Составлено   на   основе  прохождения  нитки  Бийка-Садринское
 озеро-Албас-Бедуй 11-26 марта 1995 г

             Игорь Моисеев. bfmb@biysk.rospac.ru

---------------------------------------------------------------
Если вы используете Netscape и имеете большую  скорость  связи,
то можете получить более красивые версии этого же документа:
     С небольшими Inline-картинками. 150 Kb
     С БОЛЬШИМИ иллюстрациями.       550 Kb
---------------------------------------------------------------



 Выехали  11  марта  на  ботинке  в  6.00  из  Бийска. Половина
автобуса завалена шмутьем, людьми и на самом почетном месте 200
бочка  с  бензином  с грохотом подпрыгивающая и издающая аромат
дороги. Ехали в страшной пурге и ветре почти  до  11.00,  потом
ветер  маленько  стих.  Каждые полчаса водила останавливается и
протирает стекла  от  сантиметрового  слоя  липкого  снега.  Мы
специально  планировали поход на конец февраля - март побоялись
сильных январских морозов, группы по Караколам вернулись  тогда
с сильными обморожениями.
 Все  зиму  снега  почти  не было, но непрерывные за предыдущую
неделю снегопады сделали свое дело. Наш автобус ужасно трясясь,
подпрыгивая  и  ревя  своим  движком  неуверенно продвигался по
"Бийскому тракту" (это тот, что идет по правому берегу  Бии  до
Телецкого  озера).  За весь день не встретили ни одной машины в
свою сторону. Дорога напоминает колею  от  танка,  вчера  здесь
проехала   какая-то   большая  машина.  Приходится  вылазить  и
помогать ветерану на подъемах.  На 235-ом км  проехав  свороток
на  с.Верхбийск  дорога делится на две, правая вниз и по Мосту,
левая направляется в Бийку-Чуйку.
 По   карте   здесь   три  перевала,  800-900  метров,  и  70км
лесозаготовительной дороги. Уверенно с разгон проходим  первый.
Спустившись с перевала видим интересную картину.  Огромный Краз
с полуприцепом, груженый  лесом,  почти  свалился  в  распадок.
Падая он повалил пару берез и остановился, обсыпанный снегом по
крышу.  Вокруг  не  души.  Воодушевленные  этой  картиной  едем
дальше.

"Дорога на Бийку"

 Перевал  No  2,  автобус  завяз на половине подъема и медленно
скользит вниз,  оставляя  за  собой,  колею  топленного  снега.
Выходим, копаем, толкаем, результат: скатились назад еще метров
на 50. Пробуем еще и еще:  через  час  перед  нами  не  снежная
целина,  а  укатанная  до  льда дорожка. Что в лоб, что по лбу.
Идем за подмогой. В предыдущем ложке видели гусеничный  трактор
и  избушку  дровосеков. Из разговора с трактористом: "На этом к
нам не ездят... Машин не было  со  позавчерашнего  дня...  Снег
идет  уже  неделю... Сегодня воскресенье и никого нет". Для его
монстра наш автобус,  что  маленькая  тележка.  Второй  перевал
пройден. Впереди еще один.
 История  повторяется,  уже 7-ой час и перспектива заночевать в
пути нас не прельщает.  Решаем  всей  командой  идти  до  Бийки
последние  15  км  и там искать трактор. Уже одеты лыжи и сняты
пуховки. И о чудо, что-то ревет за нашей  спиной.  Трехмостовый
ЗИЛ-157 из Чуйки в Бийку на свадьбу.
 Водила   без   разговоров  и  расспросов  увязывает  трос  под
автобусом. Вторая беда, пытаясь стронуть нашего, Зилок  раз  за
разом  рвет  трос,  перевязываем  заново. Поехали. Водила-Лихач
несется как угорелый. На коротком тросу, по снежной дороге  наш
автобус  болтается  за  тягачом,  как банка которую привязали к
хвосту кошки. На поворотах заносит  в  кюветы  и  чуть-чуть  не
переворачивает.  Тот этого не замечает, а мы ему посигналить не
можем - гуделка сломалась. Наш Леха вцепился в баранку, и  даже
вспотел от напряги.



 Заночевали   в  школе,  там  всегда  останавливаются  туристы.
Покойный  директор  сам  был  путешественником  и   завел   эту
традицию.   Я  с  Ивановым  дежурные,  готовим  в кочегарке. На
первом этаже гузуется деревенская свадьба.
 На  втором  укладывает раскладки наша команда. Выходной вес 34
кг. Тянем жребий. Мне печка, Иванову  палатка  "Зима",  Славяну
запасная  лыжа и пила, конечно не считая продуктов. "Спасибо за
доверие" говорим мы и довольные своей  участью  ложимся  спать.
Завтра встать первыми, приготовить завтрак и в путь.



