Книгу можно купить в : Biblion.Ru 39р.



                                 1993

---------------------------------------------------------------
 © Copyright Николай Николаевич Федотов, 1993
 Милицейские байки (исправленное и дополненное издание)
 Официальный авторский сайт "Байки"

  baj_1c.txt 1-й том (c) 1993
  baj_2c.txt 2-й том (c) 1996

С замечаниями, предложениями и дополнениями обращайтесь по адресу:
fnn@optics.npi.msu.su
Работа номинирована  на литературный конкурс "Тенета-98"
---------------------------------------------------------------



     Эти  байки  рассказали  мне  разные люди. Были среди них и
непосредственные участники описываемых событий, но чаще истории
давно  уже  потеряли  сведения  о  своем  происхождении   из-за
многократных  пересказов.  А иногда такие сведения были опущены
намеренно. Поручиться за подлинность  можно  лишь  в  отношении
малого  числа историй, что же касается остальных, то описанное,
может быть, и не происходило, но  вполне  могло  бы  произойти.
Составитель  выражает  благодарность  за  помощь  в  подготовке
сборника М.Г.Косому, И.В.Собецкому, В.А.Ермакову, а также еще 8
сотрудникам компетентных  органов,  которые  пожелали  остаться
неназванными.



     Авторы  испытывают  сомнения:  поймут ли штатские читатели
своеобразный юмор этой книги. И, тем не менее, мы решили издать
книгу не для узкого круга, а для всех желающих. В связи с  этим
прилагается



     БОМЖ   -   человек  без  определенного  места  жительства;
бродяга.
     ВИСЯК - бесперспективное уголовное дело.
     ДЕМОКРАТИЗАТОР - резиновая палка.
     ДОРОЖКА - пароль ЦАБа.
     ДСП - документ "Для служебного пользования".
     ИВС - изолятор временного содержания  -  место  содержания
под стражей подозреваемых.
     КОМИТЕТ - бывший КГБ СССР.
     КОНТОРА - рабочее место; штаб; место базирования.
     КООД (ОКОД) - оперативный комсомольский отряд ДНД.
     КПЗ - камера предварительного заключения.
     КСИВА - удостоверение.
     МЕНТ - работник милиции.
     МЕНТУРА - орган милиции.
     ОБЕЗЬЯННИК - место в дежурной части для задержанных.
     ОПЕР - оперуполномоченный; сотрудник оперативно-розыскного
подразделения.
     ПАЛКА - уголовное дело (по отчетности).
     ПГ - патрульная группа на машине.
     ПМ - 9-мм пистолет Макарова.
     ТЕРПИЛА - потерпевший.
     ТРЕЗВЯК - вытрезвитель.
     УПК - Уголовно-процессуальный кодекс.
     ЦАБ - Центральное адресное справочное бюро ГУВД.
     ЧИСТУХА - чистосердечное признание.



     Все  без  исключений прочитанные вами истории от начала до
конца вымышленные!

                              ***



                                "Я вам тут не хрен* с бугра,
                                а при исполнении служебных
                                обязанностей!"
                                       генерал-майор милиции М.




     В один  из  РОВД  Московской  области  как-то  нагрянул  с
инспекцией  генерал-майор  из главка. Он прибыл на персональной
черной  "Волге",  которую  оставил  за  углом,  чтобы   достичь
внезапности. С этой же целью, видимо, он был в штатском.
     Зайдя в райотдел, генерал тут же заметил массу нарушений и
беспорядков:  отсутствие  дежурного  на рабочем месте, пьянство
среди личного состава, нарушение формы  одежды  и  прочее,  что
обычно  считалось  несущественными  мелочами.  Но инспектор был
другого  мнения  о  порядке  несения  службы  и  устроил   всем
грандиозный  разнос.  Личный состав был выстроен перед дежурной
частью и подвергался  распеканию  и  прочим  незаслуженным,  по
общему мнению, оскорблениям.
     Неожиданно   генерал   вспомнил,   что   ему  срочно  надо
позвонить. Кто-то в министерстве ждал его звонка, а может быть,
он вспомнил, что забыл дома включенный утюг. Ему  не  хотелось,
чтобы  все  слышали  телефонный разговор, и он бросился к своей
машине, чтобы позвонить оттуда. Генерал выскочил из подъезда  и
побежал  к машине. В это время кто-то из сержантов высунулся из
окна и крикнул показавшемуся из-за угла наряду, что возвращался
с патрулирования: "Эй! Держи его!"
     Милиционеры на улице, увидев бегущего генерала  (напомним,
он   был   в  штатском)  отреагировали  вполне  естественным  и
общепринятым в тех местах образом (вообразив,  что  перед  ними
убегающий  нарушитель):  сначала  ему,  не говоря худого слова,
заехали резиновой палкой по морде, да так что тот на  ногах  не
устоял; затем его прижали к земле, закрутили руки и отволокли в
дежурную  часть,  ушибив  по  пути  лбом  об  дверь, так как он
пытался высказать какие-то претензии.
     Но вместо похвалы "отличившийся" наряд ждала самая суровая
разборка. Досталось на орехи и начальнику РОВД (он был  снят  с
должности),  и заместителям, и дежурному. Но вот крикнувшего из
окна, к великой досаде генерала, обнаружить так и не удалось.



     На Истринском водохранилище случилось  заурядное  для  тех
мест  происшествие - изнасилование. Двое подвыпивших из местных
изнасиловали отдыхавшую там в одиночестве москвичку лет 25.  Но
в милицию она не обратилась...
     В  следующее  воскресенье  на  водохранилище произошло еще
одно происшествие. Те же двое парней, а с ними еще  двое  таких
же  оболтусов,  как и неделю назад шатались по берегу, ища себе
развлечений. Вдруг они увидели ту же девушку,  которая,  как  и
раньше,    загорала    в   одиночестве   и   выглядела   весьма
соблазнительно.  Вспомнив  приятные  ощущения  и   возбудившись
снова,  парни  бросились  на  нее,  чтобы повторить. Но девушка
ускользнула от них в воду. Ее стали преследовать и в  воде,  но
догнать долго не могли.
     Очевидцы  на  берегу  говорили, что слышали какие-то крики
вдали от берега, но разобрать не могли и вообще не  придали  им
значения.  Других  свидетелей  не  было,  так  как  все четверо
утонули.
     - А  чего  тут  сделаешь?  -  говорил  потом   участковый,
проводивший  проверку.  -  У  девицы этой позиция железная: "Не
видела, кто там за мной плыл, не слышала". А то что она  мастер
спорта  по  плаванию,  ничего  не доказывает. Других свидетелей
нет.  Факт  изнасилования  она   отрицает.   Короче,   материал
отказной.
     Прокурор был того же мнения.



     То,  что  милицейский  телефон  - 02, знает всякий. Но вот
один молодой  лейтенант  почему-то  упорно  набирал  05,  чтобы
связаться  с  конторой.  Естественно,  дозвониться ему так и не
удалось. То есть с городской справочной  службой  он,  конечно,
соединился, но это было не то.
     Потом в отделении он обиженно заявил дежурному:
     - Что за телефон ты мне сообщил?
     - Никакого  телефона я не сообщал, - ответил дежурный. - Я
просил позвонить в контору, но ты куда-то пропал.
     - Как не сообщал телефона? - удивился лейтенант. -  Ты  же
сам сказал по радио: "Двести первый, позвони ноль-пять!"
     Ответом  ему  был общий хохот всех присутствующих. А потом
молодого заставили как следует учить кодовую  таблицу,  где,  в
частности, значилось: "05 - отделение милиции".



     Дело  было  в 70-х годах в Главном здании МГУ. Поддержание
порядка в общежитии входило в задачи  Оперотряда  МГУ,  который
действовал  всегда  решительно  и  с  размахом.  Память  о  нем
сохранилась по сию пору.
     В тот раз в общежитии в ГЗ проводилась чистка -  тотальная
проверка паспортного режима. Рано утречком в воскресенье корпус
был оцеплен, одновременно перекрыты все выходы, лестницы, лифты
и  переходы,  и  началась  планомерная  проверка  всех  комнат,
включавшая обшаривание санузлов, шкафов и прочих укромных мест,
где могли бы притаиться нарушители паспортного режима - короче,
по много раз отработанной схеме.
     Не миновала чаша сия и  комнату  на  17  этаже,  где  жила
студентка  геологического  факультета  Марина  Л. В этот раз ее
соседка была в отъезде, и у нее ночевал студент Саша К. В  свое
время   раздался   требовательный   стук   и   в  эту  комнату.
Неприятностей на свою голову им не хотелось, но что же  делать?
Даже  если  не  открывать,  это  не поможет, у проверяющих есть
ключи от всех комнат. Прятаться в шкафу или под кроватью  столь
же  бесполезно.  Тогда Саша сообразил: открыв окно, он выбрался
на карниз и замер, прижавшись к стенке: под ногами у него зияла
пропасть эдак метров в 60.
     Окодовцы сразу почуяли, что что-то не так. Но под кроватью
и в шкафу никого не оказалось. Тогда  старший  наряда,  человек
ушлый,  приказал своему коллеге: "Открой окно, посмотри, нет ли
кого на карнизе". Тот высунулся из окна, смотрит - парень стоит
ни жив ни мертв от страха. Оперативник на минуту забыл о  своем
"долге" и пожалел парня. Он закрыл окно и сказал: "Никого нет"
     Марина только и пролепетала: "Как нет?!"
     И - хлоп в обморок.



     В  одном  из  ЛОВД на железной дороге патрульные притащили
бомжа. Бомж  оказался  старым  знакомым:  его  уже  задерживали
несчетное  число раз и все - по мелочи, так что посадить нельзя
было. А надоел он уже всем - до  предела.  Вот  и  в  этот  раз
дежурный тихо застонал: опять!
     Терпение  милиционеров лопнуло. Они объявили бомжу об этом
и  сказали,  что  чтобы  он  больше  не  мешался,  его   сейчас
расстреляют.  Сначала  он  не  поверил,  но  когда его отвели в
пустую комнату, и опер начал готовить оружие, бомж основательно
струхнул: а кто их знает,  могут  ведь  и  пристрелить,  искать
потом никто не станет.
     Тем  временем мужика затолкали в стенной шкаф, опер поднял
пистолет, а второй, закрыв  дверь  шкафа,  шандарахнул  по  ней
какой-то  палкой. После такой экзекуции, рассчитывали они, бомж
долго не будет здесь показываться.
     Но когда шкаф открыли, оттуда  выпало  безжизненное  тело:
сердце у старичка не выдержало...



     Поздно    вечером    старший    сержант   П.   осуществлял
патрулирование в электричке. Проходя через тамбур,  он  заметил
там  "непорядок",  который  выражался  в  том, что двое молодых
людей в уголке мало того что целовались, но и... Поза, конечно,
неудобная, но охота пуще неволи.
     Они так  увлеклись,  что  ничего  кругом  не  замечали.  И
старший  сержант  П.  решил  "просто  пошутить",  как  он потом
оправдывался. Подкравшись поближе, он достал свисток и свистнул
у них над ухом. Возможно,  что  "шутка"  кому-то  и  показалась
остроумной, но только не тем несчастным партнерам. У девушки на
почве испуга случилась одна интимная неприятность, медицинского
названия  которой я не знаю, а вульгарных выражений употреблять
не хочу.
     Молодых  людей,  превратившихся  на   время   в   сиамских
близнецов,  врачи  в  конце  концов привели в норму, а старшего
сержанта высокое начальство, до которого дошел скандал,  велело
наказать.  И  П. был переведен в другую службу, в другой район.
Он теперь стоит на посту в Парке культуры.



     В 1988 году патрулям города Пензы впервые  выдали  оружие.
Пенза была наиболее благополучным городом в плане преступности.
Хулиганства  и пьянства, как и везде, хватало, даже с избытком,
но серьезных преступлений было мало.
     Так вот, пришло время, стало неспокойно и в провинции.  Но
на  следующий же день во все отделы пришел приказ оружия больше
не выдавать.  В  первый  же  день  вооруженного  патрулирования
произошло  сразу  несколько  инцидентов.  В  частности, один из
милиционеров, как только дорвался до  оружия,  пристрелил  свою
тещу.
     Да, Пенза это вам не Москва!



     Городское  управление  БХСС  проводило  рейд по пресечению
злоупотреблений на транспорте. В частности, ловили нечистых  на
руку таксистов и водителей-леваков.
     В  лесочке  у  дороги  притаилась оперативная машина, а на
обочине голосовал паренек с большой коробкой. Увидев на  пустой
дороге   человека   с  тяжелым  грузом,  леваки,  как  правило,
заламывали цену сверх всякой меры, но за поворотом их уже ждала
расплата в виде машины ГАИ с инспектором и обэхаэсником.
     Вот  остановился  один  калымщик.  Договорились  о   цене.
Наблюдавшие  из  укрытия  оперативники  уже  сообщили  по радио
группе перехвата, какую машину  ждать.  А  водитель-калымщик  с
пассажиром-внештатником  тем  временем  запихивали  в  багажник
коробку. Она была новая и  красивая,  от  какой-то  заграничной
техники,  не  то  магнитола,  не  то компьютер, внутрь наложили
всякого  хлама.  Водитель  полюбовался   на   коробку,   закрыл
багажник,  оглянулся  -  вокруг  никого, поразмыслил секунду и,
решив, что этот "SHARP" ему подойдет больше, съездил  парню  по
физиономии, сел в машину и газанул.
     Вот  уж  что  называется  "бес  попутал".  Как  клял  себя
незадачливый грабитель (а вышла ему именно ст.145-я  "грабеж"),
сидя в кутузке.



     В  отдел милиции привели задержанного возле интуристовской
гостиницы фарцовщика. Дело было году в 86-м.  Фарцовщик  упорно
не  желал отвечать на вопросы, махал руками и изображал из себя
глухонемого. "Ах, так? Ладно..." - зловеще  сказал  дежурный  и
передал задержанного операм.
     Дело  в том, что только вчера там же попались трое парней,
тоже занимавшихся фарцовкой и косивших на  глухонемых.  Вначале
менты  приняли  это  за чистую монету и уже собрались отпустить
бедных инвалидов, но зашел зам.по розыску. Он быстро понял, что
это за "глухонемые", приблизился к одному из них  и  неожиданно
треснул  ему  по  пальцам ноги каблуком. "А-а-а, бля!" - заорал
глухонемой на все отделение, после чего заговорили и  остальные
двое.
     Нынче  зама по розыску не оказалось, поэтому позвали Михал
Михалыча - известного на  весь  район  своим  крутым  нравом  и
могучими  кулаками.  Задержанный  сильно  поскучнел,  когда  на
пороге  возник  Михал  Михалыч,  заслонив  своей  фигурой  весь
дверной  проем. Он подошел к задержанному, ласково погладил его
по головке и сказал: "Ну, пошли!" -  И  отвел  его  в  одну  из
комнат,  заперев  дверь.  Все  сгрудились  в  коридоре,  ожидая
результата. Через несколько минут дверь раскрылась, и на пороге
появился вместо  излеченного  от  немоты  нарушителя,  как  все
ожидали,  сам  Михал  Михалыч. Такого обескураженного выражения
лица на нем еще не  видали.  Михал  Михалыч  удивленно  выкатил
глаза и смущенно проговорил: "Он действительно был немой..."



     В  "воронке"  везли  зэка.  Он  был особо опасным, но это,
видимо, недооценили, из-за чего и случилась беда. Злой на  весь
мир,   зэк   в   пути  порезал  заточкой,  которую  у  него  по
рассеянности не отобрали,  находившуюся  в  машине  прапорщицу.
Водитель  и  другой  сопровождающий в кабине ничего не слышали.
Когда приехали на место, прапорщица уже потеряла столько крови,
что было удивительно, как она еще жива.
     Тюремный врач кинулся ее спасать,  но  надежды  оставалось
мало. У пострадавшей оказалась редкая группа крови, а спасти ее
могло только немедленное переливание. Ни у кого из коллег такой
крови  не  было.  И  в  это  время  кто-то догадался посмотреть
карточку этапируемого злодея, его пока не успели даже отвести в
карцер. У него оказалась нужная группа.
     Возблагодарив судьбу за такое совпадение,  врач  приказал:
зэка   немедленно   на   стол.   Его   притащили,  привязали  к
операционному столу, и врач провел  прямое  переливание  крови.
Пострадавшую  удалось спасти, но врач и его помощники несколько
переусердствовали, и зэк,  служивший  донором,  от  кровопотери
скончался.
     Конечно,  все  подумали,  что  невелика  беда,  туда ему и
дорога, но закон есть закон. Надо как-то выпутываться. Пришлось
организовать  побег.  Получилось  так:  преступник  по   дороге
пытался  бежать,  ранил  конвоира,  но был убит (труп его потом
прострелили). Тот же  врач  подписал  свидетельство  о  смерти,
наступившей вследствие пулевого ранения.
     Единственной  загадкой  остается, как сия история могла до
нас дойти, если все ее участники поклялись молчать.

                              ***




                                "Мы - это сила. И надо, чтобы
                                эта сила была употреблена во
                                благо"
                                           командир КООД К.Ф.З.




     Если кто не знает, гамщиками зовут малолетних  фарцовщиков
(от  6  до  14),  которые  с  валютой  дела  не имеют, а просто
выпрашивают или выменивают у иностранцев всякую мелочь - ручки,
сигареты, мелкие сувениры и, конечно же,  жвачку  (по-английски
gum,  отсюда  и пошло название профессии). Сами по себе гамщики
довольно безобидные, но через них готовятся кадры для настоящей
фарцовки, поэтому их и велено вылавливать. Ради  гамщиков  даже
ввели специальную статью в Административный кодекс - 1643.
     Ловить  их очень просто. Правда, результат не чувствуется:
они,  как  несовершеннолетние,   обычно   отделываются   легким
испугом.  Беседы с родителями тоже редко помогают. Были на моей
памяти попытки привить гамщику уважение к закону при посредстве
ремня. Такую  картину  я  наблюдал  в  одном  из  штабов  КООД.
Отчаявшиеся   в  других  средствах  дружинники  взяли  гамщика,
который попадался уже раз в двадцатый,  спустили  ему  штаны  и
хорошенько  отходили армейским ремнем, который, кстати сказать,
конфисковали у предыдущего задержанного фарцовщика. После  того
как  он  вышел из конторы без составления очередного протокола,
но зато с задницей, похожей на американский  флаг  (на  красном
фоне  белые  полосы  и  синие  звезды),  этот  гамщик  перестал
появляться на контролируемой территории,  наверное,  перебрался
куда-нибудь  еще.  А в другой раз - наоборот, пришлось защищать
задержанного за фарцовку пацана от явившегося  за  ним  папаши,
который   норовил  устроить  самосуд  прямо  на  месте,  громко
бранился и размахивал ремнем.
     Так вот, задержали раз возле гостиницы маленького гамщика,
который так увлекся процессом  обмена,  что  ничего  вокруг  не
замечал.  Привели  в дежурную часть и велели выкладывать "гаму"
на стол. Он  вытаскивает  из  карманов  все  что  ему  насовали
иностранцы  и  с сожалением рассматривает, видно, раньше толком
не разглядел, что ему надавали. Вот жвачка, значок, ручка,  еще
жвачка  и...  презерватив.  Какой-то  шутник сунул ему condom в
яркой  красивой  упаковке.  "Что  это?  -  удивляется   гамщик,
распечатывает  упаковку и разочарованно кидает ее на стол - Уже
жеваная!"
     Дежурка содрогнулась от общего хохота.



     Сыщики взяли расхитителя. Взяли они его где-то за  городом
и повезли в управу на его собственных "Жигулях" (своей машины у
наших доблестных оперов, как водится, не было).
     При   покрутке  расхититель  попробовал  рыпаться,  и  ему
чутьчуть намяли бока. В машине он быстро  успокоился.  И  вдруг
сыщики  замечают,  что  задержанный  не то чтобы успокоился, а,
похоже, отдал Богу душу.  Проверили  пульс  -  ноль.  Вот  ведь
проблема!
     Коротко  посовещавшись, оперативники решили не увеличивать
числа  своих  проблем  кончиной  на  их   руках   задержанного,
прекрасно зная, во что это может вылиться. Они просто поставили
машину  на  переезде,  усадили  мертвеца  за  руль  и дождались
поезда. Не исключено, что они потом пожалели об этой  глупости,
но сделанного не вернешь, надо идти по избранному пути дальше.
     Заключение  судмедэкспертизы  по факту аварии гласило, что
пострадавший умер по меньшей мере за 3 часа до  столкновения  с
поездом. Следователь сначала удивился и хотел призвать к ответу
ГАИ  за то, что позволяет покойникам управлять автомашинами. Но
потом, наведя кое-какие справки, смекнул, в чем дело и вызвал к
себе (для начала - неофициально) тех, кто все это устроил.
     Сначала  наши  ретивые  лейтенанты   пытались   рассказать
душещипательную историю о трупе за рулем, и как они выпрыгивали
из  "Жигулей"  в  холодную  траву  под  слепящие  фары  поезда,
предъявляя в доказательство грязный носовой  платок.  Но  очень
скоро  они  во всем признались и начали каяться, особенно после
того, как узнали, что помер-то бедняга от инфаркта. Теперь  уже
был  озадачен следователь, как поступить? Пришлось переделывать
медицинское заключение. Сошлись на том, что удар его хватил как
раз на переезде, следовательно, перед нами несчастный случай.
     А оперов пришлось все-таки наказать - за то, что  упустили
расхитителя,  позволив  ему  скрыться,  если  бы не трагическая
случайность.



