---------------------------------------------------------------
Если вы используете Netscape и имеете большую  скорость  связи,
то можете получить более красивые версии этого же документа:

     С БОЛЬШИМИ иллюстрациями.     1000 Kb
---------------------------------------------------------------

     Планировать   путешествие   в   район  высочайшей  вершины
североамериканского  континента  горы  Мак-Кинли  (6194  м)  мы
начали  примерно  за  год  до  его осуществления. К началу 70-х
годов на Мак-Кинли побывало за всю историю восхождений около 40
экспедиций. Сейчас на вершину ежегодно поднимаются  около  1000
человек.  Более  80%  восхождений  совершается  по относительно
несложному маршруту West Buttress (Западный гребень), открытому
известным  исследователем  Bradford  Washburn  в  1944  году  в
результате  анализа  облетных снимков. Существуют еще два более
сложных и популярных маршрута West Rib (Западный  контрфорс)  и
Cassin  Ridge  (ребро  Кассина).  Остальные  маршруты, исключая
маршрут первовосходителей, посещаются крайне  редко.  Некоторые
из них были пройдены лишь однажды. Надо отметить, что в базовый
лагерь   у  южного  подножья  Денали  (  начало  трех  наиболее
популярных  маршрутов)  восходителей  доставляют  легкомоторные
самолеты,  базирующиеся  в  поселке  Талкитна. Этими маршрутами
ходили до сих  пор  все  советские  и  российские  восходители,
побывавшие  на Мак-Кинли. Аляскинский хребет и гора Мак-Кинли -
это огромная горная страна. Со склонов горы  стекает  несколько
ледников,   сопоставимых   по  размерам  с  ледником  Иныльчек.
Относительно невысокие до 4000 метров  вершины  вздымаются  над
своими  подножиями на высоту более 2 километров. Языки ледников
опускаются довольно низко и  выходят  в  тундру  и  лесотундру.
Долины   рек  не  заселены.  Вся  цивилизация  сосредоточена  в
основном  в  районе  Аляскинского  и  паркового   шоссе.   Лишь
отдельные  золотые  и  серебряные  рудники  рассеяны  на горных
склонах.  Они,  как  правило,  имеют  воздушное   сообщение   с
цивилизованной  Аляской...  Было  бы  жаль побывать на Аляске и
оставить всю эту страну за бортом  самолета.  Не  хотелось  нам
также  и превращать восхождение на Мак-Кинли в протаптывание 20
км  по  тропе  вдоль  цепочки  лагерей.  Подобные   мероприятия
относятся   к  спорту  другого  типа,  схожему  с  относительно
массовыми восхождениями по МАЛ-овским  маршрутам  на  некоторые
наши семитысячники. Естественно, и подобное восхождение требует
сил  и  везения,  но  следует  отметить, что значительная часть
ходивших  по  этим  маршрутам,  вряд  ли  могла  бы  пройти  их
полностью   в   автономном   режиме.   Это  хорошо  понимают  и
американцы. Около 3-4  групп  ежегодно  проходит  по  северному
маршруту  первовосходителей  (Muldrow  glasier). Таким образом,
наша группа при планировании поездки в район Мак-Кинли  ставила
своей    целью    не    просто    отметку   на   высшей   точке
североамериканского континента,  а  совершение  путешествия  по
Аляскинскому  хребту.  Путеществие  включало:  подход к району,
изучение  ("прощупывание")  снежных  и   погодных   условий   в
акклиматизационном   кольце  (переход  через  верховья  ледника
Брукса), восхождение и спуск с Мак-Кинли по разным маршрутам  и
пеший  выход  из  района на одну из дорог. Подобные мероприятия
здесь  особенно   ценятся   и   носят   название   аляскинского
альпийского   стиля.   Как   правило   их   совершают   местные
горовосходители.  Подобный  маршрут  позволяет  пройти   своими
ногами  один  из самых больших перепадов высоты в мире - больше
пяти с половиной километров.

     Схема путешествия.