 Проснулись.  Пока  готовим  разговариваем  с кочегаром: "Бийка
Деревня большая, красивая, богатая (раньше там был леспромхоз),
Света  последний год нет (дизель включают на несколько часов по
утрам), телефона тоже нет - в  позапрошлом  году  ветер  порвал
провода.  В  магазине  есть  почти все. Есть дорога до Яйлю, но
только летом. До Садры тоже  есть  дорога.  Можно  дойти  и  до
Агафьи  Лыковой  в "Таежный тупик". Наши мужики ее давно знают.
Сейчас не время до Бедуя идти, тепло начинается, на Абакане уже
наледи, да и снега столько на своей жизни не припомню"
 Вышли, снег кончился, светит солнце. Первые 10 км идем пешком.
Лыжи привязаны сзади,  болтаются  на  веревке  рюкзака.  Дорога
постоянно вверх, очень пологим тягуном. Палочки в руках. Что-то
стало легко идти, оборачиваюсь, за рюкзаком болтается веревочка
и  больше  ничего.  В  пределах  видимости  лыж  нет.  Пока мои
перекуривают возвращаюсь почти 2 км, вот они родимые отвязались
и лежат. Назад бегом не отстать бы от ребят.
 Перешли  Сайту.  Несколько  развилок,  ориентируемся.  Подъем,
спуск и так до обеда. Я устаю,  первая  примета  "хочу  спать",
остальные  вроде  нормально. Юрий Петрович гонит, идем в режиме
55/5.  Тропим по очереди. Как хорошо идти последним, да еще под
горку.  На последнем подъеме отстал. Дошли до лесоспуска. Обед.
Еще около часа и встаем на лыжи, дальше пешком невозможно. Темп
увеличился.  Догоняю Славку, тот тоже устал. Идем вместе. Наших
уже не  видно.   Поворот,  после  него  дорога  идет  траверсом
склона.  Внизу  течет  Байгол, вверху сколько хватает глаз лес,
лес, лес. Наконец-то стоянка. Ставим палатку  прямо  на  тропу,
больше  ровных  мест  нет.  Мы рубим лапник. Как назло не одной
елки вокруг. Несколько раз проваливался по пояс даже на  лыжах.
Чуть  отойдешь  в сторону с тропы и кранты. Палатку растягиваем
на лыжах. Костер  топит  снег  и  проваливается  все  глубже  и
глубже,  опустившееся  пламя  не  может  согреть кан, костровую
сетку  мы  не  брали.  Воды  поблизости  нет,   топим   снежок.
Наконец-то готов ужин.
 Укладываемся,  топим  печку,  Печка  у  нас  горячая но быстро
прогорает. Внутри палатки тепло, а пока работаешь  ложкой  даже
жарко.   Вообще Слава постарался, раскладка у нас прямо барская
по 1кг в день на лицо - школа  Ю.П.,  "Оздоровительные  походы"
это  его  конек.   С  первого  дня  у  меня и у Иванова мозоли.
Быстрее бы спать. К вечеру заметно подморозило. У меня  пуховый
спальник  с  вкладышем  из  синтепона,  да  и  сплю  сегодня  я
посередине. (О том что эти дни было  30-35  мороза,  мы  узнали
только   возвратившись  в  Бийку).   Володя  с  краю  все  ночь
ворочался.



 6.00  Подъем.  Завтрак уже готов. Ботинки за ночь замерзли. На
ощупь  напоминают  покрышки  от  Кировца.  Минут  20  мнем  их,
отогреваем,  готово. После этого первый час настоящая пытка, до
костей промерзают ступни. Завтракаем, зубы  чистим  Стиморолом.
Попробовал  умываться,  больше  не  буду.  Укладка. Каждое утро
укладка и укладка. Нет с рюкзаком все нормально, но вот  печка.
Сначала  надо высыпать золу, затем разобрать трубу и попытаться
разместить ее  внутри  печки,  с  первого  раза  не  получается
никогда, в варежках и со второго тоже.  Снимаю рукавицы. Пальцы
отмерзают,  липнут  к  железу.  Готово!  труба  внутри.   Затем
вдвоем, иначе-никак, заталкиваем, печуру в ужасно узкий мешочек
 (Дома  я  проделывал это одной рукой с первого раза). В рюкзак
это все не входит, привязывать это железное чудо надо  снаружи,
там  она  тянет  назад,  и цепляется за ветки. Весь в черный от
сажи завершаю процесс затягиванием мешка.  Ах ты, забыл снять и
уложить  пуховку, придется начать все по новой.  У Иванова тоже
не сладко,  палатка  от  дыхания  покрылась  инеем,  отмокла  и
потяжелела кг на 4.
 Вышли.  Вдалике  сияет  вершина  Кочумера  (1615м).   Началась
тропежка. Солнце и снег режет глаза.  "А где  твои  очки,  ведь
тебе говорили что надо взять очки?"-спросите вы.  Я их взял, но
в кармашке рюкзака они все поломались  вместе  с  подочечником.
На резинке привязываю остатки прямо к ушам, уже лучше.
 Подходы  к Садринскому озеру. Есть два варианта или продолжать
идти по колее лесодороги и выйдя  к  реке  Садре  спустится  до
озера  (примерно  15  км  комфортного  пути) или напрямик через
перевал (5км неизвестности) и снег 1,5 - 2  метра.  Естественно
наши  "головы"  выбирают второе.  Этот отделяет долину р.Байгол
от долины р.Садра. Вперед  пускают  самое  молодое  пополнение:
сначала тропит Диман, затем я. Вышли на заснеженную лыжню.