     Отечественная криминалистика достигла больших высот. Вс, в
ней строго, ясно и четко.
     Как-то попалась мне на глаза ориентировка на розыск.
     "За совершение мошенничества разыскивается  гражданин:  на
вид  40  лет,  среднего  роста,  плотного  телосложения, волосы
черные вьющиеся, лоб низкий, глаза черные,  нос  широкий,  губы
толстые, усов и бороды не имеется; особая примета - негр"



     В  1987  году  в  Москве  появился  первый  ОМОН.  Всем  в
диковинку. Им  первым  и  пока  единственным  выдали  резиновые
"демократизаторы",  до этого никто таких штук в глаза не видел.
Естественно, стоило омоновцам появиться на улице, они  вызывали
массу любопытства.
     Я участвовал в одном из первых рейдов ОМОНа. Высадились мы
на Пушкинской площади. Черные береты разгуливают по ней и ищут,
нет ли  где поблизости демократов или иных врагов народа. Тогда
с ними был разговор короткий:  "На  площади  был  -  пятнадцать
суток!".
     Так  вот, ОМОН охраняет, значит, демократию, а мы охраняем
от них порядок. Многочисленным прохожим  очень  интересно,  что
это  у  них  такое черное и длинное? К омоновцу подходит бойкий
малыш и спрашивает:
     - Дядя, а зачем у вас дубинки?
     - Это зонтики, - угрюмо отвечает боец.
     - А почему резиновые?  -  недоверчиво  спрашивает  слишком
развитое дитя.
     - А чтоб не промокали! - нашелся омоновец.



     Очередной  ночной рейд службы БХСС. Контрольная поездка на
такси. Вс,  отработано  до  мелочей  многократным  повторением.
Помечены  деньги. Группа отправляется в аэропорт. В условленном
месте ее должны встречать. Во Внукодедово очень много  машин  с
шашечками,  но  все  сплошь  невезучие.  Наконец  один  таксист
соглашается  и  заламывает  несусветную   цену.   Договорились,
поехали.
     Все как всегда.
     Приехали,  высадка.  Расплачиваемся.  Водила берет меченые
деньги.  Объявляем  контрольную  поездку.   Сзади   появляется,
блокируя  выезд,  машина  ГАИ.  Единственное различие всех этих
одинаковых контролек -  реакция  таксиста.  Каждый  ведет  себя
посвоему.  Кто-то  с  ходу предлагает взятку, кто-то устраивает
истерику,  кто-то  пытается  рвануть  с  места,  кто-то  угрюмо
молчит, не желая ничего подписывать.
     На  этот  раз водила выскочил из машины и пустился наутек.
Конечно, мы такого  не  ждали,  но  были  готовы.  Догнали  его
быстро. Оказалось, это было ему нужно для того, чтоб уничтожить
улики.   Деньги,   которые,   как   полагал   таксист,  служили
единственным доказательством (вот ведь наивный!), он  попытался
съесть.  Червонцы  были  новые,  не мятые и глотались с большим
трудом. Примерно половину он успел проглотить, остальное у него
отобрали.
     В  управлении,   посмеявшись   над   "партизаном",   стали
складывать  уцелевшие  обрывки,  может  сохранился  номер.  Что
такое? Не получается! Ему давали два червонца,  а  из  обрывков
упорно  выходит  как минимум три. Остается только предположить,
что в горячке этот  доморощенный  шпион  сожрал  один  или  два
собственных червонца.
     Увеселительная прогулка
     Когда  я служил участковым в N-ом отделении, повадилась ко
мне ходить с жалобами одна тетка.  Удивительно  склочный  и  на
редкость  занудливый характер. То одно ей не так, то другое. На
одних соседей пожалуется,  на  других,  то  музыка  ей  слишком
громкая,  то  машину  не  там  поставят,  то  газету вовремя не
приносят, то мусор кидают. В общем, она меня  достала.  Стал  я
уже  от  нее  прятаться.  А  она не унимается и жалуется уже на
меня.
     И вот однажды выпала возможность ей  отомстить.  Очередная
жалоба  ее  заключалась в том, что пропал ее муж. Ну, с ним для
меня-то все ясно: он пьяница, загулял  где-то.  Но  я  состроил
умную  рожу  и говорю, дескать, Мария Петровна, дело серьезное,
будем начинать розыск. Сначала надо выяснить,  не  оказался  ли
ваш муж жертвой преступления или несчастного случая.
     Испросил  я  согласия начальства и повез Марию Петровну по
моргам показывать ей неопознанные трупы. Уже из  первого  морга
ее  выводили под руки, она была бледнее тех покойников. Но я не
успокоился, пока не побывал с ней во всех моргах города.  Домой
ее  принесли  на руках, и мы с вернувшимся к тому времени мужем
Петровны отпаивали ее валерьянкой.
     Больше я эту тетку у себя в отделении не  видел.  Зато  ее
супруг начал жаловаться, что совсем ему житья не стало.



     Поздно  вечером  или  даже скорее ночью на территории N-го
отделения  милиции  случилось   ограбление.   Двое   грабителей
отобрали  у  прохожего  деньги,  сняли  куртку.  Потерпевший, к
счастью, быстро добежал до отделения. В ту ночь дежурил молодой
опер  Сережа,  его  стараниями  грабителей  по  горячим  следам
задержали уже через полчаса. Утром Сережа радостно отрапортовал
своему  непосредственному  начальнику, старому, уже полысевшему
на службе оперу Александру Сергеевичу, о раскрытом ограблении.
     - Не кажи "гоп", - заметил  Александр  Сергеевич  молодому
коллеге.  -  А доказательства где? Мало ли, что они признались.
Это сейчас, в КПЗ они покладистые, а появится  адвокат  -  вмиг
откажутся. Вещи, скажут, нашли на дороге. Свидетелей ищи.
     Сережа  счел  разумными  слова наставника и кинулся искать
свидетелей преступления.  Как  это  ни  странно,  но  свидетели
отыскались  - аж четверо. Редкая удача. Но вскоре обнаружилось,
что  удача  эта  весьма  сомнительная.   Показания   свидетелей
различались  как  небо  и  земля, ни одна деталь не совпадала у
всех четверых. Это немудрено: все произошло в темном месте и на
достаточном удалении от очевидцев.
     - Такое дело разваливается как два пальца  обделать,заявил
Александр  Сергеевич,  просматривая  вместе с Сергеем бумаги. -
Никуда не годится.
     - Это что же получается!  -  обиженно  воскликнул  Сережа,
прекрасно  понимая,  что шеф прав. - Взяли их на месте, терпила
есть, вещдоки есть, свидетели все видели - и в результате пшик!
     - Ладно, - сказал Александр Сергеевич, - подожди, я скоро.
-  Через  два  часа  он  вернулся  и  передал   Сереже   четыре
объяснения.
     - Вот тебе правильные свидетели. Они ребята грамотные, все
видели,  опознают  злодеев  без  ошибки  и на суде все как надо
скажут. А тех, неправильных свидетелей... - он вытащил из папки
их показания и порвал на части, - будем считать, что  не  было.
Они только все напутают.
     Следствие  было  закончено  быстро,  и  на  суде грабители
получили по заслугам.



     Конечно,  можете   мне   не   верить,   но   история   эта
невыдуманная.  В жизни и не такие совпадения случались. Короче,
как-то раз трое "гостей" нашего  города,  как  сейчас  говорят,
лица   кавказской  национальности,  обделав  свои  делишки,  за
которыми  они  и  приехали,  решили  напоследок   поразвлечься.
Посадили  в  машину  одну девчонку (конечно, она сама некоторым
образом виновата в случившемся), а когда  не  добились  от  нее
похорошему  чего хотели, увезли за город и изнасиловали. Причем
изнасиловали так, что она чуть не померла вовсе. Но  кто-то  ее
подобрал,  и через некоторое время пострадавшая была доставлена
в больницу.
     И так случилось, что в хирургическом отделении в это время
дежурил ее брат. Естественно, он сразу узнал,  в  чем  дело,  и
можно себе представить, какие он испытывал чувства. И как раз в
это  время  в ту же больницу привозят тех самых кавказцев. Всех
троих. Сразу после совершения преступления они попали в  аварию
и довольно сильно расшиблись.
     От  брата-хирурга  можно  было  ждать всякого. Но он их не
прирезал, не отравил, а как полагается залатал, наложил  швы  и
все такое. Правда, когда они очнулись, обнаружилось, что у всех
троих  удалены эти... ну, то самое. На возникшие было претензии
хирург отвечал, что ампутировал сильно пострадавшие  органы  во
избежание  гангрены  или  чего-то  в  этом  роде.  Что ж, такие
решения врач принимает самостоятельно.
     Во время следствия данный эпизод остался в тени.



     Мария Николаевна, старший опер управления УР в тот день не
работала. Она  тащилась  по  улице  Тверской-Горького  с  двумя
большими сумками из магазина в магазин. Неожиданно она заметила
в  толпе  человека,  которого  в  следующую  секунду вспомнила:
опасный преступник, находящийся в розыске, бежал из заключения,
может быть вооружен, как сказано в  ориентировке,  которую  она
видела только вчера.
     Решение  нашлось  довольно  быстро.  Она  подошла к нему и
попросила помочь донести  сумки,  напустив  на  себя  предельно
усталый  вид.  Тот  удивленно  оглядел  ничем не примечательную
женщину средних лет, ничего, конечно, не заподозрил, но  помочь
не  пожелал.  Мария Николаевна приняла вид умирающей и сказала,
что сама она до дома не дойдет. В конце концов,  он  согласился
помочь, естественно, не задаром.
     Пошли.    На   перекрестке   с   улицей   Огарева   мужик,
повернувшись,  спросил:  "Сюда,  что  ли?"  -  "Сюда,  сюда,  -
отвечала  Мария Николаевна, снимая ПМ с предохранителя. - Вон в
тот большой дом"
     Сержант на входе сначала  обалдел  от  такой  картины,  но
быстро пришел в себя и вызвал подкрепление. Задержанный, стоя в
"генеральском"  подъезде МВД у стены с поднятыми руками, громко
бранился и всячески выражал возмущение такими методами.
     Правда, поощрение за находчивость Марии Николавне так и не
выдали. Мужик тот действительно был в розыске, но не за тяжкие,
как ей показалось, а за неуплату алиментов.



     Давно  уже   гуляет   по   рукам   множество   милицейских
радиостанций.  Уплывают  они  разными  путями. Как не уплывать,
когда есть большой спрос. Серьезные  преступные  группы  всегда
стараются  прослушивать  эфир  во  время проведения операций, а
иногда даже и дают дезинформацию своим преследователям.
     Однажды  сработала  сигнализация  в  квартире.  Из  отдела
охраны  навели  группу.  Когда они подъехали к тревожному дому,
получили из конторы отбой,  и,  естественно,  уехали  восвояси.
Через   полчаса   дежурный  запрашивает,  что  там,  почему  не
докладываете? Оказалось, никто отбоя не давал. Оставалось  лишь
предположить,  что в эфир на волне отдела охраны выходили воры,
патруль их хорошо слышал с близкого расстояния, а  дежурный  не
слышал. Предположение подтвердилось тем, что квартира оказалась
обчищенной.
     Но  массовую  операцию  по  поиску и изъятию радиостанций,
находящихся в чужих руках, начали не после этого  случая  и  не
после  ряда  аналогичных. О такой операции распорядился большой
милицейский начальник после того, как его лично  кто-то  вызвал
на  связь  во  время  проведения некоего общегородского рейда и
обматерил по-черному, естественно, это слышали все прочие.  Вот
тогда  и  было  приказано  начать  облаву, были выделены силы и
средства. У руководства возникли сильные подозрения, что покрыл
генерала  кто-то  из  своих,  но  никаких  подтверждений  тому,
естественно, не нашлось.

                             ***





     Эта   история  приключилась  с  оперуполномоченным  одного
отделения, расположенного в центре Москвы. После  дежурства  он
немного  "принял",  чтобы снять стресс. Затем, уходя со службы,
он встретил знакомого (кстати, тоже мента), а по такому  поводу
грех  не выпить. Затем добавили... Короче говоря, расставшись с
приятелем, наш герой едва  держался  на  ногах  и  двигался  по
весьма причудливой траектории.
     В конце концов он оказался в общественном туалете ГУМа. За
поздним  временем  здесь  было почти пусто. Только трое молодых
людей покупали друг у друга доллары (в то время  это  подпадало
под  88-ую  статью).  Опер вспомнил о своем служебном долге. Он
твердым, насколько мог, шагом подошел к  молодым  валютчикам  и
предложил  им  пройти.  Валютчики  посмеялись  и так оттолкнули
"алкаша", что тот упал и больно ударился  затылком  об  унитаз.
Оперу  такое  обращение  показалось  очень  обидным.  Он  молча
вытащил пистолет и без каких-либо предупреждений стал стрелять.
Одного из валютчиков он ранил в  грудь,  а  другому  прострелил
руку  - этот все же сумел выбежать вместе с третьим. Расстреляв
всю обойму, опер счел свой долг исполненным и тут же, не  убрав
пистолета,  сладко  заснул, привалившись к унитазу. Подоспевший
на  выстрелы  наряд  милиции  застал  в   туалете   два   тела:
полумертвый   от   раны   валютчик  был  усыпан  разлетевшимися
долларами (изъято было 3000 долларов), а мертвецки пьяный  опер
с детской улыбкой прижимал к себе пистолет.
     Дело   надо  было  спасать.  В  итоге  официальная  версия
происшествия была здорово  откорректирована  и  теперь  звучала
так: опер, выполняя служебное задание, геройски вступил в бой с
бандой валютчиков и в одиночку задержал их всех (двое других на
самом  деле попались в тот же вечер). О пьянстве и разговора не
было. За "умелые действия по раскрытию преступления"  опер  был
поощрен  премией  в  размере  месячного  оклада.  Тем не менее,
начальник отделения назначил героя "вечным дежурным"  до  конца
года.
     Что ж, по труду и честь!



     Во  время  Олимпийских  игр  1980  года  в  Москву стянули
большие силы милиции со всей страны. В  столицу  провинциальные
блюстители  порядка привезли не только обмундирование и оружие,
но и привычные им методы работы.
     В одной из олимпийских  гостиниц  обворовали  иностранного
журналиста.  За  расследование взялся сыщик, командированный из
Перми. Оказалось, что под подозрение подпадают в той  или  иной
мере  42  (сорок  два)  человека.  Не  мудрствуя  лукаво, сыщик
задержал их всех и отправил в Бутырский СИЗО. Там,  сопровождая
свои  слова  зуботычинами, он объявил: "Вы, сукины сыны, ворюги
х...вы, ..., ..., будете тут сидеть, пока не сознаетесь. Я  вам
покажу!"
     Метод  оказался  довольно  эффективным. Не прошло и суток,
как трое сукиных сынов и  ...  сознались  (независимо  друг  от
друга)  в  краже. К сожалению, никто из них не мог сказать, где
похищенные вещи  находятся  сейчас,  но  великий  сыщик  взялся
протоколировать  их  чистосердечные признания. Однако другие 39
человек написали жалобы в  прокуратуру,  ЦК  КПСС  и  Верховный
Совет. В Бутырках объявилась прокурорская проверка. Выяснилось,
что 42 человека незаконно заключены под стражу.
     Приглашенный  к  прокурору  сыщик никак не мог понять, чем
тот недоволен. "Я всегда так делаю, - объяснил он, - и  у  меня
только благодарности" На это прокурор не смог найти возражений.
Незадачливого  борца  с преступностью попросили от греха срочно
вернуться в Пермь. Проверить, как обстоит дело с соцзаконностью
там, никто в прокуратуре не решился. Впрочем, об этом вы можете
догадаться и сами.



     С задержаниями связано много забавных историй. Вот одна из
них. Некий следователь одного из РУВД Москвы задержал бомжа  по
подозрению   в   квартирной   краже.  Было  ли  это  подозрение
обоснованным, сейчас уже не установишь. Но тогда, уже  затолкав
задержанного  в  машину,  следователь  вдруг  почувствовал себя
плохо. Он с трудом довез бомжа до  Бутырок  и  уговорил  своего
знакомого,  дежурившего в тот вечер в охране, принять бомжа без
оформления документов. Бумажки  следователь  пообещал  привезти
утром, когда немного отлежится.
     Утром   следователь  лежал  уже  в  госпитале  с  обширным
инфарктом. Сменился с дежурства знакомый, так и  не  дождавшись
постановления  о  задержании.  Некоторое  время  спустя  другой
следователь отыскал-таки украденные из  той  квартиры  вещи.  А
бомж остался в тюрьме. Здесь было неплохо - бесплатная кормежка
трижды в сутки, прогулки, работать не заставляют. В общем, жить
можно. Вот он и жил, вполне довольный своим новым положением, и
никому на это не жаловался.
     Тем  временем  следователь  вышел из госпиталя, отправился
долечиваться в санаторий, а  затем  вовсе  ушел  с  оперативной
работы.  О  бомже  все  забыли.  Так  он  просидел  всю  зиму и
следующие весну и лето. Наконец, в Бутырку нагрянула  очередная
комиссия.  На  стандартный  вопрос "Жалобы есть?" бомж попросил
увеличить ему выдачу курева. Разбирая  жалобу,  члены  комиссии
потребовали  все  материалы  на  арестованного.  Каково же было
всеобщее удивление, когда материалов  не  оказалось!  Выходило,
что  честный  гражданин  почти  год  незаконно  содержался  под
стражей!
     Были извинения. Было обещание  строго  наказать  виновных.
Была  даже  денежная  компенсация  (собранная  вскладчину этими
самыми виновными). А потом бомжа очень вежливо  выпроводили  за
ворота.  Однако  приближающаяся  свобода  ничуть  не обрадовала
несчастного. На свободе не было ни еды, ни жилья, ни денег,  ни
работы.  А  надвигалась зима. Он стал упрашивать оставить его в
Бутырках, обещая никогда больше ни на  что  не  жаловаться.  Но
уговоры не помогли, и бомж обрел нежеланную свободу.
     Впрочем,  у этой истории счастливый конец. Через несколько
дней бомж  снова  прибыл  в  Бутырку,  на  этот  раз  со  всеми
необходимыми  документами.  В  страхе перед голодной и холодной
зимой он разбил витрину магазина, взял оттуда что-то и дождался
приезда милиции. В  Бутырке  он  был  помещен  в  свою  прежнюю
камеру,  лег  там и впервые за последнее время спокойно заснул.
Впереди было несколько беззаботных лет.



     Не секрет, что служба ППС испытывает  постоянную  нехватку
кадров.  Поэтому  приходится  использовать лимитчиков, желающих
получить  прописку   в   Москве.   Эти   люди,   как   правило,
малоквалифицированы   и   попадают   впросак.   Однажды   такой
"лимиционер" стоял на посту. К нему подошел полковник  милиции.
Последовал такой диалог:
     - Та-а-аварищ  сержант!  Вы где находитесь - в бардаке или
на службе?!!
     - Но...
     - Почему фуражка у вас набекрень?! Форму как будто  корова
жевала! А сапоги вы что, чистите на Новый год?
     - Я, это самое, ...
     - Сам вижу! Давайте-ка сюда пистолет!
     Зашуганный  сержант  молча  протянул  грозному  начальнику
оружие. Заглянув в ствол, полковник возмутился:
     - Да тут картошку сажать можно!  Пистолет  к  стрельбе  не
пригоден. Я его изымаю и передам дежурному по отделению.
     Достояв   дежурство,   несчастный  сержант  возвратился  в
дежурную часть.
     - Товарищ  капитан,  мой  пистолет  изъял  полковник.   Он
сказал, что отдаст вам.
     Капитан  молча  посмотрел  на  растяпу,  секунду подумал и
достал фотографию.
     - Этот?
     - Так точно, этот.
     - ...! ...! ...!
     Остолбеневший сержант прочитал под  фотографией:  "Признан
особо    опасным   рецидивистом.   При   задержании   соблюдать
осторожность. Любым путем пытается добыть оружие..."



