(Cказка для компьютерщиков и их детей)

---------------------------------------------------------------
 From: (ven@gvc.aris.ru)
 Date: 4 Sep 1998
---------------------------------------------------------------



     В  некотором  программном  царстве-пространстве,  в  одном
компьютере-- государстве жили-были электроши. Эти, для  кого-то
странные   существа,   похожие   на   гусеничек,   состояли  из
магнито-электрических частичек.  Головы  их,  хоть  и  не  были
покрыты  ворсинками,  но  имели рот, усы и по паре глаз и ушей.
Тела же их, состоящие из бесчисленного  количества  соединенных
колечек,   обладали   множеством   различных   ножек-импульсов,
помогающим им проворно  бегать  внутри  проводов  и  по  разным
устройствам   компьютера.   Каждый   день   жизни,  электрошей,
начинался одновременно с включением компьютера и продолжался до
его  выключения.  Выполнив  свою   дневную   работу   электроши
разбегались по своим магнито-оптическим квартиркам и отдыхали в
своих  дискетно-винчерских  и компакт-дисковых кроватках, чтобы
утром, после очередного включения, опять бежать на  работу,  на
свои места в оперативной памяти, попищав и потрещав по дороге о
последних   новостях   в   комьютерном  мире.  Программки-мамки
успевали    при    этом    на    прощание    поцеловать    свох
программочек-дочек  и  файликов-сыночков.  Файлы же отцы должны
были отвести своих отпрысков на занятия-доработки.  Обучение  у
детишек проходили по разным предметам:
     --   вычислительно-веселительный   тренинг   --   развитие
быстроты счета  с  использованием  различных  математических  и
"рассмешительных методов"
     --  комьютерная  география  --  знакомство и использование
различных устройств и механизмов в компьютерном  государстве  и
программном пространстве
     --  уроки  дедушки  Норта  -- изучение системных фокусов с
файлами и программами; а также много других  предметов,  знание
которых      было      необходимо     для     безопасного     и
бесконечно-интересного   обитания   в   электронном   Мире    и
программном пространстве.
     Но  дети,  в  любом  Мире и пространстве всегда одинаковы.
Необременные ежедневными обязательными  трудами  и  комплексами
незаменимости  или  неполноценности,  электрошки  могли  часами
играть вместе. Заводилой  в  играх  частенько  была  программка
Про-ха,  созданная  программисткой  Таней  из  внекомпьютерного
Мира. Все малыши файлики и программки  с  радостью  подчинялись
это  хохотушке  и  выдумщице  Про-хе.  Ее  девичья головка, как
магнит,  втягивала  в  себя  новые  познания,   полученные   на
Татьяниных занятиях-доработках и уроках дедушки Норта.
     Этот  дед,  любимец  всей электронной детворы и царь всего
компьютерного государства, жил отшельником  в  башне  Монитора.
Его   системные   возможности  позволяли  ему  быть,  в  глазах
неискушенной детворы, чародеем-волшебником,  творившим  чудеса.
Так  он  запросто  мог на время сделать какого-нибудь электрошу
невидимым, или сотворить из него сколько угодно близнецов,  или
изменить  его  имя  или  вообще  удалить из компьютерного Мира.
Правда по закону  электронной  жизни  некоторые  свои  поступки
дедушка    был    обязан    согласовать    с   внекомпьютерными
пользователями. Для этого дедушка вывешивал на экране  монитора
электронное   сообщения,   из   которых  пользователи,  простым
нажатием  кнопочек-пальчиков  тети  Клавы   выбирали   варианты
решения  проблемы: "Да" или "Нет" или "Пропустить, то есть надо
мол подумать".
     Изучив сегодня  архивные  способы  сжимания  и  уменьшения
своих  размеров,  Про-ха  предложила друзьям-приятелям поиграть
немного в "Прятки". После расчета считалки:
     День-брень
     Учиться не лень
     Программы-мамки
     Файлы-папки
     В школу ходить
     Тебе водить --
     быть "водилкой" досталось файлику  Фа-уму,  который  после
фразы:  "Раз,  два, три, черыте, пять я иду искать"- отправился
на поиска электрошей. Кстати сказать,  Фа-ум  был  самым  умным
мальчиком  в  этой  компашке  электрошек.  Он накапливал в себе
всевозможные новые знания и когда требовалось быстро находил их
и умело использовал в запутанной  электронной  жизни.  Он  знал
входы и выходы почти из всех компьютернопрограммных проблем, но
от  этого он становился не более важным и недоступным, а просто
более длинным. Вот и сейчас Фа-ум сразу  сообразил,  что  найти
шуструю   программку   Про-ху   ему   быстро  не  удастся.  Эта
быстродействующая  девчушка  могла   так   ужаться   различными
архиваторами,   сделавшись   крохой,   и  запрятаться  в  таких
электронных дебрях деревьев-- директориев  или  замаскироваться
под  различными  ярлыками  и  папками, что отыскать ее будет не
так-то просто. И он решил идти  искать  файлика  Фа-вира.  Этот
незловредный  проказник  даже  во-время  игры в "Прятки" не мог
удержаться  от  озорства.   Подобрав   по   дороге   попавшийся
программный  мусор,  он  незаметно  подклеивал его к проходящим
мимо электрошам. Это выглядело так, как будто к хвосту дворовой
кошки привязывали пустую консервную банку и отпускали ее. И та,
несясь по асфальту в ужасе  от  производимого  банкой  грохота,
теряла  всякую возможность к соображению: просто остановиться и
перегрызть веревку, соединяющую ее хвост  с  пустой  консервной
банкой.  В  компьютерном  же государстве таких бешено несущихся
программ отлавливали специальные электроши Антивирусы и сдирали
с них приклеенный мусор, только после этого они  успокаивались,
и продолжали осознанно работать.
     Продвигаясь   по   электронному   пространству  в  поисках
Фа-вира, Фа-ум встречал все больше в бешено несущихся программ,
"с  привязанными  консервными  банками",  а  это  значило,  что
баловник  сидел  где-то  совсем  близко.  Наконец заметив его в
корнях главного дерева-директория. Фа-ум щелкнув  его  по  носу
помчался  к исходному месту, чтоб "свистописком" сообщить всем,
что он нашел Фа-вира, и теперь тому водить. Но Фа-вир, не желая
быть водилкой тоже стремглав ринулся к исходному месту, надеясь
перегнать Фа-ума за счет своего небольшого размера. Затем  видя
то, что умный Фа-ум выбрал более короткий путь, Фа-вир уцепился
за  его хвост, надеясь опередить его в последний момент. Однако
он  не  учел,  того  что   Фа-уму   придется   пробегать   мимо
Антивирусов,  которые  автоматически  содрали  Фа-вира  с  тела
Фа-ума, приняв его за  компьютерный  мусор.  Однако  рассмотрев
Фа-вира   получше  Антивирусы  быстренько  вычислили  виновника
сегодняшнего переполоха в компьютерном  царстве  и  хотели  для
начала его побить, а потом разложить на части, чтобы посмотреть
из чего состоит его "вирусовая" сущность. Виновнику программной
паники пришлось, вывернувшись, в страхе бежать в башню Монитора
и   просить   у  дедушки  Норта  спасения  от  такого  поворота
электронной   жизни.   Чтобы   избежать   массовых   возмущений
"трудящихся" электрошек и спасти жизнь шалунишке, дедушке Норту
пришлось  на время, пока не улягутся страсти, спрятать Фа-вира,
сделав его невидимым и защищенным от удаления из  компьютерного
государства.  Он любил это маленького пройдошку Фа-вира, потому
видел его детское незловредное, шалопайство, и был  уверен  что
большого  зла он никогда нарочно никому не причинит. Норт знал,
что  со  временем,  когда  этот  озорной  мальчишка  подрастет,
наберется  опыта, то сам будет создавать антивирусные лекарства
для всех больных электрошей в компьютерном государстве.
     Через  некоторое  время  к  дедушке  Норту   притащили   и
программку  Про-ху. Бедняжка так заархивировалась во время игры
в "Прятки", что самостоятельно выбраться их этой  "паутины"  не
могла. Дедушке пришлось до самого вечера, пока все компьютерное
государство  готовилось  ко  сну-выключению,  распутывать  свою
любимицу,  которая   на   этот   раз   перехитрила   сама-себя.
Присутствующие  при  этом  малыши-электрошки, невольно раскрыли
дедушке Норту свои знания, хором советуя ему, какие  шаги  надо
предпринять,  чтобы  вынуть  Про-ху из архивной паутины. В этот
компьютерный день дедушка Норт был очень  доволен  и  рад,  что
ребята  так  хорошо  усвоили  его  последний  урок  и  грамотно
применили эти знания  в  игре  и  в  деле.  За  это  он  послал
родителям  детишек  "секретную" электронную записку, в которой,
отмечая успехи детворы в учебе, просил родителей поощрить своих
отпрысков       каким-нибудь        "вкусненько-интересненьким"
сюрпризом-подарочком.



