Западная часть Заалайского хребта (1994)
Москва - Ош - Алайскпя долина - к.Шиве - пер.Шиве(Чон-Бель) -
р.Кюче-Суу (заброска,рад.) - пер.Кызылкуль 1А - ледопад
ледн.Сев.Кызылсу + пер.Наука (3А) - лед.Кюче-Суу - пер.Дальний (2А)
- ледн.Кульдук - пер.Заалайский (3А) - пер.Таш-
Мачет+в.5013+пер.Зигзаг (2А) - пер.ЦГТЭ (2Б) - ледн.Сурхан-Гоу -
пер.Энтузиаст+п.Сурхан-Гоу (5621)+ледопад ледн.Юж.Кызылсу (3А) -
р.Кызылсу - пер.Кызылкель (1А) - к.Шиве - Ош - Москва


Андрей Бринзов
Наташа Бурлакова
Саша Новик
Филипп Соколовский
Антон Чхетиани (рук.)




Все утро проходит в сборах. С Олькой почти и не сидели. Вышли
вовремя и как условились на Охотном Ряду встретились с Володей и
Лешкой.  На вокзале переговорил с Лебедевым.  Вскоре выяснилось,
что от поезда отцепили в Москве 4 раздолбанных вагона - среди них
Лебедевский.  Неизвестно, что будет он делать, но думаю, что
выкрутится. Наш вагон. Похоже, из наименее битых. Сосед Алексей из
МГТУ.  Симпатичный парнишка.  Едем спокойно.  Раскидываем
снаряжение, продукты, разговариваем.  Камни летят в Намангане.
Поезд тормозит, но погоня безрезультатна.  С нами едет молодой узбек
с маленьким сыном, очень дружная пара.  Жарко.  В Андижане нас уже
встречают Азиз, его отец, Филя, автобус и машина.  Под навесом
большого 2--этажного дома накрыт стол. Виноград, персики, арбуз,
дыня, шурпа, плов, чай, водка.  После усаживаемся в микроавтобус и
едем в Ош.  На автовокзале уже пусто, появляется и исчезает сторож
старик и мы укладываемся на скамейках.  Тепло. Шумит Акбура. Мне
не спится. Сторожу наши мешки и коробки.



Утро начинается в половине шестого с громких протяжных
молитв. Подтягиваются люди и к шести вокзал уже полон. Автобус на
Дараут идет в 7 утра, но билеты проданы за день загодя. Без груза
можно еще влезть в автобус, нам же остается забронировать билеты на
завтра и удалиться.  Относим рюкзаки в гостиницу Алай, чуть выше
рынка. 10 утра. На город уже навалилась жара. Мы проходим по
рынку.  Накупаем фруктов и зелени.  В гостинице душно, спится с
трудом.  К вечеру с Филей и Наташей уходим на Тахт-и-Сулейман,
возвышающуюся над Ошем. На гору идут забетонированные
ступеньки. Время вечерней молитвы и на одной из площадок
встречаемся с группой молящихся молодых людей и мальчиков.  Мы
застываем.  Они молча нас пропускают дальше.  Всходим довольно
быстро.  На горе отреставрированная мечеть.  Наверх идет водопровод
и лебедка для раствора.  Проходим еще немного по главному
зализанному гребню до "следа", опечатанному в гребень.  Уже
темнеет. Быстро спускаемся вниз. Баночного пива так и не нашли. В
час ночи будят милиционеры с проверкой паспортного режима.  Филю
штрафуют за не вклеенную фотографию.  С утра снова на автовокзале.
Билеты е сть, но автобус приходится штурмовать.  Я лезу через окно.
За мной лезет какой-то приличный человек в костюме. При 23-х
сидячих в автобусе около 50 человек.  Куча мешков, детей и т.п. По
дороге несколько раз останавливаемся.  Пьем джарму и айран. Вот мы
уже и катимся по Алайской долине. Мирно течет красная Кызыл-Су.
Вокруг ни деревца. Рядом едут джиргитальские киргизы, слегка
похожие на таджиков. Ближайший путь в Джиргиталь лежит через
Дараут-Курган- Карамык автобусом.  Дальше кучкуются и за 2 дня
пешком, обходя пост на границе, доходят до Джиргиталя. Дорога из
Душанбе перекрыта правительственными войсками неспокойна.  В
Дараут приезжаем к 4 часам дня после 9 часов пути.  Бензина здесь нет.
Долгие торги с водителем и за 200 сомов едем дальше в Шиве.  Еще 40
минут по Кызылсу и мы поднимаемся к кишлаку.  Выгружаемся у
школы. Лошадей не нашлось и мы, взвалив на себя рюкзаки и коробки,
поволоклись вверх по тропе.  Идется тяжело. Как выяснилось, мы
отклонились от тропы и пошли по арычной тропе.  Ночуем у
небольшого солоноватого ручейка. Неподалеку косят юган. Как
выяснилось позже, он здесь не так популярен как у таджиков.  Долго
уговариваем продать нам бензину и выторговываем за швейцарскую
шоколадку литр черной смеси для мотоциклов.



С утра поднимаемся по руслу ручейка на основную, сильно битую
тропу.  Проходим несколько кошей.  Садимся передохнуть.  Ребята
отправляются за айраном.  К нам подходит миловидная женщина
средних лет с грудным ребенком.  Фотографируемся.  Вскоре пьем
кумыс. С дымком. Истинно напиток батыров, пьется понемногу. Через
2 перехода проходим устье р. Саз и останавливаемся на обед под
березками. После длительной фиесты переходим р. Кызылкель по
мосту и, оставив основной груз в коше уходим с заброской в сторону
перевала на р. Кульдук.  Идем по тропе левого берега через участки
арчового и березового леса.  Через 1.5 перехода тропа как то была
потеряна и мы решили пройти вдоль реки. Метров через 200 уткнулись
в скальный прижим и вынуждены были повернуть. Поднявшись наверх
обнаружили потерянную тропу, идущую повыше и через переход
спускаемся к чистым ручьям, стекающим в маленькое озерцо. Ночуем
с костром.



