---------------------------------------------------------------
Если вы используете Netscape и имеете большую  скорость  связи,
то можете получить более красивые версии этого же документа:

     С небольшими Inline-картинками. 150 Kb

     С БОЛЬШИМИ иллюстрациями.       550 Kb
---------------------------------------------------------------
В журнале "Спортивный туризм"  N4-5 за 1995 год была напечатана
статья об этой экспедиции
---------------------------------------------------------------

                                            Отто Чхетиани.

                     (дневник экспедиции: июль-август 1995 год)

 Вид с п.Молодежный 5330



Все  предыдущие дни проходят в бесконечных сборах. Уже, который
день засыпаю в  3-4  часа  утра,  подымаюсь  в  9  утра.  Перед
отъездом общаюсь с Гоги. Приятная весть, Статья о трансформации
волн принята в "Письма в ЖЭТФ". Звоню в  Днепропетровск.  Долго
говорю  с Олей. В ночь с 22-го на 23-е ночую у Володи. Сидим до
3-х по случаю приезда Феликса. Ну а утром 24-го убираю комнату,
пишу  письмо  Оле  и  уезжаю с 2-мя рюкзаками. В Домодедово нас
обирают при посадке за перевес  на  500  тысяч.  Аэропортовские
службы  хорошо  здесь греются. Позабавила девушка на контроле -
на предложенную 50-тысячную она сказала,  что  не  берет,  даже
чуть  возмутившись.  Минутой позже выяснилось, что она все-таки
берет, но не 50, а 100... В Бишкеке нас встречает  водитель  из
"Достука"  Андрей.  Приезжаем в их офис - это половина большого
частного дома с садом и двором на 18-ой линии. Во дворе  бегает
большой  и  прилипчивый  пес.  В  доме  чисто,  уютно. На стене
склеенная из  5-километровок  карта  нашей  Азии  и  Китайского
Восточного  Туркестана.   Познакомились  с  Валерой Денисовым -
сутуловатым худым мужиком - годов 50-ти (как выяснилось, у него
был  перелом  спины). До 3-х ночи беседуем о горах. У "Достука"
вроде  наработана   неплохая   репутация.    Они   включены   в
"Путеводитель  по  Центральной  Азии",  издаваемый  в  Лондоне.
Благодаря открытому перевалу Торугарт между Ферганским  хребтом
и  западной  оконечностью  Какшаал-Тоо  у  местных  фирм  много
клиентов, транзитом переезжающих в Китай. В прошлом году Валера
ездил  к  партнерам  в  Кашгар  и  с их помощью выезжал в район
Музтаг-Аты. На машине можно подъехать прямо под  язык  ледника,
по которому проходит простейший маршрут. Музтаг-Ата - это нечто
вроде  пика  Ленина  или  большого  Эльбруса.  Обычно   китайцы
навязывают  либо  своего сопровождающего, либо не совсем нужные
услуги местных жителей.   Уровень  жизни  здесь  очень  низкий.
Впрочем,  в Бишкеке в целом он тоже не слишком высокий. Средняя
пенсия 100  сомов,  а  хлеб  2-3  сома.  Работы  в  общем  нет.
Предприятия    стоят.    Сам    Валера    работал   на   заводе
сельскохозяйственного оборудования. Взлет у них был в 1990-1991
году.  Теперь завод, как и почти все в республике, стоит.



Утром  приезжает  Андрей.  Мы  заезжаем  на  рынок  и  докупаем
продукты. В 10 утра мы уже покидаем Бишкек и  едем  на  восток.
Андрей,   как   вскоре   выясняется  дороги  по  южному  берегу
Иссык-Куля не знает и успевает отъехать на юг, пока мы  его  не
поворачиваем,  обратив  внимание, что озеро начинает оставаться
за спиной. Перед Барскауном  залазим  в  озеро.  Я  третий  раз
проезжаю  через  Иссык-Куль,  но купаюсь впервые.  Вода теплая.
Песок и  камни.  На  берегу  растет  высокий  кустарник.  После
Барскаунского  поворота  сразу начинается подъем. Через перевал
Барскаун идет дорога к Кум-Тору. Его сейчас  активно  осваивают
канадцы,   которым   киргизы   частично   продали  эксплуатацию
месторождения.   Везут  горную   технику,   стройматериалы.   С
перевала  (3816) открываются заснеженные очертания Джетим-Беля.
В горах облачно. После поворота на  Кум-Тор  кончается  хорошая
дорога.  Впереди  перевал  Суек  (4021). На перевале холодно. Я
одеваю пуховку. Опускаются сумерки. Пересекаем широкие  равнины
верховьев  Нарына  без  единых  признаков  жилья. Уже в темноте
подъезжаем к комендатуре Карасай. Там пусто. Минут  через  пять
появляется   прапорщик,   отмечает  наши  паспорта  и  пропуск,
объясняет дорогу  к  Каракозу.  Туда  еще  90  км.  Наш  Андрей
уверенно  говорит,  что  ему хватит 3-х часов и рвет по сыртам.
Наши призывы остановиться на ночлег еще перед комендатурой были
им  проигнорированы.  Через час машина теряет дорогу и пытается
выбраться из какой-то галечной  канавы.  Машина  не  хочет,  но
Андрей упорствует и ломает заднюю полуось. Все же мы выбираемся
на дорогу и едем. Вскорости начинается подъем на перевал.  Идет
снег.   Подъем   -   крутые   глинистые   серпантины.    Машина
проскальзывает. Мы ночуем где-то на первых витках.




Утром  нас  объезжают две машины, направляющиеся к Узенгегушу -
заставе  в  районе  прорыва  реки  через   Какшаал-Тау.   Опять
проверяют документы.  Хотя я думаю, они прекрасно знают, кто мы
такие и сколько нас. Утро открыло  перед  нами  десяток  крутых
витков  серпантина  по  глинистому склону. Андрей разворачивает
машину и проходит весь подъем задним ходом.  Спуск  оказывается
еще покруче. Мы в Кичи-Узенгегуше. До слияния с Чон-Узенгегушем
еще 30 км. Широкая долина ближе к устью сужается. Но  настоящая
дорога,  как оказывается, идет вверх от устья по Чон-Узенгегушу
(35 км). Первые 15 км река в каньоне. Дорога  идет  высоко  над
руслом  по  осыпным склонам. Вверх и вниз. Приходится разбирать
завал, чтобы вписалась машина.

Разбор завала на дороге

Дорога несколько раз переходит с берега на берег. Почти на всех
подъемах   мы   выходим   из   машины,   иногда   подталкиваем,
подкладываем  камни  под  колеса.  Уже после обеда мы, наконец,
приезжаем на Каракоз.  Нас там ждут еще со  вчерашнего  вечера.
Начальник   заставы  -  23-х  летний  старший  лейтенант  Семен
Романов. Еще  2  прапорщика  -  Миша  Лилуян  и  Нури.  Все  из
Пржевальска.  Уже  2  года  как  здесь  построена  стационарная
застава. Комплекс  зданий  из  бетона  и  кирпича,  огражденный
забором  из плит. До этого здесь лет 8 жили в палатках.  Стучит
дизель. Спутниковая антенна принимает Останкино  круглосуточно,
тогда  как в Киргизии только несколько вечерних часов. Квартиры
для офицеров и прапорщиков. Есть даже  канализация.  Обедаем  в
квартире  у  Семена.  Кухня,  2  комнаты. На стене шкура волка.
Видео, аудио и прочее добро.  В  ход  идет  привезенная  водка.
Топится  русская  баня.  К  ужину  Семен  уезжает  на  "шишиге"
(ГАЗ-66) вверх по долине и через полчаса привозит трех  зайцев.
Он командирствует уже более года. Сильно преуспел в налаживании
бытовых и хозяйственных проблем. Он не без удовольствия говорит
о  своих  хозяйских  чувствах  на  этом 75-километровом участке
границы. Участок спокойный. Но  входит  в  оспариваемые  Китаем
территории.  Дело  в  том,  что  в  2-х  пограничных  договорах
прошлого  века  граница  четко  определялась  лишь  в   районах
перевалов  Бедель  и Торугарт. Первые топографы здесь появились
лишь в 1913 году. До  этого  конкретно  в  этих  местах  дважды
прошел в 1860-70 годы венгр Густав Принц (Прину)). В силу своей
удаленности застава считается в погранотряде чуть ли не  местом
ссылки. В горы и к ледникам пограничники ходят здесь нечасто (в
отличии, скажем, от Джунгарии). Раньше в конце  лета  приходили
чабаны из Нарына, но вот уже второй год как их нет. Зимой снега
в долине практически  нет.  Его  сдувает.  Самое  плохое  время
март-апрель. Нет дороги. Идут лавины.  Здесь заметно теплее чем
на Карасае. Как и  повсюду  здесь  недокомплект  -  15  человек
вместо 45. Начальник заставы должность майорская. После ужина с
зайчатиной, затянувшегося за полночь, валимся спать  в  Мишиной
квартире.



