---------------------------------------------------------------
     Интервью из журнала "Эксперт-Интернет", #3 от 24 июля 2000
     Origin: http://archive.expert.ru/internet/00/00-28-39/skapitsa.htm
---------------------------------------------------------------



     Так  считает профессор, вице-президент Российской академии естественных
наук Сергей Петрович Капица

     - В Интернете идеи ходят свободно, ноу-хау теряют прежнюю защищенность.
Идеологи  Итернета  упирают  на то,  что  в  современном мире  "закрываться"
бессмысленно: выиграет не тот, кто закрепит за собой больше патентов, а тот,
кто  быстрее  принимает  решения  и  внедряет  инновации. "Виртуальный  мир"
провозглашает бессмысленность закрытости, в то время как  "физический" вовсю
продолжает  бороться  с  пиратством. А  есть  ли  смысл продолжать  защищать
интеллектуальную собственность старыми методами?

     - Вы  защищаете ее  тем, что быстрее  реализуете  ноу-хау. Или продаете
тем, кто может это  быстрее  осуществить.  Тот, кто  повторяет,  никогда  не
сможет обогнать, это верно для любой области.

     Проблема  интеллектуальной  собственности  очень интересна. Я  занимаю,
может быть, несколько революционную позицию в этом вопросе. Мне кажется, что
понятие интеллектуальной собственности внутренне  противоречиво, потому  что
вся  интеллектуальная   деятельность   человека   связана   с   тем,   чтобы
распространять  ее как можно шире,  а  не  устанавливать  права  контроля  и
собственности.

     Попытки оформлять  наиболее крупные достижения науки в качестве чьих-то
открытий - это лишь способ удовлетворить самолюбие их авторов. На самом деле
эти достижения принадлежат человечеству в целом. Открытие моим отцом явления
сверхтекучести было  отмечено в свое время Сталинской премией и  Нобелевской
премией, у него было много патентов в области техники, но он никогда не брал
патент на  это  явление,  считая  открытие  сверхтекучести  просто  одним из
великих  достижений  современной   науки.  Крупные   открытия  должны  сразу
попадать, что называется, в public domain, во всеобщее достояние.

     То же касается  прав на тексты, на музыку. Три  года назад в Вашингтоне
состоялось  заседание Римского  клуба, посвященное мультимедиа, Интернету  и
современному  информационному развитию.  Я  как член  клуба выступил  там  с
заявлением  во  славу  московской  "Горбушки"  в то самое время,  когда Билл
Гейтс,  будучи  в  Москве,  намекал  Черномырдину, что  пора  бы  "Горбушку"
закрыть. Черномырдин пообещал, но ничего не сделал, может быть, понимая, что
закрыть подобные рынки практически невозможно. А я не уверен, нужно ли?

     Тогда,  три  года  назад,  я  приводил  пример:  диск  с  энциклопедией
"Британника" в Лондоне можно купить за двести фунтов, в Америке -  за триста
долларов,  а на  "Горбушке"  она  стоила  тридцать пять  рублей, как бутылка
плохой водки. Я водку своим друзьям в Америку уже  больше не вожу, но, когда
привозил им пиратскую копию "Британники", они все были очень довольны. Когда
разница  между ценой пиратской копии и лицензионной  столь велика, неизбежно
встает вопрос: а может, что-то по существу неверно?

     Моя  позиция хотя и была  несколько провокационной, получила  поддержку
ряда авторитетных  лиц.  А  дело,  кстати,  кончилось  тем,  что  "Горбушка"
победила. Год назад энциклопедия "Британника" попала в public domain, теперь
ее  можно найти  в  Интернете, и она от этого не  прогорела. Будучи  крупным
явлением   мировой  культуры   и  цивилизации,   она   действительно   стала
общедоступной.  Мне  кажется,   все  учебники,  все  крупные  художественные
произведения должны находиться в общественном пользовании.

     С изобретениями  дело сложнее.  Помню,  очень давно я  посетил  одну из
крупнейших  электротехнических фирм Швеции,  где мне показывали лабораторию,
занимающуюся  прикладной   сверхпроводимостью.  А  рядом  с  этим   скромным
трехэтажным    зданием   высилось    двадцатиэтажное   лицензионно-патентное
управление фирмы.  Двадцать процентов  оборота  этой фирмы  были  связаны  с
лицензионно-патентной деятельностью! В современном  мире это очень  обширная
часть  бизнеса.  Патенты пишутся так,  что по ним практически ничего сделать
нельзя, можно только закрепить авторство, так что людей обычно интересуют не
столько   патенты,   сколько   лицензионные   соглашения.   Крупные    фирмы
предпринимают   значительные   усилия,   чтобы   контролировать  техническую
информацию   и   лицензионную  продукцию,  за   этим  стоит,  как   правило,
коммерческий интерес.

     - Тем  не менее  не только  патенты  и  лицензии,  но и другие  объекты
интеллектуальной  собственности,   например  авторские   права,   охраняются
законами, в том числе и международным правом.