За полчаса подходим к началу битого серпантина на перевал
Шиве (Чон-Бель) 3665.  Переходим многочисленные чистые ручьи.  У
начала подъема стоят 3 юрты.  На подъеме к нам подъезжает на
лошади старый киргиз.  Немного беседуем о том, о сем,
фотографируемся и дальше.  Тропа сначала идет по орографически
правому склону перевального ручья. Общая крутизна подъема от 25 в
нижней части до 10-15.  За 1.5 часа поднимаемся на седловину. Здесь к
нам также подъезжает молодой пастух. Спуск здесь круче по мелкой
осыпи 25-30 (правда есть тропа) 100 м затем влево по ходу, пересекая
глубокий врез пересохшего перевального ручья и выход по тропе
левого склона на небольшую травянистую террасу с грязным озерком.
С террасы спуск 100 м на широкое слабо наклонное травянистое плато
еще с одним озером.  В левом ближнем углу стекает ручеек.  Спуск с
плато по крутой тропе к р. Кульдук (1 час от седловины).  Филипп с
Натальей остаются, а мы уходим относить заброску.  По пути
пересекаем глубокий сай, немного лазим по конгломерату.
Спустившись к реке и через 2 часа подходим к слиянию восточного и
центрального истока р. Кечю-Суу. Закапываем заброску в камнях.
После обеда за 1ч 45 мин.  поднимаемся на перевал и, попив после
спуска айрану возвращаемся к месту ночевки.



За 45 мин.  спускаемся к устью р. Саз.  Забираем вещи в  коше.
фотографируем  толпу  детей и уходим вверх по р. Кызылкуль.  Тропа
проходит через замечательную березовую рощу с  чистым  ручьем.  У
устья  Тараши нам подносят лепешку и айран.  Заходим в кош,  пьем
чай с лепешками. Через 1.5 ходовых часа останавливаемся на обед в
удалении  от всех юрт.  По тропам правого (ор.) берега подходим к
прижиму на повороте долины.  Переправляемся на левый берег. Тропа
достаточно  круто поднимается по моренным отложениям и спускается
к участку реки со спокойным течением.  Мелкий  галечник,  луковые
лужайки,  а  впереди  очередной  участок с крутым набором высоты.
Необходимо перейти на левый берег. Останавливаемся на травянистой
лужайке.



Утром перепрыгиваем  речку по камням и движемся по
фрагментам троп правого (ор.) берега,  быстро набирая высоту.  Через
2  часа оказываемся  на  небольшой  галечной  террасе.  Здесь
начинаются некоторые разногласия по поводу того, куда нам
двигаться.  С одной стороны  долина  уверенно  уходит  на северо-
восток,  куда нам не надо.  С другой стороны над ней маячит именно та
гора,  которая в отчете  ленинградцев  фигурирует  на  снимке  с
подписью "перевал Кызыл-Куль.  Примерно после часа дебатов и
разведок  приходим  к выводу,  что тропа на осыпи, утыкающаяся в
скалы, как раз и ведет к нашему перевалу.  Предперевальный цирк
оказывается расположен в небольшой  висячей  плоскодонной
долинке,  что  не  отмечено  на 500-метровке.  Оттуда же естественно и
вытекает  основной  исток р. Кызыл-Куль,  пропиливший в короткий,
но круто врезанный в скалы каньончик.  Подъем по осыпи 30( и тропа
по  скальным  полкам выводит  в  верхний  цирк.  Переходим
разлившуюся  на  множество рукавов реку и идем в направлении
перевальной  седловины.  Подъем практически  не  чувствуется.  Перед
перевалом  небольшое озеро. Открывается  замечательный  и
необычный  вид  на  Корженеву.  На перевал вышли в 11 ч. 30 мин. 3
часа от лагеря.
	Спуск проходит  по  пологим  осыпным   террасам.   Переходим
основной исток р. Кызылсу,  вытекающий из восточных цирков.
Время от времени попадаются  куски  тропы.  Переходим  еще  пару
левых притоков Кызылсу, текущей у правого края широкой галечной
долины. Впереди долины перегорожена черным  телом  ледника,  в
верховьях которого расположен перевал Сев. Мин-Теке. Перед
ледником Кызыл-Су разбивается на множество мелких рукавов.  Идем
прямо  по  воде  в направлении  борта  языка  ледника,  где
просматривается удобный подъем на ледник.  (2 перехода от перевала
2.5 км).  Тут же опять куски   конской   тропы.   Кызыл-Су  уходит  в
глубокий  каньон, пропиленный между  языком  ледника  и  скальным
склоном  правого берега. На сохранившихся кусках крутой осыпи
правого берега видны одиночные козлиные тропы, уходящие на скалы.
Ниже по долине виден язык  ледника  Кызыл-Су.  По  леднику  бегут
спугнутые нами козы. Двигаясь по естественной ложбине,  спускаемся
на  основное  тело ледника,  по  которому  стекает красный поток,
берущий начало на открытой от камней части ледника.  Пробежав по
леднику  поток  с ревом   круто   падает   в   каньон   Кызыл-Су.
Вблизи  от  этих замечательных мест отыскивается и приемлемое
место брода.  Тут же выходим на тропу,  вьющуюся по каменным
увалам и выходящую высоко над Кызыл-Су. Через 2 перехода доходим
до первого сая с ручейком. Пережидаем  жару  и  обедаем.  Устраиваем
заброску.  В нее кладу, найденную выше подкову.  Разведка
показывает,  что спустившись по сад  вниз  к  Кызыл-Су  мы
оказываемся в месте приемлемого брода.  Вечером еще раз
просматриваю место  брода  сверху.  Перед  бродом Кызыл-Су
вываливается из каньона,  расширяется и через 200 метров ныряет в
следующий каньон.  На берегу множество  крупных  камней,
позволяющих  закрепить  переправу.  Ниже  по  течению видна Малая
Кызыл-Су,  через которую,  судя по словам Лямина (бывшего здесь в
1976) тоже предстоит серьезная переправа.



	Утром спускаемся  по  сад  к  Кызыл-Су.  В  нижней  части он
обрывается крутым 35-40((  живым  осыпным  склоном.  Выбираем
место брода.  Вперед пускаем Филю. Закрепляем веревку на камнях и
переходим на скользящем  карабине.  Воды  чуть  выше  колен.  Иду
последним.  Слегка  недопоняли  друг  друга,  в  результате  чего
искупался.  Подымаемся на террасу и выходим на левый берег  Малой
Кызыл-Су. Воды здесь поменьше, но речка бурным потоком прыгает
по камням.  Приходится пройти  вверх  еще  метров  200,  прежде  чем
находим   возможность   спокойно  спуститься  к  месту  возможной
переправы.  Первым проходит Филя.  Здесь  уже  по  пояс.  Рюкзаки
переправляем отдельно.  Вода мутная. Отжимаем одежду. От лагеря <
2  часов.  Слегка  обсохнув,  уходим  по  правобережному   склону
Кызыл-Су.  Внизу  видны ровные площадки с чистой водой.  Кызыл-Су
течет в каньоне. Приняв Малый Кызыл-Су и безымянный левый
приток, на протяжении 500 м она протекает по галечной долине,
разбившись на несколько рукавов.  Здесь возможна переправа на
левый  берег. Выход  к  л. Кызыл-Су  отмечен  старым  почерневшим
крупноблочным завалом. Карабкаться по нему довольно легко.
Примерно через 1 час от   переправы  через  Мал. Кызыл-Су
оказываемся  на  травянистых террасах,  лежащих высоко над
ледником Кызыл-Су  и  спускаемся  к заветному озеру (3716).  Озеро,
лежащее на уровне ледника, сейчас частично высохшее,  длиной - 200
м, шириной до 50 м. Вода теплое. Все приметы говорят о том, что
людей здесь не было уже много лет. Из-за завала,  недоступного для
лошадей,  местные  охотники  его давно не посещают.  Туристы, как
нам известно были здесь лет 8-10 назад.  Здесь  обедаем, оставляем
еще  одну  маленькую  заброску, купаемся  и  пережидаем сильную
жару.  Наташка вскарабкивается на скалу,  венчающую 200 метровый
обрыв над Кызыл-Су, делающей здесь крутой  меандр.  Просматриваем
камнеопасные  кулуары левого (ор) склона  над  ледн.Кызыл-Су,
упоминаемых  Ляминым.   Сейчас   они спокойны.   Ледник   здесь
покрыт  множеством  камней  и  сильно покорежен,  как и
большинство  здешних  его  собратьев.  Выходим поздно.  Планируем
подойти  под ледопад северной ветви.  Идем по рантклюфту.  Местами
не слишком приятно проходить  под  нависшими камнями,
торчащими  из  конгломератного  склона.  Над  верхними кулуарами
повисает пыль от обвалов.  Выходим на ледник и через  2 часа от озера
подходим под основание ледопада. Ночуем на камушках на льду.