     Количество осадков, выпадающих на северные и южные  склоны
различается  в  несколько раз. Это стало одной из причин выбора
для  экспедиции  северного  маршрута.  Прибыв   в   Сиэтл,   мы
разместились  у  нашего  знакомого  и потратили около 2 дней на
закупку продовольствия и недостающего снаряжения.  Перелетев  в
Анкоридж,   мы  сели  в  заказанный  предварительно  автобус  и
понеслись  на   север   по   Аляскинскому   хайвэю.   Процедура
регистрации  в  Талкитне  (114  миль  от  Анкориджа)  не заняла
особенно много времени. Расстояния здесь большие и лишь к концу
дня мы оказались в управлении национального парка Денали. Купив
билеты  на  утренний  парковый  автобус,  мы   разместились   в
оборудованном  кэмпграунде  (палаточном  городке). Денали - это
название  горы  на  языке  коренного   населения   -   индейцев
атабасков.  В переводе оно означает "Величайшая". Действительно
Денали возвышается над тундрой и в ясную погоду видна за  сотни
километров.  В  Талкитне,  на берегу реки Суситны мы наблюдали,
как в  сумеречном  небе,  затянутом  легкой  дымкой  от  лесных
пожаров,  из  воздуха  вырисовываются  и  как бы парят огромные
розоватые массивы Форакера и Денали. Трудно описать возникающие
при  этом  ощущения...  Ранним  пасмурным   утром   садимся   в
полупустой  автобус  и  отправляемся  в  протяженное (145 миль)
путешествие к озеру Вандер лэйк, расположенному в  окрестностях
бывшего  поселка  золотоискателей  Кантишна.  Это  место старта
почти всех пионерских экспедиций на Мак-Кинли. Автобус едет  не
спеша  по  парковой  грунтовой  дороге.  Часто останавливается.
Водитель -  подтянутая  крепкая  женщина  лет  60  -  выполняет
функции  гида.  Рассказывает  про  парк,  шутит,  останавливает
машину в обзорных точках или  при  виде  животных.  Длится  это
неспешная  поездка  около  7  часов.  Вандер Лэйк встречает нас
стаями комаров. Правда здесь их, кажется, не намного больше чем
в подмосковном июньском лесу. Мы остаемся на обочине  дороги  с
грудой вещей. Кажется нереальным, что все это мы можем унести.
     Груз  к  перевалу  Мак-Гонагала  переносим  в  два  приема
(челнок).  Тропа бежит через лес, ручьи и  болота  и  километра
через 3 выводит в долину реки Мак-Кинли. Ширина долины не менее
2 километров. Строго определенного брода  не  существует.  Реку
можно перейти в любом месте на двухкилометровом участке долины.
Выбрав жердь потолще и  выстраиваясь  стенкой  мы  без  особого
труда  бродим  реку  целых  3  раза  подряд.  После брода тропа
продолжается и выводит на Черепаший холм.

     Лагерь на Черепашьем холме

     Повсюду множество озер.

     Внизу  видны  полоса реки Мак-Кинли и озеро Wonder Lake.

     Заросли кустарника и березы. Через месяц здесь  все  будет
покрыто ковром ягод. Большие горы пока в облаках и приоткроются
лишь  к вечеру следующего дня.

     Мак-Кинли подымается над тундрой более чем на 5 км.

     А пока идет дождь и все  скрывается  в  тумане.  Солнечным
утром  мы бодро спускаемся к Клеарвотеркрик, что означает Ручей
Чистой Воды.

     Лагерь на Clearwatercreek.

     Правила  "медвежьей  безопасности"  рекомендуют   избегать
движения  и биваков в долинах ручьев и мы немного насторожены и
вглядываемся во все рыжие пятна вокруг. Медведей мы  так  и  не
встретили,  но  после обеда столкнулись с группой восходителей,
совершивших под руководством гида из Талкитны  подъем  по  Вест
Батрису и спуск по маршруту пионеров - леднику Мулдроу. Weather
is  beautiful.  Snow  condttions  is good - улыбается бородатый
матерый аляскинец. Узнав о нашем намерении пройти Traleika Spur
он приходит в восторг и немного удивлен. It's  fine...  I  know
men  climbed  this route... Good luck for you.... Следующие два
дня мы подносим груз к перевалу  Мак-Гонагала  по  Cache  creek
(скрытый  ручей  или  ручей заброски). Здесь нам уже попадаются
свежие  следы  медвежьих  когтей   на   тропе,   перезимовавшая
брусника, дикообраз и чрезвычайно наглый сурок. К обеду шестого
дня нашего путешествия мы заканчиваем челнок. В общей сложности
(считая  возврат  за половиной груза) мы прошли около 90 км. Мы
на леднике Мулдроу, на западе уходят в небо гребни Карстенcа  и
Пионеров.   С   горы  Брукса  постоянно  идут  ледовые  обвалы.
Периодически накрапывает дождик. Это уже настоящие горы, чем-то
напоминающие центральный Тянь-Шань. Разбираем груду продуктов и
снаряжения и уходим к  леднику  Брукса,  в  верховьях  которого
расположен  четырехтысячник  Серебряный  Трон.  Судя  по  карте
восхождение на него не должно представлять для нас трудности.
 До  слияния  ледников Мулдроу и Брукса приходится преодолевать
множество ледниковых рек и обходить огромное озеро.

