---------------------------------------------------------------
 © Copyright Владислав Коне
 Email: vladislav-kone@usa.net
 Date: 14 Mar 1999
---------------------------------------------------------------



     Жена...
     Вот  она:  бу-бу-бу...  бу-бу-бу.  -  Всем  недовольна.  Просыпается  -
бу-бу-бу... Ложится  - бу-бу-бу... Что бы  я  ни делал,  всегда  недовольна.
Смотрю телевизор - недовольна, чатюсь - недовольна, о гитарные струны пальцы
рву - недовольна.
     Хоть беги куда. Куда?
     - Недоволен, - говорит, - ищи другую.
     Ищи... Был бы я дочерью миллионера - пачками бы кидались. А так. Сейчас
сразу про доходы спрашивают. А где они у меня? Не помню. Были немножко... до
семнадцатого... А потом как-то сразу и иссякли.
     Зудит-зудит,  зудит-зудит...  Позавтракаю  часов  в   двенадцать  после
тяжелого сна - иду на биржу. Покалякать о том, о сем.
     Профессия  у  меня  чудная  по  нонешним временам:  политагитатор я. За
Ленина,  за Партию.  Одна она у нас  была - не  промахнешься. А  сейчас - за
одних начнешь агитировать  -  по шее получишь  от других,.. да и наоборот не
лучше.
     Переучивайтесь,  говорят.  Я бы и переучился, да  не знаю, на кого:  на
демократа  или  на  державника.  А  вдруг все  вернется?  Как я тогда  перед
товарищами  выставлюсь?  Тогда  меня  переучивать будут в другом  городе или
вовсе в заполярьях каких-нибудь.
     Жене  не  объяснишь.  У  нее, видите  ли,  денег  не  хватает  даже  на
прокладки. Раньше жила без них,  а  теперь  вконец  избаловалась. Ну почему,
почему мне такое невезение?..
     Займись, говорит, хоть домом, готовь, стирай, убирай.
     Ужас!  Мужики,  представляете, что делается! Разве  наше это  дело? Вот
гвоздь там вбить или гардероб  передвинуть - понятно.  А стирать? Готовить??
По магазинам  за картошкой стоять?!! Я ж не  виноват, что гвозди вбивать уже
некуда, и гардероб двигать - тоже.
     Во!  Опять бубнит! Ты даже  в постели, говорит, забыл про  свои мужские
обязанности. Да если она  целый день третирует меня, как я после  этого могу
вспомнить что-то, даже про обязанности?
     Нет. Я же пробовал  и готовить. И  суп один раз сварил. Как порядочный:
картошечку  почистил,  морковку  поскреб,  мясо  с мылом помыл, а то  черное
какое-то все было. Все это в кастрюлечку положил, посолил, водичкой залил. И
ну   варить.   Картошечка   почему-то  вся   разварилась,  и   морковочка...
растворилась будто,  а мясо все сыроватое. Странно это все, думаю, но что-то
должно получиться в результате.
     Не успел  я на  результат полюбоваться -  жена приходит  с  работы  и -
носиком в кастрюльку.
     - Пюре, - говорит, - делаешь? Но почему оно черное и мылом пахнет? -
     - Мясо, - отвечаю, - какое-то ты черное купила, отмывать пришлось. -
     -  Неужто с мылом?!  - у нее аж лицо  все перевернулось.  -  Ты знаешь,
сколько денег похоронил здесь?
     Я похолодел весь. Деньги? Вроде не было денег!
     - Да  не было денег,  - говорю, - ты что! И не  помню,  когда  в  руках
держал. -
     И понеслось:
     - Бу-бу-бу, бу-бу-бу...
     Эх знать бы, что так будет, не женился бы никогда. Да... но как же я...
А кто бы  все это? Кушать только и умею, когда она задерживается, у меня все
кишки с голоду выворачиваются. Ой...





     Стою  я в магазине перед прилавком и думаю: бюстгальтер мне  купить или
трусы?
     Вопрос  не  праздный,  так  как  депутаты  определили  мне  минимальную
прожиточную корзину. И в ней заложены одни трусы на пять лет или бюстгальтер
на три. Трусы для меня актуальней, конечно,  но  ждать пять лет до следующих
долго. А бюстгальтер вроде и ни к  чему,  зато  через  три  года можно снова
обновиться.
     Крабы вспомнились по три вчера и по пять сегодня.
     Сметаны положили по  три  с половиной  грамма в  день.  А  пачечка  250
граммулек весит. Значит, пойду за ней через три месяца.
     И что за жизнь такая: все по три.  Раньше на троих, сейчас - по  три...
грамма,  месяца,  года,  метра.  Все  предопределено  и  расписано.  Как при
коммунистах. Да  но, а сейчас при  ком?..  Без  них?  Да без них и собака не
разродится.