Утром выходим на открытый лед,  связываемся,  одеваем кошки.
Надо  сказать,  что  вчерашний предварительный осмотр ледопада не
придал нам ясности в том как именно его проходить. Слишком рвано.
Не просматривается никакой генеральной линии движения.  Мы
правда с Филей заявили, что 1.5-2 часов хватит (ха-ха).
В нижней части мы движемся по центру.  Разнообразное лазание -
стеночки,  гребешки,  мостики, прыжки через трещины. Приходится
повесить  короткие  перила  при  подъеме  вдоль  ледового желоба.
Прохождение нижней трети ледопада заняло 3 часа.  Затем  движение
начинается  чуть  правее  осевой  линии,  Вешаем короткий участок
горизонтальных и  вертикальных  перил.  Вскорости  забираем  чуть
левее.  Еще  4 часа разнообразных ледовых упражнений.  Приходится
провешать вертикальный участок  15  м  (60().  Ледопад  здесь
становится  спокойней.  Но  это нас не избавляет от необходимости
совершить несколько неприятных прыжков через трещины  и  повесить
сложно  устроенную перильную веревку с частичной
транспортировкой рюкзаков.  Через еще 3 часа мы смогли уйти
окончательно  влево  и завершить прохождение ледопада.
(Выход 7-30,  Обед - 1 час,  Прохождение ледопада 17-30)
Уже вечереет. Пересекаем ледник, продвигаясь к центральной его
части. Выходим на ровные ледовые поля и на срединной морене в 19-
10 ставим лагерь.  Сидим расслаблено, медленно снимаем системы и
кошки,  как вдруг метрах в 5-ти со своего  невысокого  ледового
педъестала сползает огромная глыба. Ночевка расположена чуть выше
траверза кулуара из под перевала  1500  лет  г.Киеву  (с  л.Малый
Кызыл-Су).



Утром, дождавшись   появления  солнышка  выходим.  За  нашей
спиной  стоят  замечательные  Алтын-Мазарские  Альпы  (Музджилга,
Шильбе  и  Сандала  -  красивые вершины,  знакомые еще по старому
фильму Ануфрикова "Покорение Музджилги"). Ледник открытый.
Трещин мало.  Пологий  набор  через  2 часа выводит к седловине
перевала Спортклуба Наука,  представляющий из  себя,  оплывший  на
солнце наезд ледника на разрушенный скальный гребень Заалайского
хребта. Хорошо просматривается седловина перевала  Энтузиаст  и
северный гребень в.  Сурхан-Гау.  Тура не обнаруживаем.  Складываем
свой и оставляем записку.  Спуск начинаем  в  крайнем  левом  (по
ходу) кулуаре. Здесь просматриваются первые 150 м спуска. Все
остальные (более правые) кулуары уже через 50 м  обрываются  узким
жерлом. 1-я  веревка  за  петлю  через  выступ  прямо вниз по
разрушенным скалам и полузамерзшему ручью,  крутизна 35-40((.
Затем  сбор группы  в  20  метрах ниже на разрушенных скальных
полках в борту кулуара.  Группируемся и спускаемся аккуратно  вниз
по  осыпи  к виднеющемуся ниже более пологому участку, пересекаем
ручей. Более пологий участок оказывается остатком гребня.
Спустившись по нему 30   метров.  Решаем  повесить  дальше  перила.
Справа  ручей и обледенелый фирн 40(.  Справа также крутой фирн. 2-
ю перильную веревку вешаем под прикрытием гребня. 3-ю повесили
чуть вправо на границу осыпи на правый  борт  ручья.  Обе  веревки
повешены  на ледобурах,  правда  в  районе ручья слой льда тонкий.
Ниже ручей скрывается  за  перегибом.  4-я  веревка   пересекает
небольшой 2-метровый  водопад,  по  которому с глухим рокотом
прокатываются камни.  Все изрядно вымокаем.  Вешаем еще 2  веревки
вертикально вниз  по  левому  борту  кулуара.  Без  последней можно
было бы и  обойтись (Филя спустился пешком),  но  с  ней  быстрее.
Еще  200 метров по 25-30 градусному подкисшему фирну и через 5 с
половиной часов от начала спуска мы оказываемся  на  моренах.  Более
всего заняло  прохождение  1-ой  веревки  и  сбор  группы ниже (около
2 часов).  Посмотрев на спуск теперь можно отметить, что если бы мы
после  3-ей  веревки перелезли бы через правый по ходу гребешок в
соседний кулуар, то там уже можно было бы обойтись без веревок и
сбросить высоту в основном по крутой осыпи.  Верхняя часть спуска
пожалуй была выбрана оптимально.
За 2 часа добегаем по карману морены с остатками тропы вдоль
ручья до превосходного охотничьего схрона,  образованному большой
арчой,  охватившей  своим  стволом  большой камень.  Лежит голова
недавно убитого киика.  Рядом чистый ручей и дрова. Ребята уходят за
заброской, расположенной ниже за углом долины. Большой костер.
Компот из ревеня.  Спим без  палатки  на  траве.  Светят  звезды.
Ослепительно  белая  днем  снежно-ледовая стена Кюче-Суу,  чем то
напоминающая Безенгийскую,  превратилась  в  безмолвное  огромное
темное пятно, загораживающее горизонт.