     В застойные годы это считалось атрибутом западного  образа
жизни  или,  в  крайнем  случае,  занятием  КГБ.  Речь  идет  о
прослушивании телефонных переговоров. Но оказалось, что и  наша
отечественная  преступность  на  такое  способна. Обнаружил это
один следователь,  когда  развинтил  свой  телефонный  аппарат,
чтобы   поправить   выскочивший  шнур.  Внутри  он  нашел  явно
посторонний  предмет,  который   при   ближайшем   рассмотрении
оказался "жучком".
     Следователь  сразу сообразил, в чем причина преследовавших
его последнее время неудач, и кто это мог  сделать.  Но  писать
рапорт  начальству  он  не  стал, а пошел к товарищу в соседний
кабинет и попросил того позвонить ему.  Через  минуту  раздался
звонок,  и  в  трубке  послышался  голос:  "Привет, это Сергей.
Наконец  удалось  выяснить  кое-что  интересное   про   Хомяка.
Встречаемся завтра там-то. Цена прежняя"
     Маленький спектакль удался, и на другой день в условленном
месте  сидели в "Жигулях" наши мафиози и томились от нетерпения
посмотреть,  кто  же  этот  стукач.  Но  загадочный  Сергей  не
появился,  а  вместо  этого  показался  КрАЗ-тягач без номерных
знаков и, проезжая мимо "Жигулей", принял  вправо  и  на  малом
ходу  буквально  размазал  их  по  стенке.  Находившиеся внутри
пострадали несильно, но машину пришлось выбросить.
     Возмущению бандитов не было предела,  но  пожаловаться  на
следователя  они  не  решились. А может быть, это действительно
была случайность?



     Некоторые люди считают, что милицейская  работа  -  что-то
вроде  длинной  серии "Следствие ведут Знатоки", в которой себе
они отводят роль по меньшей мере Томина. Время от времени такие
"герои" появляются с искренним желанием помочь то на  Петровке,
то  в  РУВД.  Своим  энтузиазмом  и полным отсутствием знаний в
избранной области они создают  массу  проблем,  и  от  них  там
стараются избавиться.
     Один    оперативник   с   Петровки,   которого   "достала"
экзальтированная  девушка,  мечтавшая  об  оперативной  работе,
придумал   хитрый   способ  от  нее  избавиться.  Он  пригласил
энтузиастку "на ответственейшую операцию".  Морозной  январской
ночью  опер  отвез  девушку  к наглухо забитым воротам, которые
присмотрел для этого еще днем. Он предупредил,  что  через  эти
ворота  ночью  воры  будут  вывозить  похищенное  ими заводское
оборудование. Он оставил девушке рацию  и  отъехал.  Несчастная
энтузиастка почти всю ночь простояла на морозе в легком пальто.
Утром  опер  вернулся,  забрал  у  нее  рацию  и  отвез  жертву
собственного энтузиазма домой. Вс, кончилось благополучно,  она
даже  не  заболела.  Но на Петровке энтузиастку больше никто не
видел.
     О своем  успехе  опер  рассказал  коллегам.  Один  из  них
воспользовался  тем  же методом, чтобы отвадить одного рабочего
ЗИЛа, который уже надоел ему со своими  инициативами.  Поставив
беднягу  под те же ворота, причем безо всяких раций, опер уехал
спать. Среди ночи его  разбудил  звонок  дежурного  по  городу:
"Ваши  воры задержаны с поличным. Звонил ваш внештатник. Группу
из  территориального  отделения  милиции   я   уже   направил".
Встревоженный  опер пулей примчался в отделение. Там уже сидели
воры - двое работяг с местной фабрики, выносившие запчасти. Они
не ожидали засады и теперь наперебой "топили" друг друга.
     Опер только  вздохнул  и  решительно  прервал  излагавшего
очередную "идею" внештатника:
     - У меня тоже идея. Иди-ка ты лучше к нам в штат!
     Опер сумел уклониться от шефства над новым сотрудником.



     Один  оперативник  из  ОБХСС в течение длительного времени
выслеживал группу расхитителей,  действующих  на  бензоколонке.
Однако  все  усилия  оставались  напрасными,  ничего  найти  не
удавалось. При нескольких внезапных проверках вся  документация
была  в  порядке.  Но  однажды  опер  возвращался  с  небольшой
дружеской вечеринки. Он основательно выпил и шел не по  прямой,
а  скорее  по  спирали.  В  конце концов эта спираль вывела его
прямо к знакомой бензоколонке.  И  вдруг  из  будки  заправщицы
вышла   неизвестная   женщина   с   чемоданчиком.  Невзирая  на
опьянение,  опер  сообразил,  что  эта  женщина  принесла  сюда
"левые"  талоны.  Он  решительно догнал преступницу и предложил
пройти вместе с ним. "А вы сами-то кто?" - последовал  резонный
вопрос.
     Ответить,  однако  было  весьма  затруднительно: документы
опер оставил дома, а его нетрезвый вид ни  у  кого  не  вызывал
доверия. Вопрос рассердил сыщика, и он рявкнул в ответ: "Тайная
хуиция!  Хочешь  документ?"  -  и  потянулся  к  застежке брюк.
Женщину охватил панический страх, и она позволила довести  себя
до  РУВД. Там уже к делу подключились трезвые сотрудники, и оно
начало раскручиваться. Поддатый опер быстренько исчез, чтобы не
попасться на глаза начальству, а в  Москве  образовалась  новая
служба...



     Сейчас  в Москву приезжает много народу из других городов.
Приезжие, как правило, очень слабо знают Москву и попадают изза
этого в смешное положение. Чаша сия не минует и преступников.
     Однажды опер с Петровки, взглянув в окно, увидел, что двое
неизвестных увлеченно отвинчивают колеса с его машины,  которая
была  припаркована  в  Колобовском  переулке.  Разъяренный опер
вышел и задержал  наглецов.  Во  время  допроса  он  в  сердцах
сказал:  "Ладно, вас, гадов, ничто не останавливает. Но хоть бы
у Петровки-38 не грабили!" - "А где Петровка?" - в  один  голос
спросили  незадачливые  грабители.  Узнав,  что они находятся в
указанном здании, а  ранее  совершали  кражу  под  его  окнами,
ребята впали в состояние прострации. Знать бы, где упасть...
     А   несколькими   днями   позже   еще   один  Митрофанушка
преступного мира, прибыв на Белорусский вокзал,  отправился  на
дело.  Приглянувшееся ему здание без вывески, но с "видиком", к
сожалению,    оказалось    Фрунзенским     райотделом     БХСС.
Справедливости  ради  отметим,  что  смелое  предприятие  почти
удалось. Воришку поймали чисто случайно, при выходе из здания.



     В один из отделов МВД поступил  запрос  из  провинциальных
органов,    адресованный   "начальнику   отдела   подполковнику
такомуто". Начальник, который  вот  уже  два  месяца  как  стал
полковником,  немного  поворчал  и  отправил  ответ за подписью
"полковник такой-то". В ответе было сказано, что  удовлетворить
запрос невозможно из-за недостаточности данных.
     Через  пару недель поступил вторичный запрос с уточненными
данными. Но адресован он был  по-прежнему  "подполковнику".  На
этот  раз  начальник  сильно  возмутился  и употребил несколько
нелестных эпитетов в адрес провинциальных розыскников.  Подпись
под   ответом   была:  "все-таки  полковник  такой-то".  Данные
попрежнему были недостаточные.
     Еще  через  некоторое  время  пришла  третья   телеграмма,
адресованная   уже   "полковнику",  как  полагается.  Полковник
расплылся  в  улыбке:  "наконец-то  дошло".  На  этот  раз   по
странному   стечению   обстоятельств   ответ   на   запрос  был
положительным, сведения нашлись.



     Пожалуй,  ни  в  одном  подразделении  РУВД  не  пропадает
напрасно  столько  времени,  как  в канцелярии. Дело в том, что
сидящие там женщины считают свою работу самой  важной,  а  всех
остальных - лишь докучливыми просителями. Поломать эту практику
никому не удается - себе дороже. Поэтому обиженные в канцелярии
опера мстят сами, как могут.
     Однажды  в канцелярию одного РУВД ввалился бравый майор ВВ
в  сопровождении   солдата   с   автоматом.   "Фельдпочта",   -
представился  майор. После заполнения соответствующего бланка в
руки секретарши (объекта тайной ненависти всего  РУВД)  перешел
опечатанный  пакет. Майор козырнул и удалился. Когда секретарша
открыла запечатанный по всем правилам пакет, из него  с  писком
выскочили две живые крысы. Секретарша и две женщины, работавшие
в одной комнате с ней, мгновенно оказались на письменных столах
в  позе  античных  статуй.  Так  они  простояли  долгое  время,
поскольку почему-то никто в канцелярию не заходил.
     Освободившись,  дамы  подали  письменные  жалобы  на   имя
начальника   РУВД.   Однако  виноватых  искали  тоже  обиженные
канцелярией, поэтому никого не нашли.

                             ***




                                " Был бы человек хороший, а
                                статья - найдется "
                                          старинная милицейская
                                                      пословица




     Народная судья одного московского  районного  суда,  милая
дама  тридцати  годков, шла утром на работу. Ее остановили трое
молодых людей крепкого сложения и стали объяснять, какой именно
приговор она должна сегодня вынести и почему.
     Судье не понравилось хамское  обращение.  Она  достала  из
своей  сумочки  нунчаки  и  продемонстрировала  советчикам свои
возможности. Через 20 минут все они вошли гуськом  в  отделение
милиции,  держась  за различные места и с ужасом оглядываясь на
судью.
     Все в отделении  были  восхищены,  и  задержанным  тут  же
влепили по 15 суток. Начальник отделения заверил, что скучать в
этот  период  им  не  придется.  Больше  к этой судье никого не
подсылали.



     В одном отделе МУРа  некоторое  время  успешно  действовал
детектор  лжи.  Было это в 70-х годах, когда о подобном приборе
бытовали весьма фантастические представления.
     На столе возвышался солидный аппарат,  одним  своим  видом
внушая    уважение.    Впечатление    усиливалось    абсолютной
проницательностью прибора, выявлявшего все лживые слова. Сыщик,
который работал на детекторе, а также  его  коллеги  по  отделу
принимали   строгие   меры   предосторожности   для  сохранения
секретности устройства.
     Секрет же  прибора  заключался  в  том,  что  единственным
действующим элементом его была лампочка, которую включали ногой
под  столом,  когда  допрашиваемый  говорил  неправду. Истинным
детектором являлся сыщик, владелец  аппарата,  но  ему  воры  и
мошенники  врать не стеснялись, ведь так принято; зато детектор
лжи - другое дело, он вселял трепет пред могуществом науки.
     Прикрыл  это  дело  начальник  -  генерал-майор   милиции,
который   каким-то   образом  прознал  про  детектор  и  явился
проверить.  Раскрывать  ему  правду  не  хотелось,  но   внятно
объяснить  происхождение  прибора тоже не сумели. Да еще дернул
черт нажать на кнопку во время тирады  генерала  про  служебный
долг  и  уважение  к  закону. Лампочка вспыхнула, следом за ней
вспыхнул генерал и в расстроенных чувствах вылетел из  комнаты.
Кончилось   дело   тем,   что   он   наклепал   на   самозваных
экспериментаторов в КГБ, и соответствующие  товарищи  быстро  и
без   лишних   слов  изъяли  прибор.  Надо  полагать,  что  они
разобрались в его устройстве, но все  же  обратно  не  вернули.
Наверное, самим пригодился.



     Такое  неофициальное, но широко применяемое название носит
аллея  на  территории  N-го  отделения  милиции.  Название  это
появилось    в   1979   году   после   одного   знаменательного
происшествия.
     Как-то зимней ночью на этой аллее произошло изнасилование.
     Никогда мне не  приходилось  слышать  об  изнасиловании  в
таких   ужасающих  условиях:  зима,  ночь,  мороз  32  градуса,
скамейка  на  темной  аллее.  Скорее   всего,   насильник   был
невменяемым.
     Продолжалось  оно  достаточно  долго:  крики жертвы успели
надоесть дежурному на военном объекте  в  50  метрах  от  места
происшествия,  он  проснулся  и позвонил в милицию; в отделении
тоже проснулись, потянулись, завели машину и поехали.  Все  эти
сборы  продолжались минут 20-25. Преступник к этому времени так
и не сумел закончить свое черное дело, и его взяли с  поличным,
на месте.
     Поразившись  такому  необычному  преступлению, милиционеры
дали аллее указанное название, которое затем прижилось и  среди
окрестного населения.



     Как-то раз мой знакомый Петя, сугубо штатский человек, шел
в гости  к  знакомой.  В  подъезде дорогу ему преградил сержант
милиции и заявил, что сюда нельзя. В одной из квартир на втором
этаже случилось какое-то преступление, поэтому и  распорядились
временно вход закрыть.
     Пете  не хотелось объяснять, кто он такой и чего ему здесь
надо, он решил  попробовать  пройти  на  халяву.  Вытащив  свое
удостоверение  аспиранта  (красная корочка с золотыми буквами),
он махнул им перед носом сержанта и решительно двинулся внутрь.
Сержант   любезно    посторонился,    но    дальше    произошла
неожиданность:  он прокричал кому-то наверху: "Товарищ капитан,
следователь  из  прокуратуры  приехал!"  И  навстречу  Пете  из
квартиры  выскочил  товарищ капитан со словами: "Наконец-то, мы
вас заждались!"
     Далее последовало весьма неприятное объяснение, к счастью,
недолгое: прибыл настоящий следователь.



     Дознаватель одного из РУВД Москвы  возвращался  вечером  к
себе  домой,  побывав  в  гостях.  На нем была пижонская шапка,
пижонская шуба и такие же сапоги на меху. Этот наряд он надевал
в редких случаях, как, например, сейчас.
     В  темном  месте  его  встретили  трое,  вытащили  ножи  и
приказали раздеваться. Шуба и шапка им понравились. После этого
пришлось  отдать  и  сапоги.  Больше ничего из одежды грабители
взять не захотели и  приказали  дознавателю  убираться.  Но  он
уходить  не  стал,  потому  что  вспомнил, что захватил с собой
служебный пистолет.  Вытащив  ПМ  и  пальнув  для  острастки  в
воздух,  дознаватель  перехватил  инициативу  и  уже  сам начал
отдавать приказы. Построив грабителей друг другу в затылок,  он
задал им направление движения - к ближайшему отделению милиции.
Снова   одеваться,   а  особенно  обуваться  в  их  присутствии
дознаватель не рискнул, поэтому пришлось идти  как  был  -  без
шубы  и  босиком.  Через минуту он почувствовал, что замерзает.
Перешли на бег. Согреться не удавалось, поэтому он все  ускорял
темп, подгоняя конвоируемых матюками и выстрелами.
     Прохожие   шарахались   от  такой  странной  процессии.  В
отделении также сильно удивились. Больше всех  возмущался  один
из  задержанных.  "Вот  и  верь  после этого людям, - с горечью
говорил он. - Мы тебя пожалели, пиджак оставили, а ты вон  чего
устроил.  Но в другой раз буду умнее" Впрочем, другого раза ему
придется дожидаться как минимум лет пять...



     Похожая история приключилась с другим опером из  МУРа,  но
он  поступил  с  грабителями  несколько  иначе. Он застал их за
раздеванием  своей  машины  и  сначала  по-хорошему   предложил
оставить  инструмент  и  чужое  имущество  и убираться. Но воры
похорошему не  поняли,  поэтому  пришлось  браться  за  оружие.
Напугав  их  как  следует,  он  заставил  обоих вступить друг с
другом в интимную связь.
     После этого опер их сдал в милицию, заявив, что застал  на
улице  за  совершением  акта  мужеложства  (про  машину речи не
было).
     Естественно, оправданиям  задержанных  никто  не  поверил,
экспертиза  подтвердила  означенный  акт,  и  они как миленькие
пошли по 121-й статье. Опер прекрасно знал, какая встреча  ждет
в  камере  тех,  кто  попал  туда  по  121-й. Это тебе не кража
личного имущества!



     У нас в оперативных службах (как,  впрочем,  и  в  других)
плохо  с  помещениями.  Сыщики  работают по нескольку человек в
комнате в страшной тесноте.
     Как-то в одном кабинете в МУРе  сидели  вот  в  такой  вот
тесноте  трое  сыщиков  и  делали три дела, которые между собой
плохо уживались: один готовил себе чай, другой чистил пистолет,
а  третий   колол   вора-рецидивиста.   Такая   несовместность,
естественно, привела к неприятности. Когда второй опер закончил
чистить  оружие и собирался его убрать, рецидивист изловчился и
выхватил у него пистолет,  после  чего  объявил,  что  они  его
заложники, и выдвинул полагающиеся в таких случаях требования.
     Двое  сыщиков растерялись, а их коллега, готовивший чай, и
не подумал вставать к стене и  радостно  объявил  новоявленному
террористу:  "Ну  вот  ты  и  попался!"  А  потом объяснил, что
теперь, когда он проявил свое истинное лицо, ему  несдобровать,
что  за  такие дела он получит еще больше, чем за свои кражи. В
заключение опер посмеялся над  вором,  как  он  глупо  купился,
схватив  подложенный  ему  пистолет. Сам тем временем достал из
сейфа свое оружие, и вора скрутили. Тот не догадался проверить,
заряжен ли пистолет, а он был на самом деле заряжен и исправен.
     Когда обезвреженного бандита припугнули тем, что его  ждет
за попытку захвата заложников, он страшно перетрусил, и под это
дело  у  него  были получены все необходимые показания. Опасная
промашка еще и обернулась им на пользу. Напуганный вор сознался
не только в четырех собственных кражах, но и взял на себя шесть
чужих...



     Нередко встречающаяся картина: водитель не  сбавляет  хода
перед лужей, и в результате не успевший увернуться пешеход весь
в  грязи.  Однажды  в  такой  неприятной ситуации оказался зам.
начальника ГАИ города. В ответ на  его  претензии  водитель  не
только  не  извинился,  но  еще  и послал его подальше, обозвав
"шляпой".
     Через некоторое  время  этого  водителя  остановили  возле
поста   ГАИ.   Инспектор   придирчиво   проверил  права,  талон
предупреждений, техпаспорт,  потом  принялся  за  машину.  Были
сверены  номера  двигателя  и  кузова,  проверено наличие знака
аварийной  остановки,  аптечки  и  огнетушителя.   Огнетушитель
оказался  не  на  месте,  за что автолюбитель был оштрафован. В
конце концов инспектор его отпустил. Вся процедура заняла минут
30.
     Безнадежно опаздывавший водитель тронулся было дальше,  но
был остановлен уже через 500 метров на следующем посту ГАИ. Вся
проверка  по полной программе повторилась, и пришлось заплатить
еще один небольшой штраф за то, что водитель забыл  пристегнуть
ремень  безопасности.  В  ответ  на возмущение водителя, что он
торопится,  инспектор  прочитал  ему  20-минутную   нотацию   о
недопустимости  пререканий с сотрудником ГАИ, но в конце концов
отпустил, проронив на прощание:  "Привет  от  Шляпы".  Водитель
вспомнил,  что предыдущий гаишник тоже упоминал какую-то шляпу,
но не сообразил, к чему бы это.
     В третий раз его остановили через две минуты.  Внимательно
изучив  документы, инспектор заявил, что сейчас он будет мерить
у машины токсичность выхлопа. Бедный автолюбитель, не  понимая,
почему  судьба  к  нему  так жестока, был доведен до отчаяния и
видимо поэтому рискнул предложить инспектору взятку,  чтоб  тот
его отпустил. Но инспектор повел себя совершенно неестественным
образом:   он  возмутился,  что  ему  суют  взятку,  привлек  в
свидетели двух прохожих и доставил взяткодателя в управление. С
протоколом, правда, ничего не  получилось,  так  как  свидетели
фактически  не  видели  и  не слышали предложения взятки, но не
очень приятная процедура отняла три часа.
     Выпущенный из управления водитель на улице обнаружил,  что
у  его  машины выхлоп вдруг стал черным, как у паровоза. Откуда
ни возьмись подъехал еще один инспектор с прибором  и,  померив
токсичность, заявил, что показатель ни в какие ворота не лезет,
и машина в таком состоянии эксплуатироваться не может. В общем,
номера  были  сняты,  а машина отправлена на штрафную площадку.
Напоследок ему снова передали привет от Шляпы.
     Только тут до  бедняги  начало  доходить,  что  собственно
произошло.   Вернувшись  в  управление,  он  осторожно  выяснил
фамилию  злого  гения  и  на  следующий  день  пришел  к   нему
извиняться. Конечно, Шляпа сказал, что не обижается. Однако еще
один  привет от него в это время дожидался водителя на штрафной
площадке. Когда тот пришел возвращать свою  машину,  оказалось,
что ее "по недоразумению" поставили не на площадке, а рядом, и,
следовательно, охрана на нее не распространялась. И если кто-то
что-то там отвинтил, то отвечать за это некому.