     -  Я  думаю, что  Интернет изменит  контуры права.  Полностью  защитить
информацию невозможно, если вы поместили информацию в эту систему, считайте,
вы ее опубликовали.

     Другое  дело,   каким  образом  должна  оплачиваться   работа  авторов,
писателей,  ученых.  Интеракция  "я  читаю  -  я  плачу" уходит  в  прошлое.
По-видимому,  необходимо  искать  другой  способ  поощрения  авторов  вместо
прибыли  от  прямых  продаж,  за  счет  каких-то  фондов  или   общественных
отчислений.

     - Иными  словами,  не  должно  быть  ограничений на доступ  к  ресурсам
глобальной информационной сети, например, в виде платы за доступ?

     - Информация должна быть доступна всем. Тем более если это информация в
области  просвещения, культуры  и науки. Недоступность  этой информации есть
нарушение принципиальных  прав  человека. Публичные библиотеки,  большинство
музеев бесплатны. Это вопрос не денег, а принципа.

     Мы обделяем самые бедные  слои населения тем, что у  них нет  доступа в
Интернет, обделяем их информацией, тем самым загоняя в еще большую бедность.
Доступ  в  Интернет должны  иметь все. Вопрос  надо ставить  именно  в  этой
плоскости. Производитель  и  распространитель  должны получать оплату не  от
получателя информации, а другим способом.

     - Это напоминает советскую установку на бесплатность образования...

     - Между прочим, этот принцип во многом реализуется сейчас во всем мире,
не думайте, что в  Европе это обстоит по-другому. Плата за  учебу составляет
лишь  пять-десять  процентов от  общей  стоимости  образования  современного
специалиста.

     Делать ставку  на  чисто коммерческий  подход принципиально  неверно. И
общество  должно  предоставлять   возможность   высшего  образования   всем,
достойным этого. Когда вы обмениваетесь вещами, плата уместна. Но когда речь
заходит  об  очень большом разрезе  информации, очевидно, что  доступ к нему
надо предоставлять всем и на одинаковых основаниях.

     - Но почему мы должны говорить в этом смысле об Интернете? Информация в
Сети  мало  структурирована,  снижены барьеры  к опубликованию  любой, в том
числе не  имеющей никакой ценности и даже  антикультурной информации. Многие
считают  Сеть  разрастающейся всемирной  помойкой.  С  другой стороны,  есть
мнение, что в долгосрочном аспекте Сеть как база знаний человечества повысит
его интеллектуальную производительность.

     - Я думаю, что  истина посередине. Возьмите любую библиотеку - половину
содержащихся  там книг  никто  не  читает.  Помойка  изобретена не  в  эпоху
Интернета, гораздо  раньше.  Просто для Интернета проблемы структурирования,
организации, управления потоками  информации стали одними  из самых главных.
Потому что стоимость "места" там очень низка.

     У нашего  крупного психолога Леонтьева есть хорошее высказывание: еще в
тысяча  девятьсот шестьдесят пятом  году  он сказал, что избыток  информации
ведет к оскудению души. А еще есть анекдот про спектакль в сумасшедшем доме,
обитатели которого не набрали достаточно актеров, чтобы поставить телефонную
книгу.

     Избыток  информации -  одна  из самых  глубоких  проблем, стоящих перед
системой современного знания. Какая информация важна,  а  какая  нет? Как ее
отбирать? Сейчас это  делается во  многом интуитивно.  Интуиция своего  рода
интеллектуальный  фильтр,  волшебство человеческого мозга. Но дорастет ли до
такого уровня Интернет?

     Еще  Владимир  Иванович Вернадский говорил о ноосфере как сфере  разума
человека.  Интернет  и  есть  материализация  ноосферы.  Как  сознание  есть
отличительный признак homo sapiens, так коллективное  сознание  человечества
является самой существенной его характеристикой. Интернет может превратиться
в  коллективное сознание  человечества,  представлять  собой  материализацию
коллективного сознания. Интернет очень  молод - на это  указывает его бурное
развитие, масштабы Интернета будут расти, причем очень стремительно. Сначала
сеть  была необходима  для обслуживания  военных лабораторий, потом научных.
Потом она стала  функционировать как система связи. Сейчас основное развитие
идет в области коммерции.  Происходит колоссальный информационный обмен,  во
многом уничтожающий посредников при торговле.

     Но сможет  ли эта  самоорганизующаяся система со всеми своими степенями
свободы генерировать нечто  новое подобно тому, как  это делает человеческий
мозг? Этот вопрос  пока не стоит. Мы еще далеки даже от его постановки. Если
этот  вопрос  будет   решен,  то  Интернет  придаст  коллективному  сознанию
человечества новое качество.

---------------------------------------------------------------
     Интервью взял Даниил Африн
     О правилах перепечатки статей из журнала "Эксперт"

Популярность: 33, Last-modified: Tue, 12 Sep 2000 20:08:20 GMT