Дневка. Встаем по солнышку.  Не спеша едим.  Цирки  Кюче-Суу
замечательно  смотрятся на фоне растущей здесь арчи.  Над гребнем
морены дыбится покореженное и почерневшее от камней тело  ледника
Восточный  Кюче-Суу.  Просматриваются  насыщенные  снежно-
ледовой техникой варианты подъемов на гребень Заалайского хребта.
Филипп готовит  баню.  Ворочает  камни,  роет  ванну.  Разводим
костер. Натягиваем на  каркас  от  палатки  полиэтилен.  Баня
получается отменная. Раз по пять окунаемся в ванну с проточной
чистой водой. Вечером Саша с Наташкой идут в ближайший кош и
приносят  лепешки, курту  и  пару кусков вареной баранины.  Опять
ночуем на улице за исключением Наташки,  панически  боящейся
мелкой  живности.  Она просит  поставить ей палатку.  (Правда поутру
все равно в палатке оказывается паук.)



	Солнце уже осветило противоположные склоны долины Кюче-
Суу и вот   коснется  нашего  лагеря.  Мы  выходим.  Первую  речку,
стекающую  с  Восточного Кюче-Суу приходится переходить в
мокрую. Долго подымаемся вдоль центрального истока,  но так и не
решаемся бродить.  Без  веревки  не обойтись - поток не очень
широкий,  но глубокий и нигде не разбивается на рукава.  Забираемся
на  правый моренный вал л.  Центр.Кюче-Суу.  Поленились выйти на
него ниже и приходится пережить несколько неприятных мгновений.
Саша зачем-то поднимается  в  лоб  и  в  верхней  части застревает.  Я
ложусь с рюкзаком на противоположную сторону моренного гребня и
протягиваю ледоруб  на  темляке.  Так  что мы с Сашей квиты.  Неделю
назад в такой же ситуации  оказался  и  я  сам  при  заносе  заброски  на
Кюче-Суу. Пройдя по гребню еще метров 200 спускаемся на ледник и,
перейдя его, поднявшись на левый склон долины Кюче-Суу, выходим в
карман притока, ведущего к перевалу Дальний. 1-30 от лагеря.
Спустившись по  осыпи  в  долину  самого  притока   уверенно
набираем  высоту по зеленым холмам старых морен.  После короткого
участка свежих морен проходим над красным озером у языка  ледника
и выходим на плоскую открытую поверхность ледника. 2-15. Воздух
как бы застыл. Душно. Но как только отдельная  туча  прикрывает
солнце  тут  же становится  зябко.  Неплохо  смотрится  отсюда
перевал Наука.  Не возникает желание проходить его  в  тройке,  если
вспомнить  его категорию по классификатору.
	После спада жары за 20 минут  подходим  под  взлет  перевала
Дальний. Связываемся и серпантинами по снежному склону 25-30((. в
обход больших и не очень больших трещин за 01-40 подымаемся  на
осыпную  седловину перевала.  Тура нет и складываем свой.  Грозно
смотрится   перевал   Таш-Мачет.   За   разделительным    отрогом
угадывается  понижение  следующего нашего перевала Заалайский,  а
вот часть ледопада того же перевала,  выглядывающая  из-за  конца
отрога  кажется  не  сулит  ничего  нам хорошего завтра.  Впрочем
посмотрим.
На спуск уходит широкий осыпной кулуар 35(.  с одиночными
выходами сильно разрушенных скал.  В нижней части отходит
широкий контрфорс, делящий выкат пополам. Общий сброс высоты по
карте 700 м..  Бежится вниз легко и за 20 минут мы падаем в  карман
морены правой ветви ледника Кульдук.  До ледника надо сбросить еще
около 200 метров. Здесь у выхода монолитных скал есть кем-то
выложенная площадка.  Из  под  остатков снежника течет чистый
ручеек.  В эту ночь особенно хорошо спится.



Пройдя по карману 700  метров  спускаемся  на  правую  ветвь
ледника  Кульдук  и  подымаемся в карман морен,  образованный при
слиянии ветвей ледника.  1-15 от места ночевки.  Выходим на левую
ветвь  ледника  Кульдук  и  связываемся.  10-45  утра.  С первого
взгляда  ледопад  смотрится устрашающе.   Однако,   вскоре   мы
просматриваем  косой  подъем  справа налево через ледопад в обход
более крутой разорванной центральной части.  Свободное движение в
связках.  Отдельные  крутые  участки.  Проходы между сераками.  В
13-00  подходим  к  Большому  Барьеру,  как  мы  его  назвали -
глобальный   разрыв   всего  тела  ледника,  образованным  резким
перегибом ледника.  Перед его преодолением приходится  спуститься
на дно разрыва. 15 метров перил вниз на снежный гребешок, переход
через обрушивающиеся мостики и закрепление участка
горизонтальных перил 20 метров. Мы перед ледовой стенкой 15
метров - это пожалуй самый низкий участок Барьера, образовавшийся
благодаря предыдущим обильным обвалам,  поднявшим дно разрыва.
Вперед уходит Андрюха с фифами. Рюкзаки транспортируются
отдельно. Вся процедура заняла 2 часа   и  в  15-00  мы  завершаем
прохождение  основной  ступени ледопада.  Пройдя немного вверх по
леднику обедаем  на  маленькой срединной морене.  Погода слегка
портится. Теперь видно, что путь в перевальный цирк прегражден еще
одной  ступенью  ледопада.  Она правда значительно проще и кажется
обходится справа по ходу, зато сам перевал Заалайский улыбается нам
крутым взлетом. После обеда за 1 час подходим под левый (ор.) край
ледопада). Ледопад обходим за 40 минут. Идется правда тяжело. Снег
раскис, да и высота чувствуется. В хребте, разделяющем ветви ледника
Кульдук, торчат примечательные скальные перья. Перевал прячется за
поворотом - обходя ледопад мы сильно отошли от центра ледника и
находимся теперь вблизи склонов главного хребта. Андрей спит
снаружи палатки, проверяя качество спальника и пуховых штанов.
Эксперимент удался.