     Как   известно,   работники   милиции   пользуются  правом
бесплатного проезда на городском транспорте. Эта льгота  весьма
существенна  при  нынешних  ценах.  Но  в  ГУВД  работает много
офицеров с малиновыми  петлицами,  которые  хотя  и  сотрудники
органов внутренних дел, но правом бесплатного проезда формально
не  обладают.  Конечно,  им  это обидно. Поэтому они билетов не
берут,  а  показывают  свои  удостоверения,  на  которых  также
значится "Главное управление внутренних дел".
     Ехали в троллейбусе такой вот "немилицейский" подполковник
и его  молодой коллега, вообще штатский. Неожиданно появившиеся
контролеры   потребовали   предъявить   билеты.   Удостоверение
подполковника  их  не  удовлетворило,  и они потребовали штраф.
Однако денег у подполковника тоже не было, и положение для него
стало весьма затруднительным. Штатский коллега, у которого  был
проездной  билет,  вышел  на остановке возле ГУВД и бросился за
помощью.
     У подъезда тусовались несколько милиционеров.  Среди  них,
кстати,   были   люди   из  спецназа,  собравшиеся  выехать  на
задержание. Он подбежал, показал удостоверение и  крикнул,  что
его  начальника  отдела  только что в троллейбусе похитили двое
неизвестных. Менты схватились за оружие, попрыгали в  машины  и
кинулись  догонять  троллейбус. Вскоре подполковника увидели на
остановке, он был зажат в угол, а "двое неизвестных"  вытрясали
у  него  деньги.  Естественно,  церемониться  с  ними не стали,
сначала  оглушили  резиновыми  палками,  а  уж   потом   начали
спрашивать,  кто такие. Когда выяснилось, в чем дело, спасители
были  слегка  разочарованы,  ведь  они   рассчитывали   поймать
террористов-похитителей.    В   виде   компенсации   спасенному
подполковнику  пришлось  ставить  всем  пива.   А   контролеров
отпустили,  отобрав  удостоверения,  так  как  у  них  не  было
квитанций установленного образца, и зарубили им на носу,  чтобы
больше в этом районе не появлялись.



     Один  сотрудник  органов  БХСС,  собираясь  на  операцию и
переставляя номера на оперативной машине,  в  спешке  установил
спереди  один  номер, а сзади другой. После операции он, заехав
перекусить, направлялся в контору, но тут его остановил гаишник
и поинтересовался, давно ли тот смотрел на номера.  Нет  ничего
страшного,  надо  лишь вытащить ксиву и представиться, но ее-то
на месте не оказалось. Она осталась в сумке  в  другой  машине.
Положение  из  комического  обернулось неприятным: задержан без
документов  на  неизвестно  чьей  машине  с   явно   фальшивыми
номерами.  Выход  из  положения опер нашел весьма оригинальный:
сбив с ног инспектора, он вскочил в машину и помчался в сторону
конторы, по пути связавшись с коллегами, чтобы  его  встретили.
Вскоре  гаишники  настигли беглеца, но тут уже подъехали другие
оперативники и подвезли его документы.
     Довольный опер объяснил, кто он такой и  предъявил  ксиву.
"Теперь  все  в  порядке?"  -  спросил он у гаишника. "Почти, -
ответил тот, отдал документ и съездил оперу  по  физиономии.  -
Вот  теперь  все  в  порядке"  И уехал. Впрочем, расстались они
друзьями.

                              ***




                                "Чтобы выполнить Продовольст-
                                венную программу, нам нужно
                                сажать, сажать и сажать!"
                                    приписывается Ю.В.Андропову




     В  милицию  обратилась  женщина,  у  которой  только   что
грабитель   отобрал   сумку.   Группа   быстрого   реагирования
немедленно выехала и задержала преступника по приметам.
     Но у задержанного не оказалось сумки. Где она, он говорить
не хотел. Тогда опер подмигнул водителю, и УАЗ набрал  скорость
под  100 км/ч. Опер распахнул дверцу, взял грабителя за шиворот
и подтолкнул его  туда,  где  со  страшной  скоростью  мелькали
детали  пейзажа.  "Сейчас  я  тебя  вышвырну  и  скажу, что сам
выпрыгнул! Веришь?!" - "Мама-а-а!" - "Где сумка?"
     Сумка моментально нашлась.



     Чего только не  встретишь  в  КВД  -  камере  вещественных
доказательств.  Там  видали  самые  уникальные  вещи, и в то же
время  туда  иногда  стаскивают  такое   барахло,   что   впору
выбросить.
     А  вот один из розыска как-то притащил в КВД голову. Самую
обыкновенную голову, неизвестно  кем  отрезанную  неизвестно  у
кого.  Принес  в  сумке, выложил на стол (она была в газетке) и
как ни в чем не бывало предложил сотруднице КВД  расписаться  в
получении.  Сотрудница  не  поняла:  "Какая  еще  голова?" Опер
спокойно развернул газетку и показал. Одна  из  работавших  там
женщин  пулей  вылетела  за  дверь,  вторая  не  успела,  с ней
случилась истерика на месте.
     Через несколько минут прибежали другие сотрудники  главка,
переполошенные  истошными  воплями  девицы. Кое-кто - с оружием
наголо.
     Сотрудник, принесший голову, в ответ на всеобщий крик: "Ты
что, с ума сошел?!" невозмутимо отвечал: "А куда же ее  девать?
Это ведь вещдок. Пока тело найдем, пусть хранится здесь".
     Поднялся  страшный  шум.  На шум явился полковник. Он тоже
остолбенел при виде головы. "Ты что, так и тащил ее по городу?"
- "А как же еще?" - "Ну-ка, забирай  немедленно  и  неси  ее  в
морг!" - "В морге не принимают, это же не тело"
     Тащить голову дальше оперу очень не хотелось. Естественно,
никому   из   присутствующих   не  хотелось  также,  чтобы  она
оставалась здесь. Местных сотрудников было много, и с ними  был
полковник, так что человека с головой они все же выпроводили.



     Один   сотрудник   ГАИ   ехал   по  загородному  шоссе  на
собственном "Москвиче". Его лихо  и  довольно  нагло  подрезала
"Жигули"-шестерка.   Гаишник   обиделся   и   решил  остановить
нарушителя. Он догнал "Жигуль" и знаком  приказал  остановиться
(он  был  в  форме).  Тот  в  ответ прибавил ходу. Инспектор не
отставал. Тогда  водитель  "Жигулей"  вытащил  обрез  и  сделал
предупреждающий   жест.   Инспектор   не   отставал.  Раздались
выстрелы. Гаишник окончательно рассердился: мало того  что  ему
не   подчиняются,   так  еще  и  машину  испортил!  Не  пожалев
собственного лобового стекла  (убытки  он  надеялся  вернуть  с
задержанного)  инспектор  из  пистолета  пробил  ему  колеса  и
остановил-таки.   Преступник   пытался   отстреливаться,   пули
пришлись   опять  же  по  "Москвичу".  Но  обрез  ружья  против
многозарядного пистолета Макарова в умелых  руках  -  слабоват.
Короче, злодей попался.
     Осмотрев  после  этого свою машину, капитан установил, что
убыток очень  крупный:  лобовое  стекло,  пробитый  радиатор  и
крыло.  "Ну ничего, он мне за все заплатит!" - подумал гаишник,
но ошибся: "шестерка"  оказалась  угнанной,  а  у  задержанного
бомжа нашли только обрез и три рубля денег.
     На  похвалы  начальства  герой  поинтересовался,  кто  ему
сделает ремонт. Оказалось, что никто... Но история  закончилась
благополучно:   убытки  инспектору  возместил  хозяин  угнанных
"Жигулей", поскольку понял, что в противном случае в другой раз
его машину искать не станут. "Не стану, - подтвердил инспектор,
- мне ездить не на чем".



     Сколько нужно времени, чтобы раскрыть убийство?..
     В одном областном городе  двое  сержантов  ППС  умудрились
раскрыть  его  за  20 минут. Рано утром, патрулируя территорию,
они нашли на стройке труп. Вызвали опергруппу  и  стали  ждать,
пока  приедут компетентные специалисты и разберутся. Но тут они
заметили, что от того места, где лежал труп, тянется цепочка из
пятен  крови,  показывающая,  откуда  его  принесли.   Сержанты
направились  по этой дорожке, и она привела их к двери одной из
квартир в соседнем квартале. Не долго  думая,  сержанты  выбили
дверь  и  ворвались  внутрь. В квартире оказалось двое алкашей,
которые накануне ночью вынесли труп своего  третьего  товарища.
"Милиции  все  известно! Чистосердечное признание облегчит вашу
участь!"  напористо  сказал  один  из  сержантов.  Алкаши,   не
ожидавшие милиции так скоро, сознались в убийстве.
     Когда  прибыла опергруппа, сержанты предъявили удивленному
следователю не только труп, но и  убийц,  и  их  чистосердечные
признания.



     Удачную  карьеру  сделал  один  из  руководящих работников
Шестого главного управления МВД  (по  борьбе  с  организованной
преступностью). До этого он служил в следственном отделе одного
РУВД и ничем особенным не выделялся. Но вот как-то попалось ему
дело,  расследуя которое он ненароком зацепил кого-то из боссов
преступного   мира.   Те   сначала   по-хорошему   предупредили
следователя,  что  он  слишком  далеко  зашел,  а  после  этого
поступили по образцу, предлагающемуся во всех  западных  (да  и
наших тоже) кинофильмах про мафию - похитили его жену.
     Эту ситуацию следователь воспринял как редкую удачу - жена
доводила   его  своими  истериками  чуть  ли  не  до  инфаркта.
Обрадованный следователь незамедлительно  доложил  о  похищении
своему  начальству  и  в  прокуратуру и продолжал работать куда
активнее  прежнего.  Спустя  некоторое   время   мафиози   были
арестованы  и  осуждены. Сварливая жена, однако, погибла, когда
ОМОН ворвался в бандитское логово.
     В результате следователь приобрел славу  бескомпромиссного
фанатика-борца  с  мафией  и  был  приглашен работать в аппарат
министерства. Во избежание  неприятностей  он  до  сих  пор  не
женился повторно...



     Однажды  генерал  МВД  должен  был срочно встретить жену в
аэропорту. По  дороге  в  аэропорт  у  него  сломалась  машина.
Генерал  стал  голосовать  на  обочине,  и  его взялся подвезти
какой-то  мужик  на  "Волге".  Опаздывая  к  самолету,  генерал
понукал шофера, требуя ехать быстрее, но тот плохо справлялся с
машиной  и  быстро  не  мог.  Тогда генерал пересадил шофера на
место пассажира и, сам сев за руль, погнал машину на предельной
скорости.
     Через  некоторое  время  "Волгу"  остановил  патруль  ГАИ.
Взбешенный  генерал  протянул через окно свою красную книжечку.
Всмотревшись,   инспектор   ГАИ   слегка   побледнел,    вернул
удостоверение и с извинениями умчался.
     - В чем дело? - спросил его напарник.- Кого ты отпустил?
     - Даже  страшно  подумать,  кого.  У  него шофером генерал
ездит!
     Через десять минут гаишники получили по  радио  сообщение,
из  которого узнали, что только что отпущенная ими генеральская
"Волга" угнана сегодня  утром.  Генерала  потом  нашли,  а  вот
угонщика - нет.



     Однажды  двое  сержантов,  дежуривших  в  метро, подобрали
пьяного. Сомневались, стоит ли с ним связываться, он то вставал
на ноги и вроде бы как-то шел, то снова падал. В  конце  концов
решили  взять.  Отвели  под  руки в дежурку, где он моментально
заснул. Документов при нем не  оказалось.  Заглянули  в  сумку,
которая была у алкаша с собой. В сумке документов тоже не было,
зато лежали два автомата АКСУ со всеми принадлежностями.
     Оправившись от удивления, сержанты взглянули друг на друга
и поняли,  что их обоих беспокоит один и тот же вопрос: сдавать
или не сдавать. Сели и начали размышлять.
     Как вы думаете, что они решили?



     В воскресенье с утречка Петя  наладился  позаниматься.  Но
посторонний  шум  не  давал  ему  сосредоточиться.  В  подъезде
раздавались крики и какая-то возня  (квартира  была  на  первом
этаже).  Этот  шум  ему  не  понравился.  Петя  был  в  веселом
настроении, поэтому поступил просто  и  решительно:  набрал  по
телефону "02" и назвал адрес. Прекрасно зная про разгильдяйство
милиции,  он  сказал,  что в подъезде произошло убийство; после
такого заявления наверняка приедут очень быстро. Шум и крики  в
подъезде вскоре утихли.
     В  тот  же  день вечером к нашему герою в гости пожаловали
сотрудники милиции. "Это вы позвонили и сообщили про  убийство?
"  спросили  они. Отрицать было бессмысленно, и Петя признался,
что да, он звонил. Но затем последовал вопрос, от которого Петя
чуть не свалился со стула: "Ваш звонок поступил на  семь  минут
раньше,   чем   наступила   смерть  потерпевшего.  Как  вы  это
объясните?"  Он  захлопал  глазами  и  в  замешательстве   стал
лепетать,  что  он,  дескать,  не  знал  ни про какое убийство.
Оперативники  усмехнулись  и  предложили  отправиться  с  ними,
намекнув, что в СИЗО обычно становятся более правдивыми.
     На   другой  день  следователь  предъявил  ему  обвинение.
Настоящие убийцы  к  моменту  приезда  наряда  уже  исчезли,  а
начальство  требовало  результат.  Дело  даже  не в начальстве,
следователь  был  искренне  убежден  в  причастности   Пети   к
преступлению.
     Но  в  конце концов его все же отпустили. Никто не поверил
его рассказам, что это чистое совпадение, но доказать  обратное
следствию не удалось. А убийство так и осталось нераскрытым.



     Однажды   поздним   вечером   по  студенческому  общежитию
прогуливались двое коодовцев и  их  знакомый  сержант  милиции,
сменившийся  с  дежурства  и  зашедший  в гости. Разговор у них
зашел об оперотряде. Коодовцы, конечно, оценивали себя  высоко,
считали,  что  они  профессионалы,  и  возмущались, что сержант
относился к этому мнению иронично. Дело дошло до спора: один из
окодовцев, чтобы доказать свое  умение,  взялся  придраться  по
какому-либо поводу к первому встречному, найти у него нарушение
и  составить  протокол. Сержант не считал, что закон может быть
столь эластичен, и не верил насчет первого встречного.
     Итак,  заключили  пари  и   отправились   искать   первого
встречного. Он встретился довольно скоро: молодой человек стоял
у  окошка  в  коридоре  и  что-то  писал в тетрадочке. Коодовец
вытащил  ксиву  и  ринулся  в   наступление.   Вскоре   удалось
установить,   что   первый   встречный   здесь   не  проживает,
следовательно, он есть нарушитель пропускного режима; к тому же
не имел с собой документов, поэтому его доставили в  дежурку  и
принялись писать протокол.
     Ребят  заинтересовала  тетрадочка  задержанного, к которой
тот относился аккуратно и берег от посторонних глаз. Как  перед
задержанием,  так  и  находясь  уже  в  конторе, он делал в ней
какие-то  записи.  Удалось  отвлечь   внимание   нарушителя   и
заглянуть  в  тетрадочку.  Заглянув  туда, они ахнули: там были
подробные планы всех учебных корпусов и общежитий  с  указанием
номеров  комнат, всех входов-выходов и режима охраны. Последняя
фраза, которую задержанный написал,  уже  находясь  в  конторе,
гласила,  что в вечернее время общежитие патрулируется нарядами
КООД.
     Стоит напомнить, что было это в 1984 году...
     Составленный за нарушение пропускного режима протокол  тут
же  полетел  в  корзину, а сержант кинулся к телефону. Через 20
минут  у  подъезда  стояли  две  черные  машины,  а  в  дежурке
толпилось несколько человек, все в штатском.
     Через  неделю  сержант  похвастался  перед своими друзьями
повышением  по  службе  и  премией.  Окодовцам  же  ничего   не
досталось.  О  том,  кто  такой  был  этот  задержанный  первый
встречный, они так и не узнали,  но  окольными  путями  удалось
выяснить,  что  задержание  ему оформили по 64-й статье! Всякие
правонарушения пресекал оперотряд, но 64-й на его счету еще  не
было. И, пожалуй, больше не будет.



     Как-то ленинградскому управлению КГБ пришлось расследовать
очень  любопытное  дело.  Сюжет  его  был  весьма  прост: некто
пытался перейти границу, но попался. Но фабула!
     Недалеко от  погранзаставы  на  участке  финской  границы,
примерно  в  трех  километрах  от  не, была оборудована учебная
контрольно-следовая  полоса  с  полосатыми  столбами,  системой
сигнализации и прочими аксессуарами. К ней-то и вышел, поплутав
по  лесу, наш диссидент, "выбравший свободу". Оглянулся, никого
не увидел и кинулся через полосу. Тем не менее, с  заставы  его
кто-то   заметил,   и   несколько   пограничников   отправились
проверить, кто это там  бегает.  Промчавшись  через  полосу,  а
затем   еще   метров  200  по  находившемуся  за  ней  огороду,
принадлежавшему  пограничникам,  потенциальный  узник   совести
свалился  на  землю  (видимо,  сказалось  нервное  напряжение),
раскинул руки и радостно воскликнул:  "Свобода!"  Однако  долго
ему  радоваться  не  пришлось,  поскольку  через минуту над ним
выросли фигуры пограничников,  готовых  мстить  за  потоптанный
огород.

                              ***



                                "У оперативника должны быть
                                горячие руки, холодное сердце и
                                чистая голова"
                                           лейтенант юстиции Г.




     Оперуполномоченный  Баранов  славился  в  управлении своим
умением писать рапорта и протоколы. Вот один из его рапортов.
     "...На  улице  ко  мне  подошел   гражданин,   оказавшийся
впоследствии  Мовсумовым  Ш.Р.  Он,  не  пояснив причину такого
поведения, вытащил нож и стал  им  размахивать  передо  мной  с
намерением  порезать  мою  кожаную  куртку.  Я  попросил его не
делать этого и отдать нож. Гражданин Мовсумов Ш.Р. согласился и
передал нож мне. После этого я предложил ему пройти со  мной  в
отделение  милиции,  что  он  и сделал. Была ли у него до этого
сломана рука, я не заметил.  К  сему  прилагаю  объяснение  гр.
Мовсумова Ш.Р. и рапорта членов ДНД Гусева И.Г. и Иванова М.В."
     Следует  добавить,  что  такие  случайные встречи бывали у
Баранова регулярно, а те,  с  кем  его  то  и  дело  сталкивала
судьба, обычно числились, как и Шараф Мовсумов, в розыске.



     Одного  мужика  поздно вечером в электричке встретили трое
крепких  парней  и  ограбили,  хорошенько  наподдав,  чтоб   не
сопротивлялся.  Сами  они  вылезли  на  какой-то станции, а его
бросили  в  тамбуре  в  полубессознательном  состоянии.   Через
некоторое  время  он  очнулся  и, прибыв на вокзал, обратился в
отдел транспортной милиции.
     За дело  взялся  местный,  транспортный  сыщик.  Некоторые
обстоятельства  позволяли  предположить,  что  вышли  грабители
после совершения преступления  на  своей  станции.  Вот  только
потерпевший   не   видел   названия   той  станции.  Опер  стал
допытываться:
     - Как выглядела станция? Какого цвета было  здание?  Какая
там ограда?
     - Не помню... Не заметил...
     - Ну хоть какую-нибудь деталь вспомните!
     - Нет,   не   помню.  Разве  что...  Там  на  стенке  было
выцарапано: "... твою мать"
     - Знаю! Это Тишково! - сразу же сообразил опер,  прекрасно
изучивший свою территорию.
     Грабители  действительно  оказались  местными, и их быстро
нашли.



     Однажды,  во  времена  недавние,  застойные,   метро-менты
задержали   на   станции   спекулянтку,  торговавшую  какими-то
товарами. Привели в опорный пункт и стали  составлять  протокол
за торговлю с рук. Тетка оказалась вредная, документов при себе
не  имела и откуда взяла товар, говорить отказывалась. Но никто
особенно и не настаивал: протокол напишем - и дело с концом.
     Стали  крутить  ее  по  ЦАБу.  Дорожка  в  тот  день  была
"Магадан".  Сержант  кричит в телефон (слышимость, как водится,
плохая):  "Второе,   метро!...   Магадан!...   Краснова   Мария
Федоровна!..."
     Спекулянтка  как  услышала  это  географическое название в
сочетании со своей фамилией, страшно  перепугалась  и  поспешно
принялась каяться, причитая: "Я ничего такого не сделала, зачем
же   сразу  в  Магадан?!"  Сержант  сумел  сдержать  улыбку  и,
пользуясь случаем, выудил у  спекулянтки  все  ее  коммерческие
тайны.



