сбили предателя, капитана Кеннета Розенкранца,
- продолжал адмирал.
   - Он выбросился с парашютом и упал в залив. Из лазарета  его  доставили
сюда и содержат под караулом.
   - Его самолет разбился в самом центре Токио?
   - К сожалению, это так, господин адмирал. И его Ме-109 и  "Зеро"  моего
ведомого, которого сбил Фрисснер.
   - Почему вы не пришли на помощь Таку Исикаве, когда два  "Мессершмитта"
поливали из пулеметов его парашют? - спросил Тасиро Окума.
   - Как вы смеете бросать мне такое обвинение?!
   - Да-вот так и смею!
   Брент Росс, зная, что старый  адмирал  поощряет  прямой  и  откровенный
обмен мнениями без оглядки на субординацию, был все же  поражен  тем,  как
сгустилась  атмосфера  ненависти  в  кают-компании.   А   адмирал   словно
устранился, занял позицию стороннего наблюдателя по отношению к  офицерам,
глядевшим друг на друга с непримиримой и нескрываемой злобой.  Может,  так
учит запутанный кодекс  бусидо?  Или  привыкший  за  десятилетия  изоляции
обходиться без женщин старик находит  какое-то  странное,  полуизвращенное
удовлетворение, стравливая людей?
   - Вы не можете утверждать, что у вас  кончились  патроны!  -  продолжал
Окума. - Я насчитал в магазинах двадцать два двадцатимиллиметровых и сорок
восемь - калибра семь и семь.
   Пошатнувшись, Йоси Мацухара залился от шеи до лба густой краской. Глаза
его  вылезли  из  орбит,  на  лице  выступила  испарина,   дыхание   стало
прерывистым.
   - Вы... вы шпионили за мной?! Шарили в моем самолете? Мы  с  вами...  я
так этого вам не спущу. Одному из нас не жить.
   - Да! - вдруг послышалось от дверей.
   Все обернулись и, не веря своим глазам,  уставились  на  Таку  Исикаву,
который стоял, привалившись к переборке. Голова и левая нога от ступни  до
бедра у него были забинтованы.
   - Да! Я тоже спрашиваю вас, подполковник Мацухара:  почему  вы  бросили
меня в беде?
   Брент взглянул на адмирала, но старый моряк хранил молчание, а на  лице
Тасиро Оку мы лейтенант впервые за те три месяца, что они плавали  вместе,
заметил улыбку.
   - Таку, - моляще произнес Мацухара. - "Мессершмитт" снес  мне  закрылки
левого крыла, машина не слушалась...
   - Но сесть в аэропорту Токио вы, однако, смогли?!
   - Да, но...
   - Вы обязаны были хотя бы  попытаться!  Сделать  хоть  что-нибудь.  Так
поступил бы самурай! Нет, я вижу, ты  не  забыл,  Йоси,  Китай,  не  забыл
летную школу в Цутиуре...
   - Таку, ты ответишь за свои слова! Когда поправишься, мы...
   Исикава вдруг покачнулся,  поднес  руку  к  забинтованному  лбу.  Через
комингс шагнул часовой.
   - Довольно!  -  воскликнул  адмирал,  которому  наконец  наскучила  эта
забава. - Капитан, возвращайтесь в лазарет. - Он сделал знак  часовому.  -
Матрос Катари, помогите капитану.
   Тот подхватил Исикаву под руку и повел к сходному трапу.
   Довольно долго адмирал посматривал то на Мацухару, то на Окуму,  словно
сравнивал противников. Брент Росс  глубже  вдавился  в  неудобное  кресло,
чувствуя, как  кают-компанию  обволакивая  все  и  вся,  заполняет  вязкая
тишина. Наконец раздался голос адмирала:
   - Я приказываю вам забыть свою вражду. Прежде  чем  мы  начнем  убивать
друг друга, нужно прикончить еще десяток или два арабов  и  их  наемников.
Ну, а потом уж... - он пожал плечами и поднял обе  руки  ладонями  кверху,
скользнул взглядом по застывшим в ожидании лицам офицеров. -  Теперь  надо
выяснить, где базируются эти  "Дугласы"?  В  Сибири?  Вероятно.  Дальности
полета им хватит. А "Мессершмиттам" - нет!  Они  не  могут  одолеть  такое
расстояние.
   - Прошу разрешения, господин  адмирал,  -  сказал,  вставая,  полковник
Ирвинг Бернштейн. - Я только что получил шифровку из Тель-Авива.  Один  из
наших Р-51  сбил  над  аэропортом  "Бен-Гурион"  ливийский  "Мессершмитт",
оснащенный устройством для дозаправки  в  воздухе.  Как  вы  знаете,  "сто
девятые" создавались для европейского театра и дальность у них  всего  660
километров. - Он взглянул на Брента. - То есть 410  миль.  А  когда  Хосни
Мубарак  выгнал  ливийцев  из  Египта,  они  поставили  на   свои   машины
дополнительные емкости - сразу за двигателем  и  перед  пожарной  стенкой.
Эскадрилья, атаковавшая наш аэропорт, должна была пролететь  в  оба  конца
самое малое полторы тысячи миль. Теперь нам известно: они обходили  Египет
с севера и над Средиземным  морем  состыковывались  с  заправщиками.  -  И
добавил с горечью: - Они  застали  нас  врасплох,  а  потому  натворили  в
аэропорту Бог знает что.
   Фудзита понимающе покивал и повернулся к адмиралу Аллену:
   - Хотелось бы знать ваше мнение, адмирал.
   Американец медленно  поднялся.  Бренту  показалось,  что  на  его  лице
прибавилось много новых морщин.
   - Господин адмирал, - сказал Аллен, окинув Фудзиту взглядом  водянистых
глаз. - Два самолета, упавшие на  Гинзу,  вызвали  страшные  разрушения  и
жертвы. "Зеро", которым управлял ведомый подполковника  Мацухары  -  Иназо
Нитобе, - взорвался на углу Сотобори-Дори и Харуми-Дори и сжег первые  три
этажа в штаб-квартире "Сони". А "Мессершмитт"  Розенкранца  рухнул  совсем
неподалеку  от  императорского  дворца  и   врезался   в   небоскреб   Син
Мару-билдинг.
   Впервые Брент увидел смятение на  обычно  невозмутимом  лице  японского
адмирала.
   - Императорский дворец невредим! - он стукнул кулаком по  столу.  -  Он
неуязвим для врага!
   - Вот  свежие  данные,  -  продолжал  Аллен.  -  По  меньшей  мере  сто
восемьдесят семь мирных граждан погибли в огне  и  под  обломками.  Больше
четырехсот ранено.
   - О Благословенный!.. - воскликнул Фудзита. - Неужели столько жертв?!
   - Да, сэр. Мое  ведомство  предупреждает,  что  следует  ждать  злобных
нападок на нас в газетах и ТВ. Начнут во всем винить "старых маразматиков,
заигравшихся в "морской бой".
   - Ох уж эти электрические ящики с, экранами, в которые люди  смотрят  с
утра до вечера, пока мозги не  отсохнут,  -  сказал  адмирал.  -  Нынешние
японцы совсем разучились думать...
   - Верно! - выкрикнул Окума.
   Адмирал сердитым взмахом руки заставил его замолчать и продолжал:
   - ...не читают "Хага-куре", им нет дела до священной особы императора и
до тех жертв, которые приносят его самураи. Они счастливы, когда проклятый
ящик скажет им, что они счастливы, и когда у них есть на что купить бензин
для всех этих "Хонд" и "Тойот". - Он угрюмо помолчал  и,  выбросив  вперед
сцепленные в замок руки, со стуком бросил их на стол. - А за  этот  бензин
мы платим кровью наших храбрецов.
   - За нами - император, господин адмирал, - сказал Окума. - А больше нам
ни до чего дела нет.
   -  Хорошо  сказано,  подполковник,  -  суровое  лицо  Фудзиты   немного
смягчилось. - Прошу продолжать, адмирал Аллен. Есть  ли  у  военно-морской
разведки данные по арабским  авиабазам?  Откуда  прилетели  "Дугласы"?  По
сообщениям ЦРУ, Каддафи договорился с русскими и арендует у них  пятьдесят
квадратных километров вот в этом квадрате, - он ткнул пальцем в висящую на
переборке карту.
   - В Сергеевке, сэр, около семидесяти миль севернее Владивостока. Мы так
и думали. Дальности бомбардировщиков вполне  хватает,  а  истребители  они
дозаправляют в воздухе над Японским морем, примерно  вот  здесь,  западней
Хонсю. - На мгновение задумавшись, он взглянул  на  карту:  -  То  есть  в
Ниигате, менее чем в двухстах милях от Токио, они вторгаются  в  воздушное
пространство Японии.
   - А что значит "арендуют"?
   - Впервые  эта  идея  пришла  в  голову  президенту  Рузвельту  еще  до
вступления США в войну, когда надо было, формально  соблюдая  нейтралитет,
помогать союзникам бить страны "оси",  -  Аллен  покраснел,  понимая,  что
сорок лет назад сидящие сейчас в кают-компании старики были  его  злейшими
врагами и его слова им неприятны.
   Фудзита подался вперед:
   - Наша авиация расторгнет эту аренду!
   - Это необязательно, сэр. Американский представитель в ООН  уже  заявил
официальный протест.
   - Эта ваша ООН - вздорная бабья говорильня!
   - Допускаю, сэр, но мы пригрозили передать наши базы в Турции и  Греции
израильтянам и японцам.
   -  А-а,  это  дело  другое,  -  кивнул  адмирал.  -  Тогда,  может,   и
послушаются.
   - Арабы уже отозвали своих летчиков и  сейчас  грузят  оборудование  во
Владивостоке на два парохода.
   - Кому они принадлежат?
   - Плавают под ливийским флагом. Вот данные о них, - он достал еще  один
листок. -  "Мабрук",  водоизмещение  -  двадцать  четыре  тысячи  тонн,  и
"Эль-Хамра" - восемнадцать тысяч.
   Глаза  адмирала  сузились,  губы  поджались,  придавая  лицу  жестокое"
выражение, возвещавшее чью-то смерть. Брент легко мог прочесть его мысли.
   - Сопровождение? - медленно спросил Фудзита.
   - Нет, сэр. В порту военных судов нет.
   - Отчего это вы так уверены?
   Марк Аллен обвел всех сидящих за столом требовательным взглядом:
   - Прошу помнить, джентльмены, что эти сведения - совершенно  секретные.
- Он откашлялся. - Мы держим на траверзе Владивостока некую плавединицу...
Атомную ракетную лодку класса "Огайо". Ну, разумеется, ракет на борту  она
не несет, но зато оснащена новейшими системами слежения и  обнаружения,  а
потому знает всех, кто входит в гавань.
   - И Пентагон, расшифровав, передает ее информацию вам?
   - Ну зачем нам Пентагон, сэр?! Мы и сами с усами.  Вот  лейтенант  Росс
займется декодированием.
   Брент слегка смутился.
   - Сэр, вы имеете  в  виду  наш  новый  дешифратор?  Так  он  для  этого
предназначен? Однако он переводит сведения в другой код...
   - Ничего страшного, Брент. Мой персональный компьютер  запрограммирован
на окончательную расшифровку.
   Фудзита как бы приподнялся на локтях, упертых в край стола:
   - Я должен знать дату их выхода в море! И желательно за день  до  того,
как они снимутся с якоря!
   - Нет, сэр, это невозможно. Лодка подаст нам сигнал, что они  вышли,  в
самый момент выхода, но никак не раньше.  Обычная  команда  справляется  с
погрузкой судна такого типа за шесть  дней.  Поскольку  мы  имеем  дело  с
арабами, накиньте еще четыре.
   Раздавшийся в кают-компании смех несколько разрядил атмосферу.
   - Вы позволите, господин адмирал? - внезапно сказал Бернштейн и,  когда
Фудзита кивнул, продолжил: - Насчет кораблей  сопровождения...  Вчера  мне
передали информацию, но до сообщения мистера Аллена  я  не  знал,  как  ее
толковать... Думаю, это важно. Вчера вечером наш разведывательный  самолет
засек два ливийских эсминца класса "Джиринг", вышедших из Суэцкого  залива
на большой скорости.
   - Какой именно?
   - Не менее двадцати узлов.
   Медленно поднявшись, адмирал подошел к карте, долго смотрел  на  нее  и
наконец тихо, словно разговаривая сам с собой, произнес:
   - От тридцати пяти до сорока дней, считая заход  на  заправку...  -  Он
подергал себя за единственный седой волос, росший у него на подбородке.  -
Отлично. Отлично. Мы управимся с ремонтом и будем готовы  встретить  их  -
если, конечно, это конвой. Ну, а если нет и сухогрузы в  самом  деле  идут
без сопровождения, мы подождем их  вот  здесь.  -  Тонкий  палец  ткнул  в
Восточно-Китайское море на карте. - Хотя я предпочел бы перехватить арабов
в Корейском проливе, - палец пошел вверх,  -  там,  где  мы  уничтожили  в
девятьсот пятом русский флот.
   -  Банзай!  Банзай!  -  разнеслось  по  кают-компании,  и  Брент  Росс,
подхваченный общим порывом, тоже  вскочил,  взмахнул  кулаком  и  закричал
вместе со всеми. Сидеть остались лишь адмирал  Марк  Аллен,  Джон  Файт  и
Бернштейн. Престарелый капитан третьего ранга Хакусеки Кацубе,  не  устояв
на ногах, повалился на стол, продолжая  ликующе  выкрикивать  боевой  клич
самураев.
   Фудзита   жестом   успокоил   своих   подчиненных,    а    Брент    под
недоуменно-ироническими   взглядами   соотечественников   и   израильского
полковника смутился и вернулся  на  свое  место,  по  дороге  одной  рукой
приподняв и усадив Кацубе. Старик благодарно кивнул ему.
   - Сэр, не послать ли один  из  моих  миноносцев  в  дозор  в  Корейский
пролив? - подал голос Джон Файт.
   - Я думал об этом. Но уже  одно  присутствие  боевого  корабля  в  этом
квадрате может спугнуть их. Нет,  -  Фудзита  взглянул  на  Аллена.  -  Мы
дождемся лодки. Ну, Файт-сан, теперь слушаю ваш доклад.
   - Как вам известно, сэр, ЦРУ решило увеличить число кораблей  прикрытия
до семи единиц и с этой целью направило нам три эсминца: два  с  Филиппин,
один  из  Чили.  Они  недавно  спущены  на  воду,  в  отличном  состоянии,
вооружение: артиллерия главного калибра  пятидюймовая,  вспомогательная  -
20-  и  40-миллиметровая.  У  двоих,  кроме  того,  по  десять   торпедных
аппаратов. Калибр - 21 дюйм.
   Заговорил Митаке Араи:
   - В мировую войну я со своим эсминцем "Рикоказе" участвовал по  крайней
мере в десяти боевых столкновениях у Соломоновых островов...
   - Это вы со мной там и сталкивались, - кивнув своей медвежьей башкой, с
полнейшим простодушием ответил Файт. - Я же там командовал "Паджеттом  три
- двадцать четыре".
   - Мне бы  не  хотелось  затрагивать  эту  деликатную  тему,  -  вежливо
помолчав, продолжал Араи, - но следует признать, что  ни  на  одном  флоте
мира не было торпеды хуже ваших "Марк-14".  Одни  кувыркались  в  воде  на
манер пьяного дельфина, другие  взрывались,  не  достигнув  цели,  третьи,
наоборот, до цели доходили, но  не  взрывались.  А  одна  -  я  это  видел
собственными глазами - описала полный круг и  вернулась  туда,  откуда  ее
послали. Вот она как раз и взорвалась.
   - Ваша правда, сэр. Магнитные взрыватели на  "четырнадцатых"  доставили
нам немало хлопот.
   - А вот мы никогда их не применяли. Немцы же еще в  сорок  первом  году
сняли их с вооружения, - раззадоренный Араи, подавшись вперед,  готов  был
сойтись с былым  противником  хотя  бы  в  словесной  схватке.  Фудзита  с
интересом поглядывал то на одного, то на другого. - Только  когда  торпеда
"рыскает", взрыватель не виноват.
   - Верно, - согласился Файт. - Неприятности у нас были и с  управляющими
рулями,  и  с  датчиком  глубины  погружения.  -  Лицо  его  расплылось  в
широчайшей улыбке, и простодушия как не бывало. - Но в  сорок  третьем  мы
начали  применять  "Марк-18"  и  дело  пошло  веселей.   Помню,   потопили
здоровенного вашего "купца"...
   Фудзита, опасаясь, что этот разговор разбередит старые раны  и  нарушит
боевую спайку его штаба, вмешался:
   - Довольно, господа. Не время для академических  дискуссий.  Американцы
поставили нам "Марк-46" с аккумуляторами, как у наших старых  торпед  типа
"Лонглэнс". Нам  привычно  сражаться  "длинными  копьями"  [Long  lance  -
длинное копье (англ.)].
   - Надеюсь, она не уступает русской "пятьсот тридцать третьей" модели? -
осведомился Араи.
   - Лучше, - сказал Файт. - Безотказна в работе, ни  разу  не  подводила.
Модернизированный контактный детонатор гарантирует сто процентов успеха.
   - Контактный? - с явным огорчением воскликнул Араи. - Я  думал,  у  нас
будут активные и пассивные...
   - Господин капитан третьего ранга! - прервал его адмирал. - Вы на судне
недавно, и я рад  убедиться,  что  материальная  часть  уже  изучена  вами
досконально. Видите ли, американцы и русские играют в домино на оружие.
   - Ну зачем вы так, сэр? - еще шире заулыбался Файт. - Скорее уж в лото.
   - Домино, лото - какая разница?!
   - У "пятьсот тридцать третьей" и у "Марка - сорок шестого"  установлены
собственные компьютерные системы: в пассивном режиме они  наводят  торпеду
на цель по шумам.  А  в  активном  -  торпеды  посылают  свои  собственные
акустические импульсы, анализируют отраженный эхосигнал  и...  -  с  жаром
заговорил Араи, но Фудзита не дал подчиненному блеснуть своими познаниями:
   - А если компьютер  "зависает",  имеются  провода  -  тринадцать  тысяч
метров провода - и командиру,  производящему  торпедный  залп,  достаточно
всего лишь держать цель в перекрестье  искателя.  Юго-восточней  Гавайских
островов нам всадили две такие штуки, - он развел руками, как бы  смиряясь
с неизбежностью, и повернулся к Аллену: - Господин адмирал, вы лучше  меня
объясните присутствующим, в чем суть договоренностей между США и русскими.
   - Охотно объясню, - Аллен поднялся и обвел сидящих за столом глазами  в
склеротических жилках. -  Все  упирается  в  нефть.  Теперь,  когда  арабы
наложили  эмбарго  на   поставки   Западу,   Соединенные   Штаты   еле-еле
обеспечивают  собственные  потребности,  да  и   то   -   со   строжайшими
ограничениями. России хватает  только  на  себя  и  на  своих  сателлитов.
Индонезийские месторождения истощены. Остается  только  Ближний  Восток  и
дружественные   нам   государства   в   Персидском   заливе,   по-прежнему
поставляющие нефть в Японию. Это Бахрейн, Объединенные  Арабские  Эмираты,
Кувейт, Саудовская...
   - Да-да! - нетерпеливо перебил Фудзита. -  Расскажите  нам  об  оружии,
адмирал!
   - Хорошо. Моя страна и Россия воевать не собираются - по  крайней  мере
сами. Значит, особую  остроту  обретает  вопрос  их  друзей  -  союзников.
Русские, как  исторически  сложилось,  зарятся  на  Дарданеллы,  постоянно
науськивают арабов и вооружают всех, кто согласен  убивать  израильтян.  -
Брент заметил, как у полковника Бернштейна при этих словах дернулось веко.
- А это Каддафи и его дружки - Хафез Асад в Сирии, Рашид Керами в Ливане и
лидер тамошнего же друзского ополчения Валид Джумблат...
   - Этот  Джумблат  -  настоящий  головорез,  грязный  убийца,  -  сказал
лейтенант Даизо Сайки, для большей  весомости  щелкнув  оправой  пенсне  о
дубовый стол.
   - Ха! Это еще не все! - сел на своего любимого конька адмирал.  -  Есть
еще Ясир Арафат из ООП, Набих Берри из  шиитского  движения  "Амаль"...  -
раздался  сердитый  ропот.  -  Но  вы  должны  понимать,  джентльмены:  мы
регулярно встречаемся с русскими в Женеве на переговорах  по  контролю  за
вооружениями...
   Переборки кают-компании дрогнули от дружного хохота японских  офицеров,
в восторге хлопавших ладонями по столу и державшихся за животы. Даже Брент
Росс не выдержал и прыснул. Файт и Бернштейн силились сохранить  серьезные
выражения лиц. Адмиралу Фудзите с трудом удалось восстановить тишину. Марк
Аллен, побагровев, с искаженным лицом двинулся к своему креслу.
   - Господин адмирал, - сокрушенно проговорил Фудзита.  -  Позвольте  мне
извиниться за своих офицеров. Прошу вас,  продолжайте.  Нам  крайне  важны
ваши сведения.
   - Я не развлекать вас сюда пришел, -  подрагивающим  от  обиды  голосом
сказал Аллен.
   - Разумеется, разумеется, господин адмирал. Уверяю вас, больше подобное
не повторится, - и он строго оглядел своих подчиненных.
   - И на этих переговорах была достигнута  договоренность,  -  Аллен  уже
овладел  собой,  -  о  том,  чтобы   обе   стороны   прекратили   поставки
усовершенствованных систем наведения. То есть русские  не  передают  своим
союзникам   новое   автоматическое   76-миллиметровое   орудие    двойного
назначения,   а   мы   своим   -   торпеды   "Марк-45",   пятидюймовые   и
54-миллиметровые автоматические пушки.
   - Но ведь наши радары и вообще электроника - лучше!
   -  Радары,  радиолокационные  станции,  системы  электронной  защиты  и
оповещения, системы  раннего  обнаружения,  системы  опознавания  "свой  -
чужой" договоренностями не предусматриваются. Будут ограничены - и  сильно
- только поставки бомб, торпед и артиллерийских орудий.
   Фудзита поднялся как на пружине, опустил загоревшиеся глаза:
   - Наши 127-миллиметровые орудия и 25-миллиметровые пулеметы - лучшие  в
мире! У прицелов стоят самураи - наш дух не сломлен! Каждый самурай  знает
"Путь"!
   Крики "банзай!" заглушили его слова.
   Поочередно взглянув на Аллена и Брента, адмирал Фудзита положил на стол
толстый том.
   - "Хага-куре" учит, что боевой дух важнее оружия. -  Чуть  откинувшись,
он устремил глаза куда-то вдаль и процитировал по памяти: - "Если твой меч
сломан, сражайся голыми руками. Если тебе отсекли руки, бей плечами.  Если
ранили в плечи, зубами перегрызи горло врагу. А потом умри, не отступив".
   Снова раздались крики "банзай!"
   В эту минуту раздался стук в дверь. Повинуясь  кивку  адмирала,  радист
открыл ее. Вошел помощник дежурного по  кораблю  -  молоденький  мичман  с
6,5-мм пистолетом "Рикусики" в  кобуре  на  поясе.  По  японской  воинской
традиции, честь отдается только на палубе, и потому он  просто  поклонился
адмиралу и гулким голосом доложил:
   - Мичман Кафу Футабатэй, господин адмирал! По вашему приказанию пленные
доставлены!
   - Хорошо. Давайте первого.
   На лицах офицеров появилось  выражение  ожидания,  а  на  лице  Фудзиты
проступило   что-то   похожее   на   радость.   Бренту   уже   приходилось
присутствовать на допросах пленных, и это всегда  обставлялось  как  некое
торжественное действо: пока  адмирал,  явно  забавляясь  игрой,  вытягивал
нужные ему сведения из злосчастного  "источника",  остальные  иногда  тоже
ставили ему вопросы, вслух  отпускали  реплики  на  его  счет  или  просто
усаживались поудобней и наслаждались представлением. Поскольку "Хага-куре"
считает сдачу в плен немыслимым позором, а смерть -  единственным  выходом
для потерпевшего поражение, то японцы не скрывали, что  глубоко  презирают
пленных, подвергали их самому жестокому обращению, а иногда и казни. Когда
на глазах у Брента юному арабу, захваченному в бою в Южно-Китайском  море,
отрубили голову, он сказал Йоси Мацухаре:
   - Есть вещи, которые мне трудно понять, - и тот  согласился  с  ним,  а
потом сказал:
   - Ты не слышал легенду о Кацусуге и десяти пленниках?
   Брент покачал головой.
   - Это случилось в 1680 году в префектуре  Хюга.  После  жестокой  битвы
десять самураев попали  в  руки  врагов,  которые  связали  их,  чтобы  не
допустить харакири. Их поставили в ряд, и  один  из  них,  самурай  Сосеки
Ватанабе, попросил Кацусуге показать, как тот владеет  мечом,  и  отрубить
ему голову. Кацусуге был милосерден и  одним  ударом  обезглавил  самурая.
Затем он  снес  головы  по  очереди  всем  остальным,  а  когда  дошел  до
последнего, так устал, что не мог занести меч. "Отдохните,  господин,  нам
спешить некуда", - сказал ему пленник. Кацусуге послушался его  совета,  а
потом оказал ему благодеяние своим клинком.
   В эту  минуту  в  кают-компанию  втолкнули  сбитого  во  вчерашнем  бою
летчика. Это был американец Кеннет Розенкранц. Брент с удивлением отметил,
что ему никак не больше тридцати, хотя по виду этому рослому,  кряжистому,
рано заматеревшему человеку можно было дать много больше. Львиная голова с
копной длинных  белокурых  волос,  бесцветные  губы  и  землистые,  как  у
покойника, щеки. Белоснежная гладкая кожа и лишь в углах глаз и губ - чуть
заметные   морщинки,   свидетельствовавшие   о   жестокости.   Неподвижный
пронизывающий  взгляд  глубоко  сидящих  голубовато-серых   глаз   выражал
безжалостную решимость и, казалось, говорил: "Пощады не даю и  не  прошу".
Окруженный матросами-конвоирами, он, чуть  сгорбив  широкие  плечи,  стоял
перед адмиралом. На нем были кожаные  брюки  и  куртка  с  "крылышками"  и
капитанскими нашивками.
   - Стать "смирно"! - рявкнул Фудзита.
   Матрос ткнул пленного кулаком в спину, заставив выпрямиться.
   - Так-то вы следуете Женевской конвенции? Где же ваша офицерская честь?
- с издевкой спросил Розенкранц.
   - Там же, где была ваша, когда  вы  расстреливали  в  воздухе  морского
пилота Юнихиро Танизаки, спускавшегося на парашюте, - адмирал дернул  свой
одинокий волос на подбородке. - Фамилия, воинское звание, номер части!
   - Hauptmann Kenneth Rosencrance, Vierter Jagerstaffel  [капитан  Кеннет
Розенкранц, Четвертая истребительная эскадрилья (нем.)].
   - Хотя центр вашей организации и находится в Германии, отвечать следует
по-английски -  здесь  все  говорят  на  этом  языке.  Тем  более  что  вы
американец.
   - Да, сэр. Я капитан Четвертой истребительной эскадрильи.
   - Где она базируется?
   - Вы не имеете права...
   Матрос снова замахнулся, но Фудзита остановил его:
   - Не надо. Мы и так знаем где. В Сергеевке.
   Кеннет всем телом подался  вперед,  глаза  его  вспыхнули,  голос  стал
хриплым и низким:
   - Мы всех вас пустим на дно! Ничто вам не  поможет!  Перебьем  всех  до
единого!
   - А почему вы сражаетесь против нас? -  в  голосе  адмирала  прозвучала
нотка уважительного интереса.
   -  Мы  хотим  освободить  народы  мира  от  гнета   американо-японского
империализма и уничтожить вот их, -  он  ткнул  пальцем  в  Бернштейна,  -
сионистов, мечтающих поработить арабов.
   Полковник встал и небрежным тоном произнес:
   - Не желаете ли попытаться прямо сейчас и здесь?  Я  к  вашим  услугам.
Адмирал Фудзита, наверно, не будет возражать?
   - Буду, - ответил тот, жестом приказывая полковнику сесть. - Сейчас  не
время и здесь не место. Скажите-ка, Розенкранц... Но  ведь  арабов  больше
ста миллионов, а израильтян - всего четыре. Разве не так?
   - Так. Но это четыре миллиона хладнокровных  убийц,  которых  вооружают
Америка и Япония.
   - И потому вы воюете на стороне арабов?
   - А как насчет миллиона долларов в год, которые они вам платят за  это?
- неожиданно спросил Брент. - Деньги немалые. Они, надо  полагать,  играют
не последнюю роль?
   Капитана словно пробил разряд тока.
   - Я тебя знаю, ты Брент  Росс,  американец,  -  сказал  он  с  гадливым
отвращением человека, ненароком проглотившего кусочек какого-то гнилья.  -
Ты-то почему воюешь за этих свиней-империалистов?
   - Да уж не ради денег: вряд ли мое лейтенантское жалованье  кого-нибудь
прельстит, - Брент помолчал. -  Скорее  всего  потому,  что  мне  нравится
давить гадов вроде тебя.
   Кеннет усмехнулся впервые за все время допроса.
   - Оскорблять пленного - невелика доблесть...
   - Правда ли, - перебил его Брент, - что маньяк Каддафи платит по  сорок
тысяч за каждый сбитый самолет?
   - По пятьдесят. И на япошках я уже заработал себе миллион.
   Бледное, безжизненное лицо Розенкранца задрожало от  невеселого  смеха,
оборванного ударом в  солнечное  сплетение.  Летчик  согнулся,  ловя  ртом
воздух. Брента поразила его бравада. В самом  ли  деле  этот  человек  так
отважен или он храбрится от отчаяния?
   - Вы летали с Иоганном Фрисснером? - спросил адмирал.
   Несколько раз судорожно вздохнув, Кеннет выпрямился и ответил:
   - Это всем известно. Его клетчатый "Мессершмитт"  много  раз  сбивал  с
империалистов спесь!
   - Пока что я сбил тебя, - сказал Йоси  Мацухара,  уже  успевший  остыть
после стычки с Тасиро Окумой и Сайки. - Разворотил твоему  "сто  девятому"
всю задницу.
   -  Это  потому,  что  я  в  это  время   фаршировал   твоего   ведомого
двадцатимиллиметровыми орехами. Четыре порции прямо в кабину. Он  испекся,
как рождественная индейка, а я сделал еще полсотни штук.
   Фудзита прекратил этот обмен любезностями.
   - Уведите, - сказал он начальнику караула. - Давайте следующего.
   Когда двое дюжих матросов выволакивали  Кеннета  из  кают-компании,  он
обернулся от самой двери и крикнул Бренту:
   - А с тобой, дружок, мы еще встретимся!
   - Это я тебе обещаю, - успел ответить Брент.
   Вид второго пленника поразил  всех.  Это  был  худосочный  человек  лет
шестидесяти: из воротника кителя со знаками различия лейтенанта  ливийских
ВВС торчала тощая жилистая шея,  нездоровая  бледность  покрывала  впалые,
сморщенные щеки, худые руки были опутаны  сеткой  вен,  один  глаз  сильно
косил, закатываясь за край пожелтевшего от африканских лихорадок белка,  и
это  придавало  его  монголоидному  лицу  какое-то  хитровато-недоверчивое
выражение.
   - Японец? - с нескрываемым отвращением спросил адмирал.
   Пленный весь подобрался, как будто собираясь прыгнуть в ледяную воду.
   -  Я  гражданин  мира,  борец  за  свободу  всех  народов,  ответил  он
неожиданно сильным и звучным голосом.
   - Это мы уже слыхали сегодня, - сказал  Фудзита.  -  Фамилия?  Воинское
звание? Номер части? И по-английски, а не по-немецки.
   - Женевская конвенция...
   - Она вас не касается. Вы террорист, а не  военнопленный.  Отвечать  на
вопросы!
   Конвоир открытой ладонью звонко ударил лейтенанта по лицу.
   - Лейтенант Такаудзи Харима, - вскрикнув от боли и  задыхаясь,  ответил
пленный. - Вторая эскадрилья  Четвертого  бомбардировочного  полка.  Летал
вторым пилотом на DC-6. Выбросился с парашютом.
   - Откуда взлетали?
   - Из Триполи.
   Фудзита издал удивленный смешок:
   - Далеко, однако, забираются ваши "Дугласы". Откуда родом?
   - Я родился в двадцать шестом году в Уцуноми, префектура Тотига.
   - Участвовали в Большой Восточно-Азиатской войне?
   - Так  точно.  Я  честно  сражался  за  Японию.  Пошел  добровольцем  в
шестнадцать лет, воевал в Маньчжурии с  русскими  и  китайцами  в  составе
Четвертой пехотной дивизии, а потом, когда мою роту уничтожили, в  Седьмом
отдельном саперном батальоне. Нас послали в самое пекло - на  Гуадалканал,
оттуда в сорок третьем нас сняли эсминцы. От батальона  в  живых  осталось
двадцать  три  человека.  -  Файт  и  Араи,  встрепенувшись,   недоверчиво
переглянулись. - Потом бои в Новой Британии, Бугенвиле, на Окинаве...
   - Сдался в плен?! - выкрикнул Фудзита.
   - Да, господин адмирал, сдался  в  плен,  когда  понял,  какой  чепухой
забивали нам головы с помощью этой вот книжки, - он показал подбородком на
придавленную адмиральской ладонью "Хага-куре".
   В кают-компании повисла напряженная тишина. "Смельчак, - думал Брент. -
Ведь он японец, значит, знает, какое омерзение испытывают самураи  к  тем,
кто сдается в плен, - знает это лучше Розенкранца, который  подписал  себе
смертный приговор. Он тоже говорит как человек, смирившийся с неизбежной и
близкой гибелью".
   - Эта книга, - продолжал Харима, подтверждая мысли Брента, - учила  нас
"синигураи". - Он взглянул на  Бернштейна,  а  потом  на  американцев,  из
которых только адмирал  Аллен  понимающе  кивнул  головой,  и  пояснил:  -
Презрению к смерти. - Он поднял глаза на портрет императора, висевший  над
головой адмирала. - Умению так закалить свой дух решимостью  идти  в  бой,
как будто тебя уже и нет на свете, а потому смерть тебе не страшна.
   - Вижу, вы читали "Хага-куре", - сказал Фудзита. - И несмотря  на  это,
решились предать ее, изменить своим предкам и потомкам.
   - Господин адмирал, я жил по конфуцианским  заветам:  я  был  настоящим
мужчиной, воином и ученым - и что же получил в награду? Отец, мать, сестра
и брат погибли под американскими бомбами. Страна лежит в руинах. Император
перестал быть богом. А правит нами новый властелин - Дуглас Макартур. Вас,
- он обвел взглядом японских офицеров, - здесь не  было  в  то  время.  По
какому же праву...
   - И вы стали террористом, превратились в убийцу  беззащитных  женщин  и
детей?!
   - Нет! Я стал борцом против американского империализма.
   - А русские, надо полагать, лучше?
   - Русские помогают свергнуть иго...
   - И весьма недурно при этом платят, не так ли? - Фудзита перевел взгляд
на конвоиров. - Увести лейтенанта Хариму!
   - Убейте меня! - рванулся тот к адмиралу.
   - Я поступлю так, как сочту нужным. Вашу просьбу я  выполню  с  большим
удовольствием, но - в свое время.
   - Отрубите мне голову! - Харима жадно уставился на висящий на переборке
кривой самурайский меч.
   - Ну, разумеется, только поставим вас лицом на северо-восток, - адмирал
нетерпеливо кивнул конвоирам.
   - Нет! Прошу вас!.. Злые духи... - но матросы уже  вытаскивали  его  из
кают-компании.
   - Я думал, вы не верите в эту чепуху, - пробурчал ему вслед Фудзита.
   Третий пленник носил  мешковатый  синий  комбинезон  и  предстал  перед
адмиралом, дрожа от страха и низко опустив  голову.  Ростом  этот  смуглый
молодой человек с бегающими темными глазами и подковообразными  усами  под
крючковатым носом был не выше Харимы, но много шире его в плечах.
   - Салим аль-Хосс, ваша милость, - еле слышно прошептал он.
   - Громче! И милостей тут нет!
   - Виноват, господин адмирал! Салим аль-Хосс, стрелок с четырехмоторного
"Дугласа".
   - Часть! База!
   - Вторая эскадрилья Четвертого бомбардировочного полка.  Мы  летели  из
Сергеевки.
   - Сколько там еще самолетов?
   - Десять бомбардировщиков, кроме нашего, и две эскадрильи истребителей.
   - Двадцать четыре истребителя?
   - Да, господин адмирал, но целую авиачасть оттуда не так давно вывели.
   - Когда это было?
   - Месяца полтора назад... - Он осмелился  поднять  голову.  -  Господин
адмирал... Меня... казнят?
   - Вы входите в организацию "Саббах"?
   Пленный оглянулся по сторонам, словно ища поддержки или сочувствия,  и,
не найдя ни того, ни другого, еле слышно прошептал:
   - Да.
   - Я слышал, что у вас считается честью умереть за полковника Каддафи.
   - Я так не считаю...
   - Почему вы воюете с нами?
   - Все из-за них, - он показал на Бернштейна. - Они выгнали нас из дому.
   - Чушь, - сердито ответил тот. - Живите себе на здоровье в Израиле, как
сотни тысяч арабов, которые работают там и отлично устроены.
   - Да? Быть рабом? Гражданином второго сорта? - вскипел Салим - Никогда!
   - Просто лень работать.
   Араб снова взглянул на адмирала.
   - Меня убьют?
   - Вы соблюдаете Пять Столпов Веры?
   Араб широко открыл глаза, поражаясь  глубине  адмиральских  познаний  и
неожиданности вопроса, а потом, явно обретая надежду, ответил:
   - Конечно. Вера, молитва, пост, "хадж" и самопожертвование. Я  соблюдаю
все пять. И читаю Коран, обратясь в сторону  Мекки,  и  пять  раз  в  день
совершаю намаз.
   - Коран - это слово Аллаха, не так ли?
   - Так, господин адмирал, истинно так! Нет Бога, кроме Аллаха, и Магомет
пророк его.
   - Значит,  вы  знаете,  что  каждому  смертному  придется  в  свой  час
предстать на Страшном Суде?
   - И мой час настает? - надежда в его голосе уступила место отчаянию.
   - Да.
   Салим впервые за все  время  допроса  выпрямился,  а  потом  рухнул  на
колени, обхватил голову руками, как на молитве.
   - Нет! Нет! Пощадите! Пощадите меня!
   - Умереть, потеряв достоинство,  -  значит  умереть  как  собака,  -  с
негодованием сказал адмирал. - Убрать его!
   Подхватив Салима под руки, матросы волоком потащили  его  к  выходу,  и
Брент еще долго слышал его доносящиеся из коридора  крики:  "Аллах  Акбар!
Аллах Акбар! Смерть Израилю!"
   Полковник Ирвинг Бернштейн, что было вовсе на него  не  похоже,  закрыл
лицо руками и опустил голову.  Совсем  недавно  всем  казалось,  что  этот
человек склонен к сантиментам не больше чем нож из шеффилдской  стали.  Он
не моргнув глазом убил нациста Вернера Шлибена, который как-то раз вздумал
юмористически порассуждать об  иудаизме,  геноциде  и  отсутствии  крайней
плоти. Даже видавшие виды японцы содрогнулись от этого кровавого поединка,
происходившего в судовом храме "Я сделаю  тебе  обрезание!"  -  мстительно
воскликнул Бернштейн, снова  и  снова  всаживая  клинок  вакидзаси  в  пах
поверженного Шлибена. Но сегодня полковник был явно чем-то подавлен, и это
не укрылось от проницательных глаз адмирала.
   - Итак, для подготовки судна к операции у нас месяц с лишним, -  сказал
он. - Офицеры "Йонаги" первого призыва очень долго не сходили на берег, не
были в отпуске. Для новых  сражений  нам  нужны  новые  силы.  Поэтому  им
разрешаются увольнительные. Не забудьте личное оружие.
   - Господин адмирал, - вставая, сказал подполковник Мацухара. -  У  меня
много новичков и...
   - Я уверен в  боевой  выучке  экипажа,  -  непререкаемым  тоном  сказал
Фудзита. - Итак, офицеры "Йонаги"  могут  сойти  на  берег.  Вас,  адмирал
Аллен, вас, полковник Бернштейн, вас, капитан третьего ранга Ацуми, и вас,
лейтенант Росс, прошу установить очередность ваших выходов на берег с тем,
чтобы вы и наши новые офицеры - он показал на Окуму и Сайки  -  совершенно
освоились на корабле. Итак, день - вахта, день - отдых и развлечения.
   Само звучание слова "берег" бросило  Брента  в  жар,  мгновенно  вызвав
воспоминание о Саре Арансон. У него, как и у  всех,  кто  проводит  долгие
месяцы в  море,  была  обостренная  память,  одновременно  и  мучившая,  и
дарившая отраду. Эту тридцатилетнюю женщину в звании капитана  израильской
военной разведки он встретил в токийском  офисе  Бернштейна  незадолго  до
средиземноморской операции. У нее было  волевое,  привлекательное  лицо  с
широко расставленными карими  глазами,  темные  волосы  и  редкой  красоты
фигура,  соблазнительное  великолепие   которой   угадывалось   даже   под
бесформенным хаки. Их сразу потянуло  друг  к  другу,  и  через  несколько
недель Брент уже сжимал в своих объятиях ее бившееся в пароксизме  страсти
тело. А сейчас, когда ее стоны, ее гортанные  дикие  вскрики  воскресли  в
памяти, он  заерзал  в  кресле:  воспоминания  об  их  разрыве  жгли,  как
раскаленное железо. Узнав, что Брент изъявил желание служить на  "Йонаге",
оставив теплое место на берегу,  рядом  с  Сарой,  она  в  гневе  добилась
перевода в Тель-Авив.
   Голос адмирала вернул его к действительности:
   - Завтра в восемь по нулям Гринвича состоится торжественная  молитва  в
судовом храме. Господ офицеров прошу быть в "синем парадном". Естественно,
белые перчатки и мечи. - Фудзита  медленно,  опираясь  о  стол,  поднялся,
повернулся к деревянной резной пагоде, вытянулся перед ней и замер. Следом
поднялись и стали "смирно" все остальные. Японцы дважды хлопнули в ладоши.
- Вспомним учение Будды и Дао  о  "Пути":  великого  можно  достичь  через
малое. А путь самурая - каждое утро и каждый вечер готовить свое сердце  к
испытаниям и жить так, словно тело его уже умерло. Так достигается свобода
при жизни и райское блаженство после смерти. - Он перевел взгляд на  своих
офицеров. - Все свободны.
   Когда они поочередно потянулись к двери, адмирал вдруг добавил:
   - Вас, полковник Бернштейн, я попрошу задержаться еще на минуту.
   Израильтянин вернулся к своему креслу.


   За без малого год службы на "Йонаге" Ирвинг Бернштейн впервые  оказался
с адмиралом Хироси Фудзитой с глазу на глаз и сейчас с особенным вниманием
всматривался в этого высохшего маленького  старичка,  сидевшего  наподобие
храмовой статуи в конце длинного дубового стола. Адмирал был непостижим  и
весь точно соткан из противоречий: мог быть учтивым и  грубым,  честным  и
вероломным, решительным и колеблющимся, милосердным и бессердечным. Однако
Бернштейн знал, что "Путь"  учит:  чем  больше  противоречий,  тем  глубже
человек. Фудзита был глубок  безмерно.  Как  истый  буддист,  он  верил  в
"Колесо Закона" - в движение вечной человеческой  реки,  текущей  сама  по
себе и независимо от предначертаний  неба.  Отдельный  человек  вместе  со
всеми несется в этом бескрайнем потоке, не имеющем ни начала, ни конца, ни
рождения, ни смерти. А сам Будда - всего лишь глядящий на  солнце  слепец.
Прагматик  до  мозга  костей,  как  все  японцы,  старый  адмирал  умел  и
бестрепетно глядеть в лицо смерти, и наслаждаться каждым мгновением жизни,
ибо оно могло оказаться последним.
   - Вы пережили Холокост, - ошеломил он Бернштейна,  показав  глазами  на
номер-татуировку у него на предплечье.
   - Да. Я был в Освенциме. Мой номер - 400647.
   - Пленные, которых мы допрашивали, разбередили вам раны?
   - Эти раны  никогда  не  затянутся,  -  не  поднимая  глаз,  проговорил
Бернштейн.
   - Вы убили Шлибена.
   - Только однажды, адмирал, а не шесть миллионов раз.
   - Когда все это творилось, мы были заперты в Сано-ван.
   - Я знаю.
   - Но и мы несем за это ответственность.
   Полковник удивленно поднял голову:
   - Вы? Но почему? Только оттого, что входили в состав стран  "оси"?  Это
лишено смысла.
   -  Очень  логично,  полковник.  Ответственность  разделяют   все,   кто
когда-либо жил на свете, и те, кто когда-либо будет жить. Все,  полковник,
все без исключения.
   Израильтянин понимающе кивнул.
   - Восточная философия, адмирал... Мне трудно представить вас  капелькой
этой реки - кровавой реки.
   - Тем не менее это так.
   - Не стану спорить.
   - Я кое-что читал об этом. Я  ведь  собрал  небольшую  библиотечку,  вы
знаете... - Бернштейн не  удержался  от  улыбки:  "небольшая  библиотечка"
представляла  собой  огромную,  в  несколько  тысяч  томов  коллекцию,  не
умещавшуюся в двух пустовавших каютах и переползавшую в коридоры и даже  в
штурманскую.  Старик  читал   почти   беспрерывно   и   знал   о   Большой
Восточно-Азиатской войне даже больше, чем адмирал Аллен, не говоря  уже  о
всех прочих. - Но теперь я от вас хочу услышать о том, что это такое было.
   Бернштейн потер лоб. Вздохнул.
   - История невеселая, и забавного в ней будет мало.
   - Если вам тяжко вспоминать, то...
   - Разумеется, тяжко. Но, быть может, если я расскажу, мне станет легче.
До сих пор я не говорил об этом ни одному человеку на свете.
   - Скажите, полковник, это Гитлер виноват во всем, как по-вашему?
   - Один человек? Так не бывает. Тут больше подходит  ваша  теория  "реки
человечества".
   - Но Германия была готова к нему?
   - Конечно. Гитлер дал немцам то, что помогло им  выбраться  из  бездны,
куда их столкнули разгром в первой мировой и великая депрессия, - надежду.
Ну, а его взгляд на место евреев  в  истории  всего  лишь  раздул  тлеющий
жар...
   - И немцы готовы были отдать за него жизнь?
   - Да. За него или за кого-нибудь другого, подобного ему. На  его  месте
мог быть Геринг или Гесс...
   - Рассказывайте, полковник, рассказывайте.
   Бернштейн откинулся на спинку кресла, полузакрыл глаза.  Все  это  было
давно, очень давно, но сейчас же воскресло в его душе, потому что  никогда
и  не  умирало.  Каждую  ночь,  стоило  лишь  ему  смежить  тяжелые  веки,
воспоминания начинали захлестывать его, как штормовая  волна  -  невысокий
мол. Тени обступали его со всех сторон - тени отца, матери, сестры, брата,
львовского еврея Соломона Левина, Лии Гепнер, Каца,  Шмидта...  Он  помнил
каждый взгляд, каждый жест, каждый крик  боли.  Он  помнил  запах  горящей
плоти и запах мертвечины. Память была его проклятием.
   - Это началось в Варшаве, - сказал он.
   Ирвинг Бернштейн хорошо знал историю своего народа -  разрушение  Храма
римлянами  и  вавилонское  пленение,  рассеяние  на   бесплодных   землях,
окружавших Палестину, гибель  под  мечами  крестоносцев  и  перемещение  в
Европу: почти три миллиона евреев осело в Польше, четверть миллиона  -  на
востоке Германии.  В  Варшаве,  когда  Европа  стала  выбираться  из  мглы
средневековья, и осели предки Бернштейна.
   Каждый день после обеда, пока мать хлопотала  на  кухне,  доктор  Давид
Бернштейн читал своим детям - Исааку, Ирвингу и Рахили -  Тору  и  Талмуд,
рассказывал об истории "богоизбранного народа", объясняя, что для польских
евреев средневековье не кончилось.  Их  обвиняли  в  ритуальных  убийствах
детей, в черной магии, для них придумывали особые законы и правила, с  них
взимали особые налоги и пошлины. Все было направлено  на  притеснение.  По
закону они не имели права владеть землей и входить  в  состав  ремесленных
цехов и должны были жить в отделенных от остальной части города  кварталах
- гетто, обнесенных стеной. Тем не менее там  они  рожали  детей,  изучали
закон Моисея, и связывавшие их узы становились неразрывными.
   Запертые в гетто люди были беспомощны, и на  них  удобно  было  свалить
вину за любое несчастье, обрушивавшееся на  Польшу,  будь  то  наводнение,
неурожай или военное поражение. Время от времени толпы громил врывались  в
гетто,  грабя,  насилуя  и  убивая.   "Бить   жидов"   было   общепринятым
развлечением среди поляков. Своего пика  погромы  достигли  в  XVII  веке,
когда в ходе целой череды кровавых вакханалий погибло больше  полумиллиона
евреев - зарублено казацкими саблями, выброшено из  окон,  заживо  сожжено
вместе с домами и синагогами.
   Рассказы отца, вызывавшие у Исаака ужас и  исторгавшие  слезы  из  глаз
Рахили, в душе Ирвинга рождали только  ненависть  и  гнев.  Он  восхищался
отвагой своих соплеменников, в рядах  польской  армии  сражавшихся  против
германских государств и России в  войнах,  которые  чаще  всего  кончались
поражениями.
   К началу XX века многие ограничения были отменены, а гетто  уничтожены.
Давид  Бернштейн   смог   окончить   медицинский   факультет   Краковского
университета в 1922 году - в год рождения Ирвинга. Теперь  это  был  всеми
уважаемый  врач,  лечивший  и  евреев,  и  христиан.  Ему  помогали  жена,
получившая  свидетельство  сестры  милосердия,  и   Ирвинг,   очень   рано
обнаруживший тягу и способности к медицине.
   Он любил свой дом - двухэтажный кирпичный особняк на улице Налевского в
фешенебельном варшавском квартале. На первом этаже помещались смотровой  и
хирургический кабинеты, а в задней части дома - кухня, столовая, гостиная.
Второй этаж занимали четыре спальни  и  кабинет-библиотека.  В  этом  доме
Ирвинг появился на свет, там он рос и мужал в  атмосфере  семейной  любви,
познавая полное, ничем не омраченное счастье. Оно оборвалось в  июле  1939
года, когда в преддверии неминуемой войны Исаака мобилизовали и  зачислили
в Третью кавалерийскую дивизию.
   Ирвинг навсегда запомнил, как брат - рослый,  широкоплечий,  в  длинной
коричневой шинели и с нелепой саблей на боку - стоял в дверях, одной рукой
прижимая  к  себе  плачущую  мать,  а  другой  обнимая  Рахиль.  Потом  он
расцеловался с отцом, потрепал по плечу Ирвинга и сбежал вниз по лестнице.
На мостовой стоял грузовик, из кузова которого выглядывали смеющиеся  лица
молодых парней в кавалерийской форме. Грузовик тронулся и исчез  за  углом
улицы Заменгофа. Ирвинг видел тогда брата в последний раз.
   Первого сентября 1939 года германская армия перешла границу  Польши.  В
тот вечер доктор Бернштейн собрал своих  домочадцев  у  себя  в  кабинете.
Ирвинга поразило его осунувшееся  и  постаревшее  лицо.  Отец  всегда  был
сухощавым, но теперь казался совсем изможденным  -  заметнее  посверкивали
серебряные нити седины в редеющих  черных  волосах,  круче  казался  изгиб
горбатого крупного носа, глубже стали проложенные  усталостью  морщины  на
высоком залысом лбу и горькие складки в углах рта.
   - Скоро придут немцы, - сказал он. - Нам понадобятся все наши силы.
   - Но как же... - изменившимся голосом спросила  мать.  -  Как  же  наша
армия, наш Исаак? Они ведь остановят немцев?
   Но  тридцать  пехотных  и  двадцать  кавалерийских  дивизий  не  смогли
преградить  путь  вермахту.  Всего  за  месяц  боев,  больше  напоминавших
тактические  учения  германских  войск,  польская  кавалерия,  вооруженная
пиками и саблями, была рассеяна, плохо обученная и обмундированная  пехота
окружена и взята в плен, а допотопные аэропланы польских ВВС - уничтожены.
И над страной опустилась ночь нацизма.
   Когда пала Варшава, доктор Бернштейн успокаивал жену  и  детей,  уверяя
их, что в их жизни ничего не изменится - только власть будет другая.
   Однако многие евреи опасались иного поворота событий.
   - Посмотрите, как они расправились с нашими соплеменниками в  Германии,
- говорили они. - Неужели же они нас пощадят?
   Одни уповали на то, что будут в безопасности, перебравшись в  восточную
половину страны, занятую  Красной  Армией,  другие  пытались  организовать
тайное бегство в  Палестину,  а  большая  часть  оставалась  на  месте,  с
укоренившимся за века гонений фатализмом ожидая, когда  на  них  обрушатся
новые гонения и муки. Долго ждать им не пришлось.
   Генерал-губернатором  Польши  был  назначен  печально  известный  своей
ненавистью к евреям Ганс Франк, выбравший под резиденцию краковский  замок
Вавель. Он начинал еще в отрядах штурмовиков, был убежденнейшим нацистом и
некогда оказал Гитлеру  важные  услуги.  Вскоре  из  Вавеля  хлынул  поток
унизительных  приказов:  евреям  запрещалось  появляться  в   общественных
местах,  к  которым  были  причислены  и   школы,   запрещалось   занимать
официальные и выборные должности, запрещалось передвигаться по  стране"  и
покидать ее,  запрещалось  заниматься  благотворительностью  и  служить  в
армии.
   Вслед за этим началась компания по "просвещению" поляков. Им  неустанно
вдалбливалось, что войну с целью собственного обогащения начали  еврейские
банкиры, а вторжение вермахта  было  необходимо  для  спасения  страны  от
еврейско-большевистского засилья. Вся Варшава -  включая  и  квартал,  где
жили Бернштейны,  -  была  обклеена  плакатами,  на  которых  карикатурные
крючконосые евреи с крысиными телами и в  ермолках  на  головах  мучили  и
терзали  детей,  стариков  и  монахинь.  Очень  скоро  к  помощи   доктора
Бернштейна католики прибегать перестали.
   Начались облавы. Евреев со всех хуторов и деревень  Польши  в  товарных
вагонах везли в Варшаву и другие крупные города. Кое-кто пытался  укрыться
в домах  поляков,  но  те  не  желали  рисковать  жизнью  ради  евреев  и,
предварительно  вытянув  у  несчастных  последние  деньги,   выдавали   их
германским  властям.  Потом  было  издано  новое  постановление  -  евреям
вменялось в обязанность носить  желтые  звезды  на  одежде  или  на  белой
нарукавной повязке. Вернулись времена гетто.
   Ранним февральским утром 1940 года в  дверь  дома  Бернштейнов  ударили
прикладом. На пороге с кавалерийскими карабинами за спиной  стояли  четыре
полицейских, которых по цвету их шинелей называли "синие".  "Juden  [евреи
(нем.)], собирайтесь!" - крикнул толстый вахмистр.
   В отличие от всех других, кому разрешили взять  с  собой  только  самое
необходимое, за медицинским инструментарием  доктора  Бернштейна  прислали
машину, и, покуда сам доктор с помощью жены, дочери  и  Ирвинга  грузил  в
кузов оборудование своего хирургического кабинета,  "синие"  покуривали  в
сторонке, отпуская шуточки, касавшиеся  главным  образом  семнадцатилетней
Рахили. Она была в самом расцвете своей красоты - длинные  черные  волосы,
густые темные брови, белоснежное лицо и голубые  глаза  фарфоровой  куклы,
осиная талия, крутые бедра и высокая упругая грудь.
   Вахмистр наконец не выдержал: под  хохот  своих  товарищей  он  облапил
перепуганную девушку и прижал ее к себе, крича: "Ты еще девственница?  Это
хорошо! У меня еще не было  еврейской  девственницы.  Я  припас  для  тебя
гостинец, он придется тебе по вкусу, будешь рыдать от восторга".  -  И  он
похлопал себя по сильно оттопыривающейся ширинке брюк.
   Ослепительная вспышка сверкнула в  голове  Ирвинга,  и  бешеная  ярость
обуяла его, прогнав страх, нерешительность и вообще способность  думать  и
рассуждать. Под испуганные крики  родителей  он  рванулся  к  вахмистру  и
ударил его в челюсть  и  в  обширное  тугое  брюхо.  Полицейский  отпустил
девушку и, согнувшись вдвое, отлетел в сторону, задыхаясь, как от  удушья,
и сплевывая кровь из разбитой толстой губы. Ирвинг ухватил его за волосы и
несколько раз ударил коленом в лицо, услышав сочный хруст -  словно  рядом
кто-то откусил неспелое яблоко.
   Потом он услышал отчаянный вскрик матери  и  почувствовал,  как  жгучая
боль пронизала все тело от  макушки  до  пяток  -  это  окованный  железом
приклад карабина опустился на его затылок, - он замер, как будто с разбегу
налетел на каменную стену. В глазах у него потемнело, ноги стали  ватными.
Следующий удар опрокинул его навзничь, и больше он уже ничего не видел.
   Очнулся Ирвинг в старой синагоге, находившейся в северном конце гетто -
огороженного колючей проволокой участка две с половиной мили длиной и милю
шириной, - где разместили отца и трех других врачей с  семьями.  Раньше  в
этом районе проживало 150.000  человек,  а  сейчас  сгрудилось  не  меньше
полумиллиона.
   Врачам отвели по комнате, а в подвале устроили  нечто  вроде  лазарета.
Рахиль в тот злосчастный день избежала насилия, но в глазах у нее навсегда
застыло выражение  затравленности  и  ужаса.  Жизнь  в  гетто,  обнесенном
трехметровой стеной, по верху которой  была  натянута  колючая  проволока,
была  чудовищна.  Двадцать  выходов  постоянно  охранялись   польскими   и
литовскими полицаями,  выпускавшими  за  ворота  лишь  тех,  у  кого  было
разрешение на работу в городе. Еда была более чем скудной, и в гетто почти
сразу же начался  голод.  Врачей  кормили  лучше,  но  они  столкнулись  с
неразрешимой проблемой - как лечить истощенных и  обессиленных  людей  без
лекарств и самых необходимых материалов?
   Однако и в этой  непроглядной  тьме  вспыхивали  иногда  светлые  лучи:
вероучители  толковали  детям  Талмуд,  ставились  спектакли  и   давались
прекрасные симфонические концерты. Умельцы собирали детекторные приемники,
выходила газета и даже - в глубочайшей тайне - устраивалось  богослужение.
Семья Бернштейнов отмечала с соблюдением обрядов все еврейские праздники -
Йом-Кипур, Симхас Тора, Рош Хашана.
   Однако пайки урезались все больше, и к концу 41-го  года  люди  умирали
тысячами: особые "похоронные команды"  каждое  утро  подбирали  и  сжигали
трупы, лежавшие "на мостовых и тротуарах.
   Доктор Бернштейн от непосильной работы старел на  глазах,  у  его  жены
прибавилось морщин, и каштановые волосы стали уже не полуседыми, а  совсем
белыми. В эти дни судьба свела Ирвинга с Соломоном Левиным.
   Этот двадцатилетний парень уже успел повоевать и попал  в  гетто  после
того, как немцы разбили на подступах к  Варшаве  его  дивизию.  Его  отец,
полковник польской армии, попал в плен к русским под Белостоком и сгинул в
Катынском лесу, где, по слухам,  большевики  расстреляли  несколько  тысяч
офицеров, учителей и других представителей  польской  интеллигенции.  Мать
простудилась, когда ее с другими шестьюдесятью женщинами везли на открытой
платформе из Белостока в Варшаву, заболела воспалением легких и умерла.
   Соломон был высок ростом и очень силен физически:  его  светлые  волосы
вились крупными кольцами, черты лица были хотя и грубоваты, но правильны и
даже  красивы.  Когда  Рахиль  смотрела  на  него,  с  лица  ее   исчезало
затравленное выражение и глаза сияли тем мягким светом, которого так давно
- целый год - не видел Ирвинг.
   - Нас планомерно истребляют и убьют всех до одного, - хрипловато и тихо
произнес однажды Соломон, сидя в маленькой комнатке Бернштейнов.
   - Ну, зачем уж так, - возразил доктор. - Да, мы  живем  впроголодь,  но
все-таки живем. Кто тебе сказал, что нас собираются истребить?
   - Вы не слышали о Треблинке?
   - Конечно, слышал. Это не так далеко от Варшавы, на  берегу  Буга.  Там
трудовой лагерь, и очень многие по доброй воле уехали туда.
   - Уехали многие, а не вернулся никто, - прервал его Соломон.  -  Говорю
вам, это - массовое истребление нашего народа.  Евреев  убивают  газом,  а
потом  сжигают  в  печах.  Немцы  называют  это  "окончательным   решением
еврейского вопроса".
   Женщины в страхе вскрикнули.
   - Этого не может быть! - воскликнул Давид.
   - Окись углерода, доктор.
   - Но она действует медленно...
   - Вот именно, - кивнул Соломон, - и потому они  ищут  что-нибудь  более
эффективное. Говорят, что будет применяться новое средство  -  "Циклон-Б".
Уже строится большой лагерь в местечке Освенцим - по-немецки Аушвиц.
   - Я слышал про него. Там узловая станция.
   - Потому его и выбрали: им для  их  дьявольского  дела  нужна  железная
дорога.
   - Да откуда ты все это знаешь?
   Сол оглянулся по сторонам и еще больше понизил голос:
   - Вы слышали про Боевую еврейскую группу?..
   - Слышал. БЕГ. Ты тоже входишь в нее, Сол?
   - Это и в самом деле боевая группа. Наши разведчики уходят за ограду  и
приносят нам сведения.
   - И ты бываешь в городе?
   - Да. Через канализацию. И я отвечаю за каждое свое слово.
   - Не верю, не хочу в это верить! - воскликнула мать.
   - Вы должны поверить! Нам нужен Ирвинг. Его место - у нас.
   - Нет! Одного сына я уже отдала... Ирвинг - мой единственный.
   - Прости, мама, - сказал он. - Сол прав. Они хотят поголовно  истребить
нас. Мы должны сопротивляться. Выбора нет. - Он повернулся к Левину.  -  Я
готов.
   Штаб БЕГа разместился в подвале  одного  из  доходных  домов  на  улице
Грибовского. В тусклом свете  одной-единственной  свечи  вокруг  стола  на
ящиках сидело несколько юношей, не сводивших глаз со своего командира.
   - У  нас  пополнение,  -  сказал  Левин.  -  Это  Ирвинг,  сын  доктора
Бернштейна. А это - Иона  Кац  из  Львова,  -  он  показал  на  худенького
паренька с запавшими  щеками  и  широко  открытыми  карими  глазами,  ярко
сверкавшими даже в полутьме.
   Десятеро у стола кивнули.
   - Иона, - понизив голос, обратился к нему Левин.  -  Расскажи  нам  про
Einzatzgruppen [отряды специального  назначения,  выполнявшие  карательные
функции], если можешь, конечно, говорить об этом.
   Кац,  покачав  головой,  медленно,   как   семидесятилетний   ревматик,
поднялся. Он казался ожившим покойником.
   - Могу. Господь дал мне силу. - Его большие немигающие  глаза  прошлись
по лицам сидевших и остановились на лице Ирвинга. Громким шепотом, похожим
на шелест палой листвы под осенним ветром, он начал:  -  Я  был  одним  из
львовских евреев. Теперь я и вправду один. Во  Львове  евреев  нет.  Немцы
организовали специальные группы, предназначенные для уничтожения евреев. -
Медленно подняв руку, он  восстановил  нарушенную  гневными  и  горестными
возгласами тишину. -  Нас  всех:  моих  отца,  мать,  сестер  -  по  улице
Яновского, - может, вы ее  знаете?  -  вывели  за  город.  -  Кац  опустил
лихорадочно горящие глаза, голос его дрогнул. -  Заставили  выкопать  яму,
выстроили в ряд нас всех - всех: стариков, женщин,  детей,  юных  красивых
девушек - и расстреляли из пулеметов.
   - Но ты ведь уцелел? - спросил кто-то, невидимый в темноте.
   - Да. Я уцелел. Отец и мать упали на  меня  и  столкнули  в  этот  ров,
оказавшись  сверху.  А  потом  стали  с   криками   и   стонами   валиться
расстрелянные. Потом эсэсовцы достреливали тех, кто еще шевелился, били их
в затылок... Я весь был забрызган мозгом матери.
   Он осекся. Ирвинг,  вскочив,  успел  подхватить  пошатнувшегося  юношу,
усадил его на ящик, поразившись его худобе - Кац  весил  никак  не  больше
сорока килограммов. Но-тот,  как  испорченный  граммофон,  продолжал  свой
рассказ,  словно  выполняя  какое-то  взятое  на  себя   обязательство   и
одновременно убеждая себя, что все это не привиделось ему в кошмарном сне,
а было на самом деле.
   - Я пролежал в этой яме до ночи,  заваленный  окоченевшими  трупами,  а
около полуночи, думаю, выбрался...  И  убежал  в  лес...  -  Он  судорожно
перевел дыхание.
   - Ну, хватит, хватит, Иона, - мягко прервал его Левин. - Не мучь  себя.
- Он обвел взглядом сидящих. - Надо драться.  Уже  есть  Треблинка,  скоро
будут другие лагеря, и среди них - Освенцим. Скоро  Einzatzgruppen  начнут
хватать нас на улицах Варшавы.
   - Нет! Нет! - в один голос воскликнули все, кроме  Каца,  вскакивая  на
ноги. - Драться!
   Ирвинг Бернштейн, чувствуя, что спазм ярости перехватывает горло, молча
вскинул кулак.
   Боевая  группа,  назвав  себя  в  честь  иудейского   вождя   Маккавея,
боровшегося против римского владычества, взялась за дело - стали  собирать
деньги и драгоценности, и теперь разведчики, через коллекторы  канализации
проникавшие в город, приносили в гетто не только еду, но и оружие. Выбрали
из  многих  добровольцев  шестерых   юношей,   непохожих   на   евреев   -
светловолосых и светлоглазых. Кроме самого Левина, в группу  вошли  Ирвинг
Бернштейн и еще четверо - Рафаил Адар, Матеуш Кос, Генрик Шмидт и  Зигмунт
Штерн. По горло в вонючей жиже они выбирались в город.
   От польского подполья помощи ждать не приходилось, но вскоре они  вышли
на одного старика, называвшего себя Подвинским. За драгоценности и  тысячи
злотых он начал снабжать евреев оружием - винтовками и  пистолетами,  а  в
начале  июля  1942  года,   когда   отмечается   день   разрушения   Храма
Иерусалимского, у "Маккавеев" появился  первый  пулемет.  Той  же  трудной
дорогой в гетто попало еще несколько десятков стволов.
   Каждый еврей, оказавшийся за пределами гетто без надлежащего  пропуска,
смертельно рисковал. Первым попался Зигмунт Штерн: за тысячу злотых  шайка
польских хулиганов выдала  его  гестапо  и  хохотала,  когда  его  тут  же
вздернули на  фонарном  столбе.  Матеушу  Косу  повезло  еще  меньше:  его
подвесили вниз головой и кастрировали штыком. Ирвинг, успевший убежать, за
два квартала слышал его крики - они продолжали звенеть у  него  в  ушах  и
когда он пробирался по коллекторам в  гетто.  "Вы  заплатите  мне  за  его
кровь", - повторял он снова и снова.
   К концу 1942 года население  гетто  сократилось  до  шестидесяти  тысяч
человек. Всех детей и стариков первыми вывезли в двенадцать газовых  камер
Треблинки. Доходили известия о новых лагерях - Бельзене и  Майданеке,  уже
начавших действовать. Полным ходом шли работы в Освенциме.
   Наступил 43-й год, и усилились  слухи  о  том,  что  скоро  покончат  с
последними обитателями гетто. Боевая группа лихорадочно готовилась продать
свою жизнь подороже: под  руководством  Левина,  Адара  и  еще  нескольких
бывших солдат были сооружены  огневые  точки,  соединенные  траншеями.  На
территории гетто от здания  синагоги  до  улиц  Налевского  и  Грибовского
появился настоящий укрепрайон - прямоугольник длиной в полмили и шириной в
300  ярдов.  Кирпичом  и  булыжником  заделывались  окна  первых   этажей,
укреплялись подвалы, обкладывались мешками  с  песком  будущие  пулеметные
гнезда.  Женщины  работали  наравне  с  мужчинами,  и   Рахиль   неизменно
оказывалась рядом с Левиным.  По  вечерам  они  куда-то  исчезали  вдвоем.
Ирвинг знал, что в подвалах и закоулках гетто есть тысячи укромных мест  и
тайных убежищ, где влюбленным парочкам никто не помешает. Его  самого  это
не интересовало - до встречи с Лией Гепнер.
   Она исхудала, как и все обитатели гетто, но  сумела  сохранить  могучую
стать крестьянки - крутые бедра, пышную  грудь  с  розовыми  сосками  -  и
шелковистые каштановые волосы, спускавшиеся  до  талии.  Всего  через  час
после знакомства они уже оказались  в  заброшенном  подвале,  сжимая  друг
друга в объятиях. За Лией  были  и  другие:  они  носили  разные  имена  и
выглядели по-разному, но все  с  одинаковой  яростной  и  жадной  страстью
отдавались Ирвингу, как будто любовь могла спасти их от неминуемой гибели.
   А Соломон Левин в заложенном  кирпичом  и  каменными  плитами  бункере,
который появился в  левом  приделе  синагоги,  учил  Ирвинга  и  Лию,  как
обращаться с пулеметом.
   - Это VZ-37, - говорил он, снимая кожух и открывая подающий механизм. -
Лучшая  машина  на  свете.  Калибр  -  семь  -  девяносто  два,  воздушное
охлаждение, шестьсот выстрелов в минуту. - Он показывал на  видневшуюся  в
амбразуре улицу Грибовского,  размечая  сектор  обстрела.  -  Может  одной
очередью уложить целое стадо  немецких  свиней.  Ирвинг,  садись  сюда,  -
продолжал он деловито. - А ты, Лия, - рядом, слева от него.  Возьми  ленту
двумя руками  и  подай  ее  Ирвингу.  Ирвинг,  левой  рукой  вставь  ее  в
патроноприемник и нажимай, пока не услышишь щелчок. Так.  Теперь  захлопни
крышку  ствольной  коробки:  если  она  будет  закрыта  неплотно,  пулемет
стрелять не будет. Так. Теперь берись за ручки и  два  раза  сведи  их.  -
Ирвинг подчинился и услышал, как тугая возвратно-боевая пружина  с  резким
металлическим звуком встала на место.  Сол  одобрительно  кивнул.  -  Вот,
теперь  контрклин  выбрасывателя  принял  первый  патрон.  Еще  раз  сведи
рукоятки - патрон теперь в патроннике или каморе. Отлично.  Теперь  можешь
заняться окончательным решением германского  вопроса,  -  он  с  довольным
видом потер руки.
   Все рассмеялись.
   Наутро - было 19 апреля 1943 года  -  они  пришли.  Эсэсовцы,  польские
"синие" и литовцы-полицаи ровными рядами  вступили  в  гетто,  выкрикивая:
"Смерть  евреям!"  Ирвинг,  чувствуя,  как  колотится  сердце,  присел  за
пулемет, дрожащим указательным пальцем  нащупал  гашетку.  Лия  расправила
ленту, ожидая команды Левина. Когда до первой шеренги оставалось всего два
метра, с крыши старого кирпичного дома полетела  бутылка  с  зажигательной
смесью. Грянул взрыв. Офицер, залитый горящим  бензином,  с  диким  криком
кинулся бежать к синагоге и в корчах упал на  мостовую.  Ирвинг  нажал  на
гашетку. Пулемет затараторил так, что от  этой  частой  железной  дроби  у
Ирвинга зазвенело в  ушах.  Он  вскрикнул  от  радости,  увидев,  как  его
очередь, словно метлой пройдясь по немцам, превратила несколько человек  в
кучу окровавленного тряпья. Полетели новые бутылки, и ожили другие огневые
точки.
   Каратели заметались, ища где бы укрыться, но из каждого окна и двери  в
них били пулеметы,  винтовки,  пистолеты.  Воздух  стал  синим  от  едкого
порохового дыма, царапавшего горло и выжимавшего  слезы  из  глаз.  Ирвинг
водил стволом из стороны в сторону, поливая мостовую как  из  брандспойта.
Стреляные гильзы со  звоном  летели  на  кирпичи  и  камни,  а  Ирвинг  от
удовольствия смеялся, сам того не замечая и  ни  на  минуту  не  прекращая
огонь... Бой был окончен. Несколько оставшихся в живых немцев  и  полицаев
ползком убрались из гетто.
   На улице появились ликующие победители. Ирвинг  поднялся  и  увидел  за
кучами трупов раненых, которые отползали к воротам, оставляя  на  булыжной
мостовой темные полосы крови. Шарфюрер СС кружился на месте, обеими руками
придерживая кишки, вывалившиеся из распоротого пулями живота  и  опутавшие
его ноги, как клубок серых змей. Выстрел  в  упор  сбил  с  него  каску  и
разбрызгал по  булыжнику  желтоватую  студенистую  массу  мозга.  Шарфюрер
дернулся и замер. Там и тут раздавались одиночные выстрелы - это  добивали
раненых. Собрали трофеи, раздели мертвецов и свалили их в яму  на  площади
Малиновского, рядом с гниющими телами умерших от голода и болезней евреев.
Над гетто перекатывались победные крики.
   - Скоро вернутся - мрачно сказал Левин. - Сегодня они получили урок,  а
завтра докажут нам, что усвоили его. Это профессиональные убийцы.
   Ночью Ирвинг  и  Лия  исступленно  предавались  любви  с  неистовством,
которого не знали за собой.
   А немцы действительно показали, что умеют  учиться  на  своих  ошибках.
Через три дня они пришли с  танками,  артиллерией  и  огнеметами.  Сначала
выкатили на  прямую  наводку  105-  и  150-мм  орудия,  которые  принялись
планомерно крушить дом за домом. Потом два танка пробили стену, и в  брешь
бросились солдаты СС. "Маккавеи" и бойцы БЕГа вели по ним огонь из окон  и
с крыш, бросали в наступающих бутылки  с  зажигательной  смесью  и  сумели
поджечь оба танка. Оставшись без прикрытия, эсэсовцы снова отошли.
   И это стало повторяться изо дня в день, неделя  за  неделей.  На  месте
сотен убитых немцев, "синих" и  литовских  полицаев  появлялись  новые.  А
потери "Маккавеев" возмещать было нечем: каждый "активный штык" выходил из
строя навсегда. Несмотря на просьбы о помощи, ежедневно несшиеся  в  эфир,
на помощь не приходил никто. Немцы постепенно стягивали кольцо, и  наконец
полумертвые от усталости, голода и жажды евреи оказались в  окруженной  со
всех сторон синагоге. Но они продолжали драться и в окружении.
   К концу третьей недели  боев  к  артиллерийскому  обстрелу  прибавилась
бомбардировка с воздуха  -  прилетевшие  самолеты  забрасывали  осажденных
фугасами и зажигательными бомбами. Все дома были либо  разрушены  начисто,
либо сожжены. Команды огнеметчиков посылали  струи  пламени  в  подвалы  и
импровизированные доты, живьем сжигая тех, кто находился там. Немцы  через
канализационные люки  пустили  в  коллекторы  ядовитые  газы.  Воздух  был
пропитан тяжким смрадом разлагающихся трупов, сладковатой  вонью  паленого
человечьего мяса. Однако евреи продолжали сражаться, предпочитая погибнуть
в бою, чем в лагере.
   На двадцать седьмой  день  восстания  Соломон  Левин  попал  под  струю
огнемета и, катаясь по земле, кричал: "Добейте меня!  Прикончите!"  Ирвинг
Бернштейн, на долю секунды задумавшись, навел на него ствол  VZ-37  и  дал
короткую, в шесть пуль, очередь, а  потом  рыдая  упал  на  горячий  кожух
пулемета, стуча по нему кулаком, пока не  обжег  руку  до  пузырей.  Рядом
плакала Лия Гепнер.
   Назавтра пуля попала ей в голову: осколки черепа, кровь и мозг  ударили
в Ирвинга. Он взял убитую  девушку  на  руки  и  стал  покачивать,  словно
убаюкивая ребенка. Рядом оказалась Рахиль - она помогла брату уложить  Лию
наземь и прикрыть обрывками толя с крыши. Хоронить было  негде  и  некому.
Ирвинг снова присел за свой пулемет, а Рахиль стала подавать ему ленту.
   Еще через три дня все было кончено. Немцы с заднего  хода  ворвались  в
синагогу, переполненную сотнями раненых, и прикончили всех. Ирвинг  видел,
как мать бежала по ступенькам, а дюжий эсэсовский унтер, догнав, перерезал
ей горло штыком. Вскрикнув от ужаса и ярости, Ирвинг развернул  пулемет  и
последние пули всадил в эсэсовца. Потом он увидел рядом подбитые  гвоздями
солдатские сапоги и не успел увернуться  от  летящего  в  лицо  окованного
затыльника приклада.
   Он пришел в себя от каких-то толчков, стука колес по стыкам  рельсов  и
порыва холодного ветра. Открыл глаза  и  увидел,  что  лежит  на  открытой
платформе, гудящей как колокол, головой на коленях Рахили.
   - Слава Богу, - сказала она.
   - Пулемет... Варшава... - только и смог выговорить он.
   - Немцы перебили весь отряд, кроме нас с тобой. "Синие" сказали немцам,
что ты врач, и потому тебя оставили в живых. Ты им нужен.
   Ирвинг, привстал на локте, оглянулся по сторонам. На платформе  он  был
единственным мужчиной, остальные - женщины и подростки.
   - А ты, Рахиль? Тебя тоже пощадили?
   - Да.
   - Ты им тоже нужна?
   Она отвела глаза:
   - Да.
   - Для чего?
   Женщины у него за спиной вдруг закричали, указывая куда-то пальцами:
   - Освенцим! Освенцим!