Вышли около 10 утра, дождавшись когда потеплеет. За 1.5 часа
подошли под перевальный взлет. Обошли нижний бергшрунд справа
по ходу и сосредоточились на ледовой полке, расположенной между 1-
м и 2-м бергами. 1-я веревка идет влево по ходу чуть наискосок вверх
через мосты 2-го берга. 2-я веревка вешается уже прямо вверх.
Крутизна 45-50 . Чуть-чуть не хватило до выхода в мульдочку,
расположенную практически под седловиной. Повесили 3-ю веревку
уже в мульду. Здесь вполне уютно. Нашли старую веревочную петлю.
По небольшому ледовому лбу выходим на перевал. Южная сторона
перевала полностью осыпная. В туре записка ленинградцев от 1985
года. Андрей нашел еще скальный крюк. Напротив нас через долину
Муксу Памирское Фирновое Плато. Справа от него угадываю
знакомые по 1988 году места - пик Адмиралтейский, перевал
Дзержинского, пик Бырс. Справа от нас пик Заалайский (5445). Левее
пик Сат и в.5677. Над ПФП нависли тучи. Во время обеда греемся на
теплой гальке. После за 1.5 часа спускаемся на ледник и, пройдя вверх,
поднимаемся по снегу и 25  осыпи на перевал Таш-Мачет. В туре
записка рижан. Они поднялись на перевал как и мы с юга, но на ледник
Кульдук не спускались, а ушли траверсом через узловой купол
Заалайского хребта на перевал Ожидание (2А) со спуском в Кюче-Суу.
При таком варианте сложность перевала Таш-Мачет (2Б) понижается.
Подошли к краю седловины. Действительно, есть большой
карниз,который мы еще видели с перевала Дальний, но в правой части
он сходит на нет. Спуск просматривается. Примерно 5-7 веревок.
Долго любуемся закатом, освещающим вершины Алайского хребта.



Вышли около 10 утра. Поднимаемся на ближайший в гребне
Заалайского хребта купол 5013. Небо ясное и долго рассматриваем
окрестные виды. Спускаемся на седловину в южном отроге,
разделяющем западные истоки л.Сурхан-Гоу. С крайнего западного
истока на седловину ведет широкий снежно-осыпной склон 150 м, 25-
30 . Северный край седловины сложен разрушенными скалами. Высота
5000. Даем перевалу название Зигзаг. На восток спускается снежный
склон 35-40 . Начинаем спуск траверсом склона вправо в сторону
небольшого контрфорса. Метров через 150 Филя проваливается с
головой в скрытую трещину. Склон становится круче и мы уходим
теперь влево. Андрей пару раз съезжает на пару метров. Вешаем
веревку на ледорубе. Крутизна на отдельных участках до 45 .
Неудачная попытка сбросить веревку посредством ледорубного креста.
Приходится лезть вверх и спускаться с нижней страховкой. Вешаем
еще веревку на ледобурах. Склон выполаживается и, связавшись, мы
спускаемся к месту слияния ыетыей ледника Центраьный Сурхан-Гоу,
где и обедаем. Поднимаемся по восточной ветви. Открывается
седловина перевала ЦГТЭ, "вычисленная" еще в Москве Лебедевым. С
первого взгляда она зашкаливает за 2А, явно сложнее. Решаем завтра с
утра разведать осыпную седловину в верховьях ледника. Выходим на
осыпной выход на повороте ледника из верхней камеры и
выкладываем из плоских плит площадку. Погода портится. Дующий
ветер приносит заряды крупы.



С утра ветренно. Вершины в тучах. Поднимаемся на седловину в
верховьях ледника, расположенную справа от характерной скальной
башни. Поднялись за 40 минут и обнаружили, что находимя над Кюче-
Суйской подковой. Гребень Заалайского хребта здесь уходит на юг, а
не на восток, как показано на карте. Это значит, что мы не ошиблись в
определении седловины ЦГТЭ. Быстро спустились и подошли к
перевальному склону, так не понравившемуся нам вчера вечером. Он
кажется чуть "лег". ПО карте перепад здесь 200 м. Нижняя треть
склона проходится в связках. Несмотря на крутизну 30-35 , проходим
склон быстро, поскольку он покрыт плотным фирном с
многочисленными вытаявшими ямками - зародышами кальгаспор. Со
скал слетают и прсвистывают сбоку отдельные камни. Появляется лед.
Крутизна уже 40-45 . 3 веревки вверх и одну вправо к перевальному
кулуару. Еще одну веревку по кулуару и через 70 метров по 30  склону
выходим на широкую снежную седловину перевала. Подъем занял 4
часа (Саша пытался потерять рукавичку, спасенную ниже по склону
Филей). Все время дует ветер, несущий заряды крупы. Тура на
перевале нет. Складываем свой. Хорошо просматривается в.5392, стена
северного плато пика Сат. На перевальном плато много трещин. Спуск
проходит по пологим снежным полям и через 30 минут мы уже на
основном теле ледника Восточный Сурхан-Гоу. Движемся в связках.
Начинается зона разрывов. Мы начинаем уходить влево к карману
ледника. Саша проваливается в трещину. Сбросив высоту по карману,
останавливаемся у небольшого озера у слияния с восточной ветвью
ледника. Оглянувшись назад, можно видеть, что благодаря карману,
мы обошли сильно разорванный ледопад основной ветви. От перевала
1.5 часа. Развязываемся и ставим лагерь. Погода кажется улучшается.



С утра и до вечера низкая облачность. Сыпется снежная крупа.



Ночью шел снег. С утра тихо, хотя вершины в облаках. После
позднего завтрака все же выходим и за 2 часа, двигаясь по открытой
восточной ветви, подходим в цирк перевалов Сурхан-Гоу и Энтузиаст.
К перевалу Сурхан-Гоу ведет открытый ледовый лоб, слегка
подрезанный бергшрундом. На перевал Энтузиаст подымаются
несколько длинных осыпных кулуаров с пятнами снега. Решаем
продолжить при полной видимости и в 20  склоне выкапываем и
частично вырубаем площадку.



С утра ясно. Любуемся переходом красок на границе дня и ночи
на западе в районе пика Ширвоза. Холодно. Выходим уже по солнцу.
Практически весь кулар кроме последних 150 метров проходим по
фирну 30  (местами до 35 ). В верхней части фирн кончается и идет
немного утомительный подъем по осыпи и арзрушенным скалам
(местами до 40 ). Тура на перевале нет. Хорошо просматривается
спуск на ледник Северный Кызыл-Су. Снежно-ледовый склон с
разрывами не слишком уж крут и требует провешивания лишь в паре
мест. По всем признакам мы именно на той седловине в верховьях
северной ветви Кызыл-Су, которую хорошо просмотрели при подъеме
на перевал Наука. Похоже, что категория перевала Энтузиачст - 3А* -
могла появиться лишь с учетом ледопада. Вершине Сурхан-Гоу
предшествует еще узловая вершина в южном отроге Заалайского
хребта. Первоначально собираемся пройти траверсом мимо узловой
вершины и прямо подниматься по снежному склону к Сурхан-Гоу.
Первые же шаги показали, что плотный снег есть лишь вблизи гребня.
Уже чуть ниже гребня начинаешь проваливаться сквозь тонкую корку
наста и велика вероятность подрезать склоны и "уйти" по снежно-
ледовым сбросам на ледник Северный Кызыл-Су. Поднимаемся к
гребню узловой вершины. Фирн. Проходим замерзшее озерцо. Крутиза
возрастает. Лед 45-50 . Идут выходы разрушенных скал. Провешиваем
60 метров вверх и выходим на гребень узловой вершины. Проходим в
связках по сильно разрушенным осыпающимся скалам (чуть не
зацепило камнем Андрюху) 150 м 40  до небольшой осыпной
площадки, расположенной под выходом монолитных скал. Оттуда 30 м
горизонтальных перил влево по склону в обход монолита и 50 метров
по льду 45-50  вертикально вверх в снежную мульдочку, лежащую
непосредственно под узловой вершиной. По снежному гребешку
спускаемся на осыпную седловину перед вершиной Сурхан-Гоу. На
Южный Кызыл-Су уходит крутой скальный кулуар и несколько
скальных контрфорсов. На север падает крутой снежно-ледовый склон.
Высота 5500 м. От перевала Энтузиаст подымались 5 часов.
Выкладываем из камней мощную ветровую стенку. На границе скал и
снега даже обнаруживается вода.