     Зашли  мы  однажды к хорошему знакомому - следователю РУВД
Сергею Петровичу. Было уже поздно, народу  в  отделе  почти  не
осталось.  Мы  спокойненько  расположились  в  кабинете,  чтобы
обсудить кое-какие дела. У Сергея Петровича  не  было  скверной
привычки спешить домой сразу же, как закончится рабочий день.
     Вот  мы втроем устроились за столом, и тут Сергей Петрович
говорит: "Ребята, коньяку хотите?"  Елки-палки,  когда  это  мы
выпить  отказывались!  И  он  извлекает откуда-то снизу бутылку
шикарного французского коньяка, сразу видно -  валютный  товар,
этикетка  вся  в  золоте.  Мы  рты  раскрыли.  Сергей  Петрович
признавал лишь водку, ну, последнее время еще  спирт.  На  наши
удивленные вопросы "Откуда?!" он скромно ответил: "Это взятка".
- И поведал следующую историю.
     - Примерно неделю назад приходит ко мне одна баба, которая
проходила  у  меня по делу о хищениях. Проходила как свидетель,
хотя ей впору быть обвиняемой. Что  меня  удивило,  пришла  без
вызова.  И понесла какую-то чушь, ничего существенного. Я сразу
заподозрил,  что  дело  нечисто,  и  после  ее  ухода  осмотрел
кабинет.   Гляжу:   в  углу  стоит  бутылка  неприметно.  Я  уж
пятнадцать лет работаю, знаю, как  подстава  делается.  Схватил
эту  взятку  и хотел куда-нибудь сбагрить. Но в кабинете никуда
не спрячешь, в сейф особенно бесполезно. А в коридоре уже шаги.
Но я вовремя сообразил: открыл окно и швырнул бутылку в сугроб.
     Через полчаса безуспешных поисков комитетчики извинились и
исчезли. До бабы этой я еще доберусь, а с ее  подельщиками,  за
которых  она  якобы  взятку  давала,  я  уже  все устроил. Чтоб
неповадно было подставы делать, получат на полную катушку.
     Бутылку эту злополучную я вчера  из  сугроба  вытащил,  не
пропадать же добру. Ну, за здоровье наших расхитителей, чтоб им
всем далеко и надолго за такую подлость. Поехали!



     Некий  "крутой"  мужик  сидел вечером у себя в квартире со
своей собственной женой и никого не трогал. И все же  умудрился
влипнуть  в  историю. По лестнице мимо их дверей шел пьяный, не
знавший,  куда  деть  свою  энергию,  по  причине  чего  громко
матерился, колотил в двери и всячески безобразничал.
     Вместо  того,  чтобы  как  все нормальные люди не обращать
внимания на всяких алкашей или, если очень уж неймется,  просто
позвонить  в  милицию,  наш  герой  захотел  разобраться  с ним
самолично. Он вышел на лестницу и пару раз призвал нарушителя к
порядку. Но тот,  выплюнув  зубы,  снова  вставал  и  продолжал
ругаться и безобразничать. Упорный попался.
     На  лестничную  площадку  вышла  жена  и стала уговаривать
мужа: "Вася, хватит, ну  его,  пойдем!"  В  этот  момент  алкаш
изловчился,  боднул Васю головой в живот, проскочил мимо него и
супруги в квартиру и заперся там. Он был очень обижен  таким  с
собою  обращением,  и  ждать  от  него  согласия  кончить  дело
похорошему не приходилось. Вот тут  уже  ничего  не  оставалось
делать, как вызвать наряд милиции.
     Прибывшим  милиционерам  Вася  долго  объяснял, что это он
хозяин  квартиры,  а  тот,  кто  сидит  внутри   -   совершенно
посторонний  человек.  Блюстители  порядка  сначала решили, что
речь идет о какой-то тяжбе по жилищному  вопросу,  посоветовали
ему обратиться в суд и собрались уходить. Но в конце концов все
же  удалось им объяснить, в чем дело. Но что же предпринять? На
требования  открыть  дверь,  несмотря  на  то,  что   к   этому
требованию  присоединились  работники  милиции,  новый владелец
квартиры отвечал отказом  и  посылал  всех  подальше.  Ему  там
понравилось.   Выламывать   дверь   милиционеры   категорически
отказались, так как не имели для этого формальных оснований.
     Через часок подъехал  участковый.  Решили  все-таки  дверь
выломать.  А  дверь была крепкая, добротная, хозяин постарался.
Стали ломать. Увидев это, террорист закричал, что если  они  не
прекратят,   он   сейчас  подожжет  квартиру.  И  действительно
попытался это сделать.  В  итоге  супруги  лишились  не  только
двери,  но  еще  и дивана, больше ничего не сгорело. В общем, с
квартирным вопросом разбирались до утра.
     Справедливо говорят, что  два  переезда  приравниваются  к
одному пожару.



     Следователь УВД одного небольшого областного города как-то
на работе  обжег  себе  руку,  причем  настолько сильно, что ее
пришлось забинтовать и повесить на перевязь, как  это  делается
при  переломах.  Когда  следователь в таком виде шел вечером по
городу, в темном месте  ему  встретился  грабитель.  Человек  с
поврежденной рукой показался грабителю хорошей добычей, поэтому
злодей  остановил его и потребовал раскошеливаться. На счастье,
следователь  был  при  оружии.  Он  так  возмутился   подлостью
грабителя,  что  даже  не  сообразил отдать ему деньги, а сразу
задержал и привел в местное отделение милиции.
     В  отделении  выяснилось  полное   отсутствие   каких-либо
доказательств  попытки  ограбления: похищенного при задержанном
нет, оружия нет, свидетелей нет. А  сам  он,  естественно,  все
отрицает.
     Следователь  понял,  что  посадить  своего  обидчика он не
сможет, и ушел, напоследок попросив дежурного подержать  злодея
в "обезьяннике" еще час.
     Через  час  задержанного  отпустили,  а  на следующее утро
обнаружили его недалеко от отделения  в  канаве  со  множеством
переломов  и  повреждений.  Его отправили в больницу, а по сему
факту возбудили уголовное дело, по которому  в  первую  очередь
вызвали на допрос нашего следователя.
     У  предусмотрительного  следователя  было твердое алиби на
всю ночь. Кроме мотива на него ничего не имелось.
     А в тот же день к вечеру объявился преступник. В нанесении
телесных  повреждений  неудачливому  грабителю  признался  один
алкоголик,  готовившийся на днях отправиться в ЛТП. Он показал,
что так отделал мужика,  потому  что  тот  хотел  его  ограбить
(отобрать  пол-литра,  еще  бы!).  Других  обстоятельств  он не
помнил, так как в тот вечер  был  сильно  пьян  -  единственный
факт,  не  вызывавший  сомнений.  К  такой  версии  отнеслись в
милиции скептически,  но  зацепиться  было  не  за  что,  кроме
показаний  потерпевшего.  Через  пару дней потерпевший пришел в
сознание и смог говорить. Но единственное, что он вспомнил, что
избивший его человек был один, а одет был  в  черную  куртку  и
меховую  шапку. Допрошенный алкаш подтвердил, что именно так он
и был одет. Относительно же других обстоятельств происшествия у
него попрежнему все было в сорокаградусном тумане. Так что дело
на  него  пришлось  прекратить,  поскольку  он  утверждал,  что
защищался, а доказать обратное не представлялось возможным.



     Все знают про ОМОН. Но не все точно себе представляют, что
это такое,  и  часто кое-что путают. На заре эры демократизации
был  создан  отряд   милиции   особого   назначения   -   ОМОН,
предназначенный  для  охраны порядка на массовых мероприятиях и
усиления  других   подразделений   в   ответственные   моменты.
Существует   еще  так  называемый  отряд  милиции  специального
назначения - спецназ, который на митингах дубинками не машет, а
применяется   исключительно   для   захвата    особо    опасных
преступников,   освобождения   заложников   и   т.п.  операций.
Спецназовцы тоже считаются цветом милиции, но  красивых  черных
беретов не носят и вообще почти всегда ходят в штатском.
     И  те, и другие проходят самый строгий отбор и практически
все служебное и неслужебное время проводят  на  тренировках.  В
силу   специфики  службы  ОМОН  и  спецназ  друг  с  другом  не
встречаются, поэтому до некоторого  времени  не  представлялось
случая выяснить, кто же из них самый-самый.
     Однажды  во  время  праздников,  когда  в Москве ожидались
большие митинги и прочие "беспорядки", и, как всегда в подобных
случаях, было объявлено усиление  (это  такая  штука,  когда  в
выходной  день  ты  с  утра  до  вечера отдыхаешь не дома, а на
работе), они  и  встретились.  Те  и  другие  сидели  по  своим
автобусам  возле  ГУВД  и ждали, какую дыру на каком фронте ими
заткнут.
     Два омоновца отлучились из автобуса  за  сигаретами  и  по
пути  встретили  в  переулке  двоих  спецназовцев,  которые там
покуривали. Сейчас  уже  забылось,  что  им  друг  в  друге  не
понравилось,  омоновцы  вроде  бы  решили проверить документы у
двух подозрительных штатских, которые  вели  себя  неподобающим
образом,  а  те  вроде бы их послали. Короче, дошло до ссоры. К
тому моменту те и другие, слава богу, знали, с кем имеют  дело,
поэтому  до  применения  оружия  дойти  не  могло,  но выяснить
отношения решили  твердо.  Выяснение  отношений  затянулось  на
тридцать  секунд,  по  истечении которых оба омоновца лежали на
земле, а их краса  и  гордость  черные  береты  перекочевали  к
противникам в виде трофея.
     Обида   была  смертельной.  Спецназовцев  догнали  уже  во
дворике и вознамерились продолжить выяснение отношений уже всем
взводом. Но из другого автобуса высыпали заступники  числом  не
меньше.  В  самый  последний момент массовую драку предотвратил
полковник, догадавшийся объявить тревогу.



     А вот еще  одна  история  про  спецназ.  Они  отрабатывали
захват  группы  террористов,  как при наличии у них заложников,
так и без оных.  В  последнем  случае  брать  живым  никого  не
полагалось. Согласно вводной, вооруженные террористы укрылись в
сарае,  который  нашему  доблестному  спецназу предстояло взять
штурмом. Террористов  изображали  мешки  с  тряпками.  Заглянув
внутрь  и  убедившись,  что  все  готово, командир отряда отдал
приказ начать штурм.
     Солдаты   пошли   цепью,   поливая   огнем    воображаемых
террористов.  Свистели  пули,  летели  щепки  и куски досок. На
учениях  присутствовал  кто-то  из  начальства,  поэтому  бойцы
старались  произвести  впечатление,  патронов  не жалели. Через
минуту  все  было  покончено.  И  постройка,  и  чучела  теперь
состояли  преимущественно из дырок. Командир, осмотрев поле боя
и убедившись, что после такого налета ничего живого остаться не
могло, объявил учение оконченным.
     После этого из сарая выполз майор,  который,  оказывается,
залез  туда  пару  часов  назад  поспать  в  тенечке.  Во время
огневого шквала  он,  к  счастью,  успел  забиться  в  какое-то
углубление  и  вжимался  в  землю  как мог. Зная толк в военном
деле, он, к несчастью, уцелел. Но в дипломатии толка  не  знал,
потому что вылез, когда начальство еще не уехало.



     Сия неприятная история случилась в следственном управлении
в центральном   аппарате  МВД.  По  своему  статусу  управление
занимается делами, которые захватывают по  нескольку  областей,
следовательно,   собирать   улики   и  свидетельские  показания
приходится по всему Союзу. В ответственных случаях  следователи
отправляются в командировки, а в остальных случаях направляется
поручение   территориальным   следственным   органам  допросить
такого-то свидетеля о  таких-то  обстоятельствах.  Естественно,
эти поручения, как правило, не исполняются: местные следователи
и  так  сильно  загружены, а тут еще всякие бюрократы из центра
присылают разные задания.
     В управлении работала секретарша, которая славилась  своим
умением  настоять  на  исполнении поручений следователей. Когда
она отправляла запрос,  протоколы  приходили  обязательно  и  в
срок.
     Гром  грянул  через  полгода.  На  одном процессе адвокаты
настояли на вызове в судебное заседание  свидетеля  из  другого
города.   Второстепенных   свидетелей   обычно   не   вызывают,
удовлетворившись  протоколом  их   допроса.   Но   раз   защита
настаивает,  пришлось  вызвать  свидетеля.  Согласно протоколу,
свидетель Павлов был 1956 года рождения. В зал заседаний входит
дедуля с орденами. Уточняют фамилию,  адрес  -  все  правильно.
Спрашивают про обстоятельства дела - ничего не знает. "Это ваши
показания?" - "Нет"
     Налицо  откровенный  подлог.  Судья возбуждает дело против
следователя. Стали разбираться, и  оказалось,  что  наша  всеми
уважаемая  и ценимая секретарша попросту сочиняла все протоколы
допросов, не надеясь на местные следственные органы.
     Тех  подсудимых,  в  чьем  деле  был   обнаружен   липовый
протокол,   конечно,  оправдали.  Но  не  это  самое  страшное.
Выяснилось, что такую  же  липу  успели  подшить  в  90  других
уголовных  дел.  Это  дает  основание  для пересмотра их всех и
отмены приговоров. Вот это была бы катастрофа! Всему управлению
пришлось  на  время  бросить  свои  дела   и   разъехаться   по
командировкам  допрашивать  свидетелей,  чтобы  успеть заменить
фальшивые протоколы настоящими до окончания срока проверки.



     Наши за границей -  неисчерпаемая  тема  для  анекдотов  и
прочих  забавных  историй. Довелось как-то поехать за границу и
советским служителям правопорядка.
     Состав   делегации   подбирали   тщательно.   Обязательным
требованием  было  знание  английского  языка. Как наши офицеры
знают язык на самом деле, выяснилось сразу же после  прилета  в
Америку.
     В  гостинице  им первым делом предложили заполнить анкету,
естественно, на английском. С графой "Name" [имя] наши  кое-как
справились,  графу "Age" [возраст] также преодолели более-менее
благополучно. Но потом шла  графа  "Sex"  [пол].  Вместо  того,
чтобы  как  все граждане написать "male" или "female" [мужской,
женский], наши все дружно написали там "Yes" [да].
     Конфуз получился немаленький. История дошла до  начальства
в  Москве.  По  возвращении  все  члены  делегации  получили по
выговору с формулировкой "за аморальное поведение".

                              ***




                                - Стой! Стрелять буду!
                                - Стою!
                                - Стреляю!
                                                   Из разговора




     Областной город.  Зима.  Крепкий  мороз  и  жуткий  ветер.
Патрульная   группа   мерзнет   на   боевом  посту  в  насквозь
продуваемом УАЗике с  брезентовым  верхом.  В  таком  положении
вполне  естественно  выглядит  появление на свет из-под сиденья
пол-литры. Наряд немного  согрелся  и  продолжал  стойко  нести
вахту.
     В  это  время  мимо  проносится  на недозволенной скорости
машина, только что объявленная в  перехват.  Доблестные  стражи
порядка  бросаются  за  ней  в  погоню. Неосведомленный человек
может  подумать,  что  догнать  "Волгу"  на  потрепанном   УАЗе
невозможно.  Но  вам  надо  еще учитывать местные условия... Во
время преследования, поскольку на большой скорости УАЗик  стало
продувать  еще  сильнее,  пришлось добавить. Водитель ухитрялся
делать это на ходу, не выпуская баранки. Через 20 минут  погони
нарушителей  загнали  за  город,  на  проселок, где милицейский
"козлик" имеет преимущество даже перед "Мерседесом"  (проверено
на  практике),  и  угонщиков задержали. Младший лейтенант потом
утверждал, что это он ловко пробил злодеям  шины  из  автомата.
Стрелять-то  он  стрелял, но действительно ли в таком состоянии
попал им по колесам, проверить впоследствии не удалось; почему
- после станет ясно.
     В общем, угонщиков взяли и повезли в контору. На  радостях
откупорили   третью   пол-литру.   По  пути  назад  чем  больше
сержантводитель принимал,  тем  медленнее,  казалось  ему,  они
едут,  и  он  все  жал  и  жал  на  газ.  Под конец задержанные
взмолились,  чтобы  сержант  сбавил  скорость,  потому  что  им
хочется оказаться в КПЗ, а не на кладбище. Кстати, по приезде в
контору на боках УАЗика насчитали четыре свежих вмятины.
     Когда  выбирались  из  машины, было не совсем понятно, кто
кого ведет:  задержанные  практически  тащили  милиционеров  на
себе.  Они бы запросто сбежали, если бы их предусмотрительно не
приковали наручниками. Третий патрульный - старшина, у которого
подпорки не было (задержанных лишь двое)  так  и  не  дошел  до
дежурной части, он свалился на крыльце и заснул.
     Начальник    отделения,    однако,    отнесся   к   героям
благосклонно. Несмотря на то, что они допустили ряд проколов, в
частности, взяли лишь двух угонщиков, а их было трое (третьего,
наверное, просто не заметили), и  бросили  угнанную  машину  на
дороге,  чем  обрекли  ее  как  минимум  на "раздевание" (что и
случилось),  несмотря  на  все  это,  начальник  объявил   всем
благодарность  и решительно пресек провокационные слухи о якобы
заснувшем на крылечке старшине, заявив, что тот получил  травму
в героической схватке с преступниками.



     Страшную историю рассказал мне один сельский участковый из
Владимирской   области.  Двое  преступников  захотели  ограбить
сельский магазин. План их был весьма оригинален. Чтобы не мешал
сторож, они решили его напугать. Сторож, было известно, человек
суеверный, интересуется рассказами про всяких  ведьм  и  леших,
которыми его в избытке пичкают знакомые.
     Так  вот,  один из воров раздобыл фосфоресцирующую краску,
вымазался ею, нацепил какой-то балахон и должен был  изображать
в  таком  виде  привидение  или  покойника.  Увидев  его ночью,
сторож, естественно, страшно перетрусил и кинулся бежать.  Пока
второй  вор  обчищал  склад,  напарник бродил поблизости, чтобы
сторож не вздумал вернуться.
     А тот в это  время  примчался  к  друзьям-собутыльникам  и
разбудил  их.  Те,  увидев,  до  какой степени напуган товарищ,
поверили ему, а через некоторое время сами захотели  посмотреть
на  вылезшего  из  могилы  покойника. Приняв для храбрости, они
отправились к магазину. Покойник бродил поблизости.  Но  втроем
им  уже  не  было  так  страшно,  и  они  решили расправиться с
нечистой силой. Осенив себя крестным знамением, мужики изловили
покойника и закопали его обратно, загнав в спину осиновый кол.
     Наутро   мистическо-алкогольный   дурман   рассеялся,    и
обнаружилась кража из магазина.



     Двое  оперов из розыска взялись сами осуществлять наружное
наблюдение, поскольку профессионалов из Седьмого управления  им
не  выделили.  Весь  день  они  мотались  по  городу  за  своим
подозреваемым. Вечером объект вернулся  домой,  а  оперативники
остались  в  машине  у  подъезда.  Через некоторое время свет в
квартире погас. Похоже, подопечный  лег  спать  и  до  утра  не
появится.  Но  сниматься  нельзя.  Тогда старший по званию опер
говорит своему коллеге,  дескать  у  меня  тут  недалеко  живет
знакомая, поэтому я иду туда ночевать, а ты остаешься в машине,
потому  что  у тебя здесь знакомых нет и быть не может. Приказы
не обсуждаются, и лейтенант приготовился провести ночь в машине
у подъезда.  После  ухода  начальника  он  забрался  на  заднее
сиденье, укрылся брезентом и уснул.
     Проснулся  лейтенант  ранним  утром,  часов  около пяти. К
своему удивлению он почувствовал, что машина не стоит, а  едет.
Осторожно  приподнявшись,  он  увидел  спереди двух подростков,
машина же ехала по  совсем  не  знакомым  местам.  Пацаны  были
страшно  довольны  своей  прогулкой,  но  все  же  один из них,
проявляя беспокойство,  спрашивал  другого:  "Как  ты  думаешь,
скоро  милиция  начнет  нас  искать?" Рассерженный опер вытащил
пушку и заявил угонщикам, что, мол, милиция уже здесь.  У  него
была  хорошая  реакция, и он успел вовремя перехватить руль, не
то они въехали бы в столб.
     А потом лейтенант, сидя сзади, давал указания, куда ехать,
пытаясь  добраться  до  какого-нибудь  отделения  милиции.   Но
поскольку  он  совершенно не знал район, куда их занесло, то на
поиски ушло часа два времени и весь остаток бензина.



