Антон Чхетиани (ochkheti@mx.iki.rssi.ru )

     Поход по традиционному в недавнем советском прошлом району
Плато Путоран был задуман довольно давно. Все  началось  8  лет
назад, когда группа, в которой мы были рядовыми участниками, по
целому ряду обстоятельств не смогла пройти Путоранский  маршрут
и  вынуждена была вернуться к точке старта - поселок Хантайское
Озеро. Осадок остался. Шло время. Мы исходили на лыжах Полярный
и   Приполярный   Урал,   хребты  Западного  БАМа,  побывали  в
Джунгарском Алатау, Западном Саяне и Восточном Алтае, ходили  в
высокие  азиатские  горы и поднимались на шести и семитысячники
и,  казалось  воспоминания  о  Заполярном  Норильске,  огромных
озерах,   зажатыми   крутыми  склонами  отбросивших  нас  плато
остались где то далеко в дымке и не беспокоили. Да и  ходить  в
северные  края  без спонсоров стало дороговато. Спонсоров мы не
нашли, да и не искали. Просто надоело откладывать на и без того
не  столь уж ясное будущее осуществление этого давно созревшего
и осознанного желания. И северные ветры .задули. в нашей группе
со  всех  сторон.  Или  мы уйдем на север сейчас или не попадем
туда никогда, будем конечно ходить по милым и хорошо  известным
нам  районам  Урала  и  Саян...  -  таков был основной, немного
жесткий мотив наших осенних встреч. К тому же уже лет пять  как
плато не посещалось лыжниками.
     Традиционно  маршруты  в  Путоранах  проходили  в пределах
района, ограниченного с севера озером  Лама,  с  юга  -  озером
Хантайское,  а  с  востока  озером  Аян.  В  этом районе и были
проложены основные нитки большинства маршрутов. Лишь  отдельные
группы,  попав  на Аян, предпринимали радиальные выходы на одну
из высших точек плато к востоку от озера после чего как правило
начинался  выход,  да  несколько  групп  в первой половине 80-х
годов осуществили транспуторанские  маршруты  с  северо-востока
(Волочанка,  Боярка)  на  юго-запад  и  с  запада (Норильск) на
юго-восток  в  Эвенкию.  Маршруты  были  линейные  и  исключали
какие-либо  отклонения в сторону от .проходных. долин. Учитывая
возможность организации вертолетного борта, мы решили подробнее
исследовать  районы к северо-востоку, востоку и западу от озера
Аян, в частности = пересечь зааянское плато с севера на юг - от
верховий  Холокита  до  верховий  Котуя, выйдя к южному кордону
заповедника. И далее, пройдя в горах к западу от  озера,  выйдя
на   Большой   Хонна-Макит,  завершить  аянское  кольцо.  После
консультаций с  известным  в  Норильске  охотникомпромысловиком
Иваном Степановым, мы запланировали на выходе пересечь Путораны
в  северо-западном  направлении  в  сторону   зимника   Талнах-
Волочанка,  идущего  у  северного  подножья  гор  (место выхода
находилось в 200 км от Норильска). Зимой северо-западная  часть
плато  посещалась лишь единожды группой Самсонова, стартовавшей
из Волочанки и пересекшей северные отроги гор.
     Значительная   часть   речных  долин  и  перевалов  нашего
маршрута в зимних условиях проходилась впервые. В организации и
планировании  путешествия  большую  помощь нам оказал секретарь
Российского Географического Общества Василий Сарана.

     7  апреля  мы вылетели в Норильск. Большую часть продуктов
закупали в Норильске и больших проблем с багажом у нас не было.
Сразу  улететь  нам  не  удалось и мы задержались в городе на 4
суток. Очень скоро мы усвоили, что нет  принципиальной  разницы
между  Севером  и Азией - те же огромные пространства и не надо
спешить и суетиться. В конце концов  все  образуется.  Конечно,
большинство  из  нас,  уже  несколько  отвыкло от такого как бы
неспешного жизненного ритма. Но мы не тратили время зря - тесно
общались  с  дирекцией заповедника и авиационными диспетчерами,
военными   моряками   и    местными    журналистами,    активно
акклиматизировались.