Солнце освещает нас довольно рано. К Сурхан-Гоу ведет гребень,
сложенный сильно разрушенными скалами. Почти сразу же выходим
на гребень. Проходим с попеременной страховкой 2  небольших
скальных участка. К концу второго можно было бы подойти и простым
траверсом северного склона. На предвершинном гребне выходы
красноватых довольно мягких (я бы сказал даже осадочных) скал,
столь сильно выветренных, что по их зализанным формам можно
представить себя находящимся в среднегорье, а не на высоте пяти с
половиной тысяч метров. По скалам средней трудности (через 1.5 часа
после выхода из лагеря) выходим на снежный купол Сурхан-	Гоу.
Тура нет. Складываем свой и вкладываем записку с поминанием
Константина Павловича Рототаева. Осматриваем окрестную панораму
со всеми тремя памирскими семитысячниками. На самой Сурхан-Гоу
просматривается еще одна предвершина в гребне между главной и
восточной. Гребень весь снежный. Лишь на восточную ведет скальный
взлет. Поскольку мы планируем сегодня спуститься на ледник Южный
Кызыл-Су, то принимаем решение отказаться от прохождения
восточной вершины (более низкой) и начать спуск с ближайшей к
востоку седловины. С главной вершины весь снежно-ледовый склон
предполагаемого спуска хорошо просматривается. Линия нашего
движения была следующая. Сначала косой спуск слева направо на
верхний край большой линии разрывов. Затем по краю разрывов влево
по снежному склону с выходами льда к скально-осыпному гребню
красного цвета (к востоку от седловины). На этом участке движение
крутизна 30-35 . Выйдя на гребень, развязываемся. Проходим по
осыпи и разрушенным скалам 35-40  200 метров и выходим на снег.
Тем самым мы обошли линию разрывов слева по ходу и спускаемся по
широкому снежному конусу 25-30  на основное тело ледника. Общее
время спуска от вершины (5627) до высоты 4600 (на леднике) - 3 часа



После небольшого отдыха идем в связнах по Южному Кызыл-Су.
Обходим зону протяженных трещин и влазим в ледопад. Более пологая
часть ледопада проходит справа. Однако, для выхода туда надо
прижаться к правому борту, обойти несколько глубоких разломов и
спуститься по крутому снежно-ледовому склону на правом борту
ледопада. Мы же движемся в левой половине, иногда приближаясь к
рантклюфту. Разрывов здесь больше, но практически все идется в
связках, лишь однажды приходиться провесить 10 м по ледовому
гребешку. После серии переходов через разломы, значительных петель
в обход непроходимых трещин, многочисленных спусков и подъемов,
мы выходим в более "спокойную" нижнюю часть ледопада, минуя
очередную ступень наломов по левому борту. Хорошо
просматривается спуск с восточной Сурхан-Гоу, через красноватый
кулуар с ручьем.
Общее время прохождения ледопада 3 часа. Протяженность 1.5
км. Перепад 200 м. После ледопада продолжаем двигаться по леднику
до первой каменистой площадки. Заканчиваем движение в сумерках.
От окончания спуска с Сурхан-Гоу до ночевки на высоте 4000 м шли
6.5 часов. Слегка вымотались, но все же дожидаемся супа, после чего
быстро засыпаем. Ночью на небе высыпают звезды.



Неспешно просыпаемся и собираемся двигаться вниз. Солнце
освещает ближайшие вершины. Чаевничаем и ведем неторопливые
беседы. Припекает и мы выходим.
На леднике появляются срединные морены. Я неудачно прыгаю
через одну из трещин и сильно подворачиваю правую ногу.
Обматываю ногу бинтом. Меняюсь рюкзаком с Наташкой, беру
лыжные палки и ковыляю вслед за Филей. Движемся по центру южной
ветви. Южная и северная ветви ледника Кызыл-Су пару километров
текут, не смешиваясь, разделенные широкой полосой морены. Слева
походу стоят причудливые конгломератные фигуры. Отсюда хорошо
видны устрашающие глыбы, нависшие над рантклюфтом, по которому
мы подходили под ледлпад северной ветви. Между тем сейчас видно,
что по льду можно дойти практически до самого озера. Немного
лазания по моренным холмам и мы замкнули наше "кольцо". Общее
время движения 3 часа.
Валяемся на уже обжитом нами месте. Светит солнышко, дует
ветерок. Уже не так жарко, как 2 недели тому назад. Исчезли
допекавшие нас тогда оводы. Вода заметно упала. У озера свежие
следы копыт. На мелководье растут водоростли. В 6 часов вечера
выходим. Идем по рампадку от восточного края озера и
останавливаемся высоко над долиной Кызыл-Су. Река прыгает по
узкой промоине и ныряет в очередной каньон. Постояв немного, мы
идем дальше и по нижнему краю завала и спускаемся по конгломерату
к мелкогалечным площадкам с чистой водой, замеченных нами еще в
прошлый раз. На одном из камней лежит череп горного козла (с
рогами). Интересно, когда здесь охотились? Время движения 1
переход. Саша с Андреем уходят к месту брода через Малую Кызылсу
за забытым Сашей анораком. Просматриваем место завтрашнего
брода. Вечереет. Впереди, вверх по долине на том берегу, на краю
обрыва видны фигуры людей. Кто? Братков? Пастухи? Смеркается. В
створе долины на юге маячит Корженева с седловиной перевала
Мушкетова. Допиваем вечером спирт. Поминаем Константина Палыча.