     Программный  денек  в  компьютерном  царстве-пространстве,
начинавшийся как обычно со  щелчком  включения  электропитания,
обещал   быть   жарким  и  насыщенным.  Вентилятор,  зашелестев
лопастями  погнал  частички  воздуха   для   охлаждения   самых
разогревающихся      частей      компьютерного     государства.
Раскручивающиеся в это время, жесткие и гибкие  диски  доводили
программное   пространство   до  нужной  степени  готовности  и
комфортабельного существования программ и файлов. После  этого,
взрослое  электронное  население  приступало к выполнению своих
рабочих функций, а детское -- к воспитательно-образовательным.
     Сегодня у маленьких электрошек было приподнято-вобужденное
настроение, потому что по  расписанию  занятий  сегодня  пришел
черед  получать  знания  по  предмету  "Уроки  дедушки  Норта",
который  был  у  них  самым  любимым.  Это  обожание,  очевидно
впитанное  с  молоком программ-матерей и дополненное рассказами
файлов-отцов,  притягивало  детей  к  урокам  деда  не   только
непонятными  пока  системными  фокусами, но и кажущейся простой
достигнуть программные  горизонты  возможностей,  которые  Норт
только   обозначал   им,   давая   пищу   для   домысливания  и
дофатазирования.
     В последнее  время  у  дедушки  Норта  появились  младшиие
системные  братья  Донав, Винком, Дифа и другие, которые взяв у
дедушки  все  самое  лучшее,  достойно  продолжили  его   дело.
Несмотря   на   это,   уроки   дедушки   не   потеряли,   своей
притягательности. На эти уроки  частенько  приходили  во  время
перерывов в работе и свободные в этот день взрослые программы и
файлы,   чтобы   вспомнить   свое   детство,  и,  грустно-легко
всплакнуть об ушедшей молодости.  Залетали  на  эти  занятия  и
стайки  электронных  подростков,  выпускников прежних лет, толи
для того чтобы освежить  в  памяти  забытые  знания,  толи  для
получения  заряда  бодрости  и оптимизма при решении запутанных
компьютерных   проблем.   Темой   сегодняшний   занятий    было
ознакомление  с  окнами  дедушки  Норта, которые в компьютерном
царстве  считались  глазами  и  лицом  всего  государства.  Для
малышей электрошек эти окна казались волшебными, хотя бы потому
что через них можно было найти и высветить любой файлик и любую
программку, в каком бы лесу электронных деревьев-директориев, и
нагромождении папок и ярлыков они не прятались. Непонятными для
малышей  была  и способность окон знать и отражать самочувствие
всех  устройств  компьютерного  царства-государства.  И  только
авторитет  деда,  мог  заставить малышей поверить в то, что все
эти чудеса обыкновенные программные штучки, которые он скоро им
объяснит. А любопытство и восторг от возможности  видеть  через
окна    Норта,    внекомпьютерный    мир   и   околопрограммное
пространство, расплющивало носы  электрошек  об  стекло  экрана
Монитора.  И  казалось,  что  нет  такой силы, которая могла бы
оторвать их от этого занятия.
     Особенно электрошек заинтересовали  существа,  находящиеся
недалеко  от компьютерного царства и программного пространства.
По   рассказам   дедушки   Норта   эти   существа,   обладающие
сверхпрограммными  свойствами,  назывались  между  электрошками
"Чебохами". Человек для них был большим хиромантом,  который  с
помощью  своих  рук  и пальчиков тети Клавы, творил электронный
мир и программное пространство по своему  разумению  и  законам
компьютерного  государства.  И  сотворение его было уже само по
себе чудом, потому что электрошки не знали еще своей истории  и
жизни Чебох.
     Однако   скоро   все-таки  нашлась  сила  оторвавшая  носы
электрошек от окон Норта и стекла  экрана  Монитора.  Это  была
электронная  заставка-занавес,  внезапно закрывшая окна и обзор
всего внекомпьютерного  мира.  Дети  сначала  испугавшись,  что
закомпьютерный  мир  пропал  навсегда сидели испуганно-тихо. Но
когда дедушка объяснил им, что это работа  программ-заставок  и
фалов  гашения  экрана,  придуманных  Чебохами  для того, чтобы
экономить компьютерные ресурсы  и  чтобы  электрошки  долго  не
подглядывали  за  их жизнью Чебохов, в классе поднялся страшный
электронный  шум  и  переполох.  Для  утихомиривания  детей   и
разбушевавшихся   электронных   страстей,,   пришлось  объявить
перерыв и закончить занятия этого дня.



     Хорошо после занятий в школе посидеть где-нибудь  в  тихом
месте,  откуда  только  видно, но не слышно, движение электрош,
несущихся по своим важным и не очень важным делам и подумать  о
чем-нибудь серьезном: о прошедших днях или будущей жизни.
     Программка  Про-ха,  как  самая  быстроходная  и мгновенно
соображающая среди своих одноклашек, любила наоборот,  отдыхать
у  самых  медленно работающих и шумящих устройств компьютерного
царства. Так и сегодня, она сидела  около  дисковода  записи  и
считывания  программ и файлов на дискеты. Дедушка Норт на своих
уроках  рассказывал  детишкам  электрошкам,   что   дискеты   в
компьютерном   мире  используются,  не  только  для  сохранения
программ и файлов, но и являются транспортным средством для  их
перемещения  по  программному  пространству  и  связи с другими
компьютерными государствами.  Но  электрошкам  детям  запрещено
покидать   свое   государство,   пока  не  подрастут,  чтоб  не
заблудиться среди многочисленных комьютерных государств,  и  не
потеряться в этой огромной электроной Вселенной. Хотя уже давно
известно,  что  того  чего нельзя хочется больше всего. А когда
нельзя исполнить больше всего желаемого, то  становится  слегка
грустно.
     Но  дети  электрошек долго грустить не умели толи от того,
что не могли или не хотели, толи  от  того,  что  этому  их  не
учили.  Такова  была  и  Про-ха.  Посмотрев  как  работает  это
тихоходное устройство дисковод, она невольно начинала гордиться
своим быстродейством, как при движении по комьютерному царству,
так и при решении каких либо  задач  и  проблем  в  электронной
жизни.  А  ощущение своей значимости поднимет настроение у кого
угодно, не говоря уже о Про-хе. Хорошее же настроение  невольно
заставляет  петь,  смеяться  или  болтать. А если у Про-хи было
отличное настроение,  то  у  нее  это  проявлялось  в  болтании
ногами.  Они как будто не знали ограничений и могли крутиться и
качаться в  любую  сторону,  создавая  впечатление  легкости  и
полноты  жизни,  неволно  вызывая  улыбку на лице. Это ощущение
можно назвать счастьем жизни, к которому все  стремятся.  Но  в
конце  таких  минут  Про-хе,  как  умненькой электрошке, всегда
становилось грустно от "быстроулетучиваемости" всего  хорошего,
и,  от  предчувствия  грустных  и "разочаровательных" ощущений,
чаще всего идущих ему на смену. Но в  такие  моменты  казалось,
что  грусть  и  печаль существовали где-то далеко и для кого-то
другого, в каком-то очень дальнем компьютерном  государстве,  а
не   в   их   царстве  с  таким  дружественным  интерфейсовским
окружением.
     Про-ху, как школяра, пока интересовали глобальные  вопросы
о  своей  будущей  жизни.  Кем стать, когда повзрослеешь? Какую
выбрать профессию? Пригодятся ли получаемые знания в жизни, или
только в игре. Это очень сильно ее заботило и волновало. Однако
программная  жизнь,  скоро   повернувшаяся   другой   стороной,
показала   Про-хе,   что  только  знания  и  умения,  позволяют
электрошкам  выживать  в  этом  отнюдь  не  столь   дружелюбном
электо-магнитном Мире.
     Так  болтая  ногами  и  рассуждая  о  жизни  Про-ха, своим
женским чутьем  скорее  почувствовала  опасность,  чем  поняла:
"Что-то произошло". Флоппи-дисковод, около которого она сидела,
при  очередном  считывании магнитных частичек с дискеты, как бы
поперхнулся и  закашлялся.  Сначала  Про-ха  подумала,  что  он
заболел  и  сломался,  и его заберут в техническую больницу для
лечения и ремонта, а  им  временно  поставят  пока  другой.  Но
дисковод,  несколько  раз  чихнув,  вроде бы передумал болеть и
ломаться, и продолжил свою, нужную всем работу. Взглянув  туда,
откуда  появлялись  считанные  с  дисковода  файлы и программы,
Про-ха лишь на мгновение  немного  оцепенела  от  ужаса.  В  их
компьютерное  государство  влезло какое-то программное существо
непохожее на обычные файлы и программы. Это  толстое  существо,
вместо  носа  у  которого  было что-то острое, похожее на иглу,
остановилось как бы раздумывая: " Куда бы  направиться?  ".  Но
ничего  не  решив,  оно  начало  жалить проходящие мимо файлы и
программы,  которые  тут  же  заболевали,  становясь  вялыми  и
растянутыми.  "Программный  вирус" -- быстро определила Про-ха.