     Депутатик мой  вскарабкается  на трибуну  и  кричит  и  ножками топает:
избиратель меня не поймет! И он прав. Я его понять не могу. Не моего ума это
дело.  Ему виднее, что мне надо.  У него сытое  благородное выражение  после
завтрака  и он  начинает  махать  руками  перед  обедом.  Он читает  новости
заграничного  бомонда  и  прикидывает,  в  какую  страну  перебраться, когда
узнают,  сколько  он  изъял  из  госказны.  И  сам  же  кричит,  что  страну
разграбили. А кто? Я только у  себя  могу украсть, а больше мне негде.  Там,
где есть, уже и нет - взяли.
     Все смотрят, как я еще жив и ждут, долго ли  это продлится.  А я совсем
не тороплюсь никуда,  то  есть туда, куда они  думают, что я должен. Им  без
понятия, что не будь меня, им и взять не у кого.
     Выбирать  надо тех, кого надо - говорят  мне.  А кого надо? Они все мне
наобещали такого, что  и в америках не найдешь.  Это  потом вдруг  все хором
стали  говорить  о трудностях и  что  денег нет, так  как они, что было, уже
подобрали. И  теперь  сидят  и  спокойно на кнопочки играючи нажимают:  этим
добавить, у тех отнять, тому  додать, а этому... Хотя денег нет ни для кого.
Ну ведь и им что-то делать надо? Вот и делают.
     Стою я перед прилавком и думаю...
     Всю жизнь я только и  прикидываю: то ли заштопать  дырку, то ли заплату
на нее положить.  Обещали  мне  и светлое будущее и коммунизм, когда всем по
потребностям. Я  устал ждать  этого. Мне так  хочется жить  сейчас! Но  нет,
говорят, погоди, ты еще не все отдал.
     Мне определили минимальную  потребительскую корзину.  Я  смотрю в нее и
ничего без линзы рассмотреть не могу. И как только они увидели  то, чего мне
не видать?! Ну специалисты, чего еще скажешь. Друг другу доказывают, что они
правильней  понимают своего избирателя. А  некоторые и того больше, говорят,
что  народ  ничего  не  понимает и  ему  надо  это  преподносить.  Так  хоть
преподносили бы. Нет... никто не видел.
     По телевизору мне  показывают, у кого какой рейтинг. Мне-то это  зачем,
пусть  им  показывают.  Лучше бы показали, где  они  деньги на свои рейтинги
хранят. Нет. Боятся октябрьской революции.
     Национальный   фактор,  национальный  фактор...   Я   тут  стою   между
бюстгальтером  и  трусами,  а мне национальный фактор! Я  словно засыпаю  на
приеме у психиатра и просыпаюсь в сумасшедшем доме. Где я, что я, зачем?
     Правительство, депутаты, банк  во благо мне берут  у  меня из кармана и
кладут в свои, говоря о временных  трудностях, при этом указывают на  одного
виновника,  которого  каждый, в глубине  души, мечтает заместить.  У нас так
принято. Должен быть стрелочник. Все он, он один, бей его и жизнь станет...
     А   что  жизнь?  Мне  нужен  рентген-аппарат,  чтобы   просвечивал  всю
подноготную того, кого я буду выбирать. Но на аппарат у меня  нет средств, а
интуиция бессильна против темноты коридоров власти.
     Поэтому я здесь у прилавка. Может мне поменять трусы на  пачку сметаны,
на  сдачу  купить хлеба  и  хоть  наесться  до  отвала? Перед тем,  как  они
дождутся?..




     Ленард   посмотрел  на  пробирку:   много  ли  выделилось  RNA?  Слегка
встряхнул, постучал по ней пальцем и задумчиво боднул головой.
     "Совсем плохи дела... Шеф не похвалит. Да  и клетки  подсунули какие-то
дефектные, из таких выделишь, пожалуй... Ни на что не реагируют".
     Лен  (так его  звали в клинике) разработал новую методику выделения RNA
из  клеток,  основанную на  проигрывании различных музыкальных композиций  в
момент  реакции.  Иногда результат был ошеломляющим, а иногда, как  в данном
случае, просто сбивал с толку.
     Вся его жизнь  была  связана, так сказать, с женским счастьем.  Он  был
занят проблемой деторождения в случаях,  когда что-то нарушалось в механизме
женщины. Конечной целью  трудов было получить желаемое вне зависимости  даже
от того, был ли тут мужчина или нет.
     Родители по неизвестной  причине дали ему имя Леонард, что впоследствии
дало некоторым  повод  называть  его  и немцем,  и  евреем и  даже почему-то
австрияком. В России он не нашел понимания  среди  коллег, которые  называли
его  "шарманщиком"  за  то,  что  данная  теория  не  укладывалась  в  рамки
математических  формул.  О нем говорили, что он повредил мозги после поездки
на конференцию в  Штаты. Именно там он и осел, предварительно дав кругаля по
Европе и, в частности, прожив некоторое время в Англии...