"На заснеженой лыжне"

 Прока  от  нее никакого, зато морально приятно, здесь уже были
люди. Подъем крутой, по самому бурелому. Упал Диман  и  оторвал
лямку   рюкзака.  Упал  и  я  "Как  же  они  поднимаются  здесь
елочкой?". Диман еще раз упал и оторвал вторую лямку рюкзака  -
"Так-то,  брать  в  поход  необъезженную  снарягу". И я еще раз
упал. Голосов уже не слышно, вершины не видно.
 Начались сомнения "Зачем я сюда пошел?". Проклинаю себя и свою
непоседливую  натуру.  Упал  еще  несколько  раз.  Сомнения   и
проклятия только усилились.  Деревья стали редеть, похоже скоро
гребень.  За  мной   Димка   поспевает,   у   него   оторвались
противоотрывники  и  поясной  ремень.  Смотрю  на  пеньке сидит
Славка, спрашивает: "Ты  почему  так  долго?".  Я  сдержался  и
ничего  ему  не ответил.  Начался спуск, по-моему спуск это еще
хуже чем подъем. Тут меня обогнал Дима.  Сверху между  деревьев
видна  гладь  Садринского  озера.  Кажется  уже  рукой  подать.
Спустился. Диман шьет рюкзак, мужики приготовили  обед.  Похоже
они  не  очень обрадовались увидев меня. Обедаем, пьем кофе. На
Садре красиво, структура  его  как  у  Телецкого-разлом  земной
коры.  Озеро  зажато  в  котловине,  оно миниатюрное, можно все
охватить  взглядом.  Почти   все   берега   крутые,   лишь   на
противоположной стороне берег пологий, туда нам и надо.
 Вышли  Ю.П.,  Володя и я. Лед скрипит, но пока держится. Потом
"БуХ" и по льду и снегу  побежали  трещины.  Снег  послекаждого
шага   подозрительно   оседает.   Первым   провалился   Володя,
неглубоко-по-колено, оказывается под слоем воды есть  еще  один
слой льда.  Под давлением снега лед продавился. Вода выступила,
но не везде, и под толстым слоем снега образовала такие наледи.
После  меня  в лыжне стоит вода. Надо бы остановится, почистить
лыжи.  Но нет, хочется  проскочить  побыстрее  до  берега.  Лед
трескается, негромко, но угрожающе страшно. Дошли, почистились,
на каждой лыже по паре килограммов льда и снега.
 Смотрю,  у  меня  прошаркивается  тросик  крепления ботинка об
ограничитель.  Думаю до стоянки дойду. Наших невидно, ждем, еще
ждем,  никого  нет.   Пошли  втроем,  тропим поочередно. Где то
здесь должен быть перевал.  Плутаем, но в  густом  буреломе  не
находим не только перевал, но и вообще признаков подъема.
 Уже  поздно, стало темнеть. Находим подъем, он почти отвесный.
Ю.П.: "встаем здесь,  а  завтра  по  свету  находим  перевал  и
вверх".   Этот  перевал (безымянный, н/к, примерно 1300м) через
Абаканский хребет, спустившись с него мы попадем  в  Республику
Хакассия.
 Успеваем расчистить и утоптать поляну, нарубить дров и уложить
лапника, но палатка  и  каны  у  отставших.  Тревожно.  Увидели
Андрея: "После вас по льду пошли трещины и вода выступила почти
везде,   каждый   маленько   покупался,   долго   чистились   и
переобувались."   Ставим  палатку  при  свете фонариков.  Ночью
снова мороз.