     Наконец  договорились о борте, но первый вылет отложен - в
горах туман и низкая облачность. С утра следующего  дня,  опять
дымка,  ветер, но совместные усилия преодолевают все прогнозы и
вот под нами начинают плыть снежные плато и редкий  лес.  Видно
далеко  и ясно осознаешь, что впереди на сотни километров лежат
фактически безлюдные пространства, где лишь снег, лед, северная
тайга,  одинокие  пустые  много  лет  не посещавшиеся зимовья и
стада северного оленя, начавшие уже свой весенний ход на север.
Садимся  у  кордона  заповедника  на  южном  берегу  озера Аян,
лесника не видно, оставляем мешки заброски с запиской  и  летим
на  север.  Под  нами тянется черная лента озерного льда - весь
снег сдут. Озеро кончается  и  оставив  слева  долину  Большого
Хонна-Макита  и  обогнав  стадо  оленей,  высаживаемся  в устье
р.Муниль - правого притока р.Аян. Быстро выгружаемся,  вертолет
подымает   облако  снежной  пыли  и  мы  остаемся  одни.  Тихо.
Начинается наше путешествие.
     Северные   склоны  зааянского  плато  рассечены  глубокими
(800-1000 м) долинами рек,  текущими  в  северо-северо-западном
направлении  -  Дулук,  Холокит,  Дакит,  Хукэлчэ, Хибарба. Нам
предстоит разведать и пройти проход в крупный  западный  приток
Дулука.  Похоже,  что этим путем еще не ходили. Красные скалы в
среднем течении Муниль сменяется обширным плато. Холодно.  Дует
пронизывающий   ветер.   Видно   как   плато  начинает  как  бы
проваливаться. В верховьях .нашего. притока на  карте  отмечены
водопады  35  и  74 метра. Первый водопад остается в стороне на
юге, а 74- метровый  в  вечернем  освещении  выглядит  довольно
мрачно.   Этот   водопад  удается  обойти  в  кошках  по  30-40
снежно-осыпному склону. Уже в  сумерках  скатываемся  к  первым
лиственницам.  Долина  узкая, зажатая скалами. Уже на следующий
день, пройдя малоснежный каменистый  участок,  выкатываемся  на
обширные наледи и, преодолев заснеженный 7- метровый водопад мы
оказываемся в основной долине Дулука.
     Через  день  мы  совершаем  переход  из  р.  Лев.Укойкан в
верховья крупного истока Холокита - р.Ниракачи, долина  которой
огромной 180- градусной дугой, пересекающей зааянское плато. На
подъеме дует  пронизывающий  встречный  ветер.  Верхняя  долина
истока  Лев.Укойкана  замкнута  25  метровым  водопадом, плотно
обжатым   скалами.   Мы   обходим   его   по    левому    (ор.)
скально-осыпному склону (150 м, 35-40 ). В верхней части склона
вытаскиваем отдельно рюкзаки через небольшую скальную  ступень.
Выходим на пологий участок. Погода испортилась. В течении суток
мы пересекаем этот водораздел  при  ощутимом  встречном  ветре,
ограниченной  видимости и с легким подлипом.  Долина р.Ниракачи
посещалась  последний  раз  лет  10  лет.  Первопроходцами  был
пройден  каскад  из 3 водопадов - 30, 25 и 40 метров (Киевский,
Кит и Грот). Общий вид первого водопада, скал  и  редкого  леса
вокруг, начинающегося каньона зачаровывает нас и мы долго стоим
над сливом, слушая потрескивание льда и  журчание  воды  внизу.