   - Довольно, довольно, полковник, пожалейте себя!
   Но голос  адмирала  не  доходил  до  его  сознания:  бесконечная  лента
воспоминаний продолжала крутиться, и череда отчетливо  ярких  образов  все
плыла и плыла у него перед  глазами.  Он  говорил,  не  видя  и  не  слыша
Фудзиту:
   - Эсэсовцы разбили нас на  три  группы:  первая  подлежала  немедленной
отправке в газовки и печи, во вторую входили люди  вроде  меня,  владевшие
какой-нибудь редкой специальностью, а третья - в  нее  отобрали  Рахиль  и
других девушек - предназначалась для солдатских и офицерских  борделей.  -
Он вдруг замолчал, осекшись, поднял глаза  на  адмирала:  -  Простите,  вы
что-то сказали?
   - Пожалейте себя, полковник!
   Бернштейн улыбнулся печальной мимолетной улыбкой, чуть  тронувшей  углы
его губ:
   - Пожалеть? Виновный не заслуживает жалости.
   - В чем вы виновны?
   - В том, что остался жив.
   - Что вы такое говорите, полковник?
   - А вы знаете, почему я остался жив? - Они молча глядели друг на друга.
- Потому что был силен и усердно работал на немцев. И был счастлив.
   - А ваша сестра? Она тоже была счастлива?
   - Нет. Она пропала бесследно,  а  я  работал  в  немецком  госпитале  и
старался работать как можно лучше. - Он коротко и невесело  рассмеялся.  -
"Госпиталь"! Это был не госпиталь, а морг! Чем и как  лечить  умирающих  с
голоду людей? Я  брил  им  головы  -  волосы  были  нужны  для  германских
субмарин. Я вырывал золотые коронки у мертвых, а иногда и у живых. В одном
из мертвецов с большим крючковатым носом я узнал отца.
   - Не надо, полковник, не травите себе душу...
   Но Бернштейн только отмахнулся:
   - Я входил в специальную команду - мы стояли у  дверей  газовых  камер,
куда загоняли голых людей,  говоря  им,  что  их  ведут  мыться.  Им  даже
раздавали мыло - то есть аккуратные кусочки кирпича, но они-то думали, что
это мыло. Эсэсовцы загоняли их в камеры по двадцать человек, и  тогда  они
понимали, что это никакая не баня, и  начинали  рыдать  и  кричать.  Детей
бросали поверх плотной толпы, железные двери герметически  закрывались,  и
сверху падали кристаллы "Циклона-Б". Так немцы убивали по двадцать тысяч в
день. О, эти немцы умели организовать дело! Через пятнадцать минут стоны и
крики  за  стальными  дверями  стихали.  Газ  выветривался,  и  тогда   мы
входили... Они лежали на полу - грудой,  кучей  до  потолка.  -  Полковник
взглянул в неподвижное лицо Фудзиты. - До потолка, потому что  карабкались
друг на друга, лезли вверх, спасаясь от удушья. Повсюду были  экскременты,
менструальная кровь. Вот  тогда  мы  и  брались  за  работу  -  крюками  и
веревками  растаскивали  сцепившиеся  тела,  укладывали  на  вагонетки   и
отвозили в крематорий. Потом  мыли  камеру,  и  она  была  готова  принять
следующую порцию смертников. - Голос вдруг изменил ему, он поник  головой,
уставившись в одну точку.
   Адмирал подергал себя за длинный седой волос на подбородке.
   - И вы по-прежнему верите в Бога, полковник?
   - Там, в Освенциме, я усомнился в его существовании. Но... Да, верю.  Я
все еще правоверный иудей.
   - А немцы - христиане, и они тоже верили в Бога, он ведь и у  вас  и  у
них всего один, не так ли?
   - Да.
   - Ну, и где же был тогда этот самый Бог?
   Бернштейн уронил голову на сжатые кулаки и невнятно проговорил:
   - Он отвернулся от нас.
   Фудзита порывисто поднялся и повелительно сказал:
   - Довольно, полковник. Ни слова больше! Понять этого я не  могу  -  это
выше моего разумения. Но теперь я знаю об  этом  -  знаю  от  вас.  И  мне
достаточно.
   Бернштейн медленно поднял голову. Его серо-зеленые  глаза  едва  ли  не
впервые были увлажнены слезами.
   - Да, - сказал он. - Достаточно. - Голос его  окреп.  -  Но  теперь  вы
понимаете, адмирал, почему евреи во всем мире сказали: "Больше - никогда",
почему Израиль так беспощадно отвечает на  любую  террористическую  акцию?
Почему мы сражаемся так, как не сражался еще никто и никогда?
   - Да! Да! Самураю  это  понять  нетрудно.  Нас  изображают  как  убийц,
влюбленных в смерть, и рисунок этот верен. Но мы не воюем с безоружными, и
нам присуща человечность. - Он опустился в  кресло,  побарабанил  тонкими,
как тростинки, пальцами по столу. - Вы  будете  присутствовать  завтра  на
церемонии?
   -  Я  служу  на  корабле,  которым  командуете  вы,  господин  адмирал.
Разумеется, буду.
   - Я могу освободить вас от этой процедуры...
   - Благодарю. Не стоит.
   - Завтра мы казним пленных.





   "Храм  Вечного  Блаженства",  находившийся  в  носовой  части  ангарной
палубы,  представлял  собой   обширное   квадратное   помещение,   обшитое
некрашеными деревянными панелями. По обе стороны единственного входа в эту
кумирню, сочетавшую черты буддистской пагоды и синтоистского  храма,  были
изображены  во  всех  подробностях  пышные  императорские   хризантемы   о
шестнадцати лепестках.
   Чтобы попасть из ходовой рубки вниз, на ангарную палубу, Брент  Росс  и
Йоси Мацухара воспользовались подъемником.
   - Просто-таки скоростной лифт  в  "Эмпайр  Стейт  Билдинг",  -  пошутил
Брент, но летчик, огорченный  и  разозленный  вчерашним  столкновением  на
заседании   штаба,   никак    не    отозвался    и    продолжал    хранить
торжественно-угрюмый вид.
   Ярко  освещенная  сверху  рядами  фонарей,   ангарная   палуба   всегда
производила  на  американского  лейтенанта  сильнейшее  впечатление:   она
тянулась на тысячу футов в длину и на двести  -  в  ширину  и  была  самым
грандиозным помещением из всех, какие человек когда-либо отправлял в море.
Двигаясь рядом с Мацухарой по направлению к храму, Брент проходил мимо ста
пятидесяти   самолетов   палубной   авиации    "Йонаги"    -    пикирующих
бомбардировщиков   "Айти   D3A1",   торпедоносцев   "Накадзима   B5N2"   и
истребителей палубной авиации "Зеро", над  которыми  возились  механики  и
техники в зеленых комбинезонах. Уши у него  закладывало  от  оглушительной
мешанины звуков - лязгали и  звенели  инструменты,  пулеметными  очередями
стучали пневматические молотки, грохотали колеса  допотопных  тележек,  на
которых  доставлялись  к  самолетам  аккумуляторы,  боезапас   и   детали,
перекрикивались люди, и вся эта какофония многократно  усиливалась  гулким
эхом, разносившимся под стальными сводами этой пещеры.
   - Погляди-ка, Йоси-сан, -  дернул  он  летчика  за  рукав.  -  У  твоих
истребителей уже заменяют моторы.
   - Таков был мой приказ, - коротко  кивнул  тот.  -  К  завтрашнему  дню
должны управиться. Не механики, а золото.
   - Это верно, - согласился Брент.
   Между тем они уже входили в храм. Ничего подобного Брент не видел ни на
одном военном корабле. Там не было ни  того,  что  в  католических  храмах
называется "неф", ни стульев или скамеек для молящихся. Храм был  заполнен
выстроенными в несколько шеренг офицерами "Йонаги" в парадной  форме  и  с
мечами. Они стояли лицом к алтарю, находившемуся  у  переборки  по  левому
борту, по обе стороны от которого несли караул два каменных льва не меньше
трех футов высотой. На алтаре  стояли  и  лежали  драгоценные  реликвии  -
изваяния богов и зверей, магические зеркала и  черепаховые  гребни  и  две
золотых статуи Будды - одна из Ясукуни, другая из Исе. Над алтарем  висело
изображение императора Госиракавы, написанное шестьсот лет назад, а справа
и слева от него на особых полках стояли сотни белых урн с прахом  моряков,
погибших в ледовом плену  и  в  боях  против  арабов.  Посередине  высился
затянутый белым атласом помост, на котором  были  установлены  шестнадцать
урн, приготовленных  для  праха  павших  в  позавчерашнем  бою.  Тела  еще
семнадцати человек покоились на дне залива.
   В ожидании адмирала Фудзиты Брент стоял "вольно", положив руку на  эфес
своего  меча,   не   предусмотренного   правилами   ношения   американской
военно-морской формы. Это был освященный традициями и  овеянный  легендами
драгоценный клинок, доставшийся ему при особых обстоятельствах.
   Брент  вспомнил,  как  полгода   назад   в   ста   восьмидесяти   милях
северо-западнее Гавайских островов лейтенант Нобутаке  Коноэ  сделал  себе
харакири, выбрав - нет, почтив  выбором!  -  его,  Брента  Росса,  в  свои
кайсяку. Брент, который должен был в роковой миг ритуального  самоубийства
одновременно отсечь ему голову, стоял сзади, держа меч  у  правого  плеча,
когда Коноэ твердой рукой  вспорол  себе  живот  бритвенно-острым  лезвием
кинжала вакидзаси и вслед за струей крови на палубу выпали  кишки.  Твердо
очерченный подбородок дрогнул, рот  открылся,  блеснули  крепко  стиснутые
зубы, в широко раскрытых глазах бился беззвучный крик боли.  Брент  ступил
вперед, впившись взглядом в  склоненную  шею  и  пучок  волос,  чуть  ниже
которого он должен был нанести удар. По сигналу Фудзиты  он  опустил  меч,
вложив в удар всю свою силу. Клинок, рассекая воздух,  не  свистнул  и  не
загудел, а словно запел на какой-то ликующе высокой ноте и опустился. Звук
был такой же,  как  от  мясницкого  топора,  разделывающего  тушу.  Голова
лейтенанта отскочила, покатилась по палубе.  Мелькнул  прикушенный  зубами
язык. И в эту минуту Бренту стало дурно.
   Команда: "Смирно!" - и вернула его к действительности, словно  набросив
плотное одеяло тишины на ангарную палубу, где техники  мгновенно  отложили
свои инструменты и вытянулись. Появился адмирал Фудзита, перед которым шли
священник и двое служек. За ними по старшинству двигались старшие  офицеры
авианосца. Фудзита стал посередине лицом к алтарю и помосту,  а  по  бокам
замерли, взяв на караул, капитаны третьего  ранга  Митаке  Араи,  Хакусеки
Кацубе и Нобомицу Ацуми, лейтенант Даизо Сайки, подполковник Тасиро  Окума
и лейтенант Тацуя Йосида. Не было только Таку Исикавы, лежавшего в судовом
лазарете. Адмирал Марк Аллен, выглядящий усталым и подавленным, молча стал
в строй рядом с Брентом, а  полковник  Ирвинг  Бернштейн  в  свежем,  чуть
подкрахмаленном и отглаженном полевом комбинезоне цвета  хаки  -  рядом  с
Мацухарой. Вытянувшись,  офицеры  смотрели  на  приближающегося  к  алтарю
священника.
   Это был наголо бритый согбенный  старик  в  торжественном  облачении  -
бирюзовом балахоне и широких мешковатых  штанах,  спускавшихся  на  черные
лакированные деревянные сандалии. Его служки  тоже  были  наголо  бриты  и
носили черные  просторные  блузы:  за  спиной  у  них  висели  широкополые
остроконечные шляпы, а на груди мешочки для сбора  пожертвований  -  монет
достоинством в 50 иен или пакетиков вареного риса. Один из служек время от
времени  ударял  в  барабан,  покуда  другой  обходил  храм  с  серебряным
подносом, на котором Лежал  еще  дымящийся  пепел.  Священник,  подойдя  к
алтарю, нараспев произносил заупокойную молитву.
   Брент вслушивался, стараясь различить знакомые слова.
   - "Будда пришел в этот мир в поисках истины", - шепнул ему Мацухара.
   - Да-да, я понял, - ответил Брент.
   Ему уже приходилось присутствовать на буддистских церемониях  -  обычно
погребальных,  ибо  японцы  с  их  загадочной  психологией   синтоистскими
обрядами отмечали радостные случаи - рождения  и  свадьбы.  Он  знал,  что
служба будет тянуться бесконечно и  приготовился  терпеливо  выстоять  ее.
Однако он ошибся.
   Барабан забил чаще и  ритмичней,  а  второй  служка,  поставив  поднос,
достал флейту. Офицеры в шеренгах совсем окостенели, когда появилась очень
красивая девушка с длинными черными  косами,  одетая  в  нарядное,  богато
расшитое золотыми цаплями кимоно, перехваченное  в  талии  белым  шелковым
поясом. В руке она  держала  палочку  с  нанизанными  на  нее  двенадцатью
серебряными колокольчиками, издававшими мелодичный звон. Фудзита  надменно
выпрямился, и Брент увидел у него на лице гнев. Адмирал не  пускал  женщин
на корабль, сделав единственное исключение для Сары Арансон -  и  то  лишь
потому, что она принесла на "Йонагу" сведения, от которых зависела  судьба
авианосца.
   -  Это  "мико",  -  шепнул   Мацухара.   -   Жрица-девственница   вроде
древнеримской весталки. А  ее  священный  танец  называется  "кагура".  Он
поможет павшим в бою обрести вечное блаженство.
   - Не знаю, как  насчет  блаженства,  а  вот  апоплексический  удар  наш
адмирал получит наверняка, - прошептал в ответ Брент, и Йоси в первый  раз
за эти трое суток ухмыльнулся.
   Девушка начала грациозно  танцевать  под  мелодию  флейты  -  плавно  и
зазывно изгибаясь всем телом, согнув колени, покачивая бедрами и  выставив
груди, в которые впились две сотни пар голодных глаз.
   - Ничего себе "священный танец"... - еле выговорил Брент.
   - Таков наш обычай, - ответил Мацухара.
   "Мико" приблизилась к американцу, встретила его взгляд своим - глубоким
и теплым. Брент угадывал, что и она возбуждена присутствием сотни мужчин в
военной форме. Но она слишком долго остается возле него, Брента бросило  в
знакомый жар,  он  почувствовал,  что  щеки  его  горят,  а  горло  сводит
судорога. Все смотрели на них. Но вот наконец священник что-то крикнул,  и
девушка так же медленно и плавно выплыла из храма. Брент с трудом  перевел
дух.
   Фудзита сделал знак священнику, тот кивнул и  вместе  со  служками  под
барабанную дробь и  песнопения  тоже  покинул  храм.  Полдесятка  матросов
разместили урны с прахом на полках, а потом проворно  водрузили  на  белый
помост большой куб, обтянутый красным атласом. И наконец старшина  внес  и
поставил рядом с ним корзину.
   - О Боже, - услышал Брент шепот адмирала Аллена. - Значит, он и вправду
решился на это. Убийство. Другого названия этому нет.
   - Есть, - сказал Брент. - Воздаяние.
   - Ты становишься таким же кровожадным, как японцы.
   - Не угодно ли узнать на сей счет мнение  еврея?  -  спросил  полковник
Бернштейн так громко, что к нему обернулись замершие в строю офицеры.
   - Вам нравится убийство, Ирвинг? - не сдавался Аллен.
   - Око за око, адмирал, и зуб за зуб.
   Но начавшаяся в дверях возня  прервала  их  спор.  Широкоплечий  матрос
втолкнул в храм троих пленников в наручниках и ножных  кандалах.  Такаудзи
Харима и Салим, полупарализованные ужасом, едва передвигали ноги, их почти
волоком протащили  по  палубе  и  поставили  перед  адмиралом.  Но  Кеннет
Розенкранц, плечом оттолкнув конвоира, семенящими шажками  сам  подошел  к
нему, выпрямился и окинул его вызывающим взглядом.
   - Вы виновны в убийствах, - сказал Фудзита.
   - Что-то не помню, чтоб меня судили, - бросил в ответ Розенкранц.
   Фудзита показал на шестнадцать урн:
   - А их?
   Розенкранц прикусил нижнюю губу.
   - Не тяните жилы, делайте свое дело!
   По знаку адмирала двое матросов втащили на помост Салима.  Брент  краем
глаза поймал какое-то движение -  это  полковник  Бернштейн  покрыл  лысую
макушку маленькой круглой шапочкой.
   -  "Кипа",  -  пояснил  он.  -  Ортодоксальные  иудеи  надевают  ее  на
похоронах.
   - Во имя Аллаха, пощадите!  -  простирая  скованные  руки  к  адмиралу,
закричал брошенный на колени Салим. - Ислам  учит  милосердию,  будьте  же
милосердны!..
   - "Возьмите его, схватите его и, сковав цепью  из  семидесяти  звеньев,
сожгите его", - монотонно проговорил Фудзита.
   - Вы приводите слова Корана? - ошеломленно спросил араб.
   - Да. В вашей священной книге сказано, как надлежит поступать с вами, -
Фудзита сделал знак,  и  матросы  пригнули  голову  Салима  так,  что  она
оказалась над корзиной.  В  тот  же  миг  рядом  с  ним  оказался  пожилой
корабельный старшина с мечом в руках.
   Из строя шагнул Окума.
   - Господин адмирал, позвольте мне это сделать, - сказал  он,  вытягивая
из ножен позванивающий от хорошего закала клинок собственного меча.
   - Много чести будет этой собаке пасть от руки самурая.
   - Знаю, господин адмирал. Но я самый  сильный  человек  на  корабле,  -
Окума метнул вызывающий взгляд на Брента. - И сделаю это чисто. Моя  карма
пострадает не больше чем от  того,  что  я  раздавил  бы  таракана.  -  Он
попробовал большим пальцем лезвие. - Я только что  отточил  его  и  теперь
всего лишь хочу проверить, хорошо ли.
   Рядом раздался насмешливый шепот Аллена:
   - Брент, с этой кочергой на боку ты смотришься натуральным японцем. Что
ж ты упускаешь такой шанс? Может, вам с Окумой жребий бросить - кому  быть
палачом? А?
   - Сэр, по какому праву... - возмутился Брент, но осекся, услышав  голос
адмирала Фудзиты:
   - Слова, достойные самурая, подполковник Окума. Приступайте.
   Окума поднялся на помост. Звеня цепочками кандалов, Салим откатился  от
импровизированной плахи.
   - Господин адмирал!.. Умоляю! Дайте мне помолиться!..
   Фудзита кивнул конвоирам, и те помогли арабу стать на колени.
   - Мне нужен коврик.
   Принесли кусок брезента.
   - Где Мекка? В какой стороне Мекка?
   - Вон там, - нетерпеливо сказал адмирал, показывая на восток.
   - О Аллах всемогущий, всемилостивый... - начал Салим.
   - Довольно! - через минуту прервал его Фудзита. - Попадете прямо в  ад.
- Он взглянул на Окуму. - Приступайте, подполковник.
   Пронзительно кричащего Салима уложили грудью на плаху, прикрутили к ней
шкотом, и матрос прижал обе его руки к помосту.
   - Аллах Акбар, Аллах Акбар! - снова и снова выкрикивал он.
   Несмотря на цепи, веревки и усилия матросов, он извивался,  дергался  и
бился с такой силой, что сдвигал плаху в сторону и даже приподнимал ее.
   Окума, облизнув губы, занес над головой большой меч,  держа  его  двумя
руками. Он выжидал. Приговоренный на  мгновение  затих.  Все  замерли.  Не
слышны стали даже обычные на корабле  звуки.  Брент  затаил  дыхание.  Меч
превратился в свистящую сверкающую дугу и с тупым стуком врезался  в  тело
Салима, который издал вопль ужаса и боли, отозвавшийся у  Брент  где-то  в
самой глубине его существа.  Удар,  пришедшийся  поперек  спины,  разрубил
Салиму лопатки, рассек позвоночник и вонзился в оба легких. Теперь он  уже
не вопил, а рычал, как дикий зверь,  попавший  в  стальной  капкан.  Кровь
хлынула у него изо рта.
   - По шее! - закричал адмирал. - По шее!
   Брент почувствовал, как поднимается из желудка волна тошноты.
   - На чикагских скотобойнях это делают куда лучше, - сказал Аллен.
   - О Боже! - вырвалось у Кеннета Розенкранца.
   Такаудзи Харима с криком бился на палубе, захлебываясь  рвотой.  Ирвинг
Бернштейн сжал кулаки и поднял глаза к небу.
   Снова свистнул меч, и повторился тот же звук, но теперь  голова  Салима
отлетела прямо в корзину. Все с облегчением перевели дух.
   Покуда матросы укладывали обезглавленный труп на носилки,  подполковник
повернулся к адмиралу:
   - В последний момент он дернулся вперед.
   - Ложь! - крикнул Брент Росс.
   - Это было сделано нарочно, - сказал Мацухара.
   Окума оперся на меч, и опасно мерцающие  глаза  его  загорелись  жаждой
крови.
   - Если кто-нибудь из вас посмеет...
   - Прекратить! - крикнул адмирал. - Мне надоело вас  разнимать.  Давайте
следующего. А вы, подполковник Окума, потрудитесь отрубить  ему  голову  с
одного удара.
   Хариму втащили на помост и начали привязывать.
   - Лицом на северо-восток, - распорядился адмирал.
   - Сэр, - послышался голос Аллена, - разрешите быть свободным?
   -  Не  разрешаю.  Вы  прикомандированы   к   моему   штабу   и   должны
присутствовать...
   - При этом зверстве?! Я протестую!
   - Протестовать можете сколько угодно, а  уходить  нельзя.  -  Сухонький
пальчик уперся в Окуму. - Давайте.
   - Господин адмирал,  позвольте  и  мне  вознести  молитву,  -  попросил
Харима.
   - Даю одну минуту, - бросил Фудзита.
   Пленный вскинул голову и, задыхаясь, стал читать буддистскую молитву:
   - О Благословенный, ниспошли душе моей мир, который дарует понимание  и
невредимым выведет из огня гнева, скорби и  вожделения...  -  закрыв  лицо
сложенными ладонями, он еще что-то невнятно пробормотал.
   - Все! Помолился! - крикнул адмирал.
   Хариму связали. Он кричал не переставая, когда матрос затягивал узлы на
веревках, и замолчал лишь в тот миг, когда холодная  сталь,  разрубив  ему
шею, рассекла голосовые связки. Окума горделиво повернулся к адмиралу, как
школьник, ожидающий похвалы за удачный ответ на уроке. Останки  Харимы  на
носилках вынесли из храма. Все взгляды обратились к Розенкранцу.
   Его побелевшее лицо было  так  густо  покрыто  ледяной  испариной,  что
казалось выточенным из перламутра.  Но  челюсти  были  сжаты  все  так  же
плотно, и прежняя решимость сверкала в сузившихся глазах.
   - Адмирал, - твердо произнес он. - Предсмертное желание.
   - Хотите помолиться?
   - Нет. Я в Бога не верю. От этой  чепухи  проку  мало.  Пусть  вот  он,
лейтенант Брент Росс, сделает это. Он американец. Я предпочитаю  загнуться
от его руки.
   Брент оцепенел, не веря своим ушам.
   - Нет, - мгновенно охрипшим голосом ответил он. - Нет.  Я  не...  Я  не
буду.
   - П...а ты, а не лейтенант, - глумливо кривляясь, заговорил Розенкранц.
- Чего струсил? Не тебе же башку собрались оттяпать, а мне.
   - Лейтенант Росс выполнит мой  приказ,  если  таковой  будет  отдан,  -
сказал адмирал. -  В  этом  отношении  можете  быть  совершенно  спокойны,
Розенкранц. Впрочем, этот вопрос представляет лишь академический  интерес,
поскольку я решил оставить вам жизнь.
   Ропот пробежал по шеренгам офицеров.
   - Спасибо, сэр, - с непривычным волнением ответил летчик.
   Фудзита улыбнулся и, показав на залитый кровью помост, сказал негромко:
   - А прежде чем я покончу с вами, вы можете помолиться за это.


   - Брент, тебе надо поменять место службы. Возвращайся  в  Вашингтон,  в
управление ВМР. Приказ об откомандировании я тебе устрою, - сказал адмирал
Аллен, с размаху бросившись в кресло.
   - С какой стати, сэр? - Брент тоже сел на один из двух стульев, стоящих
в адмиральской каюте.
   Когда после казни Аллен взял его  под  руку  и  почти  потащил  его  по
коридору к себе, он сразу понял, что разговор предстоит неприятный.
   - Я нужен здесь. В моем предписании сказано: "в качестве  шифровальщика
и для выполнения  иных  обязанностей  по  усмотрению  командира  авианосца
"Йонага" поступает в его распоряжение".
   - Я знаю, Брент. Я же эту бумагу и писал. Не забудь  -  твой  отец  был
моим лучшим другом, мы вместе учились в академии, вместе  воевали,  вместе
служили в оккупационных войсках в Японии. Я был шафером у него на свадьбе,
я радовался вместе с ним, когда ты появился  на  свет,  и  я  же...  -  он
отвернулся. - И я же закрыл глаза и ему, и твоей матери.  Так  что  ты  не
просто мой помощник и подчиненный.
   - Я знаю, сэр,  и  глубоко  ценю  это.  Но  почему  я  должен  покидать
"Йонагу"?
   - Я тысячу раз объяснял тебе почему.
   - По-вашему, я изменился?
   - Да. И меня это пугает.
   - Но все мы меняемся - это в природе человека.
   - Верно. Беда в том, что ты становишься похож на них, - он  показал  на
самурайский меч у бедра Брента. - Я видел, как  ты  убивал  людей.  Одного
араба ты измолотил до смерти, другому выбил оба  глаза,  а  лицо  третьего
превратил в кровавое месиво. Ты всадил Кэтрин Судзуки пулю меж глаз, когда
она беспомощно валялась на земле.
   Брент почувствовал, как поднимается в нем волна ярости:
   - Кэтрин Судзуки была террористка,  собиравшаяся  взорвать  судно.  Она
повинна в гибели шести человек! У нее  было  двенадцать  тонн  пластиковой
взрывчатки!
   - Все так. Но она была ранена и обезоружена. Ты мог арестовать ее.
   - Бешеных собак не арестовывают, сэр.
   Адмирал в сердцах стукнул себя по колену кулаком:
   -  Тоже  верно.  И  все  же  драться,  спасая  свою  жизнь,  и  убивать
безоружных, беспомощных людей - разные вещи!
   - Вы имеете в виду Хиросиму и Нагасаки?
   - Это низко с твоей стороны, Брент. Низко!
   - Может быть. Но это правда.
   - Да, теперь я вижу, ты и впрямь стал одним из них.
   - Почему же? Потому что я не вижу смысла в этой бойне?
   - Нет. Потому  что  ты  превратился  в  самурая.  Ты  с  тем  же  точно
пренебрежением относишься к жизни. И смерть свою найдешь так же, как  они,
и вместе с ними и обретешь их вшивое блаженство!
   - С тех пор как  существует  человечество,  существуют  войны  и  люди,
которые на этих войнах сражаются.
   -  Брент!  Мне  кажется,  передо  мной  Фудзита!  Выдержанный  марочный
Фудзита!
   - Что же в этом плохого? - спросил Брент и добавил, прежде чем  адмирал
успел ответить: - Мы ведь воюем не с японцами, а с арабами.
   Аллен вздохнул.
   - Да, конечно. Но интересы  нашей  страны  тоже  нельзя  сбрасывать  со
счетов.
   - Каддафи нужно остановить, сэр.
   - Я знаю. Знаю! Но в Пентагоне ты можешь принести больше пользы...
   Уголки губ молодого лейтенанта дрогнули в едва заметной улыбке:
   - С вашего позволения, сэр.  Адмирал  Фудзита  уверяет,  что  из  всего
экипажа "Йонаги" у меня самое острое зрение, и говорит, что я не  человек,
а радар. По одному этому он не...
   -  Понимаю.  По  одному  этому  он  откажется   подписать   приказ   об
откомандировании. Но если ты сам подашь рапорт?
   - Опять же с вашего позволения, сэр. Я не был бы сыном Теда Росса, если
бы покинул "Йонагу", когда судну предстоят "бой и поход".
   - Тебе бы политиком быть, - смиряясь  с  неизбежностью,  сказал  старый
адмирал. - Здорово у тебя язык подвешен.
   Брент положил руку на эфес меча и встал.
   - Сэр, мы договорились с подполковником Йоси Мацухарой.
   - Увольнение?
   - Да. Но если вы... В общем, он подождет.
   - Да  нет,  ступай,  я  уже  сказал  тебе  все,  что  хотел.  Веселись,
лейтенант, погуляй на берегу.  Подполковник  Мацухара,  кажется,  жениться
собрался? - добавил он.
   Брент улыбнулся:
   - Да. На Кимио Урсядзава.
   - Прелестная женщина, - кивнул Аллен. - Нас как-то знакомили. Вдова, не
так ли?
   - Вдова. Ее муж, Киетака Урсядзава, плавал старшим помощником на "Маеда
Мару". Полковник Каддафи приказал удавить его.
   Док В-2 находился в северной части Йокосуки. Сойдя по трапу  на  берег,
Брент оглянулся на корабль, хотя охватить "Йонагу" взглядом  было  так  же
невозможно, как измерить вселенную. В Нью-Йорке  Брент,  стоя  у  подножия
небоскребов Центра мировой  торговли,  задирал,  бывало,  голову,  скользя
глазами по бесконечным этажам, уходившим вверх на четверть мили. Но здесь,
рассматривая стоящий в сухом доке авианосец, он  испытывал  головокружение
при виде  этого  чудовищного  левиафана,  простиравшегося  на  необозримое
расстояние не только в высоту, но и в длину.  Противоторпедные  наделки  и
броневой пояс были скрыты от взгляда, а о том,  что  это  боевой  корабль,
свидетельствовали выпуклые обводы носа и гладкопалубный корпус. Как у всех
японских кораблей, дымовая труба авианосца была скошена  на  три  градуса.
Надстройка была загромождена радарными установками, аппаратурой  поиска  и
слежения, щетинилась антеннами РЭП и контр-РЭП [системы  радиоэлектронного
противодействия и радиоэлектронного подавления]. По всему борту  виднелись
резервуары с водой для охлаждения  стволов  зенитных  пулеметов  и  частым
лесом торчали стволы орудий.
   Йоси, словно прочитав мысли Брента, сказал:
   - Трудно поверить, что такой махиной может командовать один человек, а?
   - Дело тут не в махине, а в человеке.
   - Да?
   - Да. В адмирале Фудзите.
   - Я думаю, что со временем все капитаны как  бы  "прирастают"  к  своим
судам, становятся их частью.
   - Нет, Йоси-сан, тут скорее наоборот. -  Брент  кивнул  на  исполинскую
тушу "Йонаги". - У него есть личность и... и,  пожалуй,  даже  душа.  Душа
адмирала Фудзиты.
   - Верно, - согласился японец и с улыбкой добавил: - Знаешь,  Брент-сан,
ты становишься философом.
   - Ну, раз  так,  -  рассмеялся  тот,  -  давай  пофилософствуем  о  той
красотке, с которой ты собираешься меня сегодня познакомить.
   - Это племянница Кимио, студентка Токийского женского университета.
   Док В-2 входил в  судостроительный  и  судоремонтный  комплекс  заводов
Йокосуки, растянувшийся по  берегу  почти  на  целую  милю  гофрированными
железными рядами  цехов,  мастерских,  пакгаузов,  над  которыми,  подобно
доисторическим  птеродактилям,  нависали   портальные   краны.   В   целях
безопасности  вся  площадка  была  обнесена  двенадцатифутовой  сеткой  из
толстой проволоки, и войти на территорию  можно  было  только  через  одни
ворота. Адмирал Фудзита, которого  удовлетворить  было  трудно,  поставил,
кроме того, и охрану. В пятидесяти ярдах  от  авианосца  и  на  расстоянии
двухсот ярдов друг от друга  были  устроены  четыре  пулеметных  гнезда  с
перекрывающимися секторами обстрела: из-за  мешков  с  песком  выглядывали
стволы пулеметов "Намбу" калибром 7,7  мм.  У  пулеметов  прохлаждались  и
покуривали матросы с авианосца, постоянно посматривая, однако, на ограду и
новую деревянную будку у ворот  -  старую  протаранила  грузовиком  Кэтрин
Судзуки, когда вместе со своим напарником Абдул эль Кадзаримом ринулась на
"Йонагу" с двенадцатью тоннами взрывчатки в кузове. Только быстрая реакция
Брента Росса и отличная выучка его пулеметной команды спасли  тогда  судно
от гибели.
   У  ворот  Брент  и  Мацухара  прошли  через   ряды   бетонных   блоков,
перекрывавших въезд машин на территорию. По этой причине офицерам "Йонаги"
приходилось ставить свои автомобили на стоянке за воротами. Брент  и  Йоси
миновали еще два блокпоста и ответили на приветствие  четко  взявшего  под
козырек начальника караула -  коренастого  седого  главстаршины  Хиранумы,
плававшего на "Йонаге" со дня его спуска на воду.
   Выйдя за ворота, друзья успели пройти не больше пятидесяти футов, когда
послышались крики и нестройное пение.  Из-за  угла  пакгауза  вывернулись,
загородив офицерам дорогу, десятка  два  грязных,  оборванных  и  обросших
бородачей  и  неопрятных  женщин  в  обтрепанных  мешковатых   платьях   и
соломенных сандалиях. Слова, которые они выкрикивали, были  под  стать  их
виду.
   -  Американские  ублюдки,  убирайтесь  домой!  -   закричал   один   из
пикетчиков, поднимая над головой плакат "Йонагу" - на полюс!".
   На других плакатах можно было прочесть:  "Убийцы  невинных!",  "Свободу
народам мира!", "Йонага" - виновник катастрофы  на  Гинзе".  Среди  прочих
красовалось и неизменное, набившее оскомину "Yankee go home!".
   Йоси выпятил подбородок, Брент стиснул зубы, и оба плечом к плечу стали
проталкиваться через демонстрантов. Те  раздвинулись,  очищая  проход,  но
внезапно один из них - рослый  мужчина  с  европейскими  чертами  лица,  с
перебитым приплюснутым носом и черной дырой  на  месте  передних  зубов  -
схватил Брента за руку.
   - Ах ты, гнида империалистическая!  -  выкрикнул  он  по-английски  без
намека на акцент. - Иди лизать задницу жидам!  Насосался,  сволочь,  нашей
японской крови?! Погоди, мы тебя с твоим "Кадиллаком" разжуем и выплюнем!
   В груди у Брента, как всегда в подобных ситуациях, стало горячо, сердце
заколотилось. Он круто остановился и сказал негромко:
   - Отпусти-ка меня.
   Вокруг все замолкли, уставясь на противников. Человек вдруг отхаркнулся
и через дырку в зубах смачно плюнул Бренту в лицо, забрызгав его слюной  и
густой желтой мокротой. Знакомый  туман  заволок  сознание,  вытеснив  все
доводы рассудка и остатки самообладания. Брент  стоял  неудобно,  перенеся
центр тяжести на выставленную назад ногу, а  потому  не  сумел  вложить  в
прямой удар правой вес всего тела. Но все же его массивный кулак  врезался
в лицо противника, накрыв нос и правую скулу. Брент не  услышал  знакомого
хруста хрящей - нос был сломан в  стольких  местах,  что  просто  вдавился
внутрь, - и сейчас же  ударил  левой  в  зубы,  почувствовав,  как  что-то
заскрипело, словно гравий под ногой, и  пикетчик,  подброшенный  в  воздух
двумя сотнями фунтов ненависти,  отлетел  и  грузно  рухнул  на  мостовую,
выплевывая осколки выбитых зубов.
   - Теперь моему автомобилю ничто не грозит: можешь его жевать,  пока  не
сдохнешь.
   Пикетчики, держась на почтительном расстоянии, стали тем не менее  туже
стягивать кольцо вокруг двоих офицеров, которые стали спина к спине.
   Но  тут  раздался  топот  матросских  ботинок,  и  в  толпу   врезалось
полдесятка моряков с авианосца во главе со старшиной Хиранумой. Замелькали
приклады карабинов. Пикетчики, продолжая выкрикивать угрозы и оскорбления,
отхлынули, а потом, подхватив валявшегося на  мостовой  белого,  бросились
наутек.
   - Какого черта вы их подпустили к самым воротам? - крикнул Брент.
   Старшина вытянулся.
   - Виноват, господин лейтенант!  Япония  -  демократическая  страна.  Мы
действовали согласно приказу: демонстрации не препятствовать.
   - Но они же набросились на нас! - воскликнул Йоси.
   - Полагаю, господин подполковник, тут замешана "Ренго Секигун", без нее
не обошлось.
   - Что? "Японская Красная Армия"?
   - Так точно,  господин  подполковник!  Но  подобную  выходку  они  себе
позволили впервые. - Он показал подбородком на Брента.  -  Не  обижайтесь,
мистер Росс, но они американцев... как бы это сказать?.. - он замялся.
   - Что? Ненавидят? На дух не переносят, да?
   Старшина, кусая губы, кивнул:
   - Именно, мистер Росс, именно так.
   - Просто трусливый коммунистический  сброд,  подголоски  Каддафи,  -  с
горечью сплюнул Мацухара.  -  Американцы  своей  кровью  заплатили  за  их
благополучие и их поганые "Тойоты". - Он  тронул  лейтенанта  за  руку.  -
Пойдем, Брент-сан.
   - Виноват, господа офицеры, - вдруг сказал Хиранума. -  Не  сочтите  за
навязчивость, но... Вы... при оружии?
   Мацухара  и  Росс  улыбнулись,  и   Брент   похлопал   себя   по   чуть
оттопыривающемуся слева борту кителя.
   - Автоматический "Оцу", старшина, - сказал он. - Калибр шесть и пять.
   -  Замечательно,  мистер   Росс,   -   улыбнулся   тот   в   ответ.   -
"Намбу-малютка", знаю! Чудная машинка! С ее помощью  можно  образумить  за
девять секунд девятерых террористов.
   Но никто не рассмеялся.


   Поскольку Йоси Мацухара и за рулем мирного автомобиля оставался  боевым
летчиком-истребителем, Брент заявил, что либо сам поведет машину, либо  не
сядет в нее вообще. Мацухара со смехом уступил ему, и  штабной  "Мицубиси"
без номеров покатил по широкой автостраде в  сторону  Токио,  до  которого
было 30 км.
   - Знаешь, Йоси-сан, Мицубиси причинил Америке куда больший ущерб своими
автомобилями,  магнитофонами  и  прочей  электроникой,  чем  истребителями
"Зеро", - весело сказал Брент и осекся, понимая, что допустил неловкость.
   Но Мацухара улыбкой дал ему понять, что не обиделся.
   - Ты имеешь виду экономический ущерб, Брент?
   - Ну, разумеется. Ты знаешь, что в Америке не  производится  ни  одного
видеомагнитофона? Что большая часть телевизоров и двадцать процентов машин
сделаны в Японии?
   - Но все наши триумфы были бы невозможны без нефти. Нефть,  нефть,  все
упирается в нефть, - задумчиво проговорил Йоси.
   - Верно, - согласился Брент и сейчас  же  перевел  разговор  на  другую
тему, давно не дававшую ему покоя. - Я хотел тебе сказать, Йоси-сан, когда
капитан Таку Исикава ворвался позавчера на заседание штаба, он...  он  был
явно не в себе. Дураку ясно, что если  закрылки  на  соплях  болтаются,  а
элерона вовсе нет, надо выходить из боя! Черт возьми, закрылок держался на
одном штифте! Ты и сел-то просто чудом. Я думал, выпрыгнешь с парашютом, -
он обошел грузовик, медленно ползший по правой полосе.
   - Да уж, машину будто якорем держало. Но дело не в этом.
   - А в чем же?
   - А в том, что Таку уверен, будто я специально бросил его в беде.
   - Да что за чепуха! Он был ранен, в  жару,  себя  не  помнил...  Ну,  и
потом... он тебя терпеть не может. У вас с ним, кажется, давние нелады.
   - Давние. С тридцать девятого года. Я его не переношу, как и  он  меня,
но не в воздухе же, когда от тебя зависят жизнь и смерть человека, сводить
с ним счеты?! Честь дороже. - Он откинулся на сиденье и задумчиво  сказал:
- Подполковник Окума, однако, был не в жару и не в бреду.
   - Ну, этот просто метит на твое место, все это знают.
   Мацухара тихо, словно размышляя вслух, сказал:
   - Он залез в мою машину и считал  оставшийся  боезапас.  Сорвал  пломбы
и... В голове не укладывается... Ну ничего, придет день, когда  мы  с  ним
разочтемся сполна.
   - И когда же это будет?
   - Когда я собью "клетчатого".
   -  Полковника  Фрисснера?  Вряд  ли  это  получится.   Его   эскадрилья
эвакуируется из Маньчжурии, ты же знаешь.
   - Я знаю, что этот мясник расстрелял моих ведомых, когда они беспомощно
болтались на стропах между небом и землей. Я  знаю,  что  ненавижу  его  и
убью. Вот и все.
   Они замолчали. Брент повернул налево  и  въехал  на  Гайен-Хигаси-Дори,
деловой центр Токио, застроенный стеклянно-стальными башнями  небоскребов,
очертания которых угадывались в тумане. По  крышам  самых  высоких  зданий
бежали, сверкали и  переливались  ослепительные  неоновые  огни  реклам  -
"Хитачи", "Кока-Кола", "Санио", "Мазда", "Хонда", "Кенвуд-Стерео".
   - Продажные твари, - пробормотал Мацухара. Потом он перевел  взгляд  на
запад, и лицо его  омрачилось.  -  Симбаси,  -  низким  рокочущим  голосом
произнес он. - В этом квартале жила моя семья. Здесь  она  и  погибла  при
авианалете в сорок пятом. Жена и двое сыновей.
   Брент закусил губу.
   - Йоси-сан, поверь, мне очень...
   Мацухара выпрямился, взглянул на него.
   - Нет, это ты меня извини,  зря  я  затронул  эту  тему  при  тебе.  Ты
рисковал жизнью ради меня и сражался  в  лучших  традициях  бусидо.  -  Он
хлопнул по колену, словно подводя черту под  неприятным  разговором,  и  с
вымученной непринужденностью сказал, показывая на  северо-запад:  -  Кимио
живет в квартале Сибуя на Сакурада-Дори, чуть южнее парка Йойоги.
   - Знаю. Я как-то раз подвозил тебя туда, - Брент свернул с магистрали и
был вынужден сейчас же остановиться - вся улица была перекрыта шествием.
   Йоси усмехнулся, когда Брент с  досадой  выключил  зажигание  и  машина
замерла в длинной веренице других.
   -  Все-таки  кое-где  еще  можно  встретить  прежнюю  Японию,  -  снова
оживляясь, сказал летчик.
   Они смотрели, как мимо под  барабанный  бой  и  пение  флейт,  перезвон
колокольчиков, звуки сямисэнов  и  цимбал  движется  пестрая  и  красочная
толпа. Не меньше двадцати групп, состоящих из юношей в  струящихся  желтых
одеждах и с белыми повязками на  лбу,  несли  огромные  деревянные  модели
пагод, освещенных изнутри электрическими лампочками и украшенных бумажными
и матерчатыми  цветами.  Другие  юноши  несли  длинные  шесты,  увенчанные
тяжелыми гирляндами цветов и длинными свисающими кисточками.
   - Это шествие в честь Святого Нитирена - называется "Оесики", - пояснил
оживившийся Мацухара. - Он  был  мятежным  буддистским  монахом  и  жил  в
тринадцатом веке. Видишь, на стенках пагод изображены сцены из его  жизни?
По преданию, он умер зимой, но в час его смерти  зацвели  покрытые  снегом
вишневые деревья. - Он показал на покачивающиеся фонарики и бумажные цветы
на  шестах,  которые  расширялись  вверху  как  купола  зонтиков.  -   Они
называются "мандо" и должны напоминать об этом великом чуде.
   Мимо прошли новые группы  женщин  и  детей  с  горящими  ароматическими
палочками.  Участники  шествия  постепенно  впадали  в  экстаз   и   хором
выкрикивали что-то, но Брент не разбирал слов.
   - Они славят Книгу Лотоса Чудесного Закона, - пояснил Йоси.
   - По-моему, там есть пьяные,  -  заметив,  как  несколько  человек  шли
шатаясь, а один упал, - сказал Брент.
   - Что ты, Брент?! Кто же пьет на  буддистской  церемонии,  это  они  от
воодушевления.
   - Наверно, ты доволен, Йоси? - повернулся к нему Брент. - Живы традиции
старины, жива прежняя Япония.
   - Вздор! - ответил летчик.
   - Почему вздор?
   -  Потому  что   все   эти   почитатели   культа   Нитирена   ненавидят
дзэн-буддистов,  самураев,  а   все   их   ритуалы   и   кодексы   находят
отвратительными.
   - То есть у вас тоже есть свои католики и протестанты,  консерваторы  и
либералы?
   - Удачное сравнение. В старину такие  вот  шествия  часто  приводили  к
кровопролитию.
   - Значит, и у вас были Варфоломеевские ночи?
   Оба  с  облегчением  вздохнули,  когда  последний  участник  парада   -
мускулистый парень в набедренной повязке фундоси, - как  опытный  цирковой
эквилибрист удерживая на голове длинный шест-мандо, прошел мимо. Путь  был
свободен. Брент завел мотор, включил первую передачу и влился в оживленный
поток машин.
   - Опаздываем, - заметил он.
   - Ничего, друг мой, Кимио нас извинит.





   Для  Брента  этот  квартал  и  дом  Кимио  были  чудом   сохранившимися
островками старины, осколками далекого  прошлого.  Войдя,  офицеры  прошли
через террасу, тянувшуюся по всей ширине дома, и  оказались  в  окруженном
низкой бамбуковой изгородью маленьком саду, где росли карликовые  японские
сосны, папоротник и клены. По традиции, дом, выстроенный из сосновых досок
и покрытый серой черепицей, стоял на трехфутовых сваях.
   Заслышав их тяжелые шаги по дощатому полу, в дверях появилась  хозяйка,
показавшаяся Бренту еще красивей, чем при первой встрече. Несмотря на  то,
что у нее было  двое  взрослых  детей  -  сын,  учившийся  в  университете
Фукуоко, и замужняя дочь, недавно подарившая ей внука, -  Кимио  сохранила
свежесть и очарование юности. Брент  знал,  что  она  стала  часто  носить
традиционную японскую одежду, чтобы сделать приятное Мацухаре, и  на  этот
раз ее черные блестящие волосы, собранные с помощью серебряных  булавок  и
украшенных драгоценными камнями гребней в сложную и замысловатую прическу,
красиво оттеняли затканное золотыми ирисами пурпурное  кимоно  из  тонкого
шелка, перехваченное  в  тонкой  талии,  плавно  расширявшейся  к  бедрам,
красно-серебряным  поясом  -  оби.  Черты  живого  и  умного   лица   были
удивительно тонки и правильны.
   - Добро пожаловать, Йоси-сан, - сказала она, протягивая руку летчику.
   - Вы сегодня прекрасней, чем  когда-либо,  Кимио-сан,  это  кимоно  вам
очень к лицу.
   - Благодарю вас, Йоси-сан, вы очень любезны. - Затем  она  подала  руку
лейтенанту, и тому показалось, что он прикоснулся  к  теплому  бархату.  -
Здравствуйте, Брент-сан, рада вас видеть в своем скромном жилище.
   - Спасибо, Кимио-сан.
   Офицеры, сняв башмаки, надели домашние туфли и вошли  в  гостиную  или,
как называли  ее  японцы,  "комнату  на  пятнадцать  циновок",  отделанную
панелями из кипариса и кедра, пригнанными без единого гвоздя и  блестевших
от многолетней усердной полировки. Там стоял низкий стол, четыре  табурета
- забутона, а пол был  устлан  татами,  сплетенными  из  светлой  отборной
соломы. В нише помещался маленький столик вишневого дерева,  а  на  нем  в
старинной вазе стояли искусно подобранные жасмины и хризантемы.  На  стене
висели рисунок тушью - пейзаж работы старого мастера Сессю -  и  свиток  с
иероглифами.  Брент   огляделся   по   сторонам   в   поисках   четвертого
сотрапезника.
   - Маюми в саду, срезает цветы,  -  улыбнувшись  нетерпению  американца,
сказала хозяйка и повела их к двери в задней части комнаты.
   Отодвинув бумажную дверь-перегородку, она втроем вышли в сад. Брент  не
видел его в прошлый раз и  теперь  был  поражен  его  сказочной  красотой.
Стояло полное безветрие, уже опускался вечер, и свет лился в сад, не давая
теней и подчеркивая яркость цвета. Бренту казалось,  что  он  оказался  на
прелестной опушке дремучего леса, где деревья и камни  колдовским  образом
соединены  и   одухотворены.   Изящный   каменный   мостик   с   каменными
светильниками  был  перекинут  через  гладь  маленького   пруда,   искусно
вписанного в гряду поросших кустарником валунов.
   За мостом мелькнуло какое-то яркое пятно, и  Брент  увидел  девушку.  У
него перехватило дыхание, когда Маюми, держа  в  руках  полдюжины  золотых
хризантем, стала приближаться к ним. Она ослепила  его.  На  девушке  было
нарядное голубое кимоно с вышитыми на  нем  птицами.  Ее  спускавшиеся  на
плечи волосы казались шапочкой из блестящего  черного  шелка,  сверкавшего
как отполированный агат, и отражали зажегшиеся на небе  звезды.  Восточная
кровь придавала нежно золотящейся коже оттенок старинной слоновой кости, и
окраска хризантем казалась рядом с ним банальной и грубой. Голова  венчала
длинную стройную  шею,  а  густые  брови  над  широко  раскрытыми  глазами
пленительно  противоречили  изящным   чертам   чуть   кукольного   личика,
свидетельствуя о сильном характере. А таких губ, как у нее, Бренту еще  не
доводилось видеть -  они  напомнили  ему  лепестки  орхидеи  перед  первым
весенним дождем. Он понял, что это существо в своей девической  невинности
пока даже не подозревает, какая сокрушительная сила таится в  ее  красоте.
Ласточка, подумал он, ласточка, готовящаяся вспорхнуть.
   - Познакомьтесь, Брент-сан: моя племянница Маюми, она  из  Каназавы,  -
сказала Кимио. - Учится в Токийском университете.
   Эти обыденные слова обрели для Брента совсем  особый  смысл,  когда  он
увидел, как,  подобно  черным  бриллиантам,  сверкнули  глаза  Маюми.  Она
склонилась перед ним в традиционном  поклоне,  в  котором,  однако,  кроме
приветливости и уважения,  не  чувствовалось  столь  обычного  для  японок
выражения смиренной покорности. Когда же она  выпрямилась,  протянула  ему
руку и сказала: "Очень рада видеть вас, лейтенант",  в  мягком  голосе  ее
прозвучала затаенная и готовая пробиться на поверхность  жизнерадостность.
И глаза глядели на него в упор, а не опускались долу, как  требовали  того
неписаные правила  японского  этикета.  Она  застенчива  и  ранима,  но  с
характером, подумал Брент, на  лишнюю  долю  секунды  задерживая  в  своей
ладони ее мягкую и теплую ручку. Совсем не пугливая голубка.
   Кимио предложила чаю, и  Мацухара  с  Брентом  сели  к  низкому  столу:
подполковник, как самый старший по возрасту гость, -  на  почетном  месте,
спиной к нише, где стояла ваза с хризантемами.
   Пока женщины на кухне  готовили  все  необходимое  для  чаепития,  Йоси
сказал:
   - Знаешь, Брент, для нас чайная  церемония  -  почти  священнодействие,
один из буддийских ритуалов.
   - Вот как?
   - Да. А для самурая... - он с улыбкой поправился: -  Для  самураев  она
особо важна.
   - Почитатели Нитирена, наверно, не одобрили бы ее.
   - Да уж! - рассмеялся Йоси. - Последователи дзэн ищут просветления - мы
называем его словом "сатори", - пытаясь постичь свою собственную  природу,
ухватить самую ее суть, а для этого тело и дух должны быть едины.
   - Хочешь сказать, что чай способствует этому единению?
   Йоси снова расхохотался:
   - Боюсь, что нет. Ни чай и  ничто  иное,  кроме  медитации.  Но  еще  в
древности буддийские монахи обнаружили, что чай проясняет разум,  помогает
сосредоточиться и обостряет ощущения.
   Послышались легкие шаги по дубовому полу, и Кимио сказала:
   - Не забудьте, Брент-сан, что учение Будды гласит: путь к  просветлению
состоит из бесконечной череды "теперь", и каждое "теперь" не менее  важно,
чем конечная цель пути.
   - А теперь настало время для чайного "теперь"!  -  воскликнул  Йоси,  и
хозяйки учтиво улыбнулись его шутке.
   - "Хага-куре" тоже учит этому, - глубокомысленно  заметил  Брент,  пока
Кимио и  Маюми  ставили  ярко  расписанные  керамические  чашки  и  черную
лакированную коробку.
   - Вы мудры не по годам, - заметила хозяйка.
   - Школа адмирала Фудзиты, - со смехом объяснил ей Йоси.
   Медленными плавными движениями Кимио открыла лакированную  коробочку  и
маленькой бамбуковой ложечкой насыпала в каждую чашку зеленый  чай.  Затем
Маюми наполнила их кипятком и размешала.
   - Жидкий янтарь, - сказала она вполголоса, подавая Бренту его чашку.
   Брент кивнул и, как требуют правила японского хорошего  тона,  повернул
чашку рисунком к ней.
   - Вы слышали, - взволнованно сказала Кимио, - два сбитых самолета упали
прямо на жилые дома в квартале Гинзы... Множество жертв.
   - Слышали, - ответил Йоси. - Еще бы мне не слышать, если одного я сам и
сбил.
   - И по этому поводу были демонстрации протеста.
   - И это мы знаем, - летчик показал на Брента. - Одному из демонстрантов
наш лейтенант сломал челюсть.
   - Какой ужас... - проговорила Маюми.
   Тщетно стараясь сдержать вскипевшее негодование, Брент сказал ей:
   - У меня не было ни выбора, ни выхода. Он первым полез  ко  мне.  Прошу
вас не думать, будто я только и делаю, что крушу челюсти направо и налево.
   - Поверьте, лейтенант, я вовсе не  хотела  вас  задеть...  -  вспыхнула
Маюми: она и вправду оказалась очень ранима.
   Брент попытался заглянуть ей в глаза, но она закрыла лицо руками. В эту
минуту она показалась ему птицей-подранком.
   Он едва сумел подавить в себе внезапное желание отвести  ее  ладони  от
горящих щек, обнять ее и утешить. Но он сказал всего лишь:
   - Не сомневаюсь, Маюми.
   - Говорят, эти пикеты организовала "Японская Красная Армия", -  пояснил
Мацухара.
   - Смутьяны,  -  гневно  произнесла  Кимио.  -  Сегодня  они  устраивают
беспорядки, а завтра пойдут убивать.
   - Но ведь конституция  дает  право  на  митинги  и  шествия,  -  с  еще
неостывшей обидой сказала Маюми.
   - Мирные. Мирные шествия, - подчеркнул Брент.
   - Япония с вами, император  с  вами,  не  обращайте  внимания  на  этих
гороцуки... - Спохватившись, Кимио повернулась к американцу:  -  Простите,
Брент, я хотела сказать: не судите о нас  по  выходкам  этого  сброда.  Он
крайне немногочислен.
   Йоси и Брент наклонили головы в знак согласия.
   - Много говорят об этом немце...
   - Да. Оберет Иоганн Фрисснер, - сказал Брент.
   - Вот-вот! В последнее время его имя у всех на устах, а до  этого  я  о
нем ничего не слышала.
   - Зато мы наслышаны, - с горечью сказал Мацухара. - Он один из  главных
головорезов Каддафи. Два дня назад прибыл к нам, а раньше летал на Ближнем
Востоке. На его счету двенадцать израильских самолетов. - Он стиснул зубы.
- И восемь моих людей.  Двоих  он  расстрелял,  когда  они  спускались  на
парашютах.
   Маюми негромко вскрикнула, а Кимио прошептала только:
   - Ужас... Ужас...
   Йоси, упершись взглядом в бумажную стену, повторял, точно в забытьи:
   - Я убью, убью его...
   -  Прошу  вас,  Йоси-сан,  успокойтесь,  -  воскликнула   Кимио,   явно
огорченная тем, какой оборот приняла их беседа. - Это я виновата, я плохая
хозяйка, если начала расспрашивать вас об этих ужасах. - Она  подала  знак
племяннице: - Мы с Маюми так старались угостить вас повкуснее, и все вышло
на славу...  Давайте  забудем  обо  всем  страшном  и  горестном  хотя  бы
ненадолго.
   - Я согласен, - ответил Брент.
   Йоси медленно раздвинул губы в  улыбке  и  кивнул.  Маюми,  поднимаясь,
тепло улыбнулась Бренту, и он улыбнулся в ответ, на мгновение встретившись
с ней глазами. Потом обе женщины скрылись на кухне.
   Поданное на стол угощение в самом деле не оставило  бы  равнодушной  ни
саму богиню солнца  Аматэрасу,  ни  ее  взыскательного  брата,  бога  бурь
Сусано.
   - Хорошая еда должна радовать не только своим видом,  но  и  вкусом,  -
говорила  Кимио,  с  помощью  племянницы  ставя  перед  гостями  на   стол
лакированные деревянные подносики с артистически разделанной и  нарезанной
сырой рыбой с водорослями и вареной фасолью. Резные  стаканчики  сакэдзуки
были наполнены подогретым и настоянным на травах сакэ, и хозяйка  следила,
чтобы они не пустовали. За  этим  последовал  вкуснейший  суп  из  рыбы  и
грибов,  необыкновенный  салат  из  тыквы,   рыбы,   соцветий   огурца   и
маринованных вишневых листьев. По мнению Брента, красота поданных  кушаний
отвлекала от самой еды. Однако это не помешало  ему  с  большим  аппетитом
отдать им должное. Яростно работая палочками, он уплетал за обе щеки  так,
что хозяйки скрывали улыбки.
   - Брент, это только начало, - сказал Мацухара, покосившись на  бледного
американца, увлеченно разделывающегося с вареным  угрем.  -  Не  увлекайся
так.
   В ответ Брент только промычал  что-то  восторженное.  Впрочем,  он  уже
почувствовал изжогу и горечь во рту.
   Но Кимио внесла зажаренного с луком морского окуня, грецкие и  земляные
орехи в сплетенной из водорослей корзине с маленькими крабами, похожими на
больших  пауков.  Йоси  с  большим  аппетитом  ел  все  подряд  и   угощал
лейтенанта.
   Призвав на помощь всю  свою  самурайскую  решимость  и  расчистив  путь
большим глотком сакэ, Брент отважился последовать его примеру,  и,  к  его
безмерному  удивлению,   новорожденные   паукообразные   крабы   оказались
замечательными, тем  более  что  их  можно  было  глотать  не  разжевывая.
Сладковатый вкус морской травы гасил их пряную  остроту.  Затем  на  столе
появились маринованная морковь,  репа  в  сладком  соусе,  соленый  арбуз,
сваренный на меду рис. Венцом десерта стал  огромный  и  сочный  арбуз  из
Сикоку.
   Наконец Йоси, в изнеможении отдуваясь, отодвинулся от стола и выпил еще
сакэ.
   - Таким  обедом  не  стыдно  и  самого  микадо  угостить,  -  с  полной
искренностью заявил он.
   - Спасибо, Йоси-сан, что угодила, - ответила Кимио  и,  разрумянившись,
поднялась из-за стола. Она повернулась к племяннице. - Мы решили  развлечь
дорогих гостей.
   Девушка засмеялась и смущенно отвела глаза. В одно мгновение  со  стола
было убрано все, кроме бутылки  сакэ  и  четырех  стаканчиков,  и  женщины
исчезли за раздвижной перегородкой. Оттуда слышался шепот и смешки.
   Потом появилась Маюми с  сямисэном  в  руках.  Она  присела  в  углу  и
принялась  настраивать  этот  трехструнный  инструмент.  Потом   с   густо
набеленным лицом, на котором пылали кармином губы  и  горели  темные,  как
ночь, глаза, скользящими мелкими шажками вышла Кимио.
   - Я гейша, а Маюми - моя  "татиката"  [девушка,  прошедшая  обучение  и
ожидающая посвящения в гейши].
   Плавно  взмахивая  гибкими,  словно  змеи,   руками   и   в   медленном
завораживающем  ритме  раскачивая  великолепные  бедра,  она  поплыла   по
комнате. И так же медленно глаза ее скользили по  лицам  гостей,  пока  не
остановились на Йоси, а он невольно подался назад, как бы испугавшись  той
чувственной энергии, токи которой пронизывали  воздух  и  почти  физически
ощущались всеми, кто находился в комнате. Он не сводил глаз с Кимио, и  во
все время танца стаканчик с сакэ находился не дальше нескольких дюймов  от
его губ.
   Брент  взглянул  на  Маюми,  и  она  встретила  его  взгляд   своим   -
гипнотически притягивающим, открытым и властным, проникавшим прямо в душу,
обжигавшим и пьянившим не хуже сакэ. Во взгляде этом было обещание и, быть
может, предостережение. В голове Брента билась одна мысль: этот только что
распустившийся бутон не должен выскользнуть у него из пальцев.  Он  должен
снова увидеть эту девушку.
   Низко склонившись, Кимио окончила свой танец. Йоси и Брент  в  восторге
наградили ее рукоплесканиями, а женщины, скрывшись на миг за перегородкой,
вернулись и снова сели к столу.
   - Спасибо, Кимио-сан, - сказал Йоси. - Это было чудесно.
   -  Рада,  что  вы  оценили  мои  старания,  -  в  обычной  для   японок
подчеркнуто-скромной манере ответила она.
   - Потрясающи, - сказал Брент, - обе. - И, набравшись отваги, спросил: -
Маюми, мне бы хотелось увидеться с  вами.  Можем  пойти  пообедать  или  в
музей, или в театр Кабуки...
   - Это честь для меня, лейтенант Росс, - глаза и щеки  ее  горели.  -  Я
живу в Токио: у меня квартирка недалеко от университета.
   - Могу я позвонить вам?
   - Разумеется.
   Улыбающаяся Кимио протянула ему через стол карандаш и листок бумаги.
   На обратном пути Йоси Мацухара, немного осоловев от такого  изысканного
и обильного угощения, откинулся на сиденье, склонил голову, и вскоре Брент
услышал его глубокое ровное дыхание. Сам он внимательно смотрел на дорогу,
но мысли его были далеко: он припоминал ту цепь  обстоятельств,  благодаря
которым он оказался в Японии и на "Йонаге".
   Брент происходил, что называется, из морской семьи и даже  появился  на
свет в военно-морском  госпитале  Сан-Диего.  Отец  его,  Тед-Порох  Росс,
служил в то время старшим офицером на авианосце "Филиппинское море". Потом
его назначили  военно-морским  атташе  в  Германии.  Потом  были  Испания,
Турция, Япония, Бахрейн. Переезжая вместе с мужем из страны в страну, мать
Брента неизменно отправляла сына учиться в самую  обычную  местную  школу,
чтобы он мог узнать быт и нравы и в совершенстве овладеть  языком.  Помимо
этого, кочевая жизнь научила Брента и драться:  очень  рано  обнаружилось,
что он унаследовал от отца его  взрывной  темперамент,  которому  тот  был
обязан  своим  прозвищем.  Так,  например,  в  Германии,  когда  один   из
одноклассников  обозвал  его  "вонючим  янки",  Брент,  почувствовав,  как
огненный  туман  застилает  глаза,  не  помня  себя,  зверем  бросился  на
обидчика. Троим учителям удалось оторвать его от одноклассника лишь  после
того, как Брент подбил ему оба глаза и сломал нос.
   Вопрос "кем быть?" никогда не стоял  перед  ним.  Разумеется,  моряком!
Других профессий и видов деятельности в семье Россов не признавали.  Брент
неизменно  был  первым  учеником  и  разносторонним  спортсменом,  отдавая
предпочтение футболу и регби. Уже к шестнадцати годам он был  шести  футов
ростом и весил  почти  двести  фунтов,  что  не  мешало  ему,  к  восторгу
тренеров, пробегать сорок ярдов за 4,65 секунды.
   Мать заболела,  у  нее  обнаружили  рак  и  положили  в  военно-морской
госпиталь в Норфолке, куда был вынужден перевестись Тед Росс. Она таяла на
глазах, отец переходил от угрюмого отчаяния  к  вспышкам  бешеной  ярости,
кляня на чем свет стоит судьбу и врачей.
   Когда Брент уже кончал школу, Тед вышел в запас и, перевезя жену домой,
самоотверженно ухаживал за ней. Военно-морских врачей сменили гражданские:
больная получала облучение радиевой пушкой, химиотерапию и лошадиные  дозы
витаминов. Ничто не помогало. Тед, обозвав всех врачей  "бандой  неучей  и
шарлатанов", отказался от их услуг.
   А Брент, окончив школу первым, получил  приглашения  из  десяти  лучших
университетов и всех трех военных академий. В марте 1978  года  он  послал
документы и рапорт о зачислении в Военно-морскую  академию.  Спустя  месяц
скончалась его мать.
   Тед, который не смог ни пересилить, ни хотя бы отсрочить  смерть  жены,
замкнулся в мрачном одиночестве, месяцами не выходил из дому и пил,  кляня
неумолимую судьбу. Брент не мог оставить его и, отложив отъезд в академию,
день и ночь слушал, как отец  кроет  последними  словами  все  медицинское
сословие. Наконец, когда со дня смерти жены минуло полгода, Тед  вышел  из
своего столбняка, немножко ожил и даже стал поговаривать о возвращении  на
флот. Сын горячо поддержал эту идею, и Тед  пошел  старшим  помощником  на
пароход.
   А к тому времени, когда Брент третьим окончил  академию  в  Аннаполисе,
стяжав себе лавры и в американском футболе - его дважды признавали  лучшим
игроком задней линии, - Тед уже получил  капитанский  патент  и  встал  на
мостике  дряхлой  "Спарты",  курсировавшей  между  Сиэтлом,  Фербенксом  и
Теллером.  Брента,  проявившего  блестящие   способности   к   математике,
зачислили в Управление военно-морской разведки, но перед  этим  с  десятью
другими новоиспеченными офицерами отправили на базу ВМФ в  Кэмп-Пендлтоне,
где они прошли совершенно секретный курс специальной боевой подготовки  по
программе "рейнджеров". Их учили боевым действиям  на  суше,  выживанию  в
любых,  самых  экстремальных  природно-климатических  условиях,  а  особое
внимание уделяли владению средствами  связи  и  оружием  -  автоматической
винтовкой, пулеметом, минометом, ПТУРСом. Первым местом  службы  стал  для
Брента Сиэтл, где он попал под начало коммандера Крейга Белла и лейтенанта
Памелы Уорд. Белл  знакомил  его  с  тонкостями  компьютерной  шифровки  и
расшифровки, а Памела, привлекательная в свои "чуть за тридцать", в уютной
квартире посвящала новичка в таинства любовной игры и техники  полноценных
отношений между мужчиной и женщиной.
   Шел четвертый месяц его службы в РУ  ВМС,  когда  стало  известно,  что
"Спарта" пропала где-то в Беринговом море. Затем один за другим  бесследно
исчезли два вертолета Береговой охраны "Сикорский  НН-52",  русский  Ту-16
сгинул с экранов НОРАД [North American Air Defence Command -  Объединенное
командование ПВО североамериканского континента], а русский китобой  погиб
при загадочных обстоятельствах. Все эти катастрофы происходили примерно  в
одном районе мореплавания, по прямой линии сдвигаясь к югу -  к  Гавайским
островам. Брент перебирал варианты - не сложившие оружия японцы, подводные
лодки, тайная морская база на Алеутских островах, - но у него не возникало
и мысли о появлении там авианосца: это было бы настоящим  бредом.  Правда,
это абсурдное предположение закрадывалось в его голову, но  он  со  смехом
отгонял его. Затем последовал сокрушительный рейд  авианосца  "Йонага"  на
Перл-Харбор, и нелепое допущение подтвердилось.
   Еще через три недели он следом за коммандером Беллом поднялся по  трапу
этого отбившегося от стада  мастодонта,  ставшего  на  якорь  в  Токийском
заливе, и увидел невозмутимого адмирала Фудзиту и  его  замерший  в  строю
экипаж. В конце  концов  представителям  японского  правительства  удалось
убедить всех, что война кончилась сорок два года назад -  и  не  в  пользу
Японии. Только тогда Брент узнал о том, что  его  отец  попал  в  плен  на
"Йонагу" и, не в силах перенести учиненные им расправы, покончил с собой.
   В тот самый день, когда авианосец  стал  на  Токийском  рейде,  китайцы
вывели на  орбиту  свою  лазерную  систему,  уничтожившую  все  реактивные
самолеты, ракеты и спутники связи. Затем случилось так, что Йоси Мацухара,
заметив вторгшийся в воздушное пространство над "Йонагой" ливийский  DC-3,
дал предупредительную очередь,  повредившую  "Дугласу"  двигатель,  и  это
довольно заурядное происшествие взбесило полоумного полковника  Каддафи  и
привело к войне с арабским" миром.
   Брента,   умевшего   обращаться   с   шифрами   и    знавшего    языки,
прикомандировали к штабу адмирала Фудзиты для координации действий. Боевые
столкновения начались после того, как Каддафи захватил в заложники  лайнер
"Маеда Мару" с тысячью человек  на  борту  и  потребовал  выкуп.  За  этим
последовали бои в Средиземном море, поход на  Ливию,  высадка  десанта  на
берега Южно-Китайского моря и Малаккского пролива, бурные романы с  Кэтрин
Судзуки и Сарой Арансон.  Одну  он  застрелил  собственноручно,  с  другой
расстался потому, что был слишком предан адмиралу  Фудзите,  а  она  этого
вынести не могла. И теперь молодой офицер  готовился  к  новым  сражениям,
одно из которых вполне могло стать для  него  последним.  Адмирал  готовил
перехват. Два ливийских сухогруза "Мабрук" и  "Эль-Хамра"  и  два  эсминца
сопровождения будут легкой добычей для "Йонаги", и все же Брент  испытывал
смутное беспокойство. Слишком легкая добыча. Слишком просто и  гладко  все
получается. Не таков Каддафи, чтобы, разрабатывая операцию,  обойтись  без
арабского изворотливого коварства, не подстроить искусную ловушку.  Что-то
здесь не то. Но что именно - что? - в тысячный раз спрашивал  себя  Брент,
свернув между тем с магистрали и подруливая к стоянке возле дока.
   - Эй, Йоси, подъем! - крикнул он, останавливаясь. - Дело не ждет!  -  и
слегка потряс друга за плечо.
   Летчик помотал головой и открыл глаза:
   - Заседание штаба?
   Брент засмеялся.
   - Не хочу тебя огорчать, Йоси, но заседание штаба будет завтра. Ты  еще
успеешь увидеть Кимио во сне.
   Они со смехом вылезли из маленького седана.