Соображение Про-хи  начало  крутиться  молниеносной  быстротой,
решая что же предпринять, чтобы спасти электрошек компьютерного
государства от этого губителя Вира-скорпи, так про себя назвала
его Про-ха. Для начала, надо было, как можно скорее сообщить об
этом,  умудренным  электронным  опытом  деду  Норту  и  дядюшке
Анти-виру. Может быть те  придумают  как  убечься  от  напастей
Вир-скорпи. Но до них еще надо добраться, минуя страшое чудище.
Про-ха решилась на опасный и рискованный шаг -- проскочить мимо
носа-иглы  ужасного  вируса.  Включив  всю свою быстроходность,
подхлестнутую  электронным  страхом  за  свою   жизнь,   Про-ха
стремглав  пронеслась  мимо  Вир-скорпища, услышав как его игла
ткнулась  в  пустое  пространство  позади  нее.  Пробегая  мимо
дядюшки  Анти-вира  и  его  файлов, Про-ха слегка притормозила,
чтобы рассказать им  о  грозящей  опасности  для  компьютерного
царства.  Файлы дядюшки Анти-вира, как солдаты, сразу выставили
заслоны на пути зараженных электрошек и стали отправлять  их  в
лечебницу  для  инфицированных,  а  здоровых -- не пропускали к
дисководу, где засел губитель программ и файлов.
     "Для того, чтобы победить вирусную эпидемию и  зловредного
Вир-скорпи  нужно было время, для изучения болезни и нахождения
противоядия для борьбы с ней". Эти соображения высказал дедушке
Норту, прибежавший вслед за Про-хой в  башню  Монитора  дядюшка
Анти-вир.  Дело  принимало  скверный  оборот,  угрожая погубить
компьютерное   государство   и   зацепить    все    программное
пространство.   Норт  отдал  распоряжение:  "Спрятать  файлы  и
программы дядушки Анти-вира, которые будут  подбирать  лекарста
против    страшной    инфекции,   всамых   отдаленных   уголках
компьютерного государства, и  от  туда  сообщать  ему  о  своих
успехах  и  ходе  протекания  заболевания  у зараженных вирусом
электрош". На  всякий  случай,  или  как  говорится  на  удачу,
дедушка Норт благословил трудяг-добровольцев дядюшки Анти-вира,
взявшихся  за эту ответственнейшую и опаснейшую работу. А чтобы
по-возможности обезопасить их,  на  всякий  случай,  сделал  их
скрытыми и защищенными от записи и от инфицированных больных.
     Как  опытный  царь-государь своего компьютера, Норт должен
был  предвидеть  все   последствия   программной   трагедии   и
недопустить  гибели  электрош  от  вирусной инфекции. На случай
своего  собственного  заболевания,  дедушка  Норт  распорядился
принять  правление  компьютерным  государством  своим системным
собратьям: Винкому,  Доснаву  и  Дисфайлу.  Ну  а  если  и  тех
постигнет  та же участь, он попросил дядюшку Анти-вира временно
возглавить компьютерное  царство.  И  как  показало  дальнейшее
развитие  событий,  это  оказалось совсем не лишним. А пока для
нахождения  решения  по  обезвреживанию  Вир-скорпи  и  лечению
больных  файлов  и  программ  дедушка  Норт созвал консилиум из
оставшихся   незараженными   электрошек.   Начались   страстные
электронные  высказывания  и  предложения  по выходу из ужасной
ситуации, распространившейся  по  программному  пространству  и
грозившей уничтожить все компьютерное государство.
     В   это   время   уже   начали   поступать   сообщения  от
файлов-врачей дядюшки Анти-вира.  Больные  файлы  и  программы,
зараженные   Вир-скорпи,   в  основном  распадались  на  части,
становились неспособнными  к  электронной  жизни.  У  некоторых
инфицированных  носы  становились  такими  же  острыми,  как  у
вирусного чудовища, вторгшегося в их государство, и,  они  сами
старались  кого-нибудь  уколоть,  тем самым заражая здоровых. И
как всегда разложение на магнитные частички,  выбирает  сначала
самых  лучших.  Не  удалось спасти от распада родителей файлика
Фа-ума. Малыш  расплакался  и  долго  не  мог  успокиться  пока
дедушка  Норт  своим сочувствием и доброжелательством не вернул
его к реальной жизни: " Это первое серьезное испытание для всех
электрошек, и если сейчас, все вместе, мы  не  найдем  решения,
как  спастись от навалившихся несчастий, то нас всех ждет та же
участь". Прийдя в себя после этих  слов  и  успокоившись  Фа-ум
сказал:  "Я знаю, что делать, только для этого мне надо попасть
в соседнее компьютерное государство. Там разыскать доктора  Вэ,
который  лечит  от многих инфекционных заболеваний и может быть
от укусов Вир-скорпи". Обозленный и удрученный малыш  уже  было
ринулся  в  путь,  но  дедушка Норт благоразумно остановил его,
зная что проскочить ему на  дискету  не  удастся,  так  как  он
получит  укол Вир-скорпи, и, прежде чем что-либо успеет сделать
погибнет сам. Малыш в  отчаянии  стал  кричать,  что  тогда  он
растерзает   ужасного  Вир-скорпи  на  кусочки  даже  если  сам
погибнет. Но дедушка Норт,  дороживший  каждым  своим  подданым
электрошей,  запретил  Фа-уму  покидать башню Монитора, пока не
найдется  безопасное  решение.  Программка  Про-ха  предложила:
"Разрешите  мне  попробовать  второй  раз проскочить мимо этого
толстого паука Вир-скорпи". Но дедушка  Норт  отверг  ее  порыв
объяснив  всем,  что  даже  если Про-хе удастся проскочить мимо
Вир-скорпи, то тот настигнет ее во-время погрузки  на  дискету,
которую   производит  тихоходный  дисковод.  Быстросоображающая
Про-ха не сдавалась:  "  Тогда  давайте  попросим  сделать  это
нашего однокашку, электрошку Фа-вира. Он ведь тоже из семейства
вирусов, правда безвредных, и Вир-скорпи не должен его тронуть.
Пропустит  на  дискету,  которая будет отправлена на компьютер,
где  работает  доктор  Вэ.  Фа-вир  найдет  его,  расскажет  об
эпидемии в нашем компьютерном государстве и попросит его прийти
к нам на помощь, как можно быстрее, чтоб спасти электрошек. "
     Хотя  и  не  положено было выпускать малышей электрошек за
пределы компьютерного государства, но дедушке  Норт  ничего  не
оставалось,  как  дать  согласие  на пропуск Фа-вира за пределы
компьютерного царства. Ситуация была безвыходной, и  электрошки
не  могли  сидеть  сложив ручки и ножки, ничего не предпринимая
для своего спасения.
     Не теряя времени Про-ха  отправиласьна  поиски  Фа-вира  и
нашла  его  в  одном  из самых отдаленных уголках компьютерного
царства. Он сидел и дрожал от  страха,  но  совсем  по  другому
поводу,   чем   остальные  программы  и  файлы.  Он  боялся  не
заразиться распространявшейся инфекцией, а попасть под  горячую
руку  разъяренных  электрошек, которые будут видеть в нем тоже,
как   бы   виновника   происходящего    распада    программного
государства.  Но  когда Про-ха рассказала ему, что дедушка Норт
поручает ему очень ответственное дело по спасению компьютерного
государства,  этот  электронный  озорник  воспрянул  духом.  Он
почему-то  совсем  не боялся чудовища Вир-скорпи, толи от того,
что родители позаботились создать его неуязвимым для  инфекций,
толи  от  знания того, что слабые стороны или "ахилесовы пятки"
есть у всех,  в  том  числе  и  у  злобных  вирусов.  От  этого
осознания,   Фа-вир   совсем   осмелел   и   начал  озорничать,
"понавесив" на себя различные программные штучки, став при этом
похожим на ежа, вылезшего из программной мусорной  ямы  или  на
клоуна,  выступающего  в электронно-компьютерном цирке. В таком
бутафорском  костюме,  Фа-вируша  и  отправился  в  трудный   и
небезопасный путь.