Утром проснулся в 7. Попытался разбудить ребят, но был отослан.
Напомнили, что сам же предложил вставать в 8. Проснулся Андрей.
Я залез опять в спальник и стал крутить приемник. Застава спит.
Часов в 9 заглядывает Семен. Выясняется, что дизель  запустится
минут  через  40.  Мы  решили  сами  приготовить  чаек.  Легкая
неразбериха с заправкой  горелки  и  вскоре  наполняем  кружки.
Андрей попрощался с нами и уехал.  Оставляем ненужное сейчас на
складе и двигаемся вверх по дороге в 10 утра.  Солнечно.  Вверх
по  долине дует ветер. Дорога идет по пологим террасам. У моста
через Кичине-Тура-Су оказываемся через 2 перехода.  Еще переход
и  мы  переходим  на левый берег Узенгегуша. Семен нам сообщил,
что долина Джарыктала зовется у них Теплой  Щелью  -  здесь,  в
узком ущелье растут кусты. Прохода прямо по левому берегу нет и
в долину можно попасть через седловину в боковом отроге. Подъем
по  его словам идет, где то прямо от моста. У моста мы обедаем.
Похоже, что подъем на нужную седловину идет  по  ближайшему  от
моста    саю.    Начинаем    подъем    вдоль    сухого   русла.
Травянисто-каменистый подъем 25(-30(. В верхней  части  подъема
сай  переходит  в  небольшой  скальный  каньон.   Через переход
открывается 2-я седловина справа по ходу. Подъем  на  нее  явно
короче,   и   Дима  уговаривает  нас  свернуть  туда.  Крутизна
возрастает до  30(-35(.  Поднявшись  на  нее  за  1.5  перехода
обнаруживаем,  что она обрывается крутым склоном к Узенге-Гушу.
Не теряя высоты, переходим  в  левый  сай  по  козьей  тропе  и
продолжаем  подъем.  Проходим  сужение  в  каньоне  с  каменной
пробкой свободным лазанием (30 минут). Через 20  минут  выходим
на широкую седловину.

Вид с седловины перевала на долину р. Узенгегуш

Прямо  с  седловины  идет  осыпной  спуск, который круто уходит
между   двумя    выходами    скал.    Влево    по    ходу    по
травянисто-каменистым  террасам выход в русло основного притока
Джарыктала. Русло притока  пересохшее.   Вода  пробивается  уже
внизу.  Спуск  к  реке  занимает  1 час.  Травянисто-каменистый
склон  30(.  Дима  героически  проходит  и  подъем  и  спуск  в
кроссовках. Долина Джарыктала узкая с крутыми склонами.  Обилие
козлиных  следов.  В  небольшой  луже  у  выхода  скал  скопище
водорослей.



Проснулись  в  7.20  .  Утро  прохладное.  Погода  ясная. Через
переход прижим и брод по  колено  на  левый  берег.  Еще  через
переход   опять   прижим  и  обратный  брод  на  правый  берег.
Повсеместно валяются козлиные рога.  Долина  реки  расширяется.
Здесь сливаются правые и левые истоки Джарыктала. Через полчаса
обедаем на широкой травянистой  поляне  с  валяющимися  порознь
большими  камнями.  На  юге  на  фоне  неба  стоит  массив пика
Королева и выглядывает пик Альпинист. Вход в долину нужного нам
правого  истока  пока  не  просматривается. Два скальных отрога
казалось смыкаются и ходу нет. Но  через  полчаса  мы  подходим
почти   вплотную   к  скальному  мысу,  разделяющему  истоки  и
обнаруживаем нормальный подъем. У конца  левого  отрога  озеро.
Высота  3600.  Обход  по  левому  берегу.  Если идти по правому
берегу, то придется бродить ручей или круто  лезть  по  крупной
осыпи.  В  озеро  впадает  густо коричневый поток. На скалах на
фоне неба застыли козлы. Направо уходит широкая осыпная  долина
под  перевал  4600 в верховья р.Туюк. Через переход подходим по
выходам зеленки к галечным наклонным полям. Открытого льда нет.
Он под плотным чехлом. По широкой разработанной ледником долине
течет бурный коричневый поток. Мы  идем  по  каменным  террасам
левого  борта.  Через  1  переход  спускаемся к реке и проходим
вдоль еще переход у воды. Поток  раздваивается  -  один  приток
уходит  под  перевал, другой выбивается из под камней, в русле,
вытекающем из  ледника,  лежащего  под  в.5010.  Поднявшись  на
осыпные  наклонные  террасы останавливаемся на ночлег. Так и не
подошли прямо под  взлет,  как  нам  хотелось  утром.  На  небе
появляются  отдельные  перистые  облака. С места ночевки хорошо
видны обширный ледовый  цирк  в.  4594.  У  их  подножья  лежат
открытые  ледники.  Взлет  перевала на третий по счету на запад
ледник верховий Джеголомая (э179) можно оценить как 2Б.



Поднялись  в  6  утра,  но  горелки  зажгли лишь через полчаса.
Володя принципиально уходит из палатки. Вышли в  9.15.  С  утра
облачно.   Движемся  по уже сухому руслу притока. Через переход
начинается открытый лед. Мы проходим мимо  взлета  на  красивую
ледовую  седловину  в  Туюк.  Видно, что когда-то единый ледник
разделился уже на 2 потока.   Один  -  под  западными  склонами
5010-5070,  другой, отделенный небольшим скально-осыпным ребром
- стекает из под перевала 4650  на  главный  ледник  Джеголомая
(э190).  До  основания  разделительного  ребра  еще  переход по
открытому  льду.  Начинаем  подъем   и   начинается   тропежка.
Связываемся.  Через  2-3  перехода обедаем у ледникового ручья.
Подъем на перевал проходит по  снежно-осыпному  кулуару  -  100
м,30(.  В  верхней  части выходы льда. Начинает идти снег. Дует
западный ветер.  Перевальная седловина длинная,  но  неширокая.
На  север  практически  по всей длине седловины свисает карниз.
Вытаптываем глубокую площадку в месте выхода на  западном  краю
седловины.  Для  воды  роем  ямку  у границы снега и осыпи. Уже
18.00. Под вечер снег прекращается и ночью высыпают звезды.