   Заседание штаба началось рано утром в адмиральском салоне,  и  на  этот
раз в число присутствующих входил представитель ЦРУ Джейсон Кинг, занявший
место в конце дубового стола напротив Брента  и  Мацухары,  -  коренастый,
средних лет, болезненно бледный мужчина с пухлыми и ноздреватыми  как  два
ванильных пудинга щеками, с широким лбом, морщины на котором  были  словно
проведены кончиком ножа, с редеющими темными волосами,  кое-где  тронутыми
сединой.  Брент  никак  не  мог  отвести  глаз   от   его   крупного,   но
приплюснутого, словно вмятого в лицо бесчисленными кулачными ударами носа,
придававшего облику  Кинга  что-то  восточное.  Сощуренные  голубые  глаза
беспокойно, точно  спасающиеся  от  преследователей  зверьки,  шныряли  по
салону.
   Рядом с Кингом сидел пожилой офицер в форме сил самообороны  -  капитан
третьего ранга Ютака Накано, согнутый как ива под  ветром,  с  опущенными,
словно от неизбывной печали, углами рта. Он не поднимал слезящихся  черных
глаз от бумаг, которые то и дело перебирал подагрическими пальцами.
   Адмирал Фудзита, представив присутствующим новых участников  совещания,
дал слово Джейсону Кингу. Тот поднялся, достал из кожаной папки  несколько
документов и хрипловатым, чуть подрагивающим от волнения голосом произнес:
   - Господа, я прислан на место Фрэнка Демпстера, павшего смертью храбрых
на борту авианосца "Йонага" в бою за свободу.
   Несмотря на то, что страшная  картина  гибели  Демпстера  -  осколок  с
хирургической точностью срезал ему  макушку,  обдав  весь  ходовой  мостик
кровью и мозгом, - до сих пор стояла у Брента перед глазами, он не мог при
этих словах удержаться от усмешки. Фрэнк напился  в  тот  день  до  полной
потери соображения и вместо того,  чтобы  спрятаться  за  бронещит,  когда
тысячефунтовая бомба разорвалась точно посреди полетной палубы,  продолжал
тупо глядеть вниз. Бессмысленная и никчемная смерть, никакого отношения не
имеющая ни к храбрости, ни к свободе.
   - Я  располагаю  некоторыми  данными  относительно  последних  действий
Каддафи  против  Японии,  -  продолжал  Кинг,  взглянув  на  адмирала.   -
Во-первых, он убедил Индонезию присоединиться к нефтяному эмбарго, то есть
прекратить вам поставки.
   - Мерзкие мокрицы! - гневно  вскричал  адмирал.  -  Мы  потеряли  сотни
самураев и американцев, защищая их, раз  уж  сами  себя  они  защищать  не
желали.
   - И сейчас не желают, - сказал Кинг. - Не забудьте,  господин  адмирал,
Индонезия - член ОПЕК, а потому сегодня с ноля часов в Японию не  поступит
больше ни капли нефти.
   - А страны Персидского залива? - воскликнул Окума.
   - Да что с них взять?! - пожал плечами Кинг. - Теперь,  когда  мы  -  я
имею в виду США - из-за этих китайских лазеров ушли оттуда, Иран и Ирак за
милую душу топят друг у друга танкеры, а Кувейт, Бахрейн, Оман  и  Эмираты
волей-неволей присоединились  к  джихаду.  Конечно,  они  не  будут  вести
священную войну с Израилем и Японией - это же не Ливия и не Сирия, - но  и
нефть продавать не будут. - Он снова пожал плечами и, перекрывая  сердитый
гул голосов, пояснил: - А и захотели бы - не смогут вывезти: Иран  и  Ирак
не дадут.
   - Ну, а Египет, Саудовская Аравия? - выкрикнул Сайки.
   - Тоже на рожон не полезут - они со  всех  сторон  окружены  союзниками
Каддафи.  И  правительства  в  обеих  странах  шатаются:   фундаменталисты
набирают силу и требуют тесного сотрудничества с  Каддафи.  -  Он  оглядел
угрюмые лица офицеров. - И по мнению моего ведомства, они этого добьются.
   - Мистер Кинг, - сказал адмирал. - Вам, наверно, известно,  что  Япония
располагает всего  ста  двадцатью  двумя  разведанными  месторождениями  в
Ниигате и Эннаи. Производство может составить тридцать пять тысяч баррелей
в день. Наши потребности - три с  половиной  миллиона  баррелей.  Дефицит,
таким образом, составит девяносто девять процентов.
   Представитель ЦРУ шумно вздохнул.
   - Известно, сэр, известно. - Он побарабанил по столу белыми  костяшками
пальцев и мельком проглядел другой листок бумаги. - Но и вы, должно  быть,
знаете,  что  в  Америке  введены  строжайшие  ограничения.  Но  мы  ведем
разведку, бурим новые скважины и, идя на жертвы, будем поставлять вам  два
с половиной миллиона баррелей в день... Чего бы нам это ни стоило.
   - Понимаю, понимаю, - полным яда голосом  сказал  адмирал.  -  Огромные
жертвы! Я склоняю перед ними голову! Средиземноморская операция  стоила  -
мне стоила! - трех эсминцев, пятидесяти трех самолетов  и  трехсот  десяти
человек! - Кинг покраснел и шире раскрыл глаза. -  Еще  двести  пятнадцать
моряков пожертвовали жизнями в Южно-Китайском море! - Он кивнул в  сторону
Джона Файта. - Половины кораблей сопровождения и чуть ли всей моей авиации
как ни бывало!
   Кинг в растерянности ущипнул себя за переносицу.
   - Я знаю, адмирал, и  в  данный  момент  гордости  за  свою  страну  не
испытываю. Но, поймите, большая часть нашего вооружения - бесполезный лом.
   - Нам нужно больше кораблей и вообще всего! - Фудзита показал на  Ютаку
Накано. - Сторожевики и миноносцы сил самообороны  не  могут  использовать
свои ракеты, а значит - никуда не годны.
   - Господин адмирал! - воскликнул, словно очнувшись от нанесенной обиды,
капитан третьего ранга. - Если надо, мы будем  служить  отчизне  луками  и
стрелами.
   - Не отчизне стрелами, а арабам - мишенью! - быстрая  улыбка  вспыхнула
на морщинистом лице  адмирала.  -  Мистер  Кинг,  нам  необходимы  огневые
средства - пулеметы и скорострельные  орудия.  Миноносцы  типа  "Флетчер",
которыми командует  кэптен  Файт,  с  пятидюймовками  главного  калибра  и
вспомогательной артиллерией тридцати  восьми  миллиметров...  -  лучшие  в
мире.
   - Я это понял еще на  Соломоновых  островах,  -  неожиданно  высказался
Митаке Араи, переглянувшись с адмиралом Алленом.
   Джейсон Кинг открыл новую папку и достал из нее еще один листок.
   - Мы купили еще три "Флетчера" в Чили и на Филиппинах.  Оборудовали  их
РЛС [радиолокационная станция] обнаружения надводных  целей  типа  SPS-10,
РЛС обнаружения воздушных целей типа SPS-40 и гидролокатором типа SQS-23.
   - И это все? - возмущенно спросил Фудзита. - Нам нужны тяжелые  орудия!
Авианосцы! Кэптен Файт дважды производил самоубийственные торпедные  атаки
на крейсера!
   Кинг склонился над своими записями.
   - Простите, сэр. Мы... - он вдруг  замолчал,  словно  человек,  который
подошел к оврагу и увидел перед собой бездонную пропасть.  -  У  нас  есть
данные о том, что... Что Каддафи лихорадочно  скупает  корабли  надводного
флота.
   - Как? И авианосцы?
   - И авианосцы тоже - два. И еще два крейсера, не меньше десяти эсминцев
и сколько-то транспортов. Имейте в  виду,  в  мировом  океане  еще  больше
двухсот судов времен второй мировой войны. По нашим сведениям, он купил  у
Индии авианосец "Вигрант" - это бывший "Геркулес" британского флота.
   - ТТД! [тактико-технические данные] - отрывисто бросил адмирал.
   - Есть, сэр! Водоизмещение - двадцать одна тысяча тонн,  длина  -  семь
тысяч футов, ширина - сто двадцать восемь, сорок четыре палубных самолета.
- Кинг взглянул Фудзите прямо  в  глаза.  -  Данные  о  ходовых  качествах
ориентировочные. На него поставлены новые турбины  производства  "Дженерал
Электрик" мощностью приблизительно семьдесят тысяч лошадиных сил, из  чего
мы делаем вывод, что  максимальная  скорость  с  полной  загрузкой  трюмов
составит узлов тридцать. Дальность при  скорости  в  шестнадцать  узлов  -
десять тысяч миль.
   - Великий Будда! Вооружение? Радары?!
   - По оперативным данным, большое количество зенитных пулеметов - калибр
не установлен - и многоцелевых орудий калибра семьдесят шесть миллиметров.
В 82-м его оборудовали РЛС "Сигнал" LW-05,  ZW-06  и  системой  управления
непосредственной авиаподдержкой. -  Он  поднял  глаза.  -  Не  корабль,  а
конфетка, сэр.
   Фудзита скорбно поджал губы:
   - Да.  Спасибо  нашим  британским  друзьям  -  у  нас  будет  достойный
противник. Мистер Кинг, вы сказали: два авианосца.
   - Совершенно верно. - Мелькнул еще  один  листок  и  еще  один  быстрый
взгляд. - Это новый  корабль  современной  постройки.  Год  как  сошел  со
стапелей. Испанский. "Принсипе де Астуриас".  Предназначался  сначала  для
СВВП и СУВП... - Кинг  заметил  недоуменные  лица  офицеров,  -  простите,
господа,  как  крейсер,  предназначенный  для  самолетов  вертикальных   и
укороченных взлета и  посадки,  но  потом  функции  расширились  -  палубу
удлинили до семисот футов. По нашим прикидкам, может нести  до  пятидесяти
машин. Водоизмещение - двадцать одна тысяча тонн, скорость - тридцать  два
узла, дальность при двадцати узлах - семь  с  половиной  тысяч  миль.  РЛС
надводного поиска - SPS-55. Система поиска воздушных  целей  и  управления
огнем - SPY-1A. Разумеется, система управления полетами - SPN-35 "Такан".
   Фудзита обвел взглядом всех присутствующих.
   - Все это американское оборудование.
   Кинг так проворно склонился над своими записями, словно  его  ткнули  в
солнечное сплетение.
   - Да, - пробормотал он. -  Концепция,  проектирование  и  разработка  -
наши. Программа наших ВМС "Господство в  море".  -  Он  снова  заглянул  в
листок. - Мы заплатили испанцам сто пятьдесят миллионов  долларов  за  его
постройку.
   - Вы заплатили,  а  нам  его  придется  топить,  -  брюзгливо  произнес
Фудзита, барабаня пальцами по столу. В салоне повисла гнетущая  тишина.  -
Ну, мистер Кинг, теперь о крейсерах.
   - По нашим сведениям, Каддафи купил два  крейсера:  один  у  Бангладеш,
другой у Пакистана.
   - Как? Опять Пакистан? Мы же  в  Южно-Китайском  море  пустили  на  дно
пакистанский "Дидо", проданный арабам?!
   - Видите ли, адмирал, тому, кто контролирует всю мировую нефть,  трудно
отказать в такой пустячной просьбе как продажа крейсера.
   Фудзита нетерпеливо взмахнул ручкой.
   - Давайте спецификации!
   -  "Бабур".  Прежнее  название  -  "Лондон",  входил   в   состав   ВМС
Великобритании,  спущен  на  воду  в  63-м,  на  девятнадцать  лет  раньше
уничтоженного вами "Дидо". Семь тысяч четыреста сорок тонн, длина  -  пять
семьсот, вооружение  -  шесть  скорострельных  орудий  "Армстронг-Виккерс"
калибра  пять-двадцать  пять.  Данные  по  вспомогательной  артиллерии   -
приблизительные:  примерно  18  двадцатимиллиметровых  "Эрликонов"  и   16
шестнадцатимиллиметровых "Бофорсов", смонтированных по  два  и  по  четыре
ствола.
   - Так. А второй крейсер?
   - "Умар Фаруз" военно-морских сил  Бангладеш,  в  прошлом  -  флота  ее
величества крейсер "Лландафф". Маленькая посудина, господин адмирал: всего
тридцать  восемь  тысяч  тонн,  длина  -  триста  шестьдесят.   Похож   на
современные сторожевики.  На  воду  спущен  в  55-м.  Дизеля.  Но  в  76-м
переоборудован под турбины "Парсонс" мощностью сорок пять тысяч  лошадиных
сил. На максимуме дает 35 узлов.
   - Вооружение?
   - Две башни по  два  орудия  калибром  4,5  дюйма,  24  зенитных  пушки
калибром 20 и 24 миллиметра. Дальность - десять тысяч миль при скорости 16
узлов. Замечательные радары, лучшее из того, что могли сделать  англичане:
комбинированная  система  обнаружения  и  оповещения  типа  "993",   поиск
воздушных целей типа "965", система управления огнем - "Марк  6M1".  -  Он
снова испустил тяжкий вздох. - Лучшее в мире оборудование, сэр,  лучшее  в
мире.
   - Ну, а миноносцы? - подал голос Файт.
   - Семь "Флетчеров" и семь "Джирингов".  Вы  ведь  знаете,  на  плаву  -
больше сотни кораблей этих типов. "Джиринги"  модернизированы  и  частично
перестроены,  оборудованы  противолодочными  ракетами-торпедами   "Асрок",
торпедами  "Марк-46",  системами  поиска  воздушных  и  надводных   целей,
гидролокаторами - соответственно SPS-10, SPS-40 и SQS-23.
   Йоси Мацухара встрепенулся и задал вопрос, которого давно ждал Брет:
   - Какие у них машины? Какие летчики?
   Представитель ЦРУ перевел взгляд на него:
   - Ни в технике, ни в людях Каддафи недостатка не испытывает.  По  нашим
последним данным, у него сто пятнадцать Ju-87, восемьдесят два He-111, сто
семьдесят два Ме-109. Кроме того, имеется еще всего  понемножку  -  больше
сотни  "Харрикейнов",  "Спитфайров",   "Дугласов",   "Сессн",   АТ-шестых,
Р-пятьдесят  первых  и  сорок  седьмых.  Транспорты  и  пассажирские  -  в
ассортименте. "Даймлер-Бенц" выпускает для них  новые  моторы:  V-образный
двенадцатицилиндровый двигатель с жидкостным  охлаждением.  Их  ставят  на
"Мессершмитты".  Немцы  извлекают  из  заброшенных  соляных  копей  старые
корпуса и начинку и собирают новые  самолеты.  Происходит  это  в  ГДР,  в
Мейнингене, в Бланкенбурге  и  Балленштедте.  Деньги  дают  русские.  Сами
понимаете, за миллион в год плюс премии желающие полетать найдутся.
   - Про эти премии  мы  знаем,  -  сказал  Мацухара.  -  Пятьдесят  тысяч
долларов за каждую воздушную победу.
   - Верно, - сказал Кинг. -  Именно  столько  отваливает  им  Каддафи  за
каждого из вас.
   - Но ведь и мы сложа руки не сидели, - улыбнулся Мацухара.  -  За  счет
кого он пополняет убыль? Немцы?
   - Да, немцев много, и они носят звания, принятые в германской армии. Но
есть и русские, и поляки, и англичане, и мои сограждане, и  даже...  -  он
замолчал, словно не решаясь договорить.
   - И даже наши, - сказал Фудзита. - Так, мистер Кинг?
   - Так, адмирал. Это работа "Японской Красной Армии".
   - Безжалостная банда марксистских убийц! -  воскликнул  Марк  Аллен.  -
Наша служба глаз с них не сводит. Это они устроили бойню в аэропорту Лода.
   Мацухара, главный механик Тацуя Йосида и  командир  БЧ  оружия  капитан
третьего ранга Нобомицу Ацуми глядели на американца в недоумении.  Адмирал
Фудзита негромко постукивал по столу пальцами. Аллен поспешил пояснить:
   - В израильском городе Лод в 72-м трое членов этой организации  открыли
огонь из автоматов по пассажирам, а потом забросали их гранатами. Двадцать
шесть  человек  погибло,  семьдесят  два  ранено.  Большинство   оказалось
христианами-паломниками, пришедшими поклониться Гробу Господню.
   - Но это же совершенно бессмысленная акция, - сказал Фудзита.
   - Им смысл не нужен, - ответил Ирвинг Бернштейн. - Один из  террористов
уцелел, и мы его взяли. Я его допрашивал. Он заявил, что им неважно,  кого
они убили, - важно скольких.
   - Мамуси, - по-японски буркнул себе  под  нос  адмирал  и  перевел  для
Бернштейна и американцев: - "Ползучие гады".
   - Не только ползучие, но и ядовитые, - добавил Аллен.
   Закинув голову и поблескивая пенсне, чудом державшимся на  приплюснутом
носу, заговорил лейтенант Даизо Сайки.
   - Помню я, помню эту самую "Красную Армию". В конце  шестидесятых  и  в
начале семидесятых они бегали по улицам, врывались в дома. На их совести и
бойня в отеле "Каруизава".
   - Да! - подхватил Тасиро Окума.  -  Я  видел  это  по  телевизору.  Они
держались чуть ли не целую неделю: у них были пулеметы. Полиция  проломила
крышу,  забросала  их  гранатами  со  слезоточивым  газом,   поливала   из
брандспойтов ледяной водой. И тогда террористы в исступлении стали убивать
друг друга. Кого за что - за то, что серьги носили,  что  детей  рожали  и
спали  с  мужчинами.  Четырнадцать  погибших  -  замученных,   изрезанных,
удавленных, обугленных, заживо похороненных, выкинутых голыми на  снег.  -
Он взглянул на адмирала. - Наша чудесная молодежь, будущее японской нации.
- Никто не засмеялся, и подполковник устремил  злобный  взгляд  на  Брента
Росса, словно тот был виноват в этом.
   - Они так же фанатично преданы Каддафи, как члены  "Саббах",  -  сказал
Бернштейн. - Все прошли подготовку в лагерях  ФОП  -  Фронта  Освобождения
Палестины,  -  организованных  на  деньги  русских  в  Адене,  Ливане   и,
разумеется, в Ливии.
   Подполковник Окума заговорил, обращаясь к Кингу, но при этом  не  сводя
глаз с Брента:
   - Но ведь  на  карту  поставлены  и  интересы  США!  Ведь  у  вас  есть
авианосцы! Тринадцать - в  строю  и  еще  шесть  первоклассных  авианосцев
класса "Эссекс" законсервированы! У вас есть линкоры и  тяжелые  крейсера!
Русские помогают своим союзникам. Почему же вы не помогаете  -  своим?!  -
Раскаленный чистейшей ненавистью взгляд сверлил Брента. - Боитесь?  Так  и
скажите! Боитесь!
   Брент вскочил с места, сжал кулаки.
   - Я не позволю! - крикнул он.
   Адмирал Аллен, тоже успевший подняться, положил ему руку на плечо.
   - Перестань, Брент, не надо... Сядь! - И повернулся к рослому  летчику:
- Это уж слишком, подполковник Окума!
   - Да! Верно! - раскатился по салону надтреснутый голосок Фудзиты. - Это
- слишком! Всем сесть!
   Брент медленно опустился в кресло.
   - Господин адмирал, вы позволите  -  два  слова  по  поводу  обвинения,
брошенного нам подполковником Окумой?
   Фудзита в знак согласия щелкнул пальцами по дубовой  столешнице,  обвел
офицеров водянистыми черными глазами, вдруг ставшими печальными:
   - Да, пожалуйста. У нас, самураев, в ходу такая поговорка: "Не  знаешь,
как победить врага, - окажешься побежденным". -  Он  поглядел  на  Брента,
потом задержался взглядом на Окуме. - Наши распри льют  воду  на  мельницу
Каддафи. Прошу вас, адмирал Аллен.
   Басовитый голос Марка Аллена был, как никогда, звучен и тверд:
   - Те, кто служит на "Йонаге" недавно, должны иметь в виду: мы действуем
и исполняем свои обязанности в мире,  где  больше  не  существует  ядерной
гегемонии двух сверхдержав. До того как китайцы  запустили  свою  лазерную
систему, мы жили  в  условиях  неустойчивого  равновесия,  под  постоянной
угрозой, но, по крайней мере, не опасались стран третьего мира.
   - Знаем, - ответил Митаке Араи.
   - Разумеется, знаете, но, по-видимому, кое-кто  из  вас  забыл  это.  -
Упершись ладонями в стол, он подался вперед. - И еще следует иметь в виду,
что Америка еле-еле удовлетворяет свои  потребности  и  потребности  своих
союзников в нефти. После всего того, что стряслось  в  Персидском  заливе,
после войны на Средиземном море положение русских немногим лучше.
   - Но ведь Россия - крупнейший в мире производитель нефти, - снова подал
реплику Араи.
   - Да. Но у России, как и у США, есть свои союзники - страны Варшавского
Договора, - которых надо снабжать горючим. Допустим,  мы  подключаем  наши
тринадцать авианосцев к  боевым  действиям,  допустим,  "Грумман"  создает
новый  истребитель  FX-100,   оснащенный   новым   райтовским   двигателем
"Турбо-Компаунд" мощностью в три с половиной тысячи лошадиных сил. И мы  в
ту же минуту оказываемся абсолютно неготовыми к  военному  столкновению  с
Россией, у которой, прошу не забывать, пятьдесят тысяч танков. Они пройдут
сквозь Европу как нож сквозь масло,  и  остановит  их  только  Ла-Манш.  И
потому нам не остается ничего другого, как  продолжать  с  ними  в  Женеве
переговоры о разоружении. Пусть даже кому-то из вас эти переговоры кажутся
бессмыслицей, - он взглянул на Араи.
   Тот проговорил, обращаясь к американцу, словно  никого,  кроме  них,  в
салоне не было:
   -  Я,  господин  адмирал,  больше  двадцати  лет  прослужил   в   силах
самообороны.
   - Мне это известно.
   - В соответствии с Конституцией - с ее девятой статьей - они  не  имеют
права  на  наступательные  действия,  даже  если   обладают   необходимыми
техническими  средствами.  Они  могут  только  отвечать  на  удар,  но  не
упреждать его.
   Адмирал Аллен улыбнулся:
   - Я знаком с девятой статьей - я ее и писал.
   Все головы повернулись к нему, и по салону  лесным  пожаром  прокатился
общий недоверчиво-возмущенный ропот. Даже  адмирал  Фудзита  выпрямился  в
кресле и шире раскрыл глаза. Аллен чуть откинул голову  и,  сощурясь,  как
будто читал бегущую перед ним строку "телесуфлера", произнес:
   - "Являясь безусловным  приверженцем  всеобщего  мира,  основанного  на
справедливости и порядке, японский народ навсегда отказывается  от  своего
суверенного права объявлять войну, а равно  и  от  применения  или  угрозы
применения силы в качестве  решения  международных  споров".  Как  видите,
помню слово в слово.
   - И превратились японцы в трусливых женщин, и правит ими овца по кличке
"Диета", - мрачно пробурчал себе под нос старик Кацубе.
   Лицо адмирала Фудзиты расплылось  в  улыбке,  что  бывало  нечасто,  и,
обращаясь к согбенному начальнику штаба, он сказал:
   - К счастью,  это  не  совсем  так.  Наше  судно  находится  в  ведении
департамента парков, и девятая статья - она же "Диета" - нас не  касается.
А самое главное, - тут он  вскинул  голову,  возвысил  голос,  -  то,  что
командует нами сам император, и древний дух самураев не угас!
   - Банзай! - разнеслось по салону.
   - И мы продолжаем получать приказы  от  него  одного  и  плюем  на  все
демонстрации, на вопли пацифистов в газетах  и  в  этом  изобретенном  для
идиотов электронном ящике.
   - Вы позволите мне продолжить, сэр?  -  осведомился  Аллен  и,  получив
утвердительный кивок, повернулся к подполковнику Окуме, лицо которого было
неумолимо и непроницаемо, как у каменного Будды. - Вы все знаете, что  США
передает вам деньги, корабли, информацию через свое ЦРУ. То  и  другое,  и
третье - в немалых размерах, да и потери наши, - тут он  глянул  на  Джона
Файта, - весьма и весьма ощутимы.
   Брент слышал, как Окума что-то неразборчиво проворчал.
   - Благодарю вас, адмирал, - сказал Фудзита, нетерпеливо  давая  понять,
что эта тема исчерпана и надо переходить к следующему вопросу. Он еще  раз
поразил всех цепкостью своей памяти, напомнив Кингу: -  Вы  упомянули  два
транспорта. Расскажите поподробней.
   - Что? - поднял брови тот, но понял и улыбнулся. -  Да-да.  Транспорты.
Каддафи закупает десантные корабли-амфибии малой грузоподъемности - каждый
может вместить  от  силы  восемьсот  -  тысячу  человек.  Более  подробных
сведений у нас нет.
   - Очевидно, предполагается высадка  на  побережье  Израиля?  -  спросил
адмирал.
   - Это сомнительно, сэр, -  улыбаясь  сказал  Бернштейн.  -  Они  дважды
предпринимали такие попытки - в Ашоде и в  Кесарии.  Оба  раза  более  чем
неудачно. Нет, у Каддафи что-то другое на уме.
   Кинг извлек из своей папки очередной лист бумаги:
   - В том, что он затевает что-то, сомнений нет. По нашим  данным,  Пятый
специальный  саперный  батальон  и  Седьмая  парашютно-десантная   бригада
приведены в повышенную боевую готовность.
   - Вы сказали "парашютная бригада"? - адмирал не мог скрыть изумления. -
У него что - и "коммандос" есть?
   Бернштейн опередил Кинга:
   - Есть. Элитные части, подготовлены для ведения боевых действий в любых
условиях - джунгли, пустыня, высадка с моря и с воздуха.
   - Для авиадесантов у Каддафи самолетов нет.
   - Совершенно верно, сэр, - поспешил сказать Кинг. - Так  что  вероятней
всего высадка будет где-нибудь на побережье.
   - "Где-нибудь", - передразнил Фудзита. - "Где-нибудь на побережье".  Бы
не находите, что это звучит несколько расплывчато?
   - Более подробными сведениями не располагаю.
   Покачал головой и Бернштейн:
   - Я тоже. Вот разве что насчет подводных  лодок...  -  Кинг  метнул  на
своего израильского коллегу удивленно-ревнивый  взгляд.  Брент  перехватил
его и усмехнулся про себя: всем было известно, что "Моссад",  весь  бюджет
которого был меньше сумм, выделяемых в ЦРУ на выборку газетных материалов,
умудрялся очень часто обставлять могучего партнера. Теперь в очередной раз
появился повод к ревности и недоверию.
   - Подводных лодок? - удивился адмирал. - Да откуда ж у  них  лодки?  Мы
потопили двенадцать штук класса "Виски",  еще  полдюжины  -  англичане,  а
остальные сами затонули по глупости командиров и экипажей.
   - Чистая правда, адмирал,  -  согласился  Бернштейн,  с  которого  Кинг
по-прежнему не спускал немигающих глаз. - Мы подняли  одну  неподалеку  от
Ашода: главный клапан подачи воздуха так и  остался  у  нее  открытым!  Но
восточные немцы и русские интенсивно готовят новые экипажи, а  от  Советов
Каддафи получит и новые, более совершенные лодки. - Он глянул на Кинга.  -
По нашим данным, десять современных лодок класса "Зулус".
   - "Зулус"? - почти ахнул представитель ЦРУ. - Нам  об  этом  ничего  не
известно.
   - Потом выясните  отношения,  -  нетерпеливо  прервал  его  Фудзита.  -
Полковник, доложите ТТД!
   - По нашим  сведениям,  -  Бернштейн  вновь  послал  Кингу  насмешливый
взгляд, - по нашим сведениям, полученным из надежного источника, у Каддафи
- десять субмарин. "Зулус" крупнее "Виски",  водоизмещение  -  две  тысячи
тонн. Но в конструкции обеих  за  основу  взята  германская  лодка  времен
второй мировой войны. Двести девяносто пять  футов...  то  есть  девяносто
метров длины, дизель-электрическая  гребная  установка,  восемь  торпедных
аппаратов. Все лодки этого класса были построены в 42-45-м годах. Хорошие,
надежные посудины с дальностью шестнадцать  тысяч  миль.  Сейчас  все  они
переоборудуются на военно-морской верфи в Триполи. - Он поднял глаза. -  И
переоборудование это весьма странное: на них ставят палубную артиллерию  и
подвешивают койки. Мое ведомство считает, что лодки  будут  использоваться
как транспорты.
   - И сколько же они могут взять на борт?
   - Если сократить экипаж до минимума, - человек пятьдесят.
   - Пятьдесят! Да ведь такой скученности и скотина не выдержит!
   - Эти люди могут и не такое выдержать.
   Пальцы адмирала нащупали и дернули длинный белый волос на подбородке.
   - Десять лодок по пятьдесят человек в каждой... Пятьсот. Это  батальон!
Два транспорта и эти лодки могут доставить куда угодно полнокровный полк с
тяжелым вооружением. - Он поочередно взглянул на обоих разведчиков. - Хотя
бы примерный курс?
   - Данных нет, - сказал Кинг, а Бернштейн покачал головой.
   - Сэр, - сказал Аллен. - Восемь наших субмарин класса "Огайо" постоянно
несут боевое дежурство на основных морских путях.
   - Вы сами, адмирал, понимаете, что арабы как раз постараются  держаться
от этих путей подальше.
   - Да-а, - протянул тот. - Спутниковая разведка нужна, а спутников  нет,
все уничтожены.
   Фудзита медленно поднялся и подошел к карте Тихого океана, висевшей  на
переборке под портретом микадо.
   - Тысяча двести миль, - проговорил он задумчиво. -  Сотни  островов,  и
каждый может стать авиабазой. - Указкой он  очертил  широкую  дугу  вокруг
Японии, охватив южную оконечность Сахалина,  Боненг,  Марианские  острова,
север  Филиппин,  Тайвань,  Рюкю,  западное  побережье  Китая,   Корейский
полуостров, восточную часть Манчьжурии.
   - Да, господин адмирал, - следя за указкой, заметил Тасиро Окума. - Вы,
наверно, не ждали такой безрассудно дерзкой, такой сумасшедшей выходки  от
Каддафи?
   - А чего же еще мне было ждать от маньяка? - адмирал опустил указку.  -
Он скрыл свои намерения в иглах сосны, и пока не подует муссон,  ветвь  не
будет видна. - Костлявый кулачок стукнул по карте. - Он направляется сюда,
в южную часть Тихого океана, и мы должны быть готовы к встрече.  А  прежде
всего - решить вопрос с "Мабруком" и  "Эль-Хамрой",  -  указка  ткнула  во
Владивосток. - Когда они выйдут из гавани, мы их примем.
   - Банзай! - привстав, дружно выкрикнули Окума и Сайки.
   Кацубе хотел последовать их примеру, но не удержался на ногах и осел на
стул.
   - Господин  адмирал!  -  громко  сказал  Брент.  -  Разрешите  доложить
соображения?
   - Прошу вас, лейтенант Росс.
   - Слишком все просто.
   - Просто? - фыркнул Окума. - Еще бы не просто! Я разнесу их  в  клочья,
прежде чем они выйдут из гавани!
   - А я уничтожу их еще до того, как подполковник успеет пустить торпеду!
- вскричал лейтенант Сайки, стукнув пенсне о стол.
   Однако Брент не смутился.
   - Позвольте указку, господин  адмирал.  -  Фудзита  кивнул,  отдал  ему
указку и вернулся на свое  место.  Брент  прочертил  линию  от  Корейского
пролива к Японскому морю. - Пролив в самой своей широкой части имеет всего
около двухсот миль, Японское  море  -  семьсот.  Весь  этот  район  вполне
досягаем для самолетов, базирующихся предположительно где-то в Манчьжурии,
Китае  или  Северной  Корее.  Помните,  господин  адмирал,  перед  началом
средиземноморской  операции  вы  нам  говорили,  что  судно  с  габаритами
"Йонаги" должно избегать попадания в такую акваторию, и приводили в пример
гибель "Бархэма" и "Арк Ройял" во время второй мировой войны.
   - Верно! - сказал Фудзита. - Обоих потопили подлодки. И еще я вспомнил,
как наша авиация пустила ко дну "Рипалс" и "Принца Уэльского" на  траверзе
Малайского архипелага. Заметьте, лейтенант,  я  бы  и  сейчас  никогда  не
сунулся в Средиземное море если бы не приказ императора Хирохито.
   Подполковник Окума улыбнулся так, что лицо его стало похоже на  нелепую
карнавальную маску:
   - Господин адмирал, если лейтенант Росс опасается за  свою  жизнь,  его
можно списать на берег, а мы отомстим за подлый  позавчерашний  налет  как
подобает мужчинам.
   Брент вспыхнул от этого оскорбления, но прежде чем он успел открыть рот
для ответа, адмирал Фудзита вмешался и не допустил нового столкновения:
   - Прекратить "это подкусывание и подкалывание! - он стукнул кулачком по
столу. - Сколько раз вам повторять: нельзя  сражаться  одновременно  и  со
своими, и с врагами! Лейтенант прав! Это действительно слишком просто. А у
нас есть поговорка: "Бесплатный сыр бывает только в мышеловке". Вот как бы
и нам туда не попасть. - Он повернулся к Мацухаре: - Двенадцать наших  B5N
оборудовать дополнительными  емкостями  для  горючего.  Когда  мы  выйдем,
проводить по крайней мере тысячемильный поиск в режиме  кругового  обзора,
не заботясь при этом, в чье воздушное пространство вы  вторгнетесь.  -  Он
взглянул на адмирала Аллена, а потом  на  Кинга:  -  Мы  получим  бортовые
радары?
   - Видите ли, сэр, - начал  разведчик,  не  поднимая  на  него  глаз.  -
Бортовые радары - это...
   - А-а, понимаю, можете не продолжать. Они входят в перечень, о  котором
вы договорились с русскими!
   -  Совершенно  верно.  Мы  можем  поставлять  только  бортовые  системы
опознавания "свой - чужой".
   - Но хоть судовой электроники это не касается?
   - Нет, не касается. И с вашего позволения, мы  смонтируем  на  "Йонаге"
кое-что из новейших систем РЭЗ, РЭКП и РЭР...
   - Скажите по-человечески! - воздел руки к небу Фудзита.
   -   Простите,   сэр.   Я   имел   в   виду   радиоэлектронную   защиту,
радиоэлектронное контрпротиводействие и радиоэлектронную разведку, мы  еще
называем ее ЭЛИНТ.
   - А это что такое? Ваши мудреные компьютеры?
   - В некотором роде, - улыбнулся Кинг. -  ЭЛИНТ  способен  анализировать
излучения судов противника, определяя основные  параметры  -  используемую
частоту, периодичность импульсов, типы частотных модуляторов и умножителей
частоты, а также безошибочно идентифицировать...
   - Довольно, довольно! - умоляюще простер руки Фудзита. -  На  авианосце
за связь и всю электронику отвечают адмирал Аллен, полковник  Бернштейн  и
лейтенант Росс. Обсудите  все  с  ними  и  завтра  к  шестнадцати  подайте
подробный рапорт и наставления по эксплуатации всего нового оборудования.
   - Есть, сэр.
   Капитан  третьего  ранга  Ютака  Накано,  робко   откашлявшись,   решил
напомнить о себе, и  Брент  сообразил,  что  совсем  забыл  о  присутствии
маленького офицера сил самообороны.
   - Господин адмирал, - сказал он  тихим,  нерешительным  голосом.  -  Мы
располагаем шестью сторожевыми фрегатами,  двумя  транспортами  и  большим
количеством мелких вспомогательных  судов.  Если  арабы  высадятся,  -  он
показал на карту за спиной Фудзиты, - у  нас  есть  конституционное  право
дать им отпор.
   - Разумеется.
   - И девятая статья вам в этом случае ее указ, - добавил Марк  Аллен.  -
Тем более что наши силы и средства даже не диетический рацион, а подкормка
для новорожденных котят.
   Фудзита оглядел присутствующих:
   - У кого есть вопросы"? - Все молчали, и  тогда  он  обратился  к  Йоси
Мацухаре: - Подполковник, вы поэт.  Пожалуйста,  прочтите  одну  из  своих
хайку.
   Йоси медленно поднялся и негромко сказал:
   - Господин адмирал, многие из наших самураев уже вошли в храм  Ясукуни,
многим еще предстоит путь туда. И вместо моих топорных  стихов  я  позволю
себе прочесть строки монаха Риокана.
   Адмирал, кивнув в знак согласия, откинулся в кресле и скрестил руки  на
своей  впалой  груди.  Мацухара,  вскинув  голову,  отчего  в  глазах  его
отразился свет ламп, торжественно произнес:
   - Риокан оставил этот мир с такими словами:

   "Что оставлю в наследство?
   Цветение вишни весною,
   Кукование кукушки в предгорье,
   Осенние листья".

   Он сел на место, а адмирал подался вперед и сказал:
   - Благодарю, подполковник.  Будем  надеяться,  что  те,  кому  придется
отправиться в последний путь, сохранят  мужество  и  твердость,  достойные
самураев.
   В ответ грянули крики: "Банзай!" и "Да здравствует император!" Окума  и
Сайки размахивали над головой  кулаками,  а  престарелый  Кацубе,  держась
одной рукой за стол, вскинул другую в воздух.
   - Все свободны, - сказал Фудзита, а  потом,  когда  восторженные  крики
сменились грохотом  отодвигаемых  стульев  и  офицеры  стали  выходить  из
салона, добавил: - Лейтенант Росс, задержитесь на минуту.
   Марк Аллен остановился в дверях и сказал:
   - Брент, когда освободишься, зайди ко мне.
   - Есть, сэр, - ответил тот, и Аллен скрылся в коридоре.
   Фудзита указал лейтенанту на ближайшее кресло и через стол подтолкнул к
нему книгу.
   - Это "Хага-куре", - с почтением  в  голосе  сказал  он.  -  Вы  должны
прочесть ее и не просто прочесть, а изучить досконально.
   Лейтенант взвесил на ладони тяжелый том.
   - Это ваша Библия, господин адмирал?
   - Да, но читаю я эту книгу не так, как вы -  Священное  Писание.  Здесь
совсем нет  теологических  рассуждений,  а  философия  обращена  скорее  к
чувству, нежели к разуму, и бесконечно далека  от  западного  прагматизма,
гуманизма  и  материализма,  -  он  погладил   кожаный   переплет   своего
экземпляра. - Она научит вас постижению мира через медитацию. А  интуиция,
которая зиждется на истине и незыблемых моральных ценностях,  может  стать
краеугольным камнем человечества.
   - И все это здесь, в одном томе?
   Адмирал усмехнулся:
   - Каждый берет из "Хага-куре" столько, сколько может унести. Лично вам,
лейтенант, она поможет лучше понять самураев и  побудительные  причины  их
поступков. Вы, Брент-сан, уже успели проявить лучшие качества  приверженца
бусидо - вы от природы наделены отвагой и преданностью.
   - Спасибо, сэр... Вы слишком добры...
   - Доброта ту не при чем. Вы заслужили себе место за этим  столом  своим
поведением в бою. У вас орлиный глаз, и вы не теряете мужества даже  перед
лицом смертельной опасности.
   - Временами мне бывало очень страшно.
   - Нам всем временами бывает очень страшно, Брент-сан. Но я уже  говорил
вам: "Храбрец - это трус, который умеет обуздывать свою трусость".
   Лейтенант задумчиво провел ладонью по щеке:
   - Господин адмирал, вы часто мне говорили, что у меня  -  самые  зоркие
глаза из всей команды. - Фудзита наклонил голову, подтверждая это.  -  Раз
нам не дают бортовых радаров, заставляя полагаться тем  самым  на  остроту
нашего  зрения,  я  прошу  разрешения  летать  наблюдателем  на  одном  из
патрульных самолетов.
   - Что ж, этим можно послужить "Йонаге", - адмирал дернул свой  одинокий
волосок. -  Разрешаю.  -  И  снова  дернул.  -  Вы  умеете,  обращаться  с
авиационным пулеметом?
   - Ну, разумеется! Когда мы с Йосиро Такии и Морисадой Мотицурой  летали
на B5N в Тель-Авив, я над Средиземным морем сбил из этой штуки DC-3.
   На лице старого адмирала появилось смущенное выражение -  все-таки  ему
было сто лет, и безупречная память, способная до  мельчайших  подробностей
воспроизвести события далекого прошлого,  иногда  давала  сбои  на  совсем
недавних эпизодах.
   - Мы должны были забрать израильский шифратор, - подсказал Брент.
   - А-а, да-да! Конечно! Над Средиземным морем. Вы были ранены, кажется?
   - Царапина, - ответил Брент. - Если вы согласны, сэр,  прошу  направить
меня в экипаж лейтенанта Йосиро Такии.
   - Не возражаю. Да, вот еще что. Брент-сан, вы заметили, наверно, что  я
стараюсь не вмешиваться в конфликты моих подчиненных, даже самые острые, -
если, разумеется, это не грозит безопасности "Йонаги" - пусть  разбираются
сами.
   Брент понял, куда клонит Фудзита.
   -  Заметил.  Это  мудрая  политика.  Но  подполковник  Окума,  по  всей
видимости,  ненавидит  меня.   Он   относится   ко   мне   с   откровенной
враждебностью...
   - Знаю. Не в  моих  правилах  требовать,  чтобы  человек  молча  сносил
оскорбления и обиды, затрагивающие его офицерскую честь.  Но  в  ближайшие
несколько месяцев мы столкнемся с очень серьезными испытаниями. И потому я
прошу вас сдерживаться и потребовать удовлетворения - если до этого дойдет
-  по  окончании  нашего  рейда.  С  этой  же  просьбой  я  обращусь  и  к
подполковнику Окуме.
   - По моему мнению, о моей дуэли речь пока не идет, но за  подполковника
Мацухару ручаться не могу. Окума довел его до предела... Господин адмирал,
могу я задать вам один вопрос не по службе?
   Адмирал рассмеялся:
   - Можете, лейтенант. А я в свою очередь - могу на него и не ответить.
   - Ходит слух, что император лично приказал вам  зачислить  на  "Йонагу"
лейтенанта Даизо Сайки?
   - Кто ходит?
   - Слух. Молва, сплетни.
   - А-а, теперь понимаю. Да  это  же  всем  известно.  Лейтенант  открыто
говорит об этом. У вас, американцев, есть выражение  "не  для  протокола".
Эта часть нашей беседы, Брент-сан, тоже будет "не для протокола". -  Брент
энергично кивнул. Фудзита сложил руки на столе и переплел  пальцы.  -  Да,
это так. Император  изъявил  желание,  чтобы  я  записал  в  судовую  роль
"Йонаги" и подполковника Окуму, и лейтенанта Сайки.
   - А желание императора - закон, не так ли?
   - Как же можно ослушаться  микадо,  Брет-сан?  Вы  меня  удивляете?  Он
священен.  Он  бог,  сто  двадцать   четвертый   прямой   потомок   богини
Аматэрасу-О-Ми-Ками. Если я не выполню волю императора,  моя  жизнь  -  да
нет, жизни всех нас! - и само существование "Йонаги" утратит всякий смысл.
- Он показал на книгу. - Вот прочтете "Хага-куре"  -  кое-что  вам  станет
понятней.
   - Разумеется, - пробормотал Брент: логика  этого  нелепого  утверждения
была безупречна.
   Раздался стук в  дверь,  и  вошел  матрос  корабельной  полиции  Катай.
Вытянувшись,  он  вручил  адмиралу  пакет.  Фудзита  надел  очки,   прочел
содержимое конверта и после этого взглянул на лейтенанта.
   -  Маленькая  ранка  на  заду  у  нашего  американского  гостя  Кеннета
Розенкранца  воспалилась  и  нарывает.  Мой  главный   хирург,   начальник
корабельной медчасти Хорикоси требует его госпитализации.
   - Я и не знал, что он ранен. Может быть, это с  позволения  сказать,  -
членовредительство. Самострел? И он надеется, что из госпиталя  ему  легче
будет бежать?
   Фудзита снова заглянул в рапорт:
   - Доктор  опасается  заражения  крови  -  газовой  гангрены.  Он  может
умереть.
   - Невелика потеря.
   По лицу адмирала скользнула одна из его нечастых улыбок.
   - Перевести его в госпиталь. Приставить караул.
   Камаи поклонился, ловко повернулся и вышел из салона.
   Адмирал показал на груду карт, лежавших на столе.
   - Мне надо поработать - приготовить нашим арабам достойную  встречу.  Я
учту ваши соображения,  лейтенант.  Действительно,  все  выглядит  слишком
просто и легко - как бы нам не попасть  в  хитроумную  западню.  И  потом,
лейтенант, не стоит заставлять ждать адмирала Аллена.
   - Не стоит, сэр.
   - Пожалуйста, постарайтесь убедить его, что вы вовсе не смотрите мне  в
рот и не ловите каждое мое слово.
   Брент был поражен: неужели от внимания этого старика  ничего  не  может
укрыться?!
   - Вы по-прежнему принадлежите только  самому  себе  и  в  любую  минуту
вольны переменить место службы.
   - Да, сэр, конечно... - выдавил из себя Брент.  -  Но  я  хочу  служить
здесь... на "Йонаге"... с вами...
   Когда он вышел, старый адмирал улыбнулся вновь.


   - Я тебе подыскал в  Пентагоне  великолепную  должность  -  заместителя
начальника шифровального отдела. Через полгода будешь носить две "сосиски"
[жаргонное  наименование  нарукавных   нашивок,   соответствующих   званию
капитан-лейтенанта]. Надо быть полным идиотом, Брент, чтобы упустить такую
возможность, - сказал адмирал Аллен, откидываясь на спинку кресла.
   Брент через стол пристально взглянул в его серо-зеленые глаза.
   - Я вам очень благодарен, сэр, за все, что вы для меня делаете, но...
   - Что "но"?  -  прервал  его  Аллен.  -  Но  "предпочитаю  остаться  на
"Йонаге". Так?
   - Угадали, сэр.
   - Решается твоя судьба, Брент.
   - Решается судьба этой планеты, и  во  многом  она  зависит  сейчас  от
авианосца "Йонага".
   Адмирал откинул со лба длинные пряди седых волос.
   - Ладно, Брент, не буду больше пришпоривать дохлую лошадь. Ты просто не
хочешь расставаться с Фудзитой. Верно?
   - Но ведь мы уже столько раз говорили об этом...
   - И ни до чего не договаривались. - Он показал на "Хага-куре". - Это он
тебе дал?
   - Да. По его словам, это учебник бусидо.
   - Так оно и есть: перед войной и во время войны книгу изучали в школах.
Только японец мог написать такое. А звали его Ценутомо Ямамото  -  он  был
вассалом  крупного  феодала  Мицусиге  Набесимы,  скончавшегося  в  тысяча
семисотом году. Ямамото, убитый горем, стал буддийским священником и через
семь лет написал эту книгу. "Хага-куре" значит "Под  листьями".  Это  свод
коротких историй о его сюзерене и других японских аристократах, афоризмов,
правил хорошего тона и воинских ритуалов, и в каждой строчке  указывается,
как важно хранить верность своему повелителю и уметь правильно умереть.
   - Да, я знаю, я ее просматривал.
   - Но там есть очень забавные штучки. - Аллен, перегнувшись через  стол,
взял книгу и принялся перелистывать ее. - Ага! Вот! Слушай,  Брент!  "Если
ты поранил себе лицо, помочись на него, потом наступи на него  соломенными
сандалиями: говорят,  что  кожа  тогда  слезет".  -  Засмеявшись,  адмирал
отшвырнул книгу.
   Брент открыл ее наугад:
   - Послушайте-ка вот это: "Отними  чужую  жизнь  во  имя  микадо,  и  ты
очистишься".
   - Смерть и умение умереть достойно и правильно - главные темы. Подобные
сентенции в этой книге - на каждой странице.
   Брент захлопнул книгу и вернулся к прежней теме:
   - Так вот, сэр, я очень благодарен вам за хлопоты  по  устройству  моей
карьеры, но чувствую, что нужен здесь, на судне. "Йонага" -  единственное,
что может остановить Каддафи. Мы здесь - в  самом  центре  событий,  а  не
где-нибудь на обочине. Вы ведь тоже хотите остаться здесь.
   - Пожалуй, да, - вздохнул адмирал. - Это война. И хотя, как  говорится,
очко играет, когда тебя берут в "вилку", но мысль о том, что ты не пойдешь
в бой, - непереносима.
   - Да-да, вот именно это я и чувствую.
   - Все мы это чувствуем. Ты знаешь,  Брент,  как  называли  сражения  во
время первой мировой?
   - Я немного не застал ее.
   Адмирал рассмеялся:
   - "Большое шоу". И люди шли, и  шли,  и  шли  прямо  в  пасть  дракона,
сожравшего десять миллионов человек.
   - Думаю, все мужчины смотрят на это как на представление.
   - В известном смысле это так, -  произнес  Аллен  с  поразившей  Брента
серьезностью.  -  Но  когда  убитых  становятся  горы,  все  меняется.  Ты
начинаешь мучиться виной, и с каждым из твоих  убитых  братьев  умирает  и
частица тебя.
   Серо-зеленые глаза адмирала пристально глядели на Брента, но не  видели
его. Аллен смотрел в прошлое. Брент, до глубины  души  тронутый  тем,  как
созвучны оказались ему мысли этого человека, представшего перед ним совсем
в ином свете, сказал:
   - У нас есть какой-то встроенный механизм,  обуздывающий  страх,  -  он
уничтожает его, оставляя только восторг, который ни с  чем  не  сравним...
Разве только с любовью.
   - И каждый раз нам приходится преодолевать его, этот страх?
   - Да. И в бою мы познаем себя по-настоящему.
   - Ты прав. Бой сдирает с тебя всю  мишуру,  и  каждый  видит,  чего  ты
стоишь на самом деле. - Он вздохнул, откинулся на спинку кресла,  а  потом
неожиданно улыбнулся: - Ты становишься философом, Брент.
   - То же самое сказал мне вчера Мацухара, - расхохотался тот.
   - И еще: ты собираешься влюбиться.
   - Как вы догадались?
   - Когда вчера ты пришел с берега, щеки у тебя горели, а глаза  плясали.
Ты не забывай, Брент, я знаю тебя с колыбели.
   - Она необыкновенно красива. И умна. И завтра мы с ней встретимся.  Она
мне покажет достопримечательности Токио.
   - Вот как?
   - Храм Ясукуни, например.  Ну,  а  теперь  я  должен  осмотреть  другую
достопримечательность - задницу Кеннета Розенкранца. Он - в лазарете, рана
у него нагноилась. Подозрительно мне что-то все это. Пойду проведаю.
   - Розенкранц - воплощение зла. Редкий негодяй.





   Когда  старший  фельдшер  Эйити  Хорикоси  -   маленький,   хрупкий   и
сгорбленный старичок с венчиком пушистых седых волос над бледным лицом, на
котором восемь прожитых десятилетий прочертили вдоль  и  поперек  глубокие
пересекающиеся морщины, - расхаживал на подгибающихся ревматических  ногах
по госпиталю и трубка фонендоскопа свисала с его тоненькой птичьей  шейки,
всегда казалось, что он вот-вот запутается в полах накрахмаленного  белого
халата, упадет и уже  не  сможет  из-под  него  выбраться.  Однако  живые,
быстрые, не по-японски широко прорезанные глаза, противореча его  дряхлому
виду, посверкивали бодро и энергично.
   Он был призван на  "Йонагу"  в  1940  году  и  начинал  службу  простым
матросом, добровольно вызвавшись быть в судовом лазарете санитаром.  Через
два года он уже ассистировал на операциях  главному  врачу  майору  Ретецу
Хосино, учившему его хирургии и  тайнам  диагностики.  Во  время  ледового
заточения в бухте Сано, когда Хосино и пять других врачей умерли, Хорикоси
возглавил МСЧ [медико-санитарная часть] авианосца. По возвращении в Японии
адмирал Фудзита, считавший все медицинское сословие  "бандой  коновалов  и
шарлатанов", наотрез отказался от предложения командования сил самообороны
укомплектовать судно дипломированными судовыми врачами, и бразды правления
по-прежнему оставались в  маленьких,  со  вздутыми  синими  венами  ручках
Хорикоси, державших их так же крепко, как  скальпель  и  пинцет.  Под  его
началом было шестеро санитаров столь же преклонного возраста.
   Сверкающий чистотой лазарет находился в кормовой  части  надстройки,  и
сейчас из его тридцати коек двадцать две  были  заняты  пострадавшими  при
авианалете японскими моряками, а  на  двадцать  третьей  лежал  на  животе
американский летчик Кеннет Розенкранц с загноившейся раной правой ягодицы.
Рядом стояла кровать Таку Исикавы.
   Из всех  видов  повреждений  Хорикоси  больше  всего  не  любил  ожоги.
Обгоревшие люди испытывают мучительные и  -  что  еще  хуже  -  постоянные
страдания: они совершенно беспомощны и могут только стонать и  плакать  от
не  отпускающих  ни  на  миг  болей,  которые   причиняют   им   страшные,
незаживающие ожоги третьей степени,  и  от  всепроникающего  тошнотворного
запаха гниющей плоти начинает першить в горле. Хорикоси перерыл горы  книг
по лечению ожогов, выписывал самые последние новинки  фармацевтики,  искал
наиболее эффективные сочетания болеутоляющих и барбитуратов. Его помощники
лили прямо на раневую  поверхность  раствор  сернокислого  серебра,  потом
накладывали на омертвевшие участки тела пропитанные особым составом бинты,
чтобы через несколько часов снять их вместе с  отслоившейся  кожей.  Потом
вся процедура повторялась.
   Раненым,  у  которых  замечалась   сердечно-легочная   недостаточность,
ставили  капельницы  и  катетеры  для  внутривенных  вливаний.  Чудовищное
обезвоживание организма требовало огромных доз физиологического  раствора.
Раненые, сохранившие губы и слизистую рта, получали - иногда  до  тридцати
раз в день - питательные смеси.
   И тем не менее, несмотря на все старания  Хорикоси  и  его  помощников,
многие умрут. А те, кто благодаря новейшим  лекарствам  выживет,  вряд  ли
поблагодарит за это судьбу. Первыми  сгорают  эпидермис,  мышечная  масса,
хрящи, потом - кости, и старый фельдшер проходил  между  рядами  коек,  на
которых лежали люди без  носов,  без  ушей,  с  лицами,  сплошь  покрытыми
уродливыми  струнами.  Один  матрос   лишился   половых   органов,   двоим
ампутировали руки и ноги.
   Хорикоси  не  любил  злоупотреблять  болеутоляющими,   но   тем,   кому
оставалось жить недолго, безотказно назначал большие дозы  морфина,  чтобы
они, по крайней мере без мучений, вошли в  храм  Ясукуни,  нечувствительно
оказавшись в стране лотоса. Какая жестокая ирония:  мало  того  что  пламя
пожрало их тела при жизни, и трупы их  тоже  будут  преданы  огню,  мрачно
размышлял он.
   - Эй ты! Болит! - услышал он внезапно голос пленного американца.
   - Ничего страшного, - ответил Хорикоси, - представь,  что  у  тебя  еще
одна дырка в заднице.
   Их голоса разбудили Таку Исикаву. Он повернул голову и встретил  взгляд
зеленых глаз Кеннета Розенкранца.
   - Ты кто? - спросил лейтенант.
   -  Тебе,  косоглазая  макака,  не  все  равно?  -   вызывающе   ответил
американец, которому терять было нечего.
   Таку потряс головой и с усилием приподнялся на локте.
   - Ты Рози, я видел, как тебя вели к адмиралу.
   - Я тебе, Исикава, не "Рози"!
   - Откуда ты знаешь мое имя?
   - Вон, на табличке написано, - американец, перекатившись на бок,  ткнул
пальцем в изножье койки,  где  висела  дощечка  со  списком  назначений  и
температурной кривой. - Протри свои щелочки, косой!
   - Не смей называть меня косым.
   - Но ты же косой?!
   - Прекратить! - лаконично приказал  фельдшер.  -  Чтоб  поубивать  друг
друга, силенок еще маловато. - Он очертил в воздухе дугу. - Вы и так  меня
работой завалили.
   Лежащий на соседней койке юноша, забинтованный с ног до головы  и  весь
утыканный резиновыми трубками, выходящими  из  всех  отверстий  его  тела,
внезапно дернулся и издал тонкий пронзительный  вопль  -  так  стонет  под
слишком высоким давлением предохранительный клапан парового котла.
   - Да заткните ж вы глотку этой суке! - крикнул Розенкранц.
   - Такеда, введи ему четверть грана морфина, - распорядился Хорикоси,  и
старый санитар, взяв гиподермический шприц, впрыснул его содержимое в одну
из трубок. Запеленутый в бинты кокон почти мгновенно затих.
   - Долго не протянет, - вполголоса сказал санитар.
   - Вот и хорошо, - заржал Кеннет. - Одной макакой меньше.
   Хорикоси выпрямился и взглянул на американца:
   - Капитан, предупреждаю: не укоротите язык - я  вам  сделаю  колостомию
[операция по созданию искусственного наружного свища  ободочной  кишки]  и
отправлю обратно  на  гауптвахту.  -  Он  кивнул  в  сторону  вооруженного
матроса-часового, стоявшего  у  единственной  двери  в  палату,  и  только
собирался еще что-то добавить, как послышались крики:
   - Доктор! Доктор! ЧП! Авария на полетной палубе! Вас срочно  требуют  к
кормовому подъемнику!
   Хорикоси  двинулся  по  проходу  между   койками,   потом   на   минуту
остановился:
   - Не забудьте о том, что я сказал. Колостомия, - с  угрозой  бросил  он
через плечо, взял маленький  черный  саквояж  и  мимо  часового  вышел  из
палаты.
   - Что это еще за кол... кост... костоломия такая? Кости,  что  ли,  мне
ломать будет? - осведомился Кеннет.
   - Нет. Тебе ушьют задний проход,  а  прямую  кишку  выведут  наружу,  и
какать будешь в мешочек, - усмехнувшись, объяснил Исикава.
   - И этот старый пердун решится на такое? - голос Кеннета дрогнул.
   - Будь уверен.
   Розенкранц некоторое время смотрел на него сквозь полуопущенные веки.
   - Слушай,  -  сказал  он.  -  А  ведь  это  с  тобой  мы  третьего  дня
схлестнулись над Токио?
   - Как ты узнал?
   - Разговоров было много. Ты молодец.
   - Какой же молодец, когда валяюсь здесь?! Хотелось бы еще полетать.
   - Мне бы тоже хотелось - и побольше, чем тебе. Ты оставил меня с носом,
но без пятидесяти штук.
   - Ты что, только ради денег воюешь?
   - Да как тебе сказать... Я, конечно, не люблю жидов  и  кое-что  насчет
этого наболтал адмиралу. Но в конечном  счете  все  решают  деньги.  -  Он
задумался на мгновение. - А для тебя? Неужели есть что-нибудь важнее?
   - Честь. Гордость. Император. Кодекс бусидо.
   - Кодексом сыт не будешь. И пьян, кстати, тоже. И бабу не подцепишь.
   - Ты, я вижу, альтруист и бессребреник, - с сарказмом  сказал  Таку.  -
Высота твоих устремлений просто ошеломляет.
   Кеннет побарабанил пальцами по тюфяку.
   - А этот пижон... ну, с  красным  колпаком  и  зеленым  обтекателем  на
машине - как его?..
   - Подполковник Мацухара.
   - Тоже летун - будь здоров. Мы с ним сцепились. Он сжег моего ведомого:
отличный был пилот, хоть и поляк. Но и Мацухаре твоему от меня  досталось.
Я как врезал серию - крыло всмятку!
   Таку окинул взглядом четкие очертания его тяжелого лица и вспомнил, как
на совещании  накинулся  на  Йоси,  обвиняя  того  в  трусости.  От  этого
воспоминания на лбу выступила испарина, в горле застрял комок.
   - Ты подбил Мацухару?
   - Ну, я же говорю: крыло чуть не напрочь оттяпал.
   - И он не мог продолжать бой?
   - Какой там еще, к черту, бой?! Он лететь не мог! Спрыгнул, наверно,  с
парашютом?
   - Нет, дотянул и сел на палубу.
   - Ну ничего, следующий раз я его сделаю.
   - Ты думаешь, у тебя будет "следующий раз"?
   - Конечно! Иначе меня прикончили бы вместе с Харимой и Салимом.
   - Мысль адмирала Фудзиты ходит никому не ведомыми  тропами.  Думаю,  он
припас для тебе что-то поинтереснее, чем просто смертная казнь.
   Американец в явном волнении заерзал по кровати, не спуская глаз с  лица
Таку. Тот же взглянул Кеннету в глаза: это были глаза тигра, попавшегося в
ловушку, сбитого влет ястреба, изготовившейся к броску кобры. Но страха  в
них не было - были смерть и ад. И низкий голос вдруг  стал  царапать,  как
наждак:
   - Ты женат?
   Таку насторожился было, но вопрос показался ему вполне невинным.
   - Был женат. Жена умерла.
   - Несчастные вы, в сущности, люди - японцы. Жалко мне вас.
   - Это еще почему?
   - Да потому, - через все его жестокое лицо поползла глумливая  усмешка.
- Что у вас за бабы? Это ж вообще  не  бабы  -  японки  ваши!  Титек  нет,
подержаться не за что... И еще, говорят, в этом месте у них  -  не  вдоль,
как у нормальных, а поперек  и  сикось-накось.  Как  вы  их  пилите  -  не
представляю... - Он захохотал.
   Исикава  почувствовал,  как  всю  кожу  на  нем  вдруг   туго   стянули
покалывающие мурашки. Внутри стало горячо, кровь забурлила.  Исковерканное
бешенством лицо, на котором  резче  и  глубже  проступили  все  морщины  и
складки, сделалось похожим на уродливую  маску  гнева.  Рана  давала  себе
знать, тело плохо слушалось его, но он встал, выдернув иглу капельницы  из
левой руки.  Боли  он  не  ощутил  -  только  что-то  теплое  полилось  от
предплечья к ладони.  Розенкранц  тоже  уже  был  на  ногах  и,  продолжая
посмеиваться, принял стойку.