     Озеро у слияния ледников Брукса и Мулдроу.

      Льет сильный дождь. Уже становится понятен погодный цикл.
Ночью ясно  и  тихо. На леднике Брукса мы впервые подумали, что
нам пригодились бы снегоступы.  Бредем  в  снегу  выше  колена.
Переходим  на  ночной график движения. Ночью снег лучше держит.
Осматриваем  склоны  ледника  Брукса.  Простых   и   безопасных
перевальных  путей  на  юг мы не обнаружили. На четвертое утро,
пройдя обширные зоны трещин, мы поднимаемся на  плато  перевала
Серебряный Трон.

     На плато перевала Серебряный Трон.

     Подъем  на  вершину Серебряный трон проходит первоначально
по  широким  снежным  полям.  Затем   следует   200-   метровый
30-градусный  фирновый  склон  с  участком  ветровой  доски и в
завершение 150метровый снежный гребень.

     По гребню к Серебряному Трону (4060).

     В  вершинной  части  мощный  карниз   на   север.   Погода
превосходная.  Вокруг  горные  цепи.  Вдалеке на северо-востоке
видны скалистые пики. Глубоко внизу вьются ленты морен  ледника
Элдридж.

     На вершине Серебряного Трона. Виднеется гора Лосиный зуб.

     А  над  всем   возвышается   Мак-Кинли.   Мы   внимательно
разглядываем нашу Шпору и обсуждаем различные варианты подъема.
Хорошей  погодой  гора  как бы приманивает нас к себе. В районе
перевального плато обнаруживается старая заброска,  упакованная
в  сгнивший  парашют.  В  ней  армейские консервы времен Второй
Мировой войны, промокшие спички и свечи. Позже выяснилось,  что
это  заброска  по всей видимости оставлена в 1942 году. Рискуем
попробовать.  Съедобно,  но  не  вкусно.   Спуск   с   перевала
просматриваем  заранее.  После  35-45-градусного фирно-ледового
склона надо пересекать  лавинный  конус  и  уходить  к  правому
борту. Позже стало понятно, что мы слегка недооценили масштабы.
Склон   оказался   несколько   длиннее,  а  гигантские  размеры
лавинного  выката  не  оставили  сомнений,  что  здесь  незачем
задерживаться. Прямо по конусу, похожему в нижней части на след
огромного  бульдозера,  мы  выбегаем  на пологое тело ледника и
быстро спускаемся к основной ветви Тралейки.

     Перевал Серебряный Трон с гребня Карстена

     Солнце  появляется  здесь  не  скоро.  Но оно уже осветило
Серебряный Трон. Там где мы недавно прошли с  грохотом  катится
лавина.  Мы  переглядываемся...  К вечеру спускаемся к перевалу
Мак-Гонагала.  После  завершения  акклиматизационного  "кольца"
отдыхаем  полный  день и выходим лишь под вечер следующего дня.
Уже  3  июля.  Завтра   главный   американский   праздник.   Мы
разведываем  новый  вариант  подъема  на  Шпору. Он проходит по
ледовому склону, спускающемуся с седловины 11500 фт.  По  карте
склон  сужается  к  низу. Возможно здесь и будет ключевое место
подъема.  Действительно,  здесь  виден  ледопад  с  нависающими
башнями.  Он  был  закрыт  при  просмотре с вершины Серебряного
Трона. Нам приходится пересекать  обширные  снежные  болота.  С
абсолютно  мокрыми ногами мы оказываемся под ледопадом. Сегодня
он пытается скрыться в тумане. Мы набираемся терпения,  садимся
на  рюкзаки  и пьем чай. Вокруг снежные вершины и склоны. Часто
грохочут лавины. Туман рассеялся. Похоже,  что  выбранный  нами
путь  вполне  приемлем.  Правда опять придется пересекать внизу
лавинный конус. Решаем поставить здесь лагерь и в  течении  дня
понаблюдать за склоном.