 С  утра  ясно.  Огромное  голубое  небо  и  перед  нами на юге
панорама Какшаал-Тоо от пика  Шмидта  до  Кызыл-Аскера.  Высота
карнизного козырька в центральной части седловины 5-7 м. Однако
в месте ночевки карниз сходит на нет. Тут мы и начинаем спуск в
связках,  обходя  верхний пояс разрывов. Крутизна 25(-30(. Снег
начинает раскисать и нам приходится спешить. Тем более, что под
склонами  5070  свежий лавинный конус. Выходим на пологую часть
ледника.  Снег  кончается  уже  в  районе  слияния  с   крупным
восточным притоком. Внимательно смотрю на склоны правого борта.
Угадывается   седловина   на   Кайнар.   Подъем   проходит   по
400-метровому   рыжеватому   скально-осыпному   склону  средней
крутизной 35(. Мы спускаемся по леднику и останавливаемся прямо
перед  началом  подъема  напротив  следующего к западу цирка. 2
часа от начала спуска. Вокруг  остроконечные  вершины,  гребни,
скальные  стены.  Тихо  и  жарко.  После обеда начинаем подъем.
Сначала траверсируем склон. Мы останов ледового склона и выходы
скал.  По  всему  гребню  висит  карниз. Рядом с туром петля из
основной веревки, наполовину вмороженная. Ниже на скалах  висит
вторая.  Это обнадеживает. Мы с Димкой готовим спуск, прорубаем
карниз. Вечером обсуждаем что делать. Феликс,  похоже,  болеет.
Одышка,  головная  боль,  кашель.  Спускаться назад или вперед.
Так и непонятно, что лучше. Дима  выкапывает  хорошую  площадку
между  скальной  головой  и  снежным  гребнем.  Движение вокруг
палатки ограничено 1 шагом. Ночью над нами звезды.



 Солнце  освещает  нас  рано.  Долго  бужу  Володю. Топим снег.
Собираемся в палатке. Обвязываемся и  в  9.30  начинаем  спуск.
Роли  распределяем  следующим  образом.  Первым  идет  Володя и
готовит нижнюю точку. Вторым Феликс со второй веревкой. Я ухожу
и  уношу  конец вспомогательной. Дима идет последним и мы с ним
продергиваем веревку  через  петлю.  Володя  останавливается  у
второй  петли  ташкентцев на скальном выступе. Место не слишком
приятное. Над ним нависает небольшой карниз.  Феликс  чувствует
себя плохо и мы контролируем его спуск верхней страховкой. Ниже
петель уже нет. Володя уходит дальше и скрывается  за  скальной
ступенью,  затем  показывается  и  останавливается, не дойдя до
следующего выхода  скал.  Но,  похоже,  что  следующие  веревки
крепить  будем на бурах. Надежных выступов там уже не видно. Мы
успешно  продергиваем  первую  веревку  и  спускаем  Феликса  к
Володе.  Я  спускаюсь  за  ним.  Володя скрывается за очередной
скальной ступенькой, видно как летят камни. Он  закрепляет  3-ю
веревку.  Ко  мне  спускается  Димка и начинается... Веревка не
продергивается. Ну понятно, наверху поворот чуть ли не 90(.  Он
лезет наверх. Летят камни, но ребята уже под прикрытием скал, и
лишь мне приходится уворачиваться от пары увесистых булыжников.
Он  переналаживает  систему, спускается и с грехом пополам, уже
измочаленные, мы продергиваем веревку. Я  ухожу  вниз.  Прохожу
скалы.  Ба. Да и тут поворот чуть ли не на 90(. Понятно, Володя
отошел в сторону, чтобы не попадать под камни от  спускающихся.
Я кручу бур прямо под сбросом.  Все равно пришлось пожертвовать
буром  и  карабином.  При  таком  перегибе   самовывертыши   не
работают.  При сбрасывании 3-ей веревки опять проблема. Ледобур
прокручивается один раз и застывает. Я снимаю рюкзак, закрепляю
его и осторожно лезу вверх. Метров через 6 подъема чувствую как
ледобур делает оборот.  Спускаюсь.  Теперь  система  сработала.
Незаметно  вешаем  еще 5 веревок. Последняя веревка крепится на
ледорубе  в   глубоком   снегу   над   практически   засыпанным
бергшрундом.  Ниже связываемся и останавливаемся уже на пологой
части ледника у первого ручейка. Спуск занял 6,5  часов.  Много
времени было потеряно на 2-ой и 3-ей веревках.


Спуск с перевала Ханака 4650, 3А

Идем по правому борту ледника. Через полчаса на первых камушках
садимся и едим сыр.  Слева  впадает  крупная  ветвь  и  широкая
седловина,  которую  мы должны были бы пройти, если бы пошли бы
по первоначальному варианту. Пройденный нами перевал производит
впечатление  просто  бедово  скальной  стенки.  Рядом  с  нашим
спуском по склону сползает сухая лавина. Со скал правого  борта
падает  водопад,  превращающийся  в воздухе водяную пыль. Висит
небольшая радуга. Скалы двуцветные  -  серые  полосами  красных
пород.  Подходим к языку. Феликс предлагает идти по карману. Но
как то не  очень  хочется  ломать  ноги,  и  мы  спускаемся  по
бортовой  осыпи  на  льду  справа  от языка на глинистые холмы,
прорезанные глубокими сухими  руслами  (1  переход).  Вскорости
выходим  в широкую галечную долину. По ней текут многочисленные
мелкие коричневые потоки.  Выясняется,  что  по  правому  борту
долины  тянется мощный до 70 метров слой льда, прикрытый сверху
камнями. Выход из долины кончается озером,  подпираемым  старым
зачехленным ледником.

Озеро у языка ледника Кайнар

Из  левого  угла  озера  вытекает ручей и через 20 метров круто
уходит вниз по пропиленному руслу.  В  воду  все  время  падают
камни, подымая небольшие фонтаны. Мы ставим палатку на галечных
площадках  метрах  в  100-а.  Чистую  воду  удается   найти   в
отстоявшихся   лужицах  у  озера.   Долина  впереди  достаточно
широкая,  но  с  крутыми  склонами.  Километрах  в  5-ти  круто
поворачивает  направо.  По  правому  борту  южный цирк в.5150 -
высшей точки Борколдоя.  С  севера  на  Юркиных  панорамах  она
обрывается   могучей   стеной.  Отсюда  же  достаточно  простой
снежно-ледовый  склон.  Место  здесь  очень  необычное.  Трудно
объяснить  словами.  Как то очень светло и спокойно здесь. Едим
вкусный рис.  Подолгу пьем чай. Володя надолго  уходит  бродить
вокруг  озера.  Всем очень хорошо. По-моему, Феликсу здесь тоже
неплохо.



 Ночью  отлично  высыпаемся.  Сегодня  уже  6-ой день маршрута.
Солнце быстро освещает наш лагерь. Спешить не хочется и выходим
в  11 утра.  Озеро за ночь обмелело и вытекающий из него бурный
вчера поток, мы перешли по камням. Спустившись по  зачехленному
языку  ледника  Кайнар,  выходим  на  правый  борт и по зеленым
холмам переходим в долину первого правого  притока.  Появляются
желтые  маки,  много  следов  копыт,  досаждают слепни. Повсюду
следы не столь давнего отступления ледника. По дну долины бежит
бурный коричневый поток. Мы спускаемся к воде, затем подымаемся
на гребень морены. Впереди язык ледника. Перед языком  примерно
500  метровая  плоская  галечная  поляна.  Через  2 перехода от
лагеря бродим широко разливающийся приток  и  обедаем.   Нижняя
часть    подъема   на   "вычисленный"   нами   перевал   хорошо
просматривается. Чуть выше по течению ледника еще один  перевал
на  Чолон-Капчигай,  а в верховьях - явные ледовые седловины на
Туюк. С нашего же  перевала  свисает  язык  ледника,  на  более
пологую  часть  которого выход слева по ходу по осыпи и системе
скальных полок, подходящих к леднику.  Подход  к  телу  ледника
занимает  2  коротких  перехода.  Собравшись,  одеваем  кошки и
выходим на лед. Вначале крутизна достигает 35-30 град. ,  затем
выполаживается  и идет несколько занудный пологий набор высоты.
Ледник открытый и практически без трещин. На осыпную  седловину
перевала  подымаемся  за  1  переход.  В честь Феликса называем
перевал по имени его нынешнего местожительства  в  Швейцарии  -
Берн. Хорошо виден и скально-осыпной спуск с седловины из цирка
5160, да и сама высшая точка Борколдоя.  Видимый подъем на  нее
на  уровне  2А-2Б.  Наш  же  спуск  идет  по  мягкой осыпи и мы
пробегаем взлет за 6 минут. С седловины  видно,  что  приток  с
перевала  через 1 км, поворачивает налево и, по всей видимости,
течет в каньоне. С Володей мы вроде договорились: что  ночевать
будем перед каньоном, но Феликс как закусил удила и рвется вниз
к траве. Он уверенно бежит вниз по реке. Вначале ничего. Но вот
начинается...  выходы скал, маленькие прижимы, облазы, прыжки с
берега на берег, склоны уходят к руто вверх и впереди уже  явно
настоящий    каньон.    Я   требую   немедленно   остановиться.
Разгоряченный Володя рвется вперед.  Убеждаем его  сбегать  все
таки без рюкзака. После 2-х разведок наверх по склону и вниз по
реке он соглашается. Места для палатки тут нет и мы ночуем  под
звездным небом среди больших камней. Будем надеяться, что дождя
не будет.