Пройдя  по  правому склону, спускаемся по меньшему 10-метровому
водопаду на заснеженный курумник.  Водопад  Кит  совершенно  не
похож  на  предыду- щий - русло реки здесь узкое и чувствуется,
что при замерзании воде было  тесно  и  она  часто  прорывалась
сквозь   лед.   Вся   поверхность   водопада  покрыта  большими
зернистыми буграми. Последний  же  грандиозный  2-  ступенчатый
водопад   объезжается  на  лыжах  по  правой  более  пологой  и
заснеженной  протоке.  Мы  вываливаемся   в   огромную   долину
Холокита,  зажатую  между  высокими  хребтами.  Перепад  от дна
долины до верху около 1000 м.
     В  верховьях  Холокита  на юге находится простой перевал к
середине озера Аян. Туда день  пути,  ну  а  мы  спускаемся  на
северо-восток  к крупному правому притоку - р.Чопке, с верховий
которой мы и попадем в самое сердце Зааянья.  Долина  в  районе
устья   Ниракачи   узкая.   По   берегам  выходы  черных  скал.
Встречаются участки сухих наледей.   Здесь  и  далее  мы  часто
сталкивались  с тем, что проламывая тонкий снег льда, остаешься
сухим. Воды в русле практически нет. Открытая вода  встретилась
нам лишь в заключительной части маршрута.  Через пару переходов
долина  расширяется.  Местами  на  отмелях  снег  сдут   и   мы
переставляем  лыжи  по  черному  песку.  Температура  к  вечеру
повышается  и   скорость   перемещения   резко   падает.   Весь
последующий   день   мы   проводим  в  устье  Чопки,  пережидая
наступившую .жару.. Оттепель так же внезапно закончилась, как и
началась.
     В   5  км  от  устья  Чопки  на  левом  притоке  находится
потрясающий 25 метровый водопад Неделя (шириной  струи  50  м).
Под  водопадом  огромный  грот, по которому, освещаемые голубым
светом солнца, пробивающимся сквозь лед,  проходим  вдоль  всей
струи. Вернувшись на Чопку мы продолжаем движение вверх. Долина
сужается и перед нами небольшой  скальный  амфитеатр.  Основная
струя  воды  падает 11 метровым водопадом. Бысто организовываем
перила  и  транспортировку  рюкзаков.  Сразу   после   водопада
начинается   серия   мокрых   наледей,   разделенных  участками
глубокого  снега.  Уже  под   вечер   изрядно   вымотанные   мы
поворачиваем  в  безымянный  левый (ор.) исток. Сразу кончается
лес. Снег уплотняется.  Склоны сдвигаются. . Температура сильно
понизилась,  так что суточный перепад составил более 30 . Уже в
сумерках мы оказываемся в глухом снежно-скальном цирке. Простой
подъем  наверх  казалось  не  предвидится.  Слева - протяженные
скалы  с  замерзшими  водопадами.  По  центру   общирный   явно
лавиноопасный склон. Похоже лишь снежно-скальный гребень справа
по ходу дает шанс  для  относительно  безопасного  подъема.   В
темноте уже трудно оценить крутизну.

       Утро  все же подтверждает наши ожидания. Подъем по этому
гребню оказался достаточно пологим, не потребовав даже одевания
кошек.  Мы  на  высоте  1400  м.  В 2 км от нас к западу от нас
г.Холокит (1542). На ее вершине снимаем записку от  1972  года.
Погода ясная. Перед нами огромные плоские снежные пространства.
Не хотелось бы конечно заниматься здесь ориентированием в пургу
или  туман,  частый  на  плато.  Нам нужно не .свалиться. за 25
километровый переход ни в притоки Амнундакты (впадающей в Аян),
ни  в р.Делогучи (приток Орана), а выйти через верховья Котуя в
р.Ноку-Урек (приток Капчуга). В плохую погоду это действительно
проблема,  так  как  рельеф  наверху  достаточно однообразен. В
качестве маяка мы выбрали в.Котуйскую, смутно  угадывающуюся  в
40  км  к  югу.  Плато  резко  проваливается  на запад и быстро
превращается в глубокую крутосклонную долину Амнундакты. Погода
бдагоприятствует  и  мы  проходим  все  проблемные  участки при
хорошей видимости и ставим палатку в верховьях р.Бурный. Легкий
ужин  и  отправляемся  в 8-километровкую радиалку к горе Камень
(1562). Слева и справа  от  солнца  стоят  2  красных  световых
столба.  К  югу  лежит  глубокая  долина  Котуя. Поиски тура на
вершинном плато слегка затянулись - нам приходится  обойти  все
обширное плато - но вот наконец тригопункт, где находим записку
киевлян  от  1985  года.   Возвращаемся  уже  темноте.  В  пути
подсвечивает молодая луна.