     Как  не  был увлечен своим пакостным делом Вир-скорпи, тем
не менее, наметанным глазом, он сразу выделил своего  "собрата"
среди  программ  и  файлом  двигающихся на посадку на дискету и
отправку в другое компьютерное государство. Схватив Фа-вира  за
шкирку,  как  кошка берет котят, когда перетаскивает их с места
на место, он стал допытываться: " Что  ты,  электронный  щенок,
делал  здесь,  в  этом  компьютерном  государстве? Зачем хочешь
пролезть  на  дискету,  отбывающую   в   соседнее   программное
государство?  "  Съежившись  от  неприятного  вида  Вир-скорпи,
Фа-вир,  тем  не  менее,  храбро  отвечал:  "  Я  жил  в   этом
компьютерном   царстве,  и  надо  сказать  неплохо.  По-немного
шкодил, хотя и получал за это элекронных тумаков и затрещин, но
никто не собирался выгонять меня за это из компьютера. Я просто
сам решил уйти из этого царства, где скоро все будут  вялыми  и
зараженные,  и  тогда мне здесь будет скучно жить. А потом, мне
нечего будет делать в этом компьютерном государстве, где  живет
более мощный вирус. "
     Как  каждый  властолюбец,  Вир-скорпи  польщенный похвалой
Фа-вира выпустил его из своих лап. "Хочешь я тебя сделаю  таким
же  зловредно-ядовитым"  --  спросил он малыша. "Нет -- ответил
тот, -- я еще маленький. Мне еще надо  расти,  программный  Мир
посмотреть,  а  потом  уже  себя показать. " "Валяй", -- сказал
Вир-скорпи, и растолкав зараженные  программы  и  файлы  усадил
Фа-вир на самом лучшем и безопасном для вирусов дискоместе, дав
ему  с  собой бутылочку своей ядовитой смеси. "Если захочешь со
временем стать  таким  же  зловредным  как  я,  выпей  из  этой
бутылочки  и станешь"Вир-скорпи Вторым". Ха-ха-ха, " -- услышал
Фа-вир вдогонку.
     Блаполучно прибыв  в  другое  компьютерное  государство  и
удачно  отвертевшись  от  карантина  и  санитарной антивирусной
обработки,   замаскировашись   под   обычный   файлик,   Фа-вир
отправился  на  поиски  доктора  Вэ. Самым трудном для Фа-вира,
оказалось сдержаться от того, чтобы  чего-нибудь"не  отмочить",
не набедокурить по дороге, где носились программки и файлы.
     А отыскать доктора Вэ оказалось самым легким делом, потому
что его  здесь  знали  все: от мала до велика. Найдя Вэ, Фа-вир
рассказал эму о беде в своем компьютерном государстве  и  отдал
ему бутылочку с ядом, которую Вир-скорпи дал ему на прощанье.
     Доктор  Вэ,  посовещавшись  с коллегами, нашел способ, как
обезвредить Вир-скорпи. Для этого надо было  впрыснуть  в  него
самого,   или,   чтобы   он   сам  втянул  в  себя  при  уколе,
изготовленное доктором Вэ противоядие.  По-труднее  было  найти
средство  для лечения заболевших программ и файлов и склеить их
расползающиеся магнито-электронные колечечки. Однако доктор  Вэ
и  его  помощники  нашли  и изготовили электронную жидкость для
склеивания электрошек и возвращения их к полноценной  жизни.  А
помог им в этом тот самый яд, пузырек с которым принес Фа-вир.
     Прихватив  противоядие  и склеивающее лекарство, доктор Вэ
вместе с Фа-виром, на первой же дискете отправились  в  больное
компьютерное государство. Не слезая с дискеты, доктор Вэ пустил
вперед   электрошкуробота.   Эта   пустышка   была   "заряжена"
противоядием для Вир-скорпи. Тот уколов пустышку-робота, приняв
ее за обычную программку, начал сам рассыпаться на мелкие,  уже
безвредные  для  программ  и  файлов частички. И скоро дорога в
компьютерное  государство   была   свободна   для   безопасного
движения.
     Прибыв  в  башню  Монитора,  доктор  Вэ  и  Фа-вир увидели
печальную картину: все программы и файлы, включая дедушку Норта
и его системных братьев, были больны.  "На  хозяйстве"  остался
один  дядюшка  Анти-вир,  который в одиночку уже не в состоянии
был справиться с вездепроникающей инфекцией.
     Зловредный  Вир-скорпи  успел  отравил  пищу   электрошек,
вынуждая  их  голодных и обессиленных погибать либо постепенно,
либо сразу -- съев еду, зараженую вирусным ядом.
     Надо было приниматься за лечение,  зараженных  программ  и
файлов.  Привезенное  доктором  Вэ склеивающее лекарство тут же
пошло в дело. Сначала  Вэ  вылечил  себе  помощников  --  файлы
дядюшки  Анти-вира,  которые  сразу  же  принялись за работу по
изготовлению электронно-склеивающей микстуры, и лечить  больных
электрошек.  Долго  еще  трудились они под руководством доктора
Вэ, пока не вылечили все файлы и программы, и, очистили от  яда
электронную  еду. От этого их програмные сердца бились радостно
и без устали, потому что чувство победы окрыляет  и  заставляет
забывать об усталости.
     Пройдя  путь  от заболевания и до выздоровления программы,
файлы и  маленькие  электрошки  благополучно  выдержали  первое
серьезное   испытание  на  выживание  в  электронно-программном
пространстве, осознав, что до  этого  их  жизнь  была  сплошным
праздником и счастьем, которое они заметили только тогда, когда
чуть было не потеряли навсегда.



     Помните  ли  Вы  то чувство радости и наполненности жизни,
которое наступает  после  избавления  от  какой-либо  боли  или
болезни,  от  возвращения  к  привычной  жизни?  Примерно такое
чувство  испытывали  программы  и  файлы  после  благополучного
завершения   борьбы  с  вирусной  инфекцией.  Чтобы  не  забыть
полученных уроков выживания  и  дать  возможность  выплеснуться
восторженным  чувствам, в компьютерном государстве был учрежден
праздник "Выздоровления". Электрошки  чрезвычайно  обрадованные
этому   событию   начали   заблаговременно   готовиться  к  его
празднованию. Ведь давно замечено, что больше  радуют  не  сами
торжества, а процесс подготовки к ним.
     Программки-заставки  сразу начали подбирать форму и краски
праздничного салюта, в честь  праздника  "Выздоровления".  Всем
электрошкам понравился их фейервек в виде разноцветного салюта,
возникающего  в  разных частях экрана и рассыпающегося цветными
звездочками по всему стеклу экрана башни Монитора. Вспыхивающие
гроздья  многоцветных  созвездий  салюта  не  только   достойно
украшали  праздник,  но  и  сигнализировали  всему программному
пространству, что в их компьютерном государстве праздник.
     Как  всякий  праздник,  Выздоровление,  кроме  веселья   и
легкости  от  ощущения  полноты  жизни,  нес на своих крыльях и
привкус грусти и  печали  по  погибшим  электрошкам.  Утешением
этому служило лишь понимание того, что их короткая жизнь прошла
не  зря.  Они  своей  гибелью  помогли найти противоядие против
болезни и выхода из кризисной ситуации. А  оставив  после  себя
детей,  они  как  бы  продолжили  свою жизнь уже в подрастающем
поколении, воспитав его в лучших традициях компьютерного  мира,
и  передав им свой опыт программной жизни. Это согревает душу и
освежает разум любого живущего  или  жившего  раньше  на  нашей
Земле.
     Старики  дольше  выздоравливают,  но меньше болеют, потому
что за долгие годы жизни сумели приспособить свое тело и  разум
к   изменяющимся   жизненным   ситуациям.  Дедушка  Норт  долго
выхаживался  после  программно-вирусной  инфекции,   но   когда
наконец  вернулся  к  полноценной  жизни,  то  жадно окунулся в
компьютерную жизнь. Он решил порадовать электрошек, подарив  им
Режим  Защиты  от вирусных напастей. Для этих целей он собрал у
себя секретно-сюрпризное совещание, пригласив дядюшку Анти-вира
и доктора Вэ, который еще  гостил,  точнее  сказать  еще  вовсю
"электронил"   в   компьютерном   царстве   по  обеззараживанию
программной среды обитания.
     -- Не знаю долго ли мне еще придется прожить в этом  Мире"
--  начал Норт свое совещание, -- но хотелось бы, насколько это
возможно в  современных  условиях,  обезопасить  электрошек  от
вирусных  заболеваний,  и,  пусть  это будет им подарком ко дню
Выздоровления.
     -- Для начала надо создать папку-директорий  для  жизни  и
работы   защитных  программ  и  файлов,  --  предложил  дядюшка
Анти-вир, который тоже давно думал о том же.
     Эту  простую  просьбу  Анти-вира,  дедушка  Норт  тут   же
выполнил.
     --  Затем  надо  эту  папку-директорий заполнить ресурсами
доктора Вэ и его помощников: Аидса, Шери и других, -- продолжил
излагать свои мысли  дядюшка  Анти-вир.  Норт  выполнил  и  эту
просьбу.