 Встаем в 5 утра и после чая выходим. Вода в реке сильно спала.
Мы без труда спускаемся по  каньону.  Досаждает  лишь  утренний
ледок  на  камнях. Через полчаса вываливаемся в основную долину
Чолон-Капчигая.  Справа прижим и мы переходим на  левый  берег.
Через  минут  20 еще прижим и обратный переход на правый берег.
Впереди река, делая  пропил  в  конечных  моренах  отступившего
ледника   правого   борта,   образует   небольшой   каньон.  Мы
вскарабкиваемся на морены и обходим неприятное  место  поверху,
спускаясь  уже за каньоном. Здесь уже появляется трава.  Справа
склон начинает прижиматься к  реке  и  мы  переходим  на  левый
берег, где впереди вплоть до ближайшего притока видны террасные
участки. (1 час после выхода  из  каньона)  Еще  через  переход
начинается  то,  что  на  карте  было отмечено как скалы левого
берега. На деле же скалы идут  высоко  над  долиной,  под  ними
протяженные  осыпи,  пересеченные битыми козьими тропами. Здесь
мы несколько расходимся.  Я с Феликсом иду  по  козьим  тропам,
Володя и Дима у воды. Через переход собираемся. Скалы по левому
борту кончились и начинается большая  наносная  терраса.  Здесь
когда-то   был   кош.   Нашли   обломок  пиалы.  Даже  какое-то
напоминание старой тропы. По правому  берегу  нормального  пути
пока  нет.  Долина  широко  раскрывается и просматривается вниз
километров на пять  до  очередного  сужения.  В  конце  террасы
переходим  приток  и обедаем на траве. Очень жарко.  Пережидаем
спад жары и выходим. Здесь уже остатки пастушьей тропы.  Долина
сужается.  Тропа  пересекает  конгломератный  склон.  Я с Димой
подымаюсь  выше  метров  на  30.  Здесь  небольшая  травянистая
полочка.  Мы  быстро  обходим неприятный участок. Хоть на нем и
видна козья тропа, но это все же не осыпь.  Володя  с  Феликсом
слегка задерживаются на этом нервном месте. Но вот мы опять все
вместе. Часть  троп  идет  по  травянисто-осыпному  склону  над
рекой,  мне  кажется,  что  идти  надо выше. Ребята стремятся к
воде. Вскорости становится ясно, что они правы. Мы идем у самой
воды. Проходим приток справа. Тут (примерно через 2 перехода от
обеда) и происходит некое помешательство. Мы с Володей впереди.
Слева речка. Впереди видны скалы. Вроде прижим. - Нет прохода,-
говорит Володя. Я недолго  думая,  соглашаюсь.  -Надо  бродить.
-Надо.  Но  воды  много.  Пойдем  стенкой.  Но стенка оказалась
неудачной. Феликса приподымает. Нижний край стенки (Феликс и я)
начинает  сносить.  Назад.  Идет  легкая  ругань.  Что  делать?
Хочется идти дальше. В движении жизнь и я решаю  обойти  прижим
сверху.  Начинаем карабкаться по травянисто каменистому склону.
Выше идет уже мягкий конгломерат 30-40(. Через час собираемся в
сухом русле посреди склона. Я вижу стадо архаров над собой. Оно
несколько мгновений разглядывает меня, затем бесшумно  исчезает
за  перегибом  склона.   Володя уходит поглядеть, да и так ясна
глупость и импульсивность нашего  поступка.  Конца  подъема  не
видно.  В  этом  карта  не  врет.  7-ой час вечера. Спускаемся.
Одеваем кошки, совершенно не лишние на  этом  склоне  и  быстро
спускаемся  вниз.  Ставим палатку. Феликс отправляется в туалет
вниз по реке и ... проходит прижим.... Немая сцена. Я иду сам и
удостоверяюсь  в  проходимости  прижима... Настроение паршивое.
Дима спит один в палатке  -  боится  насекомых.  Мы  просто  на
земле.



 Утром  это  настроение  не  исчезает.  Мы  без  труда проходим
прижим.   Подходим  к  очередному  скальному  прижиму.   Ребята
разуваются  и  проходят  по  воде. Я перелез прямо через скалу.
Дима поленился одеть кроссовки и порезал ногу об острые  камни.
Тут  же и место брода на правый берег.  По левому начинает идти
непрерывная  цепь  прижимов.  Правый  же   берег   раскрывается
наклонными  пологими  террасами, прорезанными ручьями.  Похоже,
пора  искать  подъем  на  Каракоз.  (1  переход  от   ночевки).
Переходим  Чолон-Капчигай  (по  колено)  и  начинаем  подъем по
распадку высохшего ручья. Через переход появляется вода. Володя
на  привале засыпает. Мой призыв к продолжению движения в форме
"Просыпайся, Володя" вызывает бурную реакцию.  Склоны  распадка
подымаются.  Вскорости мы начинаем подниматься по правому (ор.)
склону, прорезанному бараньими тропами, в  сторону  красноватых
скал  на  разделительном отроге. За нашей спиной видна долина к
перевалу Кызылбель в южных отрогах  Борколдоя.  Еще  в  50-60-х
годах   здесь   проходил  основной  путь  из  среднего  течения
Узенге-Гуша в верховья Нарына. Сейчас троп почти не видно. Лишь
при выходе на разделительный гребень появляется старая верховая
тропа.  Через  2  перехода  выходим  на  Каракоз.  Это  длинная
глинистая  седловина.  Сухо  и  пыльно. Дует телый ветер. Перед
нами панорама Кокшаал-Тоо - пики  Королева,  Данкова,  Джолдаш,
Кызыл-Аскер,  плато  Какалячап.  Рядом  с  пиком  Королева, как
младшие братья чернеют  стены  пиков  Подмосковный  и  Зинаида.
Видна и снежная вершина 5250 в верховьях Чон-Тю-Куйрука.  Долго
валяемся на теплой земле. На спуск уж  идет  отчетливая  тропа,
пересекающая  южны склоны в.4253. Тропа пересекает все саи в их
верховьях  и  спускается  в  самый  западный.  Чуть  ниже   уже
появляется   трава   и  теплый  ручеек.  Через  2  перехода  мы
вываливаемся в долину Узенгегуша напротив заставы. К сожалению,
слегка  заблудился  Феликс,  уйдя по дороге в другую сторону. В
воздухе стоит дымка. На засатаве уже нет  Семена.  Вместо  него
сейчас  замполит  Анатолий,  вернувшийся  с соревнований. Он из
Владивостока. Простоват, вернеее грубоват.   Вечером  моемся  в
бане   вместе  с  отрядными  шоферами,  привезшими  на  заставу
стройматериалы и продукты. Договариваемся о  машине  в  сторону
Джурека  на  послезавтра. Нам отводят кубрик в подвале казармы.
Там есть свет, стоят 3 двухярусные кровати.



