I

     ...Первый, кого я встретил, достигнув родных палестин, т. е. сошедши на
одной станции Орловско-Грязинской дороги, был мй родственник, Павел Петрович
Воргольский.
     Он  стоял  в  дверях вокзала и  выделялся  из  многих  высоким  ростом,
красивой  физиономией  чисто  цыганского  типа  и своей манерой держаться: с
надменным видом откинувшись назад  и оглядывая всех быстрым взглядом черных,
странных  глаз, он как будто  чувствовал  себя  выше  всех  и щеголял  своим
франтовским "русским"  костюмом. Очевидно,замтив  в толпе меня, он  радостно
улыбнулся, но когда я подошел к нему, сделал удивленное лицо.
     --  Павел Петрович!  -- воскликнул я,--  вот  славно!  Прямо на  братца
попадаю!
     --  Извините,  я,  кажется,  нэ  имею  чести...--  возразил  он,  модно
выговаривая вместо "е" -- "э".
     -- Что такое? Не узнаешь?
     -- Право... не припомню...
     -- Неужели я в полгода превратился в другого человека?
     Павел Петрович даже брови вздернул и сплеснул руками.
     -- Да это ты?
     -- Нет, брат, не я...-- невольно вырвалась у меня глупая острота.
     _ Ну, извини, тебя совершенно не узнаешь!
     -- А вот тебя так сразу узнаешь. Все такой же.
     -- Да уверяю  тебя, ты серьезно  изменился,-- настаивал Павел Петрович,
нисколько не смущаясь, но уже начиная выговаривать буквы как следует.
     Я поднял свой чемоданчик.
     -- Пойдем в вокзал, а то извозчики разъедутся.
     -- Да на что тебе эта сволочь?
     -- Ехать, разумеется. Павел Петрович покачал головою. -- Ты меня
     положительно  обижаешь,-- тоном  любезного упрека  возразил он,--  ведь
я-то  здесь не  пешком!.. Я, видишь ли, приехал было за контролером,-- он ко
мне  на винокуренный завод,-- да черт с ним! Его что-то не видать... видимо,
предет с вечерним... Мой экипаж к твоим услугам!
     -- А я к твоим услугам. Обмениваясь такими любезностями, мы вош
     ли в вокзал. Павел Петрович опередил меня и на весь вокзал крикнул:
     --  Казак!  Из  дверей тотчас выскочил  молодой  широкоплечий кучер,  с
плутовской смуглой физиономией, и подбежал к нам.
     -- Вещи в шарабан! "Казак" схватил мой хемодан и выжидательно
     остановился.
     -- Тесно будет, Павел Петрович...
     -- Молчать! А то на голове повезешь... Марш! "Казак" подло хи
     хикнул и скрылся. -- Давай выпьем,-- обратился ко мне Павел Пет
     рович и, не дожидаясь моего согласия,повелительно ( он все хотел делать
повелительно ) кивнул бабе,стоявшей за буфетом.  Баба через  несколько минут
притащила  нам графинчик  водки и два  бутерброда с сыром. Не успел я выпить
одной рюмки, как Павел Петрович уже налил нам вторую.
     -- Нет, не пью больше. Не наливай, пожалуйста.
     -- Ну, знаем мы вашего брата...
     -- Право, не стану.
     -- Пустяки! В конце концов, все равно выпьешь... только мерзлым бараном
прикидываешься.
     --  Никаким бараном я не  прикидываюсь,-- сказал я решительно,-- и пить
не стану.
     -- Станешь! Я расхохотался. -- Это же глупо, наконец, Павел Пет
     рович! Павел Петрович глянул исподлобья и вздернул плечами. -- В
     таком  случае  не  хочешь  ли  вин? Я мадеры  спрошу... или  английской
горькой? -- сказал он с фатоватой любзностью.
     -- Спасибо! Поедем.
     -- Ну, черт с тобой! -- пробормотал он и подряд выпил две рюмки.
II

     Через  четверть часа мы  уже ехали по дороге  к имению Павла Петровича.
Павел Петрович  правил сам; "казак" сидел у нас в ногах и  на коленях держал
чемодан.

Популярность: 13, Last-modified: Fri, 25 Feb 2005 09:32:05 GMT