     --  Но  все это только часть дела, -- сказал доктор Вэ. --
Для  проведения  проверочно-профилактических  работ,   защитные
ресурсы  надо будет запускать в работу каждым утром электронной
жизни. Кроме того они должны проверять все  дискеты  приходящие
из других компьютерных государств и программных галактик".
     А  чтобы  электрошки  лучше  запомнили  о  выполнении этих
защитных мероприятий, и, чтобы это вошло у них в привычку,  как
чистить  зубы  по  утрам,  дедушка  Норт  выпустил  специальный
электронный Указ по этому  поводу.  Электрошек  же,  забывающих
проходить этот защитный контроль, дедушка Норт обещал лечить от
забывчатости,  направлением  в  вирусовый  музей-профилакторий,
созданный  дядюшкой  Анти-виром  в  своей  папке-директории,  с
последующей  сдачей  экзаменов  по защите от вирусовичей. А для
любознательных электрошек, больше всего на  свете  не  любивших
вспоминать давно усвоенные знания, это было сущим наказанием.
     По  своей  природе они всегда стремились к новым знаниям и
возможностям, забывая при этом известную истину, "что новое  --
это  хорошо  забытое  старое". Соблюдение правил Режима Защиты,
электрошки оценят лишь во времена вирусных болезней,  да  и  то
после  выздоровления.  Однако  этот  подарок  дедушки Норта был
необходим компьютерному государству, как воздух,  который  всем
нужен,  но  из-за своей прозрачности не виден, не замечаем и не
ценим по достоинству при его наличии, и, становясь бесценным во
времена кислородного голодания. В отличии от  воздуха,  подарок
дедушки  Норта  был замечен всеми программами и файлами, потому
что его соблюдение задело каждого.
     Обезопасив таким образом компьютерное  государство,  можно
было  приступать  к  торжественным мероприятиям по празднованию
дня Выздоровления. С утра программки-заставки стали выдавать на
экран башни  Монитора  "бегущие  строки"  с  планом  проведения
праздничных  мероприятий. Как это обычно бывает в дни торжеств,
программки и  файлы  со  своими  детишками  собрались  у  башни
Монитора.  Дедушка  Норт  сначала  поздравил всех с победой над
зловредным   вирусом   Вир-скорпи.   Затем   начал   награждать
электронными  звездами тех кто отличился, помогая, с риском для
жизни, спастись от вирусной инфекции.
     Доктору Вэ и  дядюшке  Анти-виру  было  радостно  вдвойне.
Во-первых от полученной награды, а во-вторых от признания всеми
важности   и   нужности  их  работы  и  следовательно  всей  их
программной жизни, под руководством  мудрейшего  и  древнейшего
дедушки Норта.
     Не  забыты  были и большие заслуги маленьких электрошек. И
неизвестно, что для файликов  Фа-ума  и  Фа-вира  и  программки
Про-хи  было важнее получение электонной звездочки или то тепло
дружелюбия, которое исходило от дедушки Норта при их  вручении.
Но   несомненным   было   то,   что  эти  ощущения  радости  от
происходящих событий они пронесут через  всю  свою  программную
жизнь  и  передадут ее будущим своим детям и всему порастающему
поколению,  которое  придет  им   на   смену   в   этом   бурно
развивающемся  компьютерном  Мире.  Помощники  же  доктора Вэ и
дядюшки Анти-вира, получив награды завертели радостный  хоровод
вокруг своих наставников, недоуменно смотревших друг на друга и
на своих подопечных.
     Те знали их только с серьезной стороны, и проявление у них
искренней  радости  по-поводу  победы над вирусовой инфекцией и
получения электронных звездочек, прорвавшееся веселым хоровода,
явно озадачило обоих. Хотя как раз самые разумные  существа,  в
счастливые  мгновения своей жизни и бывают самыми бесрассудными
и легкомысленными.
     Закончив  торжественную  часть  праздника,  дедушка   Норт
пригласил  всех  на компьютерно-программный концерт. Электрошки
клоуны,  жонглеры  и  фокусники  начали  выступать  со   своими
номерами.  Электрошки,  востоженно  воспринимая их выступления,
апплодировали им в  знак  восхищения  не  жалея  ладошек  своих
ножек.
     После   концерта  начались  различные  спортивные  игры  и
соревнования электрошек, в которых они состязались на скорость,
ловкость  и  сообразительность.  Победителей  ждали  награды  и
призы.
     Когда  подошло  время обеда, дедушка Норт пригласил всех к
праздничному столу. Повара электрошки приготовили для  программ
и  файлов  самые  вкусные  и  разнообразные блюда. От красивого
оформления  блюд  стоявших  на  столе  и  электронного  запаха,
вызывавшего  у  всех  здоровый  аппетит. Электрошки, предвкушая
удовольствие от еды направились к празничному столу.
     Но  вдруг,  из-за  башни  Монитора,  показалась   огромная
голова,   а  за  ней  и  толстое  туловище  вируса  Вир-скорпи.
Электрошки, возбужденные после прошедших спортивных  состязаний
и  игр,  застыли в оцепенении. Еще не успев испугаться и начать
разбегаться от страха, они увидели электрошек очень похожих  на
доктора  Вэ  и  дядюшку  Анти-вира, которые приготовив огромные
шприцы и шпаги, начали борьбу с Вир-скорпи. А настоящие  доктор
Вэ  и  Анти-вир, находящиеся среди электрошек смотрели на своих
двойников в крайнем недоумении и изумлении.
     Электрошки, не подозревая подвоха, кинулись было на помощь
доктору  Вэ  и  Анти-виру,  но  когда  увидели,  что  те   сами
превосходно   справляются   с   Вир-скорпи,  начали  потихоньку
догадываться и улыбаться. А когда из костюма  страшного  чудища
вылез  файлик  Фа-вир,  а  из  костюмов  доктора  Вэ  и дядюшки
Анти-вира -- файлик Фа-ум и  программка  Про-ха,  в  электонном
царстве  разразился  оглушительный  хохот.  Розыгрыш  удался на
славу.  Электрошки,  смеясь  над  своим  оцепенением  и  удачно
придуманной  шутке  подрастающего  поколения, стали отрывать на
память о  веселой  проказе  по  кусочку  от  шутейных  костюмов
малышей  и  усаживаться  за  столы.  В  таком веселом и смешном
настроении прошел весь празничный обед.  После  обеда  начались
вольные    гулянья    по   красивейшим   местам   компьютерного
государства, танцы и игры. С башни Монитора  устроили  огромную
электронную  горку  для  катания  электрошек  и  их  родителей.
Программки -- заставки украсили  своим  цветастым,  праздничным
салютом весь экран башни Монитора, оставляя в памяти электрошек
незабываемые впечатления от праздника Выздоровления.
     К. т. (095)1247935 Борис Николаевич




          (сказка)

---------------------------------------------------------------
 From: (ven@gvc.aris.ru)
 Date: 4 Sep 1998
---------------------------------------------------------------



     Жили-были   не  тужили  в  одном  доме,  в  семье  обыкновенных  людей,
настольные игры. Им очень нравилось жить в человеческом обществе, потому что
люди заботились о них, знали где они лежат,  в  каком  состоянии  находятся.
Когда случалась какая-нибудь поломка, люди, отложив свои дела, чинили их. Ну
а  если какая-нибудь фигурка, фишка или часть из комплекта игры терялась, то
это  было  чрезвычайным  происшествием.  Вся  семья  "от  мала  до   велика"
принималась  за  поиски:  ползали  по  полу,  перерывали  все  старые  вещи,
заглядывали в укромные уголки,  звонили  по  телефону  знакомым  и  друзьям,
заходили  к  соседям.  И  по  странному  образу  людской  жизни  и  стечению
человеческих обстоятельств, им от этого была какая-никакая а все же  польза,
хотя до конца и неосознанная. Ползая по полу они собирали накопившуюся пыль.
Перерывая старые вещи и заглядывая в свои кладовки, находили давно забытые и
нужные  им предметы. Звоня по телефону, поддерживали деловые и дружественные
связи. Заходя к  соседям  и  общаясь  с  ними,  они  разрушали  ту  преграду
отчужденности,  которая  возникает  между  людьми,  живущими отдельной своей
жизнью, как говорится в своей скорлупе. А от некоторых настольных  игр,  как
считали  люди,  есть  еще  и  польза  в смысле раскрытия в человеке каких-то
заложенных  природой  способностей  и  талантов.  Возьмите   бирюльки,   эти
малюсенькие игрушечные вещички,, которые как определили умные люди, ускоряли
развитие маленьких детей. От постоянного соприкосновения с кончиками пальцев
рук,  они  быстрее  приспосабливались  к  окружающему  миру, раньше начинали
говорить и соображать.