 Отсыпаемся. Приходит в гости Марат (лейтенант), присланный для
комплектации с Узенгегуша. Он то ли уйгур, то ли киргиз. Второе
вернее.  Достаточно  интересный  парень.  В  армии вопреки воле
своего  отца  -  начальника  Каракольских  энергосетей.  Кончил
училище  в  Одинцове.  Увлекался  разными  видами спорта. После
обеда уносим груз вверх во Чон-Турасу и оставляем его на  месте
базового  лагеря  альпинистов  в  1993  году.  По пути проходим
сквозь ворота, в заборе из колючей проволоки,  перегораживающих
долину  -  граница.  Здесь  тепло.  Впереди доминирует Джолдаш,
выглядящий здесь самой главной вершиной.  Пограничники называют
его  Королевой.  Название очевидно происходит от пика Королева,
отсюда не видного. Возвращаемся на заставу и бесцельно проводим
вечер.



 Нас  будят  в  3.45.  Машина  уже  заведена.  За рулем сержант
Тихоня. По темноте мы выезжаем  вверх  по  долине  Узенге-Гуша.
Анатолий  подстреливает  зайца  и  бросает его в кузов. Раненый
полупарализованный зверек  долго  крутится  по  днищу.  Местами
приходится  расчищать дорогу.  После развилки на Красный дорога
идет  прямо  по  руслу.  Река  широко  разлилась  на  множество
рукавов.  Едем  прямо по воде. Воды много, и в какой-то момент,
не переправившись через очередной рукав, мы останавливаемся, не
доезжаем  до  Джурека  километров 9. Заброску зарывем на склоне
долины у основания конгломератного 10-метрового фаллоса.  Ехали
сюда  1.5 часа. Уже светает. Мы возвращаемся обратно.  Анатолий
опять  устраивает  охоту  на  зайцев.  Достаточно   безобразное
зрелище.  В маленького зайчонка выпускает полрожка. Стреляет он
из автомата плохо. Слава Богу, последний заяц нырнул  в  норку.
На  заставе  в  7  и  ложимся  спать.  Феликс  с нами не ездил.
Выясняется  по  пробуждении  его  желание  свалить.  Длительные
переговоры  пока  ни  к  чему  не приводят. Он сопровождает нас
вверх по  Чон-Турасу.  Тут  настолько  хорошо,  что  он  решает
вернуться  утром  и продолжить маршрут. Я провожаю его немного.
Сегодня замечательный вечер. Мы долго сидим с  Володей.  Лагерь
от заставы в 1.5-2 часах ходу.



 Ночью пару раз идет дождь, но к утру все сухо. К 9 утра, прямо
к завтраку приходит Феликс и с ходу заявляет,  что  не  пойдет.
Около 2 часов уламываем Феликса и, в конце концов, уговариваем.
Без проблем переходим правый  приток  Чон-Тура-Су,  текущий  из
северного  цирка  пика  Королева.  Идем  по  слабо всхолмленным
зеленым террасам. Воды в реке мало и она ярко  голубого  цвета.
Видим следы крупной кошки - ирбисы здесь водятся. Через переход
начинаем подъем по левому карману морены. Набор проходит плавно
и  незаметно.  Еще  через  1.5  перехода  обедаем. Сегодня день
пасмурный и повсюду мало воды. После обеда продолжаем  идти  по
правому   карману  и  через  2,5  перехода  останавливаемся  на
галечных площадках под п. Королева. Облачно и тихо. Феликс идет
вполне нормально.



Утро  солнечное  и  морозное. Пройдя 2 перехода по карману и по
гребню морены, спускаемся на уже открытый  лед.  Пик  Альпинист
именно  такой,  каким  мы видели его на старых фотографиях 30-х
годов.

пик Альпинист (5500) с л. Чон-Турасу

Еще через 2 перехода обедаем на центральных моренах, немного не
дойдя до поворота в южный цирк Альпиниста. В  верховьях  ледник
расширяется  - широкая седловина перевала "Дружба Народов", пик
Идеал,  пик  Молодежный,  видны  склоны   южных   отрогов.   Мы
поворачиваем   в   направо   и   движемся   на  верхнее  плато,
расположенное под длинной седловиной, соединяющей пик Альпинист
с  безымянной  вершиной,  отделенной  от  пика Молодежный узкой
перемычкой.  Сзади   выделяется   юго-западный   бастион   пика
Королева.  Здесь, на повороте ледника много закрытых трещин. Да
и снег уже подкис. Хорошо просматривается северное  ребро  пика
Молодежный (5330).

п. Молодежный с л. Чон-Турасу

По  нему  скорее  всего и пройдет на завтрашний подъем. Через 3
часа  после  обеда  мы  останавливаемся,  порядком   утомленные
постоянными  проваливаниями  сквозь  корку фирна то в небольшие
трещины, то просто  сантиметров  на  30  до  поверхности  льда.
Ночуем  на  старом лавинном выносе под склонами Альпиниста. Где
то высоко на скалах течет вода, да нам туда не добраться.



 Утром  холодно.  Дует  ветер.  Съедаем  разведенную картошку и
выходим в 7 утра. Небо ясное. Некоторое время мы раздумываем  -
не подняться ли нам на седловину между молодежным и пиком 5380.
За переход мы пересекаем  верхнее  плато  по  подмерзшей  корке
фирна  и подымаемся на подушку в основании северного ребра пика
Молодежный.  Поглядев  на  перевальный  склон  и  карнизы   под
седловиной  реашем  все  же  подыматься  по  ребру. Оно, похоже
надежней.  Еще  за  полчаса  подходим  собственно  под   начало
подъема. Идем в связках. Я с Димой, Володя с Феликсом.  Впереди
идет Дима. Обходим небольшой бергшрунд. Крутизна уже  под  40(.
Снег,  выходы льда. Володя говорит, что идти без перил стремно.
Просит начать вешать перила, так как  по  крайней  мере  нельзя
гарантировать   беспроблемное   движение  фелички  в  свободном
режиме. Я присоединяюсь к их просьбе. Димка  упрямится,  но  мы
начинаем  вешаться.  Обходим  2  явные  доски.  Идем  в сторону
выходов скал на гребне. Вешаем 2 веревки.  Обычный  и  пористый
лед,  хорошо знакомый мне и Диме по пику Гармо. По гребню можно
пройти метров  70  пешком  под  очередной  взлет.  Далее  опять
вешаем. Димо красиво проходит сложный участок разрушенных скал.
2 веревки. По скалам вешаем еще 5 перильных веревок. Закрепляем
их  за  выступы.  Некоторые точки весьма условны. Крутить не во
что. Выход на  вершину  перекрыт  небольшим  карнизом.  Достаем
лопату и Дима героически прокапывает дырку. В 7 часов вечера мы
на вершине.