 Утром  Ю.П.  :"Сейчас  проходим по лыжне маленько назад и ищем
перевал". Как всегда задержались мы с Ивановым, "вас  подождать
спрашивает  Кожевников,  -"нет,  сами  дойдем."   Вышли,  тайга
густая,  вокруг  стволы,  стволы,  стволы.   Глаза  в  лыжню  и
почесали,  надо  догонять.   Чешем  5,  10, 20 минут, ни второй
лыжни ни наших.  "Стой"-говорю-"что-то не то, или мы  попустили
лыжню  или они ушли назад до самого озера. Зачем? Вон уже и лед
видно."  Кричим "АААААА где вы ЭЭЭЭЭ". - Тишина  как  в  танке,
лишь качаясь скрипят стволы, и изредка подает снег с деревьев .
Иванов скинул рюкзак и пошел назад.
 Жду   5,  10,  20  минут,  Иванова  нет.  Кричу  "Иванов,  где
ты"-волнуюсь.  Вижу бежит, весь в мыле. "Пойдем"-говорит.   "Ты
что  наших  нашел?"  -  "Нет не нашел" - "А докуда дошел?" -"До
самой стоянки" "А куда же идти?" - "Назад" -  "Почему?"-"я  там
Андрея  слышал".   Почесали  назад. У самого лагеря стоит злой,
как черт, Андрей.  "Вы где *** пропали ***, мы вас *** ждем"  и
так минут 5.
 Оказывается  свернули они на право метрах в пяти от лагеря, мы
там лыжни даже и не смотрели. В голове у нас пронеслось  какими
словами  нас  вспоминают.  Подходим, "а теперь вверх" - говорит
Андрей.  "Куда же вверх?"- стена немного положе чем у  9этажки,
у  самого  подхода лыжня кончается и пошла лесенка. Подошел я к
ней, первый шаг и Упал, встал, третий шаг и снова  упал,  встал
5ый  шаг  и  снова.  Лежу не хочу больше вставать, гори оно все
думаю. "Может тебя разгрузить?" -"Нет, так мы оба,  не  дойдем-
Иди один, не жди, тут уж я не потеряюсь".
 Встал,  ноги  разъезжаются,  лыжи  скользят,  палочка  в снегу
потерялись, лямки плечи режут, снег за  шиворотом  тает,  пятка
натертая  ноет,  рукавички  порвал,  в  печку снега набилось, в
глазах круги темные. Пожалел я  себя,  съел  сникерс  и  дальше
пополз. Смотрю склон однако поположе стал. Обрадовался, на ноги
встал. А потом и вообще втянулся. Иду, смотрю Славян на пенечке
сидит,  "Я"  -  говорит  -  "тебя жду" - и конфеты мне дает. Не
спрашивает ничего, сам уже все знает. А в следующем распадке  и
остальные спины видно. Вон Иванов чешет, вон Диман упал.
 Слева  крутяк, справа внизу ручей, можно только прямо.  Хорошо
нам на пеньке сидеть и на туристов смотреть. Снег опять  пошел,
солнца  нет, красиво, все деревья в снегу, шапки белые огромные
на ветках.  Подошли ко второму подъему, хорошо что не  один  я,
Славян  рядом,  Диман  пыхтит,  Андрюха  впереди. И пошел у нас
серпантин, 10 метров в лево, 1 шаг  вверх,  10  метров  вправо.
Андрюха  мне:  "Ты  поворачивать  за один шаг умеешь? "-"Нет не
умею". Показал он мне, дело на лад пошло, главное, теперь, пока
на   одной   ноге  стоишь  равновесие  не  потерять-последствия
тяжелые. Вот и Володя уже близко, рукой схватить  можно,  а  по
серпантину  до  него еще минуты две, если не падать, а я упал и
штаны по шву порвал.  Смотрю  и  второй  тросик  на  креплениях
вот-вот  порвется.  Надо  же,  а ведь был железный.  На вершине
догнали мы остальных. "Слышали пословицу-Бешеной собаке и  пять
километров  не  круг, так вот это про вас"-говорит Ю. П.  Молча
проглотили мы эти обидные слова, сами виноваты.
 Пришла  и  моя  очередь тропить. Медленно, за мной вся команда
столпилась, как на вокзале за билетами, только вперед ни кто не
лезет, каждый и своим местом доволен.
 Уже  15.00 пора обедать. Пока Ю. П. с Володей варил бульон, мы
тропили.  Ног под собой я не  чувствую,  ботинки  давят,  левую
натер,  правая опухла.  Поднялись! УРА, УРА, УРА. На верху снег
еще глубже,  поле  целое,  небо  в  тучах,  везде  серо.  Метет
поземка,  поднимая  снежные облака. Тропить хуже, но рюкзаки не
снимаем, идем по 100 шагов. Устали,  Диман  встал  позвонить  и
отстал. Вчетвером идем Ю. П., Володя, Андрей и я.
 Впереди  два  выхода: налево долина и направо долина. Какая же
наша?.  Наше дело правое пошли и мы по  правой.  Избу  смотрим.
Нет ее нигде, а должна быть где-то здесь.
 Покружили,  еще  маленько  спустились.  Нет  избы, а должна же
где-то быть.  Уже в темноте  ставим  палатку,  ужинаем.  Мужики
устали,  оно  и  понятно весь перевал на их лыжне прошли. Черт,
сегодня моя очередь спать с  краю.   С  одной  стороны  палатка
холодная  обнимает, с другой не сдвигаемый Ю. П.  Лег я и глаза
закрыл. Дальше ничего не помню.