     Путь подъема на седловину 11500фт.

     Похоже,  что  лавины  сходили  лишь  после  снегопадов.  В
полночь мы выходим. Быстро пересекаем лавинные  конуса  и  мимо
нависающих  сераков  выходим  на  основное  тело  ледопада. Все
трещины здесь засыпаны. Крутизна склона до  45  градусов.  Снег
укатан  лавинами.  Мы  уходим  с  основного желоба влево. Здесь
открытый лед. Идем, закручивая промежуточные буры. Девять часов
пролетели   незаметно.    Снег    перестает    держать.    Пора
останавливаться.  Проходим следы грандиозного ледового обвала и
устанавливаем наши палатки в широкой мульде  у  края  ледопада.
Жарко.  Вещи  и  палатка  быстро сохнут. Следующая ходовая ночь
оказывается много хуже.  Похоже,  погода  портится.  Все  время
наползает  туман. Иной раз не видно напарника в связке. Средняя
крутизна подъема 45 градусов. Нам удается к концу ходового  дня
выйти  на  седловину перевала 11500 футов. Здесь был 3-й лагерь
первовосходителей.  Начинает  идти  снег.  Видимость  исчезает.
Снегопад  продолжается  без  перерыва  двое  суток.  Дождавшись
приемлемой    видимости,    снимаем    лагерь.     Преодолеваем
трехкилометровый  снежно-ледовый  гребень и спускаемся на плато
между верхней и нижней ступенями ледопадов Тралейки.

     Подъем на 12363

     Выход на 12363. Внизу видны морены ледн.Тралейка.

     Верхняя  ступень  оказалась  сложнее, чем представлялась с
первого взгляда. Похоже,  что  ледопад  собирает  весь  снег  с
окружающих  склонов.  Временами  приходится рыть траншеи. Ночью
идет снег и с южных склонов East Buttress сходят сухие  лавины.
После     дискуссии     мы    уходим    в    центр    ледопада.
Перекристализованный снег сильно замедляет наше продвижение  по
и  без  того  непростому рельефу. Продвигаемся по пояс в снегу.
Трещины. Ледовые стенки  и  склоны.  Множество  ледовых  башен.
Пространство   между  ними  завалено  обломками  льда.  Трещины
засыпаны как  на  ледопаде  Южного  Иныльчека  перед  перевалом
Высокий  на Центральном Тянь-Шане. К вечеру второго дня выходим
на плато Thayer Basin, названное по имени одного из  участников
первого траверса Мак-Кинли в 1954 году. На следующий день опять
туман.  Мы лишь подходим под начало подъема на северо-восточный
гребень. Лед на этой высоте довольно  жесткий.  Сам  подъем  по
длинному   северо-восточному   гребню   особых   сложностей  не
представляет и к вечеру следующего  дня  мы  устанавливаем  наш
лагерь  на  высоте  5300  м. Все последние дни гора открывается
лишь на несколько часов  ночью.  Остальное  время  она  окутана
характерным  облаком-шапкой.  Утром  16  июля  стоит прекрасная
погода. Быстро собираемся  и  выходим.  Технических  трудностей
нет.

     Гора

     По северному гребню к Мак-Кинли

     Зато  приходится  тропить  на  высоте 5600, 5700 и 5900 м.
Резкими порывами налетает  восточный  ветер.  Холодно.  Гораздо
холодней  чем  на  наших шеститысячниках Памира и Тянь-Шаня. Мы
выходим на Farthing Notche - северную предвершину. Впереди  уже
виден  купол  вершины  с парой флажков. Кажется, что нам идти и
идти,  но  все  оказывается  гораздо  ближе.  Последние   метры
тропежки, и мы на куполе. Обнимаем друг друга.

     На вершине

     Все,  что  ниже  4000  -  в  море  облаков. Внизу Форакер,
Хантингтон.

     Гора Форакер (5300) - 2-я вершина района.