     Но как во всяком  деле,  в  бирюльках  были  и  отрицательные  стороны.
Во-первых, за ребенком, который с ними играет нужен был "глаз да глаз", чтоб
и в рот не брал эти крохотные игрушечки, и не жевал и не проглатывал. Правда
некоторые  мамы  приспосабливались  смазывать  бирюльки  либо горчицей, либо
солью либо лимоном, и, ребенок засовывая  их  рот  и  чувствуя  горький  или
кислый вкус, начинал плеваться, и, после нескольких раз, навсегда запоминал,
что брать в рот игрушки не стоит, себе же хуже. Во-вторых, после каждой игры
приходилось  тратить массу времени, чтобы собрать разбросанные по всему дому
фигурки и уложить их в коробочку.
     Но однажды в доме появилось странное железное  создание,  состоящее  из
различных ящичков-блочков. Один ящичек был очень похож на цветной телевизор.
Другой  --  на  почтовый  ящик,  с  такой же щелью. И была еще одна какая-то
"тарахтелка", умудрявшаяся очень быстро пачкать вставленную  в  нее  бумагу.
Для  того чтобы этот агрегат работал, все блочки должны быть соединены между
собой какими-то толи шнурками толи веревками. А  приводилось  в  действие  и
управлялось  все  от пластмассовой дощечки, с натыканными на ней "пипочками"
на пружинках, и от серой коробочки с  длинным  хвостиком  очень  похожим  на
хвост известного всем грызуна.
     К  появившимся  ранее в доме, телевизору и приемнику, люди и настольные
игры уже привыкли, толи от того что передачи были неинтересные, толи  потому
что  надоели,  толи  просто  не  было  времени  просиживать  перед  ними все
свободные вечера и выходные. Но особой ревности и интереса у  тех  и  других
"телики,  видики" и приемники уже не вызывали. Совершенно другое произошло с
приобретением этого железного существа, которое захватило внимание каждого в
семье: взрослые на нем работали, подростки чему-то учились, а малыши  играли
"вовсю".



     Появление  в  доме "странного телевизора" в компании с железным ящиком,
доской, серой коробочкой и пачкающей "тарахтелкой", направило жизнь  в  доме
совсем  в  другое русло. Все существование, живущих в доме людей было теперь
подчинено этому "головасто-хвостатому" созданию, так про себя  называли  его
бирюльки. Ежедневное домашнее время до минут было распределено между членами
семьи:   кто,   когда  и  сколько  сидит  за  экраном  и  давит  на  клавиши
пластмассовой доски и серой коробочки. Про настольные же  игры  теперь  даже
никто  и  не  вспоминал.  Пропал интерес к книгам, телепередачам, реже стало
общение с друзьями и родственниками. Люди  неосознанно  становились  как  бы
продолжением этого металлического ящика с экраном, его рабами и заложниками.
     Бирюльки думали, что со временем, как было раньше, людям это надоест, и
они забросят  общение  с  "головасто-хвостатым"  существом.  Но время шло, а
сидение домочадцев у экрана-лица железного  ящика  не  прекращалось.  Иногда
правда  этот  " ящик" ломался, и тогда ненадолго жизнь в доме возвращалась в
свою обычную колею, такую привычную для людей  и  радостную  для  настольных
игр.  Но  через  некоторое время приходили какие-то посторонние люди, что-то
делали с внутренностями этого непонятного устройства, иногда отдельные части
его куда-то увозили, а когда возвращали и "ящик" начинал  работать,  сидение
членов семьи у его экрана продолжалось с прежним усердием.
     Долго этого переносить настольные игры не могли, терпение их кончилось,
и решено  было  что-то  предпринять.  Общее собрание настольных игр началось
сразу же после сигнала  кукушки  из  настенных  часов,  которая  "пропела  "
двенадцать  раз  свою  "кухонно-лесную"  песню.  На обеденном и одновременно
игральном столе начались  бурные  выступления,  и,  как  всегда  по  началу,
азартно-агрессивного  направления.  Шашки,  приготовив  свои  кривые  сабли,
предлагали изрубить "в капусту" все  веревки  и  шнурки,  связывающие  блоки
между     собой.     Шахматы    предложили    взять    штурмом    мини-башню
"головасто-хвостатого" ящика. Команда Домино  хотела  стучать  по  железному
корпусу  до  тех  пор,  пока он не выйдет из строя. Но самый разумный способ
предложили игральные карты и бирюльки: "Для того, чтобы эффективнее бороться
со своим настольным конкурентом,  надо  бы  сначала  изучить  его  слабые  и
сильные  стороны,  и  уже  потом  придумывать  методы  захвата  и завоевания
свободного времени хозяев дома на свою сторону". На этом, понравившемся всем
предложении, как говориться, и порешили.
     А поскольку из всей компании настольных игр, бирюльки раньше всех  были
забыты  людьми,  то  они  и взялись за это трудное и ответственное дело, при
всемерной поддержке всех настольных игр.



     Для ознакомления с настольным  конкурентом  бирюльки  подходили  еще  и
потому,  что  их  было много, как людей, и, они были мастерами в своем деле.
Так бирюлька-Крот мог прекрасно ориентироваться в темноте, Кот и Тигренок --
бесшумно ходить, Зайчонок- быстро бегать, а  Палочка  с  привязанной  к  ней
веревочкой  и  крючочком,  была  почти что волшебной. В случае опасности она
могла любую бирюльку подцепить крючком и положить ее в домик-коробочку.
     Для ознакомления с непонятным для них железным агрегатом,  было  решено
сначала  всем идти к столу, где тот размещался. По дороге Бирюлька-Красотка,
засмотревшись   на    понравившейся    ей    кусочек    материи    в    виде
цветика-семицветика,  лежавшем на полу, отстала от группы бирюлек. Позабыв о
цели путешествия она долго не могла оторвать взгляда от красивой материи,  и
только  когда какие-то волосатые лапы обхватили ее, и, потянули в щель между
плинтусом и полом, пришла в себя. Испугавшись потеряться и пропасть Красотка
стала кричать и звать  на  помощь.  Группа  бирюлек  остановилась,  и  через
мгновение  солдатики  с  винтовками  и пушками, всадники с пиками и саблями,
окружили это усатое создание. Командир бирюлек в форме Генерала,  потребовал
от  усача отпустить Красотку и убираться восвояси. Однако ползучий захватчик
и не думал  подчиняться  приказу  важного  Генерала.  Он  крутил  усищами  и
глазищами  ища  способ  или  щелку,  чтобы  выскользнуть  из цепи окружения.
Выстрел  из  пушечки  и  удачное  попадание  небольшим  ядрышком   в   спину
захватчика, вынудили его пойти на переговоры. Для их ведения Генерал отрядил
бирюльку  Паука.  Добравшись  до  коричневого  захватчика, тот на языке усов
объяснил ему, что если он сейчас же не отпустит Красотку, то  живым  ему  из
окружения не выбраться. Реально взвесив свои силы, усач был вынужден разжать
свои лапы и выпустить Красотку, а по образовавшемуся коридору, спешно бежать
и скрываться в темноте под кухонным столом.
     Первая  опасность  была  пройдена и это было хорошим предзнаменованием.
Встреченное и удачно преодоленное в начале пути препятствие и сопротивление,
вселяло надежду на благополучный исход всего дела.  И  потом  известно,  что
препятствия  только  разжигают  интерес и стремление к достижению намеченной
цели.
     Прибыв к столу, где находился компьютер, бирюлькам надо было для начала
взобраться на него. Вот здесь-то и пригодилась палочка-выручалочка,  которая
цепляла бирюльки крючком и бесшумно перетаскивала их с пола на стол, работая
как  подъемный  механизм.  Но  поскольку  подъем  шел  довольно медленно, то
бирюльки, умеющие лазить, типа  обезьянок  и  котов,  самостоятельно  начали
карабкаться  по  проводам,  свисающим  до  самого  пола.  Вскоре вся гвардия
бирюлек, сжавшись от страха в тесную кучку-толпу на краю стола,  лихорадочно
размышляла  с чего начать ознакомление. Решили начать -- с пульта управления
компьютером, состоящим из двух клавиатур: одна в виде пластмассовой дощечки,
а другая в виде серой коробочки похожей на мышь, и монитора.  Последний  был
ну  очень  похож  на  обычный  телевизор,  только передачи по нему шли не из
телецентра, а из системного блока компьютера. То есть он как бы отражал  то,
что происходило внутри компьютера.
     Однако  страх  не  долго  владел умами и душами бирюлек. Так Зайчишка и
Кенгуренок, выскочив из толпы, начали играть  в  "Салочки-догонялочки",  при
чем  когда один догонял другого, то дело не ограничивалось простым касанием,
а начиналась возня и потасовка. Вот и  сейчас  они  сцепились  в  борьбе  на
подстилке  для  компьютерной мыши, которая своей чистотой и мягкостью вполне
устраивала драчунов.