   Войдя в лазарет, Брент Росс услышал доносящийся из дальнего угла рев  и
мимо часового с "Оцу" в кобуре  устремился  туда.  Мертвенно-бледный  Таку
Исикава и ухмыляющийся Кеннет Розенкранц стояли лицом  к  лицу.  На  обоих
были только короткие больничные рубахи. Левая нога Таку  была  забинтована
от лодыжки  до  бедра,  из  левой  руки  текла  кровь.  Он  явно  оберегал
обожженную ногу и к тому же был еще слаб. Рубашка Кеннета  была  выпачкана
сзади кровью и лимонно-желтыми подтеками гноя.
   Закачались капельницы, зазвенев о  штативы,  -  раненые  повернулись  к
противникам. Брент, торопливо направляясь к ним, услышал за спиной шаги  и
голос Такеды.
   - Прекратить! Дурачье! Сейчас же по койкам! - кричал он. За  ним  бухал
тяжелыми ботинками по блестящему линолеуму часовой.
   Но Исикава и Розенкранц уже ничего не слышали и ни на что  не  обращали
внимания, готовясь к схватке.
   - Розенкранц, не трогай его! - крикнул, переходя на бег, Брент.
   Таку ударил первым, целясь американцу в горло. Если бы он сохранил свою
прежнюю силу, удар мог быть сокрушительным, а то и  смертельным.  Но  Рози
успел закрыться, и ладонь японского летчика вместо того,  чтобы  разрубить
гортань, ткнулась в бугор могучего плеча и уже на излете задела левое ухо.
Американец не замедлил с ответом. От удара его огромного кулака, попавшего
в ухо и щеку, Таку подкинуло вверх и  отбросило  спиной  на  металлическую
прикроватную тумбочку. На пол со звоном и грохотом полетели лампа,  графин
с водой, стаканы, пузырьки с лекарствами. Отлетев к стене, Таку сполз вниз
и присел на корточки, остекленевшими глазами следя за противником.  Потом,
ухватясь за спинку кровати, он сделал попытку подняться.
   Кеннет быстро оглянулся через плечо и увидел Брента - тот, согнув  руки
в локтях, медленно и осторожно приближался к нему.
   - А-а, -  протянул  Кеннет.  -  Кто  к  нам  пришел!  Старый  знакомый,
стопроцентный американец!
   Санитар Такеда сделал новую попытку восстановить порядок:
   - Я кому сказал - по местам! Прекратить безобразие! Оба - в постель!  -
Он двинулся мимо Брента к месту схватки, но лейтенант  одной  рукой  легко
придержал его.
   - Пошел-ка ты... - отозвался Кеннет, сделав похабный жест.
   - Розенкранц, ты просто сволочь, - придвигаясь к нему и сжимая  кулаки,
сказал Брент. Он чувствовал, как все туже натягиваются в  нем  нервы,  как
поднимается  волна  ярости.  Мышцы  плеч  и  рук  напряглись,  от  шеи   к
квадратному подбородку толстыми веревками вздулись жилы.
   - Капитан Розенкранц, мне приказано вас охранять.  Если  вы  не  будете
слушаться старшего санитара Такеду, я отведу вас  в  карцер,  -  заговорил
часовой, тоже пытаясь подойти поближе. Брент задержал и  его.  -  Господин
лейтенант, вы препятствуете исполнению моих обязанностей.
   - Вы кто такой?
   - Матрос Шосецу Юи, господин лейтенант.
   - Как старший по званию, приказываю вернуться на ваш пост!
   - Господин лейтенант...
   - Исполнять!
   - Слушайся, - захохотал  Кеннет,  -  слушайся  старших  -  особенно  по
званию, - и тебя не отшлепают.
   - Мистер Росс, - вмешался  Такеда.  -  В  настоящий  момент  в  судовом
госпитале старший по должности  -  я.  В  отсутствие  начальника  МСЧ  его
заменяю  я.  А  вы  -  строевой  офицер,  ваши  приказы  на  госпиталь  не
распространяются.
   - А ваши - не выполняются! - сердито отмахнулся Брент. -  И  потому  по
корабельному уставу любого флота я беру командование на себя.
   - Я заявляю протест!
   - Очень хорошо, Такеда. Подайте рапорт.
   - Понял, старикан? - явно наслаждаясь происходящим, сказал  Розенкранц.
- Иди строчи.
   - Я буду с ним драться, - медленно распрямляясь, сказал Исикава.
   Брент, не обращая на него внимания, повернулся  к  Розенкранцу,  и  его
синие глаза потемнели, сделавшись похожими на вороненую оружейную сталь.
   - Нам с вами, капитан, надо бы разобраться что к чему. Но вы ранены.
   Кеннет прищурился:
   - Это ничего. Не беспокойся, мне это не помешает. - Его лицо  озарилось
чарующей улыбкой. - Надо успеть выбить из  тебя  дурь,  пока  ваш  адмирал
не... - Он выразительно полоснул себя пальцем по шее, и в ту же минуту его
тяжелая широкая ладонь наотмашь хлестнула Брента по щеке  с  такой  силой,
что у лейтенанта лязгнули зубы, во рту появился солоноватый привкус, а  из
глаз посыпались искры. - Ну как? Вкусно? Еще хочешь?
   - Не вмешивайтесь, лейтенант, - вскричал Таку Исикава.
   -  Уже  вмешался,  -  процедил  сквозь  зубы   Брент,   чувствуя,   как
захлестывает его жаркая волна, заставляя сердце биться чаще. Он показал  в
угол палаты,  где  стояло  семь  пустых  коек.  -  Прошу,  капитан,  добро
пожаловать.
   - С удовольствием.
   Не обращая внимания на Такеду, оба американца под прицелом двадцати пар
любопытных, предвкушающих зрелище глаз двинулись к месту своего  поединка.
Таку Исикава тяжело осел на койку. Старший санитар засеменил  к  телефону.
Часовой стоически застыл у двери.
   Противники оказались в относительно  просторном  пространстве,  как  бы
отгороженном пустыми койками. Розенкранц сделал нырок и ударил первым,  но
Брент откачнулся всем своим хорошо  тренированным  телом  назад,  и  кулак
задел его подбородок по касательной.
   Бренту часто приходилось драться. Сначала это были быстрые и  неизменно
победоносные потасовки с  одноклассниками  на  спортивных  площадках  и  в
школьных коридорах. Потом пришел черед арабов. В  день  первой  встречи  с
Сарой Арансон, в одном из токийских переулков, на него напали двое. Там, в
темноте, удивление и страх  почти  мгновенно  уступили  место  первобытной
ярости и животной страсти крови. Какая там цивилизация, какая  культура  -
он стал зверем, защищающим свою жизнь. Он помнил, как искалечил одного  из
нападавших и бутылкой с отбитым дном превратил  лицо  другого  в  сплошное
кровавое месиво без глаз и без носа. С  той  же  нерассуждающей,  звериной
яростью он трехфунтовым обрезком трубы изувечил убийцу в Оаху, не  оставив
на  нем  живого  места.  Теперь  он  смотрел   в   льдисто-зеленые   глаза
Розенкранца, и адреналин разгонял по крови  неистовое  желание  уничтожить
врага.
   Но Кеннет был крепок и уступать не собирался, и рана не лишила его сил.
Он был чуть ниже Брента ростом, но зато шире его в  плечах  и  весь  точно
скручен из стальных канатов.  Кроме  того,  ему,  смертнику,  терять  было
нечего. Так почему же сначала  не  отправить  на  тот  свет  американского
лейтенанта?
   Пока противники кружили  по  пятачку  импровизированного  ринга,  Брент
услышал шаги и краем глаза заметил,  что  Исикава,  двое  других  раненых,
пятеро санитаров и часовой подошли ближе и жадно наблюдают  за  боем.  Оба
американца стояли в левосторонней стойке, защищая правой рукой  челюсть  и
водя из стороны в сторону выставленной вперед левой,  напоминавшей  голову
кобры перед броском. Однако всем было ясно,  что  это  -  всего  лишь  для
затравки: слишком мало здесь места для финтов  классического  мордобоя,  и
два огромных американца сейчас начнут драку без правил.
   - Сейчас я тебе шерстку-то расчешу, - пригнув голову, бормотал  летчик.
- Хоть ты большой друг жидовского народа и вымахал на шесть  футов  четыре
дюйма, а все равно - япошка, только побелей. - Он сделал выпад,  но  Брент
парировал левой.
   Они снова закружились, подстерегая друг друга.
   - Ну что, Рози, небось хочешь и за меня пятьдесят тысяч огрести?
   - А то нет?
   - Держи карман шире.
   Брент никогда не смотрел в глаза противнику, угадывая его намерения  по
движениям ступней. Вот и сейчас Кеннет стал  переносить  тяжесть  тела  на
выдвинутую вперед ногу, и правый кулак  полетел  в  лицо  Брента,  как  из
катапульты. Брент успел резко  отклонить  корпус  влево,  и  когда  кулак,
пройдя у самого виска, обжег ему  ухо,  успел  сместить  центр  тяжести  и
ударил летчика в нос.
   Хрустнули хрящи, словно тяжелая подошва прошлась  по  яичной  скорлупе,
полилась кровь и слизь. Брент, не теряя  времени,  шагнул  вперед,  другой
рукой нанес удар, метя Кеннету в челюсть. Но он имел дело не  с  новичком:
летчик, хоть и был весь залит кровью, нырком успел уйти  от  свинга,  а  в
следующее мгновение они вошли в клинч, одной  рукой  держа  противника  за
шею, а другой молотя его по ребрам и по корпусу. У самого уха Брент слышал
тяжелое, хлюпающее сопение Кеннета, кровавые сопли  забрызгали  ему  щеку,
когда тот выговорил:
   - Убью тебя, сука. Убью.
   Разом сообразив, что эта тактика результатов не даст,  они,  словно  по
взаимному соглашению, расцепились и отпрянули друг от  друга.  Теперь  уже
все изыски бокса были забыты - слишком мало было  места  и  слишком  много
бешеной злобы. Кеннет, с лица которого  при  каждом  движении  разлетались
капли крови, ринулся на него, осыпая сериями ударов.
   Брент, парируя, уходя, ныряя, чувствовал тем  не  менее,  что  плечи  и
руки, которыми он гасил удары Кеннета, уже болят, а в следующее  мгновение
пропустил прямой боковой в голову, и в глазах у него потемнело. Однако  он
устоял на ногах, ответив серией ударов по корпусу, и  слышал,  как  трещат
под его кулаками ребра. Потом провел удар в лоб  и  рассек  Кеннету  левую
бровь. Летчик весь был залит кровью и потом, и Брент, молотя  его,  слышал
восторженные крики болельщиков.
   Победа была уже близка, как вдруг словно стальной шатун  двинул  его  в
подбородок. От отлетел назад. Снова черная завеса со вспыхивающими на  ней
разноцветными огнями задернулась перед глазами. Удар был такой  силы,  что
лязгнувшие зубы прикусили язык, и во рту снова стало  солоно.  Ноги  вдруг
сделались ватными, колени подогнулись, и он осел назад, на  рухнувшую  под
его тяжестью кровать. Кеннет с торжествующим рычанием навалился сверху.
   Но в последний миг Брент почти инстинктивно успел  согнуть  и  с  силой
распрямить ноги, ударом  в  солнечное  сплетение  отбросив  летчика.  Тот,
скривившись от злобы и боли, хрипло вскрикнул, словно напоролся на  острие
копья.
   Брент, еще  не  оправившись  от  нокдауна,  глянул  в  льдисто-холодные
зеленые глаза летчика и увидел в  них  свою  смерть.  Потом  время  словно
остановилось,  тьма  перед  глазами  рассеялась,   голова   заработала   с
удивительной четкостью.  Оттолкнувшись  от  палубы,  он  обхватил  еще  не
распрямившегося летчика и вместе с ним упал  на  пол.  Нанося  друг  другу
удары, перекатываясь  по  палубе,  оба  рычали  как  дикие  звери.  Кеннет
Розенкранц,  и  впрямь  потеряв  человеческий  образ,   вдруг   совершенно
по-волчьи ощерился и впился Бренту в напруженную шею.
   Когда острые клыки прокусили ему кожу, он вскрикнул от боли и,  схватив
летчика за подбородок, изо всех сил дернул вверх  и  в  сторону,  стараясь
сломать ему шейные позвонки. Кеннет держал его мертвой хваткой и  оторвать
его от себя Бренту удалось только  вместе  с  лоскутом  собственной  кожи.
Летчик шумно выдохнул, откатился и стал на колени. Однако Брент, не  давая
ему опомниться, прямо с полу кинулся на него и ударом кулака вновь  пустил
ему кровь из поврежденного носа. Кеннет отлетел, ударившись о  каталку,  с
которой посыпались шприцы, иглы, капельницы, бинты.
   Розенкранц, пошарив под собой, вдруг издал дикий торжествующий вопль, и
в руке у него сверкнули хирургические ножницы. Он перехватил их  поудобнее
и стал  медленно,  пошатываясь,  подниматься  на  ноги.  Бренту  под  руку
попались три откатившихся в сторону  шприца,  он  поспешно  содрал  с  игл
пластиковые наконечники и, не сводя глаз с надвигающегося на него Кеннета,
стиснул в кулаке свое единственное оружие.
   - Сейчас я тебя ломтиками настругаю... -  заливаясь  хлещущей  из  носа
кровью, процедил Розенкранц.
   Он кинулся на Брента и тот, едва успев увернуться, всадил ему в ягодицу
три длинных шприца. Кеннет взвыл от  боли,  выронил  ножницы  и,  взмахнув
рукой, тыльной стороной ладони  угодил  Бренту  в  глаз.  Оба  рухнули  на
палубу, Брент почувствовал, как отломились пластмассовые  конуса  шприцев,
оставив массивные иглы глубоко в теле летчика. Одной рукой  тот  попытался
вырвать их, растопыренными пальцами другой тянулся  к  глазам  лейтенанта.
Ему удалось откинуть от себя летчика и получить пространство для  размаха.
Два прямых коротких удара в челюсть - и, выбросив фонтан кровавой слюны  и
желтоватых осколков зубной эмали, летчик рухнул  навзничь.  Брент  кинулся
сверху и коленями прижал его руки.
   - Банзай! - восторженно завопили зрители.
   Брент, нависая над врагом, не слышал этих криков и  ничего  не  ощущал,
кроме неодолимого желания растерзать и  прикончить  его.  Внизу  он  видел
расплющенный, свернутый набок  нос,  почти  не  дававший  летчику  дышать,
заплывшие глаза с красными белками - это лопнули кровеносные сосуды, - три
выбитых и два сломанных  зуба.  Разбитые  губы  вспухли  и  кровоточили  в
нескольких местах. Даже мочки ушей  налились  кровью  и  стали  похожи  на
исполинские ягоды черно-красного бургундского винограда.
   - Ты... - с трудом  ворочая  языком,  натыкавшимся  на  осколки  зубов,
выговорил Розенкранц. - Чего ждешь? Добивай, не тяни резину. Твоя взяла...
   Брент, ощущая острую  боль  в  прокушенной  шее  и  содранных  до  мяса
костяшках пальцев, чувствуя, как теплая  струйка  крови  течет  на  грудь,
занес ножницы.
   - Остановитесь! - гулко раздалось над  головой.  -  Лейтенант  Росс,  я
приказываю остановиться.
   Брент услышал тяжелый топот и поднял голову: к нему бежали подполковник
Окума и четверо матросов корабельной полиции.
   - Еще чего... - сквозь стиснутые зубы процедил Брент. - Мы  с  ним  оба
заслужили это.
   Однако сильная рука перехватила и вывернула его запястье. Ножницы упали
на палубу. Матрос Шосецу Юи,  выйдя  у  него  из-за  спины,  отшвырнул  их
подальше. Брент в ярости вскочил на ноги.
   - Как ты смеешь?! - закричал он,  но  перед  глазами  опять  сгустилась
черная пелена, колени подогнулись, и он осел на перевернутую кровать.
   Окума стоял над ним, оглядывая поле битвы.
   - Немедленно доложите адмиралу, мистер Росс, - сказал он,  и  в  голосе
его звучало непривычное уважение. - Немедленно.
   Розенкранц, преодолевая боль в трех надломленных ребрах, приподнялся на
локте и, несмотря на выбитые зубы, заплывшие кровоподтеками  глаза  и  три
колотых раны на ягодице, сумел раздвинуть распухшие губы в улыбке.
   - Скорей-скорей, мистер Росс, - издевательски засюсюкал  он.  -  Скорей
беги к адмиралу, негодный шалунишка! Он тебя в угол поставит.
   Брент медленно побрел к выходу, слыша за спиной его смех.


   В каюте он  глянул  в  зеркало  и  ужаснулся.  Правый  глаз  был  почти
полностью скрыт под огромной радужной опухолью. Губы слева раздулись,  как
будто их накачали насосом, и покрылись трещинами. Болел сильно прикушенный
кончик языка, болела и на глазах распухала правая рука, болели ссадины  на
скулах. Хорикоси промыл и перевязал стерильным бинтом укус на шее,  сказав
при этом: "Грязнее человеческого рта ничего нет". Старый доктор  почему-то
совсем не огорчился, увидев, во что превращены его владения,  а  наоборот,
проводил довольным взглядом Розенкранца, которого почти волоком тащили  на
койку. "Кашку будет теперь до-о-олго есть и сидеть не  сможет  неделю",  -
засмеялся Хорикоси, окончив перевязку.
   - Если победитель в таком виде, то как же должен выглядеть побежденный?
- вдруг спросил адмирал Аллен, сидевший на стуле в крошечной каюте Брента.
   От потери крови Брент чувствовал странную лег кость и пустоту  во  всем
теле. Он попытался улыбнуться, но челюсти болели.
   - Теперь вы видите, что такое  пиррова  победа,  -  не  разжимая  зубов
сказал он. -  А  насчет  Розенкранца  вы  оказались  правы:  он  настоящий
негодяй.
   - А ты должен был убедиться в этом на собственном опыте?
   - Да нет... Ну, пойду докладывать Фудзите.
   - Давай я тебе помогу переодеться, - Аллен поднялся и подошел к шкафу.
   Брент не стал возражать.


   Он был рад, что застал адмирала одного. Повинуясь безмолвному  приказу,
он  сел  напротив  стола  Фудзиты,   который   заговорил   неторопливо   и
бесстрастно, словно ожившая статуя Будды.
   - Говорят, вы разгромили мой госпиталь, лейтенант?
   - Виноват, господин адмирал, - ответил Брент стараясь как можно  меньше
двигать челюстью. - Так уж получилось.
   Узкие темные глаза внимательно изучали кровоподтеки на его лице.
   - Я вижу, победа далась вам нелегко. На триумфатора вы не очень похожи.
   Брент  хотел  улыбнуться,  но  эта  попытка  вызвала  у  него   глухой,
болезненный стон.
   - Примерно то же самое сказал мне только что адмирал Аллен.
   - Следует обуздывать свои порывы, лейтенант. Как  сказал  один  русский
поэт: "Учитесь властвовать собой".
   - Меня спровоцировали, сэр.
   - Знаю. Я получил рапорты начальника МСЧ  Хорикоси,  старшего  санитара
Такеды, матроса Юи и лейтенанта Исикавы. - Адмирал переплел пальцы. -  Мне
доложили, кроме того, что вы, приняв командование на себя, не дали  Такеде
выполнить его служебные обязанности и навести порядок.
   - Это вздор. Розенкранц, потеряв всякий контроль над собой,  уже  напал
на лейтенанта Исикаву.
   Адмирал свел вместе кончики больших пальцев.
   - Да. Это отмечено в рапорте лейтенанта Исикавы. Он  заявляет,  что  вы
вели себя очень отважно, но что лишь вмешательство  дежурного  по  кораблю
подполковника Окумы воспрепятствовало вам прикончить Розенкранца.
   - Так точно.
   - И что - вы убили бы его?
   - Так точно.
   - Характером вы, очевидно, в отца.
   - Да, мне уже это говорили.
   - Брент-сан, мне нужен этот  пленный.  Он  располагает  сведениями,  от
которых зависят сотни жизней и существование "Йонаги".
   - Понимаю.
   - А от покойника, согласитесь, сведения получить трудно.
   - Он спровоцировал на столкновение лейтенанта Исикаву, который  еще  не
оправился от своей раны. У меня были опасения, что  он  может  убить  его.
Меня он ударил по лицу.
   Адмирал откинулся на спинку стула, уронил руки на колени:
   - Вы вели себя как подобает самураю, и не мне с вас за это  взыскивать.
Однако постарайтесь  быть  хладнокровней.  В  один  прекрасный  день  ваша
несдержанность будет стоить вам жизни.
   - "Победа и поражение - преходящи, а избавление  от  позора  найдешь  в
смерти".
   Щелочки глаз раскрылись шире, адмирал подался вперед.
   - Цитируете "Хага-куре"? - спросил он удивленно.
   - Да, сэр, но я только начал изучать эту книгу.
   Старик явно был доволен:
   - Что ж, продолжайте, Брент-сан. Вы когда заступаете на дежурство?
   - С двадцати четырех, сэр.
   - А завтра у вас - увольнение на берег?
   - Так точно, сэр.
   - Очень хорошо. Вам нужно отдохнуть и развеяться. Надеюсь, вы  найдете,
с кем приятно провести время.
   - Уже нашел, сэр...





   Во второй половине дня Брент оказался в квартале Сибуя, в самом  центре
которого на пересечении Тамагава-Дори и  Аояма-Дори  высилась  современная
двенадцатиэтажная башня из стали и  стекла.  В  качестве  ориентира  Маюми
указала ему огромную статую собаки, бывшую как  бы  эмблемой  квартала,  и
вскоре Брент, выпутавшись из уличной  толчеи,  уже  стоял  перед  огромной
бронзовой собакой  непонятной  породы  и  печального  вида,  с  мраморного
пьедестала охранявшей подъезд.
   Часом раньше он позвонил Маюми, чтобы предупредить, что  вчера  "слегка
повздорил кое с кем", и заранее принести извинения за свой вид. А вид  все
еще мог напугать кого угодно: хотя отек спал и нижняя губа обрела  обычные
размеры, но царапины, кровоподтеки, впечатляющий  "фонарь"  под  глазом  и
забинтованная шея оставались при нем.  Пожалуй,  с  такой  физиономией  не
стоило являться на свидание, но Маюми  чуть  не  заплакала,  когда  он  по
телефону  намекнул  на  это.  "Вы  повздорили?  И  вас  так  заботит  ваша
внешность? Это единственная причина?" - огорченно спросила она.
   - Да, Маюми, - ответил он. - Не хотелось бы показываться вам на глаза в
таком невыигрышном виде.
   - Ну, Брент, - засмеялась она. - Я  думала,  мужчины  не  так  трепетно
относятся к своей наружности, как мы.
   Брент представил себе ее лицо и восхитительную фигуру и дрогнул.
   - Но, к сожалению, мне придется рано уйти.
   - Конечно, Брент.
   Скоростной  лифт,  вознесший  его  на  десятый  этаж,  напомнил  Бренту
последний полет на B5N - тот же вакуум в желудке. К тому же в  кабине  был
еще десяток пассажиров, чьи узкие черные глаза  с  таким  характерным  для
заинтересованных японцев вопросительным  выражением  всматривались  в  его
разбитое лицо. Брент чувствовал себя беглым каторжником  и  с  облегчением
вздохнул, когда двери лифта открылись.
   Маюми отворила ему дверь и оказалась  еще  красивей,  чем  он  ее  себе
представлял.  Европейского  фасона  брючный  костюм  из   желтого   атласа
обнаруживал то, что скрывало кимоно, - плавные очертания  ее  великолепной
фигуры. Рассыпавшиеся по  плечам  иссиня-черные  волосы  лучились  тем  же
мягким блеском, что и глаза.  Свежая,  безупречно  гладкая  кожа  и  нежно
рдеющие, чуть полуоткрытые губы не  нуждались  ни  в  каких  косметических
ухищрениях и говорили о превосходном  здоровье  и  о  том,  какая  молодая
горячая кровь струится в  ее  жилах.  Но  глаза  расширились  в  испуге  и
растерянное выражение проступило на  этом  прекрасном  лице,  когда  Маюми
получше разглядела Брента.
   Однако она быстро совладала с собой.
   - Брент, Брент, я очень рада вас видеть, - сказала  она,  беря  его  за
руку, но он невольно сморщился от боли, когда нежные пальцы прикоснулись к
ссадинам на костяшках. - Ох, простите, - она отпустила его и  показала  на
кресло в углу возле широкого окна, из которого открывалась панорама Токио.
   После его тесной каюты эта комната, обставленная и убранная в  западном
духе, показалась Бренту  огромной.  В  ней  стояли  диван,  резной  низкий
мраморный стол, а пол был покрыт не татами, а ковром. Маюми села в  кресло
напротив. Однако дань  традиции  отдавали  изображение  синто-буддистского
храма и старинный пейзаж, сделанный цветной  тушью,  а  за  спиной  Брента
стоял маленький вишневого дерева столик с красиво подобранными  цветами  в
вазе, фарфоровой статуэткой шестирукого божества Ниорин  Кваннон,  золотой
фигуркой Будды и жадеитовым тигром. К  этой  комнате  примыкала  маленькая
кухня, больше похожая на просторную нишу, а в полуоткрытой двери в дальнем
углу Брент увидел короткий коридор.
   Заметив его взгляд, Маюми пояснила:
   - Там ванная и спальня. Тесновато, но много ли студентке надо?
   Брент кивнул удивляясь про себя. Йоси сказал ему, что Маюми принадлежит
к  очень  богатой  семье,  многие  поколения  которой  успешно  занимались
экспортом, и отец купил ей квартиру за  четыре  миллиона  долларов.  Брент
слышал, что в Токио цены на жилье очень высоки, а  теперь  он  понял,  что
высота эта космическая.
   - Скажите, - сказала она, не сводя глаз с его разбитого лица. -  А  те,
другие... Те, с кем вы дрались, сильно пострадали?
   - Другие? - Брент засмеялся, стараясь, чтобы это было не очень  больно.
- Не другие, а другой. Капитан Кеннет Розенкранц.
   - Этот американец? Напарник убийцы Фрисснера?
   - Ведомый. Его "Мессершмитт" сбили над Гинзой, а самого взяли в плен. В
газетах было.
   - И вы с ним подрались?
   - Подрался.
   - Он, наверно, очень сильный?
   - Он в приличной форме.
   - А вы?
   Брент побарабанил по мрамору ссаженными костяшками пальцев.
   - Думаю, он меня надолго запомнит.
   - Может быть, нам сегодня не ходить в храм Ясукуни?
   - Здравая мысль. Пойдем в пятницу.
   - Но это же... Это еще так нескоро... Йоси сказал мне, что вы стоите на
вахте через день... Ой, простите, я, кажется, слишком навязчива.
   Брент улыбнулся, что нелегко ему далось:
   -  Маюми,  если  вы  подумали,  что  я  несвободен,  связан  с   кем-то
обязательствами или, скажем, влюблен, то не ошиблись. -  На  лице  девушки
отразилось такое забавное уныние, что он не удержался от смеха. - И  зовут
мою возлюбленную - "Йонага". В ближайшие четыре дня она меня  от  себя  не
отпустит.
   Маюми улыбнулась:
   - Какая у вас требовательная возлюбленная! -  Она  подалась  вперед.  -
Йоси говорил: вы занимаетесь связью?
   - Да. Связью и радиоэлектронной борьбой - РЭБ.
   - И вы сейчас монтируете новый компьютерный радар?
   - Маюми, то, о чем вы меня спрашиваете, называется "военная  тайна",  -
немного смутившись от ее настойчивости, ответил Брент.
   -  Ах,  простите!  -  она  мгновенно  стала  прежней,  застенчивой  как
школьница. - Хотите чаю, Брент? Или, может быть, сакэ?
   - Последнее предпочтительнее.
   Она легко поднялась и пошла на кухню, упруго и ритмично колеблясь  всем
телом, словно двигалась под музыку. Прямо не девушка, а соната  Бетховена,
подумал про себя Брент. Она тут  же  вернулась,  разлила  теплое  сакэ  по
чашечкам и медленно, словно нехотя, шагнула к  своему  креслу.  Сумеречный
предвечерний свет, лившийся  из  окна,  пронизал  желтый  атлас,  рельефно
обрисовав ее тело - холмики твердых  грудей  с  проступившими  под  тонкой
тканью сосками,  бедра  и  ягодицы,  словно  изваянные  скульптором  эпохи
Возрождения.  У  Брента  перехватило  дыхание  и  пересохло  в  горле.  Он
торопливо сделал глоток. Ароматная жидкость  обожгла  ему  разбитые  губы,
прикушенный язык, но он выпил до дна, чувствуя, как горячая волна прошла в
желудок.
   Маюми села и подняла свою чашечку:
   - За "Йонагу"!
   - За "Йонагу"! - откликнулся Брент.
   От сакэ напряжение, столько часов не  отпускавшее  его,  наконец  ушло.
Маюми вновь наполнила его чашечку.
   - Наверно, это очень мощный корабль, если ему все  нипочем,  -  сказала
она.
   Брент выпил, и очертания комнаты потеряли свою прежнюю четкость.
   - Да. Он был выстроен на основе  самого  крупного  из  всех  когда-либо
существовавших линкоров класса "Ямато", - он снова выпил,  и  чашечка  его
немедленно была наполнена вновь. Он опрокинул и ее, и слова вдруг легко  и
гладко пошли с языка.  -  Всего  было  несколько  кораблей  этого  класса:
"Ямато" и "Мусаси" - линкоры водоизмещением  семьдесят  две  тысячи  тонн,
девять   орудий   калибром   восемнадцать    и    две    десятых    дюйма,
шестнадцатидюймовая броня, тысяча двести отсеков и кают. Двигатели,  котлы
и  артиллерийские  погреба   были   защищены   восьмидюймовыми   стальными
коробками. Третий корабль, "Синана", превратили в авианосец.
   - А-а, значит, они с  "Йонагой"  -  однотипные  суда?  Как  это  у  вас
называется? "Систер-шипс", да?
   - Не совсем. "Йонагу"  удлинили,  вместо  двенадцати  котлов  поставили
шестнадцать, а водоизмещение увеличили до восьмидесяти четырех тысяч тонн.
   - А что же с остальными?
   - Все затонули во время второй мировой войны. "Ямато" и "Мусаси"  -  от
бомб, а "Синану" потопила подводная лодка.  -  Брент  снова  выпил.  -  Но
сначала они доказали свою беспримерную эффективность.
   - Я знаю об этом из газет и  телепередач,  -  сказала  Маюми,  наполняя
сакэдзуки. - Много говорилось об этом классе судов. А  теперь  "Йонага"  -
музей вроде "Микасы"? - улыбнулась она.
   Брент потряс головой, потому что лицо Маюми стало слегка расплываться у
него перед глазами.
   - "Микаса" - это тот древний крейсер времен русско-японской войны?
   - Да.
   Брент засмеялся и словно со стороны услышал свой смех - слишком громкий
и не в меру раскатистый. Он покраснел от смущения и сказал:
   - Верно. Это очень удобно.
   - В каком смысле?
   - В самом прямом.  "Йонага"  как  музей-заповедник  не  имеет  никакого
отношения к вооруженным силам, столь жестко ограниченным  девятой  статьей
японской Конституции. Памятник старины, реликвия - что с нее  взять?!  Она
внесена в национальный реестр охраняемых  достопримечательностей.  Кстати,
ее командир, адмирал Фудзита, начинал службу на "Микасе".
   В наступившей тишине слышался только шум машин далеко внизу.
   - Как это может быть? - наконец произнесла Маюми.
   Брент расхохотался так, что расплескал сакэ.  Маюми  вытерла  салфеткой
лужицу на мраморном столе. Комната стала плавно  крутиться  перед  глазами
лейтенанта, но  он,  подзадоренный  недоверчивостью  девушки,  пустился  в
объяснения:
   - В  девятьсот  четвертом  он  вышел  из  училища  мичманом  и  получил
назначение на "Микасу". Тут как  раз  началась  русско-японская  война.  В
Цусимском бою он был командиром орудийной башни. Тогда они потопили  целую
эскадру, чем он до сих пор гордится.
   - Но так не бывает! Что же, он родился в эпоху династии Мэйдзи? Это как
если бы в эту комнату  вошел  сейчас,  размахивая  своими  шестью  руками,
Ниорин Кваннон! Сколько же лет вашему адмиралу? Сто?
   Брент фыркнул, вовремя успев отвести чашечку подальше:
   - Именно. Сто. А  сейчас  я  вас  удивлю  еще  больше,  -  он  выдержал
драматическую паузу. - Фудзита учился в УЮКе!
   - Что это такое?
   - Университет Южной Калифорнии. Поступил после первой мировой.
   - Да, я слышала, - кивнула Маюми, - что многие наши офицеры  продолжили
образование в Америке и в Англии.
   - Англичане вообще построили ваш флот. И форму, и ритуалы, и даже  язык
вы получили от них. На "Йонаге" команды до сих пор отдаются  по-английски,
и, разумеется, весь экипаж обязан говорить на этом языке.
   - А семья у вашего адмирала есть?
   Брент отпил еще глоток и покачал головой:
   - Нет. Все близкие погибли в Хиросиме. Никого, кроме "Йонаги",  у  него
нет. - Он допил сакэ, и сейчас же его чашка была наполнена  вновь.  Теперь
уже комната плавно кружилась как на карусели. Брент  со  вздохом  отставил
чашечку. - Все-таки очень странный этот  ваш  обычай  пить  -  и  довольно
крепко - на пустой желудок. Никогда я к этому не привыкну.
   - Ах, извините, - вскочила Маюми. - Одну минуту.
   - Я вовсе не это имел в виду, - в ужасе от  своей  бестактности  сказал
Брент и сделал еще глоток.
   Маюми засмеялась:
   - Но я же готовила в расчете на ваши американские вкусы!
   Через минуту она вернулась с подносом, заставленным тарелками с сыром и
нарезанным  мясом,  огурцами,  оливками,  булочками,  горчицей  и  другими
приправами. Посреди подноса дымилась большая кружка черного кофе.
   - Вот что мне нужно в первую очередь! - воскликнул Брент, потянувшись к
кружке. Потом он приготовил себе многоэтажный сандвич.
   Маюми, улыбнувшись, положила на  кусочек  белого  хлеба  два  тоненьких
ломтика мяса.
   Брент отхлебнул кофе, и комната перестала вращаться.
   - Где вы учитесь, Маюми?
   - В Токийском женском университете. Я уже скоро его кончаю.
   Брент вгляделся в ее юное лицо: очевидно, девушка старше, чем кажется.
   - И чему же вас там учат? - он отставил сакэ  подальше  и  глотнул  еще
кофе.
   - Языкам. Английскому, русскому, немецкому и французскому.
   Брент поднял брови:
   - Вы собираетесь в стюардессы?
   - Нет, я собираюсь работать в фирме моего отца. Он занимается экспортом
и импортом.
   Лейтенант кивнул, и тут же новая тяжкая дума омрачила его чело:
   - Маюми... А вы что, обручены, помолвлены... что-то в этом роде?
   Она засмеялась, как умеют смеяться только японки - словно чистый горный
ручеек прожурчал по камням.
   - Да, что-то в этом роде.
   Сандвич застрял на полпути ко рту:
   - Неужели?
   - Меня при рождении обручили с моим троюродным братом Дэнко Юноямой.
   - И вы выйдете за него замуж?
   - Раньше этот обычай соблюдался неукоснительно, но в наши дни - нет. Да
и Дэнко обзавелся любовницей.
   - С мужчинами это иногда случается. Одно другому не мешает.
   - Да, в старину считалось так. Но времена теперь  другие:  после  войны
благодаря вам, американцам, все  очень  изменилось.  -  Она  устремила  на
Брента долгий, ласковый взгляд. - Прежнего не вернешь.
   - А как относится к этим переменам ваша семья?
   - Отец принял их и смирился с тем, что  я  не  выйду  за  Дэнко.  -  Он
почувствовал прикосновение ее бархатистой ручки. - Я  сама  буду  выбирать
себе мужа, Брент-сан.
   Это прикосновение, подкрепленное ласковым обращением  "сан",  заставило
его выронить сандвич и утонуть в ее бездонных черных глазах.
   - Итак, Маюми-сан, мы идем в храм Ясукуни?
   - Да. В пятницу.
   - Мне нравится, как твердо это прозвучало.
   - Я редко говорю "да".
   - И все же не исключили этого слова из своего лексикона?
   Она засмеялась низким грудным смехом.
   - Смотря из какого. Я, как вам известно, говорю на четырех языках.
   Брент невольно подхватил ее смех, но случайно брошенный на часы  взгляд
напомнил ему, что пора уходить.
   - Маюми, мне надо идти. В полночь я заступаю на вахту.
   Он поднялся, и Маюми тоже встала на ноги.
   -  Ваша  "нареченная"  не  менее  требовательна,  чем   подруга   моего
несостоявшегося жениха Дэнко.
   - Куда более.
   - Почему?
   - Потому что она владеет моей жизнью.
   - И может в любую  минуту  потребовать  ее,  -  с  неожиданной  печалью
произнесла девушка.
   Они вместе подошли к дверям. Маюми, стоя рядом, подняла к нему  голову,
осторожно, чтобы не задеть ссадины, взяла его за обе руки.
   - Пятница будет еще так нескоро... Целых четыре дня, Брент-сан.
   - Да... Очень долго ждать, целую вечность.
   Глаза ее скользнули по его разбитым губам,  по  забинтованной  шее,  по
кровоподтекам и синякам на лбу и под глазами. Маюми привстала на  цыпочки,
а  Брент  нагнулся,  обхватив  ее  хрупкие  плечики   широкими   ладонями.
Бархатистые губы прикоснулись к его щеке.
   - Тут не больно, Брент-сан?
   - Наоборот, это лучшее в мире лечебное средство, - Брент крепче стиснул
ее плечи. - Так, значит, вы сами выбираете?..
   Она мягко приникла щекой к его щеке.
   - Да, Брент-сан, сама.
   Его руки скользнули вдоль плеч ниже, опустились на талию,  прикоснулись
к изгибу бедра,  и  упругое  тело  затрепетало  под  его  пальцами.  Брент
почувствовал, как бешено заколотилось у него сердце.
   Ему физически  больно  и  трудно  было  оторваться  от  нее,  но  он  с
неимоверным усилием повернулся и вышел в холл, чувствуя затылком и  спиной
ее взгляд. Лишь после того, как он вошел в кабину лифта, щелкнул  замок  в
двери ее квартиры.


   Хотя последовавшие за этим четыре дня были до отказа заполнены делами и
службой,  тянулись  они  для  Брента  бесконечно  долго.  Поступили  новые
авиационные двигатели, и ликующий Йоси Мацухара  торопился  оснастить  все
свои истребители 1900-сильными моторами "Накадзима". В помощь механикам  и
техникам привлекли всех свободных от  вахты  и  караулов  матросов,  и  на
летной  и  ангарной  палубах  кипела  работа.  В   среду   прибыло   новое
радиолокационное оборудование, а в четверг его начали монтировать.
   Брент бок о  бок  с  адмиралом  Алленом  и  полковником  Бернштейном  в
переполненном отсеке БИЦ [боевой информационный центр] - просторном  тихом
полутемном помещении - смотрел на компьютер, за которым  сидел  опытнейший
электронщик и блестящий шифровальщик Алан Пирсон, присланный сюда РУ  ВМС.
Преждевременно поредевшие  светлые  волосы  и  очки  с  толстыми  стеклами
придавали этому совсем молодому человеку вид книжного червя. Он и  вправду
успевал перелопачивать  горы  научной  литературы  и  великолепно  знал  и
американские, и русские достижения в своей области, за что  и  пользовался
уважением  всех  офицеров  авианосца.  В  его   картотеке   были   собраны
характеристики радиолокационных полей по всем известным русским и арабским
кораблям, и флотские остряки уверяли, будто Пирсон может не только засечь,
что за 2000 миль от него кто-то  пукнул,  но  и  установить,  был  ли  это
Каддафи или кто-нибудь другой.
   - Самый лучший, - проговорил адмирал Аллен, глядя на мерцающий  зеленый
экран. - SLQ-32.
   - Ну, и что он умеет? - осведомился Бернштейн.
   - Он не передает, а только  принимает,  -  сказал  адмирал.  -  Пирсон,
просветите нас, если нетрудно.
   Явно польщенный молодой инженер, не отрывая глаз от дисплея, произнес:
   - На десять порядков превосходит все, что  у  нас  было  раньше.  -  Он
ласково похлопал  по  консоли.  -  Это  компьютер  UYK-19,  совмещенный  с
системой РЭР. Память - 80 килобайт. Я уже  заложил  в  нее  характеристики
всех известных нам типов кораблей противника. Как только  станция  засечет
сигнал, я нажатием клавиши мгновенно идентифицирую судно.
   - А саму эту штуковину засечь невозможно? - спросил Бернштейн.
   - Абсолютно невозможно. Эта красотка же  не  подает  никаких  сигналов,
зато сама антеннами по правому и левому борту, покрывая триста  шестьдесят
градусов,  беспрерывно  фиксирует  любые  поступающие  извне  колебания  и
оповещает о них.
   - И как же вы их читаете? - не унимался Бернштейн.
   - От оператора она многого не  требует.  Сама  принимает  излучения  до
пятисот  тысяч  импульсов  в  секунду  в  диапазонах  от  D  до  J,   сама
автоматически  сравнивает   их   с   заложенными   в   память   частотными
характеристиками противника. Всего их у нее больше двух тысяч единиц.  Ну,
а потом на каждую замеченную угрозу вспыхивает огонек и раздается  сигнал.
Оператору  остается  только  классифицировать  возможного   противника   и
определить степень опасности.
   - Это тоже автоматизировано?
   - Разумеется, сэр. На дисплее автоматически  появляются  двадцать  пять
"угроз", а в случае  надобности  можно  вызвать  еще  сто  двадцать  пять,
заложенных в память и распределенных по нисходящей. Адмирал,  -  обратился
он к Аллену, - скоро, кажется, нам доставят и РЛС системы РЭП?
   - Радиоэлектронного подавления, - пояснил Аллен израильскому разведчику
и ответил Пирсону: - Сегодня она должна быть на месте.  Это  периферийное,
дополнительное устройство "А-33".
   - Хорошая машина, сэр.
   - "Глушилка"? - спросил Бернштейн.
   - Точно так. Базовая модель "А-32" способна подавлять  все  электронные
импульсы противника и в широком диапазоне и "точечно".
   - Но ее-то можно засечь? - сказал Бернштейн, поглаживая бороду.
   - Вопрос уместный, - вступил в разговор Аллен.  -  Она  подает  сигнал,
который может быть перехвачен.
   -  Иногда  лучшая  защита  от  радара  -  отсутствие   радара.   Полное
радиомолчание. Все стрелки - на ноль. Мы  этому  научились  в  пустыне,  -
сказал Бернштейн.
   Аллен кивнул:
   - Ирвинг, вы правы: у боевых действий на море и в пустыне  очень  много
общего. Иногда в самом деле лучше обойтись без всего этого, -  он  широким
жестом обвел ряды компьютеров и радарных станций  слежения  за  воздушным,
надводным и подводным  пространством.  -  Затаиться.  -  Он  повернулся  к
Бренту: -  Что  вы  сегодня  такой  тихий,  лейтенант?  -  Он  внимательно
вгляделся в еще покрытое кровоподтеками и синяками лицо.  -  Как  ты  себя
чувствуешь, Брент?
   - Спасибо, сэр, хорошо.
   - Завтра идешь в увольнение?
   Брент залился краской.
   - Завтра.
   - Понятно, - протянул адмирал так многозначительно, что все улыбнулись.


   Храм Ясукуни, находившийся в парке Китаномару справа от  императорского
дворца, представлял собой ничем не примечательную постройку  в  стиле  XIX
века, о назначении которой говорил лишь шелковый тент с вытканными на  нем
хризантемами. Когда Брент и Маюми  вошли  в  парк,  переполненный,  словно
ярмарочная площадь, веселящимися людьми, лейтенанту показалось на миг, что
он снова попал в Диснейленд. Маюми, ослепительная в белой шелковой  блузке
и черной юбочке до колен, открывавшей крепкие стройные ноги, повернулась к
нему и пояснила:
   - Наше отношение к смерти не то что  удивляет,  а  ошеломляет  людей  с
Запада.
   Брент улыбнулся, благо теперь это не  причиняло  ему  боли  -  все  его
увечья, за исключением укуса на шее, почти совсем зажили:  губы  приобрели
обычный размер и форму, опухоль вокруг глаза спала.
   - Я знаком с этим  отношением.  Не  забудь,  Маюми,  -  ему  доставляло
удовольствие обращаться к девушке на "ты", - что здесь покоится прах  моих
товарищей с "Йонаги". Они верили в это, сражались за это и отдали  за  это
жизнь.
   Они стали молча пробираться сквозь  оживленную  толпу.  Почти  все  шли
парами, взявшись за руки.  Девушки  были  одеты  либо  по-европейски,  как
Маюми, либо в яркие кимоно-юката. Брент с волнением ощутил, как  маленькая
ручка Маюми скользнула в его ладонь. Совсем рядом он чувствовал ее тело.
   К храму вела широкая аллея, по  обе  стороны  которой  стояли  деревья,
украшенные бесчисленными бумажными фонариками, слышались музыка  и  пение.
Подойдя к дверям, на которых красовались резные  изображения  все  тех  же
хризантем, они остановились рядом  с  сотнями  других  паломников  -  одни
по-военному вытягивались в струнку, другие хлопали  в  ладоши,  чтобы,  по
древнему обычаю, привлечь внимание богов, третьи бросали монетки в  особый
ящик, укрепленный у входа.
   -  Сюда  приходят  целыми  семьями,  -  сказал  Брент,  оглянувшись  по
сторонам.
   - Да, у нас принято совершать такие паломничества всем вместе - внукам,
родителям, бабушкам и дедушкам. - Показав на открытый  павильон,  где  под
звуки оркестра танцевало не меньше шестидесяти человек, Маюми пояснила:  -
Этот обряд называется "бон-одори". Праздник смерти.
   - Знаешь, Маюми, мне это очень трудно понять, - сказал Брент, в  памяти
которого всплыли сотни изувеченных трупов - моряков с "Йонаги".
   - Конечно, - кивнула она. - Ты же христианин. Для тебя смерть - ворота,
через которые ты пойдешь на Страшный Суд. - Она крепче стиснула его руку и
шепнула в самое ухо: - Ворота захлопываются, отсекая прошлое, и начинается
новая, потусторонняя жизнь.
   - Верно, - сказал Брент.
   - А нас - синтоистов и буддистов - смерть не пугает.
   - Особенно самураев.
   - Никого не пугает,  Брент,  никого.  Наша  вера  исполнена  оптимизма.
Буддизм обещает возрождение в другом качестве,  а  синтоизм  обещает,  что
жизнь будет  продолжаться  вечно  в  мире  "ками",  где  боги  и  смертные
смешиваются или, вернее, сплавляются воедино.
   - И если ты принял смерть, достойную самурая, тебе гарантирована вечная
загробная жизнь вместе с другими героями.
   - Точно, - она показала на храм. - Все их души - здесь.
   - Да, я знаю.
   Она поглядела на него с состраданием:
   - Брент, я вижу, тебя все это угнетает.
   - Но ведь это я потащил тебя сюда, - улыбнулся он.
   - Ты должен был это увидеть.
   - Неодолимое желание.
   - А сейчас у меня неодолимое желание поесть чего-нибудь.
   - Я знаю несколько отличных ресторанчиков.
   - В ресторан мы пойдем в следующий раз. А сегодня поедим у меня.
   - У тебя? - переспросил Брент, как зачарованный глядя ей в глаза.
   - Да.
   Они двинулись к выходу.


   Брент сидел за стойкой в маленькой кухне Маюми на высоком табурете,  но
все равно ноги его упирались в пол.
   - Еда в западном стиле, - сказала Маюми, ставя  на  стойку  тарелки.  -
Стейк, печеный картофель, капуста-брокколи, фасоль и на десерт -  лимонные
меренги.
   - О Боже! - Брент взял на изготовку нож и вилку. - Я целый год не видел
ничего подобного!
   - Мы, японцы, умеем чтить и чужие традиции.
   - Это очень отрадно, - сказал он и отрезал первый кусок стейка.
   Минут через двадцать его тарелка была пуста, а сам он  переместился  на
длинный диван, стоявший у мраморного стола. Маюми принесла ему чашку  кофе
и присела рядом.
   - Я рада, что все твои болячки зажили, - она взяла его большую  руку  и
повернула ее к свету, - быстро, как на собаке. - Она опустила его руку, но
продолжала держать ее в своей и внимательно осматривала  его  лицо.  -  Вы
обрели прежнюю красоту, лейтенант Росс.
   - Ты хочешь сказать, что в прошлый раз она несколько потускнела?
   Ее смех зажурчал как шампанское, льющееся в хрустальный бокал.
   - Еще бы не потускнеть при  свете  таких  ослепительных  "фонарей"  под
глазами!
   Брент, засмеявшись, обхватил ее узкие плечи, а когда она  взглянула  на
него, притянул ее к  себе  или  сам  был  притянут  к  магниту  ее  губ  -
полуоткрытых, мягких,  горячих,  жаждущих,  прячущих  проворную  скользкую
змейку языка. Руки ее обвили его шею, и совсем  рядом  он  ощутил  бешеный
стук ее сердца. Груди ее прижимались к его груди,  и  Брент  почувствовал,
как запульсировала в венах горячая кровь. Но в  эту  минуту  она  случайно
задела закрытую бинтом рану у него на шее, и от острой боли, пробившей все
его тело, подобно электрическому разряду, он дернулся и отпрянул.
   - Ох, Брент-сан, извини... Твоя рана...
   - Черт с ней, не обращай внимания!
   Но она уже отодвинулась.
   - Уже поздно, Брент-сан, а мне завтра рано вставать... У  меня  с  утра
лекция... - Поднявшись, она  потянула  его  за  руки.  -  Ну,  пожалуйста,
вставай...
   Брент  неохотно  подчинился.  По-прежнему  не  выпуская  его  рук,  она
попятилась к двери, прислонилась к ней спиной.
   - В воскресенье, Брент-сан.
   Он приник к ней всем телом и прошептал, щекоча ей губами ухо:
   - Так, значит, ты сама решаешь?..
   - Сама, - шепнула она в ответ.
   - И что же ты решила?
   Она коротко, нервно рассмеялась.
   - Может быть, в воскресенье решу...
   - Я знаю один потрясающий ресторан...
   Она не  дала  ему  договорить,  губами  зажав  ему  рот.  Теперь  Брент
чувствовал все  ее  длинное,  гибкое,  упругое  тело,  которое,  казалось,
сплавляется воедино  с  его  телом.  Потеряв  голову,  он  в  самозабвении
лихорадочно водил ладонями вдоль ее спины, бедер, зада, тронул напрягшиеся
груди.
   - Нет, пожалуйста, не надо... - задыхаясь, шепнула она.
   - Это не лучший способ выпроводить  меня,  -  пробормотал  не  в  силах
скрыть досаду Брент.
   Она развернула его к двери, поменявшись с ним местами.
   - Прошу тебя, Брент... Не сегодня. В воскресенье.
   Дверь открылась.
   - Ладно, - хриплым от еще неулегшегося возбуждения голосом сказал он. -
В воскресенье.
   За спиной у него щелкнул замок.
   ...Суббота тянулась бесконечно. Что бы он ни делал в этот  день,  образ
Маюми неотступно стоял  у  него  перед  ним,  глаза  смотрели  со  страниц
технических справочников, вкус ее губ он ощущал на своих  губах,  а  руки,
казалось, помнили прикосновения к ее телу.  Это  было  восхитительно.  Это
было мучительно.
   Утро он провел в БИЦ вместе с Аланом Пирсоном и единственным, не считая
Брента,  американцем,  внесенным  в  судовую  роль  "Йонаги",  -   штатным
шифровальщиком Дэнни Мэнефи. Втроем они осваивали новое оборудование, то и
дело заглядывая в справочники и руководства. Мучительным усилием  воли  он
пытался отвлечься от мыслей о Маюми, но образ ее вновь и вновь  представал
перед ним. Около полудня лазерный принтер вдруг ожил и с бешеной скоростью
за несколько секунд покрыл бумагу двумя тысячами знаков. Мэнефи оторвал от
рулона сообщение, сложил его, спрятал в конверт и протянул Бренту:
   - Это для адмирала Аллена.
   Брент надписал конверт и отдал его вестовому. Тот поклонился и исчез.
   Через несколько минут загудел телефон, Мэнефи передал трубку Бренту,  и
лейтенант услышал голос старшего офицера Митаке Араи, который приказал ему
срочно прибыть на совещание к командиру корабля.
   Вскоре  Брент  уже  входил  в  адмиральский  салон.  Из  всех  летчиков
присутствовал только подполковник Окума - Мацухара, Исикава и Даизо  Сайки
проводили тренировки экипажей и учебные полеты в  Токийском  международном
аэропорту. Джейсон Кинг был в американском посольстве,  но  все  остальные
сидели на своих обычных местах. Брент, как всегда,  занял  место  в  конце
стола напротив полковника Бернштейна рядом с необычно бледным и удрученным
адмиралом Алленом.
   Адмирал Фудзита, заметно волнуясь, резким голосом скорее приказал,  чем
предложил Аллену начать.
   Старый американец медленно, словно нехотя,  поднялся,  опустив  голову,
как будто не хотел ни с кем встречаться взглядом и прятал свои  водянистые
зеленовато-серые глаза.  Взяв  распечатку,  он  тихо,  трудно,  с  горечью
выговорил:
   - Из-за катастрофической ситуации с  горючим  американские  вооруженные
силы оставляют  все  свои  тихоокеанские  военные  базы.  Кроме  Гавайских
островов.
   - Как? И  Филиппины  тоже?  -  перекрикивая  общий  возмущенный  ропот,
воскликнул Окума.
   - Да, - еле слышно отвечал Аллен.
   Окума, привстав с места, оперся о стол и метнул  на  Брента  взгляд,  в
котором,  кроме  застарелой  и  привычной  неприязни,  читалось  теперь  и
умерявшее его уважение. Атаки, которой ждал Брент, не последовало,  летчик
сдержался и сказал:
   - Теперь мы остались без прикрытия с  обоих  флангов.  Особенно  велика
угроза с юга. - Он показал на карту Тихого океана. - Там сотни островов, и
на любой могут высадиться арабы, превратив его в непотопляемый авианосец.
   Фудзита, уже овладев собой, подошел к карте и  проговорил  задумчиво  и
негромко:
   - У них есть шпионы.
   Взгляд его скользнул по лицу Бернштейна.
   - Разумеется, сэр, - сказал израильтянин.  -  Ими  кишат  все  арабские
посольства в Вашингтоне. Да и КГБ собирает для них информацию.
   - Стало быть, им уже известно о  намерениях  американцев,  и  десантные
операции приобретают зримые и угрожающие очертания. - Он ткнул в карту.  -
Вот здесь! Здесь, на  западе  Тихого  океана,  образуется  вакуум!  Брешь!
Прорыв! У Каддафи - вся нефть  стран  ОПЕК,  у  Каддафи  -  сто  миллионов
фанатиков, готовых ринуться на священную войну с  неверными.  Да,  высадка
более чем вероятна... Возможно одновременное десантирование на Яп,  Палау,
Каролинские и  Марианские  острова...  -  Он  помолчал,  словно  обдумывая
сказанное, и, пожевав губами, добавил: - И даже на Окинаву.
   - Прошу прощения, - сказал Бернштейн и, когда адмирал кивнул, поднялся:
- Несколько недель назад мы  получили  сообщение,  что  арабы  приобретают
БДД...
   - Что? Что они приобретают? - привскочил  с  неожиданной  для  его  лет
живостью капитан третьего ранга Кацубе.
   - Простите. Приобретают бомбардировщики дальнего  действия,  -  пояснил
Бернштейн. - Мы предполагали - для использования на Ближнем Востоке.
   - Мы знаем, что у них есть многомоторные самолеты, - сказал Кацубе.
   - DC-шестые, "Констеллейшн", - поддержал его Окума.
   - Все так. Но я веду речь о стратегических бомбардировщиках. И  теперь,
после ухода США...
   В салоне стало очень тихо, словно всех присутствующих с головой накрыла
холодная волна.
   - Поясните свою мысль, - сказал Фудзита. - Что вы имеете в виду?
   -   Стратегические   бомбардировщики.   Нам   известно,    что    арабы
модернизировали и перевооружили не  меньше  двадцати  FW200.  -  В  полной
тишине он открыл папку и мельком  проглядел  документ.  -  Базовая  модель
создана во время второй  мировой  войны:  четыре  тысячесильных  двигателя
"Юнкерс-Юмо", которые  позволяют  развивать  крейсерскую  скорость  в  сто
пятьдесят узлов. Дальность - две четыреста. Вооружен, что  называется,  до
зубов - на хвостовой турели пулемет калибра 7,9 мм,  на  корме  -  пулемет
калибра 13 мм, по 20-миллиметровому орудию  на  каждом  крыле.  По  центру
спереди - пулемет калибра 7,9 мм и 9,9  мм  сзади.  Бомбовой  груз  -  две
тонны.
   - Но это все было до модернизации, - сказал Фудзита.
   - Да, - Бернштейн извлек из своей папки другой листок. - Наши источники
сообщают, что арабы и их немецкие наставники поставили  новые  моторы  БМВ
805-Е, по две тысячи семьсот "лошадей". Дальность и бомбовая нагрузка пока
неизвестны.  Однако  есть  все   основания   предполагать,   что   потолок
значительно повышен.
   - На сколько? Хотя бы примерно, полковник.
   - Ну,  принимая  в  расчет  мощность  двигателей,  запас  топлива...  -
Бернштейн  погладил  кончик  бороды.  -  Я  думаю,  адмирал,  тысяч   пять
километров, то есть три тысячи миль.
   - Великий Будда! - Фудзита повернулся  к  карте.  -  Но  они  же  могут
совершить налет на Токио с любой из этих баз,  -  широким  полукругом  его
палец отчеркнул весь запад Тихого океана.
   - Совершенно верно. - Полковник достал третий листок. - Перед  тем  как
идти сюда, я расшифровал еще  одно  донесение.  Говорят,  арабы  приобрели
несколько B-29.
   - Да этого быть не может! - воскликнул Марк Аллен. -  "Энола"  стоит  в
Смитсоновском музее, а других в природе не существует.
   - Существует, адмирал. В сорок четвертом сотни  самолетов  оказались  в
Харагпуре, это северо-восток Индии, и в Ченто, на юге центрального  Китая.
Многие были разбиты или брошены. У нас были сведения  о  том,  что  агенты
Каддафи рыскали в тех местах.
   Послышался  стук.  Брент,  как  младший  по  званию,  повинуясь   кивку
адмирала, подошел к двери и впустил Джейсона  Кинга.  Его  обычно  бледное
лицо раскраснелось, на рыхлых мучнистых щеках проступили красные жилки,  в
бороздах глубоких морщин на лбу  поблескивали  капельки  пота,  он  тяжело
дышал и Отдувался.
   - Господин адмирал, - переводя дух, обратился он к Фудзите.  -  Срочное
сообщение. - Он показал на висевшую на переборке карту мира.
   - Доложите, - ответил Фудзита.
   Кинг взял указку и ее резиновым наконечником очертил круг.
   - Только что передана информация от одной из наших субмарин: эскадра  в
составе по крайней мере двух авианосцев, двух крейсеров и  многочисленного
сопровождения обнаружена вот здесь,  в  трехстах  милях  к  юго-западу  от
острова Сокотра.
   Послышались недоуменно-гневные восклицания.
   - Курс? Скорость?
   - Лодка успела сообщить, что замечена и подвергается  атаке  глубинными
бомбами, после чего прекратила передачу и больше на связь не выходила.
   Фудзита устремил взгляд на Бернштейна:
   - Израильской разведке ничего об этом не известно?
   Кинг торжествующе хмыкнул, а Бернштейн чуть смутился:
   - Нет. Хотя  наша  разведывательная  авиация  задействована  полностью,
арабская  эскадра  могла  покинуть  Аденский  залив  ночью  и  на  большой
скорости.
   - Ну, а что насчет их десантных средств? - не отставал от него адмирал.
- Вчера вы мне сказали, что они ходят где-то в Индийском океане?
   - Именно так, сэр, - ответил Бернштейн, к которому повернулись  все.  -
Таковы наши последние расчеты.
   - То есть догадки?
   - Совершенно верно.
   Фудзита подошел к представителю ЦРУ вплотную и показал на карту мира:
   - Нас, похоже, собираются взять в клещи. Двойной охват, - он улыбнулся,
чем вызвал  смятение  своего  штаба.  -  Мы  в  роли  римлян,  а  арабы  -
карфагенян, разыграем современный вариант битвы при Каннах.
   Никого не удивило, что адмирал ссылается на знаменитое сражение  времен
Пунических войн, в котором Ганнибал в 216 году до н.э. наголову  разгромил
римлян, - Фудзита был настоящим кладезем знаний по военной истории.
   - И вы, - волнуясь, спросил Кинг, - не откажетесь от  своего  намерения
атаковать "Мабрук" и "Эль-Хамру" на выходе из Владивостока?
   Адмирал горделиво выпрямился во весь свой карликовый рост:
   - Моя самурайская честь требует, чтобы я отомстил.
   - Банзай! - хором воскликнули его офицеры.
   - Но, адмирал, - вступил в разговор Аллен, - согласитесь, что  мы  сами
лезем в расставленную нам западню...
   - Пусть арабы считают, что мы спим. Пусть думают, что можно прошмыгнуть
у самой пасти  спящей  лисы.  Мы  тем  временем  навострим  зубы  и  будем
настороже.
   - Сэр... - настаивал Аллен. - Но ведь это же просто  авантюра  -  лезть
через Корейский пролив в Японское море, имея на хвосте вражескую эскадру!
   Адмирал смерил Аллена непреклонным взглядом.
   - Сэр, я отдаю себе в этом отчет. - Он дернул свой волос на подбородке.
- Пусть арабы поверят, что мы именно это и намерены сделать.
   - Но ведь мы идем на огромный риск:  акватория  ограниченная,  рядом  -
авиабазы противника... Вспомните, какая участь постигла "Рипалс" и "Принца
Уэльского".
   - Помню! И ценю ваш совет. За этим я вас всех и собрал. Тем не менее мы
все же пойдем на перехват, а другим глазом будем зорко посматривать на юг,
поджидая, когда арабы нападут. Тогда "Йонага" ответит!
   Салон снова огласился криками "банзай!".
   - Неделю назад израильская разведка сообщила, что два арабских  эсминца
класса  "Джиринг"  на  большой  скорости  вышли  из  Суэцкого  залива,   -
повернулся он к Бернштейну.
   - Совершенно верно.
   - И тогда мы предполагали, что  двинутся  они  курсом  на  Владивосток.
Теперь вероятнее, что они будут сопровождать десантные суда - то,  что  их
заменяет у арабов. - Фудзита снова перевел взгляд на Аллена: - Ну,  а  что
слышно от вашей лодки? Что поделывают транспорты во Владивостоке?
   - Грузятся. По-прежнему стоят у причальной стенки.
   - Вот и отлично. Полетная палуба у нас уже приведена в порядок,  а  без
кормового ПУАЗО мы как-нибудь обойдемся. Можем сниматься с якоря.  Старший
механик! - обратился он к Тацуя Йосиде.  -  Вы  доложили  мне,  что  котлы
отремонтированы? Так?
   - Так точно, господин адмирал. С часовой готовностью можно  будет  дать
давление в среднем по шестьсот фунтов на котел.
   - А максимум?
   - По семьсот пятьдесят во всех котлах, кроме третьего и восьмого. В них
давление не должно превышать шестисот фунтов.
   - Не должно так не должно. Тридцать один узел можем дать?
   - Так точно, господин адмирал.
   - Господин адмирал, - озабоченно спросил старший офицер Митаке Араи,  -
полагаю, все увольнения в город следует отменить?
   У Брента заколотилось сердце и похолодело  под  ложечкой,  но  адмирал,
окинув долгим взглядом карту мира, задумчиво произнес:
   - Если Каддафи двинулся, у нас есть в запасе семнадцать  дней.  Нет,  -
повернулся он к Араи. - Часть команды сорок лет  была  "без  берега".  Еще
неделю разрешаю увольнение по вахтам через день. Но  из  Токио  никому  не
отлучаться.
   - Есть никому не отлучаться!
   Брент с таким шумом перевел дух, что сидевший рядом Аллен усмехнулся.
   Фудзита, сморщившись, заговорил каким-то утробным голосом:
   - Мы должны помнить, что угрозы нашей стране  исходят  с  самых  глубин
низости человеческой. Стараться  образумить  безумца  -  не  то  ли,  что,
размахивая петушьим перышком, остудить солнце? - Его черные глаза прошлись
по лицам присутствующих, подолгу задержавшись на каждом. - Нет, мы  должны
быть в любую минуту готовы сорвать его планы. - Крики  "банзай!"  прервали
его речь, но адмирал вскинул руку, и крики словно отсекло бритвенно-острым
лезвием ритуального меча. Повернувшись  к  изображению  храма,  он  дважды
хлопнул в ладоши. Все поднялись, японские офицеры повторили этот жест. - О
великий Будда! Дай нам  сил  преодолеть  препоны  предрассудков  и  химер,
отрешиться от иллюзий и укажи путь к истине. Дай нам читать в душах врагов
наших, открой нам их сокровенные помыслы - так мы уничтожим их.
   Опять по салону разнеслось хоровое "банзай".
   Адмирал, почтительно сложив руки на  груди,  поднял  глаза  к  портрету
микадо.
   - Завтра  император  дает  мне  аудиенцию.  Дух  кокутай  осеняет  нас,
божественный Хирохито ведет нас в бой, и мы не можем потерпеть  поражение.
- Блестящие, как антрацит, глаза прошлись по  лицам  в  последний  раз,  и
прозвучали слова: - Все свободны.
   От дружного крика "Да здравствует  император!"  у  Брента  зазвенело  в
ушах.


   На следующий день ровно в десять утра, вытянувшись на шканцах  рядом  с
Алленом и Бернштейном, Брент  наблюдал,  как  приближается  к  их  шеренге
крошечная фигурка Фудзиты. Адмирал сходил на берег. Всякий другой  человек
его роста и возраста производил  бы,  наверно,  комичное  впечатление,  но
адмирал в парадной форме, сшитой не меньше четырех  десятилетий  назад,  -
однобортной синей тужурке с широкими золотыми шевронами на рукавах и тремя
вышитыми золотом цветками вишни  на  обеих  сторонах  стоячего  воротника,
брюках, заправленных в блестящие черные сапоги, фуражке с  тремя  золотыми
галунами вдоль околыша и якорем на приподнятой тулье - выглядел  настоящим
воплощением нерушимых флотских традиций. Левой рукой,  затянутой  в  белую
перчатку, он придерживал меч.
   Под звуки горнов и  барабанную  дробь  пятьдесят  матросов  корабельной
полиции, блеснув в воздухе штыками карабинов "Арисака", взяли "на караул".
Когда адмирал в сопровождении старших офицеров прошел вдоль строя, главный
боцман  "Йонаги"  Нориаки   Докен,   прижав   к   губам   дудку,   залился
горделиво-ликующей трелью - сыграл "захождение".
   Помедлив  на  верхней  площадке   трапа,   адмирал   четко   повернулся
вполоборота и отдал честь корабельному флагу. В ту же минуту из  динамиков
принудительной трансляции грянуло: "Команде для  проводов  выстроиться  по
правому  борту!"  Стальная  палуба  затряслась  и  загремела   от   топота
нескольких тысяч ног - матросы в синих форменках ринулись на правый борт и
застыли вдоль лееров, у орудийных башен, на ангарной и  полетной  палубах,
смотровых галереях, на фор-марсе.
   Адмирал без посторонней помощи начал спускаться по  длинному  трапу  на
пирс. Брент знал, что будет дальше, и  не  ошибся.  Тот  же  металлический
голос рявкнул в динамиках: "Команде - гимн!"
   Три тысячи глоток затянули старинный,  полузабытый  и  отмененный  гимн
императорской Японии:

   Трупы плывут в морских пучинах,
   Трупы гниют на горных лугах.
   Мы умрем,
   Мы умрем за императора.
   Умрем без оглядки.

   Адмирал, дойдя до нижней  площадки  трапа,  повернулся  и  отвесил  три
поклона "Йонаге" - корме, средней части  корабля  и  наконец  носу.  Брент
бессознательно согнулся в ответном поклоне. Аллен и Бернштейн  стояли  как
прежде.
   - Правоверный иудей кланяется только Богу, - пробормотал израильтянин.
   - Чем наш старичок не Бог? - еще тише ответил Аллен.
   -   Троекратное   "банзай"   адмиралу!   -   загремело   в    динамиках
общекорабельной трансляции, и над причальной стенкой дока прокатились  три
многоголосых волны.
   Брент видел, как матрос усадил Фудзиту  в  маленький  электрокар  вроде
тех, что используются на площадках для гольфа, и, лавируя между  бетонными
надолбами, торчавшими как драконьи зубы, повез его за ворота. Там  адмирал
пересел в стоявший наготове лимузин и в сопровождении полицейской машины с
красной мигалкой на крыше отбыл. Впереди и сзади шли два бронетранспортера
с двенадцатью матросами  в  каждом  и  шевелящимися  в  бойницах  стволами
крупнокалиберных "Намбу".
   - Вольно! Разойдись! - в последний раз рявкнули динамики,  но  матросы,
глядя  вслед  удаляющемуся  кортежу,  продолжали  восторженно  кричать   и
размахивать бескозырками.
   Брент, Марк Аллен и Ирвинг  Бернштейн  медленно  повернулись  спиной  к
фальшборту. Брент следом за ними шел к трапу, а в голове  у  него  стучала
одна и та же мысль: "До встречи с Маюми еще семь часов. Целых семь  часов.
Я не доживу".