 Хороший  день. Солнце светит. Через 20минут хода, видим торчит
бугор какой-то подходим ближе. Она, изба. Стоит себе  по  крышу
занесена, ни дверей ни ворот, ни трубы. Андрей откапывает вход,
маленькая, две полати, печка, баня, даже  маленько  дров  есть.
Знать  бы  об  этом вчера. Хотя вчера по темну мы могли ее и не
заметить. Оставляем заброску, кило по  полтора.  Пошли  дальше.
Изба  стоит  на  берегу  Албаса,  а  Албас  впадает Абакан.  На
впадении  должна  быть  еще  одна  изба.  Так  что,   вроде   с
ориентированием  проблем  быть  не  должно. Иди себе по речке и
иди. Да не тут то было.  Река петляет как  бешенная,  два  шага
вперед один назад, лед на ней тонкий проваливается, а кое-где и
вообще водичка журчит.
 Поэтому  стараемся  идти по берегам, а там такое творится, как
после урагана.  Каждые  несколько  километров  упершись  в  бом
приходится  форсировать  Албас  по  снежным  надувам  и ледовым
мостикам,  как  канатоходцы  в  цирке.   В   рюкзаках   тропить
невозможно проваливаешься по-пояс, ногу поднять невозможно.
 Снимаешь  рюкзак,  тропишь  100  шагов,  возвращаешься  назад,
отдыхаешь и догоняешь по протоптанной лыжне и так по кругу.  На
деле  выходят,  что тропят двое: первый без рюкзака, и второй с
рюкзаком. Второму нелегче он то с грузом и проваливается  также
как и первый без груза.
 Началась еще одна ерунда, солнце пригрело подлип. Лучше мороз,
чем солнце с подлипом. Лыжи напоминают колодки, хоть  чисть  их
хоть  нет.  После каждого поворота, в голове мелькает мысль "Ну
там наверное Абакан".  Этим желаниям не суждено было сбыться до
20  часов. Последняя тропежка самая трудная, шел я очень долго.
Думаю "Долго троплю, значит долго буду идти в хвосте, а  там  и
Абакан  должен  быть"-жестоко  просчитался,  моя  тропежка была
предпоследней. Вот и Нижняя Албасовская изба.
 Прихожу  все  уже  сидят  за  столом,  жрут-гады,  уже  и нары
поделили. Но и мне досталось неплохое место, рядом с печкой.  В
избе  уже  жарко, все разделись. Надо бы обсушится, развешиваем
все свое  барахло  на  гвоздики.  Благодать,  для  всех,  кроме
Димана.   Диман сразу же отправился тропить, если идти напрямик
через лес то можно сократить километра 2, чем если по Реке.
 Рядом  с  избой, крытая сарайка, там будет костер. Метров в 20
течет Абакан Узкий,  мелкий,  чистый,  льда  кое-где  нет.  Там
набираем воду.  Спуск к Абакану крутой, и подниматься по нему с
двумя канами в руках, как в русскую рулетку играть, повезет  не
повезет.  Теория вероятности в действии, один раз зашел, другой
упал. Разодрал руку и пролил на себя и на подъем ведро воды.
 Ужин  похож  на  праздник,  сидим  на скамейках, вокруг стола,
горят свечи, в одних футболках. Диман угостил своей  настойкой,
на  всяких  корнях и травах. Кррррепкая до жути и горрррррькая,
больше 50гр за раз не выпить, а потом этот пожар в  груди  надо
тушить кашей, компотом и сухарями и чем дольше, тем лучше. Зато
спится после этого отменно.



 Оставили  в избе заброску, вместе с заброской оставили палатку
и печку.  Следующая стоянка должна быть снова в избе.  С  одной
стороны хорошо что оставили, а с другой вдруг не найдем избы.
 Вышли  на Димкину лыжню. Без тропежки идти очень ходко. Но что
за странность.  Лыжню  тропил  явно  пьяный  человек.  5  шагов
прямо, 5 шагов влево, 4 шага назад, 6 шагов вправо. И так около
Часа. Диман наверно за зайцем гнался.  Вот тебе и  сократили  2
километра.  Вышли  на  Абакан.  По  нему идти удобно если бы не
разводья  и  не  подлип.  По  берегу  тоже  не  удобно   сразу,
начинается  бурелом.  Поэтому выбираем лучшее, где по воде, где
по суху.  Форсируем реку через каждые 500 метров. Берег крутой,
и  сразу  же  разводья,  а  посередине реки коренной лед. Так и
идем.

"Полная очистка после очередной полыньи"

 Постоянно выручает Володя, он бывший биатлонист и чутье у него
на снег поразительное.  Мы  прозвали  его  "Лямкин  ДТ-75",  за
тропежку  с  бешенной  скоростью и супер выносливость.  Так вот
Володя провалился по пояс в воду, хотя шел третьим.
 Это  его  рюкзак  утянул,  как  мы  не делили с кинтариком вес
общественного груза, Володины 30кг  оказались  тяжелее,  чем  у
всех  остальных.  К  вечеру ищем избу, только бы не пропустить.
"Да!, вон она" - ошибка, это не изба, а шапка  снег  на  сосне.
"Да!  нет вон же, справа" - а это огромный валун. Только, Ю. П.
и Володя спокойны: "Раз охотники сказали, что будет на повороте
значит там и будет". Нашли на повороте, избы с реки невидно, но
подозрительный пологий спуск с берега ее выдал. Сегодня вечером
тропим, я и Иванов.  Идется отлично, подморозило, подлипа почти
нет. Вдалеке видны шапки высоких гор, там  должен  быть  Бедуй.
Настроение  бодрое.  Даже фотографируемся. Отмахав километров с
пяток, задумываемся надо бы возвращаться. Подходим  как  раз  к
ужину.