        Наутро   мы   переходим   в  верховья  р.Ноку-Упек.  На
г.Котуйской (1510)  дует  сильный  ветер.  Записок  в  туре  не
обнаруживается. Ноку-Урек оказывается хорошим снегосборником. В
зоне    леса    нас    ожидала     глубокая     тропежка     по
перекристаллизованному  снегу.  Пара  заснеженных  10  метровых
водопадов прошлась  без  снятия  лыж  -  простой  лесенкой.  На
р.Капчуг  начались  большие  сухие  наледи. Последний бросок мы
делаем уже в сумерках по снегу восточного залива Аяна и к 11-ти
вечера  все  оказываемся  на южном кордоне заповедника. Нас там
уже ждут. Инспектор Коля уже 5 месяцев с людьми  общается  лишь
по  рации.  Общение  немного  затягивается, но мы вырываемся из
теплой избы и уходим  по  р.Гулями  завершать  аянское  кольцо.
Началась  миграция северного оленя и по Гулями пробита глубокая
оленья тропа. Их следы повсюду на  окрестных  склонах.  Кажется
нет  уголка  на  плато,  где  не встретится хотя бы один олений
след. Мы сворачиваем с традиционного пути на выход из района на
север,  в  долину  р.Негу-Икон.   Лес  кончается  сразу же и мы
попадаем в  страну  плоских  безпредметных  белых  пространств.
Морозно,  стоит легкая дымка и небольшие группы камней начинают
казаться выходами скал. Поставив палатку на перевале  Стрела  к
вечеру  второго  дня  жизни  на  Негу-Иконе,  мы  подымаемся на
г.1547. На  вершинном  куполе  весь  снег  сдут  и  втсречаются
интересные  камни.  Внизу  в  провале угадывается озеро Аян. На
севере  глубокий  врез  Большого  Хонна-Макита.  Виден  и   уже
подзабытый  Муниль.  Спуск с самого же перевала не представляет
особых проблем. Через ближайший плоский водораздел переходим на
восток  в  верховья  р.Чопка-2.  Карта  нам  обещает  лишь один
15-метровый водопад.  Начало  спуска  как  всегда  в  Путоранах
ничего   не   предвещает.   Пологие   склоны,   долина  немного
углубляется, небольшие наддувы. Появляются выходы красных скал,
редкий  лес, красиво смотрящийся в вечернем свете. Вот и первый
и вправду 15- метровый водопад (Блиц). Через пару сотен  метров
еще   один,   засыпанным   глубоким  снегом  20  метровый  слив
(Вальсом). И вот казалось завершающий аккорд в мелодии  Чопки-2
-  узкий  вертикальный  25  метровый вертикальный ледяной столб
(Орган). Но это не все. Речное русло с уклоном ныряет  в  узкую
прорезь  между  серых  скал и сделав пару поворотов в этой щели
вываливается в каньон Большого  Хонна-Макита.   Мы  следуем  по
линии  течения  и падения воды и переводим дух и собираемся уже
на  льду  большой  реки.  Вечереет.  Слева  и  справа   высокие
мрачноватые серые скалы, на склонах замерзшие водопады, рысиные
следы (следуя которым мы обходим 8-метровый водопад),  огромные
провалы  льда  после  падения  уровня  воды. Через 6 километров
вываливаемся  в  долину  Аяна  и  следует  полуночный  рывок  к
северному кордону. Вот и первая открытая вода. Я ложусь на край
проталины и пью. Вкусно. Уже  30  апреля.   Засыпаем  лишь  под
утро.  Тем  временем  в Сибири вовсю идет жаркая весна, а у нас
начинается первомайская пурга.  На  кордоне  никого  нет  и  мы
занимаем   все   свободное   пространство.   Поедаем  омлеты  и
картофельные  оладьи,   ремонтируем   все   что   можно   перед
завершающим  320 километровым броском. Пурга не успокаивается и
выходим мы лишь 3 мая. Ветер сдул весь снег. Под ногами  черный
озерный  лед  с  застывшими  пузырьками.  Над  головой медленно
кружится пара  орланов-белохвостов.   Вся  долина  р.Аян  между
устьями  Большого  и Малого Хонна-Макитов представляет огромную
наледь. Наши лыжи нарушают видно равновесие и став на  обед  на
берегу   маленького  островка  посреди  реки  вынуждены  вскоре
забираться повыше, чтобы спастись от потекшей поверх льда воды.