   На Маюми была белая шелковая блузка с присобранными у манжет рукавами и
короткая узкая юбка, туго  схваченная  поясом  по  неправдоподобно  тонкой
талии. Бутылочка кока-колы, подумал Брент, усаживая девушку в автомобиль.
   Тронувшись и чуть отъехав, он повернулся к ней:
   - Я знаю место, где потрясающе кормят. Называется "Шардоннэ".
   - Французский ресторан? Я вижу, Брент-сан, ты не в  восторге  от  нашей
кулинарии?
   - Нет, отчего же, - пробормотал он.
   - Но я же видела, с  каким  подозрением  ты  взирал  на  то,  чем  тебя
потчевала Кимио.
   Брент притормозил перед светофором и побарабанил по рулю:
   - Но это вовсе не значит, что мне не  нравятся  блюда  японской  кухни.
Просто я не все в ней понимаю...
   Маюми засмеялась и, явно поддразнивая его, сказала:
   - Есть одно кушанье, для которого тебе потребуется собрать все душевные
силы. Решишься?
   - Уже решился.
   - И не пожалеешь?
   - Нет!
   - Тогда на первом  перекрестке  сверни  направо,  это  на  Мэйдзи-Дори.
Называется   "Хасимари-йа",   -   и   добавила   с    насторожившей    его
значительностью: - Это блюдо для самураев. Тебе должно понравиться.
   "Хасимари" найти было нетрудно: большой бамбуковый фонарь  с  бумажными
стенками, покрытыми иероглифами, указывал направление. Пройдя за ворота  в
высокой бамбуковой ограде, Маюми и Брент оказались в небольшом  саду,  где
росли  карликовые  сосны,  аккуратно  подстриженные  кусты,  а  выложенная
каменными плитами дорожка вела к шести хижинам, разбросанным  как  попало.
Шумный мир остался за воротами, а здесь  бумага  и  дерево  заглушали  все
звуки современного города: слышалось только журчание ручья, через  который
были перекинуты ажурные мостики.
   - Прямо Диснейленд какой-то, - восхитился Брент.
   Маюми подозвала официантку, и улыбающаяся  молодая  женщина  в  строгом
кимоно поспешила к ним навстречу:
   - Добро пожаловать, госпожа Хатия. - Она  поклонилась  Бренту.  -  Меня
зовут Фукико Хиронами, господин лейтенант. Сюда, пожалуйста. - Она указала
на один из домиков. - Все уже готово.
   - Ах, вот как! - сказал Брент Маюми. -  Ты  и  не  сомневалась,  что  я
соглашусь.
   В ответ она только засмеялась.
   Хижина  была  обставлена  так,  чтобы  можно   было   удовлетворить   и
традиционные, и западные вкусы:  там  стояли  диван,  стол  и  стулья  для
долговязых американцев, но пол был устлан татами, а в  углу  Брент  увидел
низенький столик.
   Когда они сняли обувь, официантка вопросительно поглядела на Брента,  а
он ответил со вздохом:
   - Будем следовать традициям, - и, согнувшись,  с  трудом  уместил  свои
длинные ноги под низеньким столиком.
   Обе женщины рассмеялись, и Маюми села напротив.
   - Ты, наверно, знаешь, Брент, - сказала она, - что  в  каждом  японском
ресторане существует одно-два фирменных блюда. Но здесь выбор  шире  -  ты
можешь заказать и западную еду.
   -  Но  мы  же  решили  следовать  традициям!  На  чем  специализируется
"Хасимари"?
   - На фугу, - после мгновенного колебания ответила девушка.
   Официантка подняла брови, и лицо ее дрогнуло.
   - Это необыкновенно вкусно, а здешний повар - настоящий  мастер  своего
дела.
   - Но в таком  случае  почему  мне  понадобятся  все  душевные  силы?  -
осведомился Брент. - Будем есть вашу фугу.
   -  Брент...  -  осторожно  сказала  она.  -  Сначала  позволь,  я  тебе
объясню...
   - Слушаю.
   Маюми побарабанила пальцами по столу. Вздохнула.
   - Фугу - изумительная рыба, но  требует  особых  правил  приготовления.
Дело в том, что... - она подалась вперед. - Некоторые ее части ядовиты.
   - Ага, не обед, а нечто вроде русской рулетки: неизвестно,  не  вынесут
ли тебя из-за стола ногами вперед.
   - Она в триста раз более ядовита, чем цианистый калий.
   Брент поперхнулся.
   - Как же вы ее едите?
   - Для нас это не просто еда. Это... как бы тебе объяснить?..  маленькая
модель нашего земного существования.
   - Маюми, при всем моем к тебе... Страшно хотелось бы посуществовать еще
немного.
   - Шеф-повар - волшебник, - засмеялась она.  -  Здесь  почти  не  бывает
отравлений.
   - "Почти" звучит очень обнадеживающе.
   - Ну, в прошлом году один посетитель потребовал, чтобы  ему  непременно
подали печенку.
   - А повар не рекомендовал?
   - Ну разумеется, нет.
   - Видишь ли, Маюми, у меня были кое-какие виды на тебя...  Нечто  вроде
десерта, о котором мы с тобой  оба  думаем.  Ты  ведь  сказала,  что  сама
принимаешь решения, сама делаешь выбор.
   - Брент, я еще пока не знаю, выбрала ли... Не хочу  причинить  боли  ни
тебе, ни себе.
   - Но ты сказала, что этого обеда мы можем не пережить.
   - Сказала. Так устроена жизнь.
   - Вот жизнь я и выбираю. А твой выбор может быть -  смерть.  Отчего  ты
боишься разделить мой выбор со мной?!
   Она подалась вперед, и в глазах  ее  появилась  жестокость,  о  которой
Брент даже не подозревал.
   - Сначала пообедаем, - сказала она, беря его за руку,  -  а  там  видно
будет. - Ее пальцы сильно стиснули его ладонь,  прошлись  по  ссадинам  на
косточках.
   Брент, на которого сильно подействовало ее  возбуждение,  повернулся  к
официантке:
   - Фугу, - и поспешно добавил: - И сакэ, разумеется.
   Рыба  появилась  в  сопровождении  шеф-повара  -  краснощекого   седого
человечка средних лет с улыбкой столь  же  необъятно-широкой,  как  и  его
талия. Он был похож на японского Санта-Клауса.
   - Фугу! - объявил  он,  водружая  на  стол  поднос  с  большой  толстой
коричневато-белой рыбой. - Я дипломированный специалист  по  приготовлению
этого чуда природы, зовут меня Иназо Нитобе, и мне  всегда  очень  приятно
видеть истинных ценителей и знатоков.
   Брент взял поданную ему чашечку с сакэ и выпил ее залпом.
   - Опасная у вас специальность, - усмехнулся он. Мелькнула рука в  ярком
рукаве кимоно - и чашечка наполнилась вновь.
   - Пустой сосуд следует наполнить, а полный - осушить, - напомнила Маюми
японскую поговорку.
   Они выпили, глядя друг другу в глаза.
   Вооружась длинным ножом с тонким, наточенным как бритва лезвием,  Иназо
приступил к делу. Он молниеносно отрезал плавники и голову, вспорол  брюхо
и извлек внутренности, причем язык его работал с той же скоростью,  что  и
руки.
   - Перед вами самая крупная разновидность фугу -  тигровая,  -  он  снял
кожу и  вытряхнул  потроха  в  специальный  сосуд  с  крышкой.  -  Правила
предписывают тридцать этапов приготовления рыбы. Видите, я удалил ядовитые
части - кишки, печенку, яичники, почки, глаза  и  большую  часть  кожи.  -
Блеснул нож, отделяя от туши длинный тонкий ломтик, и Нитобе, причмокивая,
в мгновение ока превратил его в десяток крошечных многогранных кубиков,  а
их тщательно промыл под струей воды. - Вот, теперь мы смыли яд.
   Брент выпил третью порцию сакэ.
   - Гениально, - проговорил он, чувствуя, что  сомнения  вновь  одолевают
его. - Жду не дождусь.
   - Брент, может быть, ты все-таки закажешь что-нибудь другое? - спросила
Маюми.
   - Но ты же будешь есть фугу! - он взмахнул рукой,  расплескав  на  стол
ароматный сакэ.
   - Буду.
   - Ты говоришь ей "да".
   - Прошу тебя, Брент.
   - Извини, - рука его вновь описала круг. - Кругом фугу, сплошное фугу.
   Повар засмеялся, пальцы его  с  непостижимым  проворством  порхали  над
блюдом.
   - И таких кусочков у нас будет больше сотни, - сказал он.
   - Черт возьми! - воскликнул Брент. - Птица!
   - Журавль в полете! - пояснил повар.
   Каждый кусочек становился пером, две  горошины  перца  заменили  глаза,
искусно разложенная кожа стала хвостом - и  на  блюде  как  по  волшебству
возникла  расправившая  крылья,  вытянувшая  шею  птица.   Кусочки   рыбы,
составлявшие "тело" журавля, были  нарезаны  так  тонко,  что  сквозь  них
просвечивали яркие цветы, которыми было расписано фарфоровое блюдо.
   - Журавль означает долгую  жизнь,  господин  лейтенант!  -  и  с  этими
словами повар наконец поставил блюдо перед Брентом.
   Брент и Маюми, взяв палочками-хаши по кусочку, обмакнули их  в  горячий
соевый соус с редисом и красным перцем и медленно стали  есть,  поглядывая
друг на друга. Американец забыл о  своих  опасениях,  но  они  не  исчезли
бесследно, а, смешавшись с волнением, подобным тому, которое испытывал  он
перед боем или любовным свиданием, словно  тончайшая  приправа,  придавали
особый вкус кушанью. Маюми не  сводила  с  него  глаз,  как-то  по-особому
сиявших и вселявших в него смутное и радостное беспокойство.  В  них  было
обещание.
   Нежнейшая рыба таяла  у  него  в  рту  и  по  вкусу  больше  напоминала
цыпленка.
   - Замечательно! - сказал он.
   - Я же говорила, Брент, что тебе понравится, - Маюми взяла еще кусочек.
- Будем надеяться, что останемся живы.
   Повар и официантка учтиво рассмеялись.
   За "журавлем" последовали тончайшие ломтики копченого угря, разложенные
на белом рисе в квадратных лакированных мисочках, суп из  той  же  фугу  -
большие куски были сварены с грибами,  капустой,  морскими  водорослями  и
луком-пореем. Наконец обед подошел к концу, повар и официантка,  убрав  со
стола, ушли, деликатно прикрыв за собой  дверь.  Брент  сидел  неподвижно,
перекатывая в пальцах пустую чашку и время от времени поглядывая  на  свою
обворожительную сотрапезницу.
   - Брент, - сказала она, продолжая о  чем-то  напряженно  размышлять.  -
Только "Йонага" стоит между Японией и ее врагами, - и эти слова, как  удар
топора,  разрубили  воздушно-тонкий  флер  предвкушения,  окутавший   душу
лейтенанта.
   Его неприятно поразила эта резкая смена темы и  настроения,  прогнавшая
блаженную истому, в которую он погрузился. Но  он  знал,  что  тревога  за
страну снедает душу каждого гражданина Японии, и вместо  бодрых  заверений
ответил как подобало честному профессионалу:
   - На вооружении у ваших сил  самообороны  самолеты,  которые  не  могут
летать, и корабли, которым не из чего и нечем стрелять. Зато есть  девятая
статья Конституции, и Красная Армия, и пацифисты, - он  безнадежно  махнул
рукой.
   - Но адмирал Фудзита подчиняется только микадо, - продолжала девушка.
   - Это всем известно.
   - А Хирохито больше не бог.
   - Для Фудзиты и его экипажа он остался прежним священным символом.
   -  Не  понимаю,  как  ты,  американец,  можешь  верить  в  божественное
происхождение Хирохито.
   Потаенная, подсознательная досада наконец нашла себе выход, и Брент, не
скрывая раздражения, подался вперед:
   - А почему бы и нет? - заговорил он с горькой иронией. - Я  из  страны,
где по телевизору показывают, как проповедники по утрам общаются с  Богом,
а  днем  сообщают  о  результатах  этого  общения  своим   прихожанам.   И
заколачивают они по миллиарду  в  год,  и  разъезжают  на  "Мерседесах"  и
"Роллс-Ройсах", и живут в миллионных особняках, вокруг, которых устраивают
личные парки с аттракционами. Лгут, суесловят, развлекаются  с  продажными
девками,  берут  у  голодных  людей  чеки  социального  страхования.   Ваш
император-бог - ничто по сравнению с ними, - сердясь на Маюми за  то,  что
разрушила послеобеденную негу, и на себя за  то,  что  поддержал  перемену
темы, он неуклюже заерзал, перебирая длинными ногами, не умещавшимися  под
столом.
   - Глупостей хватает и у вас, и у нас, -  улыбнулась  Маюми.  -  Пойдем.
Расплети свои "бесконечности", - в  глазах  у  нее  вновь  засиял  прежний
теплый свет.
   Она поднялась, и Брент последовал ее примеру. Но через минуту они снова
оказались бок о бок на мягком диване, и пальцы их переплелись. Маюми  была
так близко, что Брент чувствовал тепло ее тела и вдыхал пряный  аромат  ее
духов, вызвавших у него сердцебиение.
   - Ты снова со мной, - пробормотал он, притягивая ее еще ближе.
   - Извини меня, Брент, я завела этот разговор...  Война,  политика...  -
Она поцеловала его в щеку. - Не сегодня.
   - Что "не сегодня"?
   Она усмехнулась:
   - Сегодня война и политика ни к чему...
   - Ты решила?
   - Да.
   - Что же ты решила?
   - Увидишь.
   - Мне ужасно нравится, как ты говоришь "да".
   Вместо ответа она обвила его шею руками и подняла к  нему  запрокинутое
лицо, подставив губы - горячие, влажные, жаждущие. Брент мягко пригибал ее
к дивану, пока под тяжестью его тела она не вытянулась на подушках во весь
рост. Руки его, путаясь в петлях, расстегивали многочисленные пуговицы  на
ее блузке и, справившись наконец с этим нелегким делом, стянули ее с  плеч
и отшвырнули на пол. Первый рубеж обороны был взят. За блузкой  последовал
лифчик, открывший глазам Брента  тугие  холмы  полных  грудей,  увенчанных
розовеющими вершинами крупных напрягшихся сосков.
   Брент начал покрывать жадными поцелуями ее подбородок, бьющуюся на  шее
жилку, ложбинку между грудей, одновременно целуя один сосок и  перекатывая
между пальцами другой. Запрокинув голову с  рассыпавшимися  волосами,  она
застонала и крепко стиснула его голову ладонями. Рука Брента опустилась на
ее узкую талию, нащупала "молнию" и яростно атаковала  ее,  потом  стянула
юбку, обнажив вздрагивающий живот, принялась гладить бедро  и  его  нежную
внутреннюю поверхность. Палец его проворной ящерицей пробирался все выше и
выше, к самому сокровенному.  Брент  комкал  и  стягивал  покрывавший  его
нейлон.
   - Нет! Нет! Брент, не надо! - вскрикнула Маюми, отталкивая его.
   - Не надо? - переспросил он. - Я думал, ты решила. Ты сказала мне "да".
Так нечестно.
   - Нечестно было бы продолжать, - ответила она,  одной  рукой  натягивая
юбку, а другой упираясь в плечо Брента и заставляя его сесть прямо.
   - Не верю, - с тоскливой досадой сказал он.
   Маюми, подобрав с пола лифчик и блузку, торопливо одевалась.
   - Пожалуйста, отвези  меня  домой,  -  дрожащим  голосом  сказала  она,
застегивая блузку. - Пожалуйста, Брент.
   Он сердито вскочил с дивана, подошел к столу и залпом выпил сакэ.
   - Поехали, - бросил он, поворачиваясь, чтобы идти к двери. - Ради Бога,
поехали поскорей!
   Следом за ним она вышла в холодную ночь.


   Выйдя из лифта у дверей квартиры Маюми, Брент  старательно  избегал  ее
взгляда и чувствовал внутри только какую-то злобную пустоту.
   - Ты ничего не понял, да?
   - Зачем ты меня дразнила? Знаешь, как называются такие женщины?
   - Не знаю и знать не хочу. Я и не думала тебя дразнить, -  голос  Маюми
звучал глухо, и вся она сжалась и нахохлилась как подраненный воробушек. -
Может быть, мне еще хуже, чем тебе.
   - Очень сомневаюсь.
   Он почувствовал на ладони ее руку.
   - Брент, я не могу быть игрушкой, забавой для моряка,  которых  у  него
десятки в каждом порту.
   - О Господи! Не может быть, чтобы ты в самом деле  так  считала!  -  на
место тоскливой пустоты нахлынула злость.
   - Брент, пожалуйста, постарайся понять  меня,  -  громко,  со  всхлипом
вздохнув, сказала она. - Нет женщины, которая хотела бы стать подружкой на
одну ночь.
   - Я никогда даже не думал о тебе так!
   - Нет? Тогда докажи!
   - Как?
   - Не торопи меня. Пусть все будет в свое время.
   Брент в сердцах саданул кулаком по стене:
   - Чего ты хочешь?  Хочешь  услышать,  что  я  люблю  тебя?  Тебе  нужны
красивые слова?
   Она прикусила губу:
   - У меня нет... нет уверенности. Должна  возникнуть  какая-то  надежная
связь между нами. Одного секса мало, - и, помолчав, твердо добавила: - И я
не из тех, кого можно по-скорому трахнуть в подворотне! Я не животное!
   - Маюми, опомнись, что ты говоришь?!
   Она взяла его за обе руки и подняла к нему черные, влажно  заблестевшие
глаза, от подступивших слез ставшие еще чернее.
   - Брент, я не хотела тебя обидеть, - она искала его взгляд.  -  Мы  еще
увидимся с тобой?
   Носком башмака Брент слегка ударил по плинтусу.
   - Если захочешь, - он высвободился и сам взял  в  свои  широкие  ладони
маленькие руки Маюми. - Ты очень много значишь для меня.  Будь  по-твоему:
если тебе так лучше, не стану торопить тебя. - Впервые почти за целый час"
он улыбнулся. - Поползем как улитки.
   Лицо ее осветилось радостью.
   - Знаешь, Брент, Кимио послезавтра,  во  вторник,  вместе  с  Мацухарой
собирается в парк Уэно.
   - Йоси никогда в жизни не бросит свои самолеты.
   - Кимио говорит, он обещал.
   - Хорошо, - кивнул лейтенант, - послезавтра я свободен.
   - Как я счастлива, Брент!  -  она  закинула  руки  ему  за  шею,  и  он
склонился к ней, ища ее губы, крепко прижал к себе и поцеловал, но это был
уже совсем не тот поцелуй, что в ресторане.
   Брент на мгновение отодвинулся, потом снова привлек ее  к  себе.  Маюми
поцеловала его в щеку и шею.
   - Эй, поосторожней, не заводи меня!
   Она рассмеялась, - снова зажурчало шампанское.
   - Хорошо, буду осторожна, как будто гуляю у самого жерла вулкана.
   - Значит, до вторника, - он выпустил ее руки и сделал шаг к  лифту,  но
сдавленный голос, в котором чувствовалось  огромное  напряжение,  окликнул
его, и Брент обернулся.
   - Ты, наверно, решишь, что я сошла с ума...
   - О чем ты, Маюми?
   - Я не могу видеть, как ты уходишь, не могу отпустить тебя так...
   - Ты хочешь... Хочешь, чтобы я... остался?
   - Да, - она, словно умоляя о чем-то, простерла  руки.  -  Я  больше  не
боюсь вулкана.
   Брент шагнул к ней, снова взял ее руки  и  утонул  во  влажных  безднах
глаз.
   - Ты уверена?
   - Да.
   - Лава может обжечь.
   - Знаю. Я не боюсь.
   Кольцо ее рук снова сомкнулось у него на шее, и  от  прикосновения  губ
Маюми Брента вновь охватила яростная тяга к этому горячему, трепетавшему и
словно плавившемуся в его объятиях телу, так плотно прильнувшему  к  нему.
Он крепко обхватил ее ягодицы, и она,  выгнув  стан,  медленно  закачалась
вперед-назад в  древнем  и  вечном  ритме,  которому  от  сотворения  мира
послушны охваченные страстью женщины. Сердце Брента уже не  колотилось,  а
диким зверем билось о решетку ребер, покалывающие  волны  одна  за  другой
ползли по спинному хребту, и жар охватывал его.
   - Больше не будет "нет"? - выдохнул он.
   - Да, милый. Я говорю тебе "да".
   - Когда ты произносишь это слово,  солнце  на  небе  замирает  и  ветер
прислушивается к нему...
   Откинув голову, она рассмеялась:
   - Милый, ты, оказывается поэт! - И, потянув его за  собой  в  квартиру,
закрыла дверь.


   Он уехал от нее рано утром и, разгоняясь в сторону верфи по  скоростной
магистрали Хигаси-Дори, скользкой от пролившегося ночью ливня с  громом  и
молниями, всем своим  существом  все  еще  слышал,  ощущал,  обонял  ее  -
чувствовал, как впиваются в его  губы  ее  ненасытный  рот,  как  ритмично
вскидывается навстречу его движениям горячее тело, как звучат  ее  вздохи,
стоны и крики - древние как сам род человеческий и неизменные  как  звезды
над головой.
   Сердитый гудок обогнавшей его "Тойоты" отвлек его  от  этих  сладостных
воспоминаний: оказалось, что его машину занесло на другую полосу.  Очнись,
сказал он себе и выровнял автомобиль, чувствуя, как  скользят  по  мокрому
бетону колеса, гробанешься - больше не увидишь  ее.  Он  улыбнулся,  вновь
обретя власть над своим "Мицубиси" и с ревом  проносясь  мимо  "Тойоты"  в
смерче мельчайшей водяной пыли, оседавшей на  ее  ветровом  стекле,  из-за
которого в ярости грозил ему кулаком маленький лысый человечек. В душе  я,
конечно, камикадзе, подумал Брент и расхохотался.
   Через несколько секунд он уже въезжал на территорию верфи и,  выруливая
к воротам, ведущим в док В-2, заметил, что водонапорная башня сдвинута  со
своих массивных опор  и  почернела  как  от  разрыва  бомбы  или  снаряда.
Странно, подумал Брент, заворачивая на парковку, взорвалась она, что ли?
   ...Во вторник  ровно  в  десять  утра  Брент  постучал  в  дверь  каюты
Мацухары.  Улыбающийся  подполковник,  поправляя  перед  зеркалом   черный
форменный галстук, сказал:
   - Решил испытать судьбу, Брент-сан?
   - То есть?
   - Я слышал, тебе понравилась фугу?
   Брент рассказал о своем гастрономическом испытании  Аллену:  ясно,  что
адмирал обсудил его с летчиком.
   - Еще как понравилась! Впечатление останется на всю жизнь.
   - Об этой рыбе и о способах насладиться ею у нас  складывают  стихи,  -
рассмеялся Мацухара и, глядя в зеркало, продекламировал в  напевном  ритме
хайку:

   Вчера вечером мы с ним ели фугу,
   Сегодня иду за его гробом.

   Оба расхохотались, а летчик продолжал:
   - А вот еще - это об отвергнутом вздыхателе:

   Я не увижу ее сегодня,
   Она предпочла мне другого,
   Что ж, буду есть фугу.

   - Подожди еще минутку, Брент, я сейчас буду готов. - Он  полез  в  свой
маленький шкаф, достал  автоматический  "Оцу",  надел  и  застегнул  ремни
плечевой кобуры, потом с привычной  дотошностью  летчика-истребителя,  чья
жизнь зависит от исправности оружия, ладонью  вогнал  в  рукоятку  круглую
девятизарядную обойму,  оттянул  ствол,  убедился,  что  патрон  дослан  в
патронник, и с громким  металлическим  щелчком  позволил  пружине  затвора
стать на место. Потом он поставил оружие на предохранитель, спрятал его  в
кобуру под мышкой и надел синюю  тужурку,  сунув  в  карман  три  запасных
обоймы. - Знаешь, Брент-сан, - чуть смущенно сказал он. -  Наверно,  мы  с
Кимио скоро поженимся.
   - Я очень рад за тебя, Йоси-сан. Кимио так красива, умна и  талантлива.
Ты будешь с нею счастлив.
   Летчик, неловко отведя глаза, сказал:
   - Я знаю, вы, американцы, не верите в предзнаменования...
   - Не верим, - отвечал Брент, сбитый с толку странным тоном друга.
   - И ты, конечно, сочтешь меня суевером,  но...  В  воскресенье  вечером
случилось... что-то странное.
   - Ну-ну, говори же!
   - Как тебе известно, я люблю читать...
   Брент  улыбнулся.  Еще  во  время  ледового  плена   команда   "Йонаги"
пристрастилась к  чтению.  Однако  в  этом  никто  не  мог  соперничать  с
адмиралом Фудзитой и подполковником Мацухарой, но  если  первый  буквально
глотал книги по истории второй мировой войны, то Йоси, с юности полюбивший
американскую литературу, отдавал предпочтение  Герману  Мелвиллу,  Стивену
Крейну, Ричарду Генри Дану, Фолкнеру, Хемингуэю, Скотту Фицджеральду.
   - Известно, - подтвердил  он,  показав  глазами  на  книги,  занимавшие
каждый свободный дюйм пространства.
   Летчик сел напротив Брента.
   - Ты читал "Прощай, оружие"?
   - Читал. Это Хемингуэй. Дело происходит, кажется,  в  Италии  во  время
первой мировой. Там что-то про любовь.
   Йоси улыбнулся, и напряжение, в котором он находился, как-то ослабело.
   - Верно. Раненый американский  волонтер  попадает  в  госпиталь  и  там
влюбляется в сестру.
   - Ну, я помню, помню! Его зовут, кажется, Фред Генри, а ее... э-э...
   - А ее - Кэтрин Беркли.
   - Ну да! Такая чистая и трагическая любовь...
   Летчик подался вперед и заговорил торопливо и взволнованно:
   - В воскресенье ночью я дочитывал последние страницы и  дошел  до  того
"Места, когда Генри целует мертвую  Кэтрин.  В  эту  самую  минуту  молния
ударила в водонапорную башню. Это было  как  прямое  попадание  полутонной
бомбы - я никогда не видел ничего подобного...
   Он замолчал,  постукивая  себя  сжатым  кулаком  по  колену.  В  тишине
слышалось только ровное гудение корабельной вентиляции.
   - Но я не понимаю, к чему  это  предзнаменование,  -  произнес  наконец
Брент.
   - Эту молнию послали боги.  Может  быть,  сам  О-Куни-Нуси,  повелитель
мертвых... Это предупреждение мне.
   При других обстоятельствах Брент, наверно, просто расхохотался  бы  над
таким выводом, но Йоси был столь явно угнетен и подавлен,  что  американец
понял: он нуждается в помощи. Но как  ему  помочь?  Брент,  дитя  западной
цивилизации, был бесконечно далек  от  тонкостей  японской  мистики,  чужд
предрассудкам, тогда как каждый матрос авианосца  ежедневно  имел  дело  с
целым сонмом божеств, и его отношения с  ними  были  недоступны  пониманию
человека, воспитанного в христианско-иудейской традиции единобожия. Однако
он все же решил попытаться:
   - Видишь ли, Йоси, примета сама по себе ничего не значит:  все  зависит
от того, как ее толковать, и от настроения и обстоятельств толкующего.
   - Ну разумеется, Брент-сан! Однако после этого происшествия  у  меня  в
душе образовалась какая-то странная пустота. Нет сомнения,  что  это  было
небесное знамение - каждый японец с детства умеет разбираться в этом.
   - Йоси-сан, молния, конечно, может крушить и разрушать, но вспомни, что
она сваривает и припаивает крепче любого аппарата или горелки.
   - То есть ты хочешь сказать, что мне было дано доброе предзнаменование?
- Йоси наконец-то улыбнулся. - Ты смышлен не по годам, Брент-сан. Мудрость
тысячелетий осеняет тебя.
   - Как же иначе? Адмирал дал мне "Хага-куре".
   - И правильно сделал. Каждая строка в ней исполнена глубочайшего смысла
и обращена к разуму и сердцу самурая.
   - Раз уж ты заговорил о "Хага-куре", вспомни: там сказано, что  границы
ума человеческого раздвигаются в беседах с другими людьми. А  мы  с  тобой
все утро только тем и занимаемся.
   - Твоя правда, Брент-сан, - со вздохом согласился летчик. - Может, ты и
прав, а может, мы оба с тобой ошибаемся.  -  Он  улыбнулся  и  показал  на
дверь. - Не забудь, нас с тобой ждут две очаровательные дамы.
   - И это самое лучшее предзнаменование! - поднимаясь, сказал Брент.
   Рассмеявшись, они вышли в коридор.
   Но на парковке автомобилей за проходной им стало не до смеха. Там снова
появились пикетчики Красной Армии, выкрикивающие лозунги  и  размахивающие
самодельными плакатами. Число  манифестантов  увеличилось  до  пятидесяти.
Вонь грязных тел и заношенной одежды ударила Бренту в нос, и  лейтенант  с
омерзением скривился:
   - Почему этот сброд так не любит мыться?
   -  Это  мешает  чистоте  классового  самосознания,  -  мрачно   сострил
Мацухара.
   Они сделали всего несколько шагов, когда от толпы японцев, словно вожак
от стаи бродячих псов, отделился единственный белый  -  рослый  оборванный
длинноволосый человек с перебитым носом и дыркой на месте передних  зубов.
В руках он держал плакат "Смерть американским империалистам!"  Это  с  ним
подрался Брент, когда они с Мацухарой собирались в гости к Кимио:  губы  у
него до сих пор еще были разбиты и распухли, а нос и часть  щеки  заклеены
пластырем. Тем не менее  он  снова  заступил  дорогу  лейтенанту  и  издал
несколько  гнусаво-утробных  звуков,  в  которых  с  трудом   можно   было
распознать  пресловутое  "Янки,  убирайтесь  домой!"  Остальные  пикетчики
остановились и молча принялись наблюдать за тем, что последует.
   - Дай пройти, сволочь террористская! - не замедляя шагов,  крикнул  ему
Брент.
   Бусинки круглых птичьих глаз сверкнули  безумием,  и  пикетчик  ответил
залпом грязной брани.
   - Ты что ж это один выперся? - сжимая кулаки,  спросил  Брент.  -  Иди,
спрячься за женские спины, прикройся  сопляками-подростками:  это  ж  ваше
красноармейское правило. Ну? Уберешься отсюда или опять полечить тебе зубы
без наркоза?
   Пикетчик шагнул в сторону, но когда Брент проходил мимо - плюнул ему  в
лицо. Американец ответил так стремительно, что длинноволосый не  успел  ни
отшатнуться, ни прикрыться, ни уклониться от тяжелой оплеухи,  пришедшейся
на этот раз по уху. Завопив от боли, он обеими руками схватился  за  него,
выронив плакат. В толпе послышались гневные голоса,  но  она  раздалась  в
стороны, очистив проход.
   - Я убью тебя! - крикнул пикетчик. - Попомнишь  меня,  лейтенант!  Меня
зовут Юджин Ниб, и я тебя убью, лейтенант Брент Росс!
   - Он знает, как тебя зовут. Ты прославился, - сказал Мацухара.
   - Угу. И затмил самого Боба Хоупа.


   208  акров  парка  Уэно,  окруженных  монорельсовой  железной  дорогой,
находятся в северной части японской столицы в районе Юракуто-Гинза. В этом
самом крупном токийском парке  есть  зверинец,  картинная  галерея,  музей
науки и естествознания, храмы, пагоды и молельни. Сияющие Маюми  и  Кимио,
обе в легких и ярких летних платьях, с какими-то  таинственными  свертками
под мышкой, шли впереди, то и  дело  заливаясь  счастливым  и  беззаботным
смехом.
   Был  будний  день  -  вторник,  и  навстречу  лишь  изредка  попадались
посетители. Брент сжал локоть Йоси, показав ему глазами на очень  древнего
старика  с  палкой,  за  которым,  отставая  ровно  на  пять  футов,   шла
сгорбленная старушка.
   - Видишь? - сказал Брент. - Традиции живы. Оба-сан не смеет идти  рядом
с одзи-сан.
   - Значит, не все еще  потеряно,  -  добродушно  ответил  тот,  проводив
взглядом удаляющуюся чету, неукоснительно выдерживавшую дистанцию.
   - Идите сюда! - обернувшись, помахала им Кимио.
   - Храм Тосогу!  -  крикнул  в  ответ  летчик,  показывая  на  старинную
деревянную пятиярусную пагоду.
   - Успеется с храмом! Догоняйте! - обе женщины расхохотались и  ускорили
шаги.
   - Интересно, что это у них за свертки такие? - сказал Брент.
   - Кто знает; что придет в голову женщинам, - ответил Йоси.
   Они  миновали  современный  комплекс   зданий   Токийского   аквариума,
расположившегося по берегу пруда  Синобадзу,  гладь  которого  была  почти
сплошь покрыта цветущим  лотосом  и  водяными  лилиями.  Изящный  каменный
мостик был переброшен на  островок,  где  высился  старинный  синтоистский
храм. Вход в него охраняли два чугунных журавля с вытянутыми в небо шеями.
   - Это храм Бентен - она покровительствует искусствам и  красноречию,  -
объяснил Йоси.
   - А сама-то она разговаривает? - поинтересовался Брент.
   - О да, она очень болтлива.
   Они поднялись выше, и Брент увидел бетонно-стальные  небоскребы  Токио,
словно специально поставленные служить фоном для поросшего  кленами  холма
за храмом и  прудом.  Перед  Брентом  предстали  два  лика  Японии:  храм,
воплощавший незыблемость древних верований, был как бы вписан  в  панораму
суперсовременных башен, над  которыми  полыхали  неоновые  огни  реклам  и
торчали телевизионные антенны. Подумать только - мирно уживаются рядом.
   - Смотри, - раздался рядом голос Мацухары. -  Это  дерево  посадил  ваш
президент Улисс Симпсон Грант, -  летчик  показывал  на  старую,  согнутую
годами сосну.
   - Вы подумайте!
   Женщины повели их вниз  по  тропинке,  извивавшейся  между  деревьев  и
кустов, и справа появился маленький храм.
   - Семнадцатый век, - сказал Йоси. - Храм Киюмидзу.
   Из-за крыши храма поднимался дымок. Они увидели во дворе группу  женщин
и девушек, толпившихся вокруг железной жаровни,  на  которой  священник  и
двое служек что-то сжигали.  Маюми  и  Кимио  устремились  туда,  на  ходу
разворачивая свои свертки, а Йоси, взяв Брента за локоть, остановил его.
   - Тебе туда нельзя, - сказал он, улыбаясь.
   - Это почему еще?
   - В церемонии принимают  участие  только  женщины.  Они  сжигают  своих
кукол.
   Женщины с поклонами протянули  кукол  священнослужителю,  а  тот  после
короткой молитвы бросил их в огонь. Потом, смеясь и переводя дыхание,  они
вернулись к своим спутникам.
   Маюми разрумянилась, сияла глазами, совсем по-детски  хохотала  и  была
еще привлекательней, чем всегда. Брент едва одолевал желание обнять ее  и,
наконец не выдержав, в нарушение всех японских традиций, взял ее за  руки,
притянул к  себе,  заглядывая  в  самую  глубину  черных  бархатных  глаз,
видевших,  казалось,  только  его.  Показавшуюся  бесконечной  минуту  они
стояли, прижавшись друг к другу, испытывая чувство той  близости,  которое
изредка обретают мужчина и женщина, невредимыми вышедшие  из  губительного
огня животной страсти.
   - Что за куклы? - спросил Брент для того лишь,  чтобы  хоть  что-нибудь
сказать.
   Маюми медленно высвободилась, не отрывая от него глаз:
   -  Этот  храм  посвящен  Бодисатва  Каннон,  богине   милосердия.   Она
покровительствует женщинам.  Эта  небожительница  отказалась  от  нирваны,
чтобы даровать другим благодать и просветление.
   - Но куклы-то при чем?
   - Бесплодная женщина жертвует свою куклу и молится о том, чтобы  зачать
и выносить ребенка, а девушка - о том, чтобы встретить суженого.
   - Готов сузиться, - заявил под общий смех Брент.  -  Ну,  а  вы-то  обе
зачем бросили своих кукол в огонь?
   - Понимаете, Брент-сан, - стала объяснять Кимио, - кукла для японки  не
просто игрушка, которую забывают, когда вырастают. Мы  привязаны  к  нашим
куклам на протяжении  всей  жизни,  мы  относимся  к  ним  с  нежностью  и
уважением и даже верим, что у них есть душа. Вы никогда не  увидите  куклу
на помойке. Ее жизнь оканчивается обрядом очищения.
   - То есть в огне?
   - Да, Брент-сан, мы их сжигаем.
   - Ну, теперь пойдем посмотрим на храм Тосогу, - сказал Мацухара. -  Это
великолепное сооружение, оно тебе понравится.
   - А потом - музеи! - воскликнула Маюми.
   Все четверо двинулись обратно, и когда  почти  добрались  до  невысокой
вершины, порыв ветра зашевелил листья на деревьях и кустах, росших по  обе
стороны тропинки, и Брент вдруг ощутил знакомый ненавистный запах немытого
человеческого тела. На секунду почудилось, что щека его  стала  влажной  и
комочек желтой слизи скатывается по ней к  подбородку.  Он  оглянулся,  не
заметил ничего  подозрительного  и  выбранил  себя  мысленно  за  излишнюю
мнительность.
   На самом верху холма, среди валунов, Маюми вдруг споткнулась  о  камень
и, вскрикнув от боли, упала во весь рост. Брент и Йоси подскочили к ней.
   - Маюми! - вскрикнула и Кимио. - Ты...
   Но слова ее заглушил частый отрывистый треск - словно, рвали  парусину,
- и Брент безошибочно узнал "голос" автомата АК-47.
   - Ложись! Ложись! - крикнул он, одной рукой выхватывая из  кобуры  свой
"Оцу", а  другой  оттаскивая  Маюми  за  прикрытие  валунов.  Над  головой
раздалось шипение, как будто они разворошили целое змеиное гнездо, а потом
характерные шлепки разрывающих человеческую плоть  пуль  сменились  долгим
пронзительным воплем Кимио - этот вопль  боли  и  ужаса  наотмашь  бил  по
нервам, парализовывал волю и обращал  мышцы  в  студенистую  массу.  Вопль
перешел в захлебывающееся бульканье, и Брент почувствовал на  лице  теплые
брызги крови. Кимио, у которой изо рта и шести пулевых отверстий на  груди
толчками выхлестывались кровавые струи, широко открыв остекленевшие глаза,
медленно оседала наземь, съеживаясь как проколотая автомобильная шина.
   - Нет! Нет! - закричал Йоси, тоже выхватив пистолет.
   Маюми попыталась подняться, но Брент грубо пригнул ей голову к земле  -
и вовремя: снизу и с противоположной стороны тропинки  хлопнули  несколько
выстрелов. Пули с визгом отскочили от камней, рассыпая искры и  мельчайшую
каменную пыль.
   - Лежать! - прохрипел Брент. - Лежать, не шевелиться! Поняла?
   Всхлипывая,  девушка  кивнула  и  плотнее  приникла  к  камням.   Брент
повернулся к летчику. Тот склонился над бездыханным телом Кимио, гладя  ее
по волосам, заглядывая в открытые неподвижные глаза. Брент окликнул его по
имени. Тот не отзывался.
   - Йоси! - громче повторил он и дернул его за руку. - Йоси, очнись!  Без
тебя мы пропали.
   Подполковник медленно повернул голову. Слезы текли у него по щекам,  но
голос был тверд:
   - Сейчас я их перестреляю.
   - Только попробуй  привстать,  я  сломаю  тебе  челюсть.  Обойдемся  на
сегодня без камикадзе. Им же только того и надо. Понимаешь? -  Он  показал
на Кимио. - Сам погибнешь, а ее не вернешь. - Удерживая Йоси взглядом,  он
вспомнил  священное  для  самурая  понятие.  -  Надо  отомстить  за   нее.
Отомстить.
   - Да-да, отомстить, как мстили врагу сорок семь  самураев.  -  Мацухара
потряс головой. - Я готов, Брент-сан...
   Брент осознал, что ему придется взять командование на себя.  Ему  много
раз бывало страшно: он испытывал ужас, когда слышал - а однажды и видел  -
залп главного калибра и восьмидюймовые снаряды неслись к нему  роем  синих
пчел, когда серия авиабомб падала, казалось, прямо ему  на  голову,  когда
торпеды, оставляя меловой след в волнах, готовы  были  ввинтиться  в  борт
"Йонаги". Но тогда все это было безлично - смертью ему  и  не  только  ему
грозили не люди, а машины. Теперь убийцы были всего в нескольких шагах  от
него, и охота шла именно  за  ним,  за  Брентом  Россом.  Ощущая  знакомое
посасывание в желудке  и  холодок  под  ложечкой,  словно  там  свернулась
отвратительная  змея,  он  несколько  раз  сглотнул,  стиснул  челюсти   и
заговорил  со  спокойствием  биржевого  маклера,  знакомящего  клиента   с
котировками ценных бумаг:
   - У них три-четыре автоматических пистолета и АК-47.
   - Откуда ты знаешь, что это "Калашников"?
   - Нас учили различать все стволы на слух. АК ни с чем  не  спутаешь.  -
Брент показал налево и направо. - Нас окружили. Ни вперед, ни назад. Держи
левую сторону и тыл, а я возьму правый  фланг  и  фронт.  Займем  круговую
оборону. Они не могут к нам подобраться, не обнаружив себя. - Оба офицера,
двумя руками сжимая пистолеты, распластались на земле. - Маюми,  лежи,  не
поднимай головы. Мы их сейчас выманим.
   Маюми испуганно и покорно кивнула.
   В зарослях кустарника ярдах в сорока внизу стукнуло несколько  коротких
очередей, и раздался знакомый голос, шепеляво  -  из-за  выбитых  зубов  -
крикнувший:
   - Ты, свинья американская, я Юджин Ниб! Получай!
   Опять прозвучала очередь, и пули 7,62 мм вспороли  воздух  над  головой
Брента, ударив в валуны и осыпав его каменной крошкой. Плотнее вжимаясь  в
землю, он успел все же заметить синий дымок, струившийся из кустов. Слева,
спереди и сзади раздались пистолетные выстрелы, и снова на него посыпались
грязь и мельчайшие осколки камней. Брент трижды выстрелил по кустам.
   - Промазал, сука, - донеслось оттуда. -  Сейчас  я  тебе,  Брент  Росс,
хозяйство-то отстрелю, и на кой ты тогда японочке своей нужен  будешь?!  -
Грянул смех, и простучала еще очередь.
   Ярость смыла  остатки  страха,  и  Брент  с  трудом  поборол  искушение
вскочить и заткнуть грязную пасть  террориста  пулями.  Однако  он  осадил
себя:
   - Им только того и надо, - и в полный голос крикнул: -  Эй,  Ниб,  чего
залег? Высуни-ка то, что у тебя осталось от носа! Боишься?
   В это  время  затопали  тяжелые  башмаки,  и  Брент  увидел  не  дальше
шестидесяти ярдов от себя бегущего по дорожке вверх полицейского.
   - Назад! Назад! - крикнул он ему, но тот либо не слышал, либо не понял,
и вскоре пожилой полицейский с редкими седеющими усами, тяжело  отдуваясь,
стал виден как на ладони. Он был безоружен.
   "Калашников" выпустил примерно половину  рожка,  и  одновременно  Брент
увидел метнувшуюся из-за сосны фигуру с пистолетом. Полицейский  наткнулся
на автоматную очередь, как на стену, вскрикнул от боли и  неожиданности  и
рухнул навзничь, как подкошенный, несколько раз дернулся  и  замер.  Брент
уже держал фигуру на мушке и,  не  снимая  пальца  со  спускового  крючка,
всадил в нее шесть пуль.
   Террорист, ужаленный остроконечными стальными пчелами калибра  6,5  мм,
сбившими его ребра, легкие  и  сердце  в  один  кровавый  ком,  вскрикнул,
подскочил на месте, захлебываясь кровью, и умер еще до того, как его  тело
тяжело грянулось на землю.
   Послышались вопли ярости, и следом в валуны ударили новые пули.
   - Осталось трое, - сказал Мацухара.
   Брент,  перезаряжая  пистолет,  слышал,  как  завывают   внизу   сирены
полицейских машин.
   - Время работает на нас, Йоси, - сказал он. - Им  надо  или  прикончить
нас немедленно, или сматываться.
   - Это же люди из  Красной  Армии,  Брент,  они  не  сдаются.  -  Летчик
привстал, опираясь на локти. - Вон они.
   Впереди мелькнули два  силуэта.  Летчик  выпустил  в  них  всю  обойму.
Послышался вскрик, затрещали ветки, подмятые тяжелым  телом,  покатившимся
по  склону.  Пока  он  вставлял  новую  обойму,  дико  вопящая  женщина  в
разорванном кимоно выскочила из зарослей и кинулась к  нему,  стреляя  без
перерыва из большого автоматического пистолета.
   - Брент! - крикнул летчик, еще не успевший  вогнать  в  рукоятку  "Оцу"
магазин.
   Брент, крутанувшись на месте, увидел саму смерть в смерче свистящих над
головой пуль.  Не  колеблясь,  он  поймал  на  мушку  грудь,  прыгавшую  в
лохмотьях кимоно, и выстрелил шесть раз подряд. Все пули  попали  в  цель.
Женщина,  словно  споткнувшись  о  невидимую  преграду,  полетела  головой
вперед, перекатилась на спину, завывая,  закатив  глаза,  скребя  пальцами
землю и исходя кровавой рвотой.
   Ниб, короткими очередями поливая валуны, скатился вниз.
   - Ты убил мою женщину, Росс! - крикнул он. - А  я  вобью  твоей  японке
ствол между ног - посмотрим, как ей понравится товарищ "Калашников"!
   Хлестнувшая над головой очередь заставила Брента пригнуться.
   - Йоси, - шепнул он. - Обойди валун. Спрячься за этой бабой  и  прикрой
меня огнем.
   Летчик кивнул  и  пополз  в  обход  каменной  гряды,  миновав  все  еще
конвульсивно подергивавшееся тело. Когда он открыл огонь,  Брент  привстал
на локтях, выставив пистолет. Ниб  дал  еще  очередь,  но  теперь  уже  по
Мацухаре. Брент выстрелил трижды, пока звонко не щелкнул  вхолостую  боек.
Правой рукой он торопливо открыл защелку  и  вытянул  из  рукоятки  пустую
обойму, а левой шарил по карманам в поисках снаряженной.  Но  "Калашников"
смолк, а справа из-за кустов раздались стоны.
   Брент и Йоси осторожно приподнялись, Маюми встала на колени.
   - Побудь с ней, - сказал американец тихо.
   Медленно он стал продвигаться туда, откуда доносились стоны,  и  вскоре
увидел Ниба. Тот полусидел, привалясь спиной к валуну,  поддерживая  левой
рукой перебитое предплечье правой. Из задетой  плечевой  артерии  фонтаном
била кровь. В крови был и левый бок. От боли он раскачивался из стороны  в
сторону и стонал. Брент  посмотрел  на  неподвижное  тело  Кимио,  перевел
взгляд на террориста. Он не испытывал никаких чувств, кроме ярости.
   - Разрывными, сука,  бьешь,  -  простонал  Ниб.  Тонкая  струйка  крови
стекала с угла его губ. - Это подло...
   Брент чуть не расхохотался в ответ на этот упрек и поднял пистолет.
   - Ты что?.. - с побелевшим, искаженным от ужаса лицом спросил Ниб. - Ты
что задумал?..
   - Бешеную собаку хочу пристрелить.
   - Нет! - Ниб вскинул руку, словно загораживаясь от пуль. - Я не собака,
я человек!..
   - Ничего общего с человеком, - Брент навел пистолет точно  на  середину
его лба. - Ни малейшего сходства.
   - Не убивай! Пощади! - Ниб отполз от валуна  и  опрокинулся  на  спину,
дергаясь и извиваясь на земле.
   Но в душе Брента не  было  ни  капли  жалости  и  не  осталось  никаких
человеческих чувств. Одно  лишь  желание  уничтожить  этого  зверя,  этого
выродка.
   - А ее ты пощадил? - он кивнул туда, где лежала Кимио.
   Он нажал на спуск. Маленькая синяя дырочка появилась между  расширенных
ужасом глаз. Расплющенная пуля вышла у него из затылка, развалив  черепную
коробку и выпустив наружу желтоватый студень мозга. Руки и ноги  Ниба  еще
несколько раз дернулись, а потом он затих навсегда.
   Брент плюнул в мертвое лицо, повернулся и зашагал  вверх  по  склону  -
туда, где истерически рыдала Маюми. Йоси сидел  у  камня,  положив  голову
Кимио себе на колени,  чуть  покачивая  ее  и  напевая,  словно  убаюкивал
захворавшего ребенка.





   На похороны,  состоявшиеся  в  четверг  в  одном  из  токийских  храмов
приехали сын Кимио Садамори и ее дочь Симикико с мужем. Брент и Йоси  были
в "белом парадном", как и все участники  погребальной  церемонии.  Адмирал
Аллен и полковник Бернштейн,  сменивший  свой  камуфляжный  комбинезон  на
одолженные у Нобомицу Ацуми белые тужурку и брюки, тоже были  здесь,  хоть
лично и не знали покойную. Маюми сидела рядом с Брентом,  сжимая  ледяными
дрожащими пальцами его руку.
   Маленький  иссохший  буддийский  священник  в  деревянных  лакированных
сандалиях, мешковатых синих штанах и коричневом  балахоне  вел  церемонию.
Ему помогали двое служек: они, рассыпая  искры,  окуривали  ореховый  гроб
благовониями, покуда священнослужитель на негнущихся  ревматических  ногах
обходил его, вознося молитвы. Брент смутно разбирал слова, но одна  фраза,
повторявшаяся под  каменными  сводами  маленького  храма  вновь  и  вновь,
врезалась ему  в  память:  "Тело  и  дух  ее  соединились  со  вселенной".
Мацухара, казалось, ничего не слышал и не видел.  Незадолго  до  окончания
службы Маюми разрыдалась.
   Брент обрадовался, когда тяжкий и  горестный  обряд  подошел  к  концу.
Офицеры вернулись на "Йонагу", а он на такси повез Маюми домой.
   - ...Какая бессмыслица, - проговорила Маюми, сделав глоток сакэ.
   - Жизнь не бывает бессмысленной.
   - Я - о смерти. Из-за чего она погибла?
   Брент залпом выпил свою порцию.
   - Они хотели убить тебя, - продолжала Маюми.
   - Да.
   - Этот маньяк знал тебя.
   - Знал, - Брент налил себе из фарфорового кувшина еще и с  увлажненными
глазами повернулся к Маюми: - Я любил ее. Видит Бог,  мне  легче  было  бы
умереть самому.
   Но Маюми продолжала, словно не слыша:
   - Ты застрелил их - и ту женщину тоже...
   - Маюми, что мне, целоваться было с ними?
   - Не знаю, не знаю, - и она опять расплакалась.
   Брент обхватил ее сотрясающиеся плечи, пытаясь успокоить.
   Но вот она постепенно взяла себя в руки и сказала:
   - Я знаю, у тебя не было выбора: они убили бы нас всех... Но в том, что
в мире так много ненависти и злобы, повинны и мы. Мир устроен неправильно.
   Брент, нежно гладя ее волосы, прошептал ей на ухо:
   - Мир таков от своего сотворения и пребудет таким до скончания веков. -
Он поглядел в широкое окно, откуда открывалась панорама  Токио.  -  И  мы,
несовершенные, испорченные,  обреченные  уничтожать  себе  подобных  люди,
движемся, быть может,  к  какому-то  вселенскому  харакири,  -  Брент  сам
удивился, как вырвалось у него это неожиданное откровение.
   - И в этом мире всегда были Каддафи...
   - Да, только в  разные  века  они  назывались  по-разному  -  Калигула,
Чингисхан, Аттила, Наполеон, Гитлер, Сталин...
   - Но с ними боролись...
   - ...здравомыслящие люди.
   - Но те, кто приходил на смену этим монстрам, тоже считали себя  людьми
разумными и здравомыслящими.
   Брент выпрямился на диване.
   - Да.
   - И люди, которых ты застрелил во вторник, ни за что бы не  согласились
считать себя исчадиями ада.
   - Разумеется, нет.
   -  У  них  были  убеждения...  Были  причины  поступать  так,  как  они
поступали?
   - Наверно.
   - Люди  всегда  находят  себе  оправдание...  -  голос  ее  истерически
зазвенел.
   Брент попытался привлечь ее к себе.
   - Маюми, послушай меня...
   - Нет. Уходи, Брент.
   - Маюми! - ошеломленно воскликнул он.
   - Уходи, - голос ее  вдруг  стал  низким,  и  его  небывалая  суровость
поразила Брента. Она порывисто отстранилась от него.
   Он допил сакэ и ушел.


   Когда такси остановилось у проходной, и Брент увидел полетную палубу  и
надстройку авианосца, возвышавшиеся над доком, подобно гигантской стальной
скале, пустота в его душе, образовавшаяся после того, как он  покинул  дом
Маюми,  уступила  место  странному  непривычному  ощущению,  которого  он,
пожалуй, не испытывал после смерти матери ни разу: Брент почувствовал себя
в безопасности и под надежной защитой. Он сознавал, что чувство это  -  не
просто ласковая привязанность каждого моряка к  своему  кораблю,  а  нечто
другое и большее... Это адмирал Фудзита - это могучая аура  его  личности,
проникающая везде и всюду, всасывающаяся в кровь,  лепящая  людей  по  его
образу и подобию,  заставляющая  их  действовать  только  по  его  воле  и
разумению. Может быть, он  один  из  богов-ками,  пришедший  на  землю  во
всеоружии своей нематериальной силы и подчиняющий себе  людей?  Как  иначе
объяснить то, как фанатично предана ему команда "Йонаги"? Брент знал,  что
власть адмирала распространяется и на него тоже.
   - Я вернулся домой, - сказал он, вылезая из такси, и в  первый  раз  за
эти двое суток улыбнулся.


   В ту минуту, когда он поднялся по трапу и ступил  на  шканцы  "Йонаги",
ему стало ясно: что-то произошло.
   - Господин лейтенант, вас  просят  немедленно  явиться  во  флагманскую
рубку, - отдавая честь, сообщил ему помощник вахтенного начальника.
   Брент торопливо вошел в кабину лифта, поднявшего его на  две  палубы  в
островную надстройку. Две минуты спустя  он  уже  занимал  свое  место  за
столом, где кроме сердито  насупленного  адмирала  Фудзиты  сидели  только
Аллен, Бернштейн  и  Йоси  Мацухара.  При  появлении  лейтенанта  в  рубке
установилась внезапная тишина.
   - Лейтенант, - сказал Фудзита. - Подполковник Мацухара подробно доложил
мне о перестрелке в парке Уэно, а полковник Бернштейн сейчас ознакомит нас
с  только  что  полученными  от   "Моссад"   сведениями,   -   он   кивнул
израильтянину.
   Тот поднялся и заглянул в распечатку.
   - Только что расшифровал,  -  пояснил  он,  помахивая  листком.  -  Тут
выдержки из досье на вашего, с позволения  сказать,  "друга",  безвременно
усопшего Юджина Ниба, - он взглянул на Брента,  а  потом  на  Мацухару.  -
Итак: родился в Аркадии, штат Калифорния, в 52-м году. Отец -  удалившийся
от дел промышленник, бывший владелец "Нибко Валв Компани" и  коннозаводчик
Томас Ниб. Фирма процветала, у Ниба-младшего были отличные перспективы. По
окончании  частной  школы  поступил  в  Калифорнийский  университет,   где
сблизился с леваками. Принимал участие  в  демонстрациях  протеста  против
войны во Вьетнаме, подозревался в том, что забросал гранатами  полицейский
участок. В 72-м убил профессора Кристофера Олтона, читавшего ему  один  из
курсов  по  экономике.   Ниб   неоднократно   называл   его   фашистом   и
капиталистической свиньей. После убийства исчез и выплыл спустя  некоторое
время в Париже, где его взял под свое покровительство Карлос-Шакал...  Это
прозвище человека по имени Ильич Рамирес Санчес.
   -  О-о,  -  сказал  адмирал  Аллен,  -  любимое   дитя   международного
терроризма?
   - Оно самое - единственное и неповторимое, -  подтвердил  Бернштейн.  -
После  того  как  он  прикончил  своего  ближайшего   приспешника   Мишеля
Мукарбаля, его место занял Ниб, к тому времени вступивший  во  Французскую
компартию и уверовавший в Карла Маркса, как в бога. Карлос  и  Ниб  вместе
учились в  Университете  дружбы  народов  имени  Патриса  Лумумбы...  Чему
учились? Стрельбе из всех  видов  оружия,  подрывному  делу,  нелегальному
переходу границы, вербовке, рукопашному бою, тайнописи, устройству  засад,
похищению людей и  прочим  премудростям  терроризма.  Особых  успехов  Ниб
достиг в стрельбе из АК-47, отдавая предпочтение десантному варианту. - Он
на мгновение поднял глаза, а потом  вновь  углубился  в  текст.  -  Прошел
подготовку в тренировочных лагерях в Адене и Ливии, стал членом НФОП...  -
простите, Народного Фронта Освобождения Палестины и близким  другом  Ясира
Арафата. В 75-м приступил наконец к политическим убийствам - в Лондоне  из
9-миллиметрового "Вальтера" с глушителем застрелил сотрудника голландского
посольства. В 76-м вместе с  Карлосом  забросал  редакции  трех  парижских
газет американскими гранатами, причем одиннадцать человек  погибло.  Потом
он перешел в прямое подчинение Каддафи и переехал в Испанию, где гранатами
из все  той  же  похищенной  партии  помог  баскам  уничтожить  возможного
преемника каудильо - адмирала  Каррера  Бланко.  Потом  в  Цюрихе  взорвал
представительство "Джапан Эрлайнз". На некоторое время мы потеряли его  из
виду, покуда он не всплыл в качестве инструктора в  тренировочном  центре,
расположенном неподалеку от ливийского города Бенгази. Там у него  начался
бурный роман с одной из  самых  даровитых  его  учениц,  входивших  в  так
называемую Японскую Красную Армию. Звали ее Кэтрин Судзуки.
   Брент, широко раскрыв глаза, резко выпрямился:
   - Так вот, значит, что...
   - Это вы ее убили?
   Прежде чем Брент успел открыть рот, адмирал Аллен произнес:
   - Он. И в той же манере, что и Ниба: пулю меж глаз.
   - Оба тысячу раз заслужили это. Я могу упрекнуть лейтенанта лишь в том,
что он дал им возможность умереть слишком быстрой и легкой смертью.  Лучше
бы - помедленней и поизысканней, - сказал Фудзита и добавил: - В  будущем,
лейтенант Росс, прошу иметь это в виду.
   Аллен,  покраснев,  хотел  было  что-то  возразить,  но  Бернштейн  уже
продолжал читать свою справку:
   - В 81-м Ниб был направлен в  Японию,  где  организовывал  студенческие
беспорядки. Подозревается также в  причастности  к  налетам  на  токийское
представительство израильской авиакомпании и на пять полицейских участков.
Тот же почерк - гранаты.
   - Неужели пять? - удивился Брент.
   - Тщеславный был человек. Затем опять как в воду  канул  и  обнаружился
лишь во вторник...
   - Нет, мы еще  за  неделю  до  этого  видели  его  среди  пикетчиков  у
проходной, - сказал Брент.  -  Подполковник  Мацухара  может  подтвердить.
Йоси! - окликнул он летчика. - Ты помнишь?
   Йоси вздрогнул, словно очнулся, и, не отвечая ему, негромко и  деловито
произнес, обращаясь к Фудзите:
   - Господин адмирал, прошу разрешения на харакири.
   Рубка  погрузилась  в  вязкую  и   плотную   тишину:   слышалось   лишь
приглушенное гудение вентиляции, и Бренту почудился в нем  шелест  крыльев
ангела смерти.
   Фудзита долго смотрел на летчика и наконец спросил:
   - Вы себя вините в гибели вашей невесты?
   - Так точно, господин адмирал. Мне накануне  было  послано  знамение  -
ярчайшая молния. Я ему не внял.
   - Да нет же! - с мукой произнес Брент. - Мы  же  с  тобой  говорили  об
этом... Кимио погибла из-за меня, и я, а не ты должен сделать харакири.
   - Брент! - закричал Аллен, схватив его за руку. - Ты в своем уме?!  Что
за околесицу ты несешь?!
   - Для меня вопрос предельно ясен. Моя небрежность и  беспечность  стали
причиной гибели беззащитной женщины.
   - Нет. Это я... - сказал Мацухара, но адмирал Аллен перебил его криком:
   - Не могу поверить, что вы всерьез!..
   - Довольно, - сказал Фудзита, и все смолкло в рубке.  -  Если  искупить
вашу вину вы можете  только  смертью,  то  в  самое  ближайшее  время  вам
предоставится возможность погибнуть. А пока  в  вас  нуждается  император,
нирвана может подождать. - Черные глаза взглянули на Мацухару.  -  Неужели
вы забыли, подполковник, как сорок семь самураев целый  год  ждали  случая
отомстить за своего сюзерена?
   - Забыть это человек не может, господин адмирал. Но мы уже отомстили  -
все четыре террориста погибли в ими же устроенной засаде.
   - И вы полагаете, Йоси-сан, что этого достаточно? Вы удовлетворены?  Вы
считаете возможным оставить своего  императора,  свой  корабль,  своих  не
имеющих боевого опыта летчиков  в  час,  когда  Японии  грозят  величайшие
испытания? - Адмирал положил ладонь на  переплет  "Хага-куре".  -  В  этой
книге сказано, что самурай, не обагривший свой меч кровью отмщения,  будет
отринут богами и Буддой.
   Мацухара, до хруста стиснув переплетенные пальцы, спросил, не  поднимая
глаз:
   - А когда мы уничтожим врагов микадо, вы позволите  мне  исполнить  мой
долг по отношению к самому себе?
   - Да черт тебя возьми! - взорвался Брент. - Это же моя...
   Адмирал Аллен привстал с кресла:
   - Брент, ты на самом деле рехнулся?!
   Снова голос Фудзиты, как ледяной клинок, пресек спор:
   - Прекратить! Вы обещаете мне - вы оба?! Поклянитесь на "Хага-куре"!
   Мацухара положил ладонь на книгу, и Брент  после  секундного  колебания
сделал то же.
   - Нет... Нет... - почти простонал Аллен.
   - Клянусь! - в один голос сказали Брент и Мацухара.
   Адмирал  улыбнулся  и,  опершись  ладонями  о  стол,  поднялся.  Следом
вскочили и вытянулись все остальные.
   - Все свободны, - бросил он.
   Брент неожиданно для себя низко поклонился ему на японский манер.  Лицо
Аллена было искажено гневом и удивлением.


   - Нет, я прошу объяснить, что с тобой творится!
   Брент знал, что адмирал вне  себя  и  всячески  пытался  уклониться  от
разговора. Однако Аллен схватил его за руку и почти силой потащил к себе в
каюту, усадил в кресло, а сам заметался в узком пространстве между  столом
и койкой.
   - Я очень встревожен, Брент!..
   - Знаю, сэр... Мы уже говорили об этом раньше.
   Адмирал перестал метаться, остановился и очень жестким тоном произнес:
   - Раньше ты не собирался вспороть себе живот!
   - Я несу ответственность...
   - Ты несешь чушь! Американцы отвечают за свои ошибки, не выпуская  себе
потроха.
   - Мы в Японии.
   - Но ты-то не японец!
   - Я служу вместе с людьми, ежеминутно готовыми сделать себе харакири.
   - Это из серии "с волками жить - по-волчьи выть", да?
   - Здесь это правильно.
   - Это нигде не правильно.
   - Адмирал, вы не понимаете... - с тоской произнес Брент.
   - Не понимаю, так объясни.
   - Я сам завел в ловушку Кимио, Йоси и Маюми... Я нюхом  чуял,  что  там
что-то не то, и все-таки не остановил их... А потом на мгновение нагнулся,
и очередь, предназначавшаяся мне, досталась Кимио.
   - Лучше было бы, если бы попали в тебя?
   - Лучше. Я не ощущал бы чувства такой мучительной вины.
   - Ты бы вообще ничего уже не ощущал. А раз не застрелили, - с сарказмом
продолжал Аллен, - то теперь сам Бог велит зарезаться.
   - Адмирал Фудзита запретил самоубийство.
   - Не запретил, а отложил до полной победы.
   Брент, уставившись себе под ноги, стиснул пальцами виски.
   - Я исполню свой долг и... и если  придется  все  же  принять  решение,
скажу вам.
   - Ты обещаешь мне, Брент?
   - Да.
   - Поклянись памятью отца.
   Брент поднял голову:
   - Да, сэр. Клянусь памятью отца,  -  он  хотел  подняться,  но  адмирал
жестом остановил его.
   - Защищаясь, ты убил двоих...
   - Троих, сэр.
   - Нет, Юджина Ниба ты казнил - так же, как Кэтрин Судзуки.
   Брент почувствовал обиду и гнев.
   - Сэр! Что я должен был, по-вашему, сделать? Оба -  террористы,  оба  -
убийцы. Ниб изрешетил Кимио из "Калашникова". Я...
   - Ты тоже совершил убийство.
   - Нет, - низким твердым голосом, идущим словно  из  самой  глубины  его
существа, ответил Брент. - Нет. Это не убийство.
   - А что?
   - Кара. Воздаяние. Очищение.
   - Вот как?
   - Да. Это то же, что задавить выскочившую из сточной канавы крысу.
   - Ну, а кроме того, это поведение в стиле мстителей-самураев. - Адмирал
пнул носком башмака ножку койки. - Ты стрелял разрывными.
   - Нет, это не "дум-дум", просто у них  смещен  центр  тяжести,  и  они,
попадая в тело, начинают как бы кувыркаться в нем...
   - "Попадая в тело"... Какое варварство.
   - Это штатные боевые патроны, они стоят  на  вооружении  императорского
военно-морского флота, - Брент чувствовал, как все сильнее вскипает в  нем
гнев. - А есть вообще гуманные способы  убийства,  сэр?  Может  быть,  мне
следовало бы сделать Нибу усыпляющий укол?
   - Ты мог арестовать его, вот и все.
   -  Да?  Арестовать  и  передать  токийской  полиции?  Через  месяц   он
разгуливал бы на свободе и убивал невинных людей.
   Адмирал побагровел, на щеках заметнее проступили склеротические жилки:
   - Откуда ты знаешь? - закричал он в полный голос. - Нет, Брент,  просто
тебе нравится убивать!..
   Раздавшийся в эту минуту из динамика  принудительной  трансляции  голос
Фудзиты прервал его:
   -  Команда  авианосца  "Йонага"!  Враги  нашего  императора   совершили
беспримерное злодеяние... - Адмирал осекся от  волнения,  но  справился  с
собой и заговорил еще более напористо и убежденно. - Арабские террористы и
их  приспешники  из  так  называемой  Красной  Армии  похитили  наследника
престола принца Акихито, когда он молился в храме Сенсокдзи. Его  охранник
был застрелен на месте, а сам наследник увезен в неизвестном  направлении.
Я только что был во дворце, куда  позвонили  злоумышленники.  Одновременно
другое гнусное преступление было  совершено  в  Токийском  аэропорту:  там
несколько вооруженных людей, захватив DC-6 нашей авиакомпании,  удерживают
экипаж и пассажиров в качестве заложников, но пока не  предъявили  никаких
требований.  "Дуглас",  находящийся  у  седьмого   терминала,   блокирован
полицией. Я буду сообщать вам  о  развитии  событий  по  мере  поступления
сведений. И поверьте слову самурая - этим собакам не уйти от возмездия,  -
в динамике щелкнуло, и голос Фудзиты смолк.
   - Разрешите идти, сэр? - вставая, спросил Брент.
   - Идите, лейтенант, - бросил, Аллен сердито, а когда Брент  уже  взялся
за ручку двери, совсем другим тоном воскликнул: - Брент! Тебе надо уйти  с
"Йонаги". Подумай хорошенько о переводе в РУ ВМС. Прошу тебя, подумай!
   Брент медленно обернулся:
   - Сэр, я подумал и готов перевестись в Вашингтон, как только террористы
будут остановлены, то есть - уничтожены.
   - Ладно, - сказал старый адмирал, смиряясь с неизбежностью. - Принято к
сведению.


   Через четыре часа их обоих вызвали к  Фудзите.  Перед  адмиралом  стоял
Кеннет Розенкранц с двумя конвоирами по бокам.
   - А-а-а! Кого я вижу?! Это  же  мой  задушевный  дружок,  стопроцентный
американец Брент Росс! - глумливо пропел он при виде лейтенанта.
   - Как там шприцы-то у тебя в заднице - прижились? - спросил Брент.
   - Ты о своей лучше позаботься! - Кеннет рванулся к нему,  но  конвоиры,
перехватив его, заломили ему руки за спину.
   - Капитан, вам  известно  о  похищении  наследного  принца  Акихито?  -
спросил адмирал.
   - Какого еще Хуихито? Что мне за дело до ваших вонючих  принцев?  -  не
поднимая расширенных бешенством зеленых глаз, огрызнулся летчик.
   - Принц Акихито  -  единственный  сын  императора  Хирохито,  наследник
престола. Ему пятьдесят пять лет,  он  сто  двадцать  пятый  представитель
династии по прямой и непрерывной линии.
   - А-а, старичок, как я понимаю, прямая линия вот-вот загнется и принц -
вместе с ней, - вызывающе расхохотался Кеннет.
   Лицо Фудзиты потемнело от гнева, но он сдержанно ответил:
   - Этого  не  произойдет.  -  Воцарилась  выжидательная  тишина.  -  Его
предлагают обменять.
   Летчик еще больше расширил глаза.
   - Ну да? И на кого же?
   - На вас, - с таким отвращением, словно  у  этих  двух  слов  был  вкус
тухлятины, произнес адмирал.
   - Не может быть! - в один голос воскликнули Аллен и Брент.
   Кеннет оглушительно захохотал.
   - Менять наследника престола на этого ублюдка?! - с горечью  воскликнул
Брент.
   - Террористы в качестве непременного условия потребовали, чтобы к месту
обмена - к седьмому терминалу Токийского аэропорта, где стоит  захваченный
ими "Дуглас", - Розенкранца в  зеленом  "Мицубиси-галлант"  доставили  вы,
лейтенант Росс, - сказал адмирал. - В  машине  вы  будете  вдвоем.  Никого
больше рядом,  и  ни  одного  японского  самолета  в  небе.  При  малейшем
поползновении нарушить условия обмена принц Акихито, Брент Росс и двадцать
восемь заложников будут немедленно расстреляны. - Розенкранц рассмеялся, а
адмирал продолжал: - Если будет предпринята  попытка  перехватить  DC-6  в
воздухе, он будет взорван.
   Летчик царапнул зелеными глазами-льдышками по лицу Брента:
   - Отлично, о лучшем попутчике и мечтать нельзя. Ух, и полетаем же мы  с
тобой!
   - Этот вариант был предложен первоначально, - сказал Фудзита. -  Я  его
отверг.
   - Ого! Рискуете, адмирал. На  кону  стоит  голова  вашего  драгоценного
принца.
   Адмирал перевел черные, влажно блестящие глаза на Брента.
   - Кое-что на свете вообще не имеет цены.
   - Ну, и когда же начнутся все эти игры и забавы?
   - Завтра. В 8:00 по местному времени.
   - Дождусь ли часа я заветного? - пропел Розенкранц, устремив взгляд  на
лейтенанта.