     Опер из БХСС как-то похвастался своему коллеге,  оперу  из
розыска, новым приобретением. Его начальник, вернувшись из США,
привез  оттуда в качестве подарка заграничных коллег наручники.
Они были красивые и ладные,  легко  защелкивались.  Бэхаэсэсник
продемонстрировал  розыскнику свое умение накидывать браслет на
задержанного. А второе кольцо он защелкнул на своем запястье.
     После  этого  опер  вспомнил,  что  предварительно   забыл
побеспокоиться  о  ключе  от  наручников.  Поблизости  ключа не
оказалось. Тогда пришлось признаться, что наручники принадлежат
на самом деле не ему, а полковнику, и лезть одной рукой в  стол
нач.отдела  под  раздраженные  замечания  коллеги.  В  столе  у
начальника  ключа  также  не  было.   Ключ   от   отечественных
наручников к заграничным, естественно, не подходил.
     Немного   оправившись   от  потрясения  и  выслушав  запас
нецензурной  брани  опера  из   розыска,   который   по   своей
доверчивости   оказался   прикованным,  недотепа  стал  звонить
начальнику отдела, к тому времени  уже  уехавшему.  К  счастью,
полковник оказался дома.
     Он  сначала  подробно распросил, в чем дело, потом посулил
лейтенанту много хорошего и разного, а затем заявил,  что  ключ
лежит  у  него  в  сейфе,  а  ключ от сейфа он взял с собой. За
ключом пришлось ехать  к  полковнику  домой  и  поторапливаться
ввиду позднего времени. Таксист опасливо покосился на связанных
одной целью мужиков, но привез их куда было надо.
     Таксиста  попросили  подождать,  поднялись  к  полковнику,
который прежде чем дать ключи не преминул  сделать  пару  едких
замечаний,  и  поспешили  назад. Кроме такси внизу их дожидался
патруль  милиции.  Теперь  операм   пришлось   краснеть   перед
сержантом,  пока  он  изучал  удостоверения. При входе в здание
ГУВД также возникла заминка, поскольку постовой  никак  не  мог
уяснить,  кто из них сотрудник, а кто задержанный (задержанного
ни тому, ни другому изображать не хотелось).
     Освободившись, розыскник дал волю своим чувствам. Что  там
произошло  между  ними  в пустом кабинете, неизвестно, но с тех
пор бэхаэсэсник стал панически бояться всех сотрудников  УР,  а
пострадавший  от  него  коллега  почему-то перестал применять к
задержанным наручники.



     Михал Михалыч, о котором мы уже рассказывали, питал острую
неприязнь ко всякого рода  сектантам,  особенно  кришнаитам.  С
наступлением  оттепели  и  гласности (1987-88) они во множестве
выползли на улицы, предпочитая центральную часть города (где  и
служил  Михалыч),  и  устраивали  там публичные безобразия типа
пения мантр,  торговли  литературой  и  прочие.  Михал  Михалыч
всячески  с  ними боролся, притаскивал их в отделение и норовил
возбудить дело по статье 227 УК за посягательство  на  здоровье
под видом исполнения религиозных обрядов. Но времена были уж не
те.  Начальство  намекнуло  защитнику православия, чтобы больше
таких нарушителей не приводил. Михал Михалыч перешел  к  другим
методам   воздействия,  но  пошли  жалобы  от  пострадавших,  и
начальство сделало  ему  более  строгое  внушение.  Он  немного
утихомирился,   но   по-прежнему  считал  кришнаитов  заклятыми
врагами.
     Однажды в воскресенье мы шли по Арбату не по служебным,  а
по  личным  делам.  Нас было человек шесть, в том числе и Михал
Михалыч. Недалеко от Смоленской  площади  послышались  знакомые
звуки, при которых у Михалыча запылал в глазах священный гнев и
сжались  кулаки.  Мы  подошли.  Кришнаиты,  собравшись  кучкой,
постукивали в свои бубенцы и горланили обычное:
     Харе Кришна, харе Кришна,
     Кришна, Кришна, харе, харе.
     Харе Рама, харе Рама,
     Рама, Рама, харе, харе.
     Устраивать мордобой в духе Михалыча было нельзя: здесь  не
наше отделение. Был применен иной способ.
     Растолкав  любопытных,  мы приблизились к кришнаитам. Они,
видимо,  что-то  заподозрили,  но  своей  занудной  песенки  не
бросили. Поглядывая на Михал Михалыча с опаской, они продолжали
гнусавить:
     Харе Рама, харе Рама,
     Рама, Рама, харе, харе.
     Дождавшись конца куплета, Михал Михалыч махнул рукой, и мы
все дружно вступили, заглушив сторонников Кришны:
     В харю Мишку, в харю Мишку,
     Мишку, Мишку - в харю, в харю!
     По толпе покатился смех. Кришнаиты, не разобравшись, в чем
дело, по инерции продолжали стучать в барабаны. А Михал Михалыч
и с ним остальные горланили дальше:
     В харю Райку, в харю Райку,
     Райку, Райку - в харю, в харю!
     Все  кругом  хохотали.  А  кришнаитам  пришлось  убраться,
потому что в такой обстановке их уже всерьез не воспринимали...



     Сотрудник народной дружины Миша Галкин никогда не проходил
мимо, если видел какое-нибудь нарушение. Но такая  общественная
активность,   вопреки  стереотипам,  не  сочеталась  у  него  с
дилетанством: законы он знал и действовал грамотно.
     Как-то он задержал на улице двух спекулянтов,  торговавших
с  рук  подозрительной  косметикой,  и  сдал  их в милицию. Там
сначала не хотели принимать задержанных, потому что  они  якобы
торговали на территории соседнего отделения. Место происшествия
располагалось  приблизительно  на  границе  двух  районов. Миша
сумел  убедить  дежурного,  что  это   место   входит   в   его
компетенцию.
     Косметику  изъяли.  Один  из  офицеров  с  видом  знатока,
заявил,  что  это  контрабандный  товар,   скорее   всего,   из
Югославии.  Когда  протоколы  были  составлены,  Миша  попросил
выдать ему справку о сдаче правонарушителей,  чтобы  отчитаться
перед  начальством.  Он долго мусолил ручку, раздумывая, как бы
составить справку, чтоб вышло покороче, но чтоб точно указать в
ней время и место, а также характер правонарушения. Наконец  он
сообразил и написал, что задержаны они были на границе районов.
Дежурный  не глядя подмахнул бумажку, и Миша гордо отправился в
штаб похвалиться перед начальством своим успехом.
     Начальство же, увидав справку,  открыло  рот  и  долго  не
могло  уяснить,  чем  же  занимался  его  сотрудник.  В справке
стояло: "Дана сотруднику ДНД  Галкину  в  том,  что  им  в  N-е
отделение   милиции   сданы   граждане   Такой-то  и  Сякой-то,
задержанные  15  февраля   1987   на   границе   Ленинского   и
Свердловского районов за контрабанду."



     Началась   эта   история   самым   обычным   образом,   не
предвещавшим  ничего  интересного.  Двое   подвыпивших   парней
остановили на улице мужика, пригрозили ему перочинным ножиком и
отобрали  шапку  и  бумажник.  Потерпевший  побежал в милицию с
горячей просьбой помочь вернуть  свою  собственность,  особенно
сокрушаясь,  что  в  бумажнике  у  него  были  все документы. В
отделении, конечно, приняли соответствующие меры,  и  через  30
минут грабители были задержаны по приметам.
     Их  завели  в "обезьянник", обыскали и, пригласив понятых,
начали  проводить  опознание  похищенных  вещей.  "Что  было  в
бумажнике?"-  спрашивает  опер  у  потерпевшего.  Тот  начинает
вспоминать: "Деньги, в сумме столько-то, паспорт,  водительские
права  и..."  - "Что еще?" - Он покосился на понятых и выдавил:
"И удостоверение мастера спорта по  боксу"  -  "Фальшивое,  что
ли?"  - удивились менты. - "Нет, настоящее..." Опер все-таки не
поверил, или сделал вид, что  не  поверил,  и  на  другой  день
съездил  в соответствующий госкомитет и проверил удостоверение.
Там подтвердили, что выдано оно  в  соответствии  с  правилами.
Опер  не  преминул  рассказать про обстоятельства дела, показав
материалы,  где  фигурировали  два  пацана  семнадцати  лет   и
перочинный ножик с лезвием в 9 см.
     Маленькая  пакость  удалась. Боксер потом напрасно пытался
оправдаться перед коллегами, что, дескать, спорт это  спорт,  а
рисковать  понапрасну  не  стоит  и т.п. Его спортивная карьера
закончилась.



     Поздно вечером в электричке четверо преступников избили  и
ограбили  человека. В вагоне народу было мало, заступиться было
некому. Впрочем, последнее не совсем верно. Одним из пассажиров
был сотрудник милиции Н.Н. Нельзя сказать, что он  струсил  или
не   захотел   связываться,   или   не  смог  бы  справиться  с
грабителями.   Н.Н.   был   добросовестным   работником,   имел
десятилетний  стаж  службы в органах и звание майора. Но дело в
том, что служил он в Седьмом управлении (наружное  наблюдение),
а   сотрудникам   этого   ведомства  категорически  запрещается
"засвечиваться" где бы то ни было; они никогда не носят  форму,
почти  никогда  -  удостоверения и оружие, и их профессионализм
состоит совсем в ином, нежели  у  розыскников  или  сотрудников
других подразделений.
     Н.Н.  не  стал  задерживать грабителей, но в полном объеме
применил  свои  профессиональные  навыки.  Он   отследил   всех
четверых грабителей до их места жительства, попутно ухитрившись
еще  установить  личность  потерпевшего. Как ему удалось одному
отследить четверых, он не рассказал, сие осталось загадкой.
     На следующее утро начальник местного ОВД  получил  телекс,
где сообщалось об имевшем место ограблении гражданина такого-то
(потерпевший  к  тому  времени  еще  не  обратился  в милицию),
которое совершили граждане такие-то  (приведены  их  фамилии  и
адреса),  а  похищенные  вещи  находятся  по  адресу такому-то.
Местной  милиции  осталось  лишь  выполнить  чисто  техническую
работу  -  поехать  и забрать преступников. Фигурировать в деле
Н.Н.,  естественно,  не  мог,  но   собранных   благодаря   ему
доказательств хватило с избытком.



     Здесь мы приводим конспект одного уголовного дела, которое
находилось в производстве в Следственном управлении Петровки-38
несколько  лет  назад.  Во избежание неприятностей для тех, кто
остался в живых, все фамилии изменены.
     Из протокола осмотра места происшествия:
     "...труп   гр.Татищева   Е.К.   лежит   на   спине,   руки
раскинуты...   Смерть   наступила   2   часа  назад  вследствие
проникающего пулевого ранения в голову.  Выстрел  произведен  в
середину  лба из пистолета калибра 7.62 мм... В карманах одежды
Татищева Е.К. обнаружены 300 граммов  неизвестного  вещества  с
резким  запахом,  иностранная  валюта в количестве 600 долларов
США, документы - паспорт и водительские права на  имя  Татищева
Е.К.  и  Громова  А.Н.  (последние  -  с признаками подделки) и
пистолет Макарова N  МА  1092316  с  5  патронами  в  обойме...
Остальные   6   трупов  расположены  аналогично,  на  небольшом
расстоянии друг от друга... В 6 метрах от трупа  Татищева  Е.К.
обнаружены  7  гильз  от  пистолета  "ТТ"  и нечеткий отпечаток
мужского ботинка (слепок снят)."
     Из акта судебно-медицинской экспертизы:
     "Обращает на себя внимание то, что все 7 потерпевших убиты
одинаковым образом - выстрелом точно в середину лба.  Спокойное
выражение  лиц  потерпевших  указывает на то, что выстрелы были
произведены очень быстро, опытным человеком."
     Из    рапорта    оперуполномоченного,    выезжавшего    на
происшествие:
     "Убитый    Татищев   является   лидером   так   называемой
"краснопресненской" группировки. В настоящее время находится во
всесоюзном розыске  за  совершение  ряда  разбойных  нападений.
Убитые  Пименов, Рахманов, Догилев находятся в розыске за взрыв
в  помещении  кооператива  "Балтика",  при  котoром  ранено   5
человек.  Убитые  Козырев  и  Гамзатов  объявлены во всесоюзный
розыск УВД Ленинградской области за нападение на инкассаторов и
захват денег в сумме 350 тыс.рублей. Отпечатки пальцев  убитого
Джаффар-заде  Н.К.  соответствуют  отпечаткам,  оставленным  на
месте убийства сторожа завода  "Эмитрон",  где  из  кассы  было
похищено   180   тыс.   рублей.   Все  убитые  имели  при  себе
огнестрельное оружие. Кроме того, у Татищева находилось  и  300
г.  кокаина...  Предположительно, указанные граждане были убиты
по заказу конкурирующей преступной группы..."
     Из собственноручных показаний  гражданина  Болотова  Р.А.,
1962 года рождения, гражданина СССР:
     "Вечером   15  марта  я  вышел  погулять.  На  перекрестке
Минского шоссе и Московской кольцевой автодороги, на тротуаре я
нашел большой пистолет неизвестной мне системы. Я  очень  боюсь
оружия,  поэтому я не стал проверять, заряжен пистолет или нет,
а решил отнести его в милицию - на Петровку, 38. Где  находится
местное  отделение  милиции,  я  не  знаю.  Положить пистолет в
карман я побоялся и просто нес его в руке. Когда  я  прошел  по
Минскому шоссе несколько метров, на меня бросились 7 человек. Я
очень  испугался,  так  как  решил,  что это преступники, и они
сейчас меня убьют. Я непроизвольно  сжал  пистолет  в  руке,  и
вдруг  тот несколько раз выстрелил. Попал ли я в кого-нибудь, я
не знаю, так как я сразу повернулся и убежал. Затем я на  такси
приехал на Петровку. Ранее мне никогда не приходилось стрелять,
и у меня сильно тряслись руки... Пистолет прилагаю к настоящему
объяснению."
     Из    характеристики,    затребованной   следователем   на
гражданина  Болотова  Р.А.  по  месту   работы   (к   делу   не
приобщалась):
     "Болотов Р.А. ведет большую общественную работу в качестве
внештатного  сотрудника  милиции.  Активно  занимается спортом,
имеет звание кандидата в мастера спорта СССР по стрельбе..."
     Постановление следователя о прекращении уголовного дела:
     "Уголовное дело N 14765/87  прекратить  за  отсутствием  в
действиях Болотова Р.А. состава преступления..."
     И как такое могло случиться?



     Один оперуполномоченный из ОБХСС решил поймать взяточника.
Процедура  известная:  заявление  взяткодателя  - пометка денег
засада - триумф правосудия. Поскольку взяткополучатель  работал
на  автобазе и мог позвать себе на помощь "трудовой коллектив",
опер пригласил для участия в операции омоновцев, оторвав их  от
куда   более  приятного  занятия  -  поглощения  пива  прямо  в
служебном кабинете.
     Омоновцы были засунуты в кузов автоприцепа под брезент  со
строгим  приказом  не шевелиться. Как назло, взяточник долго не
принимал подношение. Тем временем после пивка им  потребовалось
в туалет. Однако чувство долга было сильнее, и омоновцы терпели
молча. Наконец взяточник принял подношение и был схвачен. Опер,
не  знавший о страданиях своих подчиненных, провозгласил: "Едем
немедленно в контору!" Исполнить сво,  самое  насущное  желание
они не успели.
     Тем  временем  взяточник  начал  возмущаться задержанием и
ссылаться на ООН, президента США и права человека. Ему никто не
отвечал - опер вел машину, а  у  омоновцев  мысли  были  заняты
совсем другим. Когда опергуппа прибыла на Петровку, задержанный
нагло  уселся на мостовую рядом с машиной и отказался двигаться
до  тех  пор,  пока  прямо  сюда  не  приведут  прокурора.  Эта
проволочка   оказалась  для  него  роковой.  Опер  пытался  его
уговорить, но запасы терпения у омоновцев уже кончились  -  они
едва   успели  расстегнуть  брюки  и...  достоинству  и  правам
уважаемого взяточника был нанесен значительный ущерб.
     Интересно, что после этого, помывшись, взяточник не только
больше не вспоминал про свои права, но и признал все выдвинутые
против  него  обвинения.  Единственное,  о  чем  он  просил   -
поместить  его  в  одиночную  камеру:  неприятное  происшествие
ставило его на низшую ступень в уголовной иерархии...

                              ***




                                "На месте преступления орудия
                                преступления не обнаружено."
                                  Из протокола осмотра (по делу
                                              об изнасиловании)




     В практике следователя  провинциальных  органов  Алексеева
бывали  разные кражи, но сообщение из города Энска повергло его
в изумление. Там  похитили  только  что  запущенную  телефонную
станцию.  Работы по установке АТС велись три года, и наконец ее
запустили. Станция проработала три дня, после чего ночью  связь
неожиданно   оборвалась.  Наутро  работники  телефонной  службы
обратились в милицию с сообщением, что  станции  нет  на  своем
месте. Дежурный послал разобраться участкового.
     АТС   располагалась   в  специально  построенном  для  нее
кирпичном  одноэтажном  домике.  Внутри  домик  оказался  пуст,
только  на  стенках  висели  оборванные  кабели.  Осмотр  места
происшествия показал, что никаких подозрительных следов  вокруг
здания  нет.  Накануне  выпал  снег, поэтому невозможно было не
заметить, если кто-либо в эту ночь подходил к  зданию.  Да  что
там подходил, АТС весила больше десяти тонн - даже не на всякой
машине увезешь!
     Жители   окрестных   домов  ничего  не  слышали.  Дежурный
телефонист, естественно, ночью  отсутствовал,  предпочтя  пойти
спать  домой. При этом он надежно запер дверь, а замок был цел.
Короче, абсолютно  темная  история,  попахивающая  чертовщиной:
станция   как   сквозь   землю  провалилась.  В  том,  что  АТС
действительно находилась на месте  еще  накануне,  сомнений  не
возникало: три дня телефонной связью пользовался весь город.
     В  таком  виде дело поступило к следователю Алексееву. Для
начала  он   лично   осмотрел   место   происшествия.   Станции
действительно  не  было в домике, какие-либо следы вокруг также
отсутствовали. Следователь вынес  постановление  о  возбуждении
дела  и приступил к расследованию. Два дня он пытался выяснить,
кому же могла понадобиться  АТС,  и  кто  был  в  состоянии  ее
вывезти. Безуспешно.
     Не  будем более мучить читателя догадками и рассказывать о
бесплодных усилиях милиции.  На  третий  день  все  выяснилось.
Оказывается,  на том месте, где построили здание для АТС, много
лет назад был дом с подвалом. Дом во время войны разрушился,  а
подвал  сохранился.  Место  заровняли  и  забыли.  Строители не
удосужились выяснить это и построили здание  аккурат  на  месте
старого.  Под  тяжестью  оборудования  пол  ночью провалился, и
станция ушла в землю, причем ее верх оказался как раз на уровне
пола, так что  участковый  пару  раз  по  нему  прошелся  и  не
заметил.  А  дальше внимание милиции сосредоточилось на поисках
следов, и никто не додумался проверить  версию,  которая  между
тем   раз   двадцать   высказывалась  вслух  всеми  участниками
следствия: "Как сквозь землю провалилась".



     В одном областном центре случилось ЧП, точнее,  целый  ряд
происшествий, из-за которых в течение месяца вся милиция стояла
на  ушах.  По  утрам  на улицах города стали регулярно находить
искалеченные тела, как правило, группами по 3-6 человек.  Рядом
с  телами  часто валялись кастеты, нунчаки, ножи, цепи и прочие
предметы  определенного   назначения.   Между   прочим,   среди
пострадавших обнаружили троих, которые числились в розыске.
     Целый  месяц  по  ночам младшие офицеры угрозыска сидели в
засадах, а старшие ломали головы над  причинами  происходящего.
Наконец  патруль обнаружил и задержал героя. Предварительно ему
дали разделаться с 3 хулиганами; между прочим, у одного из  них
оказался   обрез.   По  официальной  версии,  герой  боролся  с
преступностью в  родном  городе,  за  что  и  получил  "Красную
звезду".  (На  то,  что  двое из "обработанных" им преступников
позже  скончались,  закрыли  глаза,   списав   на   необходимую
оборону.)  В  действительности  все  было  не  так гладко. Свое
поведение герой так  объяснял  следователю.  Он  -  кандидат  в
мастера  спорта  по  рукопашному  бою, тяжеловес. Тренироваться
негде и не с кем. А скоро союзные соревнования. Отсюда и ночные
прогулки по глухим районам, где  спарринг-партнеры  водились  в
изобилии.
     После   этого   тяжеловесу  предложили:  будь  паинькой  и
похорошему иди работать к нам, не то  поедешь  далеко-далеко...
Он  выбрал первое, благо, возможностей для тренировок ожидалось
много. Теперь он уже мастер спорта, а  тренироваться  с  ним  и
сейчас по доброй воле никто не желает.