Выход на вершину. На заднем плане-пики Подмосковный и Зинаида

Спускаемся  на  маленькую седловину в сторону Китая. Выяснется,
что вершина Молодежного расположена уже  на  "нашей  земле",  а
граница   проходит   по  ее  юго-восточному  плечу.  Совершенно
необыкновенные виды во все стороны. Атмосфера  особо  прозрачна
сегодня.  Низкие  горные  цепи  на  юге в Китае, широкая долина
Таушкан-Дарьи - явно населенная, но без единого огонька. Солнце
скрывается   и   в  его  дальних  лучах  бледно-розовым  светом
проступают массивы - на юго-западе, как можно понять из  карты,
Кунгур-Тюбе,  а  другого  ничего  нет,  -и  на северо-востоке -
Победы и Хан-Тенгри. Победа, причем видна в профиль.  На юге за
ближайшей  горной  цепью  к  югу  от Тау шкан-Дарьи угадываются
огромные равнины. Мы  осуществили  заветную  и  нереализованную
мечту  Августа  Андреевича  Летавета  - увидели Такла-Макан. Об
окрестных пиках Данкова, Шмидта и Королеве я и не упоминаю.  Мы
с  Володей  проходим  метров 100 по гребню и спускаемся на пару
метров на осыпной, уже китайский склон. Спуск на  южный  ледник
простой,  но  похоже,  что,  вытекающая  из  него  река течет в
каньоне. Напоследок  наблюдаем  необычное  небесное  явление  -
нечто  вроде  тени  горы  на фоне предсумеречного неба. Зайдя в
палатку, понимаю, что здорово все же  вымотался.  Да  и  похоже
слегка прихватил пальцы, поджидая Феликса.



Всю  ночь  дует  сильный ветер. По просьбе ребят я не устраиваю
раннюю побудку.  Ветер  к  утру  стихает.  У  Володи,  по  всей
видимости,  приступ горняшки. Утром небо по прежнему ясное. Все
те же виды. Прямо на  траверсе  спуска  по  леднику  Григорьева
слегка  повернутый  в  профиль  пик Шмидта. Мы изучаем варианты
подъема на пик Данкова. Они вполне реальны. Выходим в 11  утра.
Когда спадает утренний мороз. Спуск начинаем прямо с седловины.
Фирн с выходами  льда  100  м.  30(  (местами  до  40().  Внизу
засыпанный  берг. Далее быстро выполаживается. Движение пока на
запад. Мы с Димой бежим впереди. Трещины все  обходятся.  Слева
по  ходу  проходим  пожалуй  простейший в этом районе перевал в
Китай - единственный перевал с переметным  ледником.  Снег  уже
раскисает   и  мы  начинаем  проваливаться.  Мы  прижимаемся  к
северным склонам Кокшаал-Тоо, полкрытым более твердым  лавинным
снегом.  Перед  поворотом  ледника  на север несложный ледопад.
После него уже можно развязаться и снять  кошки.  Мы  с  Димкой
идем  прямо по пологой части ледника.  Володя с Феликсом решают
сократить и немного плутатют  среди  трещин.   Мы  поворачиваем
вместе  с  ледником.  Начинаются  центральные  морены.   Выбрав
каменный  стол  поудобней,   мы   обедаем.   Довольно   поздно.
Километры   пройдены   большие.   5  часов  от  спуска  с  пика
Молодежный.  После обеда  продолжаем  спуск  вдоль  центральных
морен.  Впереди в просвете долины видны южные склоны Борколдоя,
справа краснеет западная стена пика  Данкова.  Отсюда  кажется:
что  подъем  на предвершинное плечо вполне по силам. Необходимо
преодолеть лишь скальные участки при выходе на  гребень,  далее
чуть проще, но скорее всего все придется провешивать.

пик Данкова  (5982)

Долина  ледника  довольно узкая. Начинается зона кальгаспорного
льда.  Около перехода мы  лавируем  между  ледяными  буграми  и
гребнями:  прыгая через ручьи. Слева вливается крупный приток и
начинает открываться северная стена пика Шмидта. Она хороша.  Я
понимаю   те,   кажущиеся  нам  немного  напыщенными,  восторги
Летавета в 30-х годах.

п. Шмидта (5954)  с л. Григорьева

Ледник  сужается.  Прямо  по  центру  в углубленном русле течет
быстрая речка, преграждающая нам выход на правы й борт. Немного
покрутившись, мы выбираем себе местечко поровнее и прикрытое от
ветра. Прямо на льду, присыпанному галькой, мы  и  раскладываем
без  палатки  свои  спальники.   Уже  темнеет.  Над нами слегка
нависает уже потемневший  пик  Шмидта.  Мы  с  Димкой  успеваем
наметить место завтрашнего перехода. Уже ночью появляется луна,
освещая все ближние и дальние  склоны.  Вокруг  тихо,  если  не
считатьуже приглушенного шума речки в 200 метрах сбоку.



Встаем  в  05.30.  Солнце  освещает  пока только макушки вершин
западного  склона.  Довольно   прохладно.   Володя   производит
героический  поступок,  покинув спальник и принеся воды на чай.
Сейчас ручей преодолевается без труда. Он обмелел и  мы  просто
прыгаем  с  его одного борта, приподнятого метра на полтора, на
покатую ледовую площадку на противоположном берегу. Мы подходим
к устью большого притока, сползающего с северо-западного склона
пика  Данкова.  Здесь  опять  открытый  лед  и  молочно   белые
кальгаспоры.  Выйдя  на  правый  борт ледника через 1.5 часа от
лагеря усаживаемся на камнях, поджидая Феликса и снова  смотрим
на  пик Шмидта уже в утреннем свете.  Выраженного кармана здесь
нет, но движение вполне  сносное.  Еще  не  так  жарко.  Справа
выглядывает  Тянь-Шанская  Ужба Летавета - красноватый Джолдаш,
появляются первые цветы и через переход мы оказываемся у  языка
ледника и спускаемся к безымянной реке. Долина реки расширяется
и вскоре мы оказываемся перед прижимом. Решаем пообедать.  Вода
начинает  прибывать прямо на глазах. Обходим прижим без больших
проблем по козьим тропам по скально-конгломератному склону,  но
после  крупного  обвала,  уходящего конусом в реку, нас ожидает
следующий - более серьезный. Феликс суется  в  воду,  но  после
первых  же шагов оказывается по пояс. В раздумье присаживаемся.
Сгоряча готовы чуть ли не ждать следующего утра, но это как  то
уж  слишком  -  мы  должны завтра забрать заброску, а для этого
надо  быть  уже  по  другую  сторону  сегодня.  Мы  с   Володей
поднимаемся по осыпному склону, подходим под небольшой скальный
пояс.  В  правом  углу  небольшой  кулуар  с  остатками  козла.
Подымаемся  по  простым  скалам,  выходим на травянисто-осыпной
склон  и  поднявшись  метров  100,   оказываемся   на   пологих
травянистых полях высоко над рекой и видим уже спуск в соседний
к прижиму сай.  Дальше никаких препятствий не видно.  Спугиваем
стадо  коз  -  оно  под  наши  крики быстро уходит по скалам. В
верховье сая должен находиться перевал на Кичине-Тура-Су. Здесь
очень  здорово.  Разглядываем  верховья  ледника  Пальгова, где
выглядывают Крылья Советов. Возвращ аемся  к  ребятам  и  через
минут  40  мы  оказываемся на огромной зеленой поляне с большим
камнем. Рядом чистая вода. Из под камня удирают зайцы. Придется
им  немного  потесниться.  Решаем  ночевать, как и в предыдущую
ночь, без палатки. Очень сухо.  Река  недалеко,  но  шум  очень
приглушенный.  Над  Джуреком висят тучи. Будет ли дождь? Феликс
заявляет о своем уходе. Уговоры не помогают. Вечером пьем спирт
в честь окончания кольца.