     Склоны горы Хантингтон

     С  востока  несется  фронт перистых облаков. Но кажется, у
нас достаточно времени для спуска.  На  самой  вершине  тихо  и
спокойно.  Мы проводим около часа, делая снимки, осматривая все
вокруг. Над вершиной кружит маленький  самолет.  Похоже  в  нем
удивлены, увидев на вершине людей, поскольку много дней не было
хорошей  погоды.  Помахав  нам  крыльями,  самолет  улетает.  К
сожалению пора вниз. Довольно быстро, за 3 часа, мы  спускаемся
в лагерь. Тут нас нагоняет ветер. Он треплет палатки. Видимость
пропадает.  Уже  в  лагере  мы  чувствуем,  что сильно устали и
перемерзли. Требуется не менее пары часов, чтобы прийти в  себя
и  приготовить ужин. Непогода продолжается весь следующий день.
Гора  открывается  в  середине  дня  лишь  на  пару  часов.  Мы
спускаемся  на  ледник  Харпера и начинаем делать зигзаги среди
трещин, двигаясь к гребню Карстенса. По нему  проходил  маршрут
первовосходителей  на  гору.  Как только мы выходим на гребень,
наползает туман. Спуск  по  Кокскомбу,  наиболее  крутой  части
гребня,  проходит  по колено в свежем снегу и при крайне плохой
видимости.  (Именно  здесь  сорвалась  четверка   восходителей,
сделавшая первый траверс Мак-Кинли с севера на юг в 1954 году.)
Наконец  гребень становится более пологим, и мы останавливаемся
на  небольшом  плато  на  высоте  3670.  Резкие  порывы   ветра
разгоняют  туман и перед нами открываются как Серебряный трон с
пройденным нами перевалом,  так  и  профиль  Шпоры  Тралейки  с
макушкой  Восточного  гребня.  Хорошо.  Утром следующего дня мы
продолжаем спуск по гребню.

     В заключительной части спуска по гребню Карстена

     Уже,  сойдя  с  него,  видим,  как  висячий ледник Харпера
периодически и с грохотом  обрушивается  с  высокого  скального
подножья на ледник Мулдроу.

     Висячий ледник Харпера с ледника Мулдроу.