Остатки  пурги  все еще подгоняют нас в спину. К вечеру того же
дня мы заворачиваем в долину Малого  Хонна-Макита.  Здесь  тоже
обнаруживается  каньон,  не такой большой как на Большом, но не
менее впечатляющий.  Главный цвет здесь красный.  Скрученные  и
согнутые  столбчатые  базальты  создают фантастические картины.
Пейзаж  постепенно  успокаивается  =  заснеженный   10-метровый
водопад, скалы исчезают и резкая граница зоны леса.
     Мы опять в голой тундре и лес увидим лишь через неделю уже
на северных склонах плато. Лишь остатки  нганасанских  песцовых
ловушек  на  холмах напоминают о том, что когда-то здесь бывали
люди. Проведенная здесь в 30-50-е годы коллективизация оторвала
коренное   население  от  традиционного  индивидуально-кочевого
образа жизни и сселила их в поселки, где они сейчас вымирают от
алкоголизма  и венерических болезней.  Северо-западные Путораны
отличаются особым размахом долин, но мы уже привыкли к  здешним
масштабам  и  разворачивающиеся перед нами большие пространства
уже не давят. Впереди в 30 км за массивом г.Плоская выглядывает
массив  г.Богатырь.  Незаметно  переходим  водораздел и идем по
озерам  Нералах  и  Богатырь  к  перевалу  в   долину   притока
Б.Хонна-Макита - р.Юж.Неракачи. Вместе с нами перевал переходит
небольшая группа оленей. Отсюда совершается  радиальный  подъем
на  г.1591,  оказавшийся  пожалуй самым сложным восхождением за
маршрут.  На  перевале  и  в  вершинном  туре   сняты   записки
пешеходников  из Красноярска и Днепропетровска от 1990-1991 гг.
В 15 км к западу в верховьях  долины  Южной  Неракачи  в  плече
г.1540 уже виден наш очередной перевал.

     В северной части Путоран перевалы в большей степени похожи
на традиционные лыжные перевалы с явно выраженными  седловинами
и  взлетами. Перевал получил название .Домой!.. Ох не надо было
бы давать такое  название  -  очередная  предпраздничная  пурга
приземлила  нас  на  целый  день  на  пологих  северных склонах
г.1540. Следующий утро 9  мая,  как  и  полагается  в  праздник
ясное, по небу несутся остатки облаков.  Быстро собираем лагерь
и траверсируем пологие снежные  поля,  стараясь  не  попасть  в
.ненужные.  нам  притоки.  А  таких  здесь  много.  Орография и
гидрография здесь весьма причудлива.  Обогнув  могучий  снежный
козырек,  спускаемся  с  плато  в верховья Ондодоми. Ну а после
обеда на нас опять сели несомые южным ветром тучи. Опять туман.