Я  проснулся  в 3-ем часу ночи. Очень хочется пить. Ярко светит
луна.  Сегодня полнолуние. Набираю воду  на  утро  и  гуляю  по
окрестностям.   Ночь теплая. И через минут 40 я присоединяюсь к
ребятам.  Утром  долго  не  появляется  солнце.  Идут  тучи   с
северо-запада,  зацепляются  за пик Данкова. Я готовлю завтрак.
Собираем вещи, отправляемые вниз  и  уходим.  Идем  по  правому
борту  хорошо  разработанной долины. Река ушла к левому борту и
шума ее почти не слышно. Мы растянулись  по  плоскости  долины.
Феликса  почти  не  видно.  Вскорости  после  выхода  в  долину
Узенге-Гуша появляется тропа, забирающаяся  на  зеленые  склоны
левого борта. Постепенно она переходит в старую дорогу, местами
вполне сохранившуюся.  Заброска  находилась  в  районе  красных
конгломератных  массивов  горы Кызыл-Таш. До заброски шли около
2-х часов. Конгломератный  фаллос  на  склоне,  выбранный  нами
случайно,   оказался   пожалуй   единственным   в  своем  роде.
Узенге-Гуш здесь разливается на  множество  рукавов.  Здесь,  в
15.00  мы и прощаемся с Феликсом. Минуту-две видим его одинокую
фигуру. Но вот она скрылась  за  поворотом.  Вся.  К  17.00  мы
возвращаемся  к  нашему Чон-Ташу и варим ужин. Плохо как-то без
Феликса. Говорить ни о чем не хочется. Думаю об Ольге. Очень по
ней соскучился...



Я  проснулся  в 5.30. Ребята еще спят. Немного повалялся и ушел
за водой. Уходим наверх в 8 утра, уже после  того,  как  солнце
осветило  противоволожный  берег.  Переходим  основной поток по
камням и сразу же за ним приток, текущий  с  ледника  Пальгова.
Воды  пока  немного.  Сидим уже на солнышке и греемся. В 9 утра
продолжаем  движение.  Сразу  же  начинаем  забирать  вверх  по
склону, стараясь подняться повыше над рекой. Множество козлиных
троп. У  последней  зеленой  лужайки  спустились  к  воде,  что
оказалось  весьма  некстати.  Нам  тут  же  приходится пройти 2
прижима, приподнявщись  над  рекой  и  рубя  время  от  времени
ступеньки  в  мягком (слава богу) конгломерате. Хочется перейти
на другой берег, но вода уже прибыла, а доставать  веревку  как
то не хочется. Перед нами очередной прижим. Намереваемся обойти
его по воде, но тут глубоко и бьет сильная струя. 12 часов дня.
Надо  идти  дальше.  Скрепя сердце достаем кошки, о чем, спустя
минуту вовсе не жалеем. Чтобы обойти прижим, надо подняться над
рекой  метров на 200 по 35-40 градусному склону, среднему между
конгломератом  и  осыпью.   Стоять  в  одних  ботинках   крайне
неудобно,  а  ступеньки  уже  не  бьются.  Наверху выходы скал.
Здесь проходят  многочисленные  козьи  тропы.   Избранная  нами
торная  тропа  подходит  к  небольшому  уступу, с которого, как
видно, козы прыгают на продолжение тропы.  Далеко  вниз  уходят
крутые  кулуары и нам прыгать не хочется. Немного покрутившись,
мы находим проход по скальным полкам. Переходим еще один кулуар
и оказываемся перед 1.5 метровым спуском в узкую скальную щель.
Еще  один  кулуар  и  мы  уже  за  прижимом.   Здесь   зеленые,
истоптанные  козами  холмы.  Пора обедать и мы пристраиваемся у
большого камня. После обеда продолжаем идти  по  козьим  тропам
высоко  над  рекой.  Река  же  течет внизу в небольшом скальном
каньоне.Переходим первый существенный приток слева по ходу.  На
карте он отмечен как просто распадок, но в его верховьях вполне
развитые ледники. (1 переход) За  2-ой  послеобеденный  переход
подходим к правому притоку. На нашей карте в месте его впадения
был ледник. Сейчас ледник в километре выше.  Долина  здесь  уже
носит  характер  трога.  Под  ногами  периодически  встречаются
большие скальные плиты, сглаженные ледником. Идти здесь просто.
Река  с  грохотом проворачиваерт камни. Выходим на ледник. Идти
здесь не слишком удобно. Явного  кармана  у  правого  борта  не
наблюдается. Начинаются разногласия. Димка даже лезет наверх по
склону.  Но  там  ему  не  нравится  и,  прийдя  к  консенсусу,
перепрыгиваем  ледниковый  ручей  и  лезем  на ледовый гребень.
Усилия  оказались  не  напрасны.  За  гребнем  оказался  вполне
удобный  рельеф,  начинающийся  снизу фактически сразу от языка
ледника. Кажется, движение по правому (ор.) борту  долины  было
ошибкой,  хотя,  если  исходить  из  горизонталей на карте, это
должен бы быть наиболее оптимальный  путь.  Здесь,  на  удобной
ледовой площадке между 2 ручейками, мы и становимся в 18.45.  В
верховьях   ледника   уже   проглядывается    замыкающая    его
пирамидальная  вершина.  Над Борколдоем нависли облачные башни.
Долго говорим о всякой всячине. Засыпаем в 10 вечера. В хребте,
разделительном   между   ледниками  Пальгова  и  Сарычат  видно
несколько низких и простых осыпных седловин. У  Володи  и  Димы
нет  желания  возвращаться  назад этой долиной, хотя она вполне
проходима. Диме не нравится узкое ущелье, Володе  козьи  тропы.
Посмотрим...



Вышли  в 9 утра. Плавно набираем высоту по моренам, разделяющих
2 крупных ручья, текущих по поверхности ледника. За 4  перехода
выходим в юго-западный цирк пика Шмидта. Хорошо видна седловина
в плече пика Крылья Советов, ведущая на Сарычат.

п. Крыльа Советов с л. Пальгова

На  снежный  купол  в  гребне пика Шмидта ведет узкий изогнутый
ледопад, просматривающийся  лишь  от  противоположного  склона.
Слева и справа ледопад окаймлен красными скальными сбросами.

Километровый ледопад, ведущий на п. Шмидта

Чуть  позже  с  того  самого противоположного склона (вообще то
говоря, это  гребень  Кок-Шаал-Тоо)  падает  снежный  карниз...
Вызванная  лавина засыпает весь лагерь снежной пылью. Мы решаем
остаться  здесь  и  выходить   с   утра   пораньше.   Формируем
оставляемую  заброску.  Вечером  долго разговариваем и засыпаем
довольно поздно.



Выходим  в  8  утра.  Солнце  пока  еще  не освещает склоны. За
переход поднимаемся к подножию ледопада.  Набрали  200  метров.
Крутизна 15-20 градусов. Здесь уже связываемся и одеваем кошки.
Обходим основной сброс ледопада по чуть более пологому  участку
справа  по ходу (30-35(, 150 м). Еще правее ледопад прижимается
к скалам и там зияет достаточно  глубокая  расщелина.  Туда  не
хочется.  Мы  переходим  большую  трещину и выходим на основной
поток  ледопада,  перекрытый  лавинами,  сброшенными  со   скал
правого борта (100 м). Ширина ледопада 150-200 м. Снег пока еще
не раскис. Ледопад делает поворот вправо. От  лагеря  3.5  часа
подъема.  Опять  открытый лед. Здесь уже чуть круче - в среднем
40(, крутим иногда промежуточные буры. Пройдя участок открытого
льда,  продолжаем  подъем  по  лавинному  конусу  (35(, 200 м).
Подходим под ледовые сбросы. Уходим вправо (промежуточный бур),
проходим  рваный  участок  и подходим под облюбованную нами еще
снизу полку. Уже жарко и топтать  снег  довольно  тяжело.  Дима
решает  пойти  прямо вверх, так вроде короче. Это было ошибкой.
Крутизна 40-45 град.,  губчатый  лед  и  ледовая  стеночка  при
выходе   наверх.   Дима   пару  раз  срывается  и  повисает  на
промежуточном буре. Это конечно немудрено при  его  в  основном
фирновых  кошках.  Лезу  я  с  молотком  и  ледорубом, в стенку
вкручиваю бур повыше  и  выхожу  наверх.  Собираемся  и  уходим
вправо  мимо  грандиозных  сосулек.  Еще  небольшой  взлет и мы
оказываемся на верхнем плато  ледопада,  примыкающем  к  гребню
пика Шмидта. Здесь очень много трещин. Обходим огромную трещину
и становимся лагерем прямо под скальным  гребнем  на  склоне  ~
10(.  Утаптываем  большую  площадку.  Посторонних камней вокруг
нет. Справа над нами высится вожделенный купол -  высшая  точка
ледника  Пальгова.  Подъем  от  нижнего  лагеря занял 10 часов.
Перепад 1000 метров.