     К середине дня мы проходим очередной  ледопад.  На  высоте
2500  начинается  "плавание" по пояс в снегу. Вдобавок ко всему
опять садится туман.  Совершенно  измотанные,  в  8  вечера  мы
ставим  палатку  в  надежде  дождаться,  когда  снег схватится.
Выходим 3  часа  спустя.  Снег  так  и  не  схватился,  и  наше
"плавание"  продолжается вплоть до последних ступеней ледопада.
Подо мной обламывается рыхлый снежный край трещины и  я  улетаю
вниз  на  10 метров, утаскивая напарника по связке. Он падает в
соседнюю  трещину.  Мы  висим  на  одной  веревке,  разделенные
толстой  ледовой перегородкой. Выясняется, что это одна и та же
трещина - я вижу внизу упавшие лыжные палки  напарника.  Ребята
из  второй связки помогают нам выбраться. Все трещины и разломы
мы обходятся лишь под утро. Идем уже 21 час.  Светает.  Моросит
дождь. Ставим палатки на мелкой осыпи, лишь слегка прикрывающей
лед,  и  заваливаемся  спать.  Просыпаемся  уже  под  вечер и в
сумерках добегаем до базового лагеря. Горы в верховьях Тралейки
причудливо освещены заходящим солнцем и  только  что  взошедшей
луной.  Все окрашено в неяркие чуть дымчатые цвета. На перевале
пусто. Все сильно изменилось за месяц. Стаял снег  на  леднике.
Горы  выглядят  по-осеннему.  С ближайшей вершинки хорошо видны
широкая полоса Мак-Кинли ривер, озера в тундре и блюдце  Вандер
лейка.  Очень тихо. С ближайшего камня слетает пара пуночек....
Утром видим, что дождь продолжает идти. (С перерывами он  будет
идти  еще  3  дня.)  Делим  продукты пополам. Последний завтрак
вместе. Ребята решают возвращаться к Вандер лэйку -  начальному
пункту  путешествия  -той же дорогой, которой мы шли сюда. Мы с
Ильей уходим на восток через перевал Андерсона  к  Аляскинскому
щоссе (около 80 км). "Для вас горы еще не кончились", - говорит
Федор  на  прощание.  (Никто из нас не мог представить, что это
наш последний разговор.) Весь день мы  идем  c  Ильей  вниз  по
леднику Мулдроу. Морены, открытый лед, ледниковые реки, текущие
в  глубоких  каньонах.  (Вдоль  одной такой реки мы шли около 2
часов, пока не обнаружили ледовую перемычку,  перекинувшуюся  с
берега  на  берег).  Перевал  Андерсона  дается нам тяжело. Вся
перевальная долина завалена хаотическими моренными отложениями.
Вверх, вниз. Вверх,  вниз...  Уже  на  перевальном  гребне  нас
окутывает  туман.  Дождавшись  "окна", мы видим внизу очертания
ледника Западная ветвь (West Fork).  Сбежав  по  мягкой  осыпи,
оглядываемся  назад.  Перевал  по прежнему в тумане. Наконец мы
пересекаем Аляскинский хребет. С раннего утра зарядил дождь и с
небольшими перерывами шел до обеда. Мы думаем о ребятах. Как им
идется в такую погоду? Дождь стихает и мы продолжаем наш  спуск
по  левому  борту  ледника.  Он сильно зачехлен и идется легко,
хоть и  чувствуется  наша  крайняя  измотанность.  Оглядываемся
назад.   Верховья   ледника   по  прежнему  затянуты,  а  здесь
просвечивает солнце, и  становится  жарко.  Уже  видна  зеленая
долина  ниже  ледника. На моренах появляются небольшие березки.
Боковые склоны в следах копытных. По долине реки идется  легко.
Ровные  каменистые террасы и бесчисленные одуванчики. Все время
следы карибу, шедших вниз по реке. Река  прижимается  к  левому
берегу.  Мощная  коричневая  струя.  Скалы уходят прямо в воду.
Немного проходим по каменистым полочкам вдоль воды.  Приходится
лезть  вверх.  Удивляет  обилие травы и цветов на склоне в этих
широтах. Бьем ступеньки. Прижим  внизу  кончился.  Но  хорошего
спуска  нет.  Изрядно помучавшись, спускаемся к воде. Уже пошли
тополя  и  голубые  ели,  продолжаются  поля   одуванчиков.   В
верховьях  открылся  полностью перевал Андерсона. С утра бродим
приток и продолжаем путь на  восток.  Светит  солнце.  Вниз  по
долине  дует  сильный ветер. Долина широкая, но одна струя реки
течет вплотную к скалам, образуя прижим. Идем вдоль него.  Ищем
место   перехода.  Похоже,  что  придется  переходить  струю  в
глубоком месте. Беремся вместе за палки.  Воды  по  колено,  но
течение  сильное.  Почти  прошли.  Но уже у берега нас сбивает.
Река протаскивает нас вниз  по  течению.  Выбираемся  на  берег
метрах  в 8 друг от друга и пытаемся отдышаться. Струя уже ушла
от прижима и слилась с  основным  потоком.  Высоко  впереди  на
правом  склоне долины видны строения, обозначенные на карте как
золотой рудник. Слышно гудение, и вдоль противоположного склона
пролетает небольшой вертолет. Немного отойдя от воды,  отжимаем
одежду и греемся на солнце. Река широко разлилась по дну долины
и  делает  прыжки  то к левому, то к правому борту. Приходиться
пробираться по береговым  зарослям.  Никаких  признаков  тропы.
Солнце   в  зените,  очень  жарко.  Похоже,  что  испытания  не
кончились. Впереди по нашему берегу опять появляются  небольшие
скальные  прижимы. Мы все надеемся, что будет проход. Но его не
оказывается. Ругаясь, лезем через заросли.. Над головой  и  под
ногами  переплетение  стволов  и веток. Спускаемся опять к реке
невдалеке   от   разрушенного   старого   моста.   С    террасы
противоположного  берега взлетает самолет. Перед нами очередной
прижим.  На  этот  раз  приходится   лезть   довольно   высоко.
Пробираемся  по  зарослям.  Реки  давно  уже не слышно. Никаких
признаков тропы. Решаем  вернуться  и  передохнуть  у  остатков
моста.  Обратный путь проходит веселее. Перед спуском с лесного
склона на речной галечник натыкаемся на группу  огромных  белых
грибов.  До Колорадо 12 км по карте. Даже если дороги не будет,
мы продеремся за сутки. Летавший по долине реки вертолет  навел
нас  на  шальную  мысль:  а  не воспользоваться ли его помощью.
Когда он появляется снова, мы достаем оранжевый палаточный тент
и начинаем им размахивать. Вскоре вертолет  садится  рядом,  не
выключая двигатель. Мы быстро договариваемся с пилотом, и минут
через  40  он прилетает за нами. Сверху хорошо видно, как через
пару километров появляется дорога, пришедшая с другого  берега.
Она уверенно прорезает лес. Через несколько минут мы садимся на
площадке у железной дороги.