     Но игры играми, а короткая ночь подходила к  концу,  и  бирюлькам  надо
было возвращаться домой в свою коробочку.
     Для  наблюдения  за  работой  монитора  и  двух клавиатур, было решено,
оставить несколько дежурных бирюлек. На  дисплей  была  выставлена  бирюлька
Красотка,  под  охраной Солдатика с винтовкой и Капитана дальнего плавания с
подзорной трубой, которых  Палочка-выручалочка  любезно  доставила  к  месту
наблюдения.  Стеклянные  же  бирюльки Конфетка и Пучеглазик были положены на
клавиатуру. Такое расположение наблюдательных  постов,  позволяло  бирюлькам
быть в гуще событий происходящих около компьютера.



     На следующую ночь, после двенадцатиразового сигнала кукушки из кухонных
часов,  бирюльки  вновь собрались на компьютерном столе. Красотка, Солдатик,
Капитан, Конфетка и Пучеглазик, перебивая и перекрикивая друг  друга  начали
рассказывать об увиденном и услышанном за прошедший в карауле день.
     Как  у  людей,  так  и у бирюлек, каждый замечал только свое. В этом не
было ничего особенного или плохого. Ведь умение замечать,  видеть  и  делать
что-то  отличное  от других причем быстро и красиво, формирует, не только из
бирюлек, но из человека, мастера своего дела. А мастер-профессионал и мир то
видит, как бы под другим углом:  радуясь  и  огорчаясь  тому,  что  простому
человеку  показалось  бы  по  меньшей  мере бы непонятно, а по большей бы --
странно. Так Красотка заметила, что во время работы монитора, ее юбочка  все
время притягивалась к экранному стеклу дисплея. Солдатик же запомнил, что во
время  включения  и  выключения дисплея, слышался звук "ШШ-ОО-КК", как будто
ядро из  пушки  попадало  в  трясину  болота.  Капитану  дальнего  плавания,
казалось,  что  он  стоит  на  палубе  корабля, проплывающего через экватор,
потому что воздух шедший из щелей мониторного ящика был теплым и душным.
     Глупышкам бирюлькам никогда не ходившим ни в детский сад, ни  в  школу,
ни  в  институт,  конечно  же трудно было найти внятное объяснения увиденным
событиям. Не могли же они знать, что притяжение  юбочки  Красотки  к  экрану
монитора вызывается наэлектролизованностью стекла. Странные звуки "падающего
в  болото  ядра"  --  появлением очень высокого электрического напряжения на
управляющих контактах электронно-лучевой трубки монитора, а  теплый  воздух,
поднимающийся из щелей корпуса, исходит от нагревающихся частей дисплея. Это
обтекание  воздуха,  охлаждало  греющиеся  детали,  обеспечивая  тем  самым,
бесперебойную работу всего монитора.
     Бирюльки Конфетку и Пучеглазика, проведших  день  на  клавиатуре,  люди
сначала  хотели  вообще  убрать,  потому  что  они  лежали около самых часто
используемых клавиш и мешали работать. А называются эти  клавиши  "Войти"  и
"Спастись".  Услышав  слово  "Войти",  и  увидя  то место на которое указала
Конфетка, бирюльки Зайчонок и Кенгуренок сразу же прыгнули на  эти  клавиши,
надеясь  через  них  первыми  войти во внутрь компьютера. Но не тут то было.
Клавиши спружинив, отбросили бирюлек прямо в цветочные горшки  с  кактусами,
стоявшими  рядом  с  компьютером.  Уколовшись  об  иголки,  этих тропических
растений, якобы оттягивающих вредное для людей электромагнитное излучение на
себя, бирюльки-проказники, как ошпаренные  кипятком,  с  криками:  "О-е-ей",
выскочили обратно. Получив "колющийся" урок проказники надолго запомнят его,
а  впредь  научатся  сначала думать, а потом действовать, чтобы в будущем не
иметь уколов и шишек на голове.
     В следующее дежурство бирюлька Кот, решил  понаблюдать  за  клавиатурой
типа  "мышь".  Он думал, что играючи справиться с этой задачей, также как он
легко расправлялся с бирюлечными мышами.  Закрепившись  на  хвосте  мыши  он
целый  день  елозил  с  ней  по  бархатной  подстилке.  Однако  в конце дня,
закружившись и обессилев, все-таки свалился с нее. Когда в полночь, бирюльки
пришли  менять  караул,  то  нашли  Кота  в  лежащем  положении   и   слегка
постанывающе-мяукающим.  Но страдания Кота не пропали даром. Он узнал, что у
этой мышки нет лап, а вместо них она  использует  резиновый  шарик,  который
вмонтирован  ей в живот и на котором она целый день и бегает по подстилке. А
в это время на экране монитора скользит как бы ее тень в виде  стрелочки,  и
на  понравившихся  ей  местах  она  на мгновение замирает и щелкает одной из
своих клавиш. Да и хвост у мыши был не хвостом, а кабелем соединявшим  ее  с
главным  блоком.  Так  что  узнав  немного  о  мониторе  и двух клавиатурах,
бирюльки, немного расхрабрились, чувствую дружелюбный  настрой  этих  частей
компьютера.



     Однако  о  дружелюбии  тарахтелки,  стоящей  в  рядом  с  компьютером и
"привязанной" к нему проводочками, бирюльки до сих  пор  ничего  сказать  не
могли. Да и желающих подежурить у нее не оказалось: было боязновато.
     Отправляясь  домой  бирюльки  не переставали подбирать в уме подходящие
варианты подступа к этой машинке, пачкающей  бумагу.  И  до  того  они  были
озабочены  этой  проблемой,  что  не  заметили отсутствия бирюлек Зайчонка и
Кенгуренка, а когда хватились, то было уже поздно. Успокаивала лишь  надежда
на  то, что эти двое шалунишек, заигравшись, остались на компьютерном столе.
Делать было нечего, кроме того как дожидаться следующей  ночи.  А  дни,  как
назло  в это время года были самыми длинными. Ели-ели дождавшись полуночного
сигнала кукушки из  часов,  бирюльки  опрометью  бросились  к  компьютерному
столу.  Но  взобравшись  на  него  в  ужасе остановились, оторопев от звуков
работающей "тарахтелки".  Немного  придя  в  себя  от  режущих  ухо  звуков,
бирюльки подумали, что люди просто забыли ее выключить и она толи от злости,
толи от ярости молотит через бумагу по резиновому валику, отбрасывая в кучку
испачканные  листы.  Каково  же  было удивление бирюлек, когда из этой кучки
листов, барахтаясь, вылез бирюлька Зайчонок. Дружок же  его,  Кенгуренок,  в
это  время  весело  прыгал  на крышке тарахтелки. Увидев, что оба проказника
живы и здоровы, у бирюлек, как говорится, отлегло  от  сердца,  и  они  даже
начали  улыбаться,  глядя  на  их  перепачканные  мордочки. Те же не обращая
внимание на такие мелочи как чумазая  физиономия,  продолжали  резвиться,  а
увидав  своих собратьев, стали звать их вместе покататься на аттракционе под
названием "принтер".
     Эти два баловника, заигравшиеся вчера на компьютерном столе, и невольно
оказавшиеся целый  день  в  карауле  у  тарахтелки,  научились-таки  кое-как
управляться  с ней, и называли ее просто "принтер", что означает "печатать".
Но заставить их спокойно рассказать о прошедшем дне и полученных знаниях  не
было  никакой  мочи.  Эти  неумытые непоседы ни на минуту не хотели покидать
принтер, пока вдоволь не накатаются на его печатающей головке и катридже или
катушке для красящей ленточки.  Люди  специально  придумали  такую  закрытую
катушку,  чтоб  не  пачкаться  об  нее  при  заправке  нового листа, оставив
открытым лишь небольшой кусочек через который головка принтера соприкасается
с бумагой. Научившись включать и выключать печатающее устройство, не включая
при этом весь компьютер, бирюльки поочередно катались сами и катали  других,
на "ходящем" туда-сюда катридже и головке.
     Аттракцион  заключался  в  умении  удерживаться  на  движущихся  частях
принтера, когда происходила резкая остановка и смена направления движения на
противоположное. При этом бирюльки, несумевшие удержатся, валились как  кули
с мукой на мягкий ворох лежащей вокруг бумаги.