Вышли в 9.30 утра. Пока еще холодно. Решили выходить на гребень
левее скального склона. Без проблем подымаемся наверх.  Гребень
оказался  острым.  На  ледник  Григорьева  он  обрывается  1000
метровыми отвесами с отрицательными участками. Мы находимся  на
высоте 5600, но у нас под ногами окаменелые ракушки! Идти прямо
по верху гребня не хочется  Нужно  ползти,  держась  руками  за
острые  края,  а  под  ногами монолитная скала без таких лишних
деталей, вроде  трещин  и  полочек.   Организовывать  страховку
проблематично. Мы спускаемся вниз метров на 70 и оказываемся на
единственной  здесь  достаточно  широкой  скальной  полочке   с
выходами  льда  и снега, пересекающую весь скальный склон слева
направо, снизу вверх. Закрутив нескольно  промежуточных  буров,
подходим  к снежно-ледовому склону, ведущему нас на вожделенный
купол.  Теперь видно, что могли бы подниматься прямо от  лагеря
в  щели  между  ледовыми  разломами  и  скалами.  Мы продолжаем
траверсировать склон гребня (с промежуточными бурами)  -35-45(,
лед.  Выходим  на  малую  площадку под куполом. Здесь впервые с
момента  выхода  из  лагеря  имеем  возможность   посидеть   на
рюкзаках.  Напротив  нас  северная  стена  пика Данкова. Хорошо
просматриваются верховья  ледника  Григорьева.  Вперед  выходит
Димка и героически проламывает фирн. Перепад 150 м (25-30().  В
15.30 мы  оказываемся  на  вершине  купола  -  узловой  вершине
Кокшаал-Тоо. Правда, макушки у купола - то и нет.

Выход на купол

Мы  примостились  на снежном гребешке. К предвершинной пирамиде
пика Шмидта уходит острый снежный 500 метровый гребень. Вниз на
юг  в Китай круто падает снежно-ледовый склон. В районе ледника
Руднева частокол вершин. Гребень впереди явно не  для  нас,  по
крайней мере в конце дня. Погода похоже портится. Идут циррусы.
Мы сидим минут 10.   Осматриваем  открывшуюся  панораму.  Жаль.
Надо  спускаться.  Спуск  проходит  довольно  быстро. Вешаем на
спуске в желобе между скалами и ледовыми разломами  3  веревки.
Заминка  с  продергиванием  последней веревки. Приходится лезть
наверх. Исправляю систему. Чуть приспускаюсь.  Веревка  наконец
сдергивается  и  я  спускаюсь  с  нижней стр аховкой. К палатке
подходим в 7 часов вечера. Погода явно портится.



Ночью  идет  снег.  Я  вскакиваю в 4.30 утра и начинаю готовить
завтрак.  Похоже, что надо сваливать. За стенками палатки дует.
Мы   одеваемся   и   собираемся   в  палатке.  Видимость  здесь
ограниченая. Похоже сидим в облаке. Связываемся и уходим  вниз.
Спуск  проходит  гладко. Мы довольно быстро стекаем по ледопаду
вниз, повесив лишь одну веревку  в  нижней  части  ледопада.  В
центральной  части  ледопада неприятный сюрприз. Все наши следы
засыпаны большим обвалом. Судя по всему именно его я  и  слышал
этой  ночью.  Весь  спуск  занял  2.5  часа!!! Сидим в лагере и
думаем, что дальше? Вниз или  на  перевал  на  Сарыташ.  Погода
ветренная.    Верха   по  прежнему  закрыты.  Все  таки  решаем
попытаться  пройти  этот  перевал.  За  2.5  часа   от   лагеря
пересекаем  ледник  в направлении пика Крылья Советов и выходим
на перевал.

Вид с перевала на предвершинный купол п. Шмидта

На  взлете  приходится  одеть  кошки. Пролет. Вниз примерно 250
метров крутого  скального  склона.  Скалы  сильно  разрушены  и
сыпятся.  Снежный  склон  внизу  черный от камней. На следующую
ветвь Сарыташа  полого  поднимается  снежная  седловина.  Через
седловину  перевала  в  Китай  (со  следующей  ветви  Сарыташа)
просматривается причудливая вершина с двумя скальными пальцами.
Выглядывает  красная  (никем  еще  не взятая) башня 5697. Сзади
возвышается наш купол 5820. Тучи над ним разошлись. Но  наверху
похоже  сильно  дует.  Я прохожу по разрушеным скалам гребня на
север к следующей седловине.  Безопасного  спуска  нет  и  там.
Приходится  идти  вниз. За 3 часа проходим весь ледник и плавно
переходим на левый берег у языка ледника. Находим  превосходную
песчаную площадку и ставим палатку.



Выходим  в  9  утра. На этот раз нам не хочется соревноваться в
ловкости с  козлами  и  мы  идем  левым  берегом.  Сразу  после
троговой  части  поднимаемся  высоко над долиной реки. Движение
без особых проблем. Все саи переходятся  в  верхней  их  части.
Скалы   по   которым   лазали   по   пути   сюда   смотрятся  с
противоположного борта не слишком приятно. После зоны  прижимов
спускаемся  к  воде.  Перепрыгиваний  Лещев
-заместитель  комендатуры  с  Карасая.   Из   свежих   новостей
сообщение   о  взрыве  атомной  бомбы  200  килотонн  в  Китае.
Пограничники кормят нас и обедом и ужином  и  вечером  баня.  А
теперь ждать...



Как-то  трудно  описывать  дни,  бедные  событиями,  наполненые
перелистыванием  старых  газет  в  красном  уголке,  да  глупым
мерцанием  экрана.  19-го  числа выяснилось, что транспорта нам
ждать нечего. Ну а пограничные машины обязательно будут, но  со
временем. Чтобы не прокиснуть вконец - колонна должна была быть
лишь в ближайший вторник, мы сходиди радиально в долину правого
притока  Чон-Тура-Су.   В  его  верховьях  должен  быть простой
перевал на Чон-Тюе-Куйрюк. Вот опять  знакомый  базовый  лагерь
подмосковных альпинистов от 1993 года.  Погода условно хорошая.
Наверху тучи. Макушка Джолдаша и вовсе  не  видна.  Видно,  как
ручей нужного нам притока, извиваясь между камней, скрывается в
узкой щели прижима. Мы подымаемся на зеленые холмы левого (ор.)
берега  -  правый  сложен крутыми совершенно голыми осыпями. По
пологим зеленым террасам за 2 часа спокойно  подходим  к  языку
ледника.  Видно,  что  верхнюю после прижима долину ручья можно
спокойно пройти и по низу. Справа высится  пик  Королева.  Чуть
дальше  (уже  за  перевалом)  выглядывает Зинаида. Ледник, весь
зачехленный, лежит в узкой и вытянутой котловине,  образованной
небольшим   осыпным   отрогом,  отходящим  от  восточного  края
северной  стены  пика   Королева.    Видна   и   макушка   пика
Подмосковный.


 На этом дневник обрывается. Автор, несмотря на все просьбы, не
добил его до конца, но все существенное уже и так сказано.

См.также журнальную статью "Спортивный туризм" No.4-95

Заинересовавшиеся  могут  задавать  вопросы  по  этому и другим
горным районам Азии по адресу:

  ochkheti@mx.iki.rssi.ru   Отто Чхетиани
  nikitin@ana.unibe.ch      Владимир Никитин

Популярность: 15, Last-modified: Tue, 18 Jun 1996 19:22:29 GMT