     Попутный транспорт или хич-хайкинг по аляскински.

     Впереди гостеприимные хозяева поселка  Колорадо,  автостоп
до  Талкитны  и известие о гибели Федора ...

     P.S.  В  нашу  группу  входили  Федор Лунев, Илья Михалев,
Дмитрий Оборотов и Антон  Чхетиани.  К  сожалению,  для  Федора
Лунева  знакомый  путь к Wonder Lake оказался последним. В 3 км
от парковой дороги при переправе через реку Мак-Кинли (4-й  раз
за это путешествие) он трагически погиб. Ни напарник, ни врач в
быстро прибывшем вертолете спасателей не смогли привести его  в
сознание.

     Маршруты   на   Аляскинском  хребте  трудно  оценивать  по
привычным  нам  меркам.  Перепады  высот   здесь   значительны.
Снежно-ледовые  и  погодные условия в целом сложнее чем в наших
"больших" горах. Значительная лавиноопасность в  летнее  время.
И  дело  опять  в  снежно-климатических условиях высоких широт,
благоприятствующих образованию  снежных  досок  в  любое  время
года.     Прохождение     закрытых     ледников     осложняется
незафирнованностью снега. Похоже, что и  снегоступы  не  всегда
помогают.   Небольшие   лыжи   были  бы  желательным  элементом
снаряжения при движении в среднем и  верхнем  течениях  здешних
ледников.  Понятно,  почему  в  описаниях  маршрутов фигурируют
цифры 14-28 или  15-36  дней.  Все  наши  рассуждения  касаются
северных  и  восточных  маршрутов,  проходящих  в  удалении  от
основногй "дороги" по Западному гребню  и  базового  лагеря  на
леднике Кахилтна.

     Высотный график

     Ниже мы приводим технические  сложности,  пройденных  нами
перевалов и вершин: перевал Мак-Гонагала - 1700 - н\к

     перевал  Серебряный  Трон  -  3200  -  3А перепад высот на
определяющей части спуска - 800 м.

     вершина Серебряный Трон - 4060 - 2А (с перевала)

     Подъем на Мак Кинли  по  Тралейкинскому  контрфорсу  можно
разбить на несколько независимых участков:

     подъем  с  основной  ветви  Тралейки  на  седловину ~ 3457
(11500 фт)  =  3Б  (технически  насыщенный  перепад  высот  при
подъеме - 900 м)

     траверс  с  седловины  3457  через 2 вершины со спуском на
плато Западной ветви Тралейки выше 1-ой ступени ледопада 2Б(3А)

     2-я ступень ледопада (перепад 700 м) - 3А*

     Подъем  с  плато  Thayer  Basin  на  седловину   ~4500   в
Северо-Восточном гребне - 2Б

     Подъем  по  Северо-Восточному гребню до слияния с Северным
гребнем  и   подъем   на   вершину   в   совокупной   сложности
соответствует длинной 2Б с перепадом высот 1700 м.

     Спуск по северному гребню по гребню Карстена технически не
сложнее  2Б,  хотя  перепад  высоты  в  технической  части тоже
значителен > 1200 м.

     Совокупное преодоление  всех  этих  участков  с  перепадом
высот более 4 км и составляет восхождение на Мак-Кинли.

     Перевал Андерсона - 1600 - 1А.

     "Челночная"  часть  путешествия до перевала Мак-Гонагала -
30 км пройдена 3 раза - 6 дней.

     Кольцо через ледник Брукса на Серебряный Трон  со  спуском
по Тралейке - 45 км - 6 дней.

     Подъем  на Мак Кинли по Traleika Spur со спуском по гребню
Карстена - 65 км - 17 дней.

     Выход из района вниз  по  леднику  Мулдроу  через  перевал
Андерсона к Аляскинскому шоссе - 80 км - 4 дня.

     Около  3  дней  мы  провели  на  перевале  Мак-Гонагала  в
перерывах между выходами.

---------------------------------------------------------------
     Отто Чхетиани ochkheti@mx.iki.rssi.ru

Популярность: 2, Last-modified: Tue, 03 Feb 1998 06:53:31 GMT