     Однако  не все бирюльки предавались карусельному восторгу. Так бирюлька
Читатель, никогда не расстающийся с книгой,  заинтересовался  пластмассовыми
тонкими  пластинками,  сложенными  аккуратной  стопкой  около  компьютера  и
напоминавшими ему пачку уложенных книг.  Вот  ведь  правильно  говорят,  что
интуиция  это  шестое  чувство  восприятия  окружающего мира. А правильность
догадок  Читателя  подтвердили  подошедшие  к  нему  бирюльки   Конфетка   и
Пучеглазик,  которые  из-за своей стеклянной природы тоже опасались кататься
на принтере, дабы не разбиться вдребезги  или  не  остаться  без  какой-либо
частей своего тела.
     --   Эта   стопка   пластмассовых   пластинок,   называемых  дискетами,
действительно хранилище книг, только записанных на  компьютерном  языке,  --
пояснила Конфетка.
     --  Но  люди  же  привыкли  читать книги, написанные обычными словами и
буквами, -- продолжил Читатель размышления вслух. -- Для  этого  они  должны
были  придумать устройство-переводчик с компьютерного языка на привычный для
себя, -- произнес Читатель.
     -- Да они так и сделали, --  вставил  свое  слово  Пучеглазик.  --  Для
"чтения"  с  дискет  они  засовывают  их  в  щелку, похожую на щель обычного
почтового ящика, висящего на улице.
     -- И после щелчка, магнитный диск внутри пластмассой пластинки начинает
вращаться, а на экране монитора появляется ее содержание в  виде  каталогов,
-- перебивая Пучеглазика, протараторила Конфетка.
     --  На  одной  такой  пластинке  можно записать целую толстую книгу, --
вставил слово Пучеглазик, -- причем, если слова и буквы "сжать"  специальным
образом, то на дискете можно уместить даже несколько книг.
     --  Вы  представляете, сколько места освободится не только в публичных,
но и в домашних библиотеках, -- восторженно воскликнул Читатель,  тем  самым
как   бы   одновременно  благодарил  и  хвалил  Пучеглазика  и  Конфетку  за
наблюдательность, проявленную во время дежурств на клавиатуре компьютера.
     Но не только Читатель, Пучеглазик и  Конфетка  вели  беседу,  во  время
карусельного  катания  остальных  бирюлек.  С  другой стороны компьютера шло
обсуждение  плана  проникновения   в   четырехугольную   башню   компьютера,
именуемого  непонятными  словами  "системный блок". Хотя ничего непонятного,
если разобраться, в этих словах не было. "Система"  --  это,  проще  говоря,
раскладка  игрушек  и  настольных игр по своим местам, а "блок" -- это те же
игрушки, только сложенные в свой ящик.
     Так постепенно бирюльки  подступали  к  познанию  самой  главной  части
компьютера,  для  ознакомления  с  которой  надо  было  подобрать  отряд  из
смельчаков-добровольцев и  отправить  вовнутрь  системного  блока.  Бирюльки
частенько  слышали,  что  во  время  разговоров  между  собой люди частенько
употребляли слово "винчестрер". Поэтому во главе отряда  поставили  бирюльку
Охотника с собачкой Нюх-нюх. А учитывая то, что внутри системного блока была
кромешная  мгла,  то  без  бирюлек  Крота  и Астронома, ведущих ночной образ
жизни, тоже не обойтись.
     У бирюлек, как и у всех живущих на этой Земле, рожденные мысли и  идеи,
чаще  всего выражались в словах, которые в свою очередь воплощались в дела и
поступки.  Пока  на  принтере  шел  "бирюлечный   Луна-парк"   аттракционов,
сформированная  группа  проникла  через  отверстие  с задней стороны корпуса
вовнутрь системного блока.  Темень  была  такая,  что  даже  Кроту  пришлось
сдвинуть  свои  темные  очки  на  лоб,  дабы  не мешали лучше видеть. Группа
сделала небольшую остановку, чтобы немного  привыкнуть  к  темноте  и  новой
обстановке.  Собачка  Нюх-нюх,  вдохнув пыльного воздуха начала беспрестанно
чихать, поднимая тем самым еще больше пыли. И  скоро  в  темноте  системного
блока началось такое чиханье, что его услыхали даже на принтере.
     Резвившиеся  бирюльки  решили,  что  от  их  шума  и  хохота  проснулся
системных блок, и им за это сейчас достанется "на орехи", стремглав кинулись
домой, чуть не забыв по дороге выключить принтер. И только прибежав  в  свою
коробочку,  и отдышавшись начали успокаиваться, решив что бирюльки Охотник с
Нюх-нюхой, Крот и Астроном остались на дежурстве у компьютера  до  следующей
ночи.
     А  те,  чтобы спастись от пыли завязали носовыми платками лицо и нос до
самых глаз, и чихание прекратилось. Но  вдруг,  внутри  замигали  сигнальные
лампочки  и  пыльный  туман,  поднятый  бирюльками  стал улетучиваться через
круглое отверстие в стене корпуса системного блока. Бирюльки догадались, что
системный блок включился, и заработали  крохотные  вентиляторы,  охлаждающие
нагретые  внутренние  блочки,  называемые  микросхемами  или чипами. А когда
рассеялся туман из пылинок, то к великому разочарованию Охотника и  собачки,
"винчестер"  оказался не охотничьим ружьем, а емким накопителем и хранителем
магнитных частичек, которые располагаясь  определенным  образом,  составляли
программы, заставляющие работать все части компьютера. Несмотря на небольшие
размеры-габариты,  винчестер  мог  хранить  внутри  себя столько информации,
сколько вмещалось в толстые книжные энциклопедии.
     Но  сердцем  и  мозгом  всего  компьютера  оказался  небольшой   черный
пластмассовый   сундучок,   величиной  со  спичечную  коробочку,  называемую
процессором.  Множеством  желтых   ножек   процессор   был   присоединен   к
"материнской  плате",  названной  так  из-за  того,  что  она  подпитывает и
поддерживает всех своих "детей", в том числе и самого любимого  "сыночка  --
процессора".   Дальше  в  системном  блоке  было  много  различных  плат,  с
напаянными   на   них   микросхемами,   и    крепившиеся    в    специальных
разъемам-зажимах,  называемых  слотами. Непонятное назначение всех этих плат
внутри системного блока отнюдь не смущало бирюлек, им  важно  было  то,  что
теперь  они  в  общем  знали  устройство  компьютера  и  не  боялись  его. А
соединение блочков и плат между  собой  с  помощью  интерфейсных  кабелей  и
проводков,  они  объяснили обычным желанием всех живущих на Земле к общению.
Ведь в жизни и нет "ничего милей, чем общение друзей".
     Уже  заполночь,  замученные  шумом  вращающихся  дисков  с   магнитными
записями  и  светом  вспыхивающих  сигнальных лампочек, бирюльки выползли из
системного блока на компьютерный стол, где собрались в эту ночь не только их
собратья, но все настольный игры.
     Начало встречи была нерадостным, а настороженно-ощетинистым, потому что
бирюльки не узнавали своих,  из-за  завязанных  носовыми  платками  лиц,  и,
одежды  покрытой толстым слоем пыли. Они думали, что компьютер выслал на них
пиратское войско и надо было готовиться к бою. Но когда те, не  спеша  стали
отряхивать  от  пыли  свою  одежду, недоразумение разъяснилось, и счастливым
восторгам не было предела.
     На этом завершилось первое знакомство бирюлек с компьютером. Много  они
узнали, но как водится, еще более предстояло познать. Только теперь бирюльки
поняли:  почему люди так долго просиживают перед компьютером стараясь что-то
лучше узнать и глубже разобраться. Ведь в нем собраны не  только  почти  все
настольные  и  другие  игры,  с которыми можно было играть, правда только на
экране, с помощью клавиатуры и мышки, но многое другое, и, пока непонятое.
     А  вообще-то,  по  большому  счету  компьютер,  с   помощью   программ,
придуманных  людьми,  мог  не  только  рассчитывать  траектории  космических
полетов и расшифровывать древние иероглифы, но и позволял слушать  музыку  и
песни, смотреть кинофильмы. Но самым ценным было то, что компьютеры невольно
способствовали  объединению  людей  и  их  приобщению  к всемирным знаниям в
различных областях деятельности человека по познанию природы  и  космоса.  А
без этого нельзя было продолжать развитие истории и жизни на Земле.
     Но что самое главное, что поняли бирюльки и об этом они рассказали всем
настольным   играм,   что  внекомпьютерная  жизнь  и  важней,  и  нужней,  и
интересней. А компьютер это только инструмент для достижения  нового  уровня
знаний и умений.
     Так  что  теперь,  если кто и увидит около компьютеров взрослых дядей и
тетей всевозможные маленькие игрушечки, знайте  это  бирюльки,  продолжающие
изучать  компьютеры  и  пробуждать  в душах взрослых людей светлые чувства и
воспоминания о детстве, счастливейшей поры жизни на Земле.

     К. т. (095) 124-79-35 Борис Николаевич

Популярность: 25, Last-modified: Fri, 18 Sep 1998 15:54:55 GMT