     Он уже проиграл и  "Щелкунчика"  Чайковского, и  "Болеро" Равеля, потом
поставил более легкую музыку в исполнении Мадонны. Нет... не то.
     Подсел  к  компьютеру и начал перебирать варианты возможных комбинаций.
Макинтош  после  минутного  гудения  и  мигания  курсора  выдал  неожиданный
результат. По  всему  выходило,  что для  данного вида  клеток  более  всего
подходит БГ, да именно  Борис Гребенщиков, так глубоко уважаемый  и  любимый
им.
     Танцуя и кружась в опустевшей лаборатории, он положил  кассету в карман
магнитофона и с замиранием сердца  нажал на клавишу пуска. Полились чарующие
звуки гармоники и проникновенный голос запел: "Этот  поезд в  огне, и нам не
на что больше жать, этот поезд в огне, и нам некуда больше бежать..."
     "И  действительно, - подумал Лен,  - нам некуда больше бежать. Или  они
выделятся, или я уж не знаю, что им еще нужно".
     Он вспомнил, как  ему  пришла в  голову эта замечательная идея. Бродя в
колорадских пещерах  во время  своей поездки на конференцию,  о которой  уже
упоминалось,  и  заплутав  в  одной  из  них,  Ленард обессиленно присел  на
какой-то каменный выступ и запел: "Зачем, зачем меня ты обманула?.."  И  вот
тут как будто просветление наступило: "А если я пойду тем же путем, только в
обратную сторону?.." Так, напевая во всю ширь своей необхватимой натуры "Нам
песня строить и жить помогает", он и вышел.
     Впоследствии он стал анализировать свои действия и пришел к выводу, что
именно  пение песни  "Зачем, зачем  меня ты..." активизировало  функцию  его
головного мозга. А что  если применить сию методику на работе? Может и опыты
ускорятся?!
     Сотрудники  удивились   поначалу,  когда   он   начал   петь  во  время
экспериментов, но промолчали,  ибо негоже старшего  по рангу  судить  в  его
действиях. Но и лучше уж пусть  он себе поет, лишь бы не обращал внимания на
то,  как другие попивают кофий и смотрят на часы в ожидании  обеда или конца
рабочего  дня.  А  Лен,  увидев,  что  дело  пошло веселее,  стал  пробовать
репертуар  и,  иссякнув  однажды,  принес  плеер  и  включил  вальс  Шопена.
Результат превзошел  все ожидания:  RNA извлекались с трехкратной скоростью.
Правда потом выяснилось, что не во всех случаях это происходило. Однако...
     Вот  и  сейчас, закрыв глаза от удовольствия, Лен наслаждался чарующими
звуками.  Потом,  словно очнувшись, взглянул  на  пробирку  и...  - вот оно!
Пошло... Ну ты смотри: велика ли клетка, а и та чувствует искусство!
     Вернувшись  к  компьютеру, он  обратил внимание, что курсор  продолжает
мигать.  "И  чего  бы  ему  это  делать? Или  у  меня глаз  замылило  и веко
дергается?!" Посмотрел в зеркало - нет, ничего такого...
     Снова вернулся  к монитору, но там уже ничего не дергалось и обозначало
только  то,  что требуется перезагрузка. Изобразив  известную  комбинацию из
трех пальцев,  Ленард  перезапустил компьютер  и пронаблюдал, как на  экране
один  за  другим появляются  иконки  пультов и  расширений:  "Надо  пощупать
преференсы  в   Ворде...".  А  поскольку  щупать  преференсы  было  довольно
ответственным занятием, стоило подкрепиться перед тем.
     Выдвинув  ящик  стола,  Лен  достал остаток вчерашней пиццы с ветчиной,
хлебнул немного спирта из колбы, забыв кинуть туда кусочек льда. Правда, эта
американская привычка  -  пить спиртное со  льдом -  не совсем укоренилась в
нем,  и он зачастую по-русски  опрокидывал  в себя содержимое,  крякнув, как
полагается  в  таких  случаях  и  занюхав   рукавом.  Хотелось  солененького
огурчика, но пришлось обойтись тем, что есть.
     Ах Америка  -  страна  голубой  мечты,  сладковатой  колбасы  и  масла,
напоминающего вкус пасхальной свечи, страна возведенных  замков и потерянной
родины. Здесь почти  нельзя  умереть с голоду,  но с той же  определенностью
можно погибнуть  от ностальгии. Ах Америка -  даже  если ты думаешь,  что ты
американец, все равно все говорят, что ты русский. И даже если тебе не дадут
в морду за это, то и никогда до конца не признают своим. Америка...
     С  преференсами  возиться  уже не  хотелось.  Солнце  давно  перевалило
экватор. По телу приятно разливалось тепло. Пора было идти домой...



Популярность: 31, Last-modified: Tue, 23 Mar 1999 23:01:20 GMT