К утру нога сильно распухла. Но делеть нечего. Идем к броду.
Вода упала на 0.5 метра. Филя изящно переходит струю. Воды ему по
пояс ~ 1/2 м. Откуда тосверху машут вчерашние двое на лошадях.
Навешиваем перила и организуем трамвайчик. Иду первым. Перильная
вервека резко провисает и я оказываюсь по грудь в воде. Затем идут
Наташка и Андрей. Последним переходит Саша. Солнцепока скрыто за
склоном. А мы сильно дрожим, отжимая одежду. На макушке холма
нас ждут уже старые знакомые - Ашир и Мирулла. Недолгий разговор -
с моей ногой сейчас только через Кызыл-Кель, заключительный выход
в Алтын-Дару откладывается.  Рюкзаки грузятся на лошадей. Я лезу на
лошадь Ашира и в путь.  Подходим к распадку с нашей заброской.
Андрей не может ее отыскать. Я ковыляю наверх - заброска на месте.
Подкова там же. Переходим ледник из под перевала Мин-Теке.
Местные жители пересекают ледник несколько выше нашего места
перехода и после ручья уходят резко вправо вверх. Откуда спускаются
в карман морены у самого борта долины. Все разливы Кызыл-Су выше
ледника проходятся по зеленому левому (ор.) склону.  На зеленой
лужайке с чистым родником обедаем. Пастухи показывают место чьей-
то  невостребованной заброски. "Года два не трогали." Светит
солнышко. Начинают собираться тучки.  Мы кончаем обед и
продолжаем движение. Впереди крупный левый исток Кызыл-Су.
Воды больше, нежели в прошлый раз и все по очереди забираются на
лошадей.  Я ощущаю себя старым путешественником. Мне явно
нравится обозревать горы из седла. Собаки время от времени убегают
на свист очередного сурка. Ашир потом объяснял, что на южных
склонах собаки кормятся сами, если охота неудачная. А в этот раз
козл переправился через Кызыл-Су в каньоне и ушл высоко на скалы
- так что собакам остатся только надеяться на особо нерасторопного
сурка.  Еще час и мы на перевале. От снежников и озера не осталось
почти ничего. Нам показывают остатки могилы и рассказывают
историю из 40-го года: группа памирцев, спасающаяся от репрессий
(человек 30) пробиралась в Алайскую долину через Кызыл-Куль. Были
и 2 женщины. Возглавылял их бывший начальник милиции из Мургаба
- некий Азам. Непроходимый летом каньон Кызыл-Су зимой оказался
доступным. Значительная часть группы - 20 человек - полегла по
дороге (на этом перевале в том числе). Уже в районе Шиве, кто-то из
местных направил их ложной тропой у самой реки, где они оказались в
западне и были  перестреляны то ли милицией, то ли ГПУ, вызванной
из района. Главарю же удалось выбраться и его видели в Афганистане
уже в наше время.
Ну а нам вниз по крутой тропе среди скал и по осыпи. Река
Кызылкуль здесь зовется Коорганды, что означает - луга дикого лука.
Круто сбрасываем высоту и приходиться держаться за седло и
упираться в луку, чтобы не съехать. Тропа проходит по крутым
сбросам правого берега и переходит на левый уже в районе галечных
террас и взбирается на бугор древней морены. Дует встречный ветер.
Сыплет снежная крупка, переходящая в мелкий дождь. Здесь мы
встречаем довольно живописную группу охотников - человек 5.
Одного из них (брата Ашира) мы уже фотографировали. Но вот
кончается морена и быстро проходим последние километры по
зеленым холмам. Через 10 часов пути мы останавливаемся лагерем на
ровной зеленой лужайке напротив юрты Ашира.
Конечно чай. Мирулла отбывает к себе на Тарашу. А вечером
возобновился дождь.



Утром ясно и прохладно. Приходит Ашир. Пробует нашу кашу. Я
расспрашиваю его про местное зверье - медведь, барс, киик, 2 вида
змей, кабан.  Осенью женщины собирают шиповник и барбарис.
Сахара здесь практически не знают уже несколько лет. Слишком
дорого. Мать Ашира родом из Мука (на Муксу). У него 7 детей - 6
дочерей и последний ребенок сын. Жеребцу, везшему меня (Кой-
Курону) уже 15 лет. На охоту ходят довольно часто - и в Алтын-Дару и
к Карамыку. Козлодранье проводят 15 феврадя в Джиргитале. В этом
году там было 15 человек из Чон-Алая. Главный приз был автомобиль
"Нива".
Сбрую и прочую утварь делают сами. Нас завели в юрту, где
живут женщины, ткущие ковры. Юрта чистая и светлая, со вкусом
украшена. На станке растянуты толстые нити. Под потолком
подвешены мотки разноцветных нитей. Девушка смотрит на схему
узора, завязвает узелок из цветной нити в месте переплетения с
основой. Отрезает ножом лишнее и уплотняет все тяжелым гребнем.
Работает одновременно 3-4 девушки, производительность 20 см в день!
Идем дальше. В каждой юрте угощают айраном, лепешками, маслом,
куртой. Показывают плетение веревок из шерсти. Веревка сплетается
из 3 основ, толщиной 7 мм, пропущенных через решетку юрты.
Женщины, стоя на расстоянии 10 метров с мотками основ закручивают
их, а 4-й протягивает их через решетку, получая уже готовый канат.  В
Шиве 8 чабанов. У Ашира 50 своих баранов и 300 колхозных, у
Мируллы 100 своих и 500 колхозных. Верблюдов используют для
перевозки тяжелых грузов до 500 кг - это обычно при перемещении на
новое джайлоо.
О похоронах - Муллы запрещают устраивать пышные надгробия.
Вспоминается кладбище на Ляйляке - простые сланцевые плитки,
воткнутые в невыраженные холмики. Здесь же над могилой стоят
шесты с перекладиной, к которой привязаны хвосты яков или
навешены турьи рога. Для могилы роют вертикальную яму примерно
по пояс, далее роют под углом к вертикали. Запеелнутого покойного
опускают на дно, прикрывают наклонную часть могилы досками и
засыпают.  Раньше здесь также сеяли свою пшеницу на склонах гор,
как у таджиков.  Мы дарим пастухам основную веревку, репы,
лекарства. Наташка окружена кольцом женщин. Берут  буквально все.
В таких прогулках и разговорах и проходит день. Незаметно пришел
вечер.



Утром приходит Ашир. Не спеша завтракаем и начинаем
собираться. Грузим на Кой-Курона пару рюкзаков и меня в придачу.
Теперь вниз. Ашир обращает наше внимание на снесенный лавиной с
противоположного (левого) борта долины лес ниже устья Тараши.
Впереди быстро бежит Наташка. За ней топает Филипп. Ашир идет
рядом со мной и мы продолжаем беседу. Через 3 часа мы спускаемся в
Алайскую долину и становимся в тугайных зарослях метрах в 300 от
дороги у остатков бывшей базы геологов (с 1984 по 1989 год
проводили обследование окрестностей Шиве). Пьем последний чай и
сердечно прощаемся с Аширом. Здесь как то очень тихо. Густая трава,
здоровенные заросли облепихи, где-то у противоположного склона
долины шумит Кызыл-Су. Жара спала и лишь изредка проносится
ветер и все, ничто не движется, время как остановилось. С Филей и
Наткой продираемся сквозь облепиху и выходим на берег Кызыл-Су.
2-3 рукава, быстрое и глубокое течение. А день на исходе и внизу на
закате освещается красным цветом Матча. Ну а ночью вдруг пошел
дождь.