Ориентирование   затруднено.   Немного  поблуждав,  мы  все  же
подымаемся на горы Ондодоми к водоразделу  с  рр.  Кыстыктах  и
Микчангда.  Видимости нет и мы ставим лагерь. Утром все то же и
мы отказываемся от еще одного прыжка через горы к  следующей  к
западу   р.Самоедской.   Спуск   по  Самоеде  приводил  бы  нас
непосредственно к большой охотничей избе неподалеку от  зимника
Талнах-Волочанка,  откуда нас должен был забрать вездеход. Дует
слабый ветер. Сверяясь с  компасом,  спускаемся  в  нужный  нам
приток  Микчангды-Кыстыктаха.  Снег  глубокий  и неуплотненный.
Начинаетсяя подлип. Отмеченный на карте водопад из  русла  реки
переместился   на   склон.   Обед  завершается  продолжительной
дискуссией  о  вариантах  дальнейшего   движения.   К   времени
сворачивания  палатки кончается подлип и мы с попутным ветерком
выкатываемся на широкий  водораздел  и  сворачиваем  на  север.
Впереди  еще  около  сотни  километров.  Ветер  в  спину только
подгоняет  нас,  как  бы  выталкивая   из   гор.   Вот   теперь
действительно  домой.  Уже  в  сумерках  в 11 вечера становимся
среди редко разбросанных кустов ольхи. Дрова!  Все  ищем  сухие
ветки   и   ужин   готовится  на  печке.   Утром  погода  стала
улучшаться. Обедаем уже в зоне настоящего  леса.   Место  обеда
совпало  с  каким то старым святилищем коренных жителей. Из под
снега случайным образом вынимается деревянная  голова  идола  с
глазами  и  ртом.  Мы  его  не  беспокоим и водружаем на старый
обломанный ствол листвяги.  Лесу  все  больше.  Много  звериных
следов.  Кыстыктах закладывает большие петли. По берегам выходы
скал. Весь последующий день с двумя обедами отдан  спуску.  Под
вечер  мы  выходим  на  буранный  след.  Этим же вечером 13 мая
температура  минус  32  .  Утром   неожиданно   встречаемся   с
геологами. До .нашего. охотника 35 км. Геологи заняты экологией
-  собирают  снежные  пробы,  определяя   степень   и   границы
загрязнения  от  Норильского  комбината.  Через  полчаса  после
нашего появления в балке геологов прилетает вертолет.  Это  тот
же экипаж, который нас забрасывад месяц назад. Смешно, но тогда
командир экипажа спросил: .А  когда  Вас  забирать?.  Тогда  мы
ответили,  что  выйдем  сами,  да  видно .не получилось самим..
Недолго раздумываем и под нами уже плывет тундра  с  озерами  и
меандрами  рек,  с  островами  леса  в  распадках  и  бегущимии
группами оленей. А слева по курсу тянутся безжизненные северные
склоны  Путоран.  В  облаке смога пролетаем Талнах и садимся на
летном поле в Кайеркане. Попив чаю у приветливых гидрогеологов,
отправляемся  в Норильск. Здесь больше признаков весны. Но лица
у людей бледные и землистые. Наш загар бросается в глаза. .- Из
тундры?  ..   Впереди  еще  несколько  дней жизни в Норильске у
гостеприимных моряков, ожидание  самолета  домой.  Но  это  уже
другие истории.

     За 30 дней мы прошли около 750 км. Пройдены новые перевалы
и  непосещаемые  ранее  долины.   Однако   значительная   часть
Восточных Путоран с глубокими каньонами и огромными водопадами,
осталась пока практически незатронутой  туристкими  маршрутами.
Эти путешествия еще впереди.
     Что  дальше?  Когда  в  следующий раз попадем на север? Не
знаем, не все просто. Но мы там обязательно будем.



  Алексей Романенков - руковод.
  Антон Чхетиани зам.руковод.
  Гоша Обиденный
  Маша Сафронова,
  Ольга Епишина
  Леха Матвеев
  Сергей Протасов
  Виктор Ванясин

Популярность: 29, Last-modified: Fri, 25 Apr 1997 19:48:00 GMT