 Вышли  очень  рано,  мороз,  лыжи скользят как по маслу, Лыжня
очень помогла, прошли ее на всех парах. Река стала  делится  на
множество  проток,  острова и намывы. - Это впадает Бедуй (урез
воды 874м).  Ключ должен быть на террасе,  примерно  в  5км  от
устья.   Солнце  подогрело  снег,  опять  подлип, да еще какой.
Устав от постоянного подлипа, ожесточенно натираем лыжи  мазью.
Невозможно    сделать    и    пару   шагов.   "Действие   равно
противодействию" Как будто на лыжне отменили силу трения.  Лыжи
скользят как по льду, а мы падаем, как клоуны на арене.
 Перематерившись,   счищаю   мазь,  но  это  не  помогает:  без
результата. Каждый шаг стоит сейчас трех шагов с  подлипом.  По
левому   берегу   Бедуя   на  склоне  должна  быть  вырубленная
площадка-там горячие ключи и  избушки.  Ага,  стала  попадаться
лыжня. Вышли до глубокого распадка, спустились, поднялись и там
лыжня потерялась. Пошли назад и  вверх.  Крик  Андрея  известил
нас,  что  мы  на  месте.  Пока  я  сам не увидел крыши, в душе
томилось сомнение, вдруг  пошутили.  До  избушек  примерно  200
метров  вверх.  Скользкие  лыжи  не  держатся даже на небольшом
подъеме. Первое, что встречает туриста при подъеме  на  Горячий
Ключ, это уборная.
 Дальше  большое  поле и десятки избушек, домиков, бараков.  На
одном из них вывеска "АЭРОПОРТ БЕДУЙ". До вечера  искали  место
обитания.  Вообще  выбор  большой,  на  твой  вкус  с  полсотни
вариантов.  Выбрали один домик с хорошей буржуйкой, кровати  на
двух уровнях, окна, в общем как в небольшой турбазе.



 Бедуй,  это  правый приток Абакана. Примерно в 5 километрах от
устья,  на  высоком  левом  берегу,  вытекает  ручей,   Горячий
источник  "Бедуй"  (еще  называют Теплый Ключ). Воды его богаты
радоном.  Известен, он давно, по-крайней  мере  на  карте  1959
года это место называется "Народный курорт Аржан-Суу". На месте
выхода воды, изба с двумя ваннами-погребами,  один  для  питья,
другой для купаний. Пройдя через ванны ручей выходит наружу.
 Вокруг ручья нет снега и уже в феврале зеленеет трава и цветут
мелкие сибирские  цветочки.  Вокруг,  множество  избушек  и  на
многих   из   них  имена  строителей,  в  основном  охотники  с
Абазы-ближайшее селение  ниже  по  Абакану.   На  ровном  месте
вертолетная   площадка,  в  единственной  закрытом  доме  стоит
дизель.  Летом сюда на вертолете прилетает до нескольких  сотен
отдыхающих,  чтобы  попасть  в  ванну  выстраиваются очереди. а
зимой никого.  От ручья отличный вид на Западные Саяны. Белки с
Абаканского хребта с лавинными наносами и на десятки километров
море тайги.

"Вид на Абаканский хребет с Бедуя"

 В  ванну  ведет  почти  двухметровый лаз. Страшно спускаться в
темное, парящее чрево. Но как только нога коснулась теплой воды
и  горячих  камушков,  сомнение  пропадает. Температура в ванне
около 36 градусов, Чтобы не выпускать тепло надо закрыть крышку
погреба.
 Глаза  долго  привыкают  к абсолютной темноте, через некоторое
время проявляются  светящиеся  гнилушки  на  сырых  бревенчатых
стенах.  Еще через пару минут начинают светится голые зады моих
спутников. После этого глаза закрываются, теплая  ванна  делает
чудеса,  нагоняет  расслабуху и дремоту. В Бийке нам советовали
не увлекаться купанием в радоне, не больше получаса в день,  но
как  не  хочется вылазить. После радона настроение приподнятое,
любое событие вызывает взрывы смеха,  как  после  рюмки  водки.
Здесь   забылись   все  проблемы  и  отпало  желание  идти  еще
куда-нибудь, а такие  планы  у  нас  были.  В  ванны  ходим  по
очереди.  Славян  на  плите  жарит  отличные  лепешки,  Андрюха
готовит плов с сушеным мясом.  Мы  ищем  дрова,  здесь  с  ними
большая  беда.  В пределах взгляда не одной сушины. Перспектива
идти в лес по снегу, не у кого не вызывает восторга. Продолжаем
разбирать  заброшенную  избушки,  здесь  это обычная, хотя и не
приятная практика.
 Вышло  солнце,  а  в месте с ним и тепло, загар прилипает, как
деготь.  Среди нас нашелся человек-подушка, Андрюха  отсыпается
целыми  сутками, вздыхает по жене и домашнему обеду. Иванов и я
лечим мозоли.  У  него  не  пятки  две  огромных  нежно-розовых
котлеты.  Перекись  водорода  на  них  шипит,  как  яичница  на
раскаленной сковородке, из глаз слезы капают, а сам молчит.