     Однажды  опер  по  служебным  делам  поехал  из  Москвы  в
область: кого-то допросить или что-то привезти начальству...  В
общем,  едет  в  электричке.  На  соседней  лавке  спит мужик с
рюкзаком. К нему подсаживается парень и тихо  лезет  в  рюкзак.
"Карманник",  проявил  опер догадливость, достойную Штирлица. И
уже собрался задержать  вора,  только  ждал,  чтоб  тот  что-то
украл.  Парень  вытащил из рюкзака пистолет и спрятал в карман.
Опер удивился и решил не торопиться, продолжая делать вид,  что
дремлет.
     Карманник закончил свое дело и пошел на выход. Оперативник
отправился  за  ним  и  в  другом вагоне задержал его. Затем он
вызвал  патруль.  Был  лихо  скручен  и  спящий.  Он   оказался
полковником  внутренней  службы,  "по привычке" взявшим с собой
оружие на дачу.  Так,  по  крайней  мере,  звучала  официальная
версия.



     В  1982  году  в  крупном  городе  М.  произошла настоящая
перестрелка как в американских  боевиках.  Причина  была  очень
простая,  точнее,  вообще  никакой  причины  не  было.  Младший
лейтенант ГАИ заметил  на  машине  с  кавказскими  номерами  не
горящий  бортовой  огонь.  Ему сразу же пришла в голову простая
мысль: "Если такая  классная  тачка  есть,  значит  и  червонец
найдется".  Благо,  имелся  повод. Замахав жезлом, он остановил
машину  и  зашагал  к  ней,  предвкушая,  как  сейчас  "сшибет"
червонец.
     Как позже выяснило следствие, в той машине везли наркотики
через полстраны. У охранника при виде милиции сдали нервы, и он
открыл  стрельбу.  Гаишник  получил ранение, но его напарник не
растерялся  и,  схватив  автомат,  показал  злодеям,  где  раки
зимуют.  Один  из  преступников  был  ранен,  другой успокоился
навеки.
     Позже  герой   рассказал   об   истинной   причине   своей
"бдительности",  благодаря  которой  получил  месяц бюллетеня и
правительственную награду, хотя,  конечно,  могло  кончиться  и
хуже.  Долго  его  коллеги  восхищались глупостью отечественных
дельцов наркобизнеса: поскупились на 10 рублей,  и  одному  это
стоило жизни, другому свободы.
     Мораль.  Граждане,  не жалейте для инспектора червонец. Он
за него жизнью рискует.



     А вот первая в нашей книжке любовная история. Удивительно,
что эта тема до сих пор здесь не встречалась.
     Итак, жил-был гаишник Саша. Был он влюблен в девушку Вику,
студентку консерватории. Своей службы он постеснялся  и  сказал
ей,  что  тоже  студент  чего-то  там...  Он  не  знал, как она
воспримет его работу и боялся все испортить с самого начала. На
свидания ходил, естественно, в штатском, а когда  они  ехали  в
метро, приходилось тратить пятачок (сейчас уже немногие помнят,
что  это  такое),  поскольку,  сами  понимаете, пройти по ксиве
нельзя.
     Как-то в выходной день Саша стоял на дежурстве  и  увидел,
что одна "Волга" выписывает на дороге кривые, не укладывающиеся
ни  в  какие правила. Он остановил машину. А водитель оказался,
наглецом и вместо того, чтобы покорно заплатить штраф  и  ехать
дальше,  начал  хамить  и  качать  права.  Пришлось  составлять
протокол. В  нем  Саша  указал,  что  водитель  был  пьян.  Это
несколько  не  соответствовало  действительности,  но нельзя же
отпускать нахала безнаказанным. По крайней  мере,  затягивается
время  для производства экспертизы, на результат которой особой
надежды не было.
     Саша  отвез  нарушителя  в  городской  наркодиспансер  для
освидетельствования,  поскольку  собственной  лаборатории в его
отделении не было. За столом дежурного  врача  он  увидел  свою
Вику. Он удивился и хотел спросить, как же так, но прочитал тот
же  вопрос в ее широко раскрытых глазах, вспомнив при этом, что
заявился к ней в форме и с совершенно недвусмысленной целью.
     Несмотря на то, что был поражен встречей,  Саша  догадался
пояснить,  что  ему  требуется.  И  через  несколько минут Вика
принесла акт освидетельствования. Нарушителю намерили  "среднюю
степень  опьянения",  причем таким хитрым образом, что потом он
безуспешно  пытался  доказать  обратное.   Как   именно   такое
делается, объяснять не будем, это профессиональная тайна.
     Что  же  касается  личных  отношений  Саши  и Вики, то они
ничуть не пострадали. Молодые люди перестали  стесняться  своей
профессии. Из них двоих получилась прекрасная пара.



     Молодой  опер приехал в отпуск к родственникам в маленький
городок. Вечером за столом, когда  все  прочие  темы  разговора
были  исчерпаны, речь зашла о привидениях. Опер заявил, что это
чушь и для подтверждения выразил готовность (если  девушка  его
попросит) сходить в полночь на кладбище.
     И вот в 23:45 он пошел. Ровно в полночь он стоял в воротах
кладбища  и  тут  понял, что не все так просто, как казалось из
дома. Вс, же преодолев страх, он медленно  двинулся  вперед  по
аллее   за  веткой  дуба  -  доказательством  похода.  Внезапно
откудато, как бы снизу, донесся шорох и  голоса.  Все,  на  что
хватило  героя забиться в уголок и замереть. Но через несколько
минут опер понял, что здесь собрались отнюдь  не  покойники,  а
его  подопечные - криминальный элемент. Еще через пару минут он
разобрался,  что  на  сходке  обсуждается  вопрос  о  нарушении
воровского  закона.  Судилище  длилось недолго, через несколько
минут  раздался  выстрел.  После  этого   опер   принял   меры.
Замогильным  голосом  (притаившись за могилой) он спросил: "Кто
нарушает мой покой?" - и немного приподнялся. Раздался  вскрик,
потом топот, потом все затихло.
     На   месте  происшествия  лейтенант  обнаружил  револьвер,
одного застреленного вора и еще одного живого,  но  в  глубоком
обмороке.  Была  вызвана  милиция.  К  утру  нашли  еще  одного
участника сходки: убегая в  панике,  он  свалился  в  канаву  и
сломал себе ногу.
     В официальном рапорте, который потом подшили в дело, опер,
конечно,  соврал, что, услышав выстрел, он кричал как положено:
"Стой,  руки  вверх!".  Он  не  хотел   разубеждать   воров   в
существовании нечистой силы.



     Неразделенная  любовь...  Сколько бед из-за нее случается.
Из-за этой самой любви один молодой человек бросился с 14 этажа
общежития  одного  московского  вуза.  Только  ли  любовь   тут
виновата,  с уверенностью сказать нельзя, так как был он сильно
пьян. А может, и не сам выбросился. Ходил слух, что  его  сосед
по  комнате, родом из Казахстана, промышляет наркотиками, и как
раз в эту ночь... В общем,  неважно.  Короче  говоря,  упал  из
окна.  Но  до  земли  не  долетел:  на  4 этаже торчал штырь от
неразобранных лесов (как раз заканчивали ремонт), на этом штыре
самоубийца и  повис.  Дело  было  под  утро,  уже  рассвело.  В
комнате,  за  окном которой торчал штырь, четверо студентов с 8
вечера отмечали день рождения.  К  тому  времени  они  уже  так
наотмечались, что были лишены возможности чему-либо удивляться.
Один  взглянул  в  окно и сказал: "Ребята, к нам гость. Давайте
пожмем ему руку." Пожали, похлопали по плечу (при этом остались
отпечатки пальцев), предложили выпить. Затем вернулись к  столу
и  принялись отмечать дальше. В 10 утра в комнату нанесла визит
оперативная группа, и праздник кончился.
     Через  час  примчалась  следователь  прокуратуры   Татьяна
Семеновна  Легкая, которая должна была вести дело. Второпях она
приказала провести обыск в комнате четверых приятелей, при этом
как-то упустив из виду, что они жили на 4 этаже, а тело  падало
с  14-го.  В  путанице  не  сразу  разобрались.  Следователь не
верила, что найденные при обыске деньги и женские вещи приятели
нашли на улице, а ножи и маски им вообще подбросили.  Потом  на
трупе  обнаружились их отпечатки пальцев, следователю все стало
ясно, она села писать постановление  о  привлечении.  Во  время
этого  занятия до нее дошло, что выбросить потерпевшего из окна
своей комнаты они не могли. Но двое из четверых к тому  времени
уже сознались в убийстве...
     Насчет  убийства так и не разобрались, пришлось списать на
самоубийство. Но "палку" все же сделали: всех  четверых  друзей
посадили за грабеж.



     Студент  одного химического вуза наладил собственное малое
предприятие: в лаборатории по вечерам  он  готовил  самодельные
баллончики  со  слезоточивым  газом. Помните, в 89-90 годах они
были очень популярны.
     Наготовив крупную партию, умелец не придумал ничего лучше,
как отнести их в общежитие и начать искать покупателей.  Первые
же   покупатели,   которых  он  нашел,  оказались  сотрудниками
милиции, и всю партию у него, к счастью, изъяли.
     К   счастью,   потому   что   большинство   из   полусотни
баллончиков,  хранившихся  в  сейфе  у  следователя, дали течь,
поскольку оказались неважно запаяны. Зато газ,  бромацетофенол,
оказался отличного качества, и следователь чуть не отравился. В
результате  он  страшно  разозлился на химика и организовал ему
два года "химии".



     Все мы знаем, какая это замечательная штука  -  гласность.
Но порой из-за нее бывают не очень замечательные приключения.
     В  одном  южном  городке  КООД  провел  рейд  по  борьбе с
наркоманами. Но ребята переусердствовали: задержали  не  только
21 наркомана, но и того, кто им продавал "травку". Вот это было
лишнее!
     Об  операции  написали  в  газете  и указали ФИО командира
отряда, и даже напечатали  его  фотографию.  Командир,  пожилой
человек,  сразу  понял,  куда ветер дует, и временно переехал к
знакомым. А свою квартиру он предоставил  друзьям  -  курсантам
милицейской  школы.  Через  24  часа  пришли "гости". Но вместо
пожилого  дядюшки  они  обнаружили  в  квартире  трех  здоровых
"племянников".  Что  там  произошло, точно неизвестно. Визитеры
были переданы в милицию  в  сильно  попорченном  состоянии  под
видом квартирных воров.



     Вскоре  после  появления  в  нашей  стране  кооперативов и
публикации в газетах острых материалов о рэкете случилась такая
история. У входа в офис одного кооператива  (для  объективности
надо  сказать,  что  это были не самые крупные жулики в городе)
взорвалась бомба. Через несколько минут тихий голос по телефону
сказал, что если  завтра  к  полудню  в  автоматическую  камеру
хранения  N  153  на  автовокзале  не  будет  положено 10 тысяч
рублей, то вместо этой хлопушки будет настоящий взрыв.
     На  следующий  день  половина  сотрудников  УР  сидела  на
автовокзале.  К  ячейке  N  153  подошла  старушка, открыла ее,
достала сумку с деньгами, проверила и пошла на выход. Поскольку
ясно, что она должна была кому-то передать деньги, брать ее  не
стали,  а  установили плотное наблюдение. Бабулю водили неделю,
прежде  чем  поняли,  что  никому  она  передавать  деньги   не
собирается, а спокойно тратит их сама.
     Когда  бабушку  допросили  официально, выяснилось, что она
узнала о  деньгах  тоже  по  телефону.  После  нескольких  дней
активных     поисков     удалось-таки    разыскать    "авторов"
вымогательства. Ими оказались  двое  мальчишек  13  и  14  лет,
которые таким образом хотели отомстить въедливой старушке.

                              ***




                     Чистая правда когда-нибудь восторжествует,
                     Если проделает то же, что явная ложь.
                                                   В.С.Высоцкий




     Однажды   в   Энском   райотделе   случилось  чрезвычайное
происшествие,  грозящее  обернуться   неприятностями.   Старший
лейтенант,  оперуполномоченный  УР,  застрелил на улице четырех
человек. Он  оправдывался  тем,  что  они  собирались  на  него
напасть, что было похоже на правду. Однако свидетелей нет, иных
доказательств  тоже  нет.  А  трупы  есть.  И  никуда  от этого
неприятного факта не деться. Убитые все были отнюдь не  ангелы,
по  2-3  судимости, а один даже числился в розыске. Но этого на
сегодняшний день не достаточно, чтобы открывать по людям огонь.
     Прикинув расклад, начальник отдела УР сообразил,  что  его
подчиненному  с  чикагскими замашками светит скамья подсудимых,
что, в общем-то, справедливо,  а  ему  самому  -  выговор,  что
совершенно   неприемлемо.  Срочно  надо  было  принимать  меры.
Поэтому он немедленно отправился в паспортный  отдел  к  майору
Величко.  Почему  туда, при чем здесь ОВИР? А не при чем. Майор
Величко - жена  районного  прокурора,  а  именно  от  прокурора
иногда  зависит  ход дела. С тех пор как два года назад Величко
назначили прокурором, его жена выросла из лейтенанта до  майора
(а   на   пенсию   уйдет   полковником)  и  часто  подсказывала
руководству политически верные ходы.
     Согласованная  версия  в  устах  виновника  всей   истории
звучала  так: "Когда я шел по улице, меня чем-то ударили сзади.
Я потерял сознание.  Когда  очнулся,  вокруг  никого  не  было,
только  лежали  четыре трупа. Пистолета при мне тоже не было. Я
немедленно  сообщил   в   РОВД   о   происшествии."   Пистолет,
принадлежащий  оперу,  обнаружили  в  тот  же день на газоне, в
одном квартале от места происшествия. Отпечатков,  естественно,
никаких.
     Версия  эта  оказалась  для  опера благотворной. Поскольку
свидетелей  не   было,   убийство   списали   на   неизвестного
злоумышленника. Правда, взамен уголовного дела на сотрудника УР
образовался  висяк.  Но  это  не так страшно. Данный висяк, как
принято в тех  местах,  будет  списан  на  первого  же  убитого
бандита.



     Двое  приятелей  поправляли  свое  материальное  положение
простым способом - грабежом. Они  достали  где-то  баллончик  с
нервно-паралитическим   газом,   при  виде  которого  граждане,
осведомленные из прессы об исключительной  эффективности  этого
оружия, предпочитали расставаться с деньгами.
     Четыре   экспроприации  прошли  удачно,  а  на  пятый  раз
случилось непредвиденное. Кавалер девицы полез в драку.  Одного
он  вырубил  сразу,  у другого выбил нож. Грабитель поднял свой
баллон и нажал... Очнулся он  уже  в  отделении  милиции.  Двое
сержантов  вертели  баллончик  в  руках  и  время от времени со
смехом нажимали на гашетку. При каждом нажатии оттуда  вылетала
струйка воды.



     Сергей,  опер  из  N-го отделения милиции стоял на улице в
условленном месте и ждал девушку. Поминутно он смотрел на часы,
а девушки все не было. Сергей начал нервничать. В этот момент к
нему подошел парнишка и вкрадчиво спросил:
     - Молодой человек, верите ли вы в Бога?
     - Пошел вон!
     Подруга все не появлялась. Сергей подумал, уж не предпочла
ли она того волосатого студента. Парнишка продолжал:
     - Молодой человек, на собрании нашей Церкви Христа...
     - Я сказал, исчезни!
     В очередной раз  посмотрев  на  часы,  Сергей  понял,  что
девушка уже не придет. Он расстроился окончательно.
     - Молодой человек, вера в Бога даст вам успокоение и...
     Тут Сергей понял, на ком он сейчас сорвет зло:
     - Уголовный розыск! Документы!
     Парнишка  изменился  в  лице,  а затем бросился бежать. Но
опер был проворнее, скрутил его и отволок в  отделение.  И  уже
начал  писать  рапорт о том, что тот якобы нецензурно ругался в
общественном месте. Но тут подошел дежурный  и  сказал,  что  у
задержанного  при  досмотре  нашли  государственные награды. Не
одну, не две, а целых девять орденов и  пять  медалей.  Сергей,
естественно, тут же написал другой рапорт, что к нему, дескать,
подошел неизвестный гражданин и предложил купить награды.
     Выяснилось,  что  парню доходов от спекуляции госнаградами
показалось мало, и он нанялся еще к американским  проповедникам
агитировать  за их церковь. Но карьера миссионера не удалась, и
пришлось постричься в "монахи".



     Работал в энском РУВД кореец Ким. На вид - обычный кореец:
рост 160, вес 50. Но Ким был чемпионом в своем весе по  чему-то
восточному. Это очень помогало ему убеждать правонарушителей.
     Данная история произошла с Кимом под Новый год. Он увидел,
как двое обворовывают какое-то учреждение: один спускал из окна
компьютер,  а  другой  его принимал. Решительно приблизившись к
ворам, опер их "убедил" сдаться в своем обычном стиле.  Правда,
при этом компьютер упал и разбился, но это совершенно не важно.
Тут  встал вопрос о доставлении преступников. Каждый из них был
вдвое тяжелее Кима, то есть доставить  самолично  он  мог  лишь
одного.  Выход  нашелся простой: одного из бандитов Ким затащил
обратно в помещение и приковал наручниками к батарее отопления.
Затем,  рассовав  по  карманам  воровской  инструмент,   поднял
второго и зашагал с ним к отделению.
     В  контору  опер прибыл в 22:30 и... Новый год он встречал
там же. Потом отмечали задержание, потом ещ, что-то. В общем, о
другом преступнике вспомнили 2-го января под вечер. Что пережил
тот, проведя двое суток прикованным в пустом помещении, описать
не берусь. Но это оказался тот редкий случай, когда  преступник
был необычайно рад приезду милиции.



     Одна  дама  работала  в транспортной милиции и дослужилась
уже  до  звания  капитана,  когда  случилась  неприятность.  Ее
служебное  удостоверение вытащили вместе с бумажником. За утерю
нужно отвечать, а неохота.  Она  договорилась  со  знакомой  из
отдела кадров, и ксиву списали как пришедшую в негодность.
     Когда   неприятность  уже  начала  забываться,  сотрудницу
вызвали в  прокуратуру  и  стали  задавать  каверзные  вопросы:
"Скажите,  Вы где работаете, в транспортной милиции или в БХСС?
Почему Вы изъяли в магазине 100 тысяч фальшивых денег?  С  чего
Вы решили, что эти деньги фальшивые? И где они сейчас?"
     История  стала  принимать  совершенно  мерзкий оттенок. На
процедуре опознания работники магазина сказали: "Вроде, она..."
Но, к счастью, вскоре были  найдены  настоящие  воры  вместе  с
удостоверением. Так как все закончилось хорошо, то нашу даму не
выгнали из органов. Ей только сказали: "Зайдите в отдел кадров.
Для вас там готово новое удостоверение, лейтенантское".



     Молодой человек очень хотел быть крутым парнем. Но так как
кожаной  куртки и отсутствия мозгов для этого мало, то он решил
обзавестись  оружием.  Пушку  он  где-то  добыл   впечатляющую:
здоровенный  автоматический  пистолет системы Стечкина. И шесть
патронов к нему.
     Проверять покупку он направился в ближайший магазин,  где,
натянув  на голову чулок и выхватив оружие, начал действовать в
духе американского  боевика,  орать:  "Все  на  пол!  Деньги  в
сумку!"  и  так  далее.  Так как ему показалось, что окружающие
недостаточно на него реагируют, он выстрелил  в  потолок,  чего
делать   никак   не  следовало.  Оказалось,  что  наш  гангстер
неправильно установил переводчик огня, вследствие  чего  вместо
одиночного  выстрела  раздалась очередь. Пистолет у него в руке
задергался и вылетел куда-то за  спину.  Обернувшись,  налетчик
обнаружил,  что пистолет залетел в узкую щель между прилавками,
откуда достать его рукой невозможно. Супермен оказался в глупом
положении со своим чулком на голове и с  пустыми  руками  перед
продавцами   и   посетителями,   которые,   заметив   изменение
обстановки, схватились за разные тяжелые предметы.
     К моменту приезда наряда милиции  вся  крутизна  с  нашего
парня  уже  сошла,  и  он  представлял  собой  довольно  жалкое
зрелище.