   Бренту не пришлось ставить  машину  на  стоянку  -  по  знаку  офицера,
командовавшего   полицейским   оцеплением,   зеленый    "Мицубиси-галлант"
пропустили к самому зданию  аэропорта.  Пассажиров  не  было  видно,  зато
повсюду стояли полицейские с автоматическими винтовками М-16.
   - Лейтенант Ямагута  Аритомо,  -  представился  подскочивший  к  машине
тучный, средних лет полицейский офицер. Голос у него от волнения  срывался
на фальцет. - Прошу за мной, господа, - он открыл  заднюю  дверцу  и  стал
помогать скованному наручниками Розенкранцу выбраться из машины.
   - Прими руки, макака! - рявкнул тот.
   Лейтенант отпрянул, словно  от  удара  током.  Брент  резким  движением
выволок летчика наружу и, встряхнув, поставил на обочину.
   - Будь повежливей!
   - Большой вырос, да? - зарычал Кеннет. Он выпрямился  во  весь  рост  и
взмахнул скованными руками. - Если б не эти браслетики, я б тебя укоротил.
   - Ты уж однажды попытался, и сам без носа остался.
   - Я был ранен, понимаешь ты это, сволочь, маменькин сынок, чистюля?!
   Брент почувствовал, как  зарождается  где-то  в  самом  нутре  знакомое
бешенство, но огромным усилием воли сумел подавить его.
   И вовремя - зеленый "Мицубиси-галлант", точно такой  же,  как  тот,  на
котором он привез Рози, подрулил к обочине. Двое мужчин - гороподобный как
борец сумо японец и  смуглый  небритый  араб  с  телосложением  гориллы  -
вытащили из автомобиля третьего  -  маленького,  средних  лет  человека  в
скромном сером костюме. Руки у него были скручены за спиной.
   - Вот оно, ваше божество! - крикнул японец.
   - Получайте его императорское высочество! - гориллообразный араб пихнул
принца в спину так, что тот с трудом удержался на ногах.
   Брент, моментально развернувшись, открытой ладонью  ударил  Розенкранца
между лопаток, и  летчик  захлебнулся  воздухом,  едва  не  стукнувшись  о
бетонную опору терминала.
   - Эй, вы! - крикнул Брент. - Поаккуратней  с  принцем,  а  то  получите
своего Рози в сильно помятом виде.
   Побелевшие от ненависти глаза Кеннета обожгли его.
   - Погоди, сука, я еще до тебя доберусь.
   Брент ухватив его за шиворот, вздернул кверху.
   - Когда доберешься, на своих ногах уже не уйдешь.
   И странная процессия двинулась через залы аэропорта: впереди и сзади  -
по десятку полицейских с М-16 наизготовку,  посередине  -  принц  с  двумя
своими конвоирами,  а  за  ними  Брент  с  Кеннетом.  У  стойки  билетного
контроля, за которой виднелись стеклянные двери и  надписью  "Выход  N_7",
шествие остановилось.  В  сотне  футов  от  них  Брент  увидел  окруженный
полицейскими "Дуглас".
   Лейтенант Ямагата Аритомо срывающимся голосом объявил:
   - Обмен произойдет здесь!
   Кеннет обернулся к Бренту:
   - Как я разлуку с тобой переживу - не знаю. Одно утешает  -  расстаемся
ненадолго. Скоро встретимся.
   Брент, снова погасив вспышку ярости, ровным голосом ответил:
   - Буду ждать с нетерпением.
   Розенкранц, смеясь, прошел в раздвинувшиеся стеклянные двери.


   Вернувшись на "Йонагу", лейтенант обо всем доложил Фудзите,  а  тот  по
корабельной трансляции объявил об освобождении наследного принца  команде,
встретившей это известие  ликующим  "банзай!".  Поздравив  и  поблагодарив
Брента, адмирал отпустил его. Боясь очередного разговора с Алленом,  Брент
поспешил убраться с "адмиральского верха": по короткому трапу он спустился
вниз на одну палубу, прошел на корму и через  радиорубку  -  в  БИЦ.  Там,
перед  дисплеями  компьютеров  и  планшетами  локаторных  экранов   сидели
несколько  человек,  приветливо   заулыбавшихся   при   виде   лейтенанта.
Шифровальщик Алан Пирсон помахал ему рукой. Брент поздоровался со всеми  и
подошел к земляку.
   - Ну, поздравляю, ты молодец, Брент, - сказал Пирсон. - Наследный принц
много значит для них, - он показал на своих японских коллег, -  да  и  для
всех нас.
   - Да, но нам пришлось отдать Розенкранца.
   - Как ни жаль расставаться с таким говном, а ничего не поделаешь...
   Брент рассмеялся и спросил, кивнув на дисплей:
   - Что там есть интересного?
   - Мало, - позевывая, ответил Пирсон,  -  рутинные  сообщения  из  штаба
флота, проверка исправности.
   В эту минуту раздался звонок, и включенный лазерный принтер ожил.  Пока
он печатал сообщение, Пирсон смотрел  на  дисплей,  по  которому  побежали
столбики зеленых цифр.
   - О-о, - сказал шифровальщик. - Пометка "Z". Совершенно секретно.  Наша
лодка засекла два  боевых  корабля:  прошли  курсом  на  север  Корейского
пролива.
   Брент, оторвав от рулона донесение, кинулся к трапу.


   Только через два часа удалось собрать всех,  включая  кэптена  Файта  и
Джейсона Кинга. Когда они расселись по местам,  Фудзита  поднялся  и  стал
медленно читать донесение:

   "Z". 15:30 21.07.
   СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
   ОТ: КОМ. ПЛ. СИЛАМИ ТО
   КОМУ: КОМ. АВ. "ЙОНАГА"
   ПЛ  ВМФ  США  "Трепанг"  SSN-6747,  находящаяся  на  боевом   дежурстве
Восточно-Китайском море, сообщает о обнаружении двух  арабских  миноносцев
класса  "Джиринг",  идущих  большой  скоростью  через  Корейский   пролив,
координаты 128 градусов 10 минут восточной долготы  33  градуса  40  минут
северной широты. Курс 035, скорость тридцать. Усиленная работа  РЛС,  РЭБ,
РЭП  диапазонах  "J"  -  "S"  и  РЛС  управления  огнем.  Лодка  замечена,
обстреляна, принуждена срочному погружению. Повреждений нет.

   - Ничего себе, - сказал адмирал Аллен. - Открыли огонь по  американской
лодке!
   - Да-а, - ехидно заметил, надевая  пенсне,  лейтенант  Даизо  Сайки.  -
Теперь, наверно, перестанете продавать Каддафи "Кадиллаки"? Чем еще  можно
ответить на такое?
   - А почему бы не заявить протест в ООН? - со смехом подхватил Окума.  -
Подать на него в Международный суд?
   Аллен вскочил:
   - Экипаж "Трепанга" рисковал жизнью ради  вас.  Вы  знаете,  что  такое
смерть подводника? Если нельзя подвсплыть, воздух сжимается и  раскаляется
так, что сжигает им легкие!
   -  Мы  глубоко  ценим  мужество  наших  друзей,  -  сказал  Фудзита  и,
повернувшись к летчикам, добавил: - Если позволите себе подобные  выходки,
будете списаны на берег. Ясно?
   Окума и Сайки пробормотали: "Ясно", но и не подумали извиниться.
   Фудзита подошел к  карте  восточной  части  Тихого  океана,  воткнул  в
полоску Корейского пролива ножку циркуля и начертил дугу, а потом  измерил
расстояние.
   - Шестьсот сорок миль до Владивостока, - произнес  он,  ни  к  кому  не
обращаясь. - Сутки хода... Правда, нагрузка на котлы  приличная...  Так...
Принять топливо, пополнить запасы, то да се - еще сутки. - Он обернулся  к
офицерам. - Если мы идем на перехват, с якоря надо  сниматься  немедленно.
Старший механик! Все котлы  в  рабочем  состоянии?  Вы  снимали  накипь  с
третьего и шестого?
   - Все шестнадцать  котлов  могут  дать  по  шестьсот  пятьдесят  фунтов
давления. Топливные цистерны - под завязку, господин  адмирал,  -  ответил
Тацуя Йосида.
   - БЧ оружия?
   - Нет кормового ПУАЗО, господин адмирал, - поднялся Нобомицу  Ацуми.  -
Артиллерийские погреба полны, орудия и зенитные установки исправны.
   Вставая один за другим, командиры служб и боевых частей  докладывали  о
готовности. Очередь дошла до летчиков.
   Йоси Мацухара проговорил  безжизненным  глухим  и  ровным  голосом,  не
поднимая погасших глаз:
   - Все истребители палубной  авиации  оборудованы  новыми  1700-сильными
двигателями  "Накадзима".  Часть  экипажей  укомплектована  летчиками,  не
имеющими боевого опыта, но все прошли подготовку в Токийском международном
аэропорту и в учебном центре Цутиуры. Подробней об истребительной  авиации
доложит капитан Исикава.
   Тот медленно поднялся - все еще давала себя знать обожженная нога  -  и
произнес:
   - Командирам звеньев для нужной слетанности троек требуется еще  время,
господин адмирал.
   - Время - это роскошь, которую мы себе позволить не  можем,  -  отрезал
Фудзита.
   - Есть, ясно, господин адмирал, - он прикусил губу. - Прошу разрешения,
господин адмирал, заявить следующее... - Фудзита коротко кивнул,  и  Таку,
сдвинув брови, играя желваками на  скулах,  повернулся  к  Мацухаре.  -  Я
позволил себе резкие  высказывания  относительно  поведения  подполковника
Мацухары в бою против Фрисснера и Розенкранца. - Он сглотнул, и на  лбу  у
него выступила испарина. Брент знал, что самурай никогда не  извиняется  и
не оправдывается, и все же Исикаве,  очевидно,  придется  сейчас  признать
свою неправоту. - Капитан Розенкранц сообщил мне, что машина подполковника
Мацухары получила серию снарядов в крыло и была  практически  выведена  из
строя. - Он громко вздохнул. - Признаю, что был несправедлив  к  Мацухаре,
чему  виной  -  моя  рана  и  возможность  лично  проверить   повреждения,
причиненные 20-миллиметровыми снарядами "Мессершмитта". - Он  поднял  руки
ладонями кверху, повернулся к адмиралу и сел на место.
   Все растерянно молчали. Каждый знал, что для самурая оскорбление  срока
давности не имеет, а нанесенная ему обида смывается только кровью. Никаких
чувств не отражалось на  неподвижном,  как  маска,  лице  Йоси.  Никак  не
отреагировав на слова Исикавы и  будто  вообще  не  слыша  их,  он  кивнул
командиру группы бомбардировщиков. Лейтенант Даизо Сайки поднялся -  Брент
с облегчением заметил, что непонятно на чем державшееся  пенсне  он  перед
этим снял - и самоуверенным до надменности тоном сказал:
   - Господин адмирал, мои орлы-мстители  рвутся  в  бой!  Пятьдесят  семь
экипажей, сто четырнадцать неустрашимых самураев готовы умереть за  своего
императора! - озираясь по сторонам с победоносной улыбкой, он  сел,  очень
довольный собой.
   Бренту стало тошно.
   - Пятьдесят четыре B5N готовы, господин адмирал, - доложил подполковник
Окума. - Но на всех стоят старые  950-сильные  двигатели  "Сакаэ-11".  Все
новые моторы достались истребителям.
   - Вы что, подполковник, намерены  обсуждать  отданный  мною  приказ?  -
отрывисто осведомился адмирал.
   - Никак нет. Но считаю  своим  долгом  заявить,  что  на  более  мощных
моторах мы бы причинили противнику и больший ущерб.
   - Разумеется, причинили бы. Получите новые "Накадзимы", как  только  их
нам доставят.
   Подполковник выпрямился и расправил плечи. Когда  он  заговорил  вновь,
Брент услышал знакомые слова из "Хага-куре":
   - Все мои люди считают смерть за императора высочайшей честью  и  актом
священного очищения, и все готовы пасть в  бою  за  правое  дело...  -  Он
покосился на безучастного Мацухару и договорил: - Все воспримут смерть как
награду, ниспосланную свыше.
   Раздались крики "банзай!". Сайки вскочил с места,  а  дряхлый  Хакусеки
Кацубе в порыве восторга едва не вывалился из кресла.
   Фудзита снова подошел к карте.
   - Транспорты и два эсминца сопровождении через два дня могут  выйти  из
Владивостока. - Резиновый наконечник указки пополз вниз и замер в какой-то
точке Восточно-Китайского моря южнее Кореи  и  западнее  острова  Кюсю.  -
Здесь мы будем "прогуливаться", здесь мы их перехватим. - Ткнув указкой  в
Корейский пролив, он облизал  тонкие  губы.  -  Здесь  придет  к  ним  час
расплаты.
   Снова раздались крики  "банзай!",  к  которым  присоединился  и  Брент.
Адмирал Аллен хранил молчание. Когда взрыв воодушевления  улегся,  Фудзита
повернулся к Файту.
   - Семь эскадренных миноносцев класса "Флетчер" готовы к выходу в  море,
господин адмирал, - сказал седоголовый командир конвоя,  грузно  выбираясь
из своего кресла. - Беда в том, что у нас есть системы поиска воздушных  и
надводных целей, но по женевским договоренностям нет РЛС управления огнем.
- Он устремил пристальный взгляд голубых глаз на зажатый  в  руке  Фудзиты
лист с распечаткой донесения.  -  А  если  верить  "Трепангу",  арабы  его
засекли именно этой штукой. -  Он  повел  глазами  по  лицам  настороженно
примолкших офицеров. - Если  мои  ребята  начнут  торпедную  атаку  против
корабля, оснащенного таким радаром, их можно  считать  покойниками.  И  не
помогут ни дымовая завеса, ни маневр, ни скорость.
   - Ошибка исключена? - озабоченно спросил у Аллена адмирал.
   Тот кивнул Бренту, и лейтенант встал из-за стола:
   - Все возможно, сэр, но  грамотный  оператор  легко  распознает  работу
радара управления огнем. Частота выше, а  фокус  луча  уже.  Мне  кажется,
подводники не ошиблись и засекла их именно эта РЛС.
   - Значит, в Женеве нас водят за нос, - жестко сказал Файт.
   - Я немедленно пошлю запрос! - воскликнул Аллен.
   Окума и Сайки, переглянувшись, усмехнулись.
   - Это еще не все, - продолжал кэптен. -  У  нас  стоят  старые  торпеды
"Марк-46" с контактными взрывателями. Нам нужны новые - NT-37C, это лучшие
торпеды в мире. У  них  есть  все,  что  нужно,  -  активное  и  пассивное
самонаведение и управление по проводам, а в борьбе со  скоростными,  почти
бесшумными лодками они просто  незаменимы.  А  дальность  -  вдвое  больше
против "сорок шестых".
   Адмирал Аллен с глубоким вздохом откинулся на спинку кресла.
   - Да я знаю, Джон, - произнес он почти с отчаянием. - Но ведь я же  вам
объяснял... Русские обязались не поставлять самонаводящиеся торпеды  своим
союзникам, мы - своим. Таковы условия, что мне вам это рассказывать?!
   - Из-за этих условий я  потерял  Огрена,  Уорнера,  Фортино,  Джексона,
Филбина, Джиллилэнда... - зарычал Файт.
   От  этого  скорбного  перечня  погибших   лицо   Аллена   страдальчески
сморщилось.
   - Это нехорошо с вашей стороны, Джон. Запрещенный прием. Мы  все  несем
потери.
   - Свяжитесь с вашим министерством, с Главным  штабом  ВМС,  -  вмешался
Фудзита. - Пошлите запрос. Попытка не пытка.
   - Сколько таких запросов я уже посылал...
   - Делать нечего. Будем воевать тем, что есть, Марк, -  сказал  Файт.  -
Командиры всех моих миноносцев - американцы, все по многу лет плавают, все
участвовали во второй мировой. - Он перевел взгляд на Фудзиту. -  Надеюсь,
сэр, вы будете применять торпедные атаки как крайнее и последнее средство.
   - Не сомневайтесь, кэптэн. Да! - обратился Фудзита к Аллену. - Что  там
ваша лодка у Владивостока? Сообщений не было?
   - Не было, сэр. Они выходят на связь только в случае активных  действий
объекта наблюдений.
   - "Активных действий"... - насмешливо повторил Окума. - Может быть, они
просто-напросто спят?
   Послышались смешки. Фудзита оглядывал своими узкими глазками сидящих за
столом, и Брент понимал, что на этот раз адмирал не вмешается.
   - Нет, они не спят, - ответил Аллен. - Мне странно это  вам  объяснять,
подполковник, но вы,  наверно,  забыли:  приемники  РЛС  на  берегу  и  на
патрульных судах,  перехватив  сигнал,  могут  установить  местонахождение
лодки в считанные секунды.
   Прежде, чем Окума успел ответить, адмирал спросил:
   - Хороший у нее радар?
   - Самый лучший, сэр. Это "Огайо", ею командует  коммандер  Норман  Вил,
мой друг.
   - На него можно положиться?
   - Всецело. Плавает лет двадцать и, пожалуй, один из лучших  подводников
в мире.
   - Добро. Завтра в 8:00 "Йонага" снимается  с  якоря.  -  Фудзита  ткнул
указкой в точку на карте в ста милях к востоку  от  Токийского  залива.  -
Подполковник Мацухара, сообщите вашим командирам звеньев, что самолеты  мы
примем здесь. Старший офицер  подготовит  письменный  приказ  с  указанием
координат точки рандеву. - Он повернулся к Аллену. - Будем уповать на  то,
что ваш друг сообщит нам точное время выхода "Эль-Хамры" и "Мабрука".  Так
мы сбережем время и топливо.
   - Будьте покойны, сэр, - уверенно улыбнулся адмирал. -  Норман  Вил  не
подведет.





   Поставленная задача не нравилась коммандеру Норману Билу. Патрулируя  в
разведывательном дозоре в сорока милях юго-восточнее  Владивостока,  лодка
имела под килем всего тридцать восемь фатомов [фатом  (морская  сажень)  -
мера длины, равна 1,829 м], а Вил, как и все командиры  подводных  атомных
ракетоносцев, хотел действовать на глубине хотя бы в сотню. Его лодка была
создана  для  океанских  бездн,  а  не  для   мелководья:   глубина   дает
пространство для маневра, возможность уйти от борзой  своры  кораблей  ПЛО
[противолодочной обороны], которые сначала почуют зверя гидролокаторами, а
потом стиснут у него на горле клыки глубинных бомб и торпед. И это  адское
патрулирование шло уже два месяца. Шестьдесят один день  лодка  дрейфовала
или со скоростью трех узлов ползала на глубине сорока - шестидесяти  футов
на траверзе бухты Петра Великого, наблюдая  за  входившими  и  выходившими
судами.  Сторожевики,  миноносцы,  танкеры,   сухогрузы...   Но   ливийцев
"Мабрука" и "Эль-Хамры" не было.
   У "Огайо", самого крупного  и  самого  лучшего  подводного  ракетоносца
американского флота, были и свои недостатки:  при  водоизмещении  в  16600
тонн в надводном положении  и  18700  тонн  -  в  подводном  этот  кашалот
медленно всплывал и еще медленнее погружался. Ему, способному держать  под
контролем  немыслимое  морское  пространство  -   четырнадцать   миллионов
квадратных миль,  -  нужен  был  и  соответствующий  оперативный  простор.
Атомный реактор с водяным охлаждением S8G мчал "Огайо" со скоростью  сорок
узлов, но китайская орбитальная станция лишила лодку ее могучих челюстей -
двадцать четыре ракеты "Трайдент-1 С-4 MIRV" были демонтированы,  пусковые
шахты пусты, а единственным оружием остались четыре торпедных  аппарата  и
торпеды "Марк-48".
   Вил, подводник с  двадцатилетним  стажем,  так  до  конца  и  не  сумел
побороть страх замкнутого пространства, охватывавший его с особенной силой
на центральном командном посту, где в красноватом свете его со всех сторон
тесно обступали  люди  и  приборы  -  бесчисленные  электронные  планшеты,
мерцающие зеленым экраны  систем  обнаружения,  дисплеи  компьютеров,  где
стоял особый запах, присущий всем подводным  лодкам,  -  смесь  дизельного
масла, сигаретного дыма и давно не мытых мужских тел, покрывающихся  потом
в минуты опасности. Минуты такие случались часто, и  никакие,  даже  самые
усовершенствованные кондиционеры не могли справиться с этим едким букетом.
   Перед  Норманом  на  отдельных  консолях  стояли  два  командирских   и
поисковый перископы и пульт управления  устройствами,  выдвигавшими  штыри
радиоантенны,  РЛС  обнаружения   и   навигационного   радара.   Рядом   в
лениво-скучающих позах томились старший помощник  лейтенант  Джек  Барр  и
трое его людей, раньше, когда  ракеты  еще  были  оружием,  отвечавших  за
компьютеризованную   систему   наведения   ракет   "Марк-98",   а   теперь
обслуживавших  компьютеры  управления  торпедным  огнем  "Марк-118",   РЛС
обнаружения надводных  целей  ВPS-15А  и  систему  РЭБ  WLR-8.  За  спиной
командира находился гидроакустический комплекс BQQ-6, перед которым сидели
два оператора и лейтенант Лоуренс Мартин или просто Ларри. По левую руку -
приборы инерциальной навигационной  системы,  гироскопы  и  акселерометры,
фиксировавшие  ход  "Огайо"  во  всех  направлениях  и  скорость  лодки  в
надводном и в погруженном положении.  Оператор  давал  штурману  показания
оптики и электроники и мог определить местоположение лодки с точностью  до
двухсот ярдов в любой точке земного шара.
   Норман  Вил  барабанил  пальцами  по  колену.  Через  тридцать   секунд
предстояло подвсплыть на перископную глубину и  оглядеть  бухту.  Командир
вздохнул. "Мичиган" сменит их только через четыре дня,  и  они  пойдут  на
Перл-Харбор, там проведут текущее переоборудование, а он сможет  вырваться
в Сан-Диего повидать жену Рэйчел и дочек - Сильвию и Бернис. Рэйчел,  хоть
и родила ему двух девочек, осталась такой же  свежей  и  стройной,  как  и
двадцать лет назад, когда они познакомились. Как  у  всех,  кто  по  многу
месяцев не видит ни одного нового лица и занимается утомительным и  нудным
делом наблюдения и поиска, фантазии Нормана Вила  всегда  были  мучительно
предметными и яркими до галлюцинаций. Рэйчел являлась ему не только  в  те
долгие ночные часы, когда он в лютой  мужской  тоске  ворочался  на  своей
узкой койке, физически ощущая рядом с собой ее нагое тело, но и  когда  он
прокладывал курс, вертел ручки перископа или просто сидел, слушая "травлю"
своих офицеров. Он вдыхал аромат ее кожи. Он чувствовал ее присутствие.
   Покашливание  старшего  помощника  отвлекло  его  от  этих  мыслей.  Он
взглянул на часы и отрывисто скомандовал:
   - Перископ поднять!
   Вахтенный  старшина,   повернув   кольцо   гидравлического   фиксатора,
высвободил перископ, скользнувший вверх из своей шахты.
   - Стоп! - сказал Вил, когда линзы оказались над поверхностью воды.
   Согнувшись чуть ли не вдвое и расщелкнув сложенные рукоятки  перископа,
он взялся за них и описал полную  окружность.  Вмонтированная  в  перископ
камера посылала на монитор сероватые "картинки".
   - Пусто, командир, - сказал Джек, глянув на монитор.
   - Пусто так пусто, - пробурчал Вил и подумал про себя: "Ничего. Арабами
и не пахнет". - Акустик!
   - Есть акустик!
   - Ну, что там?
   - Ничего, сэр, - раздалось у него за спиной.
   - Отлично. Еще три фута вверх.
   Перископ плавно ушел у него из рук, и Вил наконец-то смог распрямиться,
приникнув к резиновому наглазнику.
   Взвившись   над   перископом,   антенная   решетка   стала    принимать
высокочастотные сигналы, передавая их в  приемник,  и  на  индикаторе  РЛС
замигали два огонька.
   - Сэр, - сказал оператор. - Два поисковых  радара.  По  характеристикам
импульсов - береговые. Это не самолет и не корабль.
   - Откуда? С мыса Гамова?
   - Так точно.
   - Отлично, - повторил командир.
   Он и в  самом  деле  был  доволен.  Кораблей  нет,  самолетов  тоже,  а
береговые локаторы на таком расстоянии их перископ не засекут. Хотя  лодка
не  подходила  ближе  двадцати  четырех  миль  и  формально  находилась  в
нейтральных водах, русские считали  стомильную  зону  вокруг  Владивостока
своими территориальными водами. И несколько раз за эти два  месяца  Норман
видел,  как  по  акватории  порта  кружили  крейсер   "Кара"   и   эсминец
"Современный".  У   обоих   на   борту   были   самые   совершенные   ГАСы
[гидроакустические системы], самонаводящиеся  торпеды  и  вертолеты  К-27,
оборудованные  акустическими  радарами   и   способные   сбрасывать   РГАБ
[радиогидроакустические  буи]  и  глубинные  бомбы.  Русские  ясно  давали
понять, что не потерпят вторжения в свои воды.
   Норман почувствовал, как палубу качнуло вниз и вправо.
   - Внимательней на  рулях,  мистер  Т!  -  крикнул  он  стоявшему  возле
рулевых-горизонтальщиков  высокому  тонкому  лейтенанту  с  непроизносимым
польским именем Матеуш Тышкевич.
   Никто из экипажа такого не мог выговорить, и потому все называли  этого
благодушного, неизменно улыбчивого уроженца Южного Бронкса "мистер Т"  или
"мистер Мэт". Однако сейчас улыбка сбежала с его лица. Лейтенант  повторил
команду рулевым, и  те,  поглядывая  на  экран,  спустя  несколько  секунд
выровняли киль.
   Вил продолжал вращать перископ. Здесь, севернее сорок второй параллели,
линзы перископа часто утыкались в густой туман. Сейчас ветер раздергал его
в клочья, и в прогалинах по правому борту виднелись сопки Поворотного,  по
левому всего в восьми милях выступал из воды остров Русский, но мыс Гамова
был скрыт плотной темно-серой пеленой, похожей на свинцовую пыль.
   Сделав оборот на 360 градусов, Норман сказал Барру:
   - Ничего. Ни кораблей, ни самолетов. Ветер - норд, десять узлов, высота
волны - два  фута,  видимость  отличная.  -  Со  щелчком  сложив  рукоятки
перископа, он отступил от него, скомандовав: - Перископ убрать! - Зажужжал
электромотор, и хорошо смазанная труба бесшумно втянулась  в  свою  шахту.
Норман глянул на часы: перископ оставался на поверхности  8,2  секунды.  -
Отлично. В самом деле, отлично, - сказал он сам себе.
   Показав на монитор, укрепленный наверху, Барр спросил:
   - Будете смотреть запись?
   - Чего на нее смотреть?! Поставил бы лучше порнушку какую-нибудь, а  то
скоро забуду, как это вообще делается. - По ЦКП порхнул негромкий  смешок.
- Ладно, прокрути.
   Через  несколько  секунд  на  мониторе  возникло  изображение,   снятое
укрепленной чуть ниже перископа камерой, но оно  ничем  не  отличалось  от
того, что видели минуту назад его глаза. Он зевнул.
   - Старший  помощник,  принимайте  вахту,  -  и  с  нескрываемой  тоской
добавил: - Курс прежний.
   - Есть курс прежний, - отозвался Джек Барр.
   Но прежде  чем  командир  успел  повернуться  и  шагнуть  к  переборке,
отделявшей ЦКП от жилых отсеков и его каюты, раздался голос Ларри Мартина:
   - Сэр, у Пейна кое-что интересное.
   Не больше  пяти-шести  шагов  должен  был  сделать  Норман  Вил,  чтобы
оказаться   за   спиной   главного   акустика   Боба    Пейна.    Огромный
пятнадцатифутовый сенсорный преобразователь гидролокатора, укрепленного  в
носовой части лодки, засек шумы какого-то судна, передал их на  компьютер,
в памяти которого хранились частотные  характеристики  всех  кораблей  ВМФ
СССР, и на зеленом дисплее перед Пейном замелькали их визуальные символы.
   - Незарегистрированные характеристики, сэр. Неизвестное судно, - сказал
он, прижимая к уху наушник. - Одно  или  несколько.  Дальность  шесть-семь
миль.
   - Может, это кит? Или подводная лодка?
   - Нет, сэр, - Пейн показал  на  дисплей,  на  котором  плясали  ломаные
линии, показывавшие источник шумов.  -  Мощные  машины.  Высокая  истинная
скорость - один-восемь-ноль.
   - Ого-го, командир, - сказал Ларри Мартин. - Если это землетрясение, то
не меньше десяти баллов по шкале Рихтера.
   Вил, ворча что-то, взял наушники и услышал характерный нарастающий  шум
гребных винтов, рассекающих воду,  и  постепенно  сумел  в  этой  мешанине
звуков выделить две различных частоты. Затем в наушники  медленно  вползло
посвистывание. Норман быстро глянул  на  зеленовато  мерцающий  дисплей  в
поисках вспыхивающих точек и,  к  немалому  своему  удивлению,  ничего  не
увидел.
   - Два корабля, сэр, - сказал Пейн. - Но такие признаки  попадаются  мне
впервые, ничего подобного пока не слышал.
   - Черт, они уже совсем близко, - сказал Вил.
   - Их экранирует термоклин, - заметил акустик.
   Вил  внятно  выругался.  Здесь,  на  севере,   звукопроводимость   была
ужасающая. Море из-за постоянно меняющихся температур  представляло  собой
настоящий слоеный  пирог,  а  там,  где  отдельные  слои  теплой  воды  на
поверхности встречались с холодными глубинными течениями,  возникал  почти
непроницаемый барьер, действовавший как экран-отражатель и  защищавший  от
акустических сигналов. Это играло  на  руку  подводникам,  а  вот  сегодня
сработало против командира "Огайо". Вил обернулся к старшему помощнику:
   - Над нами, по всей видимости, полным ходом идут  два  боевых  корабля.
Турбины  работают  с  полной  нагрузкой.  -  Он  побарабанил  пальцами  по
приборной панели. - Когда "Трепанг" засек два эсминца на входе в Корейский
пролив?
   - Почти тридцать пять часов назад,  -  ответил,  заглянув  в  вахтенный
журнал, Барр.
   - А ведь это они и есть,  -  задумчиво  сказал  командир.  -  Те  самые
ливийские эсминцы.
   - Они в трех милях, сэр, - доложил Пейн, -  скорость  -  тридцать  один
узел. Через шесть минут десять секунд пройдут в четырех  тысячах  ярдов  у
нас по левому борту.
   - Отлично. - Вил подошел к перископам и, напряженно размышляя о чем-то,
стукнул в них костяшками пальцев. - Они ведут гидроакустический поиск?
   - Нет, сэр. У меня только шумы двигателей и корпуса.
   - Старший помощник, глубина под килем?
   - Сорок фатомов, сэр.
   - Стоп машина!
   Барр передал команду в центральный пост, и все услышали,  как  перестал
вибрировать единственный бронзовый винт лодки. Безмолвная "Огайо" пошла на
глубину, уменьшив издаваемые ею шумы до предела.
   - Дальность?
   - Три мили, сэр.
   - Поднять перископ!
   Вил держал  линзы  над  самой  поверхностью  воды  и  внезапно  услышал
пугающее гудение радарного датчика.
   - Что там такое? - вскрикнул он.
   Оператор глянул на вспыхивающий в углу дисплея огонек - знак опасности.
   -  Два  береговых  радара,  сэр.  Проводят  поиск  с  большим  радиусом
действия: ноль-восемь-пять, два-шесть-ноль, три-пять-пять.
   - Это лоцманская проводка, командир, - сказал Барр.
   - С мысов?
   - Точно, командир. С мыса Поворотного, мыса Гамова и острова Русский.
   - Добро. Поднять перископ.
   Вил, то наклоняясь, то выпрямляясь, но не  отрывая  глаз  от  окуляров,
кружился вместе с перископом, пока  не  увидел  все,  что  ему  было  надо
увидеть. Он даже удовлетворенно  крякнул:  два  серых  эсминца  находились
именно там, где он  и  предполагал.  Они  шли  полным  ходом,  разрезая  и
вспенивая острыми форштевнями волны и оставляя за кормой белые буруны.  По
две трубы, по четыре  орудийных  башни,  торпедные  аппараты...  Глубинные
бомбы, разложенные на корме ровными рядами, отсюда  казались  леденцами  в
шоколадной глазури, фортопы мачт щетинились антеннами. Пятидюймовые орудия
были уставлены жерлами в  небо,  зенитные  установки  заполняли  палубу  и
надстройки.  Доведя  увеличение  до  четырнадцати  единиц,   Вил   потерял
оптическое разрешение, но зато сумел разглядеть теперь  все  в  мельчайших
подробностях - он видел даже смуглые лица зенитчиков и впередсмотрящих  на
мостике и фор-марсе. Кое-кто курил, и у всех был скучающий вид.
   - Опустить перископ!
   Снова зажужжал мотор, и стальная труба спряталась.
   - Акустик!
   - Обороты гребного вала постоянные, сэр, курс прежний! - доложил Пейн.
   - Отлично. - Подойдя  к  пульту  ГАСа,  Вил  прижал  к  уху  наушник  и
одновременно взглянул на дисплей.  Гребные  винты,  не  сбавляя  оборотов,
мчали миноносцы курсом на Владивосток. Он снова удовлетворенно  крякнул  и
вернулся на свое место у перископов. - Ну-ка, мистер Барр, покажите-ка нам
"картинку".
   На мониторе мгновенно возникли силуэты двух миноносцев.
   - Класса "Джиринг", командир, - сказал Джек  Барр.  -  Глубинные  бомбы
времен Нельсона, торпедные аппараты, и идут под ливийским флагом.  Похоже,
это те, кого засек "Трепанг".
   - Но мы не знаем, что у них лежит в этих аппаратах, - словно про  себя,
сказал Норман.
   - Наверняка какие-нибудь допотопные дуры с контактными взрывателями.
   - Я вижу, Джек,  русские  и  ливийцы  пользуются  у  тебя  безграничным
доверием, - ядовито ответил командир.
   - Я лично им верю, как родной теще, - разрядив напряжение,  повисшее  в
тесном ЦП, сказал Ларри Мартин, и все покатились со смеху.
   - Командир, доложить на базу? - повернулся от монитора Барр.
   Вил секунду раздумывал.
   - Нет, сохраняем радиомолчание. Прибережем-ка наш рапорт на их выход из
Владивостока. Полагаю, он состоится завтра в первой  половине  дня.  -  Он
оглядел всех, кто был в отсеке. - Кто  хочет  держать  пари?  Ставлю  пять
долларов.
   - Раньше четырнадцати не тронутся, - немедленно принял вызов Мартин.
   - Тринадцать десять, - сказал Пейн.
   - Четырнадцать тридцать, - ответил Барр.
   - Так, - распорядился командир. - Каждый спорящий отдает пять  долларов
и бумажку с собственноручно записанным временем  выхода  боцману  Эшворту.
Время появления за входным буем указывать местное. Радарную мачту я завтра
поднимать не буду, поэтому все мы в руках нашего акустика.  Пеленг  буя  -
три-пять-восемь, дальность - восемь миль. Итак,  должен  выйти  конвой  из
четырех судов. Свидетель - старший помощник. Впрочем, мы запишем  шумы  на
кассету, и каждый сможет послушать. Ясны условия пари?
   В руках у всех появились карандаши и  лоскутки  бумаги.  Барр  сосчитал
присутствующих:
   - Двадцать два человека. Сто десять долларов.
   - Я-то знаю, как ими распорядиться, - сказал Мартин. -  Я  планирую  на
ваши  денежки,  джентльмены,  совершить  во  Владивостоке  большой  загул.
Почувствую себя в Золотой Орде.
   - В орде ли или в борделе? - осведомился Барр.
   Снова раздался смех.  Вил  достал  из  кармана  карандаш  и  бумагу,  в
раздумье подергал себя за нос.
   - Слово командира - тринадцать пятьдесят.
   - Слово командира - тринадцать пятьдесят, - повторил  Ларри,  записывая
на листке бумаги свой собственный вариант.  -  Проиграете,  сэр!  Помните,
кто-то из великих сказал: "Все пожирает  времени  река..."  А  я  добавлю:
"...и прежде всего - деньги простака".
   В отсеке снова невысокой волной переплеснулся смех.


   - "Огайо" вчера должна была засечь арабские эсминцы, -  сказал  адмирал
Фудзита.
   - Полагаю, сэр, - ответил Брент,  глядя  на  тонущий  в  тумане  пролив
Урага.
   - По моим расчетам, они к тринадцати выйдут на владивостокский рейд,  -
адмирал крепко сжал сухонькими пальцами висящий на  груди  бинокль.  -  Но
лодка молчит?
   - Молчит, сэр. Коммандер Вил не хочет обнаруживать  себя  и  выйдет  на
связь не раньше, чем они снимутся с якоря.
   - Который час, лейтенант? - спросил адмирал, снова  поднимая  к  глазам
бинокль.
   - Тринадцать ноль-ноль.
   - Им самое время двигаться...
   - Господин адмирал,  впередсмотрящий  докладывает:  оставили  слева  по
борту Нодзима-Заки, - сказал телефонист Наоюки...
   - Добро.
   Брент вскинул к глазам бинокль, всматриваясь в поросший деревьями мыс.
   - Нодзима-Заки, сэр, пеленг два-семь-три, - сказал Брент.
   - Есть. Матрос Наоюки, запросить радиопеленг на Нодзима-Заки, О-Симу  и
Иро-Заки.
   Телефонист отрепетовал команду РЛС, выслушал ответ и доложил:
   - Два-шесть-ноль, господин адмирал, ноль-один-ноль и ноль-пять-ноль!
   - Добро. - Адмирал повернулся к штурману  Нобомицу  Ацуми,  склоненному
над покрытому картой столом. - Нанесите линии положения!
   Послышался свистящий шорох  остро  отточенного  грифеля,  скользнувшего
вдоль ребра линейки.
   - Мы на середине  фарватера,  господин  адмирал.  Предлагаемый  курс  -
один-шесть-пять, - сказал Ацуми, не отрываясь от карты.
   - Добро, - в третий раз повторил Фудзима, тоже  взглянув  на  карту.  -
Поднять  сигнал:  "Следовать  в  стандартном  ордере   охранения,   курсом
один-шесть-пять, скорость - шестнадцать".
   Спустя несколько секунд над головой взвились и затрепетали флажки.
   Брент следил за тем,  как  миноносцы  сопровождения  занимают  места  в
ордере: в тысяче ярдов впереди - корабль Файта  с  жирно  намалеванной  на
носу и корме единицей, "второй", "четвертый"  и  "шестой"  -  в  шестистах
ярдах впереди по правому борту "Йонаги", а "третий", "пятый", "седьмой"  -
на таком же расстоянии слева. Лейтенант  невольно  поежился,  глядя,  как,
круто заваливаясь на  перехлестывающей  через  фальшборт  волне  и  иногда
совсем скрываясь из виду под  синевато-серыми  горами,  мчатся  эти  узкие
корабли, ощетиненные антеннами и стволами зенитных установок.
   - Все семеро подняли "Сигнал принят!", сэр.
   -  Отлично,  -  Фудзита  подошел   к   переговорной   трубе.   -   Курс
один-шесть-пять,  скорость  шестнадцать.  -  Голос  из  штурманской  рубки
повторил приказ. Сигнальные флажки поползли  вниз  и  на  "Йонаге",  и  на
эсминцах.  Конвой  начал  поворот  "все  вдруг",  и  Брент,  ощутив  крен,
почувствовал, как под стальной кожей чаще забилось сердце авианосца.
   -  Курс  один-шесть-пять,  скорость   шестнадцать,   девяносто   восемь
оборотов, - послышалось из переговорной трубы.
   - Так держать.
   Несмотря на промозглый  туман  и  слабую  видимость,  они  отвалили  от
причальной стенки ровно в восемь и следом за серыми "терьерами"  охранения
медленно вышли в Токийский залив, полный самых разнообразных судов.  Потом
два скоростных катера Японской Красной Армии  сопровождали  их  до  самого
пролива Урага - разгонялись и неслись прямо  в  лоб,  отворачивая  лишь  в
самый   последний   момент.   Разгневанный   адмирал   приказал   рулевым:
"Протараньте их!",  но  верткие  катера,  забитые  орущими  и  вздымающими
плакаты "красноармейцами", всякий раз умудрялись уходить от столкновения с
носом левиафана. Наконец, когда вышли в открытое неспокойное море, катера,
побесчинствовав на волнах, бивших авианосцу в правый  крамбол,  отстали  и
умчались в тихую заводь Токийского залива.
   Когда от килевой качки палуба "Йонаги"  стала  медленно,  словно  грудь
глубоко и крепко спящего человека, вздыматься и опадать под ногами Брента,
он неожиданно для самого себя испытал приятные ощущения и  жадно  впитывал
холодный,   чистый,   солоноватый   морской   воздух.   Безбрежная   гладь
простиралась до самого горизонта, и лейтенант,  как  всегда,  почувствовал
себя песчинкой в этой необозримой водной пустыне.
   Но воспоминание о Маюми заставило его беспокойно затоптаться на месте -
черные жгучие глаза впились ему  прямо  в  душу.  Он  злобно  пнул  носком
башмака ветрозащитный экран. В последнюю неделю увольнения на  берег  были
отменены, и, конечно, надо было позвонить ей, пока "Йонага" стоял в доке и
был подключен к городской сети. Но в их  последнюю  встречу  девушка  была
полна такой скорби, гнева и даже злости, что у Брента рука не  поднималась
набрать ее номер. Было ясно, что надо дать  ей  время  успокоиться.  Но  и
Маюми не делала никаких попыток связаться с ним. Брент ждал, не  будет  ли
хоть краткой записочки, но до  самого  выхода  в  море  так  ничего  и  не
дождался. Ничего. Ровным счетом ничего. Ему на память пришли  слова  отца:
"Когда не стало Кэтлин, мне  словно  отрубили  руки  и  ноги".  Теперь  он
понимал его.
   Море било авианосец в правый крамбол, как пушинку поднимая на волну все
его восемьдесят четыре  тысячи  тонн,  и  эти  тяжкие  удары  гулким  эхом
отдавались где-то в  самой  глубине  его  стального  тела,  словно  звучал
огромный храмовый барабан. Брент вспомнил слова адмирала -  "лучшие  глаза
на "Йонаге", не человек, а радар", а с ними - и о своих  обязанностях.  Он
поднял бинокль. Ветер свежел, срывал  с  верхушек  волн  кружевные  оборки
пены, разгонял туман, и в прямоугольнике чистого синего неба  над  головой
появилась стая чаек, пронзительными криками выражавших свое разочарование:
военные корабли не вываливают за борт мусор и объедки,  тем  более  нечего
ждать поживы от вышколенной команды авианосца.
   Море, на удивление,  многолико:  оно  может  быть  обиталищем  ужаса  и
смерти, может поразить ни с чем не сравнимой  красотой.  Брент  в  прошлом
походе видел и то, и другое, и третье, но сегодня боги-живописцы превзошли
самих себя: на севере громоздились, уходя в поднебесье тысяч  на  тридцать
футов, отвесные башни и зубчатые крепостные стены  грозовых  туч,  поверху
окрашенных полуденным солнцем в ярчайшие малиново-багровые тона, а  снизу,
у самой воды переливавшихся сине-серым и осыпавших  море  жемчужной  пылью
дождя. На востоке и на юге небо было чистым, и лишь кое-где по нему быстро
проплывали  караваны  облаков.  Именно  туда  курсом  на  юго-восток   шел
"Йонага", чтобы принять на борт свою палубную авиацию.
   Значит, скоро Брент увидится с Йоси Мацухарой... Со  дня  смерти  Кимио
летчик сам казался живым мертвецом - он был вяло безучастен ко всему,  что
происходило кругом, отгородившись от окружающих непроницаемой стеной  вины
и скорби. Он искал смерти, и Брент знал,  что  предстоящий  рейд  "Йонаги"
откроет перед ним широкие возможности для славной гибели. Самурай  пройдет
свой путь не сворачивая, даже если в конце ждет  смерть,  -  так  велит  и
предписывает кодекс бусидо - и совсем скоро все они ступят на этот путь.
   За спиной послышались шаги и знакомый голос адмирала Аллена:
   - Не слишком ли свежо для посадки?
   Фудзита кивнул:
   - Ветер - пять баллов по Бофорту.  Отличное  испытание  для  мастерства
моих летчиков.
   - От девятнадцати до двадцати четырех узлов  -  многовато,  сэр.  Может
быть, отменить рандеву? Ляжем  в  дрейф  и  примем  авиацию,  когда  ветер
стихнет. Прогноз на завтрашнее утро - безветрие.
   -  Нет,  -  покачал  головой  японец.  -  Нам  еще  долго  болтаться  в
Южно-Китайском море, прежде чем  ливийцы  выйдут  из  Владивостока.  -  Он
подергал свой седой волос на подбородке. - Ну, что там  слышно  от  вашего
друга Вила? "Огайо" молчит?
   - Молчит.
   - Я вижу, они не злоупотребляют радио...
   - Это естественно, сэр. Их в два счета запеленгуют и наколют  как  жука
на булавку.
   - Будем надеяться, арабский конвой не задержится  с  выходом.  Горючего
нам  только-только  хватит,  чтобы  на  шестнадцати  узлах   доползти   до
Корейского пролива и там не больше двадцати дней поджидать арабов.
   - А танкеры, сэр? - недоуменно спросил Брент.
   - Танкеры? -  ядовито  переспросил  Фудзита.  -  С  тех  пор  как  наши
индонезийские друзья переметнулись к мерзавцу  Каддафи,  они  отказываются
продавать нам нефть. Я только что получил донесение о том,  что  оба  наши
танкера грузятся в Сан-Педро. Дозаправки в море у нас не будет.
   Брент  в  сердцах  стукнул  кулаком  по  ветрозащитному  стеклу  рубки,
прошептав: "Огайо", черт тебя дери, подашь ты голос  или  нет?",  а  потом
вновь поднял к глазам бинокль. Теперь прибрежные горы и холмы скрылись  за
горизонтом, и со  всех  сторон  их  окружало  только  необозримое  морское
пространство. Грозовые тучи на северо-востоке тоже  словно  погружались  в
воду, а то, что оставалось на  поверхности,  налилось  зловещей  чернотой,
прорезаемой  время  от  времени  вспышками   зарниц.   Оттуда   доносилось
отдаленное погромыхиванье, словно разгневанные боги метали  друг  в  друга
молнии. Но ветер слабел, и чем дальше к  юго-востоку  шел  авианосец,  тем
спокойней становилось море. Раздавшийся  на  западе  гул  заставил  Брента
повернуть голову.
   -  Господин  адмирал!  -  доложил  телефонист.  -  Радио  от  командира
авиагруппы. Мы в зоне  их  прямой  видимости.  Запрашивает  разрешение  на
посадку.
   Фудзита, окинув взглядом далекий горизонт,  где  ясную  голубизну  неба
перечеркивали стаи черных  крестиков,  посмотрел  на  хлопавший  по  ветру
кормовой флаг на гафеле.
   -  Передать  "Эдо  Лидеру":  даю   "добро"   на   посадку!   Мой   курс
ноль-четыре-ноль, ход - двадцать узлов. Заходить на посадку по вымпелу!
   Взвились  сигнальные   флажки,   и   когда   восемь   кораблей   конвоя
одновременно, как единое существо, стали круче к ветру,  гул  усилился,  и
авиагруппы закружились против часовой стрелки над "Йонагой".
   - Черт... - пробормотал Брент. -  Больше  полутора  сотен.  Прямо  стая
саранчи.
   - Да-а, - сказал Аллен, щитком приставив ладонь к глазам. - Попробуй-ка
посадить такую армаду.
   - На "Йонаге" служат лучшие в мире гаковые.
   - От аварий это не спасет.
   - Аварии избавят нас от неумелых пилотов, - как  о  чем-то  само  собой
разумеющемся ответил Фудзита.
   - Несомненно, сэр.
   Все, кто находился на мостике, подняли  к  небу  бинокли.  Как  всегда,
самым нижним коридором шли бомбардировщики,  а  над  ними  вились  изящные
истребители прикрытия. Те и другие двигались традиционным японским  строем
- по три тройки троек. В память о несуществующем больше  Первом  воздушном
флоте - "Коку Контаи" - сразу за кабиной  была  выведена  зеленая  полоса.
Ближе к корме другая - синяя - свидетельствовала о принадлежности самолета
к  палубной  авиации  "Йонаги",  а  трехзначный  номер   на   вертикальном
стабилизаторе  указывал   назначение   и   тип   машины.   Брент,   совсем
запрокинувшись  назад,  разглядел  круживший  над  остальными   самолетами
приметный истребитель  Йоси  Мацухары  с  красным  обтекателем  и  зеленым
колпаком. "Рад тебя видеть, старина", - прошептал он.
   - Господин адмирал, - сказал телефонист, - командно-диспетчерский пункт
докладывает о готовности принять самолеты на борт.
   - Добро, - отозвался Фудзима. - Вымпел!
   И   вслед   за   этим,   выпустив   шасси,   начал   снижение    первый
торпедоносец-бомбардировщик  B5N.  Сверкающая  алюминием  и   плексигласом
громадина, снизив скорость, пошла  на  посадку,  выбросив  хвостовой  гак.
Офицер-регулировщик в желтом  жилете  крест-накрест  вскинул  над  головой
флажки и резко  опустил  их  вниз.  Летчик  убрал  газ,  и  машина  грузно
опустилась на палубу, поймав гаком  трос  аэрофинишера.  С  узких  мостков
вдоль полетной палубы спрыгнули ликующие матросы, отцепили гак и  покатили
B5N через аварийный барьер к носовому подъемнику.
   - Шестьдесят пять секунд, - сказал Аллен, взглянув на часы.
   - Медленно! - крикнул Фудзита телефонисту. - Слишком медленно! Ускорить
посадку!
   Наоюки отрепетовал команду.
   Следующий бомбардировщик сел за пятьдесят пять секунд.
   - Уже лучше! - разом сказали адмиралы.
   Затем  один  за  другим  приземлились  все  оставшиеся  пятьдесят   два
самолета, и последним посадил на палубу свой  торпедоносец  с  ярко-желтым
обтекателем командир группы подполковник Окума. Через несколько минут  он,
как был в летном комбинезоне и шлеме, уже  стоял  в  ходовой  рубке  между
Брентом и адмиралом Фудзитой,  наблюдая  за  посадкой  третьего  по  счету
бомбардировщика D3A.
   - Еще пятьдесят четыре "Айти" и пятьдесят семь "Зеро", - сказал Аллен.
   Фудзита молча кивнул в ответ, быстро глянув на часы.
   Окума, еще шире развернув плечи, подал свое массивное тело вперед.
   - Лучшие летчики в мире, адмирал! Работают как часы.
   Но Марк Аллен показал ему на бомбардировщик, который заходил на посадку
со слишком большой высоты.
   - У этих часов лопнула пружина...
   Регулировщик яростно махал флажками, запрещая посадку, и  растерявшийся
летчик резко сбросил газ, но было уже поздно: из выхлопной трубы вырвались
язык пламени и  плотное  облако  черного  дыма,  моментально  подхваченные
ветром. Брент в ужасе смотрел, как тяжеловесную  машину  развернуло  левым
крылом вперед и грузно ударило о палубу, потом снова подкинуло  в  воздух.
Самолет  с  покореженной  обшивкой,  обрывая   оба   троса   аэрофинишера,
свистнувшие как  гигантские  бичи,  потеряв  оба  крыла  и  часть  хвоста,
завертелся  волчком,  скапотировал  и  наконец  замер   совсем   рядом   с
артиллерийской платформой, на которой стояли оцепеневшие наводчики.  Двое,
не удержавшись на ногах, полетели за борт.
   - О Боже! - выдохнул Аллен.
   Разлившийся бензин вспыхнул, но авральная команда в асбестовых костюмах
уже была на месте и  вытаскивала  из-под  бесформенной  груды  дымящегося,
алюминия  почерневшего,   обожженного,   жалобно   стонущего   летчика   и
обезглавленного стрелка. Залив пеной  тлеющий  комбинезон,  летчика  бегом
отнесли в лазарет, а обугленное тело стрелка положили здесь же на  палубе.
Через три минуты пламя было сбито, а обломки самолета убраны.
   - Он упокоился в храме Ясукуни, - скорбно произнес Фудзита. - Передать,
- повернулся он к телефонисту. - Пусть его положат в самолет  и  похоронят
вместе с ним в море.
   Покуда изуродованные останки самолета со стрелком в сплющенной и смятой
кабине переваливали за борт, на палубу продолжали один за другим  садиться
другие машины. Наконец в воздухе остался только истребитель  подполковника
Мацухары. У Брента засосало под ложечкой, когда изящный "Зеро"  с  красным
обтекателем  стал,  быстро  снижаясь,  заходить  с  кормы.   Неужели   это
произойдет здесь и сейчас? Ведь это так просто: ничтожнейший просчет  -  и
на скорости в сто двадцать узлов самолет в лепешку расплющится о  стальную
палубу. Но нет: грациозный истребитель плавно, как чайка, скользнул вниз и
безупречно приземлился на три точки, поймав первый  трос  финишера.  Брент
шумно перевел дыхание. Окума насмешливо фыркнул.
   - Отбой! - сказал Фудзита.  -  Руководителю  полетов  подать  рапорт  о
причинах аварии, потерях среди личного состава  и  повреждениях  матчасти.
Штурман! Курс?
   - Два-три-три, господин адмирал.
   - Добро!  Поднять  сигнал:  "Курс  два-три-три,  скорость  шестнадцать,
следовать в стандартном ордере охранения". - Он произнес эти  же  слова  в
переговорную трубу, добавив: - Ходовая вахта, боевая готовность номер два.
   В считанные минуты  авианосец  и  эскортные  эсминцы  изменили  курс  и
скорость. Брент прятал бинокль в  прикрепленный  к  ветрозащитному  экрану
футляр, когда посыльный вручил адмиралу радиограмму. Старик  стал  читать,
хмурясь все сильней. Потом вздрагивающим от сдерживаемой ярости голосом он
произнес:
   - Арабы убили всех, кто был на борту  того  "Дугласа",  который  забрал
Розенкранца и доставил  его  в  Сергеевку.  Облили  бензином  и  подожгли.
Тридцать один человек сгорел заживо.
   Послышались гневные возгласы.
   - Господин адмирал, - сказал, шагнув вперед, Окума, - вы  сказали,  что
они могут простоять в порту около суток?
   - Вполне вероятно.
   - Господин адмирал, когда же мы отомстим?
   - Если боги будут к нам благосклонны - скоро. Очень скоро, подполковник
Окума.
   Тот вскинул к небу сжатый кулак:
   - Чтобы обагрить свой меч их кровью, я пробьюсь через железную стену! -
и, покосившись на Аллена, добавил: - Если на "Огайо" не спят.
   - Не спят? - сердито переспросил тот.
   - Да-да. Я знаю, что такое служба на лодке. Сплошное безделье. Залег на
дно - и спи. Истинные мужчины - здесь. Они сражаются!
   - Вам бы, подполковник, попробовать хоть разок, каково  там  спится,  -
едва сдерживаясь, ответил адмирал. - Хоть разок.
   - Захочу выспаться - переведусь в подводники, - отрезал Окума.
   ...Телефонный звонок нарушил дремоту  Нормана  Вила.  Сняв  трубку,  он
услышал голос дежурного офицера, Ларри Мартина:
   - Командир, арабы выкатились из Владивостока  проворней,  чем  Годзилла
налетел на Токио.
   - Поиск локаторами ведут?
   - Ведут, сэр, но при этом  еще  играют  в  гандбол  пустыми  жестянками
из-под горючего.
   - Боевая тревога!
   К тому времени, когда он прошел в  ЦКП,  сто  сорок  два  человека  его
экипажа, подгоняемые  вспыхивающими  лампами  и  почти  беззвучной  бранью
старшин, уже стояли по местам по боевому расписанию. Занял свое  место  за
пультом ГАСа и он. "Машинное отделение к бою готово, торпедные аппараты  к
бою готовы, РЛС РЭБ к бою готова..." - ввинчивались в ухо доклады старшего
помощника.
   - Есть... Есть... - повторял он. - Барр, глубина погружения?
   - Тридцать восемь фатомов, сэр.
   - Курс? Скорость? Место?
   - Сорок футов, сэр, курс ноль-девять-ноль, скорость - три. Семь миль от
выходного буя, пеленг ноль-два-семь.
   - Лево на борт, держать ноль-два-семь.
   Рулевой,  сидевший  за  пультом  управления,  отрепетовал   команду   и
переложил штурвал влево, поглядывая на свой дисплей.
   - Есть, сэр!
   - Прямо руль! Стоп машина! Акустик!
   - Есть акустик! Сэр, слышу шумы тех самых эсминцев.
   - А транспорты?
   - Трудно сказать, сэр. Идут в строю  кильватера,  шумы  гребных  винтов
смешиваются... - Он подался вперед, всматриваясь в дисплей  и  прижимая  к
уху наушник. - Есть! Поймал! Тяжелые винты, работают на малых оборотах.
   - Как только лидер пройдет выходной буй, скажешь.
   - Так... Так... Так... Он совсем  рядом...  -  Пейн  постукивал  сжатым
кулаком по панели, словно отсчитывал секунды. - Есть! Пеленг взят!
   - Четырнадцать ноль-ноль, - сказал  Вил,  вскинув  голову  к  часам  на
переборке.
   - Ура! - вскричал Мартин. - Плакали ваши денежки. Другой раз не  будете
спорить!..
   - Достопочтенный лейтенант Мартин, - с преувеличенной учтивостью сказал
Вил, - если вы не возражаете, мы, с вашего разрешения, продолжим...
   - Виноват, сэр!
   - Перископ поднять! - РЭБ показал, что  в  широком  диапазоне  работают
четыре радара: два береговых и два судовых. Вил приказал боцману  Эшворту:
-  Поисковый  перископ  -  на  ноль-ноль-ноль.  Акустик!  Доложить,  когда
замыкающий минует выходной буй!
   - Прошел, сэр! Они в фарватере!
   На несколько минут на центральном посту стало  тихо.  Потом  постепенно
начали нарастать шум  винтов  и  писк  ГАСа.  Больше  всего  Норману  Вилу
хотелось сейчас положить "Огайо"  на  дно,  отключить  все,  кроме  систем
жизнеобеспечения, и затаиться за термоклином. Но  выход  арабского  конвоя
надо было увидеть - увидеть своими глазами. Он стиснул зубы.
   -  Последний  прошел,  сэр!  Держат  курс  один-девять-ноль,   скорость
четырнадцать. Разминутся с нами в четырех тысячах ярдов по левому борту.
   - Добро. Перископ поднять! -  Шесть  секунд  наблюдения  показали:  два
эскортных эсминца  класса  "Джиринг"  вели  два  тихоходных  транспорта  -
"Эль-Хамру" и "Мабрук". - Убрать! Старший помощник! Радио  в  штаб  флота!
Доложить состав конвоя, курс, скорость, координаты на время обнаружения.
   - Есть, сэр! BRT-1 или ТАКАМО?
   Вил на мгновение задумался. Радиобуй BRT можно было оставить за  кормой
лодки с тем, чтобы  он  передал  записанную  на  кассету  информацию,  дав
"Огайо" уйти, хоть и недалеко. Система ТАКАМО позволяет  в  тысячные  доли
секунды     передать     кодированный     сигнал      на      радиосвязной
"Локхид-Констеллейшн", барражирующий над западной частью Тихого  океана  с
буксируемой антенной. Норман Вил поднял голову. Пожалуй,  это  лучше.  Шум
винтов стихал. Звуки  постепенно  удалялись,  ГАС  почти  совсем  не  было
слышно.
   - Акустик! Ну, что там конвой?
   -  Держат  курс  один-девять-ноль,  скорость  четырнадцать,   дальность
последнего - семь, пеленг два-ноль-ноль.
   - Добро. Старпом, приготовиться к передаче! Только ТАКАМО.
   - Есть, сэр.
   - Боцман, по моему сигналу поднять радиоантенну.
   - Радист готов.
   - Пошла антенна! - Вил махнул Эшворту, и в ту же минуту зажужжал мотор,
выдвигая штырь.
   На пульте управления вспыхнула зеленая лампочка, и оператор доложил:
   - Готово, сэр!
   - Передавать! - крикнул в ответ Вил, и почти мгновенно  услышал  доклад
об окончании передачи. - Убрать! Малый вперед! Право руля!
   И в эту минуту акустик Пейн выкрикнул слова, которых  как  огня  боятся
подводники:
   - РГАБ! Я взял два пеленга на один-один-ноль и  два-два-три,  дальность
две мили. Похоже на вертолет!
   Вил поглядел на дисплей: две  ломаные  линии  тянулись  через  середину
экрана, а внизу плясали неровные ряды пятнышек,  означая,  что  за  лодкой
началась охота, и вселяя леденящий страх  в  сто  сорок  два  сердца.  Вил
отогнал его, спокойно спросив:
   - Сколько до буев?
   - Три мили, сэр.
   - Проходим ноль-три-ноль, сэр, - доложил рулевой.
   - Руль - прямо! Держать на ноль-четыре-ноль.  Акустик!  Взять  истинный
пеленг в створ!
   - Один-четыре-ноль, сэр!
   Норман сделал шаг назад, за перископы.
   - Рулевой, право на борт! Держать один-четыре-ноль! Старпом, глубина?
   - Сорок фатомов, сэр.
   - Есть держать один-четыре-ноль!
   Раздавшийся на центральном посту голос акустика Пейна ударил  всех  как
удар тока:
   - Сэр... По шумам корпуса и машин... Это - лодка! Пеленг ноль-два-ноль,
дальность одиннадцать тысяч ярдов.
   - Пейн, ты уверен?
   - Сэр, я проверил по каталогу.  Это  "Виктор-два"!  Пеленг  постоянный,
приближается на большой скорости.
   - Добро, - сказал командир и сам удивился тому, как спокойно звучит его
голос.
   Дело было скверное. "Виктор-два" водоизмещением пять  тысяч  тонн  была
многоцелевой ударной субмариной - лучшей на  советском  флоте.  Оснащенная
могучими гидроакустическими  радарами  последнего  поколения,  вооруженная
самонаводящимися торпедами, она специально предназначалась для уничтожения
подводных баллистических ракетоносцев. И - как будто мало было ее одной  -
над головой еще висел русский вертолет. Было совершенно ясно, что "Виктор"
давно выслеживал их, много дней неподвижно  лежал  на  дне,  подкарауливая
"Огайо", ожидая, когда она шевельнется, выйдет на связь,  обнаружит  себя.
Норман  не  раз  встречался  с  русскими  лодками,  выслеживал  их  и  сам
становился их дичью: они играли с русскими подводниками в войну, как дети,
только игрушки у них были не детские. Но теперь все было иначе: теперь это
была не компьютерная игра, которую он однажды проиграл и три раза выиграл,
"потопив" три русские лодки. Но  никогда  еще  не  была  она  так  близко,
никогда не вела себя так агрессивно, да и "Огайо" не забиралась так далеко
в русские воды. Лодка  представляла  несравненно  большую  опасность,  чем
вертолет. Что ж, сейчас, по  крайней  мере,  надо  сократить  до  минимума
акустический силуэт - стать к русским носом.
   - Право на борт! Держать один-шесть-ноль!
   - Есть держать один-шесть-ноль.
   - Командир, русские постоянно ведут  акустический  поиск!  И  продувают
цистерны!
   Ах,  даже  так?  Ну,  значит,  игры  в  самом  деле  кончились.  Норман
почувствовал в горле комок - ни проглотить, ни  выплюнуть,  -  но  все  же
сумел спокойно сказать:
   - Отлично.
   Мощные направленные импульсы искателя пронизывали корпус "Огайо".
   - Наглая тварь, - пробормотал Норман. - Нащупала, да? Погоди, погоди. -
Он  повернулся  к  Барру.  -  Они,  кажется,  намерены  сыграть   всерьез.
Пожалуйста! Включить  РЛС  управления  огнем!  Первый,  второй,  третий  и
четвертый торпедные аппараты - товсь!
   Барр перекинул тумблер, и  смонтированный  в  носу  лодки  гидролокатор
BQS-14 пронизал воду мощными низкочастотными  импульсами,  пронесшимися  в
морской  пучине,  как  грозный  сигнал  опасности.  На  пульте   мгновенно
вспыхнули линии зеленых огоньков.
   - Есть, сэр! Торпедные аппараты готовы!
   - Добро. Если "Виктор" даст залп, мы в долгу не  останемся.  Погружение
на двести футов! Помощник, скорость десять узлов.
   Вода хлынула в цистерны, вытесняя воздух, и субмарина,  взяв  дифферент
на нос, потрескивая и  поскрипывая  корпусом,  скользнула  в  спасительную
глубину.
   - Прошли сто футов, сэр, - доложил Тышкевич.
   - Добро. Держаться на двухстах.
   - Боже мой, - сказал Барр. - От нас шуму больше,  чем  от  французского
заведения с девочками в субботу вечером.
   - Это уже неважно. "Виктор" знает, где мы. Если он желает начать третью
мировую, пусть начинает: мы готовы.
   Голос акустика Пейна грянул на центральном посту разрывом гранаты:
   - Слышу шум винтов! Высокая  частота  вращения!  Торпеда,  сэр!  Пеленг
ноль-ноль-пять, дальность восемь тысяч! Вторая, сэр!
   Долгие годы службы выработали в  Нормане  автоматизм,  и  слова  команд
стали срываться с его губ, будто сами собой полились, как точно отмеренная
порция воды через открывшийся шлюз:
   - Пустить четыре заряда шумовых помех, торпедные аппараты один и два  -
огонь! Самый полный вперед: лево на борт, держать один-ноль-пять.
   Маневр Нормана был прост: взвихрить воду и  бросить  в  этот  водоворот
четыре звуколовушки, сделанные  из  небольших  газовых  баллонов:  крутясь
впереди и позади  лодки  в  ее  тепловом  следе,  они  со  страшным  шумом
выпускают пузыри, отвлекая на себя торпеды  и  давая  "Огайо"  возможность
развить скорость и скрыться в приветливой океанской глуби.
   - Торпеды и помехи пошли, сэр!
   - Так. Скорость? Глубина?
   - Тридцать три  узла,  -  доложил  рулевой,  сверившись  с  показаниями
приборов. - Возрастает.
   - Глубина - двести футов, - отозвался Тышкевич.
   Норман видел на своем командирском  дисплее  тусклую  широкую  полоску,
обозначавшую русскую  лодку,  и  две  яркие  узкие  черточки  торпед:  они
двинулись вправо, потом влево, и по правому борту  послышался  нарастающий
жалобный вой.
   - Торпеды в пятистах ярдах справа по носу, - доложил Пейн.
   Все взгляды обратились в ту сторону,  словно  сквозь  стальную  двойную
обшивку корпуса можно было увидеть обтекаемое хищное тело.
   - Прошли! - воскликнул Вил.
   - Командир, вы гений! - закричал Барр. - Помехи сбили их с курса!
   Две линии  на  дисплее  слились  воедино,  посередине  появилась  яркая
вспышка, словно  сгорел  мотылек,  и  немедленно  глухой  рокот,  подобный
извержению вулкана, сотряс корпус  "Огайо".  Все  невольно  зажмурились  и
пригнули головы.
   - Есть! Накрыли!  -  закричал  акустик.  -  Слышу  шумы  разрушающегося
корпуса, сэр!
   - Стоп машина! - Вил схватил наушник.
   Он  слышал  треск  распоротой  стали  и  ломающегося  рангоута,  грохот
устремившейся в пробоину воды, пронзительный визг. Что это?  Лопаются  под
напором воды переборки? Может быть это кричат люди, гибнущие от того,  что
воздух от внезапного и  резкого  изменения  давления  сжигает  им  легкие?
Чувствуя головокружение и дурноту, он выпустил из  пальцев  наушник  и  на
подгибающихся ногах побрел к своему креслу.
   - Занесите в вахтенный журнал, - сжимая мокрыми от пота  ладонями  лоб,
приказал он старпому.
   - Доложить в штаб флота?
   Командир, чувствуя на себе взгляды  экипажей,  потряс  головой,  словно
выходя из своей одури.
   - Нет. Вполне  вероятно,  что  над  нами  вьется  вертолет,  -  незачем
выходить в эфир.  Можно  себе  представить,  что  только  начнется,  когда
русские хватятся своей лодки. Мы бросим BRT-1, когда уйдем миль на  восемь
мористей. Передать через два часа. - Он глянул на циферблат. - То  есть  в
шестнадцать тридцать.
   - Есть, ясно! - Барр придвинул к себе судовой журнал.
   Вил медленно повернул голову. До сих пор в ушах  у  него  стоял  грохот
рушащихся переборок, звонкие  хлопки  лопающихся  пузырей  воздуха,  слава
Богу, смолк хоть этот истошный вопль. За всю свою жизнь он не убил ни одно
живое  существо  -  не  зарезал  цыпленка,  не  свернул  шею  кролику,  не
подстрелил белку. А вот сегодня он -  его  оружие  и  боевая  выучка,  его
подчиненные - отправили на тот свет сразу сотню  людей.  Неужели  это  он,
Норман Вил, начал  войну,  которой  все  так  боялись?  Он  обвел  тусклым
взглядом центральный пост, и подводники подняли на него глаза.  Ты  только
что прикончил сто человек, прочел он в них.
   - Они хотели убить нас, - вырвалось у него. - Вы что  не  понимаете?  У
меня не было выбора.
   - Мы понимаем, командир, - тихо произнес Барр.
   Норману вдруг остро захотелось побыть одному.
   - Старший помощник, берите  управление,  -  сказал  он,  поворачиваясь,
чтобы идти в свою каюту.
   Все молча проводили его глазами.