"Горячее солнце"

 Все  время,  пока  мы  здесь  были,  стояла отличная солнечная
погода.  Ручей с трех сторон открыт  солнцу  и  в  безветренную
погоду можно хорошо загореть.







 Еще  с  вечера  приготовили  абсолютно  все,  решили выйти еще
затемно.   За  последние  дни  заметно   потеплело,   опасаемся
подлипа.   На  дворе  темень, как в погребе, не видно абсолютно
ничего.   Вдалеке   виднеется   небольшое   пятно   Ивановского
фонарика.   Первый  вышел  Андрюха.  Мы за ним ориентируемся по
слуху,
 Все  упали  по  несколько  раз.  Наезжаю на Славянову запасную
лыжу, в ответ доносится нелицеприятная  характеристика  -  "Ага
значит  Славян  совсем  рядышком". На меня сзади наезжает Дима,
все вместе зарываемся в  сугробище.  Как  только  спустились  к
ручью  стало  светать.  Нашу  лыжню подморозило и еще не совсем
закидало снегом, несемся на крыльях.
 До Абакана скатились мгновенно. На реке острый фирн, я угробил
свои  новенькие  лыжи.  Углов  у  них  больше  нет,  напоминают
обмылок,  внутренняя  часть  отщепилась.   Лыжи  казенные их не
очень жаль, но у меня еще два перевала, а моя  "Россия"  теперь
не  держится  и  на пологом склоне. До прошлой стоянки дошли до
обеда.  К вечеру были уже в Нижней Албасовской избе.

"По реке"

 За  этот  день мы прошли 2 ходки.  Перед сном я, как дежурный,
по-хорошему растопил печь и плотно закрыл дверь, сплю я сегодня
на  полу.   Улегся:  "прохладно  мне,  дует".  Докинул еще пару
полешек. Проснулся от шума и  дыма,  Андрюха  открыл  дверцу  и
ругаясь  вытаскивает  из печи не прогоревшие дрова, раскидывает
по полу нагревшиеся вещи.  Переборщил я с  печью.  Жара  как  в
тропиках, все спят раздетые, без спальников.



 Проснувшись видим. Славяновы ботинки, стоявшие радом с печкой,
не  выдержали   испытаний   огнем:   от   высокой   температуры
покорежились  и  усохли  размера  на  полтора.  Кожа  на  носке
запузырилась. Его  лапа  45  размера  больше  не  помещается  в
ботинке.  От  него  получил  я  огромное Спасибо за просушенные
ботинки. Слава завершил день со страшными  надавами.  От  этого
дня  ждали  много,  ждали  вчерашнего  рывка:  До  обеда быть в
верхней Албасовской избе.
 Не  вышло, всю ночь шел мокрый снег, подлип усилился, чистимся
каждые полчаса.  Устав как собаки, наша колонна, компактная  на
старте,  растянулась на пару километров. Где-то впереди Володя,
Ю. П. и Андрей, позади Диман. Плюнул  на  все,  скинул  рюкзак,
засунул  конфету  в  рот,  закрыл  глаза, лежу, ничего не хочу.
Только бы скинуть лыжи, одеть сухие носки и присесть  в  тепле.
Дождался  друзей, собравшись втроем идти веселее. После каждого
поворота надеемся увидеть Крышу и  протопленную  избу.  Наконец
то,  но  не все как хотелось, без трубы Андрей не смог затопить
буржуйку. А наша печь у меня (опять это тяжесть катается у меня
на  рюкзаке). Вечер закончился отлично, слушали Володино радио,
рубили дрова и спали.



Решили  сделать  дневку.  До  обеда  продолжали  рубить  дрова.
Напарили баню и почти до вечера парились еловыми  вениками.  На
ужин  настоящий  плов  с морковкой и мясом.  Славке с Димкой не
хватило места в избе и они спали в  бане.   Поневоле  всю  ночь
парились и без Гербалайфа похудели.