     1989 год остался в нашей памяти как "год митингов". Именно
тогда это и случилось. Проводилась операция по разгону кого-то.
Кого именно, уже все забыли. Но митинг был большой. Прошло часа
полтора, милицейские цепи прогибались под напором  митингующих,
а начальство все никак не могло родить решительный приказ.
     К  штабному  автобусу омоновец подвел ма-аленькую девочку,
которая пропищала: "Мне вашего начальника".  Генерал  высунулся
из  автобуса, удивленно оглядел посетительницу и сказал: "Давай
е, сюда". Девочку подсадили в автобус, она подошла к генералу и
произнесла: "Дядя, меня просили передать, что вы...",  -  далее
следовало очень нецензурное и крайне обидное выражение.
     Девочку  поблагодарили и отправили к родителям. Генерал же
долго матерился, возмущаясь происшедшим, и закончил свою тираду
решительным приказом: "Разогнать всех к ...!"
     В воздух взметнулись омоновские дубинки.



     Двое оперативников выслеживали банду торговцев оружием. Им
удалось  установить  адрес  одного   из   преступников.   Опера
подъехали к дому, вызвали группу захвата, а сами остались ждать
в машине у подъезда.
     В  это  время  преступник выбежал из дома и стал скоренько
забираться в свою машину,  очевидно  намереваясь  смыться.  Как
выяснилось  позже,  его  кто-то  предупредил.  Когда  до оперов
дошло, что его следовало немедленно  задержать,  он  уже  успел
тронуться с места. Началась погоня.
     Связаться  по  радио  со  своими,  чтоб  перекрыли дороги,
преследователи не сумели: при такой сильной тряске  рация  лишь
издавала  нечленораздельные  хрипы.  Но через 40 минут машину с
преступником удалось настичь на  шоссе  далеко  за  городом.  С
большим  трудом  его  остановили.  Правда,  при этом обе машины
опрокинулись. Бандита вытащили,  нацепили  наручники,  а  кроме
него  из машины извлекли целый арсенал: автомат, три пистолета,
обрез  и  кучу  патронов.  Но  сыщики   теперь   остались   без
транспорта.  Уже наступила ночь, а надо было срочно добраться с
задержанным до  конторы  или  по  крайней  мере  до  ближайшего
телефона.  Попытки  остановить какую-либо машину результатов не
дали.  Представьте  себе:  глухая  ночь,  пустынное  шоссе,  на
обочине  трое  грязных  мужиков  со  свирепыми  рожами;  вы  бы
остановились?
     А между тем машины проезжали все реже,  и  явно  замаячила
перспектива ночевать на обочине. Тогда одного опера осенило: он
взял  автомат,  наполнил рожок патронами и... "Выхожу один я на
дорогу..."  Шофер  автобуса,  которого  остановили  очередью  в
асфальт перед колесами, до самого конца не верил, что перед ним
сотрудники  милиции.  Когда  подъехали к конторе, он выскочил и
кинулся в дежурную часть с криками: "Помогите! Бандиты!"
     За  эту  историю  сыщики,  против  обыкновения,  даже   не
получили  по  выговору.  Их  начальник  произнес  здесь золотую
фразу: "Цель оправдывает средства!" И сослался на статью 14  УК
РСФСР.



     Однажды   сотрудники   NN-го   отделения   милиции  Москвы
задержали двух граждан за торговлю чем-то незаконным.  Операция
прошла  чисто,  довольные  милиционеры  доставили спекулянтов в
контору на  их  же  машине,  там  вытряхнули  товар,  составили
протокол, после чего отпустили.
     Через  несколько  минут  после  этого  кто-то  "на  всякий
случай" проверил номера машины по  картотеке.  Выяснилось,  что
машина в розыске как краденая. Начальник обозвал всех растяпами
и  велел  немедленно  доставить  нарушителей  обратно,  так как
единственный способ избежать позора - быстро найти преступников
и сделать вид, что их никуда не отпускали.  Но  адрес,  который
назвал задержанный, оказался ложным, а его водительские права -
фальшивыми. Пришлось сгорая от стыда признаться начальству, что
прошляпили, и дать ориентировку на розыск по городу.
     Через  месяц его нашли. Нашли опера из МУРа, на территории
того  же  NN-го  отделения,  где  преступник  снимал  квартиру.
Начальника  отделения предупредили о "неполном служебном", а он
в свою очередь вставил кое-кому из подчиненных. С тех пор  NN-е
отделение  славится тем, что попавший туда выходит только часов
через шесть, не раньше, чем вся его биография  будет  проверена
по минутам.



     В  тот  раз  брать  бандита  нам пришлось на станции метро
"Маяковская", в дальнем от выхода конце вестибюля.  Именно  там
он назначил встречу.
     Мы  не слишком удачно расположились на месте, или неудачно
к нему приблизились.  Преступник  успел  понять,  в  чем  дело,
выхватил  пистолет  и ранил одного из наших ребят. И бросился к
выходу через всю станцию. Так получилось, что  перехватить  его
оказалось  некому,  все  почему-то  сгрудились в торце станции.
Стрелять вслед нельзя, потому что впереди находились люди.  Все
кинулись  вдогонку, но бандит успел получить солидную фору. Вот
тогда один наш опер, Сашка  Бельский,  догадался  уцепиться  за
отходивший   поезд,   получив   таким  образом  преимущество  в
скорости. Когда он поравнялся с бегущим преступником, то понял,
что спрыгнуть уже не  сумеет.  Поэтому  он  нарушил  строжайший
приказ,   запрещающий   стрелять  в  людных  местах,  и  дважды
выстрелил.  К  сожалению,  промахнулся.  Но  беглец  от  испуга
свалился  с  платформы на пути, там его и взяли. А Сашке ничего
не оставалось, как прижаться к вагону и в таком положении ехать
до следующей станции "Горьковская", где его встретили коллеги и
долго над ним потешались.
     Стрельба в людном месте даром не прошла: все  получили  от
начальства  по  первое  число.  Потом нас еще долго склоняли во
всех управлениях ГУВД, приводя в качестве примера  безграмотной
работы.   Свидетельство  этой  знаменитой  акции  каждый  может
увидеть на станции "Маяковская": если присмотреться, то в стене
над рельсами видны щербины от пуль.

                              ***




                                "Что писать? Правду или как на
                                самом деле было?"
                                  профессиональный свидетель К.




     Вот ты говоришь, что нашу  работу  нельзя  чистыми  руками
делать.  Конечно, с говном возишься - обязательно испачкаешься.
Но зачем же с головой туда  нырять?  Не  надо.  Вот,  например,
каждого из нас раз по пятьдесят можно было посадить за заведомо
ложные  показания. Что ж делать. Судье ведь свидетелей подавай,
а какой дурак станет  преступление  совершать  при  свидетелях.
(Дураков   очень  быстро  пересажали,  одни  умные  на  свободе
остались.)  Но  я  никогда   не   стану   подтверждать   своими
показаниями то, чего не было. Вот чего было, но никто не видел
- другое  дело.  Если  разобраться,  то  когда  мы закон где-то
немножко нарушаем, то только ради торжества того же Закона. Вот
расскажу я тебе такую историю.
     Был у нас один  "клиент"  -  шибко  криминальный  тип.  Но
материалов  на  него  собрать не удалось: хитрый, зараза. Стали
думать, как его подцепить. Выяснили, что он снимает  комнату  в
студенческом  общежитии; хозяин комнаты живет где-то в городе у
родственников, а комендант, видимо, тоже что-то имеет на  лапу,
чтобы не замечал. Конечно, это нарушение паспортного режима, но
максимум,  что  за это можно сделать - оштрафовать и выгнать из
общежития, так он себе другую комнату найдет.  Применили  более
хитрый способ.
     Мы  нанесли  визит  в  общежитие  в  отсутствие  жильца  и
совершили мелкое хулиганство: насовали ему  спичек  в  замочную
скважину.  Когда злодей вернулся к себе на этаж, оказалось, что
открыть  комнату  невозможно.  Получасовые   усилия   оказались
бесплодными:   похулиганили   мы   на   совесть,   спички  были
предварительно смазаны клеем. Когда он убедился, что замок  уже
не  прочистишь, пришлось ему ломать дверь. Именно в тот момент,
когда замок был сломан, и дверь распахнулась, на  этаже  откуда
ни  возьмись появился участковый инспектор в сопровождении двух
дружинников.  Увидев,  что  неизвестный  гражданин   выламывает
дверь,   они,   естественно,  подошли  и  попросили  предъявить
документы. Сразу же выяснилось, что он  тут  не  проживает.  За
совершение   квартирной   кражи  его  немедленно  арестовали  и
посадили в камеру. Попытки оправдаться тем, что он якобы снимал
тут комнату, ни к чему не привели: хозяин комнаты и  комендант,
разумеется, от всего отказались.
     Пока шло следствие по делу о краже, и наш подопечный сидел
в изоляторе,  мы  нарыли  на него ещ, кое-что, и сел он в конце
концов крепко.



     История эта приключилась в далекой  провинции.  У  нас,  в
центральной России, ковбоям не разгуляться.
     Милиция  по  всем правилам ловила группу "гастролеров". По
всем правилам и упустила троих из  четырех.  Троица  напоследок
еще  обчистила  два  дома,  забрав  три  ружья  с  патронами, и
скрылась в  неизвестном  направлении.  Район  был  оцеплен,  но
преступники этого не знали...
     Через  неделю  их  в  соседнем районе встретил участковый.
Увидав троих на конях и  с  ружьями,  он  вспомнил,  что  летом
охотиться  нельзя,  и  пошел  срывать  червонцы.  Его встретили
пальбой.
     Почему-то в лейтенанта не попали,  и  начался  вестерн  по
всем  правилам,  с погоней, трупами и обязательным хеппи-эндом.
Один преступник был убит, двое ранены. Лейтенант получил третью
звездочку за храбрость,  а  следователь  долго  смеялся,  когда
понял,  почему  "ковбои"  не  могли  попасть в участкового: все
украденные ими патроны были с дробью "нулевого" номера.



     Как-то раз пригласил нас к  себе  Илья  Михайлович.  Чайку
попить да свою молодость вспомнить. Среди прочих рассказал он и
эту историю.
     Служил      я      тогда     во     внутренних     войсках
прапорщикомрозыскником, и поручили нам найти и  вернуть  одного
беглеца.  Людей  у  меня  в группе было немного, в ходе поисков
пришлось разделиться, и так получилось, что  я  вышел  на  него
один  на  один. Разыскиваемый устроился на пасеке, да не просто
так, а с ружьем. Началась перестрелка. Но приблизиться я к нему
не могу: позицию он выбрал действительно удобную. Наши вряд  ли
подойдут  раньше  чем  завтра,  а  как  только  стемнеет,  враг
запросто ускользнуть может.
     И тут  я  сообразил,  что  делать.  Стал  стрелять  не  по
преступнику  (все  равно  с  такой дистанции не попадешь), а по
ульям. Вышло все, как было задумано. Когда я раздолбал  десяток
ульев,  разъяренные пчелы набросились на злодея, и он кинулся к
реке. Я побежал за ним, правда, окольным путем. Там, в  реке  я
его и взял.
     Когда  беглеца доставили обратно, пришлось сразу поместить
в  госпиталь,  и  он  там  лечился  еще  месяц.   Коллеги   мою
находчивость оценили. Но через неделю меня с треском выгнали со
службы.  Оказалось, что та пасека принадлежала нашему командиру
полка полковнику А.,  которому  идея  насчет  ульев  совсем  не
понравилась.



     Это  случилось  в январе. Вася отмечал сдачу сессии, потом
день  рождения  приятеля,  потом   еще   что-то...   Домой   он
возвращался очень поздно и при этом несколько перепутал дорогу.
Вместо  дома  его  понесло  в  парк. Оттуда раздавались крики и
ругань. Подойдя ближе,  Вася  увидел,  как  грабитель  пытается
ограбить   девушку.   Увидев  некстати  появившегося  человека,
грабитель продемонстрировал пистолет и приказал  поднять  руки.
Возможно, если бы Василий не выпил так много, он подчинился бы.
А  так  он сделал то, что сделал - шагнул вперед и сказал: "Ну,
стреляй. Я бессмертный". Грабитель заорал  и  поднял  пистолет.
Вася  шагнул  ближе;  грабитель  выстрелил  и... промазал. Вася
подошел вплотную  и  заявил:  "Ну  что,  убедился?  Давай  сюда
пушку!"  Потерявший дар речи преступник покорно отдал оружие, и
тут Вася разошелся. Сбив противника с ног,  он  долго  бил  его
ногами  и  орал,  не  обращая  внимания на то, что единственная
зрительница сбежала. Бедный грабитель, зная точно, что он-то не
бессмертный, не сопротивлялся. Наконец приехала милиция.  Обоих
засунули  в  машину,  отвезли  в  отделение  и  посадили в КПЗ.
Больших трудов стоило разобраться в происшедшем, учитывая,  что
один из задержанных был страшно напуган, другой в доску пьян, а
потерпевшая  исчезла.  Но  наконец  картина  преступления  была
восстановлена.
     За эту историю Вася получил поощрение от руководства ГУВД,
а еще у него появилась привычка: как напьется,  он  вспоминает,
что бессмертный. И лезет всюду, где только можно, чтобы это еще
раз проверить.



     История  эта  случилась  в  Алтайском  крае.  Там жил один
бывший  полицай.  После  войны  он  отсидел  сколько  положено,
переехал  подальше от родных мест на Алтай и здесь устроил себе
пасеку. Жил он в одиночестве, на хуторе. Жил скромно, но каждый
год перечислял в Детский фонд по 10 тысяч рублей.
     Этим обстоятельством заинтересовались  определенные  круги
местного  населения.  Ход  рассуждений  у  них был примитивный:
"Если по 10 тысяч в фонд, то сколько  же  себе?"  Когда  пришла
осень,  его  навестили  пятеро.  Разговор был коротким. Бывшего
полицая припугнули и велели через неделю приготовить 50 тысяч.
     Пасечник полез в тайник. Но достал не  деньги,  а  кое-что
другое.  Против  пятерых  молодых  вымогателей  выступил старый
опытный воин. Их наганам он противопоставил пулемет MG-37 и две
самодельных, но мощных мины. В результате короткого боя  машина
преступников была взорвана, четверо убиты, пятый тяжело ранен и
вскоре скончался.
     Милиции пасечник рассказал все, как было на самом деле. Но
там версию  происшедшего предложили поправить. Угрозыску самому
хотелось обезвредить банду опасных преступников и  получить  за
это полагающиеся поощрения. Пасечник против этого не возражал.
     И  сейчас он живет на своем хуторе и по-прежнему переводит
деньги в Детский фонд.



     В одном небольшом городе вокзал  имеет  три  перрона.  Два
рядом, а к третьему особый вход. И вот, однажды утром этот вход
был  перегорожен турникетом. Рядом стоял парень и объяснял, что
перрон взят в  аренду  кооперативом.  Вход  -  10  копеек.  Все
возмущались,  и  все  платили.  Только  к  вечеру об этом узнал
ОБХСС, но к тому времени аферисты уже  скрылись  с  3  тысячами
рублей.
     Поймали   их  только  через  месяц  в  одном  черноморском
городке. Там они пытались организовать кооперативный пляж.



     Часто  между  вызовом  милиции  и  ее  приездом   проходит
значительное время. А вот милиция города С. умудрилась обернуть
это себе на пользу.
     Дело  было летом. В поселке в 10 км от города расположился
студенческий стройотряд. Однажды, вернувшись с работы в 8 часов
вечера, студенты обнаружили, что их обокрали. Позвонили 02. Там
ответили, что сейчас "примут меры". Через полтора  часа,  когда
ждать   надоело,   позвонили   еще   раз.  "Оперативная  группа
выехала", ответили им. Еще через час так никто и не появился. К
этому  времени студенты отметили День строителя, и кража их уже
не так волновала. Наконец, в начале  первого  группа  приехала.
Она  обнаружила, что двери дома открыты настежь, вокруг никого,
только  из  столовой  доносятся  крики  и  песни.   Милиционеры
заглянули  в  помещение,  где жили студенты. Там тоже никого не
было, лишь какой-то парень рылся в сумках. Он и оказался вором.
     Офицер потом объяснил, что они  устроили  засаду,  считая,
что  вор повторит кражу. Возвращая украденные деньги и ценности
владельцам, он в ответ на шуточки по  поводу  их  оперативности
серьезно заметил: "Тише едешь - дальше будешь".



     N-е   отделение  милиции  было  известно  своими  суровыми
методами работы. УПК держали там в самом  нижнем  ящике  стола,
зато резиновую дубинку - в самом верхнем.
     Двое  подвыпивших туристов из Канады решили поразвлечься с
девушкой. Всe  было  бы  о'кей,  если  бы  для  этой  цели  они
использовали определенный тип женщин. Если бы они развлеклись с
простой  девушкой, тоже могло бы сойти: иностранцы все-таки. Но
им понравилась жена зам.начальника N-го отделения, причем в 100
метрах от самого отделения. Женщина  вырвалась  и  бросилась  в
милицию.  Канадцы  быстро  узнали,  какие  рыцари  эти русские.
Отходив резиновыми палками, их сунули в "обезьянник"  и  начали
писать  бумаги.  Тут туристы пришли в себя и стали кричать, что
они иностранцы, что требуют консула, что кто-то за это ответит.
Из их речей милиционеры поняли только  несколько  универсальных
английских  выражений,  после  чего  снова взялись за дубинки и
поучили их могучему русскому языку.
     Возник вопрос, что с ними делать дальше. В таком  виде  их
консулу  не покажешь. Тогда загранпаспорта полетели в унитаз, а
на иностранцев написали  бумагу:  задержаны  без  документов  в
нетрезвом  состоянии  (в  каждого  влили  по  бутылке самогона,
изъятого позавчера), на вопросы отвечать отказываются.  С  этой
бумагой  их  увезли  в  приемник  для бомжей, где был им оказан
"радушный"  прием,  как  только  они   повторили   те   русские
выражения,  которым  их  научили  при  помощи демократизаторов.
Консул разыскал их там через неделю.



     Был теплый весенний вечер. В  пригородном  парке  отдыхали
горожане.  Тут  же занимались выездкой сотрудники подразделения
конной милиции. Потом появились  рокеры  и  стали  носиться  на
мотоциклах   по  дорожкам  и  пугать  отдыхающих.  Сделав  одно
предупреждение  хулиганам,  которое  осталось   без   внимания,
милиционеры  не стали предупреждать вторично, а от слов перешли
к делу. Они внезапно со свистом вылетели на мотоциклистов из-за
деревьев и атаковали их. Оказалось, что милицейские  "агрегаты"
в  одну  лошадиную  силу имеют преимущество в скорости. Так что
мало кто из нарушителей порядка сумел скрыться. Удалой старшина
первым ворвался в боевые порядки  противника,  лихо  размахивая
вместо  шашки резиновым демократизатором. Красиво, по-чапаевски
он рубанул  налево,  направо  и  выбил  из  седла  подряд  двух
рокеров.  С  остальными  разделались подобным же образом. Потом
милиционеры согнали их в кучу на поляне, еще немного  попугали,
а  потом,  чтоб  продемонстрировать  презрение  к  побежденным,
отпустили всех без  протоколов,  даже  не  отобрав  мотоциклов;
только ключи.



     Преподаватель  философии  юрфака  Сергей  Иванович  К. шел
вечером  домой.  Дело  было  5  декабря,  он  как  раз  получил
зарплату.  В  переулке его остановили двое, отобрали бумажник и
другие ценные вещи. Да еще и  избили.  Он,  конечно,  заявил  в
милицию, но ее усилия результатов не дали.
     На следующей неделе Сергей Иванович объявил студентам: "Не
поставлю  я  вам зачета! И не просите. Юристы, тоже мне! У меня
деньги отобрали, шапку, часы,  а  ваши  коллеги  только  руками
разводят,  ничего  не могут найти... Не знаю, при чем. Ничего я
не знаю и знать не хочу! Все свободны."
     Через три дня трое  студентов-вечерников  принесли  Сергею
Ивановичу  его  вещи:  "Вот! Мы нашли ваших грабителей. Они все
вернули. И еще нам денег предлагали... Нет, ничего страшного...
За три месяца любые кости срастаются..."
     В тот же день студенты получили свой зачет.

                              ***



     Дорогие читатели! Эта  книжка  распространяется  свободно,
через  компьютерные сети. Если у вас есть возможность и желание
издать ее в печатном виде, то автор против этого не возражает и
не претендует на  получение  гонорара  при  условии  сохранения
текста  неизменным. Разрешается также публикация отрывков, но с
обязательной ссылкой на полное название книги.
     Я буду вам признателен за ваши отзывы  о  книге,  а  также
если вы поделитесь со мной другими подобными историями. С вашей
помощью надеюсь вскоре выпустить Вторую сотню.
     Мой адрес: fnn@srdlan.npi.msu.su (Internet).

Популярность: 90, Last-modified: Mon, 17 Sep 2007 13:03:04 GMT