   Радио из штаба командования подводными  силами  на  Тихом  океане  было
получено в 17:10, а в 17:30 адмирал Фудзита собрал военный совет.
   - Адмирал Аллен, - сказал он, взглянув через стол на американца. -  Ваш
друг Норман Вил свое дело сделал. В четырнадцать по нулям конвой в составе
двух транспортов - "Эль-Хамры" и "Мабрука" -  и  двух  эскортных  эсминцев
типа "Джиринг" прошел выходной буй  владивостокского  рейда.  -  В  салоне
загремели  ликующие  возгласы  "банзай!",  но  адмирал,   повысив   голос,
восстановил тишину. - Мы увеличим скорость до двадцати узлов. -  Порывисто
вскочив на ноги, он быстро засеменил  к  карте,  ухватил  указку  и  ткнул
резиновым наконечником в южную часть Корейского пролива. - Они,  делая  по
четырнадцать узлов, будут здесь через сорок семь часов. - Указка  поползла
еще дальше к югу. - Но мы перехватим их вот тут, южнее Кюсю,  куда  должны
дойти через тридцать часов. Подполковник Мацухара, - обернулся он к  Йоси.
- Мы будем в непосредственной  близости  от  Китая  и  Северной  Кореи,  в
пределах досягаемости их авиации, а потому требуется постоянная бдительная
разведка!
   - Слушаю, господин адмирал! В каждом квадранте будут наши самолеты. Как
быть с возможными нарушениями воздушного пространства?
   - Плевать мне на эти нарушения! Вы - наши глаза!
   -  Понял,  господин   адмирал.   С   вашего   разрешения,   мы   начнем
патрулирование завтра в пять ноль-ноль.
   - Прекрасно. Какими силами?
   - Две тройки "Зеро", господин адмирал.
   - Когда пересечем сто двадцать восьмой меридиан, добавьте еще две.
   - Есть, господин адмирал!
   - А что  же,  представителя  ЦРУ,  Джейсона  Кинга,  нет  на  борту?  -
обратился Фудзита к Аллену.
   - Нет. Он так и не вернулся из американского посольства. Есть основания
предполагать, что арабы что-то затевают...
   - Основания?
   - Да, адмирал, и веские основания. У нас собрался вот такой толщины том
радиоперехватов, а за всю последнюю неделю РУ ВМС  не  удалось  засечь  ни
одного выхода в эфир с арабских АВ [авианосцев], крейсеров  или  эсминцев.
Ни единого перехвата!
   - Да? А самолеты?
   - Ничего, адмирал. Не то что с землей  -  даже  друг  с  другом  хранят
полнейшее радиомолчание, хотя обычно арабские летчики болтают в эфире  без
умолку. - Аллен постучал пальцем по стопке документов, лежавших на  столе.
- Вот это и дает веские основания предполагать, что оба АВ противника -  в
море.
   - Я так и знал. - Фудзита  искоса  глянул  в  свою  записную  книжку  в
коричневом кожаном переплете. - У Каддафи - АВ класса "Маджестик" и  новый
испанский авианосец, переделанный для... как его?.. СВВП, не  меньше  двух
крейсеров с орудиями  5,25  и  4,5  дюйма.  И,  по  крайней  мере,  дюжина
миноносцев типа "Джиринг".
   Аллен сверился со своими собственными записями.
   - Все верно, сэр. Думаю, все они вышли в море, и боюсь, пока  мы  будем
перехватывать конвой, ударят нам в спину. Поглядите сами: они отрежут  нас
от наших баз.
   - И это мне известно, - кратко ответил Фудзита и задумчиво произнес:  -
А что... этот ваш "Трепанг" все еще в Южно-Китайском море?
   - Разумеется, сэр. "Трепанг" или однотипная с ним лодка.
   - Стало быть... - указка Фудзиты, обогнув Индонезию,  прочертила  линию
между Суматрой и Малайзией. - Стало быть, в Малакский пролив  незамеченным
не проберется никто?
   - Виноват, господин адмирал, - вмешался подполковник  Тасиро  Окума.  -
Они могут двинуться в обход Южной Америки...
   - Через весь Тихий океан? - спросил Фудзита и наставительно  продолжил:
- Топливо, подполковник! Такой рейд потребует  трех-четырех  дозаправок  в
море. Нет. Если они сунутся  -  только  через  Малаккский  пролив,  благо,
Индонезия, - он саркастически фыркнул, - даст им топлива столько,  сколько
потребуется для последующего броска на север, в Южно-Китайское море.
   - Господин адмирал, - сказал Брент Росс. -  Нас  упорно  убеждают,  что
пойдут именно так?
   - Меня,  например,  уже  убедили,  -  ко  всеобщему  удивлению  ответил
адмирал.
   - То есть вы понимаете, что вам подстраивают ловушку и все-таки  лезете
в нее? - недоверчиво спросил Аллен.
   Фудзита свел выпирающие косточки обоих сухоньких кулачков:
   - Они могут появиться только с юга, адмирал Аллен. На западе - Азия, на
севере и востоке - Япония, на юго-востоке - Тихий океан. Им один путь - на
север, через узкий фарватер. Смотрите, - он повел указкой по карте:  -  Он
ограничен Борнео, Малайзией, Филиппинами, Формозой. Так  что  еще  вопрос,
кому быть человеком, а кому - форелью. У нас, у японцев,  есть  поговорка:
"Лиса и во сне цыпленка из зубов не выпустит".  Мы  откроем  пасть,  но  и
глаза тоже, и смотреть будем в оба. - Офицеры прервали  его  одобрительным
смехом и криком "банзай!". Адмирал вновь  навел  черные  щелочки  глаз  на
Аллена.  -  Я  понимаю,  нет  никакой  гарантии,  что  именно  "Мабрук"  и
"Эль-Хамра" повезут  арабских  летчиков.  Они  могут  быть  на  их  тайных
авиабазах здесь, здесь, здесь, - указка ткнула в Китай, Корею, Вьетнам.  -
Но прошу каждого из вас запомнить - крепко запомнить! - мы больше не будем
ждать в Токийском заливе, пока враг нападет!  "Йонага"  -  оружие  первого
удара, и использовать его мы будем по прямому назначению!
   - Но не безрассудно, - вдруг сказал адмирал Аллен.
   Брент ожидал взрыва,  но  его  не  последовало.  Фудзита,  если  и  был
возмущен дерзкой репликой, лишний раз продемонстрировал,  как  он  владеет
собой.
   - К безрассудным поступкам я, адмирал, не склонен, но решения своего не
переменю. Итак,  господа,  помните:  они  осмелились  похитить  наследника
престола, средь бела дня атаковать стоящий на якоре корабль. Помните и то,
что самолет одного из них был сбит в нескольких метрах  от  императорского
дворца. Более терпеть такое мы не можем и  не  будем.  Это  прямая  угроза
самому существованию династии. Мы поступим так, как подобает  самураям,  -
нападем на врага первыми и отомстим. Адмирал Аллен, - сказал  он,  швырнув
указку на стол. - Вы помните, как погиб "Ямато" - корабль  одного  с  нами
типа?
   - Разумеется. Я командовал тогда палубной авиацией "Банкер  Хилла",  мы
атаковали авианосец южнее Кюсю.
   - И я помню, господин адмирал, - сказал старший офицер Митаке Араи. - Я
служил на одном из миноносцев. - Повинуясь знаку Фудзиты,  он  поднялся  и
устремил взгляд через головы присутствующих в  какую-то  дальнюю  даль.  -
"Ямато" погиб славной  смертью.  Это  было  начало  апреля  сорок  пятого.
Авиация противника бесчинствовала над всей Японией как хотела. Мы не могли
допустить, чтобы  "Ямато"  трусливо  прятался  в  Японском  море  или  был
потоплен на якорях без сопротивления. - Влажные черные глаза  прошлись  по
лицам офицеров. Аллен, выпрямившись, откинулся на спинку стула.  Брент  не
знал, куда деваться от неловкости. - Враги высадились на Окинаве.  "Ямато"
заправили горючим с таким расчетом, чтобы он мог  только-только  дойти  до
Окинавы - о возвращении речь не шла. Ему предстояло выброситься на мель  и
огнем своих орудий главного калибра смести захватчиков с острова.
   - Ему это не удалось, - сказал Марк Аллен.
   Глаза Араи гневно вспыхнули.
   - Нет, не удалось! На нас набросились сотни самолетов. "Ямато" пошел ко
дну - и мы вместе с ним. Там погибло три тысячи моряков.
   - Все они, без сомнения, обрели вечное бессмертие в  храме  Ясукуни,  -
прыжком вскочив на ноги и сорвав с носа пенсне, сказал Даизо Сайки.
   - Банзай! Банзай! - разнеслось по рубке.
   Подполковник Окума, перегнувшись через стол, размахивал  кулаком  перед
самым носом у Брента, и лейтенант сердито отпихнул его руку:
   - Нельзя ли поосторожней?!
   В глазах летчика ярче вспыхнули зловещие огоньки. Он подался вперед еще
больше и прошипел вне себя от злобы:
   - Лейтенант, когда-нибудь мы выясним отношения до конца.
   - За мной дело не станет, - ответил Брент, не отводя глаз.
   Бас Марка Аллена заглушил все голоса:
   - Сэр, правильно ли я понял: вы намерены пожертвовать "Йонагой"?
   Наступила  напряженная  тишина.  Все  взгляды  обратились  к   адмиралу
Фудзите, а тот, вскинувшись, издал то, что именуется "криком души".
   - Нет! Неправильно! Я никогда не пойду на это! - а  потом,  с  заметным
усилием взяв себя в руки, произнес: - Но если "Йонаге" суждено  погибнуть,
он погибнет с честью, в открытом бою, в открытом море, разя  врага,  а  не
потонет в гнилой тихой заводи под камуфляжной сетью! - Шагнув к столу,  он
положил руку  на  переплет  "Хага-куре":  -  Почуяв  близость  смерти,  не
старайся отсрочить ее, а наоборот - ускорь ее приход.
   Терпеливо переждав восторженные крики своих офицеров, он  повернулся  к
Бернштейну:
   - Что новенького вы нам расскажете, полковник,  об  арабских  десантных
операциях?
   - Пока ничего, адмирал.  "Зулусы"  и  два  транспорта  в  сопровождении
четырех миноносцев охранения тринадцать дней  назад  вышли  из  Триполи  и
Бенгази. Наша агентура уже давно не видит  ни  одного  офицера  из  Пятого
специального саперного батальона и Седьмой парашютно-десантной  бригады  в
их излюбленных борделях. Ливийские газеты твердят о маневрах  в  Индийском
океане.
   - Лжецы, - промолвил адмирал Фудзита, большим и  указательным  пальцами
дергая себя за седой волос на подбородке.
   - Арабы, сэр, - просто ответил Бернштейн.
   - Отрезать нас авианосцами с тыла, а с фронта  прижать  транспортами  и
высадить десант где-нибудь на западном  побережье  Тихого  океана  -  там,
откуда их новым дальним бомбардировщикам хватит горючего  для  налетов  на
японские города, - задумчиво глядя на карту,  проговорил  адмирал.  -  Вот
чего они хотят. И это вполне возможно. Чтобы предвидеть, надо представить.
Все свободны, господа.
   Офицеры разом поднялись. Брент в дверях взял Мацухару за локоть:
   - На два слова, Йоси-сан, - сказал он.
   Летчик молча кивнул в сторону своей каюты.


   - Ты все еще ищешь смерти, Йоси? - спросил Брент, взглянув на Мацухару,
устроившегося за столом.
   - Я виноват в смерти Кимио, и бремя вины гнетет меня невыносимо.
   - Меня тоже.
   -  Ты  опять  заговорил  как  истинный  самурай,  Брент-сан,  -  мрачно
усмехнулся летчик.
   - Ты должен жить...
   - Да? А для чего мне  жить?  -  поднял  брови  Мацухара.  -  Семья  моя
погибла, Кимио была для меня всем на свете... Теперь и ее нет.
   - В засаду мы попали по моей вине. Раскаиваться и искупать  вину  нужно
мне, а не тебе.
   - Дело тут не в раскаянии...
   - Но ты сказал, что бремя вины скоро переломит тебе хребет.
   - Сказал, Брент-сан. Но я прежде всего должен решить для себя самого, в
силах ли я вынести свое существование.
   - Ты  служил  Сыну  Неба  как  должно.  Твоя  карма  сильна,  и  вечное
блаженство  тебе  обеспечено.  -  Отведя  подпиравший  голову  кулак,   он
беспокойно постучал костяшками пальцев по столу. - Жить - значит страдать.
   - Знаю. Я помню эти слова Будды.
   - Но если у воина на одном плече - верность и почитание родителей, а на
другом - отвага и сострадание, и он несет эту ношу двадцать четыре часа  в
сутки, он станет настоящим самураем.
   - "Хага-куре", - мрачно улыбнулся летчик. -  Иногда  мне  кажется,  что
японец не я, а ты.
   -  Но  ты  согласен,  что  самурай  может  нести  бремя,  от   которого
переломится хребет у всякого другого, и только закаляется от  ниспосланных
ему страданий?
   Мацухара вздохнул:
   - Зря ты пошел служить на флот, Брент. Тебе прямая дорога в адвокаты  -
в наши японские юристы.
   - Значит, я тебя убедил?
   - Каждый из нас  следует  своим  путем.  Быть  может,  мне  не  удастся
умереть, обратясь лицом на север...
   - Как Будда...
   - Да. Но я сам выберу время и место своей смерти,  и,  поверь,  это  не
будет просто одна строчка в "списке потерь личного состава".  Нет,  Брент!
Это будет акт очищения.
   - Огнем?
   - Может быть.
   - Я буду с тобой, Йоси.
   Летчик безнадежно уронил руки на стол.
   - Не надо так говорить, Брент-сан.
   - Что тут такого? Запятнана была и моя честь.
   Мацухара стиснул челюсти, стянул губы в жесткую прямую линию.
   - Ты рассуждаешь неправильно... -  начал  он,  глядя  в  суровые  синие
глаза.
   В дверь каюты постучали. Мацухара открыл  ее.  В  коридоре  стоял  Таку
Исикава.  Подполковник  посторонился,  указал  на   стул.   Исикава   сел,
напряженно выпрямившись,  не  зная,  куда  девать  руки.  Потом  заговорил
подчеркнуто официальным тоном:
   -  Истребители   готовы,   подполковник.   Однако   среди   них   много
необстрелянных новичков, которых нужно еще долго учить и школить.
   Ясно было, что Исикава пришел вовсе не для того, чтобы еще раз сообщить
то, что знала вся "Йонага". Но Мацухара ответил в тон ему:
   - Да, разумеется. Мы будем использовать любую возможность  повысить  их
летное и огневое мастерство. Боюсь, однако, что  в  наставники  им  судьба
даст оберста Фрисснера и его людей.
   Исикава покачал головой:
   - Это значит обречь их на смерть.
   - Знаю. У нас нет выбора.
   Исикава перевел взгляд на Брента. Сейчас он скажет  то,  зачем  пришел,
подумал американец и не ошибся.
   - До сих пор у меня не было случая поговорить с вами о той истории... в
лазарете.
   - Вы имеете в виду Кеннета Розенкранца?
   - Именно. Вы, наверно, ждете от меня слов благодарности?
   - Я ничего не жду.
   - Это я вызвал его на поединок, я должен был с ним драться  -  победить
или проиграть. Я! Я, а не вы!
   - Не спорю. Я вовсе не хотел как-то затронуть вашу честь. Но  вспомните
- у меня были с Кеннетом свои счеты и свои причины драться.
   Исикава повернулся к  подполковнику.  Глаза  его  налились  кровью,  на
скулах заходили желваки, и Брент знал, что у слов, готовых сорваться с его
губ, будет горький вкус.
   - Подполковник, когда на совете я признался,  что  поторопился  осудить
вас за ваше поведение в бою над Токио, вы ничего мне не ответили.
   - А что мне было говорить? Слова так дешево стоят.
   - Я объяснился, но не попросил у вас извинения.
   - Это я понял.
   Исикава ударил себя кулаком по колену.
   - Подполковник Мацухара, я летаю лучше, чем вы.
   - Это легко оспорить и еще легче проверить.
   - Когда же наконец мы решим это? - Исикава  показал  куда-то  вверх.  -
Там, в небе?
   - Это не вчера началось.
   - Да, наша рознь тянется с Цутиуры. Что ж,  давайте  выясним  отношения
раз и навсегда. Боевыми патронами.
   - Как ты считаешь, Брент, разумно это? - неожиданно обратился  Мацухара
к американцу.
   - Нет, это вздор.
   - Вздор - устраивать поединки в воздухе?
   - Вздор - ждать так долго, когда можно взять ножи и выяснить  отношения
сейчас.
   Летчики переглянулись. Потом Мацухара ответил за обоих:
   - Дельное предложение. Но наш путь - в небо. Там все  началось,  там  и
должно кончиться.
   Исикава одобрительно кивнул и улыбнулся - впервые за все то время,  что
Брент знал его.


   К восьми утра оперативное  соединение  находилось  в  ста  милях  южнее
острова Сикоку. Брент, растревоженный разговором с Мацухарой  и  Исикавой,
никак не мог заснуть и появился в рубке на рассвете, когда стали  меркнуть
звезды и вода в  кильватерном  следе  авианосца  фосфоресцировала,  словно
целый  сонм  морских  богов-ками  с  факелами  провожал  корабль.  Адмирал
Фудзита, как всегда, стоял справа. Брент не знал,  спит  ли  этот  человек
вообще когда-нибудь.
   Он любил встречать рассвет в море. Но в сегодняшнем утре при  всем  его
великолепии ему почудилось что-то зловещее  -  восходящее  солнце,  словно
смертельно раненный воин, заливало кровью низкие облака. Небо над  головой
радовало чистой голубизной, однако на западе и на юге уже копились тяжелые
тучи, с театральной яркостью подкрашенные  золотом  и  серебром,  а  выше,
пронизанные ослепительным светом нарождающегося дня, проходили белоснежные
перистые облака. И тихое море, отражая ясный цвет небес, было темно-синим.
   - Лучше Диснейленда, - пробормотал он.
   - Лучше чего? - переспросил Фудзита.
   - Нет-нет, сэр, это я так... Сам себе, - ответил  Брент,  вытягивая  из
футляра бинокль.
   В пять утра вылетели первые разведчики на  B5N,  а  сейчас,  выбрасывая
желто-оранжевое, словно обесцвеченное ярким  солнцем,  пламя  выхлопа,  по
палубе начинал разбег первый истребитель. Вот белый "Зеро" взмыл в  воздух
в двухстах футах от авианосца, а через четыре минуты все шесть  патрульных
машин ушли за горизонт.  Затем  начались  тренировочные  полеты.  Кормовой
самолетоподъемник доставил на  палубу  десяток  истребителей  -  в  кабине
каждого уже сидел механик, проверяя исправность приборов  и  двигателя.  В
сопровождении своих летчиков появились Мацухара и Исикава. Все они были  в
коричневых летных комбинезонах, меховых шлемах,  с  мечами  у  пояса  и  с
планшетами через плечо.
   Подполковник, остановившись у своего "Зеро", собрал вокруг истребителей
для последнего инструктажа. Он что-то живо объяснял  им,  показывая  то  в
небо, то на листок полетного задания. Вот его летчики крикнули:  "Банзай!"
- и разбежались к своим машинам, из тесных кабин которых, освобождая место
пилотам, уже выбрались  на  крылья  механики.  Брент  невольно  улыбнулся,
глядя, как они, словно заботливые клуши, склонялись над своими  питомцами,
удостоверяясь, что связь и кислород подключены и все  приборы  и  агрегаты
действуют. Наконец, убедившись, что все проверено, все напутствия и советы
сказаны,  старики  спрыгнули  на  палубу.  Каждый  прошел  к  носу  своего
самолета, остановившись справа от пропеллера.
   Фудзита отдал приказ  телефонисту,  и  в  тот  же  миг  по  корабельной
трансляции разнеслось: "Ключ на старт!" Немедленно ожили двенадцать  новых
двигателей, дернулись  и  светлым  серебром  засияли  на  утреннем  солнце
лопасти пропеллеров, вразнобой застреляли холодные цилиндры, выбрасывая из
выхлопных  труб  синеватый  дымок,  подхваченный  и   развеянный   ветром,
задрожали корпуса принайтовленных к палубе машин, окруженных  техниками  и
гаковыми. Но вот  двигатели  прогрелись,  "Йонага"  стал  круче  к  ветру,
взвился желтый  флаг,  и,  взревев  1700-сильным  двигателем,  истребитель
Мацухары, узнаваемый по красному  обтекателю  и  зеленому  колпаку,  начал
разбег и легко взмыл в воздух. За ним один за другим взлетели остальные  и
четырьмя тройками стали ввинчиваться в небо, не  приближаясь  к  грозовому
фронту на юге. Авианосец лег на прежний курс.
   Брент, заслоняясь от солнца, следил, как  "Зеро"  перестроились  в  две
группы по шесть машин: одну вел Йоси, другую - Исикава. Истребители начали
учебный бой, атакуя друг  друга,  удивляя  тем,  как  согласованно  тройки
набирали  высоту,  пикировали,  сходились  и  расходились.  Брент   совсем
запрокинул  голову,  наблюдая  за  наскакивавшей  на  истребитель  Исикавы
машиной Мацухары,  и  солнце  ослепило  его,  ударив  прямо  в  глаза.  Он
зажмурился и вдруг увидел Маюми - ее полуоткрытые жаждущие  губы,  сияющий
теплым светом взгляд, распущенные волосы. Она неотступно стояла перед ним,
куда бы он ни поворачивал голову, словно образ ее  навеки  запечатлелся  в
его душе и на сетчатке его глаз. Стараясь отделаться от этой галлюцинации,
он глубоко вздохнул, потряс головой,  как  человек,  мучимый  мигренью,  и
перевел взгляд на холодную бездонную синеву океана.
   - Проще измерить глубину Марианской впадины, чем постичь душу  женщины,
- раздался рядом голос адмирала Фудзиты.
   Брент вздрогнул и обернулся к нему:
   - Я никогда не допущу, сэр, чтобы личные  дела  мешали  моим  служебным
обязанностям.
   За спиной послышались шаги:
   - Разрешите, господин адмирал? - хором произнесли два старика.
   - Разрешаю.
   Брент невольно улыбнулся при виде  этой  пары:  в  рубку  входили  двое
"коренных" членов экипажа  "Йонаги"  -  командир  самолета  B5N  лейтенант
Йосиро Такии и его штурман младший лейтенант  Морисада  Мотицура.  Первый,
хоть и был сед  как  лунь  и  согнут  чуть  не  вдвое,  был  первоклассным
летчиком, за пятьдесят лет службы словно приросшим к своему самолету,  как
будто конструктор внес в "синьки" своего детища и эту одушевленную деталь.
   У  штурмана  были  широко  раскрытые  глаза   с   немного   сумасшедшим
выражением, и Брент подозревал, что солнце, выдубившее его  кожу,  слишком
долго пекло и наконец напекло  ему  голову.  Он,  захлебываясь  и  брызгая
слюной, чему способствовало и отсутствие передних зубов,  выпаливал  слова
скороговоркой: язык явно не поспевал за  мыслью.  С  негласного  одобрения
адмирала Брент летал с ними стрелком-наблюдателем и даже сбил из  пулемета
над Средиземным морем арабский DC-6. Оба старика уверяли, что американец -
зорок и меток как орел.
   - Завтра опять с нами полетишь, Брент-сан! - сказал Такии.
   - Что? Лейтенант Росс летит в воздушную  разведку?  С  какой  стати?  -
осведомился Фудзита.
   - Вы сами разрешили, господин адмирал.
   - Он нам нужен, господин адмирал, без него  не  обойтись,  -  подхватил
штурман, брызнув на последнем "с" слюной.
   Фудзита вытер щеку и глубоко вздохнул, явно сетуя про себя на  то,  что
безупречная память опять дала неожиданный сбой.
   - Добро, - сказал он.
   - Банзай! - воскликнули летчики.
   Мотицура вскинул к небу сжатый кулак:
   - Завтра мы облетим проливы, Японское  море,  Корею,  отыщем  конвой  и
покажем этим арабским козлоедам нашу самурайскую мощь! - Он  потащил  было
из ножен меч, но от слишком резкого движения не устоял  на  ногах,  и  его
мотнуло в сторону. Брент подхватил его одной рукой и помог выпрямиться.
   - Младший лейтенант Мотицура, на ходовом мостике  мечами  не  машут,  -
строго сказал адмирал и перевел влажно блеснувшие глаза  на  Брента.  -  А
вам,  лейтенант,  хочу  напомнить,  что  благоразумный   стрелок   бережет
боеприпасы и расходует их экономно. У вас всего восемьсот патронов. Дальше
чем за двести метров огонь не открывайте.
   - Есть, господин адмирал. Понял и запомнил.
   - Вы свободны, - повернулся Фудзита к старикам.
   Оба вытянулись, поклонились  и  вышли.  Брент  слышал,  как  за  дверью
мостика они затянули песню и даже стали приплясывать.


   На  следующий  день  напряжение  на  "Йонаге"  стало  ощущаться   почти
физически. Группа шла курсом на Корейский пролив, оставив  на  юге  остров
Кюсю, и каждый матрос понимал, что в любую минуту  можно  ждать  появления
арабских судов, то есть - боя. Все знали и то, что авианосцы Каддафи вышли
в море и с большой вероятностью приближаются к  "Йонаге"  с  юга.  Тревога
чувствовалась   в   отрывистой   речи,   бегающих    глазах,    повышенной
раздражительности.
   В полдень Брент, облачившись  в  тесноватый  ему  и  неудобный  меховой
комбинезон, следом за Такии и Мотицурой вышел на полетную  палубу.  Четыре
самолета, оборудованные дополнительными баками для горючего, стояли  перед
уже убранным аварийным барьером, механики возились в  кабинах,  а  шестеро
гаковых готовились убрать  колодки  из-под  колес  и  отнайтовать  машину.
Завидев троицу, подходившую к  головному  самолету,  механик  выбрался  из
кабины на крыло, а с крыла спрыгнул на палубу  и  отдал  честь  лейтенанту
Такии:
   - "Тигр" к полету готов!
   Летчик в сопровождении штурмана, стрелка и механика  начал  осматривать
самолет: толкнул  одну  из  трех  лопастей  пропеллера  "Сумитомо",  лично
проверил  балансировку   винта,   похлопал   ладонью   капот,   скрывавший
958-сильный двигатель "Сакаэ-11", провел под ним рукой,  чтобы  убедиться,
не подтекает ли масло или бензин. Потом откинул лючок и удостоверился, что
бензопровод не подтекает и здесь, поднырнул под  укрепленные  на  фюзеляже
дополнительный топливный бак и замки для 1764-фунтовой  торпеды,  проверил
щитки-закрылки, покачал из стороны в сторону укрепленные на крыльях  баки,
пнул носком сапога оба колеса и пробурчал  что-то  невнятно-одобрительное.
Наконец он  погладил  оскаленного  тигра,  изображенного  на  фюзеляже,  и
повернулся к штурману и Бренту:
   - Экипаж, по местам!
   Следом за Такии и Мотицурой  американец  по  короткому  трапу,  который
держал матрос-гаковый, влез на крыло  и,  взявшись  за  гребенку  кокпита,
поставил ногу в паз ступеньки, а потом подтянулся и осторожно перенес тело
в кабину стрелка. Проверив,  заперт  ли  фонарь,  он  пристегнул  ремни  и
несколько раз повернулся вокруг своей оси  во  вращающемся  кресле  -  оно
двигалось на четырех стальных шарнирах легко  и  плавно.  Брент  подключил
переговорное устройство, убедился,  что  все  три  кислородных  резервуара
полны,  сигнальный  пистолет-ракетница  заряжен  и  находится  на   месте.
Повернув кресло к корме, Брент потянул  на  себя  двадцатифунтовый  7,7-мм
пулемет "Тип-96" на турели, взялся за двойную рукоять  и,  уперев  ноги  в
специальную  приступочку,  поводил  идеально  отцентрованным  стволом   из
стороны в сторону и вверх-вниз.  "Натуральный  флюгер",  -  удовлетворенно
пробормотал он.
   В наушниках зазвучал голос командира:
   - Зарядить, закрыть на предохранитель и постараться не  отстрелить  мне
хвост.
   Брент повторил приказ, отстегнул  привязные  ремни,  поднялся  и,  сняв
кожух, взглянул на подающий механизм. Оружейники  уже  протянули  ленту  в
приемник, но для безопасности не дослали патрон в камору. Брент замычал от
удовольствия,  пройдясь  пальцами  по   снаряженной   ленте,   в   которой
бронебойные патроны с синими головками чередовались с красными,  а  каждый
пятый патрон, помеченный  желтым,  был  трассирующим.  Со  щелчком  закрыв
ствольную коробку, Брент взялся за рукоятку затвора справа, потянул ее  на
себя и отпустил. Тугая возвратно-боевая пружина, звонко лязгнув, стала  на
место, дослав первый патрон в камору. Но  Бренту  этого  показалось  мало.
Склонив  голову,  он  заглянул  в  лючок  на  крышке  ствольной   коробки,
убедившись,  что  патрон  -  в   каморе.   Потом   поставил   пулемет   на
предохранитель, вдвинул его  в  гнездо  и  закрепил.  И  наконец  прощупал
пальцами каждый патрон, проведя рукой по ленте, пока не  наткнулся  на  ее
конец,  уходящий  в  прорезь  самолетной  палубы,  под  которой  находился
восьмисотпатронный ящик.
   - Стрелок готов, - сказал он в микрофон, сел  и  пристегнул  ремни.  Он
услышал, как доложил  о  готовности  штурман.  Командир  описал  круг  над
головой, и Брент опустил очки-консервы.
   Такии запустил двигатель -  самолет  дернулся  и  задрожал,  застреляли
вразнобой все его четырнадцать  цилиндров,  а  потом  беспорядочный  треск
перешел в устойчивый ровный гул: густое  масло  разошлось  по  разогретым,
расширившимся до нужной степени поверхностям. Брент  нетерпеливо  взглянул
на мостик и увидел адмирала: он догадывался, что Фудзита жалеет о том, что
разрешил ему лететь. Но лейтенант, как  и  все  моряки  "Йонаги",  мучился
смутным чувством вины перед летчиками, которых они,  используя  весь  свой
опыт и мастерство, всего лишь доставляли в нужную точку.  Когда  противник
оказывался в пределах  досягаемости,  эскадрильи  взлетали  и  исчезали  в
воздухе, превращаясь в живые снаряды неслыханной дальнобойности, а морякам
оставалось сидеть и гадать - вернутся они или  нет.  На  "Йонаге"  воевала
по-настоящему одна его палубная авиация  -  только  она  и  в  самом  деле
превращала корабль в наступательное оружие.
   Снова взревел на холостых оборотах двигатель - Такии проверял  приборы.
Машину качнуло - это четверо гаковых отцепили фалы и врассыпную  отскочили
от самолета.  Двое  матросов  готовились  вынуть  из-под  колес  тормозные
башмаки, но офицер-регулировщик все еще  держал  свои  желтые  флажки  над
головой, не разрешая выруливание. "Чего они тянут? Чего не дают взлет?"  -
пробормотал он с досадой и тотчас понял причину: палубу по  правому  борту
заволакивал отработанный пар из  носовой  вентиляционной  трубы.  Брент  в
сердцах стукнул себя по колену. Он почувствовал, как  "Йонага"  повернулся
левей и лента пара протянулась точно посередине полетной палубы.
   Такии трижды поднял над головой сжатый кулак. Колодки  были  выдернуты,
флажки опустились, матросы отскочили от самолета, и летчик, сняв  тормоза,
дал полный газ. Брента мотнуло, когда B5N, весивший на 3700 фунтов  больше
"Зеро", но оборудованный тем же двигателем, рванулся вперед и  понесся  по
палубе  с  поразительным  для  такой  махины  проворством.  Брент   всегда
испытывал восторг, наблюдая за  взлетом  с  мостика,  глядя,  как  машина,
тяжелая сама по себе да еще с торпедой под брюхом, отрывалась от палубы  и
взмывала в воздух. Но сейчас, когда он оказался внутри тесной кабины,  ему
было не до восторгов - он начал молиться. Когда позади мелькнула островная
надстройка, штурман обернулся к нему, показал вверх и расхохотался.
   И в ту же минуту прекратились тряска  и  вибрация:  колеса  "Накадзимы"
оторвались от тикового настила - самолет был в воздухе. Убрав шасси, Такии
заложил правый вираж. Брент развернулся лицом к хвосту, вытянул из  гнезда
пулемет. Дальность их машины составляла 1600 миль, и в воздухе  они  могли
находиться часов двенадцать. Полет обещал быть долгим.
   ...Такии взял курс на северо-запад. Небо было безоблачным, и с высоты в
шесть тысяч футов Брент мог видеть горы на южной оконечности  Кюсю.  Через
час справа в сапфировом море, окаймленном синевато-белым алмазным  блеском
искрящейся на солнце пены, возник россыпью изумрудов  остров  Фукусима,  а
слева - корейский остров Чеджудо. "Курс ноль-один-ноль", -  услышал  Брент
рекомендацию штурмана, и командир  взял  правее  -  к  северо-востоку,  на
Корейский пролив. Еще час спустя они  были  над  Цусимой  в  самом  центре
пролива, а на северо-востоке появилось пурпурное пятно Хонсю. Брент видел,
десятки  рыбачьих  баркасов,  промышлявших  на  отмелях,  видел  несколько
пароходов между островами  Кюсю  и  Хонсю  в  проливе  Симоносеки,  однако
арабского конвоя не заметил.
   Когда на западе показались  поросшие  соснами  и  дубами  холмы  Кореи,
темными очертаниями напоминавшие  притаившегося  в  засаде  льва,  самолет
пошел к южной части Японского  моря.  По-прежнему  внизу  не  было  ничего
заслуживающего внимания  -  бесчисленные  рыбачьи  суденышки  да  один-два
сухогруза. Они добрались уже почти до самой северо-восточной границы своей
зоны, и  теперь  предстояло  поворачивать  к  западу,  входя  в  воздушное
пространство Северной Кореи.
   Мотицура поднялся, держа в руках секстан, взял высоту солнца и вернулся
к своим картам. Потом в наушниках гнусаво прозвучал его голос:
   - Командир,  пересекаем  тридцать  восьмую  параллель.  Предлагаю  курс
два-восемь-ноль.
   Брент знал, что оба старика глубоко презирают "прочесноченных корейцев"
и не откажут себе в удовольствии,  возвращаясь  на  "Йонагу",  пройти  над
полуостровом и подразнить Пхеньян. В эту минуту на севере в раздернувшейся
туманной дымке он заметил белый кильватерный след.  Потом  второй.  Наведя
бинокль на резкость, он поймал в фокус серый зализанный  корпус  и,  не  в
силах совладать с волнением, возбужденно проговорил в микрофон:
   -  Командир,  вижу   два   военных   судна,   идут   зигзагом!   Пеленг
ноль-два-ноль, дальность пятьдесят километров.
   Командир и штурман разом вытянули жилистые старческие  шеи,  и  самолет
пошел на сближение. Мотицура  прижал  ладони  к  наушникам,  склонясь  над
радиопередатчиком, и Брент услышал его недоуменный голос:
   - Сплошные помехи.
   - Ну-ка, дай послушать, - сказал Такии.
   В наушниках Брента раздался волнообразный вой,  сменившийся  треском  и
гулом.
   - Нас запеленговали, командир. Сейчас определяют дальность.
   - Радар управления огнем?
   - Трудно сказать.
   Через две минуты, когда  трескотня  стала  невыносимой,  из  тумана  на
ослепительный солнечный свет вышли те,  кого  они  искали:  курсом  на  юг
двигались два арабских транспорта и два эскортных эсминца.  Брент  слышал,
как Такии передает на "Йонагу":
   - Сугроб, Сугроб, я Дайме Один! Вижу конвой в  составе  четырех  судов:
широта тридцать восемь градусов, пятнадцать минут,  долгота  сто  тридцать
три градуса, двадцать минут, - и  знакомый  голос  Пирсона,  подтвердивший
прием.
   Рванувшись на север, самолет стал стремительно приближаться  к  шедшему
слева миноносцу, и Брент в бинокль видел теперь во всех  подробностях  его
длинную, изящную, гладкую палубу, четыре спаренных пятидюймовки  на  носу,
стволы которых, как ему показалось, медленно вращались в башнях, следуя за
"Тигром", низкий обтекаемый ходовой  мостик,  где  толпились,  поблескивая
стеклами биноклей, люди, фок-мачту, ощетиненную антеннами и радарами,  две
широкие трубы,  десять  торпедных  аппаратов,  кормовую  орудийную  башню,
сдвинутую к левому борту, бесчисленные зенитные установки и  резервуары  с
водой для охлаждения на верхней палубе и марсе, матросов в синих  робах  и
германских глубоких касках. Было ясно, что на  миноносцах  сыграли  боевую
тревогу, и Брент, ощущая сосущую  пустоту  в  желудке,  понимал,  что  вся
огневая мощь этих стволов вот-вот обрушится на него. Он понимал,  впрочем,
и то, что лишь искусство Такии позволило им забраться в самую  гущу  этого
дремучего леса, где каждое дерево грозило смертью.
   Прозвучавшая в этот миг команда так  ошеломила  его,  что  он  чуть  не
выронил бинокль:
   - Атакуем на бреющем! Приготовиться открыть огонь!
   - Что? - не веря тому, что он услышал, Брент плотнее прижал наушники.
   - Оглох, Брент-сан?!. Атакую на бреющем!
   - Банзай! Банзай!  -  штурман  Мотицура,  поднявшись  в  своей  кабине,
размахивал пистолетом.
   - Вас понял. Есть приготовиться открыть огонь!
   Брент тоже встал, поднял очки на лоб, повернулся лицом  в  хвост,  снял
пулемет с предохранителя и стиснул двойную рукоять. "Этого не может  быть,
- мелькнуло у него в голове, -  это  кошмарный  сон".  Но  прозвучавший  в
наушниках голос Такии доказал, что все происходит наяву:
   - Стрелок! Я пройду по левому от нас эсминцу от носа до кормы, на корме
возьму вправо, чтоб подставить  тебе  его  левый  борт.  Бей  по  мостику,
Брент-сан, там у  них  командный  пункт.  Еще  раз  прошу:  хвост  мне  не
отстрели.
   Американец  сообразил,  что  тактику  атаки  старик  выбрал  наилучшую,
обезопасив себя от огня с обоих бортов, представлявшего наибольшую угрозу.
Впрочем, даже так по ним будет лупить неимоверное количество стволов  -  и
пятидюймовки, и малый калибр,  и  20-,  и  40-мм  зенитные  установки.  Он
почувствовал: страх вспорол душу, как вспарывает плавник акулы безмятежную
морскую гладь: губы одеревенели, в  горле  застрял  тугой  клубок,  палец,
лежавший на спусковом крючке, задрожал, а в голове пронесся рой бессвязных
мыслей. Он много раз оказывался под градом  снарядов  и  бомб,  много  раз
смотрел смерти в глаза, но - стоя на  мостике  "Йонаги",  чувствуя  слева,
справа, над головой и под ногами  могучую  сталь,  зная,  что  шестнадцать
миллиметров брони защищают ватерлинию. А что такое этот  "Накадзима-Тигр"?
Тонкая,  как  бумага,  алюминиевая  обшивка,   дерево,   ткань,   лабиринт
трубопроводов, паутина проводов, малосильный двигатель  и  двое  полоумных
стариков японцев. Да еще он сам - перепуганный американский парень. Во рту
стало горько, он сплюнул, стиснул челюсти, овладевая собой.  Что  ж,  если
суждено погибнуть... Как там  сказано  в  "Хага-куре",  на  которую  любит
ссылаться адмирал? "Если суждено погибнуть, погибни лицом к врагу и больше
ни о чем не заботься".
   Мотор работал теперь на максимальных оборотах, и  Такии  с  переворотом
через левое крыло вошел в пике. Брента прижало к  фонарю,  лямки  парашюта
стальными обручами впились в плечи, кровь горячо  прихлынула  к  щекам,  и
снова возник во рту неприятный горьковато-кислый вкус.
   Ревущий "Тигр", в одной  из  кабин  которого  размахивал  пистолетом  и
вопил,  как  демон  ада,  старый  штурман,  ринулся  на  миноносец.  Брент
выпрямился, насколько  позволял  низкий  купол  фонаря,  и  сдвинул  ствол
пулемета влево вниз до отказа. Нос атакуемого корабля, казалось,  горел  -
такова  была  плотность  огня  его  пятидюймовок,   каждые   три   секунды
выбрасывавших пламя и  клуб  бурого  дыма,  которые  длинными  полотнищами
висели у мостика и сбивались там в облако. Второй миноносец  тоже  бил  по
"Тигру" всеми тремя башнями, и слева, справа, сверху и снизу от него молча
и  зловеще  распускались  уродливые  рыжие  цветы  разрывов.   Брент   был
достаточно обстрелянным человеком, но ничего подобного этому  шквалу  огня
из пятидюймовок  он  еще  не  видывал.  Башенные  крупнокалиберные  орудия
выпускали снаряд за снарядом со скоростью  автоматических  пушек,  натянув
между кораблем и пикирующим на него самолетом сплошную  завесу  пламени  и
едкого коричневого дыма, а Брент  знал,  что  достаточно  одного  близкого
недолета, чтобы скатать "Накадзиму" со всем его содержимым в  тугой  шарик
алюминиевой фольги.
   Но Такии на скорости триста узлов  продолжал  сокращать  расстояние  до
цели. Брент глянул вниз и  подумал,  что  именно  так,  наверно,  выглядит
преисподняя: это открыли огонь зенитные установки, протянув к  нему  линии
трассирующих очередей, похожих на пылающие нити жемчужных  бус.  Казалось,
что вначале они летят медленно и набирают скорость лишь проходя мимо.  Все
небо было заполнено сотнями маленьких  черных  дымков  от  разрывов  40-мм
снарядов. Брент почувствовал,  что  командир  выводит  машину  из  пике  и
бросает ее в лоб миноносцу. Корпус  самолета  затрясся,  и  Брент  сначала
подумал, что это Такии открыл огонь из 7,7-мм  пулеметов,  но  тут  же,  к
своему ужасу, увидел на плоскости правого крыла  круглые,  сияющие  свежим
металлом пробоины. Воздушный  поток  унес  клочья  алюминиевой  обшивки  и
кусочки черной, стали.
   Когда до миноносца оставалось не больше сотни ярдов, "Тигр" вздрогнул и
затрясся, и Брент услышал  вселяющий  надежду  стук  пулеметов.  Мотицура,
отстегнув привязные ремни, откинув фонарь, перегнулся через борт,  стреляя
из своего "Оцу" и вопя "Банзай!".  Брент  двинул  ствол  влево,  а  летчик
одновременно сделал вираж вправо, проходя чуть ли  по  волнам  вплотную  к
кораблю и подставляя его под огонь своего стрелка.  Однако  тот  же  самый
маневр сыграл на руку и зенитчикам.
   Брент, едва не переваливаясь вместе  с  пулеметом  через  левое  крыло,
видел ходовой мостик как на ладони. Когда он нажал на спуск,  почувствовал
его дрожь и увидел, как его трассирующие очереди  выбили  стекла  рубки  и
стегнули по заметавшимся на мостике людям, страх, владевший им, неожиданно
сменился восторгом, который горячей волной  омыл  его  душу,  на  какое-то
мгновение снова вызвав перед глазами  образ  Маюми.  "Тигр",  держась  так
близко к воде, что пропеллер его иногда взбивал  белый  пенный  бурун,  на
скорости триста узлов пронесся в двадцати  ярдах  от  миноносца.  Тот  дал
"самый полный": гребные винты яростно перемалывали  вскипающую  за  кормой
воду, острый форштевень резал  и  отбрасывал  в  стороны  волны,  в  дыму,
валившем из труб и из стволов орудий, суетились люди в касках.  Не  снимая
палец с гашетки, водя стволом из стороны в сторону, Брент, проносясь мимо,
полоснул длинной очередью от носа до кормы. В ответ с марса,  оказавшегося
намного  выше  самолета,  полетели  трассирующие  очереди  50-мм  и  20-мм
установок, и поднимаемые  пулями  фонтанчики  воды  забрызгали  плексиглас
кабины. На фюзеляже и в хвосте появились новые  дыры,  а  осколок  снаряда
прошил переборку и разбил динамо,  прорвав  мелкими  и  острыми  стальными
осколками летный комбинезон  Брента.  Почувствовав  жгучую,  как  от  жала
шершня, боль, он схватился за щеку, а когда отнял от лица  ладонь,  увидел
на перчатке кровь.
   Как только самолет оказался ярдах  в  сорока  за  кормой,  из  башенных
пятидюймовок  на  юте,  словно  из  пастей  рассвирепевшего   огнедышащего
дракона, разом вырвались в  небо  десятифутовые  языки  пламени,  и  Брент
почувствовал, как тяжкий  гром  ударил  его  по  барабанным  перепонкам  и
раскаленными иглами вонзился в мозг. Но самолет, по счастью,  был  слишком
низко, и снаряды, ревя, как экспресс в тоннеле, с воем и гулом прошли  над
ним. Воздушная волна сильно тряхнула самолет. На  миг  Бренту  почудилось,
что с ним случится "медвежья болезнь". Такии, на вид совершенно спокойный,
резко отвалил в сторону от миноносца и шквального огня, не  стихающего  ни
на миг. Мотицура, расстреляв всю обойму, выхватил из ножен меч и  взмахнул
им над головой с криком "банзай!", чуть  не  задев  вскрикнувшего  Брента,
который едва успел пригнуться. Штурман спрятал меч и сел на  место.  Брент
ощупал щеку, задетую осколками и  острыми  щепками  от  разбитой  в  куски
динамо, - она саднила, и врывавшийся в кабину воздушный поток сдувал с нее
капли крови. "Ничего страшного, - подумал он, - вижу и могу стрелять,  все
прочее значения не имеет".
   Все кончилось благополучно, они были уже вне  досягаемости  корабельной
артиллерии: трассирующие очереди обрывались, далеко не  дотянув  до  кормы
"Тигра", все снаряды уходили в  недолет.  Такии  заложил  вираж  и  сделал
широкий круг с набором высоты вправо, уйдя еще дальше от конвоя в  сторону
Кореи.
   - Теперь надо всыпать этим  прочесноченным  бандитам!  -  загнусавил  в
наушниках голос штурмана.
   - Командир, докладывает  стрелок.  У  нас  повреждено  правое  крыло  и
хвостовое оперение - там с десяток дыр.  Динамо  разбита  вдребезги,  а  в
фюзеляже  такие  пробоины,  что  я  через  них  вижу  управляющую   штангу
хвостового стабилизатора, - о том, что сам он  весь  залит  кровью,  Брент
предпочел умолчать.
   - Ясно, - ответил Такии. - А у меня все  управление  цело  и,  судя  по
приборам, ни двигатель, ни бензопровод не  задеты.  Дырки  в  крыле  вижу.
Фотопулемет нам снесли, но закрылки, элероны и баки в полном порядке. - Он
помолчал.  -  Лейтенант  Росс,  вы  хорошо  владеете  пулеметом.   Отлично
владеете.
   - Ты молодчина, Брент-сан!  -  вмешался  штурман.  -  Не  меньше  сотни
ухлопал.
   - Спасибо на добром слове, - засмеялся Брент. - А вот вы чуть  было  не
снесли мне башку мечом.
   - Штурман, - строго крикнул Такии, - отставить меч!
   - Есть отставить меч! Но на корейских собак я припас еще обойму.
   - Хорошо.
   Брент повел глазами по рядам аккуратных  пулевых  отверстий  и  рваным,
сиявшим свежим металлом следам от осколков в обшивке, по пробоинам в крыле
и с некоторым сомнением в голосе сказал:
   - Командир... Нас довольно сильно  потрепали...  Не  лучше  ли  вызвать
замену и кратчайшим путем возвращаться на "Йонагу"?
   Старики разом обернулись на него и тотчас снова  уставились  вперед,  и
Брент испытал странное желание спрятать от них окровавленную щеку.
   - Брент-сан, - окликнул его Такии, - а ты сам-то цел?
   - Цел.
   - Брент-сан, - чуть помолчав, снова заговорил командир. - Ты летишь  на
"Тигре".
   - Я помню.
   - А мы, японцы, любим этого зверя. Знаешь, за что?  Он  далеко  уходит,
убивает добычу и потом возвращается в свое логово, домой.
   - Но ведь мы на самолете...
   - Это неважно. В машину нашу вселился дух  тигра!  Банзай!  -  вмешался
штурман.
   И опять в наушниках зазвучал голос Такии:
   - Пятьдесят лет этот самолет служит нам верой и правдой. Другие  машины
разбивались,  горели,  тонули,  а  он  доставлял  нас   домой   целыми   и
невредимыми. Хотя... Там, где сейчас сидишь ты,  Брент-сан,  сидел  раньше
наш стрелок. После налета на "Нью-Хейвен" "Тигр" принес на базу его труп.
   - Командир, - упорствовал Брент. - На нас дырок как в решете.
   - С нами богиня Аматэрасу! - выкрикнул  Мотицура.  -  Мы  несем  ее  на
крыле!
   - Да не выдержит наше крыло никакой богини! Оно и нас-то еле тащит!
   - Будем продолжать патрулирование, - отрезал Такии. - Штурман! Стрелок!
Наблюдать за воздухом! Если  в  Северной  Корее  есть  арабские  авиабазы,
оттуда сейчас поднимут дежурное звено. Скорей всего - Me-109. Мы пересечем
полуостров в самом узком месте - там всего двести километров -  и  пройдем
над Пхеньяном. Выше тысячи метров забираться не  буду  -  это  сузит  нашу
маневренность, но зато, может быть, не даст засечь нас  радарами  дальнего
обнаружения.
   - Штурман готов! - крикнул Мотицура, размахивая над головой пистолетом.
   Снова у Брента засосало под ложечкой,  ему  захотелось  показать  обоим
старикам свое ободранное лицо. Но он знал, что это - всего лишь  царапины,
да и потом демонстрировать  их  было  не  по-мужски  и  не  по-самурайски.
Сдержавшись, он ответил:
   -  Стрелок  готов,  -  и  осторожно  промокнул  щеку  тыльной  стороной
перчатки. Кровь унялась.
   - Добро. Штурман, курс!
   Мотицура уже был на ногах и поднимал секстан. Пока самолет двигался над
затянутыми облаками холмами Кореи, он занимался  вычислениями.  Наконец  в
наушниках прозвучал доклад:
   - Йосиро-сан, предлагаю два-шесть-восемь.
   - Понял. Курс - два-шесть-восемь.
   Брент почувствовал, что "Накадзима"  переменил  направление  и,  набрав
высоту, перешел  в  горизонтальный  полет.  Когда  белый  песок  побережья
остался позади, а под крыльями побежали поросшие дубами и  соснами  холмы,
он понял, что они и вправду летят очень низко. Такии  был  вынужден  взять
северней, чтобы уйти  от  прибрежных  гор,  юркнув  между  двумя  высокими
вершинами. Видимость была скверной, теплый  и  влажный  бриз,  вытесняемый
холодным горным воздухом, превращался в  туман,  и  струи  дождя  заливали
плексиглас кабины и, попадая  вовнутрь,  приятно  охлаждали  горящую  щеку
Брента. Но вот они снизились над долиной, вновь выбрались на ослепительный
солнечный свет, и внизу стали  проплывать  лоскутные  одеяла  обработанных
полей, окружавших небольшую деревеньку,  пыльные  бурые  ленты  дорог,  по
которым изредка проезжала  запряженная  лошадьми  повозка.  Десятки  людей
задирали головы к небу, провожая  взглядами  самолет,  многие  махали  ему
руками, а когда рев мотора  раздался  над  деревней,  Брент  увидел  белые
пятнышки обращенных вверх  лиц.  Мотицура  перегнулся  через  борт,  махая
пистолетом.
   Впереди опять показались горы, и летчик легким движением ручки на  себя
начал плавный подъем. Видимость опять ухудшилась, "Тигр"  плыл  в  плотном
дождевом облаке. На юге громоздилась  и  вспухала,  посверкивая  зарницами
молний, багрово-синеватая  грозовая,  туча.  На  востоке  висела  сплошная
опаловая завеса ливня. Но вот горная  гряда  оборвалась,  и  "Тигр"  опять
спустился  так  низко,  что  Брент  видел  отдельные  деревья,  валуны   и
кустарник. Длинноухий заяц, напуганный гулом и ревом, выскочил из норки  и
в ужасе кинулся в неглубокий овраг.
   - Дай по нему очередь! - завопил  штурман.  -  Угостим  этих  крысоедов
зайчатиной.
   - Следующая остановка  -  Пхеньян!  -  голосом  трамвайного  кондуктора
объявил Такии.
   Брент  увидел  раскинувшийся  на  северо-западе  город,  над   которым,
заметное даже издали, висело бурое облако. И здесь смог, - подумал Брент.
   Но не только смог приковал к себе его  взгляд  -  под  левым  крылом  и
южнее, к западу от приземистых покатых холмов,  он  увидел  аэродром.  Три
ВПП, десяток ангаров - он бы ничем не выделялся из тысяч точно  таких  же,
если бы  не...  Брент  поднял  бинокль.  Капониры!  Аэропорт  был  окружен
десятками капониров. Брент присмотрелся:  Me-109!  И  еще  несколько  штук
стояло  перед  ангарами.  А  неподалеку  от   полосы   -   целая   шеренга
многомоторных тяжелых самолетов. Несколько  бензозаправщиков  и  шныряющие
вокруг  автопогрузчики  с  бомбами.  На  фюзеляже  каждого  самолета  были
выведены эмблемы ливийских ВВС.
   - Командир, - стараясь унять волнение, заговорил  он,  -  вижу  военный
аэродром. Пеленг два-восемь-ноль. На машинах -  ливийские  опознавательные
знаки.
   - Отлично.
   Такии немедленно развернул самолет по  указанному  пеленгу,  а  штурман
поднялся и прижал к глазам бинокль.
   - Стрелок! Внимание! Здесь наверняка где-то крутится  их  патруль.  Нас
запеленговали, но если боги будут с нами, арабы примут нас за своих.
   - Да? А как насчет "свой - чужой"? - осведомился Брент.
   - Боги нас не оставят.
   - А они разбираются в электронике?
   - Ну хватит, стрелок! Прикрывать заднюю полусферу!
   - Понял, командир. - Брент, несмотря на растущую  тревогу,  усмехнулся,
слыша, как захихикал старый Мотицура. Раздавшееся в наушниках  характерное
завывание быстро стерло усмешку с его лица.
   - Командир! Нас запеленговали!
   - Слышу, - ворчливо отозвался тот и заложил широкий вираж с  севера  на
юг, приближаясь к грозовой туче.
   Трескотня и завывание смолкли, но в ту же минуту  Брент  увидел  врага.
Небо высоко на западе прочертили два конверсионных следа. Даже бинокль был
уже ни к чему. Пара "Мессершмиттов" заходила со стороны солнца.
   - Двойка Ме-109 на четыре часа... То  есть  пеленг  один-два-ноль,  над
нами, от солнца! - крикнул он в микрофон.
   Головы на жилистых старческих шеях завертелись,  и  голос  в  наушниках
произнес:
   - Есть! Вижу!
   Мотор взревел на полных  оборотах,  и  Брента  отшвырнуло  к  борту  от
резкого виража к югу. Такии круто перевел машину в пике. Пусть брюхо и нос
прикрывает грозовой фронт - он опасен, но "Мессершмитты" еще  опасней.  Но
до тучи было еще километров сорок - десять минут полета.  Слишком  далеко.
Слишком долго. "Мессершмитты" доберутся до них раньше.
   - Штурман, радио на "Йонагу"! Передать координаты аэродрома.
   - Мы слишком низко идем, Йосиро-сан! Холмы экранируют. И потом - гроза.
Надо бы забраться повыше.
   - Штурман, наш курс - один-шесть-ноль, скорость двести двадцать  узлов.
Что там у нас по курсу?
   - Через две минуты выйдем к демаркационной линии. Дальше - Южная Корея.
   - Стрелок, где противник?
   - Сзади и выше, командир. Быстро догоняют.
   Брент осторожно  поворачивался  из  стороны  в  сторону  на  вертлюжном
сиденье, выцеливая приближающихся "Мессершмиттов". Но  они  все  еще  были
далеко -  не  попали  даже  в  первый  круг  дальномера.  Он  взглянул  на
прикрепленную к переборке таблицу всех самолетов  противника  с  указанием
длины и размаха крыльев и нашел Me-109: размах крыльев -  9,92  м,  а  под
этим в столбик - 800, 500, 200. Эти числа обозначали,  за  сколько  метров
появляется самолет  соответственно  в  первом,  втором  и  третьем  кругах
дальномера. Брент сам удивлялся, отчего он не ощущает страха, -  очевидно,
ужас, испытанный им при атаке на миноносец, был так силен, что выработал в
нем иммунитет. А может быть, ему передалась частица отчаянной лихости двух
стариков, сидевших впереди? Неизвестно.
   В наушниках раздался голос штурмана:
   - Командир, на моих картах отмечены многочисленные зенитные батареи  по
обе стороны демаркационной линии. И южнокорейские,  и  северокорейские,  и
американские, и черта в ступе... Мы вот-вот будем в зоне поражения.
   - Мы наведем на них "Мессершмитты".
   - А сами куда денемся? - не удержался от ехидного вопроса Брент.
   - Мы - первая цель, и по нам промажут, потому  что  еще  не  готовы.  А
вторую и третью накроют.
   B5N шел к югу,  едва  не  царапая  брюхом  скалы  и  кустарник,  огибая
небольшие сосновые  рощи,  миновал  коричневато-серые  хижины  деревни.  В
наушниках Брента  опять  началась  дикая  какофония  -  несколько  радаров
пытались нащупать самолет. Ярко светящаяся  гирлянда  первой  трассирующей
очереди  прочертила  небосвод,  но  повисла  в  воздухе  далеко  влево  от
самолета.
   В эту минуту  оба  истребителя  сорвались  в  пике,  и  в  душе  Брента
проснулся прежний страх - капот головного "Мессершмитта"  был  расписан  в
красно-белую клетку. Второй был черен как сажа.
   - Это Фрисснер! - крикнул он в микрофон. - Они атакуют!
   Сердце у него колотилось, кровь стучала в висках, взмокшие от пота руки
дрожали, но он  тем  не  менее  поймал  истребитель  Фрисснера  в  прицел.
Красно-белый острый нос вплыл в первый круг дальномера. "Рано, - шептал он
сам себе, - помни, слабое место у него - в основании крыла.  Там  масляный
охладитель..." Однако на каждой "сто девятке", кроме охладителя, стояли, к
несчастью, еще по паре. 20-мм автоматических  пушек  и  7,7-мм  пулеметов.
"Давид и Голиаф", - продолжал бормотать он себе под  нос,  между  тем  как
Фрисснер оказался уже во втором круге.
   "Мессершмитт",  двигавшийся  вдвое  стремительней  "Накадзимы",  быстро
приближался, и его крыльевые  пушки  выдохнули  желто-оранжевое  пламя,  а
укрепленные на обтекателе  пулеметы  дали  очередь.  Но  Такии  дал  левую
педаль, уйдя от губительного огня. Фрисснер повторил маневр своей  жертвы,
и на этот раз от многострадального правого крыла  снова  посыпались  куски
размолотой пулями обшивки.
   Красный обтекатель втулки винта был теперь в третьем круге, Брент нажал
на гашетку, и  с  двухсот  ярдов  его  очередь  забарабанила  по  фюзеляжу
истребителя. Фрисснер мгновенно отвалил вправо, а его место  занял  черный
Me-109, кинувшийся на добычу.
   Такии дал правую педаль, и "Тигр", снизившись, пошел не  выше  двадцати
футов от  горной  речки,  по  обоим  берегам  которой  протянулись  домики
деревни. Люди задирали головы, показывали на  самолет  пальцами.  Брент  и
черный истребитель открыли огонь одновременно. Такии дергал  машину  слева
направо и назад, идя так низко, что верхушки деревьев и кусты сгибались от
создаваемой им волны, а на камнях взвихривалась пыль. Ему и  на  этот  раз
удалось уклониться от хлестнувших рядом трассеров,  снаряды  взорвались  в
реке, взметнув фонтаны воды, доставшей до самого брюха "Тигра".  Несколько
женщин, полоскавших  белье  на  берегу,  были  разорваны  в  куски  прямым
попаданием серии снарядов,  и  голубоватая  речная  вода,  став  от  крови
красной, понесла вниз по течению их изуродованные  останки.  "Мессершмитт"
мчался в двухстах ярдах от бомбардировщика, пытаясь зайти ему в хвост,  но
Такии бросал машину вверх, вниз и в стороны, не давая прицелиться.  Далеко
за кормой разворачивался с набором высоты для нового захода "клетчатый".
   Неистовые  рывки  летчика  мешали  Бренту  не   меньше,   чем   черному
истребителю: его очереди тоже не достигали цели. В  этот  момент  ожили  и
открыли лихорадочный огонь  зенитные  батареи  по  обоим  берегам  реки  -
трассеры понеслись к  машине,  пробивая  хвостовой  стабилизатор,  отрывая
новые алюминиевые лоскутья от фюзеляжа, разнося фонарь.  Брент  услышал  в
наушниках дикий крик, сменившийся  стонами.  В  истребитель  попала  целая
серия - не меньше десяти снарядов, - и машина, бывшая в  каких-нибудь  ста
футах от "Тигра", резко рванулась вверх, подставив Бренту брюхо.
   С торжествующим воплем американец всадил в него длинную  очередь  -  по
фюзеляжу побежали желтые вспышки  от  бронебойных  пуль,  воздушный  поток
уносил  оторванные  кусочки  обшивки.  Истребитель,  заволакиваясь   едким
смрадом горящего масла и черного дыма, круто пошел вниз, на глазах набирая
скорость. Тяжелый мотор  "Даймлер-Бенц  V-1"  увлекал  пылающую  машину  в
гибельное пике, и спустя мгновение она врезалась в склон холма,  обозначив
столбом дыма место своей могилы.  "Клетчатый"  отвернул  на  север.  Брент
невольно закричал: "Банзай!"
   Они уже успели довольно сильно отдалиться от города и от грозовой тучи,
когда Брент наконец повернулся к носу. Фонарь был снесен. Морисады не было
видно. В наушниках надрывно звучал голос командира:
   -  Штурман!  Штурман!  Радио  на  "Йонагу"!   Доложить   об   аэродроме
противника!
   Морисада не отвечал.  Брент,  отстегнув  привязные  ремни,  привстал  и
заглянул  в  штурманскую  кабину.  Старик  лежал  грудью  на  искореженном
передатчике, его комбинезон был иссечен пулями,  из  простреленных  шеи  и
головы хлестала кровь, задняя часть шлема была распорота осколком, и седые
волосы на затылке тоже были в крови.
   - Командир, говорит стрелок. Радиосвязи нет. Штурман ранен.
   Такии не отвечал, постепенно набирая  высоту:  впереди  и  внизу  Брент
увидел простор Желтого моря. Наконец в наушниках раздалось:
   - Он убит?
   - Не знаю.
   Голос Такии окреп и вновь обрел профессиональную властность:
   - Так. Мы - над Желтым морем, обходим по дуге Сеул  и  грозовой  фронт.
Потом свернем к юго-востоку, и - домой, на "Йонагу". По моим расчетам,  до
нее не больше четырехсот километров на юго-восток.
   - Полтора часа лету.
   - Верно. Смотри в оба, Брент-сан. Они все же попытаются доконать нас.
   - Есть, ясно.
   Брент оглядел искореженный фонарь, новые пробоины на обоих крыльях и  в
фюзеляже,  медленно  пристегнулся,  проверил,  в  порядке  ли  лямки   его
парашюта, поводил вверх-вниз стволом пулемета. Теперь и рули направления и
высоты тоже были иссечены обрушившимся  на  них  шквалом  стали.  Вряд  ли
доползут они до "Йонаги" за полтора часа.
   Он услышал стон, и, обернувшись, увидел, что вымазанный кровью шлемофон
штурмана закачался в такт движению самолета.
   - Такии-сан! - крикнул он. - Морисада жив! Шевелится!
   - Морисада-сан, дружище! - окликнул Мотицуру командир. -  Как  ты  там?
Тебя крепко зацепило?
   В ответ раздался только стон.
   Бомбардировщик летел над Желтым морем  -  туда,  где  уже  клонилось  к
закату кроваво-красное солнце.





   Подполковник  Мацухара  получил  исчерпывающие  инструкции.  Немедленно
после того, как радио Пномпеня сообщило об уничтожении "японского бандита,
втершегося в воздушное пространство КНДР", Сеул заявил, что зенитным огнем
были сбиты три нарушителя  демаркационной  линии,  появившиеся  с  севера.
Однако адмирал Фудзита не поверил ни тем, ни другим.
   - Больших лжецов, чем корейцы, свет не видывал.  Будем  надеяться,  что
экипаж "Тигра" жив. Если это так и самолет еще  в  воздухе,  то  лейтенант
Такии двинется в сторону моря. Попадая в беду, морской летчик инстинктивно
тянется к родной стихии. Ищите над Желтым морем к западу от  побережья,  к
югу от острова Чеджудо.
   И  Йоси  Мацухара,  сохраняя  строжайшее  радиомолчание  и  забирая   к
северо-западу, чтобы уйти от бушевавшей над центром Кореи грозы, в 250  км
к  юго-западу  от  Инчхона,  на  высоте  1000  метров  обнаружил  "Тигра".
Проклиная свою вынужденную немоту, подполковник оставил пять своих  "Зеро"
на 3000 метров и спиралями стал снижаться, чтобы взглянуть на B5N поближе.
Он облетел бомбардировщик сверху, снизу, слева и справа.  За  долгие  годы
службы ему попадалось немало самолетов, уничтоженных огнем противника,  но
впервые он видел, чтобы груда железного лома летала.
   В детстве он любил метать дротики в мишень, и спустя несколько дней  на
ее пробковой основе не  оставалось  живого  места.  Йоси  показалось,  что
кто-то вот так же позабавился с  "Тигром".  Хвостовые  стабилизаторы  были
прострелены в двадцати местах, рули направления и высоты размолоты,  ребра
шпангоута  торчали  наружу.  Фюзеляж  был  изрешечен  -  сквозь   пробоины
виднелись стрингеры и рулевые тяги. Средняя часть фонаря вырвана  осколком
снаряда, чуть пониже комингса штурманской кабины зияла рваная дыра, правое
крыло выглядело так, словно попало под  взбесившуюся  циркулярную  пилу  -
обшивка была в лохмотьях, элероны  и  закрылки  болтались,  грозя  вот-вот
оторваться, в отверстии виднелся  даже  бок  тысячелитровой  емкости.  Вся
правая  часть  обтекателя  была  снесена  начисто,  и  головки   цилиндров
обнажены. Борт самолета был закопчен дымом и залит маслом.  Тем  не  менее
"Тигр" каким-то чудом  продолжал  лететь,  слушаться  руля,  и  мотор  его
работал без перебоев.
   Йоси  подобрался  еще  ближе  к  искалеченной  машине  и  не  увидел  в
штурманской кабине старого Морисаду Мотицуру. Но  Брент,  к  счастью,  был
жив,  хоть  и  окровавлен,  сидел  прямо  и  даже  помахал   Йоси   рукой.
Подполковник перевел взгляд на летчика, а Такии, лишь на  миг  оторвавшись
от   рычагов   управления   своей   искалеченной   машины,   которая    не
переворачивалась лишь благодаря его искусству, коротко глянул  на  "Зеро".
Мацухара, мягко взяв ручку на себя,  оказался  сверху  и  тогда  увидел  в
штурманской кабине сползшего  с  кресла  окровавленного  Морисаду,  голова
которого бессильно болталась из стороны  в  сторону.  Фонарь  был  смят  и
раздавлен, радиопередатчик разбит,  пол  залит  лужей  подсыхающей  густой
крови.
   Йоси обогнул бомбардировщик спереди, чтобы взглянуть  на  двигатель  и,
поймав взгляд Такии, выставил вниз  два  пальца.  Старик  кивнул,  подался
вперед и потянул за рычаг, выпустив шасси и выбросив тормозной крюк.
   Йоси тотчас скользнул под брюхо "Тигра" и  убедился  в  том,  что  шины
колес не спущены, а потом взвился вверх, кивком и двумя  вскинутыми  вверх
пальцами показав, что Такии может убрать шасси и втянуть крюк. Если  Будда
и все боги, какие только есть на свете, помогут,  старик  сумеет  посадить
этот гроб на палубу "Йонаги", подумал он.
   Авианосец они увидели раньше, чем предполагали. Он оказался на тридцать
второй широте, к юго-западу от острова Чеджудо и всего  в  ста  километрах
северо-восточнее устья Янцзы.  Брент  поднял  ракетницу,  и  в  поднебесье
зажглась одинокая красная точка. "Йонага" немедленно изменил курс, войдя в
ветер, а один из "Флетчеров" зашел в  корму  авианосца,  сыграв  шлюпочную
тревогу и приготовившись к спасению экипажа самолета. На  гафеле  "Йонаги"
затрепетал вымпел.
   Йоси, держась крыло в крыло с бомбардировщиком, проследил за тем, вышли
ли шасси и трос тормозного крюка, кивнул Йоси и поднял кверху оба  больших
пальца. Брент повторил его жест. Йоси отодвинул  колпак  своей  кабины  и,
перевесившись за борт, прокричал по слогам: "На-до пры-гать!", надеясь  не
на то, что его услышат, а на то, что поймут смысл его  слов  по  движениям
губ. И они его поняли. Брент замотал головой и показал  на  старика.  Дело
было ясное: Такии никогда в  жизни  не  оставит  своего  штурмана  -  даже
мертвого - и свой самолет.  А  для  Брента  Росса  немыслимо  спасаться  в
одиночку. Мацухара поднял глаза к небу:
   - Богиня Аматэрасу, молю тебя, не дай ему погибнуть!
   B5N, снижаясь, с кормы стал заходить на посадку.
   Брент, глядя поверх правого крыла на полетную палубу  "Йонаги",  видел,
как гаковые и аварийная команда разворачивают брандспойты  и  подтаскивают
поближе  красные  тележки  с  огнетушителями.  На   островной   надстройке
замелькали белые халаты санитаров, на площадке у  правого  борта  появился
офицер-регулировщик  в  желтом  жилете  и  с  двумя  желтыми  флажками   в
раскинутых руках. Когда бомбардировщик зашел  на  последний  круг,  желтые
флажки крест-накрест упали к коленям и рев двигателя сразу же стал  глуше.
Тем не  менее  скорость  все  еще  была  слишком  высока,  и  регулировщик
лихорадочно замахал флажками, запрещая посадку.  Но  слишком  тяжелы  были
нанесенные самолету увечья - он уже не слушался  своего  пилота  и  боком,
точно сносимый сильным ветром, падал на палубу. Брент поднял глаза к небу,
молясь одновременно Иисусу Христу, Будде и всем богам, которых вспомнил  в
эту минуту.
   Стальная скала кормы  стремительно  надвигалась  на  них.  Неужели  они
врежутся прямо в привальный брус летной палубы? Но вот самолет,  повинуясь
отчаянным усилиям Такии, передвинувшего РУД  на  последнее  деление,  взял
чуть выше, разминулся с кормой, закрутился, несмотря на  старания  летчика
выровнять его, и, когда  зажигание  было  выключено,  с  тяжким  грохотом,
грудой железа рухнул на палубу.
   Раздались два хлопка - это не  выдержали  удара  оба  колеса.  Самолет,
увлекаемый  своим  тяжелым  мотором,  подпрыгнул;  устремился  к  мостику,
тормозным крюком взял второй гак, и в тот же миг трос аэрофинишера лопнул.
Трос, успокоитель и дюймовой толщины канат стоп-анкера полезли наружу, как
потроха из распоротого брюха огромной рыбины. Брент, вцепившись в поручни,
напряг все мышцы и втянул голову в плечи, наподобие  испуганной  черепахи.
Он был совершенно беспомощен и отдан на произвол тем силам, которые сам же
вызвал к жизни и которые теперь вырвались из-под его воли. Он  видел,  как
Такии подался вперед и пригнулся, закрываясь  скрещенными  руками.  Голова
мертвого штурмана бессильно моталась от бешеных толчков.
   "Тигр" рухнул на палубу носом к островной  надстройке:  от  удара  нога
шасси подогнулась, точно в танце, а крутящиеся лопасти пропеллера,  прежде
чем застыть, глубоко стесали тиковый настил. Самолет  развернулся  на  360
градусов, теряя крылья и остатки хвостового стабилизатора, разбрасывая  во
все стороны лоскутья алюминиевой обшивки. Брента по инерции  отшвырнуло  в
сторону. Он услышал хруст ломающихся стрингеров,  балок  и  лонжеронов,  а
потом пронзительно, словно оплакивая свою  мученическую  смерть  и  гибель
рассыпающегося посреди палубы самолета, взвизгнул рвущийся алюминий.
   "Тигр" налетел на островную надстройку, отскочил от  нее  с  упругостью
футбольного мяча, врезался в стальной сетчатый барьер, выстреливший им как
из рогатки, повалился на бок и наконец застыл.  Брент,  которого,  как  ни
цеплялся он за поручни, ударило о левую  переборку  кабины,  почувствовал,
как левую руку пронизала острая боль,  а  потом  перед  глазами  опустился
плотный черный занавес со вспыхивающими на нем звездами. Вдруг все  стихло
- он погрузился в блаженное, неземное спокойствие, где не  было  места  ни
ужасу, ни ощущению своей беспомощности перед лицом  взбесившейся  материи.
"Живой", - сам не  веря  этому,  пробормотал  он,  потряс  головой,  чтобы
прогнать прыгавшие на сетчатке ослепительные звезды, и тотчас ощутил запах
бензина. Брент попытался отстегнуть привязные ремни, но  онемевшие  пальцы
не слушались. Где-то рядом простонал Такии. "Не  смяло  в  лепешку  -  так
сгорю заживо", - мелькнуло у него в голове.
   Он  сначала  услышал  шипение  пенистой  струи  огнетушителя,  а  потом
почувствовал ее на своем теле. Люди в белом склонились над ним,  несколько
пар сильных рук расстегнули  ремни  и  бережно  вытянули  его  из  кабины.
Послышались команды, торопливый топот  матросских  башмаков,  развернулись
брандспойты, а его бегом оттащили в сторону и уложили на носилки  рядом  с
Такии и Морисадой. "В лазарет!" - произнес рядом чей-то знакомый голос,  и
санитары взялись за ручки.
   -  Нет!  -  выкрикнул  Брент  и  стал  подниматься,  тряся  головой   и
поддерживая поврежденную руку здоровой.
   Санитары помогли ему встать.  Брент  посмотрел  на  распростертое  тело
штурмана,  над  которым  склонился  Хорикоси.  Йосиро   Такии,   отстранив
протянувшиеся к нему на помощь руки, тоже поднялся.
   - Доктор... - сказал он. - Ну, что с ним?
   Хорикоси медленно распрямился и  ответил  взглядом,  а  уж  потом  тихо
проговорил:
   - Ему уже ничем нельзя помочь.
   Такии, упав на колени, схватил руку друга.
   - Морисада-сан, ты умер с честью, твоя  карма  -  безупречна.  Скоро  я
пройду следом за тобой в двери храма Ясукуни.
   Брент увидел, как затряслись плечи старого летчика.
   С  ужасающим  скрежетом  матросы  оттащили  останки  "Тигра"  к  борту,
готовясь сбросить их в море.
   - Стойте! - вскричал Такии. - Морисада заслужил право быть  погребенным
вместе со своим самолетом! - Он взглянул  на  мостик,  и  адмирал  Фудзита
утвердительно кивнул и повернулся к телефонисту. Двое старшин  наклонились
над телом штурмана. - Нет! Брент-сан, помоги мне.  Эта  честь  принадлежит
нам, и никому больше.
   Брент молча приблизился к трупу Морисады и, несмотря на  головокружение
и острую боль в плече и в руке, помог летчику пронести его по скользкой от
пены палубе к залитой кровью кабине. Такии тяжело  дышал  и  страдальчески
морщился, помогая рослому американцу перевалить  бездыханного  штурмана  в
самолет и пристегнуть ремни.
   - Ну вот, старина, ты - дома, - сказал он. - Твой поход окончен.
   Каждый  знал,  что  для  траурной  церемонии   нет   времени.   Обломки
бомбардировщика сбросили за борт.