Встали еще затемно, быстро собрались и вышли на дорогу.
Вскорости прикатил автобус снизу и мы уже едем в Дараут-Курган.
Рядом с нами сидит группа джиргитальцев, направляющаяся на
заработки в Киргизию. У некоторых из них лица скорее таджикские,
чем киргизские. Там трудно. Дорога в Душанбе практически
перекрыта. Недавно прилетел первый самолет, а ведь в оные не столь
давние времена в Джиргитале садилось до 5 бортов за день. Через час с
небольшим мы в Дарауте. Билетов конечно нет, но мы находим свое
место в автобусе и отправляемся в страшной давке на свой девятый
круг. Рядом со мной сидит узбек-зоотехник из Ферганы. Выяснилось,
что они уже много лет арендуют в Алайской долине пастбища для
овец. В Кашка-Су долгая остановка. Здесь встречаем 5-ку
ленинградцев, возвращающихся с пика Ленина. Они недоуменно
смотрят на нас и предполагают, что мы специально уехали в Дараут,
чтобы сесть в автобус. Но, насколько я вижу, уехать отсюда все-таки не
такая большая проблема. Нужно лишь не особенно переживать и
дергаться. Все решится. Ну а водитель тут же находит повод скачать с
нас еще денег - не добавите верну вам ваши и возьму их. Мы не
спорим. В Сары-Таше на стрелке с Западным Памирским трактом -
пограничный пост. Пара мордоворотов из национальной безопасности
спрашивают про наркотики и изучают Филин рюкзак. И теперь вверх -
на Талдык и Чирчик. Я стою рядом с водителем вместе с
джиргитальцами.  2 девушки-киргизки поют какую-то душевную
песню, раскачиваясь в такт. Жарко. Наливаем воду в чей-то пустой
бидон, объединивший весь автобус. Проезжаем Гюльчу, въезжаем на
перевал Чирчик и быстро катимся вниз навстречу горе Тахт-И-
Сулейман. Всего 9 часов пути и мы вернулись на знакомый автовокзал.
Решили провести время до темноты в чайхане в парке Навои напротив
рынка. Устраиваемся мы здесь надолго. К нам подсаживается
чайханщик Хасан. Слово за словом и потянулся разговор, выпита уже
бутылка водки, вытянутая Хасаном из холодильника. Под конец нам
предлагают наркотики. Уже и ночь. Нас устраивают на ночлег на
почетном достархане, спрятанном за чайханой в тени большого дерева,
нависающего над шумной Ак-Бурой. Выпито слишком много и спится
плохо. Слоняются милиционеры, проносятся летучие мыши.



Утром мы посещаем ближайшую цирюльню, где нас начисто
выбривают. И мы погружаемся в Ошский базар. Люди, ослы, машины,
велосипеды, тележки. Крики "пош, пош". Кузнецы и точильщики.
Пропадаем здесь часа на 2. Отягощенные фруктами и медом
возвращаемся в чайхану. Здесь продолжаем общение. Хасан. Его брат
Хусан с глазами наркомана. Тетя Нина из Химок, выросшая в
интернате (сестра живет в саратовских Шиханах) - была замужем за
киргизом, 10 лет назад как убитым после большой семейной ссоры. У
нее 10 детей. 3-е с нарушениями психики. Невысокая, худенькая.
Сколько ж на нее легло... Хвалит Хасана и его свояка за его "доброту" -
и вправду с работой здесь плохо. А та чайхана не самое плохое место.
Ошские события здесь всех раскололи. Внешне это как бы не видно, но
в любой беседе всплывет, если затронуть. Беседуем со старшим сыном
тети Нины и еще другим пареньком, прислуживающим в чайхане,
воспитывавшемуся в интернате. Они все стосковались по обычному
душевному разговору. Здесь не принять раскрываться. А мы что -
завтра мы уже в Европе и вряд ли окажемся здесь в ближайшее время.
На прощание они говорят "Приезжайте, пишите письма".
Ведь не напишем, да и бессильны, что-либо поменять а их
судьбе...
Хасан конечно непростой и нелегкий человек, но он мне нравится
(2 дочки). Слегка сидел. Вечно подпитый в силу своего положения
хозяина - надо отдать уважение всем почтенным посетителям.
Молодец мужик.
Ну мы здесь засиделись. Пора. Новый расположен автовокзал на
окраине Оша и вскорости мы скатываемся по Ферганской долине. На
Андижанском автовокзале телефоны не работают и, выяснив путь у
милиционера, мы гигантской петлей идем к Азизу. Здесь конечно не
Ош. Милиционеры в белых рубашках. Люди вокруг какие то зажатые и
придавленные. Это хорошо чувствуется.  Ну а на  в доме на
Высоковольтной нас уже ждут. Азиз, тетушка Рислик, Юльбарс
Ахмедович. Горячий плов, водка и мы скоро разваливаемся на полу
комнаты на 2-ом этаже.



Утром посыпаюсь рано. Андижан просыпается еще раньше. В
полутьме доносятся утренние молитвы с минаретов. После завтрака
едем с Азизом в его родную (русскую) школу. Просторная, светлая  с
чистым двором. Идет прием первоклашек. Азиз упрашивает взять его
племчнницу шестилетку. Первый заход пока неудачен. Затем на рынок
- прицениться. Базар конечно сильно уступает Ошскому - беднее,
меньше и не такой колоритный. Покупаем в лавчонке на краю города
мясо для шашлыка и сбросив это едем в сауну в физкультурный
диспансер. Тут все готово и мы все сидим на полках, плещемся в
бассейне, пьем чай. Затем обед с шаурмой. Попытка поспать после
обеда на 2-ом этаже оборачивается 2-ой баней. К вечеру шашлык. К
вечеру шашлык. Как выянилось, отец Азиза был первым секретарем
Андижанского горкома партии с 1973-го по 1985-й год. Новые
железнодорожный вокзал и аэропорт были построены в его время. Дом
большой, 2 этажный. Во дворе небольшой бассейн. Рядом с домом
участок. В клетках-вольерах куры и бараны. Наступает ночь.



Самолет только вечером и мы лениво ждем нашего часа. При
посадке приходится решать проблемы с обменом валют, чтобы
доплатить за перегрузю. Но все позади и наконец мы в Москве.


Популярность: 24, Last-modified: Mon, 15 Dec 1997 16:37:31 GMT