 Опять перевал, с утра настроив себя на самое худшее поднимаюсь
на вершину.  Подъем со стороны  Абакана  достаточно  простой  и
пологий, в отличие от спуска короткого и очень крутого. Это еще
что, многие советовали идти через пер. Минор(1365 м),  выходишь
с  него  на  р. Б. Сыктызыл, а затем на левый приток Абакана р.
Коный, практически напротив устья Бедуя, сократив путь примерно
на  30км.  Зато  перевал не чета этому, со-слов ходивших: "пять
пологих террас, с крутыми ступенями  между  ними,  зимой  очень
тяжелый".
 Сверху  открывается  ослепительная картина. Наша лыжня и сосны
стоящие на ее пути. Это самое  худшее,  я,  как  трамвай,  могу
ходить  только  по рельсам (читай _лыжне_). Съев по шоколадке и
сделав символическое фото, спускаемся.   На  первых  же  метрах
падает  Диман  и  с  корнем  вырывает  крепление.  Этот  ремонт
надолго. На протяжении многих походов замечено, что проблемы со
снаряжением   наиболее   характерны   для  Дмитриев.  Не  знаю,
случайность  ли  это,  или  перст  судьбы,  но   этот   маршрут
подтвердил наши многолетние сомнения.
 Андреины  уроки  не прошли даром: я смог удержатся на ногах до
первой сосны и только. Как магнит иголку, это сосна притягивала
меня  с  первого  толчка палочки, от законов физики не убежишь.
Удар был силен, выбив остатка разума из моей непутевой  головы,
дерево  со  скрипом накренилось и под воздействием кинетической
энергии моего тела полетело вниз  по  склону  вместе  со  мной.
"Кость  есть кость"- отделался я лишь легким испугом, и откопав
себя из сугроба подтвердил известную  истину,  что  и  в  самом
плохом можно увидеть хорошее.
 Падение  дало  мне  определенные  преимущества перед друзьями.
Пропустив долгий спуск по  серпантину,  я  первый  спустился  к
подножью.  Спустились мы очень быстро, перешли вновь Садринское
озеро, не обошлось без  ледовой  баталии  и  сейчас.  Решив  не
испытывать  судьбу,  стали  переходить  озеро в самой узкой его
части, там где вытекает одноименная речка.

"Пересечение Садры"

 На  протяжении  примерно  3  км  не  нашли  ни одного ледового
мостика. Форсировали по воде. И  снова  вода,  буквально  через
двадцать  минут  пошел  дождь.  Пообедав, преодолели Садринский
перевал и вышли на просеку. После  нашего,  недельной  давности
прохода  на ней не было других следов. За весь маршрут мы нигде
не видели и следов недавнего пребывания  человека.  Катится  не
удается, килограммовый подлип не дает даже приподнять лыжи.

"После Садры лыжня идет вниз"

 Дошли  до  р. Байгол, встали на стоянку.  Мы имеем один день в
запасе, но  решаем  дойти  завтра  до  Бийки.   С  этой  мыслью
засыпаем.  Мы с Ивановым завтра дежурные, ставлю часы на 6. 00:
"Завтра  встать  рано,  Завтра  встать  рано,  встать   рано...
встать... рано...  Завтра встать... рано... но.... встать... "



 С  ужасом открываю глаза, в палатке светло. Иванов дрыхнет без
задних ног.  Проспали.  Со  скоростью  света  готовим  завтрак,
выходим,  но  поздно,  уже слишком поздно. Буквально через час,
солнце растопило снег и опять подлип.  QuickStart не получился.

 После  обеда посадили двух самых колченогих на попутный Урал с
лесом, а сами пошли пешком сняв лыжи. Дорога спускается ниже, и
через  несколько  перевальчиков  спускаемся  в деревню. В Бийку
успеваем   к   закрытию   магазинов.   Успев   купить    "самое
необходимое",   познакомиться   и  пригласить  в  гости  "самых
красивых", завершаем день великим пиром. Маршрут пройден.



 Дорога  обратно  была легче, даже несмотря на то, что перевалы
совсем развезло.  То ли Леха освоился с дорогой, а  может  наше
оздоровленное  радоном  желание  тянуло  в  город, но до Бийска
доехали без остановок.  В вечереющем солнце город встретил  нас
желтой дымкой, запахом гари и грязным снегом. Но дом-для любого
дом. Место откуда приятно уходить и куда хочется  возвращаться.

---------------------------------------------------------------


"Наша Команда"

---------------------------------------------------------------


"Карта района"

 Лыжный маршрут на Горячий ключ "Бедуй".

 Район:    Северо    Восточный    Алтай   -   Западные   Саяны.
Бийка-Садринское озеро-р. Албас-р. Абакан-р. Бедуй-Горячий ключ
"Бедуй" и обратно по той же нитке.

 Категорийность: по некоторым оценкам н/к, субъективно 1.

 Протяженность: 160 км.

 Заброска: автомобилем  из  Бийска  или  Г-Алтайска  до поселка
лесорубов Бийка.

 Маршрут  проходит:  практически  везде в зоне густого таежного
леса, лишь на перевале через Абаканский  хребет  поднимаясь  до
границы.  Практически везде должна проходить лыжня охотников (в
нашем случае была занесена  снегом).  Климат,  если  судить  по
метеокартам,  с  большим  количеством  осадков (более 1000 мм),
практически максимум на Алтае. Рекомендуемое время конец января
-  февраль,  до  этого часты морозы и ветры, после марта таяние
снега. По маршруту 3 избы охотников на 6-8 человек.  Населенных
пунктов в радиусе 70 км нет.

Продолжительность: до точки 5-6 дней, в условиях хорошей погоды
и наличии хоть какой-либо лыжни может быть сокращена до 4-5.



Игорь Моисеев
bfmb@biysk.rospac.ru

Популярность: 35, Last-modified: Wed, 23 Jul 1997 19:14:17 GMT