   В восемнадцать  ноль-ноль  Брент,  из  шеи  и  щеки  которого  главврач
Хорикоси извлек несколько десятков мельчайших осколков  50-мм  снаряда,  и
лейтенант  Такии,  который  вообще  казался  отлитым  из  стали,  доложили
адмиралу о результатах своей рекогносцировки. Вся правая  сторона  лица  у
Брента ныла и горела, болели ушибленные рука и плечо.
   Адмирала удивило не сообщение об аэродроме противника, а только то, что
он оказался ближе к демаркационной зоне, чем он предполагал. Он подошел  к
карте и ткнул указкой в названный квадрат.
   -  Итак,  оберет  Иоганн  Фрисснер  и  его  люди  находятся  здесь,  на
территории Северной Кореи?
   - Надо полагать, там же - и капитан Кеннет Розенкранц,  -  сказал  Таку
Исикава.
   - Две эскадрильи Me-109,  отборные  наемники,  -  добавил  подполковник
Окума.
   Фудзита кивнул и повернулся к Бренту:
   - Вы сказали, что видели там бомбардировщики?
   - Так точно.
   - "Фокке-Вульф-200"?
   Брент, пытаясь  отвлечься  от  мучительно  зудящей  под  бинтами  щеки,
побарабанил пальцами по столу:
   - Не могу сказать, сэр. Не успели разглядеть. Два-три  десятка  тяжелых
многомоторных машин и столько же истребителей.
   - И не меньше двенадцати больших ангаров, господин  адмирал,  -  сказал
Такии. - Ближе подобраться нам не дали, поэтому деталей не знаю.
   - Понятно...  -  задумчиво  протянул  Фудзита,  рассматривая  карту.  -
Адмирал Аллен, от ваших лодок - ничего нового?
   - Нет, сэр. Ни о транспортах, ни об их эскадре сведений нет.  "Трепанг"
молчит.
   Фудзита, привычным движением дернув седой волосок у себя на подбородке,
поднял указку:
   - Двигаясь курсом ноль-восемь-пять на двадцати четырех узлах, завтра  в
четыре утра мы будем здесь, -  резиновый  наконечник  уперся  в  Корейский
пролив между островами Чеджудо и Кюсю.  -  Конвой,  если  будет  двигаться
прежним курсом и с прежней скоростью, окажется здесь к пяти  ноль-ноль.  -
Указка скользнула вверх. - Мы встретим и потопим  их  здесь,  на  траверзе
острова Цусима, на том самом месте, где в девятьсот  пятом  мы  уничтожили
русский флот.
   - Банзай! - раздалось в ответ, и японские  офицеры  вскочили  со  своих
мест.
   - Господин адмирал! - раздался урезонивающий бас Аллена. - Вы  это  уже
говорили нам однажды. Неужели ради такой романтической мести  вы  рискнете
"Йонагой"?
   Немигающий взгляд расширенных черных глаз уперся в американца:
   - Я хочу, чтобы именно в это всей душой уверовали наши арабские друзья.
- Он обернулся к Мацухаре. - В четыре ноль-ноль группе  из  двадцати  семи
истребителей,  восемнадцати  пикирующих  бомбардировщиков  и  восемнадцати
торпедоносцев - взлет! Приказ - уничтожить аэродром противника.
   - А какими силами мы встретим конвой, господин адмирал?
   - Двенадцать "Зеро", девять "Айти", девять "Накадзим".
   - То есть на борту остается еще двадцать "Зеро", тридцать шесть  D3A  и
тридцать шесть B5N, - прикинул Мацухара.
   - Верно.
   - Чтобы справиться с конвоем, сил мало, господин адмирал, -  раздумчиво
проговорил подполковник. - Четыре корабля... Сильная ПВО.
   - Знаю. Но с конвоем  мы  справимся  и  без  самолетов  -  собственными
огневыми  ресурсами.  Самое  главное  -  аэродром,  на   нем   мы   должны
сосредоточить основной удар. Не забудьте, что  где-то  южнее  рыщет  целая
эскадра и "Йонагу" нельзя оставить беззащитным. Подполковник, поручаю  вам
лично возглавить атаку на аэродром.
   - Сэр, - опять вмешался Аллен. - Они знают,  что  "Йонага"  -  в  море,
знают, что их обнаружили и ждут атаки.
   - Разумеется. Но они не знают, где именно ходит  "Йонага"  и  когда  он
нанесет удар. Мы выбираем место и время!
   - Господин адмирал! - поднялся Таку  Исикава.  -  Там  наверняка  будут
Фрисснер и Розенкранц. Прошу послать меня на аэродром!
   Фудзита наклонил голову, и Мацухара ответил:
   - Ну конечно. Вы поведете девять троек истребителей, Исикава.
   - Благодарю, господин подполковник, - с необычным для  него  выражением
признательности ответил Таку.
   - Господин  адмирал,  -  сказал  Мацухара,  указывая  на  карту.  -  До
аэропорта  -  шестьсот  километров.  Кратчайший  путь  -  через  корейское
воздушное пространство...
   - Нет, я не разрешаю,  -  ответил  Фудзита.  -  Вам  придется  обогнуть
полуостров, иначе вас засекут радары дальнего обнаружения. - Он повернулся
к карте и описал указкой широкую дугу на запад. - Пойдете над Желтым морем
не выше  тысячи  метров  и  не  дальше  тысячи  километров  от  побережья.
Разумеется, такой путь  на  тысячу  двести  километров  длиннее,  но  зато
безопасней. - Он коротко двинул указкой. - Перевалите через эти холмы и  -
разнесете аэродром!
   - Банзай! Да здравствует император! - раздались крики.
   Фудзита обвел глазами лица офицеров:
   - Командирам боевых частей и служб провести инструктаж личного состава!
- с неожиданным спокойствием  произнес  он.  -  Командирам  авиазвеньев  -
поставить задачу своим летчикам! В три ноль-ноль всем  экипажам  собраться
для инструктажа. - Он перевел взгляд на Мацухару. -  Подполковник,  вы  не
прочтете нам напутственную хайку?
   Йоси поднялся, посмотрел на сидевших перед ним.
   - Много  столетий  назад  было  сказано  в  "Хейке  Моногатари":  "Звон
храмового колокола проникает везде  и  всюду.  Яркость  цветов  непреложно
свидетельствует о том, что  все  цветущее  когда-нибудь  увянет.  Гордость
живет меньше, чем сон летней ночью, могущество будет повержено во  прах  и
станет лишь пылью под ветром".
   Лейтенант Сайки вскочил и вскинул над головой кулак.
   - Да! Мы в пыль обратим Каддафи, повергнем его во прах! Банзай!
   Подполковник Окума и еще несколько офицеров подхватили.
   Мацухара смерил Сайки холодным  взглядом,  давая  понять,  что  еще  не
кончил, и тот сел на место.
   - Что касается строк, которые сложил я сам... Вот они:

   Когда умру я,
   Над могилой
   Прекрасная птица споет,
   С нею вместе
   Обрету я бессмертие.

   Бренту стало так грустно, что горло перехватило.
   - Превосходно, Йоси-сан,  -  похвалил  адмирал.  -  Перед  лицом  врага
вспомните, господа, чему учит нас наша книга "Хага-куре":  "Решившийся  не
отступить  обретает   двойную   силу".   И   там   же   сказано:   "Оставь
предосторожности, устремляясь на врага. Только отвага важна при встрече  с
тигром".
   -  Банзай!  Да  здравствует  император!  Смерть  террористам!  -  снова
разнеслось по рубке.
   Фудзита установил тишину, дважды хлопнув  в  ладоши  и  повернувшись  к
деревянной пагоде. Все  поднялись,  и  японские  офицеры  последовали  его
примеру.
   - Аматэрасу, Будда и неисчислимый сонм божеств, мы идем в бой за вас  и
за нашу страну. Дайте нам исполнить наш долг, дайте обагрить клинки  наших
мечей кровью врага. - В наступившей  тишине  слышался  только  ровный  гул
машин и  гудение  корабельной  вентиляции.  -  Все  свободны,  -  прежним,
непререкаемо властным тоном сказал адмирал, - командиров  авиагрупп  прошу
остаться.
   Брент был уже у дверей, когда лейтенант Йосиро Такии взял его за локоть
и показал туда, где сидел адмирал с Мацухарой, Окумой, Сайки  и  Исикавой.
Старик вытянулся и сказал:
   - Господин адмирал! Прошу  пересадить  меня  на  другую  машину.  Мы  с
лейтенантом  Россом  обнаружили  аэродром  противника  и  заслужили  право
участвовать в налете на него.
   - Вы ранены, - сказал Фудзита, поднимая на него глаза.
   - Это пустячный ушиб, господин адмирал.
   - Свободных торпедоносцев  у  меня  нет,  -  сказал  Окума.  -  Экипажи
распределены по машинам, летали на них, привыкли  каждый  к  своей,  знают
их... - И саркастически добавил: - Аэродром найти - невелика премудрость.
   Такии продолжал, словно не слыша его:
   - Дайте мне D3A, у вас есть три резервных бомбардировщика.
   - Разве вы справитесь с  пикирующим  бомбардировщиком?  -  презрительно
осведомился Сайки. - Разве вам под силу летать на такой машине?
   - Я еще в 38-м сдал  экзамен  на  управление  этим  типом  самолета,  и
позвольте вам заметить, лейтенант: я забыл о самолетах больше,  чем  вы  о
них знаете вообще.
   В наступившей тишине  слышно  было,  как  часто  задышал  побагровевший
Сайки. Но прежде чем он успел ответить, заговорил адмирал:
   - Хорошо. Чем больше бомбардировщиков, тем лучше, - и, пожевав  губами,
спросил: - А стрелок у вас есть? - При этом он взглянул на Брента,  словно
не сомневался в ответе.
   Брент, почувствовав пальцы Такии на  своей  ушибленной  руке,  невольно
сморщился от боли.
   - Но вы тоже ранены и лететь не можете.
   - Сэр, - ответил Брент, стараясь, чтобы в  голосе  его  звучала  бодрая
уверенность, которой он  не  испытывал.  -  Это  всего  лишь  царапины  да
один-два кровоподтека.
   - У него самые зоркие глаза на "Йонаге", - вмешался  Такии.  -  Это  он
обнаружил аэродром, он первым заметил "Мессершмитты". Он видит все  и,  он
прирожденный воздушный стрелок: ни один патрон не пропадает у него  даром.
Одной очередью он подбил Ме-109. И когда летали над Средиземным морем,  он
тоже показал себя отлично. Брент Росс бьет без промаха.
   Американец, хоть  и  понимал,  что  это  легкое  преувеличение,  хранил
молчание: скромничать в данном случае было бы неуместно.
   - Добро, - буркнул адмирал. - Лейтенант Сайки, выделить им самолет. Они
заслужили это право.
   - Есть, господин  адмирал!  Найдите  старшину  первой  статьи  Терухико
Йоситоми и передайте, что я приказал выделить вам борт два-четыре-три.
   Брент, не переставая удивляться тому, что даже перед лицом опасности  и
общего  врага  кичливые  самураи  так  щепетильны  и  обидчивы,   радостно
улыбнулся, шагая следом за Такии.


   На ангарной палубе оглушительно грохотали тележки, гремели инструменты,
раздавались команды: под ослепительным  светом  ламп  механики  и  техники
готовили сотню самолетов к бою, заправляли их горючим,  проверяли  узлы  и
системы, подвозили и подвешивали бомбы. Там и тут  стояли  бензозаправщики
на железных колесах,  перекачивая  содержимое  своих  цистерн  в  баки  на
крыльях и фюзеляже. С истребителей дополнительные емкости были уже  сняты.
Адмирал Фудзита был  неисправимым  консерватором  и  никаких  новшеств  не
признавал,  требуя,  чтобы  все  "было  как  всегда",  и   потому   бензин
перекачивали  вручную,  заправщики  двигались   по   проложенным   рельсам
благодаря дружным усилиям запыхавшихся  матросов,  а  торпеды,  каждая  из
которых весила 1761 фунт, и бомбы весом по 551 фунту укрепляли в замках  и
подвешивали под  крыльями  взмокшие  от  пота  оружейники.  Брент  Росс  и
лейтенант Йосиро  Такии  долго  блуждали  по  лабиринту  палубы,  пока  не
оказались в самом  ее  конце,  где  стояли  резервные  машины.  Пикирующий
бомбардировщик с номером "243" стоял последним  в  последнем  ряду.  Такии
крикнул, подойдя поближе:
   - Старшина первой статьи Йоситоми, где вы тут?
   На зов из кабины самолета  на  крыло  выбрался  механик  в  замасленном
зеленом комбинезоне. Он спрыгнул на палубу и вытянулся перед  офицерами  -
приземистый, кругленький,  седой,  с  лукаво  поблескивающими  глазками  и
веселым выражением лица. "Настоящий гном", подумал Брент.
   Однако заговорил Йоситоми в скорбно-торжественном тоне:
   - Прошу принять, господин лейтенант, соболезнования  по  случаю  гибели
младшего лейтенанта Мотицуры. Замечательный был штурман.
   - Боги взяли его к себе, - ответил Такии и кивнул на самолет: -  Готова
машина?
   - Полностью готова, -  с  гордостью  ответил  механик  и  повернулся  к
Бренту. - Для нас большая честь, мистер Росс,  служить  с  вами!  В  грязь
лицом не ударим. Но вы, мне сдается, ранены?
   Американец притронулся к забинтованной щеке:
   - Пустяки. До свадьбы заживет.
   - Руки целы, глаза тоже -  что  еще  нужно  стрелку-радисту?  -  сказал
Такии.
   Широкая плутоватая улыбка заиграла на лице механика:
   - Вся наша БЧ радовалась, узнав, какой урок вы  преподали  этой  свинье
Кеннету Розенкранцу, мистер Росс.
   - Спасибо на добром слове, старшина, но, как видно, он его  не  усвоил.
Придется повторить.
   - D3A вам поможет, - механик ласково похлопал по обтекателю.
   - Розенкранцем займутся  Исикава  и  Мацухара,  -  проворчал  Такии.  -
Брент-сан, тебе приходилось летать на пикирующем бомбардировщике?
   - Нет.
   Такии подошел к правому крылу и голосом экскурсовода начал:
   - В императорском военно-морском  флоте  он  именуется  "бомбардировщик
авианосного базирования тип 99  модель  11".  Американцы  во  время  войны
называли   его   "Вэл".   Это   лучший    из    существующих    пикирующих
бомбардировщиков, и он потопил кораблей противника больше, чем  какой-либо
другой самолет. А эти тормозные щитки  -  мое  изобретение!  Позволяют  не
терять управления при пикировании на скорости в двести сорок узлов.
   Брент присвистнул:
   - Камнем вниз на ста пятидесяти милях в час...
   -  Пикирование  под  прямым  углом  не   производится,   Брент-сан,   -
снисходительно улыбнулся летчик. -  Мы  держим  обычно  от  пятидесяти  до
семидесяти градусов, чтобы достичь нулевого угла атаки на крыло.  -  Такии
подлез под бомбу, прикрепленную к брюху  самолета.  -  Видишь,  Брент-сан:
двести пятьдесят килограммов и подвешена, обрати внимание, на такой  вроде
бы трапеции - летит, раскачавшись, как акробат, с отрывом, чтоб не  задеть
ненароком пропеллер. И под крыльями еще пара шестидесятикилограммовых.
   - Господин лейтенант, - сказал механик. - Новый мотор.
   - Разве не "Сакаэ"?
   - Никак нет: "Мицубиси". 2600 оборотов в минуту,  1300  лошадиных  сил,
максимальная скорость 428 км/час.
   - Неплохо, правда, Брент-сан? 266 миль/час.
   Брент провел ладонью по массивной стойке колеса:
   - Шасси не убираются по образцу германского Ju-87!
   - Вовсе не по образцу, - обиделся механик.
   - Эту машину разработал и  спроектировал  Токухисиро  Гоаке,  -  сказал
Такии. - Оригинальная конструкция. А уж если речь зашла  о  копиях,  то  и
"Юнкере", и ваш "Дуглас SBD" до странности похожи на  наш  самолет,  да  и
появились они позже.
   Оба  старика  с  гордостью  переглянулись,   многозначительно   покивав
головами.
   - Понятно, - промямлил Брент, досадуя, что  затронул  такую  щекотливую
тему: обсуждать с бешено самолюбивыми японцами вопросы приоритета - то же,
что сверлить больной зуб.
   Такии влез на крыло и оказался в  кабине.  Брент,  ухватясь  за  крыло,
поставил ногу на скобу и подтянулся вверх. В пожилом  оружейнике,  который
возился в отсеке стрелка-радиста, вставляя  диск  в  пулемет  "Намбу",  он
узнал Хирануму - того самого старшину, что  командовал  караулом  в  день,
когда он впервые сцепился с Юджином Нибом.
   - Очень рад вас видеть, мистер Росс,  -  приветливо  улыбнулся  тот.  -
Давненько не видались: с тех пор, как вы решили  выбить  немного  дури  из
этого патлатого террориста.
   Брент улыбнулся в ответ.  И  Хиранума,  и  Йоситоми,  не  сговариваясь,
напомнили ему обе его  кровавые  драки,  и  было  ясно,  что  вся  команда
"Йонаги" ничего другого и знать о нем не хочет. Старик, отвечая на вопрос,
который Брент только собирался задать, сказал:
   - Я слышал, что вы полетите на  "два-четыре-три"  стрелком-радистом,  и
решил своими руками подготовить к бою ваше штатное оружие,  -  он  ласково
погладил кожух "Намбу".
   Брент расплылся в широкой благодарной улыбке:
   - Спасибо, старшина, - он кивнул на пулемет. - Дисковый?
   - Так точно, дисковый: по девяносто  семь  патронов  в  каждом.  Четыре
запасных диска.
   - Но я никогда не имел дела с этой системой, - покачал головой Брент.
   -  Отличная  машинка,  господин  лейтенант,  останетесь   довольны,   -
попытался убедить его явно огорченный старшина.
   - Но как же я без навыка буду менять диски в бою? Я привык к ленте.
   - Раз так, я сейчас же его заменю, не беспокойтесь, мистер Росс.
   - Правда? Там ведь надо монтировать под палубой зарядный ящик...
   Старшина, успокаивающе взмахнув руками, повернулся к Такии:
   - Господин лейтенант, мистер Росс предпочитает воевать с  боекомплектом
в ленте. Вы разрешите заменить?
   - Пожалуйста. Можем выдать ему даже рогатку, если он захочет.
   Все засмеялись. Такии с улыбкой выбрался из кабины на крыло:
   - Молодец, Йоситоми! Все в лучшем виде! А нам с тобой, Брент-сан,  пора
на инструктаж. Скоро три. Как вы,  американцы,  выражаетесь  -  времени  в
обрез.
   Они спрыгнули на палубу и направились к подъемнику.


   Помещение на галерейной палубе было забито до  отказа.  Брент,  сидя  в
задних рядах и потягивая кофе, смотрел на свою карту, слушая стоявшего  на
возвышении Даизо Сайки. Все были уже в коричневых  летных  комбинезонах  и
шлемах, поверх которых шли хатимаки - узкие полоски материи с иероглифами,
свидетельствовавшими о готовности умереть за императора,  а  офицеры  -  с
мечами. Брент не надел хатимаки, но по настоянию Такии, пристегнул к поясу
свой  меч.  "Я  спикирую  так  низко,  что  ты  сможешь   проткнуть   этих
свиней-террористов клинком", - со смехом посулил он. Адмирал  Марк  Аллен,
когда Брент проходил мимо него по коридору,  с  недоумением  воззрился  на
богато изукрашенный эфес меча, но ограничился лишь тем, что сказал:
   - Удачи тебе, Брент, и доброй охоты.
   Сайки, поблескивая пенсне,  чудом  державшемся  на  приплюснутом  носу,
водил указкой по большой карте и говорил высоким, напряженным голосом:
   - Стартуем с тридцати трех градусов десяти минут широты и ста  двадцати
восьми градусов долготы, в четыре тридцать. Идем курсом два-семь-пять,  на
высоте одна тысяча двести метров, со  скоростью  двести  девяносто  шесть.
Достигнув острова Хатхэдо, - он ткнул указкой в  юго-западную  оконечность
Кореи, - курсом ноль-ноль-ноль идем  на  Хэджу.  Это  крупный  центр  КНДР
северней Инчхона. Наша цель - в пятидесяти пяти километрах от него в глубь
страны. Курс - ноль-четыре-пять. Здесь за шесть минут набираем высоту  три
тысячи.
   Брент, как и все остальные, усердно записывал.
   - А как с радарами  противника?  -  спросил  молодой  летчик,  сидевший
неподалеку.
   - Торпедоносцы подполковника Окумы - восемнадцать единиц - и двенадцать
истребителей подполковника Мацухары будут там раньше  нас,  и  ко  времени
нашего появления противнику уже будет не до нас. Наша задача -  разбомбить
ангары, поджечь бензохранилища и пропахать все из пушек и пулеметов!
   - Уничтожить всех! - выкрикнул кто-то.
   - Банзай! Банзай! - подхватили остальные.
   Сайки,  переводя  дух  и  утирая  взмокший   лоб,   замолчал.   Пенсне,
соскользнув с влажной от пота переносицы, упало  на  палубу,  и  лейтенант
испуганно  вздрогнул,  словно  счел  это  дурным  предзнаменованием.   Его
адъютант подобрал осколки.
   - Господин лейтенант, - нарушил молчание молодой летчик. - Какие у  нас
будут позывные?
   Сайки заглянул в свои записи.
   - "Йонага", как всегда, - "Сугроб". Бомбардировщики - "Львы",  самолеты
подполковника Окумы - "Драконы".  Истребители  прикрытия  -  "Эдо",  -  он
посмотрел на разбитое пенсне, лежавшее перед ним.
   - Каким курсом будем возвращаться? Где рандеву с "Йонагой"?  -  спросил
Йосиро Такии.
   - Ах да! После атаки на небольшой высоте курсом  ноль-девять-ноль  идем
над Японским морем  до  сто  тридцатого  меридиана.  В  ста  километрах  к
юго-востоку от корейского побережья выходим на курс один-восемь-ноль, идем
над Корейским проливом к острову Цусима, где нас примет авианосец.  Он  на
скорости двадцати  четырех  узлов  пойдет  курсом  два-два-ноль.  Подбитым
машинам, которые не смогут дотянуть до "Йонаги", садиться здесь и здесь, -
он показал на острова Кюсю и Хонсю,  -  на  запасные  аэродромы  в  Мацуэ,
Нагато, Фукуоке. Они неподалеку от объекта  нашей  атаки  и  будут  готовы
принять нас. Напоминаю о необходимости хранить полное радиомолчание,  пока
не обнаружите противника, или пока вас не вызовет подполковник Мацухара. -
Он обвел взглядом сидевших перед ним пилотов и стрелков. - И еще  одно:  к
моменту нашего возвращения уже может начаться атака оставшихся на "Йонаге"
самолетов на арабский конвой. - Он нервно  перевел  дыхание.  -  Так  вот:
адмирал  Фудзита  приказал  всем,  у  кого   останутся   неизрасходованные
боеприпасы, поддержать ее своим огнем и топить все  корабли,  которые  еще
будут на плаву.
   С криками "банзай!" несколько молодых пилотов и  стрелков  вскочили  на
ноги, но тут же сели на  места.  Воцарилось  какое-то  неловкое  молчание.
Сайки продолжал посматривать на  свое  разбитое  пенсне.  Поднялся  старый
Йосиро Такии.
   - Господин лейтенант, - прозвучал его голос. - Я здесь старше всех - не
чином, а годами. Вы позволите мне напутствовать моих боевых  товарищей?  -
Сайки кивнул с явным облегчением,  как  человек,  которого  освободили  от
непосильной и неприятной ноши. Такии обвел глазами лица молодых  летчиков.
- Нам предстоит тысяча шестьсот километров полета, в трех баках  у  нас  -
тысяча литров бензина, и ни одна его капля не должна пропасть впустую.  Мы
пойдем с полным бомбовым грузом, с полными баками - это  большая  нагрузка
на двигатели, и все же старайтесь держать тысячу сто  оборотов  в  минуту.
Давление на входе должно быть максимальным, а смесь - как можно беднее.  -
Он сжал пальцами рукоять меча. - Конечно, машина машине рознь, но  все  же
запомните мой совет: обедняйте смесь, чтобы в любую минуту быть готовым  к
форсажу. - Он повернулся к Сайки: -  Вот  и  все,  что  я  хотел  сказать,
господин лейтенант.
   - Благодарю вас, - ответил тот и вновь погрузился в молчание.
   - Конверты, господин лейтенант?.. - решился напомнить один  из  молодых
пилотов.
   - Что? Ах да! Конечно-конечно,  -  Сайки  потряс  головой,  словно  его
внезапно разбудили.
   Брент и Такии недоуменно переглянулись. С  командиром  эскадрильи  явно
творилось что-то неладное. Что он - трусит? Или заболел?
   Были принесены и розданы конверты и  ножницы.  Одни  летчики  состригли
несколько волосков, другие - ноготь: по обычаю,  это  делалось  для  того,
чтобы родным было что похоронить в том случае, если пилот будет  сбит  над
морем или сгорит вместе с самолетом.
   Такии отказался, сказав:
   - У меня никого нет на свете, и пусть о моей кремации заботятся арабы.
   Затем было разлито сакэ, и каждый получил  по  орешку.  Все  встали,  и
Сайки, не сумевший совладать с дрожью голоса, провозгласил:
   - Да здравствует император!
   - Да здравствует император! - хором откликнулись офицеры.  Каждый  съел
орешек и выпил сакэ.
   В эту минуту из динамиков донеслось:
   - Экипажи самолетов первого эшелона - по машинам!
   Снова грянуло "банзай!", и летчики толпой устремились к выходу.


   Полет проходил  без  всяких  неожиданностей.  На  чистом,  синем,  лишь
кое-где подернутом кучевыми облачками  небе  не  было  и  следа  вчерашней
грозы. Только на востоке туман и клубящиеся тучи были окрашены рождающимся
солнцем с одной стороны в ярчайшие тона пунцового и оранжевого, а с другой
-  там,  куда  не  дотягивались  лучи,  -   оставались   тускло-серыми   и
мертвенными. Бомбардировщики,  как  всегда,  шли  клином,  и  восемнадцать
пулеметов  на  хвостовых  турелях  в  случае   нападения   могли   создать
перекрещивающимися секторами  обстрела  сплошное  поле  огня.  Сзади  и  с
флангов - в самых уязвимых местах - летели наиболее опытные экипажи.
   Далеко впереди Брент видел строй торпедоносцев Окумы, а вокруг  тяжелых
машин нетерпеливо и беспокойно, словно борзые, вынужденные  подстраиваться
к неспешному шагу грузных хозяев, рыскали и вились в  воздухе  истребители
прикрытия. Брент время  от  времени  переключался  с  частоты,  отведенной
бомбардировщикам, на частоту истребителей  и  обратно,  но  слышал  только
треск статических разрядов да слабый вой  далеких  корейских  радаров.  Со
вздохом он поводил вверх-вниз стволом "Намбу", насторожился  было,  увидев
какие-то летящие точки, но сейчас же понял, что это чайки, и сам засмеялся
над своей мнительностью.
   Наконец после полутора часов полета торпедоносцы  повернули  в  сторону
побережья, а бомбардировщики стали набирать высоту, углубляясь в воздушное
пространство Кореи. Истребители  включили  форсаж  и,  круто  взяв  вверх,
разделились: шесть троек пошли прикрывать "Накадзимы", три тройки остались
с бомбардировщиками. В наушниках переговорного устройства прозвучал  голос
командира:
   -  Хэджу!  -  Такии  показал  на  раскинувшийся  на  берегу  город.   -
Внимательней, Брент-сан, сейчас могут появиться их патрули.
   -  Понял,  командир,  -  ответил  Брент,  подумав  про  себя:   "Сейчас
начнется".
   Им овладело уже привычное  ощущение  покорной  беспомощности,  знакомое
всем, кто идет в бой. Подчиняясь силе обстоятельств, сложившихся так, а не
иначе, и воле людей, он оказался здесь, в воздухе, и через  минуту  другие
люди обрушат на него шквал стали и огня, стараясь  убить  его.  Ничего  не
зависело от него - он не мог ни отклониться с курса,  проложенного  кем-то
другим, ни изменить скорость, ни прекратить  полет,  ни  вернуться.  Чужая
воля управляла им, и каждый раз перед боем  он  чувствовал  это  странное,
досадливое разочарование. Что там впереди - Эверест? Фудзияма?  Он  должен
взобраться на вершину, все прочее - добро и зло, и даже ненависть к  врагу
- потеряло значение.
   Они шли над Северной Кореей, продолжая плавно  набирать  высоту,  когда
радио наконец ожило, и на  частоте  бомбардировщиков  прозвучал  спокойный
голос Окумы:
   - Бьем по капонирам и ВПП!
   Затем отдал своим летчикам привычную команду Йоси Мацухара:
   - Истребители! Атакуем с четырех тысяч курсом  ноль-ноль-ноль!  Исикава
прикрывает сверху.
   Такии показал вниз, и далеко внизу, под  правым  крылом,  Брент  увидел
заходящие на атаку торпедоносцы и истребители, которые на  бреющем  полете
проходили над аэродромом, поливая его огнем  и  бросая  легкие  осколочные
бомбы. Два ангара и полдюжины самолетов горели, но зенитная артиллерия уже
опомнилась, и небо было все исполосовано трассирующими очередями и покрыто
бурыми комочками дыма. Брент, подняв очки на  лоб,  поглядел  наверх,  где
вовсю кипела беспорядочная схватка,  распавшаяся  на  отдельные  поединки.
Шесть или семь "Мессершмиттов" крутились в воздухе,  и  Мацухара  вел  два
своих звена на  отчаянный  лобовой  перехват.  Три  истребителя  горели  и
рассыпались в воздухе, падая на востоке. Медленно распустился белый цветок
парашюта.
   В наушниках раздался пронзительный голос Сайки:
   - Приготовиться к атаке! За мной!
   Но прежде чем он успел перейти  в  пике,  из-под  облаков  стремительно
вырвались четыре "Мессершмитта" - клетчатый, красный и два черных.  Брент,
с трудом подавляя волнение, сказал в микрофон:
   - Я - "Лев Три". Вижу истребители противника на два-два-ноль.
   Сайки ничего не ответил, но Брент увидел,  как  стволы  всех  хвостовых
пулеметов двинулись  вверх  и  влево.  Клетчатый  вплывал  в  первый  круг
искателя. "Давай-давай, ползи", - сквозь стиснутые  зубы  процедил  Брент,
однако Фрисснер вильнул вправо, и на его  месте  оказался  кроваво-красный
Me-109.
   - Розенкранц... Давно не видались. Ты испекся.
   Два черных замыкающих истребителя, разойдясь в стороны, пристроились  к
фронту  Фрисснера  и  Розенкранца.  Восемь  20-мм  орудий,  восемь  7,7-мм
пулеметов    образовали    смертоносный     клинок,     занесенный     над
бомбардировщиками, и открыли огонь одновременно. В то же мгновение один из
D3A получил от Фрисснера залп всем бортовым оружием, разрубивший его почти
пополам: хвост отвалился и стал, как маленький  самолетик,  планировать  к
земле. Вошедшая в штопор машина обогнала его с пронзительным воем.  Другой
бомбардировщик, разбрызгивая масло и бензин из  расстрелянного  двигателя,
вспыхнул, оранжевым пламенем и, кувыркаясь, пошел вниз, оставляя за  собой
длинную ленту черного дыма.
   Красный Me-109 был уже в третьем круге, и Брент, не беря  упреждения  и
целясь прямо в пропеллер, нажал  на  гашетку.  Но  Кеннет  Розенкранц  был
слишком опытным воздушным бойцом, чтобы лететь по прямой дольше нескольких
секунд. Он дернулся вправо, перешел в почти отвесное пике и, проходя мимо,
развалил серией снарядов заднюю кабину ближайшего к нему  бомбардировщика.
Стрелок был убит, но самолет остался в строю. "Мессершмитты" исчезли, и за
ними в погоню устремились шесть "Зеро" Таку Исикавы. Однако все знали, что
им не угнаться за германскими машинами.
   Зенитки между тем  продолжали  вести  неистовый  заградительный  огонь,
залив чистое стекло неба сплошными сливающимися кляксами  разрывов.  Брент
почувствовал, что Такии снизил  скорость  и  опустил  тормозные  щитки.  В
наушниках раздалась пронзительная команда  Сайки,  и  его  самолет  первым
перешел в пикирование.
   Спустя несколько секунд все бомбардировщики уже мчались в этот пылающий
и взрывающийся ад, порожденный ими самими, а он встречал их шквалом  огня:
били 80-мм  орудия,  40-  и  20-мм  автоматические  пушки  и  неисчислимое
множество спаренных и счетверенных зенитных пулеметов. Снаряды  рвались  в
воздухе,  разбрасывая  окутанных   рыжим   дымом,   раскаленных   докрасна
осьминогов шрапнели, и светящиеся струи трассирующих очередей  тянулись  с
земли со всех сторон. Самолет справа от Брента потерял крыло, выбросил  из
пробитого бака белый фонтан бензина и  взорвался  с  таким  грохотом,  что
воздушная волна паровым молотом обрушилась на "243", сильно  тряхнув  его.
Посмотрев вниз, лейтенант  не  поверил  своим  глазам:  Сайки  отвернул  в
сторону и летел к какому-то строению, стоявшему не меньше чем в двух милях
от аэродрома. Такии закричал в микрофон, указывая командиру группы на  его
ошибку, но ответа не последовало. В наушниках Брента  наперебой  зазвучали
голоса других пилотов - Сайки не отзывался. И к ужасу  американца,  четыре
бомбардировщика ринулись вслед за командиром в эту бесцельную атаку. Такии
и  десятеро  других  продолжали  пикировать  на  аэродром,  рассудив,  что
первоначальный приказ был - самим выбирать цели и страннейший маневр Сайки
их не касается.
   - Сейчас мы их выкурим из этого ангара,  -  прокричал  Такии,  глядя  в
прицел.
   Брент видел внизу огромный нетронутый огнем  ангар,  перед  которым  на
бетонированной площадке стояли четыре многомоторных самолета. Люди, отсюда
казавшиеся муравьями, пытались с помощью маленьких тракторных тягачей и на
руках вытянуть самолеты на ВПП.
   Хотя сердце у  Брента  колотилось  уже  где-то  в  горле,  он  сохранил
полнейшее хладнокровие. С новой силой взревел мотор, взвизгнули  тормозные
щитки, закручивая воздух вокруг самолета в маленькие смерчи,  -  с  Брента
сорвало  повязку.  Земля  неслась   навстречу,   изрыгая   толстые   струи
смертоносной раскаленной лавы. Самолет  трясло  и  раскачивало.  Но  сбить
Такии с курса было невозможно: старый летчик вывел бомбардировщик на  цель
с точностью дротика, в упор вонзающегося в самое яблочко мишени.
   Вот она - смертельная партия, где ставки уравнены. Брент пошел ва-банк.
На кону - его собственная жизнь против отваги и мастерства  артиллеристов.
В последний раз выброшены кости, посмотрим, сколько очков выпало  на  них.
Больше ему ставить нечего, и случая отыграться не представится.
   Пикирование перешло  в  горизонтальный  полет,  заскрипело  кресло  под
возросшей тяжестью тела. Бомбардировщик вдруг подкинуло вверх, и двигатель
завыл не так натужно - это  Такии  сбросил  бомбу.  Самолет,  находившийся
всего  в  нескольких  футах  от  рулежной  дорожки,  спасаясь  от  им   же
порожденного разрыва, на полном ходу сделал вираж с набором высоты  влево.
Брента прижало к стенке фонаря,  бомбардировщик  сильно  тряхнуло  ударной
волной. Вся  передняя  стена  ангара  в  столбе  желто-оранжевого  пламени
взметнулась в воздух и, рассыпаясь на куски, осела.  "Банзай!  Банзай!"  -
разом крикнули пилот и стрелок.
   Но радость тут же сменилась в душе Брента  страхом  -  он  почувствовал
запах гари. Их  подбили?  На  такой  ничтожной  высоте  любое  повреждение
смертельно, и через мгновение все будет кончено. Но самолет пролетел через
густые клубы дыма, и Брент понял, что в кабину  проник  смрад  от  горящих
самолетов и заправщиков.
   Внизу  пылали  ангары,  истребители,   бомбардировщики,   но   зенитные
установки, обложенные мешками с песком, продолжали поливать  трассирующими
очередями заходящие на цель японские самолеты. Один  из  них  с  ювелирной
точностью положил бомбы, но, настигнутый своими же  разрывами,  так  и  не
вышел из пике и  врезался  в  ангар.  Другой,  оказавшись  над  пулеметным
гнездом, по оплошности подставил брюхо 20-мм  очередям,  искромсавшим  его
фюзеляж и убившим  пилота.  Машина  медленно  перевернулась  в  воздухе  и
рухнула на взлетно-посадочную полосу, над которой поднялся  двухсотфутовый
куст огня, дыма и искореженных кусков металла.
   - Истребитель! Истребитель взлетает! Прямо по носу! - закричал Такии. -
Сейчас я его тебе подставлю слева.
   Почувствовав, как затрясся самолет, когда летчик открыл огонь из  своих
7,7-мм пулеметов, Брент навел ствол через левое  крыло,  услышал  сердитый
крик "Мимо!" - и черный "Мессершмитт" пронесся в тридцати  футах  от  них.
Его пилот уже отрывал машину от земли и убирал шасси. Он был  так  близко,
что Брент в третьем круге искателя увидел его лицо - очки были подняты  на
лоб, из-под  шлема  выбивались  белокурые  завитки  волос,  голубые  глаза
глядели   удивленно,   и   сам   он   был   похож    на    совсем    юного
студента-первокурсника. Брент нажал на спуск,  дав  короткую  очередь.  Но
прицел был  точен  и  дистанция  ничтожна.  Юноша,  ужаленный  двенадцатью
свинцовыми  шершнями,  конвульсивно  задергался,   точно   преступник   на
электрическом стуле, - и воздушный поток унес прочь осколки лобной  кости,
студенистые сгустки мозга, клочья черного шлемофона и  белокурые  вьющиеся
пряди. Ме-109 грузно перевалился через крыло,  зацепив  им  бетон  полосы,
подпрыгнул, упал, и разлившийся  бензин  вспыхнул,  охватив  огнем  смятый
корпус.
   - Банзай! - воскликнул Такии.
   Брент снова почувствовал дрожь - летчик дал очередь  -  и  тоже  открыл
огонь по  истребителю,  которого  наполовину  вытолкнули  из-за  капонира.
Однако Ме-109 казался неуязвимым.
   - Так я и знал! - с досадой сказал Такии. - Застигнуть арабов  врасплох
не, удалось. Они все же подняли  свои  патрули  в  воздух.  Гляди  в  оба,
Брент-сан. Боюсь, пока долетим до "Йонаги", тебе еще придется  поработать,
- он ткнул пальцем вверх.
   Брент,  вытянув  шею,  увидел  высоко  в  небе  "свалку":   истребители
прикрытия сцепились с  "Мессершмиттами".  Он  коротко  помолился  за  Йоси
Мацухару.


   А подполковник, увлекшись боем с Фрисснером, оказался далеко на  западе
-  над  Инчхоном.  Краем  глаза  он  успел  заметить,  что  Таку  Исикава,
вступивший  в  поединок  с  кроваво-красным  "Мессершмиттом"  Розенкранца,
находится много ниже и южнее. Впрочем, Таку мало  интересовал  его  в  эту
минуту: Мацухаре нужно было прожить ровно столько, чтобы успеть уничтожить
Фрисснера. Однако оберет и в самом деле оказался асом из асов.
   В качестве гамбита немец предпринял атаку со стороны солнца, однако  он
не был готов к новым возможностям 1700-сильного мотора  "Зеро".  Мацухара,
заметив в зеркале  пикирующий  самолет,  выждал  и,  подпустив  его  почти
вплотную, включил форсаж, взял ручку на себя и дал педаль, сделав "мертвую
петлю" и "полубочку". От каскада  фигур  высшего  пилотажа  всякая  другая
машина рассыпалась бы на части: центробежная сила вдавила его в кресло,  в
глазах потемнело,  и  голова  точно  налилась  свинцом.  Йоси  видел,  как
накренились крылья, слышал вибрацию лонжеронов, но истребитель выдержал, и
Ме-109 проскочил мимо. Двинув ручку и одновременно дав левую педаль,  Йоси
бросил  машину  вслед  за   Фрисснером,   который   пикировал,   используя
излюбленный арабами обманный маневр. Йоси,  летя  вдогонку,  ловил  его  в
искатель и ждал, когда враг  перейдет  в  горизонтальный  полет  и  начнет
набирать  высоту.  На  какой-то  миг  крылья   "Мессершмитта"   попали   в
перекрестье прицела, сверкающая точка замерла посреди фюзеляжа,  сразу  за
фонарем, и Йоси дал гашетку. Фрисснер каким-то чудом уклонился от короткой
очереди, оставившей дымный след слева от него. Вместо того чтобы перейти в
горизонтальный полет, немец еще круче вошел в пике,  а  потом  по  широкой
плавной дуге сделал "свечку" в сторону востока. Мацухара в сердцах стукнул
кулаком по приборной панели - мощный двигатель "Даймлер-Бенц" легко поднял
"Мессершмитт", весящий на полтонны больше "Зеро", на высоту четырех  тысяч
метров, откуда Фрисснер вновь ринулся наперерез японскому истребителю.
   Губы Мацухары дрогнули в жестокой усмешке, разом выразившей и  радость,
и ненависть - Фрисснер шел в лобовую атаку. Он расстреляет его в упор  или
протаранит! Правая рука стальной пружиной обхватила ручку, ноги  легли  на
педали, готовясь перехватить любое изменение курса противника. Но Фрисснер
не собирался отворачивать и несся по прямой со скоростью девятисот миль  в
час,  с  каждым  мгновением  вырастая   в   искателе   прицела.   Огневого
преимущества не было ни у одного из противников: самолеты-обоих  несли  на
крыльях по паре автоматических 20-мм пушек и по два пулемета  калибра  7,7
мм. Победит тот, у кого крепче окажутся нервы,  чей  расчет  точнее.  Одно
преимущество у Йоси, впрочем, перед Фрисснером все-таки было: немец  хотел
выжить и победить, японец - искал смерти.
   Они открыли  огонь  одновременно.  Трассеры  хлестнули  мимо  Мацухары,
разбив колпак фонаря, расщепив панель управления.  "Мессершмитт"  заполнил
теперь уже не только все три круга искателя - он  закрыл  собой  горизонт.
"Банзай!" - выкрикнул Йоси, инстинктивно  сжимаясь  в  ожидании  страшного
лобового удара. Но в самую последнюю минуту Фрисснер  ушел  вверх,  пройдя
так близко,  что  задел  масляным  радиатором-охладителем  фонарь  кабины.
Воздушный поток,  как  цунами,  откинул  легкий  "Зеро"  в  сторону.  Йоси
выругался, почувствовал запах дыма, но тут же  понял,  что  это  выхлопные
газы "Мессершмитта" и пороховая гарь.
   Мацухара, круто повернув машину, поставил ее почти вертикально  -  так,
чтобы Me-109 оказался под боем. Фрисснер, выходил  из  "мертвой  петли"  с
переворотом через крыло, когда  Йоси,  поймав  миг  равновесия,  нажал  на
гашетку. Очереди хлестнули белым по брюху "Мессершмитта", японский  летчик
вскрикнул от радости. Но упорный Фрисснер сумел плавно  завершить  маневр,
развернулся и открыл огонь.
   Йоси снова вскрикнул - но теперь уже от  боли:  осколки  ветрозащитного
стекла ударились в защитные очки, впились в  щеки.  Он  инстинктивно  взял
ручку вправо, дал правую педаль и поднырнул  под  "Мессершмитт"  брюхом  к
брюху.  Красные  струи  заливали  фонарь,  но  это  была   не   кровь,   а
гидравлическая жидкость из перебитой пулями системы под приборной  доской.
Стрелки всех приборов стояли на нуле, в кабину  врывался  ветер.  Мацухара
мрачно улыбнулся: он был жив, он  мог  драться  дальше,  но  было  упущено
драгоценное время. Фрисснер заходил для новой - и последней - атаки.
   "Зеро" дернулся и задрожал, когда новые очереди впились ему в хвост и в
фюзеляж. В плоскостях крыльев появились новые  пробоины.  Потом  -  грохот
разрыва,  яркая  вспышка:  это  снаряд  разорвался   прямо   за   фонарем.
"Мессершмитт" с разворота бил по нему, беря упреждение  на  три  четверти.
Йоси взял ручку направо, дал правую педаль, заставляя свою  легкую  машину
совершить пологий скользящий поворот. Слева  прошла  новая  очередь.  Йоси
взял ручку на себя, нажал на педаль, чтобы  не  сорваться  в  штопор.  Ему
нужна была высота - то, ценнее  чего  нет  для  летчика-истребителя,  -  и
рискуя заглушить мотор, он изо всех сил тянул  ручку  к  животу,  мысленно
призвав на помощь Аматэрасу.
   Но Фрисснер разгадал его намерение, сделал вираж и повис  у  "Зеро"  на
хвосте, словно был соединен с ним невидимым  фалом.  Он  не  мог  набирать
высоту вместе с легким "Зеро", зато дистанция для губительной очереди была
идеальной.  Новые  трассеры  прошли  рядом,  полетели  алюминиевые  клочья
обшивки крыла - Фрисснер неотступно следовал за ним, не  выпуская  его  из
сектора обстрела. "Кимио, Кимио", - прошептал Мацухара. С громким  треском
лопнул обтекатель, разлетелись на куски приборная доска  и  радиоприемник,
длинные трещины поползли вдоль правой стороны кабины.
   Потом он увидел два самолета: "Зеро" Таку Исикавы  пикировал  наперерез
ему, а за ним гнался кроваво-красный Me-109. Они были всего тысячью метров
выше и стремительно мчались навстречу ему и Фрисснеру. Таку открыл огонь -
его дымящиеся сверкающие трассеры, перекрещиваясь со снарядами и очередями
Фрисснера, прошли вплотную к истребителю Мацухары. Четыре  истребителя  на
бешеной скорости крутились на крохотном пятачке неба, где места хватило бы
только одному. Сейчас они столкнутся. Сейчас они погибнут от взрыва  такой
чудовищной силы, что он будет виден за  тысячи  километров.  Йоси  ликующе
вскрикнул. Лучшей смерти и пожелать нельзя!
   В самый последний момент Таку Исикава  двинул  ручку  вперед.  Мацухара
успел заметить обращенный к нему взгляд, а потом  "Зеро"  вынырнул  из-под
его машины прямо на хлещущие трассеры Фрисснера. Однако они уже  не  могли
остановить его. С чудовищным грохотом и вспышкой, подобной рождению нового
солнца,  самолеты  сошлись  лоб   в   лоб.   Одновременно   Йоси,   поймав
"Мессершмитт" Розенкранца в искатель, нажал на гашетку, и не меньше восьми
снарядов  распороли  его  фюзеляж  от  радиатора  до  хвостового   колеса.
Выбрасывая  струи  масла  и  дыма,  теряя,  точно  линяющая   змея,   свою
кроваво-красную   алюминиевую   чешую,   окутанный    дымом    истребитель
перевернулся  и,  набирая  скорость,  стал  падать.  Потом  далеко   внизу
раскрылся купол парашюта.
   Мацухара  медленно  повернул  голову.  Огромная  черно-коричневая  туча
колыхалась под ним, дымящиеся обломки, кружась, падали на землю.  Пылающий
"Мессершмитт", кувыркаясь, несся вниз мимо висящего в небе белого купола.
   - Ты отнял его у меня, Исикава.
   Что это было? Пожертвовал ли Таку собой, спасая  ему  жизнь?  Ошибся  в
расчетах? Хотел показать, что как летчик Мацухара гроша ломаного не стоит?
А может быть, он хотел убить его? Неизвестно. Но одно -  несомненно:  спор
их решился в небе.
   Подполковник машинально потянулся к передатчику и тут же вспомнил,  что
он разбит вдребезги. Все приборы вышли из строя: он не  знал  ни  давления
масла, ни температуры, ни уровня горючего. Пожав плечами, он взял курс  на
Японское море. "Пусть решают боги. Я у них в руках".


   Брент Росс и Йосиро Такии летели над Японским морем, когда на горизонте
в восьмидесяти милях к юго-востоку показался дым. Через двадцать  минут  к
северу от острова Цусима, как раз между  Японией  и  Кореей,  они  увидели
арабский конвой, над которым кружили японские самолеты. Оба транспорта уже
горели, меньший - "Эль-Хамра" -  погружался  в  воду  с  тридцатиградусным
креном на левый борт, команда  спасалась  на  шлюпках,  плотах  и  вплавь.
Второй -  "Мабрук"  -  тоже  был  охвачен  пламенем,  но  сохранял  ход  и
поворачивал на север, к  Владивостоку.  Эсминцы,  сильно  пострадавшие  от
бомб, продолжали тем не менее  яростно  отбиваться,  на  высокой  скорости
зигзагами ходя вокруг "Мабрука",  всей  мощью  своей  зенитной  артиллерии
поддерживая его пулеметы.
   "Зеро" кружились высоко в небе, а бомбардировщики заходили в  очередное
пике. Одновременно четыре торпедоносца "Накадзима" с обеих  сторон  начали
атаку  на  "Мабрука",   стараясь   "взять   купца   в   клещи".   Головной
бомбардировщик, нарвавшись на  шквальный  огонь,  медленно  повернулся  по
спирали и взорвался в море в нескольких футах от носа транспорта.  Близкий
недолет взметнул  тонны  воды  у  его  кормы,  а  следующая  бомба  прямым
попаданием накрыла-ходовую  рубку  -  взвившийся  оттуда  стофутовый  язык
желтого пламени подкинул вверх и разбросал в стороны  стальные  обломки  и
клочья человеческих тел. Еще один недолет, еще одно  попадание  в  мидель.
Однако "Мабрук" упорно не хотел тонуть.
   - Корабли топит не воздух, а вода! - прокричал Такии.
   И словно в  ответ  ему  B5N  подобрались  так  низко,  что  ежесекундно
встающие над поверхностью моря фонтаны вспененной воды почти касались  их.
Первый зацепил крылом воду, перевернулся и пустил торпеду, ушедшую  высоко
в небо как огромная серебристая сигара. Второй вспыхнул,  превратившись  в
небе в огромный красный шар, напомнивший Бренту иллюминацию  в  честь  Дня
независимости.  Но  два  уцелевших  торпедоносца  сумели  выпустить   свой
смертоносный груз в цель и отвернуть. "Мабрук" мог бы уклониться от  одной
торпеды, но не от двух, и, пораженный в середину левого борта,  подскочил,
мгновенно замедлил ход и стал заваливаться на бок.
   - Это уже  лучше,  -  сказал  Такии.  -  Теперь  мы,  согласно  приказу
адмирала, израсходуем оставшийся боекомплект.
   Бомбардировщик  сделал  вираж,   снижаясь   над   уже   перевернувшейся
"Эль-Хамрой", на красном днище которой  жались  друг  к  другу  около  ста
человек.
   - Вот и акулы, - деловито продолжал  пилот.  -  Сделаем  один  заход  в
память Морисады Мотицуры, и арабы сами поплывут к ним на обед.
   Он неторопливо прошелся на небольшой высоте вдоль киля, и Брент  ощутил
знакомую вибрацию  -  открыли  огонь  два  7,7-мм  пулемета,  выпуская  по
шестьсот пуль в  минуту.  Стальная  метла  смела  с  днища  тех,  кто  там
находился, сбросив мертвых и уцелевших в темно-красную  воду,  которую  во
всех  направлениях  вспарывали  острые  плавники  обезумевших  от   такого
пиршества акул.
   - Кушать подано, - с чувством омерзения услышал Брент.


   Авианосец они нашли в двухстах милях к юго-западу от  Цусимы.  "Йонага"
поймал ветер, поднял на гафеле посадочный  вымпел.  Два  звена  патрульных
истребителей пошли навстречу "двести сорок третьему",  убедились,  что  он
сможет сесть, и вновь взмыли ввысь. Над кораблем  против  часовой  стрелки
ходил по кругу еще десяток бомбардировщиков, истребителей и торпедоносцев,
ожидающих своей очереди на  посадку.  Изуродованный  B5N,  пустив  красную
сигнальную ракету, начал снижаться.
   - Немного же нас осталось, - оглядевшись по сторонам, сказал  про  себя
Брент. - А взлетало-то девяносто три машины.
   Такии, словно услышав его, произнес в микрофон:
   - Кое-кто еще не добрался, и, не забудь,  сильно  поврежденным  машинам
приказано садиться в Японии.
   Брент смотрел назад - оттуда, с севера, держась  на  небольшой  высоте,
очень медленно приближался  одинокий  "Зеро".  Уже  можно  было  различить
красный обтекатель и зеленый колпак, пробоины в крыльях и фюзеляже.
   - Йоси! - ликуя, выкрикнул он, а  потом  с  губ  его  сорвались  слова,
которые испокон веку говорят друг другу оставшиеся в живых  после  боя:  -
Слава Богу! Вернулся!
   Он почувствовал, что двигатель  сбавил  обороты:  Такии  сделал  вираж,
заходя на посадку.





   Разбор полетов проходил скорбно  и  бурно  -  скорбно,  потому  что  из
двадцати семи бомбардировщиков, атаковавших аэродром и  конвой,  вернулись
только одиннадцать.  А  бурно  -  потому  что  Йосиро  Такии,  как  только
лейтенант Даизо Сайки вошел в салон, вскочил, схватился за меч и выкрикнул
ему в лицо:
   - Вы трус и негодяй!
   Брент, стоявший рядом, и не подумал урезонить старика.
   Сайки, вспыхнув, надменно выпрямился:
   - Вам дорого обойдется это оскорбление! Вы кровью смоете его!
   Такии  придвинулся  к  нему  вплотную  и  крикнул,  чувствуя  за  собой
молчаливую поддержку сгрудившихся вокруг пилотов и стрелков:
   - Вы удрали, испугавшись зениток! Вы сбросили бомбы на ферму и перебили
цыплят и коз, когда мы все летели прямо в геенну.
   - Я бомбил наиболее важную цель -  самый  крупный  ангар!  -  Сайки  не
отодвинулся ни на пядь.
   - Вранье! - вмешался Брент. - Я все видел своими глазами! Вы  отвернули
от цели - и не случайно, а намеренно! - и повели за собой еще трех-четырех
летчиков! Тем самым вы дали "Мессершмиттам"  время  вырулить  и  взлететь!
Из-за вашей трусости погибло несколько отличных ребят!
   - Так. На вас обоих я подаю рапорт командиру корабля, и он  отдаст  вас
под трибунал! - отрывисто бросил Такии.
   - Нет, господин лейтенант, - произнес молодой летчик. - Я все видел: вы
бомбили ферму.
   - А я полетел за вами следом, - с горечью сказал другой.
   - Что это - заговор? Бунт? - побагровел от ярости Сайки.
   В эту минуту ожил динамик судовой трансляции:
   - Командирам авиагрупп немедленно прибыть во флагманскую рубку.
   Сайки пулей вылетел на палубу, но Такии,  Брент  и  еще  трое  летчиков
отправились следом.


   У входа Сайки попытался оттеснить их, но адмирал Фудзита велел впустить
Такии и Брента. Остальные замерли у дверей.
   Рубка была полна. Подполковники Окума и Мацухара, еще не снявшие летных
комбинезонов, с закопченными и выпачканными маслом лицами  -  лишь  вокруг
глаз виднелись светлые круги от защитных очков - в полуизнеможении  сидели
рядом с адмиралом Алленом и полковником Бернштейном.  Щеки  Мацухары  были
изрезаны мелкими  осколками,  а  комбинезон  в  нескольких  местах  пробит
пулями. Остальные офицеры штаба расположились вокруг стола в выжидательных
позах. При виде Сайки Окума резко выпрямился на стуле.
   Адмирал Фудзита подошел к большой карте Тихого океана:
   - По данным разведки,  и  "Эль-Хамра",  и  "Мабрук"  затонули,  эсминцы
сопровождения повреждены и ушли курсом на Владивосток. Аэродром выведен из
строя -  замечено  лишь  несколько  уцелевших  истребителей  и  ни  одного
бомбардировщика. - По рубке  пронесся  общий  вздох  облегчения.  -  Радио
Пхеньяна передало сообщение о "наглом нападении японских воздушных пиратов
на международный спортивный  аэроклуб,  повлекшем  за  собой  значительные
разрушения его самого и соседних с ним ферм". - Взглядом он нашел Сайки. -
Сообщают, что их крупнейший и образцовый  сельскохозяйственный  кооператив
вместе  со  всем  оборудованием  полностью  разрушен.   Аэроклуб   закрыт,
"иностранным спортсменам" предложено покинуть страну.
   Сайки явно решил,  что  гроза  миновала,  но  еще  не  успели  стихнуть
ликующие крики офицеров, как со своего места поднялся подполковник Окума.
   -  Лейтенант  Сайки  сбросил  бомбы  на  ферму,  потому  что  испугался
зенитного огня.
   - Верно! - вскочил Такии, и Брент встал рядом с ним.
   - Я бомбил самый крупный  ангар  -  объект,  представляющий  наибольшую
угрозу, - начал оправдываться Сайки.
   - Это ложь! - сказал Брент.
   - Ложь! - эхом откликнулся старый летчик.
   Сайки затравленно водил глазами из стороны в  сторону:  все,  даже  его
друг Окума, были против него.
   - Это обвинение подтвердили еще шестеро пилотов, - сказал ему  Фудзита,
и  Брент  опять  удивился  тому,  как  быстро  и  как  много   он   узнал:
действительно, от него ничего не могло укрыться.  -  Лейтенант  Сайки,  вы
знаете, что вам надлежит сделать. Я даю на это разрешение.
   Сайки судорожно, как в приступе удушья, хватая ртом воздух, снова обвел
рубку молящими глазами, но  встретил  только  враждебно-отчужденные  лица.
Потом медленно поднялся и подошел к двери. Когда вахтенный  матрос  открыл
ее, Сайки вытащил из кобуры "Оцу" и приставил дуло к  виску.  Все  затаили
дыхание, и в мертвой тишине голос Фудзиты произнес нечто невероятное:
   - Пожалуйста, не здесь. Палубная  команда  только  что  окончила  малую
приборку.
   - Да здравствует император! - выкрикнул Сайки.
   Дуло  пистолета  было  вплотную  прижато  к  виску,  и  потому  выстрел
прозвучал  приглушенно,  но  в  тесном  помещении  рубки  и   этого   было
достаточно, чтобы болезненно ударить по  барабанным  перепонкам.  Кровь  и
мозги, похожие на клубничный заварной крем, хлестнули  на  стол,  и  Брент
почувствовал на щеках и  шее  мелкие  костяные  осколки.  Тело  самоубийцы
рухнуло, звонко ударился о стальную палубу и отлетел к переборке пистолет.
   - Я же сказал ему: не здесь! -  гневно  воскликнул  адмирал.  -  Матрос
Катари, убрать отсюда эту  падаль  и  прислать  кого-нибудь  из  вахтенных
замыть грязь.
   - Кремировать, господин адмирал?
   - Еще чего! За борт! Его место - с отбросами, а не рядом с героями.
   Когда труп лейтенанта унесли, адмирал продолжат:
   - Из девяноста трех самолетов, участвовавших в двух  рейдах,  вернулось
пятьдесят.  Двадцать  шесть  истребителей,  одиннадцать  бомбардировщиков,
тринадцать торпедоносцев. Не спешите хоронить тех, кто  не  вернулся:  они
могли пойти на вынужденную посадку в Японии. Вы достойно послужили  нашему
императору, вы доказали врагу, что все его уловки и хитрости  -  ничтожный
вздор. Ни один... - Он пристукнул костяным кулачком по столу.  -  Ни  один
вражеский самолет не приблизился к "Йонаге"! Вы раздавили их  и  доказали,
что истинно японский дух не угас!
   В ответ раздались крики "банзай!".
   В эту минуту в рубку вошел вахтенный  радист  и  на  мгновение  застыл,
увидев лужу крови, но потом  аккуратно  обошел  ее  и  с  поклоном  вручил
адмиралу бланк радиограммы.
   - Наконец-то, - сказал Фудзита. - "Трепанг"  обнаружил  ударную  группу
противника в составе двух авианосцев, двух крейсеров и  двух  транспортов.
Она пока далеко на юге, вот здесь, - он  ткнул  указкой  в  Южно-Китайское
море. - Лодка засекла их на входе в Балабакский пролив между  Палаваном  и
Борнео. Группа идет курсом на восток.
   - Да, сэр, вы оказались правы, - сказал, поднимаясь, адмирал  Аллен.  -
Они могут двинуться к югу Минданао и там повернуть курсом на север,  войдя
в  Филиппинское  море.  Американских  войск  нет  нигде,  кроме  Гавайских
островов,  и  арабы  могут  высадиться  на  Филиппинах,  на   Каролинских,
Марианских островах, на Палау, Япе и даже на Бонинах.
   -  Именно  так.  Владея  мировой  нефтью  и  несколькими  авиабазами  в
стратегически выгодных местах, Каддафи  может  получить  власть  над  всем
миром...
   - Сначала ему придется потопить "Йонагу"! - порывисто вскочил Брент.
   Такии одобрительно похлопал его по плечу, а  остальные  снова  крикнули
"банзай!"
   - Господа, - продолжал Фудзита. - Мы возвращаемся  в  Токийский  залив,
чтобы заправиться горючим, пополнить запасы и людские резервы и... И ждать
новой вылазки врага. - Он взглянул на адмирала Аллена: - Скажите, адмирал,
ваши лодки ходят вот здесь, - он показал на западную часть Тихого  океана,
- и здесь?
   - Да, сэр. Постоянное  патрулирование  в  районе  Филиппин,  Марианских
островов, Палау. Одна лодка несет боевое дежурство к северу от  архипелага
Санта-Крус.
   - Вот и хорошо. "Трепанг" и "Огайо" крепко  помогли  нам,  -  он  обвел
офицеров взглядом усталых, но светящихся  прежней  энергией  глаз.  -  Все
свободны.


   Йоси Мацухара наконец освободил Брента от  неразлучного  с  ним  Йосиро
Такии и увел к себе в каюту. Там он прилег на свою койку, а американец сел
на краешек письменного стола.
   - Ты искал смерти в этом рейде, Йоси-сан?
   - Да. Но смерти, подобающей самураю.
   Мацухара рассказал ему о схватке с Фрисснером, о страшной  смерти  Таку
Исикавы и о том,  что  Розенкранцу  удалось  спастись,  но  ни  словом  не
упомянул о своих подозрениях, добавив лишь:
   - У самых ворот в храм Ясукуни Таку оттер меня  плечом  и  прошел  туда
первым.
   - Стало быть, у богов есть свои виды на тебя, и ты им нужен  здесь,  на
этом свете. У нас впереди еще много  работы,  Йоси-сан.  Особенно  если  в
западной части Тихого океана появятся все-таки базы террористов.
   - Да, Брент, я уже видел Кимио - летел к ней, но в последний момент она
исчезла.
   - Это не только предзнаменование,  Йоси,  -  это  бремя  твоего  долга,
которое ты обречен нести до тех пор, пока мы не  избавим  мир  от  раковой
опухоли мирового терроризма. Ты нужен  Японии,  ты  нужен  императору,  ты
нужен нам - команде "Йонаги".
   Мацухара  смотрел  куда-то  в   сторону,   но   по   его   измученному,
окровавленному лицу Брент видел, что он согласен.
   - У нас с тобой одинаковые раны,  -  летчик  показал  на  ободранную  и
изрезанную щеку друга.
   - Да, и не только здесь.
   - Ты о чем?
   Американец опустил голову:
   - Я знаю, как ты  страдал,  потеряв  Кимио,  -  он  испытующе  взглянул
Мацухаре прямо в глаза. - Маюми не ответила мне ни на  одно  письмо  и  ни
разу не позвонила. Словно и она умерла...
   - Знаю... - Йоси отвел глаза.
   - Откуда ты это можешь знать?
   - Садамори, сын Кимио, прислал  мне  письмо.  Он  окончил  университет,
мечтает стать летчиком и служить на "Йонаге". Мы с ним всегда были близки,
а Маюми он доводится двоюродным братом...
   - Ну, так что же он тебе сообщил?
   Мацухара, упершись взглядом в переборку,  заговорил  медленно  и  тихо,
словно боялся, что слова его причинят Бренту слишком сильную боль:
   - Сообщил, что Маюми вернулась в отчий дом. И собирается замуж за Дэнко
Юнояму. Свадьба через месяц.
   Брент с размаху стукнул кулаком по столу:
   - Не верю!
   - Прости, Брент-сан,  но  это  правда.  -  Он  взглянул  на  искаженное
страданием лицо американца. - Мы с тобой оба очень много потеряли.
   - Верно.
   - Но помни, друг мой, у нас с тобой есть то,  о  чем  мечтают  все,  но
обретают очень немногие, - и, заметив недоуменный взгляд Брента, произнес:
- У нас с тобой есть "Йонага".
   Американский лейтенант улыбнулся в знак согласия.

Популярность: 11, Last-modified: Fri, 19 Jul 2002 16:53:15 GMT